---------------------------------------------------------------
     Spellcheck: Алексей Владимиров
---------------------------------------------------------------

     Муж Азат-Сарв ученый в Мерве жил...
     О предках славных записи хранил.

     Я их прочел и здесь перескажу,
     Но зданье слов по-своему сложу.
                              Фирдоуси

     От женщины, которая  прочтет  предание  о Вис и  Рамине, целомудрия  не
ждите!
                              Убайд Закони

     Базар смеется над дворцом.
                              Орбели




     Луне подобен шах был, а вельможи
     Казались на созвездия похожи...
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Да,  шаханшах  Мубад был авторитетный государь.  Мужи и витязи, которые
съехались к нему с четырех сторон света, были бронзовотелые и слоноподобные,
а женщины -- скромные и луноликие.
     Дело было  летом, и  Мубад приказал  расстелить  ковры и кошмы прямо на
берегу арыка,  текущего через большой царский  сад. За день перед этим слуги
расчистили широкую площадку и обмазали ее хорошей мервской глиной с саманом,
чтобы гостям было гладко сидеть.
     Пир  начался  вечером,  когда громадное  мервское солнце растворилось в
песках, а тонкая мервская пыль  начала медленно  опускаться на плоские крыши
благословенного города. В это время воздух в Мерве пахнет сушеными дынями --
бахрман и пушистой шапталой -- сдавленными с двух сторон медовыми персиками.
     Гости расселись в определенном порядке:  мужи и витязи на левой стороне
площадки, женщины --  на правой, хоть и происходило это задолго  до рождения
Пророка, определившего женщине ее место. Просто так было удобней и мужчинам,
и женщинам. Главное для человека -- не чувствовать себя стесненным.
     Слуги  расстелили  на  коврах  чистое синее полотно, расставили высокие
узкогорлые кувшины с пахучим маргианским  вином, разрезали  на удобные куски
тяжелые  и  звонкие  золотые дыни  -- бахрман, набросали  целые горы  хорошо
промытого в  арыке винограда, персиков, сочного  инжира.  Кунжутная  халва с
орехами  была заранее расколота, а густая белая мешалда, которую  делают  из
свежих куриных яиц с козьим молоком  и  пчелиным  медом,  слегка подогрета и
взбита. Жаркими, как солнце, кругами лежали на полотне только что из тамдыра
белые лепешки из бронзовой хорасанской пшеницы.
     А в стороне уже  с утра ждали громадные глиняные миски с молодым мясом,
перемешанным  с зернами красного гурганского граната  и  сдобренным  пахучей
армянской травкой, сладким  фарабским луком и  жгучим,  как  уголь,  чачским
перцем. Тяжелыми камнями было  придавлено мясо, -- и прозрачный багряный сок
поднимался  до краев, заливая камни. И  жаровни  уже были готовы,  и плоские
медные  котлы уже стояли на камнях, и сухой саксаул был аккуратно сложен под
ними.
     Было, как бывает на таких пирах: мужи с достоинством разговаривали друг
с  другом  о  государственных  делах,  витязи   помоложе  пересмеивались   с
луноликими на правой стороне. Все затихли, когда Мубад по присвоенному праву
зажег священный  огонь. Он недаром собрал больших и  малых  царей и всех  их
союзников. Раз в десять лет  надо напоминать людям, у кого в руках  ключи от
рая. Ведь он  был Мубад, а это значит на великом  и древнем языке пехлеви не
просто шаханшах, а уста самого Ормузда.
     Кроме того,  нужно  было  решать обычные дела. Систанцы снова угнали  у
забулистанцев  две отары овец и убили  пастуха. Большая  драка  случилась на
базаре в  Герате, где  арийцы подрались с  гурцами и дело  дошло  до  ножей.
Неспокойно в последний год и на горной дороге Махабада,  что ведет в Арташат
и  страну  Шаш*.  Весной  мидяне ограбили там  исфаганского  купца:  забрали
----------------------------------------------------------------------------
*)  Систан, Забулистан, Арейя, Махабад (Мидия),  Кухистан и др. -- древние и
средневековые иранские провинции. Некоторые сохранили свои названия до наших
дней.             Страна              Шаш             --              Сирия.
----------------------------------------------------------------------------
восемь верблюдов с черным  китайским  шелком и  самую молодую жену. Пришлось
посылать туда вазира  Зарда с войском. Шелк мидяне вернули, а  жена купца до
сих пор у них. Зард говорит, что она сама не хочет вернуться...
     Черное каменное масло, которое привозят  амульские купцы из-за Каспиды,
было подлито  в  жертвенник,  и  священный  огонь  вспыхнул,  чуть не опалив
крашенную хной  бороду Мубада. Он слегка отстранился, обвел твердым взглядом
царей и начал свою речь. Раньше всего он сказал о великом Ормузде, вселяющем
в  душу  человека  при  рождении  правду, доброту и рассудительность. Но  не
дремлет злой Ахриман и его дэвы: с ранних лет  стремятся они отравить чистую
человеческую натуру ядом обмана, ненависти,  слепого упрямства.  Дело самого
человека  --  отстаивать  Ормузда  в  собственной  душе от  проникшего  туда
Ахримана. Благословен и воистину счастлив тот, кто победил себя...
     Потом  Мубад напомнил о бессмертном Зардуште*  --  человеке  из  города
----------------------------------------------------------------------------
*) Зардушт (Зороастр) --  по  преданию,  создатель  религии  древних народов
Средней           Азии,           Азербайджана           и           Персии.
----------------------------------------------------------------------------
Рей,  который разъяснил людям  смысл добра  и зла. Как дикие волки и  онагры
шатались  по  земле люди до  него. Это он запретил  кровь  и насилие, научил
приручать зверей и сеять пшеницу.  Скоро, очень скоро наступит время,  когда
клыкастый полосатый тигр  сядет рядом  с маленьким беззащитным  козленком, и
будут мирно есть они из одной миски...
     Мубад говорил, закрыв глаза, но  все видел из-за полуопущенных  ресниц.
Мужи  слушали привычные слова,  глядя перед собой, а какой-то старый царь из
Кухистана явно спал. Он сидел ближе всех к шаханшаху, и осторожный храп  его
врывался в святые слова  в самом неподходящем месте. Среди  молодых  витязей
стоял  легкий  шум. Длинноногий и долговолосый  по киммерийской моде Виру из
Махабада, укрывшись  за спинами, играл с Рамином, младшим  братом шаханшаха.
Рамин   кошачьими   движениями  выбрасывал  кости,  невинно  посматривая  по
сторонам. Маленький паршивец здорово играл, обставляя зрелых мужей...
     Женщины слушали со  скучными лицами, и  только махабадская царица Шахру
не сводила больших зеленых глаз с Мубада. Мидянка была в том возрасте, когда
глаза женщины уже не искрятся и не  лукавят. Мудрая, спокойная откровенность
в них, и это волнует настоящего мужчину больше,  чем исчезающая пена быстрых
взглядов и аромат красных глупых щек.
     Мубад покосился на  князя Карана,  которого неизвестно за  что  выбрала
себе в мужья оставшаяся десять лет назад вдовой красавица Шахру. Простоватый
великан-мидиец  сидел, тупо  уставившись  перед собой. Все знали, что  Шахру
сохраняет ему верность...
     Витязи  давно  уже ерзали,  нетерпеливо поглядывая по  сторонам, и даже
испытанные мужи  начали поворачиваться  на своих  подушках. Мубад понял, что
наступила пора, когда святые слова начинают раздражать людей, и поднял руку.
     --  Великий  учитель  дал верное средство против  происков Ахримана, --
сказал он. -- Когда  начинает туманиться  чистое  сознание  человека?  Когда
сгущаются черные силы зла в его душе? Когда кровь приливает к голове и  руки
тянутся  к железу? Тогда это происходит,  когда желудок человека пуст, когда
кожа его шершава от холода, когда слепо  жаждет он женщину.  Лучший  союзник
зла -- воздержание. Мысли голодного  всегда неправильны.  Вот почему, прежде
чем решать государственные дела, мы должны подавить в себе подлого Ахримана!
     В  торжественной  тишине взял шаханшах Мубад факел от священного огня и
поднес его к сухому дереву под  самым большим котлом. Вспыхнуло оно, и сразу
зашумели, заговорили гости, придвигая к себе кувшины с вином.
     Все котлы  и  жаровни  обошел Мубад, зажигая  под  ними огонь.  Веселые
костры  загорелись  со  всех  сторон,  разгоняя  наступившую  темноту.  Мясо
доставали из гранатового сока  и жарили  надетым на железные  иглы. Пьянящий
запах его быстро пропитал воздух, и все собаки Мерва сразу подобрели. Даже в
рабадах*
----------------------------------------------------------------------------
*)           Рабад           --            средневековый           пригород.
----------------------------------------------------------------------------
замолчали они.
     Когда Мубад садился  на большой  царский  ковер,  он снова увидел глаза
мидянки: влажные, восхищенные,  близорукие от откровенной  покорности. Мубад
выпрямился, развел плечи. Безудержное,  как в молодости, веселье подкатилось
откуда-то снизу, заполнило грудь, ударило в голову. Он вылил в  себя царский
рог крепкого и сладкого вина.  А когда гости  уже целовались друг  с другом,
Мубад встал, сделал ей знак глазами и пошел в сад. Мидянка опустила ресницы,
а  через  минуту,  скользнув  спокойным  взглядом  по  Карану,  пошла  между
темнеющими  деревьями.  Каран,  сведя  густые  брови,  беседовал  со  старым
кухистанским царем...
     Они ничего не сказали друг другу, просто Мубад взял ее прохладную  руку
в  свою,  и они  вместе пошли  в  темноту сада. У самой  стены, где срослись
карагачи,  а  из-за  кустов  инжира   нельзя  было  ничего  разглядеть  даже
пригнувшись, они остановились. Мубад потянул ее за плечи, сразу опустил руку
ниже.  И  она  не  сопротивлялась. Наоборот, она  помогла  ему. Со спокойной
предусмотрительностью  постелила  она  на  траву свою  легкую  накидку.  Она
действительно была царицей, Шахру!..
     А потом...  Потом они сразу вдруг услышали, что поют соловьи. Весь  сад
был наполнен соловьями. Пахло в  саду  тяжелыми осенними розами. И не  могли
перебить этот чудный запах сушеные дыни -- бахрман, медовая шаптала,  и даже
прозрачный терпкий дым  от мяса, пропитанного гранатовым соком. Розами пахло
в ту ночь...
     Не одни они были в  саду. Трепетные тени жались уже ко всем деревьям, и
волнующим шепотом полна была темнота. Ахриману здесь нечего было делать...
     Сначала вернулась она, а потом он... Лишь негодяй Рамин смотрел на них,
и веселое понимание было в его быстрых глазах.  Мубад хлопнул его слегка  по
шее  и жадно выпил еще один рог холодного  вина. Кровь кипела, как много лет
назад.  Уверенность  молодости  вернула  ему  женщина.  Радостная   щедрость
переполняла  его.  Мубад  вдруг  вскочил  и,  легко  подтянувшись,  гибкими,
сильными  движениями полез на дерево. Он  снова был молодым  и безрассудным.
Мощно встряхнул он старое дерево, и море тяжелых золотых персиков обвалилось
вниз, освобождая  усталые  ветви.  Крупные спелые плоды разбивались о плечи,
спины,  лица, и благородным  душистым соком брызгало вокруг. А Шахру сидела,
высоко подняв голову, удовлетворенная обманом и гордая...
     Это  потом  уже, через много  лет, она  говорила, что ничего  такого не
было. Просто шаханшах  Мубад, восхищенный ее необыкновенной красотой, умом и
рассудительностью, предложил ей стать его женой. Он  посадил ее  на  золотой
трон  и положил к ногам весь мир. Любое ее желание было для него законом. Он
плакал и умолял ее, Мубад!
     Но она, конечно, отказалась, объяснив, что ей уже не тринадцать. У  нее
созревшие  сыновья,  среди которых самый  знаменитый --  витязь Виру,  мощью
своей  посрамивший  слонов.  Вот  когда  ей   было  тринадцать,   тогда  она
действительно  была  красивой.  Солнце  тускнело  при  ее появлении,  а луна
стыдливо убегала за тучи. Прямее среброствольного тополя была она. Целый год
потом пахло жасмином там, где утром проходила она. Все  властелины мира были
у  ее ног,  а лучшие  витязи не знали  сна. Войны начинались из-за одного ее
взгляда. А теперь... теперь прошла весна, и красота ее померкла...
     Тогда шаханшах принялся уверять ее, что  она и  теперь заткнет за  пояс
любую  молодую. И он представить  даже не может, какой она была в молодости,
если сейчас от ее красоты у  него  меркнет разум.  Счастлива  мать, родившая
такую дочь, и пусть будет счастлив род, имеющий такую пери!
     И тут шаханшах взял с  нее слово, что если родится когда-нибудь дочь  у
Шахру, то  она отдаст эту дочь замуж за Мубада,  чтобы он  всегда видел в ее
облике  черты  Шахру.  Без этого  он жить не может. И Шахру пришлось обещать
ему, так как был он безутешен. К тому  же не думала она, что в ее возрасте у
нее еще родится дочь...
     Мы знаем, как все было  на самом деле, но так рассказывала потом Шахру.
Ведь она была не только царицей,  но и женщиной. Во всяком случае, ее слова,
пересказанные многими доверчивыми людьми, дошли до наших дней. Все остальное
-- только подозрения...
     Когда были  удовлетворены  все потребности гостей,  быстро  решились  и
государственные  дела.  Еще  в самом  начале  пира  арийцы перецеловались  с
гурцами  и поклялись в вечной братской дружбе до  конца своих дней. Систанцы
твердо  обещали  взамен  угнанных  овец  отдать забулистанцам  табун  лучших
парфянских лошадей и возместить серебром за случайно подвернувшегося под нож
глупого пастуха.  Много и других  важных вопросов было решено. И только жену
не удалось вернуть ограбленному  купцу. Шахру, махабадская царица, встала на
ее  сторону.  Плачущего купца  решили обеспечить  другой  молодой и красивой
женой за счет шаханшаха, и он тоже успокоился.
     Были потом различные  игры,  скачки,  царская  охота, после чего гости,
умиротворенные  и  усталые, разъехались на все четыре стороны света. Стоя на
самой высокой  башне, махал им  рукой Мубад, пока не растаяли они в  горячих
песках. Но чаще махал он  в сторону спокойного заката,  куда уезжала великая
мидянка Шахру. Не молодым глупцом и не старым дураком -- счастливым и мудрым
был он тогда, шаханшах Мубад!..




     Судьба, плутуя, шла путем превратным,
     Нежданное смешав с невероятным.
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Никто  не предполагал этого, и прежде всего  сама Шахру.  Тем не менее,
через  несколько лет после знаменитого шахского пира, когда можно  было  уже
смело сказать, что ей далеко не тринадцать, Шахру родила дочь...

     Упоминая об этом,  никто  из написавших  предание  о  Вис  и  Рамине не
останавливается  на  подробностях.  А   писали  многие.  Достаточно  назвать
поучительного  Тмогвели  или  не  по  чину  любящего  поэзию  царя  Арчила*.
----------------------------------------------------------------------------
*) Тмогвели -- автор грузинского романа в прозе "Висрамиани" (конец XII в.).
Царь Арчил  II -- автор стихотворного  перевода на грузинский "Вис  и Рамин"
(1647--1713).
----------------------------------------------------------------------------
Солнечный Руставели не  раз вспоминает о Вис и Рамине. И разве не  повторяют
их   на   далеких   сырых   берегах    белокурые   Тристан    и    Изольда!*
----------------------------------------------------------------------------
*)   "Тристан   и   Изольда"   --   бретонский  рыцарский   роман   XII   в.
----------------------------------------------------------------------------
     Но  мы  останемся  верными доброму, лукавому персу  Гургани*. Он первый
----------------------------------------------------------------------------
*) Фахриддин  Гургани  -- автор  знаменитой сатирической поэмы XI в.  "Вис и
Рамин",    написанной    по   мотивам   древнего    парфянского    предания.
----------------------------------------------------------------------------
записал эту древнюю историю, которую пересказывали  за тысячу  лет  до него.
Простим  ему,  когда  он  путает  названия  стран и  городов,  обозначая  их
современными ему именами. Никто ведь не  знает, когда  жили  Вис и Рамин,  и
правда ли  все, что о них  рассказывают. Не  был  он  благородным дихканом*,
----------------------------------------------------------------------------
*)           Дихкан            --            дворянин,            правитель.
----------------------------------------------------------------------------
как великий Фирдоуси. А  с базарной площади всегда виднее, что делается там,
у  царей. Он любит  их,  своих Вис  и  Рамина. Наше же дело: во всем  следуя
Гургани, уточнить некоторые подробности...

     Нет,  не называет  Гургани  царицу Шахру  старухой,  нежданно-негаданно
родившей  дочь.  Он лишь поражается тому,  что  засохший  ствол вдруг  снова
оделся листвой. А когда, озарив, как Солнце ночь, появляется на свет Вис, он
деликатно упоминает, что она как две капли воды была похожа на мать.
     Так уж было принято тогда у царей, и Шахру сразу  же  отправила Вис  на
воспитание  мамке-кормилице в Хузан. Известно,  что  в Хузане самые здоровые
кормилицы, и никто лучше их  не воспитывает девушек. Если  прибавить к этому
чистый сельский воздух, то можно понять Шахру.
     Хоть и долго рассказывать, какой ослепительной выросла Вис, мы не можем
пройти мимо  этого... Прежде всего,  она никогда не  была одинаковой. Если с
первого взгляда ее можно было сравнить с весенним цветником, в котором глаза
-- нарциссы, а тюльпаны - щеки, то через минуту Вис превращалась в созревший
плодовый сад с готовыми лопнуть гранатами. Легче тростника был ее серебряный
стан. Самая богатая царская казна померкла бы рядом с ее рубиновыми губами и
дивным перламутром зубов, а губы при  этом  были сладкие как сахар. И щеки у
Вис были не просто красные. Цвета  молодого вина пополам с молоком были они.
Горным  хрусталем  сверкали  ее руки.  А завершали  все  десять  пальцев  из
слоновой кости, и ногти на них были не ногти, а горсти лесных орешков!..
     Мы  специально  так  подробно  останавливаемся  на  перечислении   всех
достоинств Вис, чтобы одного намека в  дальнейшем было достаточно.  И тем не
менее  нам каждый раз придется дополнять эту картину, потому что красота Вис
была бесконечной.
     Соответственно  и  воспитывалась Вис. Кормилица в  ней  души  не чаяла.
Парча, атлас, соболь, горностай -- вот что было одеждой Вис. Ела и пила она,
как и подобает,  только из  золотой  посуды.  И  при  всем  этом  оставалась
хорошей,  пока... Дело в  том, что  здесь, здесь  в Хузане,  у  другой мамки
воспитывался  подросший к тому времени Рамин, младший брат шаханшаха.  Мубад
отправил  его сюда сразу после знаменитого царского пира. И они  каждый день
видели друг друга -- Вис и Рамин.
     И  вот  однажды, когда  Рамин  подсаживал  Вис на дерево за  гранатами,
зеленая ветка обломилась, и Вис  сползла  по  гладкому  стволу прямо в  руки
Рамина. Он долго,  очень долго не разжимал рук, позабыв про гранаты, которые
росли на дереве. Незнакомо пахли волосы и белая кожа Вис.  Ни одного облачка
не было в синем небе Хузана...
     Мамка  откуда-то  позвала  Вис,  и  она  пошла,   медленно  переставляя
отяжелевшие почему-то ноги. А Рамин  в тот  же день  уехал в  Мерв. Шаханшах
Мубад требовал его ко двору, где он должен был служить в войске, чтобы стать
настоящим витязем.
     С того дня  и  переменилась Вис. Что с ней произошло, лучше всего видно
из  сохранившегося  письма мамки  царице  Шахру. Пользуясь своим положением,
мамка прямо обвинила Шахру, что она плохая мать. Ей, мамке, не совладать уже
с  Вис.  Девушка полна причуд, все не по ней. Желтое она  не хочет надевать,
потому  что этот  вульгарный цвет впору потаскухам, белое -- старит, в синем
обычно ходят вдовы  и уродки, в двухцветном -- базарные  бабы. Все она сразу
стала понимать.  То  ей нужно не  меньше восьмидесяти  знатных  девушек  для
услуг, то гонит всех и плачет. Сад созрел и нуждается в садовнике...

     Шахру  обрадовалась  этому письму  и  немедленно  вызвала дочь к  себе.
Увидев Вис, она тут же решила выдать ее  замуж за своего сына Виру. Такие уж
нравы были у зороастрийцев, и ничего тут не поделаешь...
     Как само  Солнце был  красив  и отважен Виру. А греки, считающие Венеру
богиней  красоты,  не  видели  Вис.  Лишь  росписи  художников  Китая  могли
соперничать с ней в яркости. Понятно, почему  Шахру на старости лет захотела
оставить в своей семье  эти  два сокровища.  Мудрые астрологи поняли это,  и
вращенье  светил  совпало с  замыслами  царицы.  Месяц Азармах,  на  который
указали  светила,  обозначал  начало  весны и счастливую  жизнь  без войн  и
болезней.  Когда наступило нужное число и прошло ровно шесть часов от начала
темноты, Шахру  соединила  руки  Вис  и Виру. Этого  было  достаточно. Когда
женится  брат на  сестре, не нужны жрец, печать и  свидетели.  Благословение
Луны и Солнца тогда на них...
 В тот ранний час, когда Луна бледнеет при виде Солнца, в махабадском
дворце все было готово для свадебного пира. Были расстелены ковры  во дворе,
приготовлены котлы и жаровни, приглашены музыканты. Ночь уползала, укрываясь
в горных ущельях.  Светлый радостный день вставал над страной Мах. Как вдруг
тень минувшей ночи наплыла со стороны реки. В черную тучу превратилась тень,
гром срывающихся в пропасти камней  стремительно приближался  к Махабаду.  И
все увидели, что  это  не туча, а  витязь  на вороном  коне скачет  в горах,
вздымая  черный  прах из-под копыт.  Как  черная гора был всадник,  и  плащ,
сапоги,  пояс,  головная повязка были  на нем тоже черные. Въехав на царский
двор, он соскочил с коня, отбросил с лица накидку, и все узнали Зарда...




     Как только Зард привез такой ответ,
     Лег на лицо Мубада желтый цвет.
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Да, это был могучий Зард -- брат, вазир и военачальник шаханшаха. Глаза
его  были рубиновые от  дорожной  пыли,  и  гневные морщины бороздили темное
лицо.  Ни слова  не  говоря,  он  приблизился к Шахру  и вручил ей свиток  с
большой  государственной  печатью.  Царица,  как  принято,  приложила письмо
шаханшаха  ко  лбу, поцеловала печать  и  вскрыла  его. А  когда она  прочла
письмо, вид бедной Шахру стал как у ишака, завязшего в  дорожной грязи перед
самым въездом в Махабад...
     Мы упоминали, что весь разговор Шахру с  Мубадом на  знаменитом шахском
пиру много  лет  назад  записан  со слов  самой  Шахру. Но дыма  без огня не
бывает.  Возможно, и пошутил  тогда Мубад насчет будущей дочери Шахру, да  и
она  шутя  согласилась. Так или  иначе, но  в письме  сейчас шаханшах  самым
серьезным образом требовал в жены Вис.
     "Главное в жизни -- это  правда, --  писал  шаханшах Мубад.  --  И  бог
всегда  видит  ее. Поэтому  ты  должна  быть  справедлива и  выполнить  свое
обещание. Дороже всех жемчужин мне твоя дочь, и я хочу видеть  ее в Мерве...
Я-то не тороплюсь, но что ей делать в Махабаде? Ты же сама знаешь, какие там
у  вас в горах мужчины.  Ни стыда, ни совести! Все развратники  -- старики и
молодые.  Ни  одну  женщину  не  пропустят!..  А  женщины  по природе  своей
мягкосердечны:  первый встречный  нашепчет ласковое слово, и сразу пускают в
постель. Все они такие,  даже самые умные и достойные. На первый взгляд и не
подходи, только  и разговору -- о любимом муже и своей честности. А попробуй
сказать, что Луна  и Солнце  меркнут перед ее красотой  -- и готово!..  А не
готово, то нужно заплакать  и сказать, что днем и ночью умираешь от любви. И
только одна она может спасти тебя  от смерти, дав ухватиться  за свой подол.
Самая непорочная не устоит перед такой отравой! И когда подумаю только,  что
какой-нибудь мерзавец...  Нет,  я знаю,  что Вис хорошо  воспитана  и  чужда
порока,  но  все же лучше будет избавить ее от искушений. Дело уже  сделано.
Большие деньги розданы нищим  в  честь будущей свадьбы. Вис будет хорошо  со
мной, а тебе я дам столько золота, сколько  пожелаешь. Что касается Виру, то
ему я  воздам почет, как сыну. Мой дом -- его дом. Пусть берет из него любую
жену!.."
     Почти  слово в  слово  пересказано здесь  письмо Мубада к  Шахру... Да,
много лет прошло с того знаменитого пира. Совсем старый стал Мубад, а ничего
на свете нет хуже старых шаханшахов. Они уже  не  могут  с  аппетитом  есть,
хорошо спать,  громко  смеяться...  многого не могут они. И  Ахриман  прочно
поселяется в их душах, вытесняя последние остатки Ормузда...
     Шахру, прочтя письмо,  так  и  не смогла вымолвить ни  слова. Зато весь
Махабад загудел от негодования. Все вокруг кричали, размахивали  руками друг
перед другом и подпрыгивали в ярости, хватаясь за  кинжалы. Но Зард и бровью
не шевелил. Он знал махабадцев...
     Тогда подошла  к  нему сама Вис,  царская  дочь. Она обошла удивленного
Зарда, осмотрела его со всех сторон.
     -- Ты, я  вижу,  умный человек, --  сказала Вис. --  Все у  вас в Мерве
такие, да?
     -- Я - Зард, вождь и советник шаха, не ведающий  боязни,  -- ответил он
гордо. -- И конь мой - вороной!
     -- Ай, молодец! -- похвалила  его Вис. -- А  не  можешь ты мне сказать,
что  любезней  молодой  красивой  девушке:  упругий  стройный   кипарис  или
бесплодный дряхлый ствол?
     Зард только хлопал глазами.
     -- Так садись на своего вороного коня, поезжай в свой Мерв и спроси это
у того старого дурака, который тебя послал... Только пустись, как  стрела из
лука,  да! А  то  приедет с охоты  мой  дорогой муж  Виру, и  у нас  двойной
праздник будет: свадьба и похороны одного невежды!
     Зарду  ничего не оставалось делать. Снова  загрохотали камни  в  горах,
поднялась  пыль, и  когда она постепенно рассеялась,  шаханшахский посол был
уже далеко  за пределами страны Мах. А толпа царских гостей  и родственников
(в Махабаде  все  --  родственники)  уже  рассаживалась  по  коврам,  громко
восхваляя необыкновенный ум и рассудительность Вис...

     Нет,  не желтым стало лицо шаханшаха  Мубада, когда выслушал он  своего
брата  и  посла Зарда. Оно  стало  зеленым. Сначала закипел  он,  как  струя
неперебродившего вина в тазу, а потом зашипел, как парфянская кобра. И сразу
слева  и  справа  послышался скрип.  Это скрежетали зубами  от гнева шахские
придворные...
     Давно прошло  время  мудрых примирительных  пиров в шахском саду, когда
окружали   Мубада  веселые  незлопамятные  люди.   Теперь  он   ел  наедине,
подозрительно  принюхиваясь  к пище.  Вина  и  мяса  Мубад и  не видел. Один
отварной  рис  без соли  позволяли  ему врачи.  Спал  он  тоже плохо,  а  об
остальном и говорить не приходится. Где  уж тут было ждать от него доброты и
государственного благоразумия!
     Зато он  нашел в другом  удовлетворение и тут уже не знал  воздержания.
Слишком  много  злобы накопилось в  нем от отварного риса. На  золотом троне
теперь сидел  Мубад,  и чтобы  зайти к нему, нужно было  ползти на животе от
самых  ворот дворца. Одежду  он тоже носил  только золотую, и все окружающие
были в золоте.  А когда  очень уж противным становился ему отварной  рис без
соли, он приказывал отрубить голову какому-нибудь врачу, и голый рис казался
ему тогда душистым пловом...
     Между тем скрежет  вокруг шахского  трона усиливался.  И Мубад дал знак
говорить.
     -- Шахру осмелилась нарушить слово, жену владыки выдать за другого!  --
начали слева.
     -- Звезду, что светит шахскому двору, -- твою жену как мог отнять Виру!
-- подхватили справа.
     -- Не только  брату не дадим сестру,  но отберем и царство у Шахру!  --
угрожающе подсказали слева.
     -- На землю Мах,  всесилен и жесток,  из  тучи  грянет гибели поток! --
перебили справа.
     -- Едва в ту землю вступит наша рать, начнем страну громить и разорять!
-- дрожа от преданности шаханшаху, взвизгнули слева.
     -- Повсюду будет литься кровь  расплаты, все люди будут  ужасом объяты!
-- рычали справа.
     Так началась эта  война.  Мубад, может быть, и собрал бы остатки своего
благоразумия, но шаханшахов всегда окружают  люди, стремящиеся доказать, что
болеют за его дела  больше самого шаханшаха.  И поди разберись, кого  теперь
винить за это -- шаханшаха или его окружение...




     Мир заболел куриной слепотой,
     Источник солнца был в пыли густой...

     Велел, чтоб вышли с войском боевым
     Табаристан, Гурхан и Кухистан,
     Хорезм, и Хорасан, и Дехистан,
     Синд, Хиндустан, Китай, Тибет, Туран,
     И Согд, и земли сопредельных стран.
                              Гургани. "Вис и Рамин"

     До  нас  не  дошло,  таким  образом,  войска  каких  еще   сопредельных
государств участвовали в  походе шаханшаха Мубада на Махабад. Не сохранилось
и подробностей похода:  могли ли солдаты менять  пропотевшее белье во  время
марша через пустыню, завелись ли у них нехорошие насекомые, и многое другое.
Авторы того времени не акцентировали внимания читателя на трудностях  войны.
Известно  только,  что Мубад  не  застал  врасплох махабадцев. Узнав  о  его
замыслах,  Виру выставил объединенные  силы  Истарха,  Хузистана,  Исфагана,
Азербайгана, Рея и Гиляна.

     Как две горных  цепи встали войска друг  против друга на отведенной для
войны  равнине. Удивление  вызывало, как может земля вынести на себе столько
людей и  железа! В  должном тактическом порядке построили свои армии Мубад и
Виру: середина каждой была как булатный кинжал, а крылья  напоминали рычащих
львов.
     И  только  первый  луч  Солнца ослепил  темную  землю, мир вздрогнул  и
отпрянул в ужасе. Это взревели боевые  трубы! Все, что было живого на земле,
попадало  от  их рева. Сама Природа пустилась бежать из  этих мест. А трубам
уже вторили грозные  барабаны, вопили изумленные горны,  плакали  литавры, и
жалобно стонал сантур*. Но все было ничего, пока с обеих сторон не приказано
----------------------------------------------------------------------------
*)       Сантур       --        струнный       музыкальный       инструмент.
----------------------------------------------------------------------------
было  поднять  над  войсками  овеянные  славой  знамена со  львами,  орлами,
симургами,  павлинами и другими благородными животными.  И тогда закричали в
ярости  воины,  затрубили боевые  слоны,  зарыкали львы, заревели  верблюды,
заржали лошади и мулы. А опытные полководцы все еще не давали знака к битве.
Они ждали, пока достаточно покраснеют глаза у солдат. По их приказу шум  был
усилен.  И  только  когда  глаза  героев  засверкали, как  дорогие рубины на
перстнях  красавиц, Мубад и Виру махнули платками. Вздрогнула  и пошатнулась
земля, а пыль поднялась до самой Луны.
     И ничего нельзя было уже разобрать  в этой пыли. Она плотно забила рты,
глаза  и  уши воинов.  Но это  не  мешало им.  Они выпускали стрелы,  тыкали
копьями, рубили саблями и делали многое другое. Первыми они убивали родных и
соседей, которые стояли рядом, впереди или сзади. А потом уже бегали в пыли,
находя  друг  друга по  голосу. Точно  страсть входило в  грудь  копье.  Как
портные иглой, трудились люди, прошивая им друг друга.  Меч спешил добраться
до мозгов быстрее мысли.  И метались между людьми,  не  зная,  куда убежать,
трусливые львы и слоны.
     Это  была  настоящая война!  Жаль  только, что  из-за пыли  не  удалось
увидеть всех совершенных в этот день благородных подвигов...

     Но  вот все постепенно  стало  затихать,  пыль  медленно  опустилась, и
полководцы увидели, что день был хороший. Ни одного лентяя не оказалось в их
войсках.  Земля  на равнине была, как виноград в давильне.  Уцелевшие воины,
затыкая пальцами раны, собрались возле своих  полководцев, и армии двинулись
каждая в свою сторону.
 Когда все хорошо отдохнули и отпраздновали победу, Мубад и Виру снова
повели  своих витязей  на войну. Но перед  решающим сражением шаханшах Мубад
узнал радостную новость. Хоть и женился Виру на Вис, но мужем так и не успел
стать. Справедливая  Луна  помешала  их  замыслам, а жена  зороастрийца, как
известно, должна  в этот  период  удалиться  от  супруга  на  целую  неделю.
Выяснив,  что  ничего  не  потеряно,  шаханшах  Мубад  решил  в  таком  деле
посоветоваться со своими братьями Зардом и Рамином.
     Может  быть, и оставалось  в памяти  Рамина воспоминание о  синем  небе
Хузана,  откуда как-то сползла по гранатовому стволу прямо в руки ему теплая
большеглазая девочка с недетской грудью. Или вспомнил, как уходила она тогда
от него на зов кормилицы?..
     --  Кто  знает, что такое любовь! -- задумчиво сказал он. --  Ее нельзя
завоевать или купить, как человека. При этом вспомни свои  годы, шах и брат.
Осень и весна -- каждая имеет свои цветы. Ледяной коркой станешь ты для нее,
и  как  первая весенняя  трава  будет  рваться  она  к  теплу  из-под  тебя.
Бесполезным будет твой  запоздалый  плач, потому что нет лекарства от  таких
болезней...
     -- Ай,  какая там любовь! -- махнул рукой Зард. -- Где видел ее? Какого
она цвета?.  Не  об  этом речь. Совет мой настоящий,  не  ребячий.  С  одной
стороны  --  пригрози гневом  и окружи Махабад  войсками, с другой  -- пошли
Шахру хорошие подарки. Страх и золото -- между ними качается мир!
     Шаханшахи иногда принимают советы. И в этот же день неисчислимые войска
мервского владыки со всех сторон окружили славный Махабад. К главным воротам
города подошел караван, начало  которого уже  входило в Махабад, а конец еще
не  вышел из  Мерва. Сто верблюдов  с пышными шатрами,  пятьсот  верблюдов с
жемчугом,  пятьсот  верблюдов с  алмазами  и  рубинами,  кроме того  --  еще
двадцать тюков румийского жемчуга,  отдельно  сто ларцов  с жемчугом, триста
золотых венцов, семьсот хрустальных  и  золотых  чаш, сто боевых коней,  сто
вьючных мулов и триста таких томных и красивых девушек, что казалось, жемчуг
катится  из  их уст, -- вот  лишь немногое из  того,  что посылал  в подарок
царице Шахру шаханшах Мубад. Вместе со всем этим добром он тайно передал  ей
и одно маленькое письмо...
 И Шахру... Шахру не выдержала, увидев все это богатство. Она ведь не
была уже той  Шахру. Она  тоже  все забыла!.. Голова  закружилась  у нее  от
жемчуга.  Ничего  больше не могла она уже любить. А уговорить себя,  что  ей
очень  жалко  тех молодых витязей,  которые должны  пасть завтра в битве, ей
было  нетрудно.  Шахру  велела  позвать  дочь  и села  писать  тайный  ответ
шаханшаху...

 Когда Виру узнал, что похищена его любимая жена Вис, у него из клеток
мозга улетели  все  мысли.  Скоро он пришел  в  себя,  но было  уже  поздно.
Шаханшах Мубад вместе со всем своим  войском что есть духу  скакал  к Мерву,
унося драгоценный рубин из чужого ларца...




     Шумит в его душе любви базар!..
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Случилось это по  дороге в  Мерв.  Рамин скакал  рядом с верблюдом,  на
котором в золотом паланкине везли Вис. Беззаботно поглядывал он по сторонам,
совсем  забыв  о  маленькой  девочке  из Хузана,  как вдруг  легкий  ветерок
подергал и отбросил на мгновение парчовую занавеску...
     Да,  это была  она! Но  совсем не похожая на голоногую девочку, рвавшую
гранаты.  Все  у  нее  было другое:  матово-белое лицо, мягкий поворот плеч,
открытая шея. И глаза... Совсем другие, непонятные глаза!.. Это уже потом он
все  пытался вспомнить. А  тогда  Рамин упал почему-то с коня  и  лежал  без
движений. Вся армия всполошилась и окружила его, не зная, что делать. Кто-то
сказал, что брат шаханшаха заболел падучей.
     Постепенно все же кровь начала возвращаться к лицу, с губ сошла синева,
и он  кое-как  вскарабкался в  седло.  Но теперь Рамин  уже не ехал рядом  с
паланкином,  а,  испуганно  поглядывая на  него, плелся  где-то сзади.  Он и
желал, и смертельно боялся, что снова налетит ветерок  и качнет занавеску...
Как  полны  тревог  мы,  как  хлопочем,  когда  заболеет   человек  паршивой
лихорадкой. И смеемся обычно, когда трясет его от настоящей любви!..
     На нетронутый  райский сад во времена первого человека  был похож Мерв,
встречающий  победителей.  Все  крыши  города почернели  от  народа.  Играла
музыка, пели и  плясали молодые колдуньи из храмов Солнца. Для  утехи народа
знать щедро разбрасывала по улицам  жемчуга,  а  чернь --  яблоки,  орехи  и
пряники.
     Как  щеки самой  Вис, пламенели при въезде  туда розы.  Но не этой Вис,
которую привезли в золотом паланкине с парчовой занавеской.  Щеки у нее были
от горя желтые как шафран, и дрожала она, как ветка на ветру...
 И ничего не помогало, когда хотели развеселить ее. Не ела и не пила она.
Тонким,  как иглы хвои,  стало ее  тело.  Только  посмотрит  на  Мубада, как
начинает громко кричать и рвать  на себе волосы.  Кто  знает, чем бы все это
кончилось, если бы не мамка-кормилица. Та самая, из Хузана...
     Мы  уже знаем,  чьего молока больше пошло  на Вис. И как  только узнала
мамка о ее положении, так сейчас же приказала оседлать тридцать быстроходных
верблюдов. Нагрузив их хорошим хузанским провиантом, она, ни часу не мешкая,
отправилась  в Мерв и  через  семь  дней была на месте.  А увидев,  в  каком
состоянии Вис, она тут же села на пол  с ней  рядом  и, раздирая одежды, так
заплакала, что весь Мерв притих.
 -- О, поникший тюльпан! -- плакала мамка. -- Гиацинт в золе! Похитили
тебя в глухую ночь, -- украли  у  меня покой и дочь!  Ты без родных осталась
ночью темной, -- без дочери я сделалась бездомной!..
     И  так горько  причитала она,  что Вис,  совсем  расстроившись,  начала
царапать себе  лицо  ногтями. Поплакав как следует, мамка  вытерла  слезы  и
придвинулась к Вис.
     --  Зачем царапаешь такое  красивое лицо?  --  сказала она. --  Чем  же
любоваться будут тогда витязи всего мира? Луной? Так она на  печеное  яблоко
похожа рядом с тобой! И высуши глаза, а то веки отсыреют  и станут красными,
как у зайца... Что же,  Виру, конечно, молод  и красив.  Но  разве  победишь
судьбу! Да и не так уж она  неблагодарна к тебе. Ты умна, красива, жена царя
царей! А с Виру кем была бы? Паршивой махабадской царицей.  Что  толку в его
длинных волосах, за которыми  он лучше смотрит, чем за женой! Теперь зато ты
-- шахиня. Как говорится, серебряного яблочка лишилась -- апельсин из золота
нашла. Бог закрыл  одну  дверь  --  распахнул  другую, задул свечу --  зажег
звезду...  А  счастья захочешь,  так  здесь  его  --  полный дворец.  Только
выбирай, и каждый за пояс заткнет тысячу Виру. Стоит лишь услышать  тебе  их
мольбы!..
     Говоря  так, мамка расчесывала Вис,  клала  холодные примочки на глаза,
сурьмила ей брови.  Попутно она испекла душистые пироги  с красной хузанской
тыквой, которую привезла с собой, потому что ее очень  любила  Вис. А  когда
кончила она разговор,  у Вис  уже порозовели щеки.  Такая была она в шахском
платье, что Солнце просило одолжить  у нее немножко света. Но  мамка видела,
что Вис все думает о чем-то, и прямо спросила об этом.
     -- Ветка  радости обломилась в моем сердце, -- тихо сказала Вис. -- И у
судьбы нет запасных дверей. Об одном тебя прошу: сделай так, чтобы хоть один
год не звал меня на свое ложе этот шаханшах, позвать бы ему лучше туда  свою
смерть.  Пусть  потеряет  мужскую  силу  на  это  время. Зарежу  себя,  если
приблизится он ко мне сейчас, да!..
     Махабадцы всегда прибавляют к  своим  словам  это певучее  "да!", когда
волнуются.  И так  сверкнули  большие глаза Вис, что мамка не стала спорить.
Поругав ее для приличия, она принялась за дело.
     В Хузане ведь все -- колдуньи. И мамка была не последняя среди них. Она
быстренько  разогрела  кусочек  бронзы  и  изваяла  из  него  голую  фигурку
шаханшаха. Пошептав нужные слова, мамка надломила его мужскую силу. В темную
глухую ночь отнесла она  этот талисман к реке и зарыла в прибрежном холодном
иле. "Пока будет  лежать это в холоде, -- объяснила она Вис, --  шаханшах не
запылает страстью. Холод -- самое полезное в таком деле!.."
     Мамка предупредила Вис,  что  это только  на  один месяц,  а потом  она
достанет   талисман  и   расколдует   шаханшаха.   Но  бедная  Вис  и  этому
обрадовалась, дав слово, что будет веселой и любезной...
     Так и  случилось, что когда  вышла  Вис  к  шаханшаху,  погасив  Луну и
наполнив солнечный день сумраком своих кудрей, тот лишь мог смотреть на нее,
как  нищий  на  чужую  золотую монету. Словно  голодный лев на цепи, видящий
перед  собой  сочную  дичь,  метался  шаханшах.  Но  цепи  такого  страшного
колдовства никому не расковать.
     Это  бы  еще  ничего. Но в  ту самую ночь, когда закопала мамка шахский
талисман в прибрежном иле, река вышла из берегов. То ли пошли сильные дожди,
то  ли  снег начал  быстрее  таять в горах, но  Мургаб вздулся,  разлился по
равнине, ломая дамбы, затопляя города и селения. Половина Мерва была смыта в
одно  мгновение.  А  уж  куда вместе  с  илом был  унесен  жалкий  маленький
талисман,  никому не  известно.  Так что положению  шаханшаха  можно было не
завидовать!..
 Мы склонны думать, что в беде шаханшаха было виновато не одно хузанское
колдовство. Немалую роль сыграл отварной рис  без соли.  И нам  кажется, что
мамка учитывала это...




     Я видела, что он со мной лежал,
     В своей руке он грудь мою держал...

     То страсть горит в глазах огнем безумья,
     То в голову приходят ей раздумья.
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Рамин давно  уже  не  был мальчиком.  Придя в себя  от  потрясения,  он
немедленно  начал  искать пути  к излечению  своего недуга.  А на пути  этом
стояла мамка из  Хузана,  которая одна  имела влияние  на Вис, ела и спала с
ней. И Рамин обратился к мамке.
     За  всю свою жизнь  не  слышал он столько проклятий, сколько высыпалось
сразу  ему на голову. Как только не  называла  она его: бесстыдником, вором,
дураком, головорезом!  В  наши дни и  произносить  стыдно такие слова, какие
говорила она ему. А  потом выгнала вон  и сказала,  чтобы тени его больше не
появлялось  на камнях перед их  домом. Но  Рамин все  ходил  и ходил.  И вот
как-то...
     Кто-нибудь может подумать, что если мамка, то обязательно  --  старуха.
Ничего  подобного:  это  была  здоровая  полнокровная  хузанка  с   хорошими
деревенскими  ногами и будто  молоком  налитыми  полными  плечами.  Однажды,
уговаривая ее, Рамин задержал свой задумчивый взгляд на этих плечах. А Рамин
носил  уже тонкие черные усики над  верхней губой. Как молодой гилянский дуб
был  он --  узкий  в  талии,  широкий в плечах,  с мужественным  румянцем на
смуглом лице. Черные как ночь брови были у  него и горячие голубые глаза. Но
самое главное -- усики! И когда положил он свои красивые сильные руки на эти
теплые белые плечи, она... она уже не могла ему ни в  чем отказать...  Ох уж
эти зороастрийцы!
     А потом мамка пришла к Вис с разговором. Был этот  хитрый  разговор как
ожерелье, рассыпавшееся  по  сердцу: что  слышно  от матери, пишет  ли брат,
почему  скучная сидишь? И Вис рассказала, что  снился ей Виру  такой,  каким
никогда его не видела. Молодой,  горячий как солнце, сильный. И был он ночью
рядом, совсем рядом, обнимал и целовал ее всю!.. И она разрыдалась.
     Мамка принялась  утешать  ее.  Она  сказала, что так  уж мир устроен, в
котором все влюбленные страдают, не одна Вис. Вот  недавно она видела юношу.
Кипарис  на  восходе  солнца!  Разъяренный трехлетний  барс! Тончайший волос
пробивает копьем!  А только  полюбил -- лицо,  как солома,  пожелтело.  Даже
страшно становится за него.  Дни и  ночи тоскует. Землю целует, где проходит
та счастливица...
     Как ни грустно было Вис, она все же спросила, в кого мог так  влюбиться
несчастный  витязь.  Вроде нет  таких уж красавиц при  этом паршивом  дворе.
Только после долгих уговоров мамка сказала,  что это  Вис.  Совсем  не желая
этого, мучит она бедного юношу. Имени витязя мамка так и не назвала.
     Три дня Вис все заводила  разговор  о том,  как  изменчивы и  вероломны
мужчины. Хоть и  не  видела их близко она,  но хорошо знает,  чего стоят  их
уверения в  любви. Тысячи сетей  расставляют,  чтобы уловить  в них невинную
девушку. Мольбами, грустными взглядами, искусной лаской, а чаще  всего силой
добиваются они  своего. И сразу не узнать  их.  Ее же и  называют блудницей,
потому что уступила.  С презрением сторонятся  они той, на которую вчера еще
молились. Холодная зола  там, где бушевало пламя... А женщина запуталась уже
в цепях  желаний. Как на медленном огне горит несчастная, и  одно горе у нее
от  любви. Нет, не понимает она тех женщин, которые хоть на выстрел из  лука
подпускают к себе мужчин!..
     Мамка слушала и молчала, пока Вис не рассердилась.
     -- Почему совсем не споришь со  мной, да?!  --  спросила она.  Но мамка
отвечала, что согласна с ней.
 Теперь о чем бы ни заходил разговор, Вис обязательно переводила его на
мужское непостоянство. А заканчивала  тем,  что просила назвать того бедного
витязя,  который  имел  несчастье полюбить ее. Разве мало вокруг  интересных
молодых женщин, которые с радостью пошли бы на все? Как не  повезло ему, что
влюбился в такую  порядочную  девушку, как она! Нужно сказать  ему,  что это
совершенно бесполезно!..
     Много прошло  времени, пока мамка  согласилась. "Так и быть, -- сказала
она, -- завтра на шахском приеме..."
     На следующее утро Вис проснулась раньше мервских  разносчиков воды.  То
она бледнела, как Луна на заре, а то вдруг струя молодого вина ударяла от ее
сердца к щекам. Пять раз переодевала она платье в этот день...
     Приемы у шаханшаха  проходили  теперь без  угощений.  Он терпеть не мог
обжор и пьяниц, зато очень любил серьезную музыку. И Рамин в этот вечер пел,
аккомпанируя  на чанге*. Печальна была его песня, и слезы отчаяния  стояли в
----------------------------------------------------------------------------
*)     Чанг    --     древний     музыкальный    инструмент    типа    арфы.
----------------------------------------------------------------------------
прекрасных  голубых глазах.  А руки, смуглые, сильные руки, нежно перебирали
струны, и благородный чанг плакал и жаловался на судьбу вместе с Рамином!
     Не знал он, что  Вис совсем близко. Дальними переходами привела ее сюда
мамка. Чуть отведя балконный занавес,  Вис посмотрела... Голубое небо Хузана
качнулось, закружилось, и она начала медленно сползать вниз. Уже не детские,
сильные мужские  руки подхватили, понесли  ее  к Солнцу. И одна из  этих рук
властно и нежно легла ей на сердце...
     Очнулась она в своей комнате, куда притащила  ее мамка. Сильный жар был
у Вис. Она металась по голубым шелковым  подушкам и звала, звала... Вечером,
когда  мамка  провела  его в  сад,  Вис  протянула свои  хрустальные  руки к
Рамину...




     Но Вис от страсти так изнемогла,
     Что стала и бесстрашна, и нагла...

     Пусть буду заперта я на замок,
     Но вор уже похитил все, что мог!
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Три мешка золотых динаров, дорогой красивый ларец, шесть нитей жемчуга,
пятнадцать золотых  колец  с крупными алмазами и два фунта мускуса дал Рамин
мамке в  благодарность за ее доброту. И еще сказал, что  целует землю  у нее
под ногами и  отдает ей свою душу до конца дней. Но мамка не взяла подарков,
а лишь оставила себе на память недорогой перстень без рубина. "Ты как... как
сын  родной мне, -- сказала она, всхлипнув, -- и твой нежный взгляд для меня
дороже золота!.."
     Так хорошо распределились  звезды на  небе в  это  время,  что шаханшах
Мубад поехал в Кухистан на охоту. Рамин притворился больным.  Он  так сильно
похудел,  и такие большие синие круги были у него под глазами,  что шаханшах
приказал получше кормить Рамина в его отсутствие...
 Что делали, как проводили время Вис и Рамин?.. Дни и ночи мелькали без
перехода. Яркое Солнце стояло ночью у них в глазах, и прохладная черная ночь
была  в яркий день Вот  почему, только в  третий раз перечитав письмо, понял
Рамин, о  чем пишет ему шаханшах. В Кухистан зовет его -- стереть ржавчину с
сердец веселой охотой. И Вис он требует захватить с собой, чтобы не скучала,
бедная, без шаханшаха...
     Легок и светел был путь  их через пустыню. Они уходили ночами далеко от
дымных походных  костров  и ложились на горячий  песок.  Звезды  сыпались  с
теплого неба. Ухали песчаные совы, плакали шакалы, барсы мяукали возле самой
их  головы. Но никто не трогал их, потому что не трогают дикие звери людей в
это время...
     Когда  приехали они  в Кухистан, Мубад  обрадовался  веселому блеску  в
глазах  Вис. Какой шаханшах не уверен, что  все чахнет без него и расцветает
от  одного  его  присутствия!  А  Вис действительно  стала похожа  на хорошо
ухоженный цветок. Рамин был худой, но веселый.
     Поохотившись как следует в  Кухистане, все они поехали в Махабад.  Пора
было уже мириться с родственниками.  Еще когда Мубад тайно  увез Вис, мудрые
люди посоветовали Виру не  связываться. "Умный царя не оскорбит, --  сказали
они. -- Чего добивается петух, бросаясь на лисицу?.." А молодой Виру, хоть и
носил  длинные  волосы, был человек солидный и рассудительный. Вот почему он
вместе с Шахру выехал  навстречу  шаханшаху с шахиней и поцеловал перед ними
землю.
     Много было тут радости, родственных объятий и  поцелуев.  День  за днем
шли праздничные игры  и состязания, в которых всегда побеждали Виру и Рамин.
Как-то вдвоем решили они съездить поохотиться  в  горы Армении. А Вис теперь
дня не могла прожить,  чтобы не видеть  Рамина. И мамка побежала на рассвете
разбудить ее.
     --  Скорей  иди на крышу! -- шепнула она Вис. --  Оттуда все увидишь  и
сможешь помахать рукой своему  Рамину. Только тише, чтобы твой старый  лопух
не услышал!..
     Рев разъяренного слона оглушил  вдруг  их обоих.  Это вскочил  раздетый
шаханшах, который не спал и все слышал.
     -- А-а-а! --  кричал  он, махая  руками.  -- Старая  собака, потаскуха,
сводня проклятая! Пусть  крепкий град  упадет на поля Хузана! Страна греха и
блуда  -- Хузан! Одни подлость и разврат царят там, и для злодейства рождены
хузанцы! Пусть все молоко выльется у их кормилиц,  потому что одна зараза от
этого молока!  Лучше слепого взять в сторожа, чем хузанку в воспитательницы!
Куда, кроме кладбища, приведет ворон-поводырь!..
     Так громко кричал шаханшах, что весь дворец сбежался в их спальню.
     -- Опозорила меня твоя дочь, Шахру!  Бесстыдная сестра у тебя, Виру! --
плакал в  гневе шаханшах,  раскачиваясь и  дергая себя за  усы.  --  Грязной
изменой отплатила мне за мою доброту! Возьми ее, Виру, и пройдись хорошенько
по ней  утюгом,  чтобы образумилась! И заберите  скорей их  обеих  от  меня,
потому что, боюсь, изувечу подлых без всякой меры!.. Ослепить распутницу! На
виселицу -- мамку! Не брат мне Рамин! Выгнать за границу негодяя!..
     Но тут вдруг Вис  в одной нижней рубашке  выпрямилась на ложе,  ослепив
всех  своими хрустальными руками. И  так бесстыдно посмотрела на  шаханшаха,
что тот замолчал от удивления. Она и не думала оправдываться.
     -- Ты прав во всем, что говоришь, могучий шах, да!  -- сказала  Вис. --
Тебе  с Виру я принадлежу,  и в  вашей власти меня  ослепить, отдать на корм
диким  зверям или с позором пустить босую  по базару. Но  ты только человек,
хоть и  шах. А может ли человек выколоть глаза любви? И что могут поделать с
любовью  дикие звери? Где ты видел, чтобы  любовь испугалась стыда?  Я люблю
Рамина!..
     Шаханшах крутил  головой, ничего  не понимая. Но тут разгневался  Виру,
схватил за волосы Вис и с криком потащил к Шахру.
     -- Весь наш род стыдом покрыла, проклятая! -- разошелся  он. -- С самим
шаханшахом,  царем царей, как  разговариваешь!  Мужа не уважаешь!  И себя, и
меня на весь свет позоришь! При всех говоришь, что любишь этого Рамина!.. Да
кто он такой, твой Рамин? Гуляка, пьяница,  стихи только сочиняет. С евреями
дружит, да!!!
     Шахру  со  своей стороны набросилась  на дочь, справедливо  ругая ее за
низкое поведение. Вис обвиняла во  всем мать и брата, кляла шаханшаха. Такой
шум  стоял три  дня в  царском  дворце,  что  невозможно  было  торговать на
знаменитом махабадском базаре напротив...

     Постепенно  все   успокоились,   а   пребывание  шаханшаха  в  Махабаде
закончилось  старой конной игрой  в  мяч.  Сам  шаханшах Мубад участвовал  в
ристалище  и,  по единогласному мнению, играл  лучше всех.  Рамин и  Виру не
успевали почему-то к  мячу,  и шаханшах  каждый раз опережал их. Мяч  в этот
день взлетал от его ударов  до самого Сатурна. Даже Вис ласково  махнула ему
платком с крыши...




     Отчаянье Рамином овладело,
     Не знал покоя дух и ложа тело...

     Не знала сна, ни пищи, ни надежды,
     В ней страсть жила, сорвав свои одежды.
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Прекрасен  Хорасан! Тому, кто знает пехлеви, ясен смысл. Хор и асан  --
Солнечный  восход.  И  тому,  кто  не знает,  понятно  это  радостное слово.
Хорасан!..  Если в раю синее  небо, сладкий  воздух, а трава и деревья полны
свежей  зеленой  кровью,  то  здесь второй рай! А есть ли в первом раю такой
матовый виноград,  такой  крупный белый урюк, такие дыни -- бахрман?! И если
носят в первом раю прозрачные и  легкие,  как мечта, шелковые платья, то это
из  хорасанского шелка.  Если и  там есть  бедняки,  которым  не по  карману
натуральный шелк, то они надевают блузки  из  хорасанского тонковолокнистого
хлопка.  А уж если бывает в настоящем раю зима и приходится покупать пальто,
то  воротники на них, несомненно, из хорасанского каракуля. Разница только в
цене:  самый  дорогой,  конечно,  сур  --  золотой  каракуль,  подешевле  --
серебряный, а для основной массы -- обычный черный по полдирхема шкурка...
     Неповторим Хорасан. Но  есть в нем жемчужина, перед которой весь он, со
своими полями, садами и тучными  пастбищами, как сухая безжизненная пустыня.
Эта жемчужина -- Мерв!
     Туда, в Мерв, и возвратился шаханшах Мубад с родней и советниками после
поездки  в  Махабад. Со  своей  благородной  женой Вис  поднялся он на крышу
большого шахского дворца. И  сели они там на золотые стулья, как Сулейман  с
Балкис*.  Солнце  померкло от ослепительного величия шаханшаха,  а Луна и не
----------------------------------------------------------------------------
*)  Сулейман  и  Балкис  --  библейские  царь   Соломон  и  царица  Савская.
----------------------------------------------------------------------------
показывалась, боясь сравнений с Вис.
     Весь  Хорасан был виден отсюда.  Зеленые волны  садов заливали со  всех
сторон Мерв.  Словно перегруженные белые корабли, плыли дворцы и библиотеки.
Простых домов и видно не было, так глубоко утонули  они.  И совсем потерялся
где-то скромный виновник этого праздника  -- ласковый Мургаб.  Протянув друг
другу самые  большие  ветки с обоих  берегов,  спрятали его  от  чужих  глаз
прижимистые карагачи. А может быть,  принеся сюда жизнь с  далеких Индийских
гор, сам он захотел отдохнуть от горячего Солнца!..
     -- Разве не велик Хорасан! Не лучше ли он, чем твой Махабад? -- спросил
шаханшах Мубад у Вис. На свое горе спросил!..
     Не Хорасаном интересовалась Вис. Даже если бы настоящий рай можно  было
увидеть с этой крыши, она бы не взглянула в ту сторону. Лишь один раз за всю
дорогу увидела она Рамина, и то издали. Он как будто избегал ее!..
     Совсем  маленькими казались отсюда  люди.  Но большие глаза  Вис  сразу
заметили молодого стройного всадника в мервском переулке, ведущем от базара.
Он медленно ехал вдоль арыка, красиво положив руку на бедро и разговаривая с
кем-то  на теневой  стороне.  Ветки  карагачей  поредели,  и в горящий уголь
превратилось бедное маленькое сердце Вис. Он говорил с женщиной!!!
     -- Сто таких городов у меня, как Махабад! -- не унимался шаханшах. -- И
мир лежит в прахе у моих ног, как твой Виру!..
     Витязь остановился, погорячил коня и перескочил вдруг арык. Он спрыгнул
на землю и взял ту, подлую, за руку! Зеленые круги завертелись перед глазами
Вис, а когда они пропали, никого уже не было и у арыка...
     --  Что же ты  молчишь? -- взорвался шаханшах. -- Опять  об этом Рамине
думаешь?..
     Вис посмотрела на него.  Так отвратительны вдруг  сделались его большие
крашеные усы, что она не выдержала. Ей было уже все равно.
     -- Кого хочу -- того люблю, да! -- закричала она. -- Да! Да! Да!  Из-за
него  и  тебя  терплю!  Ты для  меня  как  острые шипы  на  его розе! А  он,
жестокий... он...
     --  Ах ты,  сукина  дочь, да! -- захрипел шаханшах.  --  От вавилонских
проституток твой род! И мать твоя Шахру тридцать ублюдков родила. Если  есть
среди них два от  мужа,  то хорошо!..  Вон видишь три дороги: одна в Гурган,
другая  в Демавенд,  а  третья  -- в Хамадан.  По  любой  из  них убирайся к
чертовой матери! И пусть самые острые камни  подвертываются тебе под ноги, и
глаза твои пусть ослепнут от дорожной пыли!..
     Вис   не  ругалась.  Она  вежливо  поблагодарила  царя  царей  и  пошла
собираться в дорогу. Легко и пусто было у нее на сердце.
     -- Есть ли на свете кто-нибудь несчастнее меня! -- сказала  она  мамке,
вздохнув. -- У других  женщин -- добрые, хорошие мужья. И любовники у других
не такие!..

     С шаханшахом она простилась по-хорошему.
     -- Одно горе было у тебя со мной! -- честно признала Вис. -- Найди себе
любящую жену. Сто таких, как я, служанок, приставь к этой достойной женщине.
Будь счастливым без меня, а без тебя и я буду счастливей...
     Весь Мерв плакал, когда она уезжала. Кто знает, почему любили ее...
     Что горе всего Мерва по сравнению с рыданиями Рамина, когда узнал он об
отъезде Вис!  Деревья вяли  вокруг,  и трава не росла  там,  где  падали его
слезы...  Он действительно  не подходил близко  к Вис,  чтобы не  прогневить
шаханшаха. И у такого витязя было, конечно, в Мерве немало хороших знакомых.
Не мог же он так, сразу, порвать с ними...
     Мир опустел без  Вис. Такие же пушистые  волосы и большие  глаза были у
его мервских  знакомых. Так  же светились их хрустальные  руки,  тот  же был
гранатовый сад, те же  белые  ноги. Может быть, даже лучшие ноги. Но  только
Вис была нужна Рамину... И уехала она, не  простившись. Значит,  не имеет он
для нее значения... И к кому она так торопилась?!
     Словно  большой майский скорпион заполз  в его сердце.  Днем и ночью не
давал он ему спать, как художник, рисуя в памяти все подробности  свиданий с
Вис.  Только  теперь не  его, а чужие беззастенчивые  руки ласкали ее. И Вис
отвечала на эти  ласки!.. Рамин  вскакивал и бегал в отчаянии  по комнате. А
когда почувствовал он, что ни одной минуты не может больше быть без нее, сел
и написал шаханшаху письмо.
     "Шесть месяцев болел я, а теперь почти уже здоров, -- было сказано там.
-- И леопарды мои скучают без добычи. Соколы совсем разучились падать с неба
на жирных куропаток. Мой конь -- верный Рахш -- еле передвигает ноги. Сердце
мое устало биться от безделья, а  голова  кружится  от скуки. Нет счастья  в
неподвижности.  Пусть разрешит  мне  великий  и мудрый  царь царей, гроза  и
услада Вселенной,  поохотиться  во славу  его  в Гаргане  и Сари, где  много
пернатой дичи. Оттуда я поеду в Амуль, который  славится дикими свиньями. На
козлов и онагров я поохочусь в Кухистане, на ланей -- в Азербайгане..."

     Все  поднебесные  страны, кроме  Махабада,  перечислил  Рамин,  и  всех
зверей, кроме той серны,  для которой готовил стрелу.  Но не такой еще дурак
был шаханшах, каким он стал потом. Пока не дал ему Рамин честное  слово, что
как черную чуму  будет обходить Вис, шаханшах не отпускал его.  На дорогу он
посоветовал Рамину найти себе хорошую жену в Кухистане. Там, говорят, хоть и
не очень  красивые, но порядочные и домовитые женщины. Что еще надо молодому
человеку, да?..  В Хорасане теперь все  прибавляли  к своим словам протяжное
махабадское "да-а".
     Как  стрела,  пущенная  из  лука  метким  стрелком  в  хорошую  погоду,
устремился  Рамин  прямо в  Махабад. Всех леопардов и соколов отпустил он по
дороге, чтобы не задерживали его. Черной чумы Рамин не боялся...
     Ну,  а  Вис? Что она  делала все это время?.. Родня есть родня. Поругав
старого дурака за плохое отношение к  молодой жене, да еще из  такой хорошей
семьи,  ей  выделили  самую лучшую комнату в  махабадском  дворце.  Окна  ее
выходили на Восток...
     Совсем не  узнать  было Вис. Она  уже не  подводила  бровей, не красила
ногти, в тугую косу заплетала волосы. Платье носила простое, из махабадского
полотна. Светлым стало  ее лицо. Каждое утро  садилась Вис у окна и смотрела
на  пылающий Хорасан.  Первое,  самое чистое  Солнце видела она, и сердце ее
нагревалось от радости и предчувствий.
     И  вот как-то  не  одно, а сразу  два Солнца  встали на Востоке, и  Вис
ослепла, задохнулась от счастья. Это был Рамин...

     Семь месяцев они видели только друг друга и не  устали. Все дело было в
шах-туте,  царском тутовнике, которым славится  Махабад.  Кто не  знает  его
целебных свойств! Полные  шапки теплых фиолетовых ягод  приносили  им  дети.
Рты, подбородки, руки у Вис и Рамина уже ничем нельзя было отмыть. С утра до
вечера и с вечера до утра ели они один шах-тут, и где только не оставалось у
них сладких лиловых пятен... Солнцем и горами пахли Вис и Рамин...
     Распивая крепкое, как  огонь, тутовое вино, не заметили они, что пришла
зима. Холодный порывистый ветер  дул  из Хорасана, горстями бросая в окно  к
ним то дождь, то мокрый снег. В один из таких дней, когда  совсем черно было
за  окном  от  снега,  страшно  заревели  невидимые трубы. Рамин едва  успел
натянуть рубашку и выскочить через заднюю дверь. Шаханшах приехал за Вис...
     Очень  удивился   он,  застав  жену   в  простой  домашней  одежде,  не
накрашенную и с распущенными волосами. Даже не умыта была она, с испачканным
синим  ртом  и  руками.  Вис  спокойно пригласила  сесть озябшего  в  дороге
шаханшаха, приказала хорошо проварить для  него рис  и вела себя так,  будто
ничего не было между ними в Мерве. Не знал что и  подумать шаханшах,  увидев
Вис  в  такой  обстановке. Проклятия, которые  накопились  в нем за  дорогу,
выветрились из головы. Так и не сказал он ни одного плохого слова...
     Две недели назад  получил шаханшах  Мубад небольшое письмо без подписи.
Какой-то  хороший  человек  сообщал  ему, что Рамин живет у Вис в  Махабаде.
Буквы  были  неровные,  как будто  пьяные. Кто мог написать  такую клевету?!
Когда  шаханшах  рассказывал  об  этом,  у  Виру все  время  вздрагивала  от
возмущения левая рука. Она у него дрожала потом всю жизнь. А на старости лет
отсохла...
     Как бы между прочим спросил шаханшах и о Рамине.
 -- Разве он в Махабаде?! -- удивилась Вис, и глаза ее сделались еще больше.
--  Ах да, я его как-то осенью в окно видела. Некрасивый такой, усы сбрил...
Совсем мальчишка!
     Шаханшах погладил свои пышные усы.




     Не беспокойся ни о чем, живи
     Лишь для любви, лишь для одной любви!
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Только  взяв клятву с  шаханшаха,  что не  будет  больше  приставать  с
недостойными  подозрениями, согласилась Вис  поехать с  ним обратно  в Мерв.
Шаханшах помолодел сразу от радости. Взяли они с собой оказавшегося тут же в
Махабаде Рамина...
     Но все ту же рисовую кашу без масла продолжал есть шаханшах, и талисман
его никак не находился. Поэтому не прошло и недели, как начал он себе в усы,
а  потом все громче говорить,  что  только ради проклятого Рамина сидела она
так долго в Махабаде. Если бы  Вис, как все порядочные женщины, любила мужа,
то  и половины  того времени, которое  провела она  в Махабаде, хватило  бы,
чтобы соскучиться. Вис молчала и думала, что ему, наверно, легче бы стало от
ее признания.
     --  Я решил  тебя  испытать! -- сказал ей  однажды утром  шаханшах.  --
Всеочищающий огонь есть  частица самого Солнца. Лишь  Ахриману страшен он, а
честная и непорочная пройдет сквозь него, не закоптив носа...
     Вис подумала  сначала, что  он шутит. Но  когда  увидела,  что полсотни
мулов с утра возят сухие дрова на площадь между дворцом и главным храмом, ей
стало  не по  себе.  А шаханшах  собрал  уже всех  жрецов, военачальников  и
советников. Со  всего города бежали люди  посмотреть, кого собирается  сжечь
царь царей.
     -- Сначала дашь клятву верности,  а потом не спеша пойдешь через огонь!
--  учил шаханшах жену. -- Только не торопись. Как прохладный  ветерок будет
он  для  тебя,  если  ты  невинна.  Это  самый удобный  случай доказать, что
неправду говорят о тебе с Рамином...
     Шаханшах  сам вынес из храма  священный огонь и поджег костер. Камфарою
разжигал он  его,  а чтобы Вис  было  приятней, подбрасывал сандал,  амбру и
мускус.  Как вулкан  разбушевался  костер, и словно  второй --  огненный  --
небосвод встал над миром. Языки пламени  лизали небо. А весь Мерв удивлялся,
не понимая,  что  происходит.  Культурные  люди давно забыли этот варварский
обычай.
     -- Видишь, что придумал старый болван, да! -- сказала Вис Рамину.
     -- Не такой он болван, как тебе кажется! -- ответил Рамин и внимательно
посмотрел на шаханшаха. Радостный, возбужденный,  как перед свиданием, ходил
тот вокруг огня.  Клочковатые  усы его дымились, в слезливых глазах  прыгали
два сумасшедших костра. Чуть заметная улыбка кривила его губы.
     -- Так пусть сам сгорит от злобы царь  царей! -- сказала Вис. Под видом
того, что ей надо приготовиться, она  пошла во дворец. Там у задней стены ее
ждала мамка  с  хорошей  шерстяной веревкой.  Захватив  золото  и жемчуг  из
ларцов, они перелезли на ту сторону, где стоял Рамин, переодетый женщиной.
     Легче  найти  потерянную  в море  жемчужину,  чем  человека в  мервских
переулках. Одни сонные  собаки  встречались  им по  дороге. Все  трое быстро
дошли туда, где приготовлены были лошади.  Когда шаханшах, удивленный долгим
отсутствием Вис, пошел  искать ее  во дворец, они  уже были далеко. Если  бы
шаханшаха не удержали, он сам бросился бы в свой костер...

     Почему  у  таких,  как  Рамин,  кругом  бывают  друзья?.. Другие честно
женятся,  работают  не покладая  рук, не пьют и не  курят,  а люди почему-то
обходят их. Вот Виру, например...
     Один  из самых лучших друзей Рамина жил в Рее. Звали  его Бехруз, а все
называли Шеру -- Счастливым. К нему на десятую ночь постучались Вис и Рамин.
     -- Тебя ли вижу, дорогой  Рамин! -- вскричал толстый Бехруз, обнимая  и
целуя друга. -- Сам не знаю, как захватил сегодня на ночь лишний кувшин вина
из погреба. Сердце подтолкнуло руку!..
     На ковре уже стояли стаканы, лежала различная еда и, словно для Рамина,
валялся  в  стороне  чанг.  Омыв  руки  теплой водой из  кумгана, они  через
каких-нибудь  десять  минут  с аппетитом  ели  и пили, поднимая  стаканы  за
хорошую дорогу, за  благополучный  приезд, за хозяина дома, за его торговлю.
Как всякий  воспитанный человек,  Бехруз не спрашивал, что  за Луну привез с
собой Рамин и почему сам он приехал в юбке и под покрывалом.
     -- Разве ты не знаешь, почему зовут  меня Счастливым? -- сказал Бехруз,
когда Рамин рассказал ему  все. -- Потому что живу я для дружбы. Посмотри на
людей. Одни блудливо поводят глазами и все время втягивают носом воздух. Это
те,  кого одолевает мелкая похоть.  Возле  каждой юбки задерживаются они, не
интересуясь, какое лицо под покрывалом. Свое счастье они обычно находят там,
где ищут...  У  других -- недоверчивый  взгляд и дрожащие руки. Счастье их в
деньгах. А умирают они от запора...  Но хуже всего  тем, кто ищет счастья во
власти над людьми. Они  дальше всего от него. Посмотри  в их угрюмые лица, в
холодные неумные глаза. А если  бы мог  заглянуть  в их сердца, то ничего не
увидел бы там, кроме  мокрой пакли. Нет у них друзей,  и умирают они друг от
друга...
     А я счастливый,  когда у меня  в  доме друзья. И ничего больше  мне  не
нужно. В моей маленькой лавке на базаре всегда много народу, потому что люди
любят счастливых. В этом маленьком саду ветки каждый год ломаются от тяжелых
плодов, потому что земля радуется людям. И  вино мое никогда не киснет, хлеб
мой не  черствеет, соль  не бывает  горькой.  Все  здесь  -- ваше. И чем вам
приятней будет у меня, тем лучше проживу я свои дни!..
     Сто  дней играл  Рамин  на чанге для Вис и разговаривал о тайне жизни с
Бехрузом. Тихая Луна  плыла  куда-то  над  ними. Глухая  глиняная стена сада
отгораживала их от беспокойного  мира. Но на сто  первый день опять заревели
военные трубы.
     --  Сам Ахриман, я думаю, закричал, будь он проклят! -- заметил Бехруз.
-- Теперь все коровы у нас перестанут молоко давать. Не любят они  шума. Чем
громче кричишь, тем хуже доятся...

     Это снова был шаханшах Мубад... Через неделю после бегства Вис и Рамина
удалился он в пустыню. Рассказывали, что  там он плакал и  стенал, проклиная
себя за жестокое отношение к  Вис.  Но те, что лучше знали шаханшаха, ничего
не говорили. Он уже не раз удалялся в пустыню, и добром это не кончалось.
     Так случилось  и на этот  раз.  Вернувшись  из пустыни, шаханшах  решил
начать новую войну. Все чаще вместо слабеющих мозгов в государственных делах
участвовало  у   него  пищеварение.  Теперь  он  объявил  поход  в  Гилян  и
Азербайган, обвинив их, что они скрывают Вис и Рамина.
     Мир  от  войны спасла  тогда старая мать шаханшаха.  Она знала,  где ее
младший  сын Рамин, и написала, чтобы он возвращался вместе  с Вис. Шаханшах
поклялся матери,  что  простит их  и  не будет  больше  злобствовать.  Рамин
согласился, но  предупредил  мать,  что у  него  тоже  есть голова  и  руки.
Когда-нибудь и он будет шаханшахом, да!..




     Я пожелтел как золото, гляди, --
     Прижми меня к серебряной груди!..
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Однажды сидели на пиру  шаханшах Мубад с Вис. Тут же, конечно, играл на
чанге Рамин.  Шаханшах  мало  изменился  за это время, зато  Вис все  больше
напоминала молодую  Шахру. Ее громадные темные глаза чаще и чаще приобретали
спокойный зеленоватый отлив,  таинственные ямочки появились на округлившемся
лице, царским стал уверенно очерченный рот. И грудь Вис  уже не была острой,
мягче  и  нежнее  сделались ее  белые  плечи.  А  негромкий  голос Вис,  как
сдержанный горный поток,  волновал душу... Шаханшах теперь даже с  некоторым
испугом смотрел на ее властную красоту. И  Рамин иногда  не верил себе,  что
эту  гордую женщину обнимал он здесь в саду, и в  Махабаде, и у  Бехруза  за
глиняной стеной. И еще в пустыне, когда падали звезды...
     Теперь на шахских пирах снова было вино. Так  приказала Вис, и шаханшах
согласился. А сегодня ему взгрустнулось, и, плюнув на всех врачей,  он налил
и себе пару рогов вина...
     И сразу прояснился ум шаханшаха,  обострились слух и зрение. Он увидел,
как посмотрел Рамин, поднося к губам  золотой рог, как вспыхнули и  ответили
ему  глаза Вис. До конца выпила она  свое вино...  Шаханшах  приказал налить
себе еще. Уже не считаясь со  стариком, коснулся  Рамин  руки Вис,  и она не
отняла ее.
     --  За то,  что  только мы  с  тобой знаем! --  тихо  сказал Рамин. Она
кивнула и опять медленно выпила, полузакрыв глаза.
     -- Побольше пой, поменьше говори! -- заметил шаханшах.
     Рамин взял чанг и заиграл так, как никогда еще не  играл.  Жадную песню
любви  пел он.  Призыв  и  восхищение  были  в  ней.  Медленно поднималась и
опускалась  стянутая  белым  шелком  грудь  Вис,  приоткрыты были  ее  губы.
Шаханшах снова приказал налить вина...
     Когда  они шли  к себе,  Вис  слегка  опиралась на шаханшаха.  Он мягко
усадил ее, сам уложил в изголовье  подушки. А  она затуманенно  смотрела  на
него и так была сейчас похожа на Шахру, что ему  вдруг почудился аромат роз.
Далеких роз из его сада...
     --  Я  слышал,  о чем говорил  тебе Рамин, -- сказал шаханшах. -- Много
знал я женщин. Таких красавиц нет теперь, которые любили меня. На край света
ко мне прибегали от своих мужей, яд принимали, со скалы прыгали!..
     Шаханшах  ходил по  комнате, размахивая руками.  Вис сидела  на постели
прямо, опустив ресницы.
     --  Нет, не  было  раньше  такого  бесстыдства! -- решил  он и  покачал
головой. -- Было, конечно... Но чтобы при муже, на глазах у всех...
     -- И никакой Рамин мне не нужен, -- совсем трезвым голосом сказала Вис.
-- Никого не хочу, кроме тебя...
     И  она  протянула  свои белые руки, закрыла ему  рот  жадными  влажными
губами. Любопытство, нетерпение, восхищенная покорность были в ее  туманных,
золотых  от  гаснущего  светильника глазах. Это была Шахру! И так обняла она
его, что... что... Наверно, Солнце пригрело где-то в это время талисман...
     Шаханшах  сразу уснул,  а она  отрезвела.  Глядя  открытыми  глазами  в
темноту, молча  лежала  Вис. На дворе  выл ветер,  холодным дождем  заливало
окна. Здесь, на  горе,  ветер был особенно сильным.  И  вдруг чуткое ухо Вис
уловило  какой-то  посторонний  шум. Словно  кто-то тихо  ходил по  крыше...
Осторожно встав,  она позвала мамку.  У  шаханшаха была  нехорошая  привычка
вскакивать  среди ночи и внимательно смотреть, на месте ли жена. Поэтому Вис
попросила  мамку лечь на шахскую постель  и прикрыла ее  до  головы шелковым
одеялом. Сама же набросила на голое тело широкую накидку из белых горностаев
и пошла наверх.
     Дождь  с  мокрым снегом залепил ей  лицо. Рваные синие тучи неслись  по
черному небу, задевая крышу. На самом краю неподвижно стояла какая-то  тень.
Вис  подошла  и увидела Рамина. Он  смотрел  на нее и ничего не говорил. Она
протянула руку  к его глазам и увидела,  что они мокрые. Это был не дождь...
Рамин  весь дрожал. Вис сняла с себя  накидку и,  обернувшись с  ним вместе,
легла на крыше. Он быстро согрелся. И  на всей земле никому не было теплей и
лучше, чем им...

     Как убитый проспал шаханшах  всю ночь. Под утро он проснулся и протянул
руку к жене. Нежно  погладил  он ее, но когда дошел до  бедра, насторожился.
Хузанки  это  не какие-то там худосочные хорасанки!! Шаханшах быстро взял ее
за руку и почувствовал, что она литая как  чугун и шершавая. Всю стирку  для
Вис приходилось  делать  мамке... Так и не выпустив  ее руки, страшный  крик
поднял шаханшах!..
     Рамин вскочил и  схватился за кинжал. Сейчас он готов был  убить брата.
Но Вис  встала и, сделав знак Рамину, чтобы  потише двигался, спокойно пошла
вниз. Пройдя в темноте к постели, она села рядом с мамкой.
     --  Скорей  зажигайте  огонь! -- ревел как  тигр шаханшах. -- Интересно
посмотреть, какую ведьму бросил Ахриман в мои объятия!..
     -- Не  пора ли залить  водой рассудка костер  твоей  злобы? -- негромко
сказала Вис.
     Шаханшах сразу  замолчал от  удивления и выпустил руку  мамки. Когда он
спохватился и снова нащупал в  темноте руку,  это была уже Вис. Мамки и след
простыл.
     -- Что  же ты  молчала,  когда я так  нервничал?  --  спросил  шаханшах
упавшим голосом.
     -- Ты так сдавил мне руку, что было не до разговоров! -- заплакала Вис.
Дорого обошлось шаханшаху в этот день его ночное поведение...
     Может  быть, и приплели эту историю к  рассказу о  Вис и Рамине. У кого
теперь узнаешь?..




     Еще с войны, царю служить повинна,
     Не возвратилась войска половина.

     Не распустила поясов другая,
     Повинность годовую отбывая...
                              Гургани, Вис и Рамин"

     Да,  все  чаще  ревели  теперь  военные  трубы над  миром. На этот  раз
шаханшаху угрожал с Запада румийский кайсар*. Он обвинял царя царей, что тот
----------------------------------------------------------------------------
*)        Румийский        кайсар       --       византийский        кесарь.
----------------------------------------------------------------------------
хочет войны.  Надо было убедить кайсара, что он ошибается.  И шаханшах снова
велел собирать войско.
     Был  бы шаханшах помоложе, и не одолевали бы его домашние неприятности,
он бы нашел  способ договориться с кайсаром. Тем, у кого дома все в порядке,
нет нужды гордиться... На беду, и у кайсара дома было не все благополучно. А
преданные советники имелись у обоих. И такая гордость поднялась вокруг,  что
даже серых мервских ишаков ставили в пример белым румийским!
     Слышались, правда,  осторожные  голоса, что воевать стало невозможно. В
последнее время придумали наливать черное земляное масло в горшки, поджигать
и бросать на врага. Это была уже не честная  война с помощью львов и слонов,
а сплошное убийство...  Шептунов быстро  переловили, понимая,  из  чьей реки
песок, которым засоряют они чистые души...
     Такое  войско собрали шаханшах  и кайсар, что  целый год  пришлось  его
избивать. В язвах от стрел, искусанные и обожженные вернулись солдаты домой.
Не успели они сходить в баню, как опять загремели трубы...

     Чтобы  узнать,  почему  случилось  это,  придется  вспомнить  о  Вис  и
Рамине...  После пьяной ночи шаханшах чуть  не  умер от сердечной  слабости.
Целый  месяц его мучила  изжога.  И  уже  не  отварной рис,  а  голый  отвар
прописали ему врачи.
     Совсем сошел с ума  шаханшах, и почти не осталось врачей в Хорасане. По
два часовых с  каждой стороны кровати ставил он теперь на ночь, а сам спал с
острой саблей в руке. В это время и принесли ему письмо  от кайсара, которое
царь царей разорвал,  плюнул на него и  бросил обратно румийскому послу. При
этом он посматривал на Вис и крутил усы. Но она ела орехи.
     Самая  большая в  мире  крепость Ишкафти  Диван*  была у  шаханшаха. На
высокой
----------------------------------------------------------------------------
*)        Ишкафти         Диван        --         Волшебная        крепость.
----------------------------------------------------------------------------
горе  стояла она,  недалеко от  Мерва. Пять ворот  надо  было пройти,  чтобы
попасть туда. В этой крепости шаханшах и запер Вис с мамкой, уходя на войну.
На десять лет обеспечил он их водой и припасами. Но лично закрыл все ворота,
поставил  на каждом замке большую государственную  печать,  а  ключи  вручил
своему  старшему  брату  и вазиру  Зарду. Его он  оставил  с  большой армией
стеречь крепость.
     Когда войско дошло до Гургана, неожиданно заболел  Рамин.  Пришлось его
там оставить. Как только осела пыль за  войском, Рамину стало  лучше. Он сел
на своего Рахша и помчался в обратную сторону от Рума...
     Мы  видели крепость Ишкафти  Диван. Восемьдесят  три  метра высотой эта
искусственная гора сейчас, на которой она стояла. А были на горе еще высокие
стены, которые обвалились за две тысячи лет. Так что, если правда, что Рамин
забросил  туда  четырехгранную киммерийскую стрелу со своей меткой,  а потом
влез по тонкому шелковому канату, сплетенному из ночных  рубашек Вис,  то он
был храбрым витязем.  И на войну  не  пошел,  потому что  был  занят  делами
поважнее...
     Рассказывают  еще об одной молодой и красивой колдунье Зарингис, дочери
туранского хакана*. Она  при помощи  ворожбы выведала о пребывании Рамина  у
----------------------------------------------------------------------------
*)        Xакан        --        царь       у        тюркских        племен.
----------------------------------------------------------------------------
Вис в Ишкафти Диване и рассказала все возвратившемуся с войны шаханшаху.
     Возможно, и была в  Мерве  какая-то Зарингис, у  которой  имелись  свои
счеты с  Рамином.  Но скорей всего шаханшах сам  решил двинуться  к  Ишкафти
Дивану.  До него ведь  дошли неосторожные  слова  Рамина,  которые  он писал
матери.  А хорасанцы во время войны пекли  хлеб из  сочной зеленой травы, от
которого в их душах было раздолье Ахриману.  Иначе чем объяснить,  что  царь
царей не распустил войско, а повел его к своей же крепости? На  такие дела у
самых глупых шаханшахов ума хватает...
     Так или  иначе, но, придя к Ишкафти Дивану, шаханшах  даже не посмотрел
на  приветствовавшего  его Зарда.  Он  лишь  пробормотал  себе в усы  что-то
нехорошее, отчего у Зарда стало холодно в животе.
     --  А где наш дорогой брат  Рамин? -- спросил как  ни в чем  не  бывало
Зард, чтобы охладить гнев  царя царей. Так охлаждают неопытные люди холодной
водой горячую сковородку с маслом. Если правда все, что рассказывают, то  от
гнева шаханшаха потухло Солнце и звезды разбежались с неба.
     Этим, очевидно, и воспользовался Рамин. В наступившей темноте он быстро
спустился вниз,  на другую сторону крепости, и убежал в  горы.  Ему нетрудно
было это сделать, потому что Вис за всю войну так и не  успела развязать уже
известную нам веревку. Эта веревка и погубила ее.
     --  Что  это такое,  да?!  -- спросил шаханшах, показывая на  связанные
рубашки. Но Вис не  слышала. Сердце ее вырвал и унес с собой  Рамин.  Пустое
окно видела она и ногтями царапала свое чистое лицо.  Красная роса капала на
ее грудь и живот, на голые ноги. Боли она не чувствовала.
     И шаханшах пнул ногой в голый живот.  А  когда согнулась и упала на пол
Вис, он начал бить  ее в лицо и грудь. Но  чаще всего он старался попасть  в
живот. От золотых подковок на  сапогах царя царей  большие пятна вспухали на
теле Вис. Янтарными были эти пятна, а также цвета дорогой яшмы и рубина.
     Не отрывая глаз  от  окна,  доползла  Вис до тахты с золотыми  львиными
ножками. Шаханшах сбросил ее оттуда и взялся  за плетеный кнут с  украшенной
драгоценностями рукояткой. Чтобы  не  закрывала она свое  лицо, он связал ей
дорогим серебряным поясом руки за спиной. Почему не кричала глупая Вис?..
     Зато  закричала, заплакала, завыла вдруг  мамка,  которая пряталась все
это время под тахтой. И шаханшах тогда бросил Вис и взялся за мамку. Хорошей
железной  кочергой прошелся он по ее плотной  спине, кулаками  подправил оба
глаза, но быстро устал от ее крика...
     В грязный  сырой  погреб  под крепостью  Ишкафти  Диван бросил их обеих
шаханшах, чтобы не видели они никогда Солнца. Черствый хлеб и неотстоявшуюся
воду  из арыка приказал давать им.  А стражу сменил, потому что  лучше волку
доверить стадо, чем ослу. Так он сказал Зарду...




     Подруги наши и грешны и хрупки, --
     Всегда прощай возлюбленной проступки!
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     -- Теперь воздух здесь очищен от разврата! -- сказал  шаханшах, войдя в
свой  мервский дворец. Он  отдохнул, попил рисовый отвар и приказал  позвать
гостей.  Мудрейшие  мужи,  непобедимые  витязи,   самые  тонкоголосые  поэты
собрались  у  него.  Словно  триста шестьдесят пять  Лун, сразу  засветились
придворные  красавицы. Самый  лучший в  мире игрок на чанге  был приведен  к
шаханшаху. Давно уже не было такого пира в Хорасане.
     Как четыреста соловьев запел и заиграл знаменитый музыкант, но шаханшах
махнул  рукой,  чтобы тот замолчал. Больной и грустный сидел  царь  царей. В
глазах  его была недостойная повелителя тоска, усы совсем повисли.  Места не
находил себе старик...
     Как хорошо  было раньше, --  подумал шаханшах. Здесь вот сидел Рамин, а
не этот  прилизанный  горлодер.  Напротив  сидела Вис.  Рамин красиво пел  и
шептал ей всякие нехорошие слова, а шаханшах делал вид, что не слышит. Но он
внимательно следил за каждым их шагом... Нет, тогда ему не было скучно!..
     Шаханшах  сделал знак  гостям, чтобы они шли  домой.  Долго ходил он по
пустому дворцу, останавливался и вздыхал... Вот из-за  этого угла  он увидел
однажды, как Рамин прижал Вис к белой  колонне и полез к ней за пазуху... На
тахте  у окна  он  застал  их  целующимися. Вис  объяснила тогда, что у  нее
закружилась  голова  и  пришлось прилечь. А  через  другое окно  Рамин залез
как-то ночью  и сказал,  что  торопится поздравить  шаханшаха  с победой над
врагами...
     Царь царей  разделся,  взял,  как  всегда,  саблю в руки, но  бессильно
выронил ее. Зачем ему  теперь сабля?.. Так и  не уснул он  в эту  ночь. Даже
спать ему  было  неинтересно. А утром, когда приехала  извещенная  обо  всем
Шахру и зарыдала,  забилась  на кирпичном полу,  шаханшах заплакал  вместе с
ней...
     Собрались люди, стояли  в  стороне  и  смотрели. А  они горько плакали,
взявшись за руки. О чем они плакали, шаханшах Мубад и царица Шахру?..
     Потом привезли  Вис и  начался  пир.  Она  умылась, припудрила  синяки,
подвела брови  и еще  ярче  прежнего засияла над  миром. Отыскался  и Рамин,
который прятался на чердаке для голубей. Он взял в руки чанг и сел по правую
руку шаханшаха.  Вис  села напротив,  а шаханшах навострил уши. Все  было на
месте, хорошо, привычно.  Давно  уже  не чувствовал  себя царь  царей  таким
счастливым. А ночью, взяв саблю в руку, он сразу заснул как убитый...
     Было  у  них  еще  несколько скандалов. Последний случился, когда  царь
царей снова уехал на небольшую войну по соседству. Старые шаханшахи для того
и затевают войны,  чтобы  увести подальше  крепких  витязей от своих молодых
жен.  Молодым витязям война не  нужна. У них  хороший аппетит,  и им хватает
любовных кровопролитий. Рамин сбежал, конечно, с первого привала и ночью был
уже под окном у Вис.
     Но  шаханшах  все  предусмотрел  на этот раз.  Проходы, двери,  окна во
дворце  были  окованы  решетками  из  крепкой  хиндустанской  стали.  Лучших
румийских мастеров вызвал  шаханшах,  чтобы  они  поставили кругом секретные
замки.  Собственной рукой закрыл он тяжелые литые ворота и  навесил  золотые
печати.
     Но  это было еще не все.  Ахриман  давно уже стал верным другом старого
шаханшаха. Он и подсказал, кому оставить ключи от дворца.
     -- Кто лучше вора постережет лавку, -- сказал царь царей мамке-хузанке.
--  Видно,  честные  дураки  не  для  государственных  дел. Пусть  они стихи
сочиняют. Испытаю  тебя,  раз уж не обойтись без воров шаханшаху.  А чтобы в
голову плохие мысли не забрели, пересчитай пока жемчуг, который я дарю  тебе
вместе  с этим сундуком. Только не сбейся со счета. Когда вернусь,  скажешь,
сколько его там. Правильно посчитаешь -- дам еще столько же!..
     Вот  почему Рамин не мог достучаться в большие  дворцовые ворота. Мамка
внимательно считала жемчуг, а  его как раз было на всю войну. Сколько ни пел
за воротами Рамин, ничего на этот раз не помогло. Так  и уснул он в саду под
забором, где сросшиеся ветки карагачей закрывают небо, а из-за кустов инжира
нельзя ничего разглядеть даже пригнувшись...
     Но Вис... Вис услышала зов Рамина. Как весенняя  тигрица, метнулась она
вниз к  мамке. Но  та  посмотрела  на  нее  такими пустыми глазами, что  Вис
отпрянула  в страхе. Губы бедной  хузанки шептали что-то, дрожащие руки  она
прятала в большом сундуке.
     Вис  побежала  наверх,  заметалась  по  комнатам.  Кругом  были  глухие
решетки, и даже руку  нельзя было  просунуть между ними. Вис  села на  пол и
заплакала. Горько, как  маленькая девочка, плакала она. Потом вдруг вскочила
и начала  сдирать  с  себя  платье, туфли,  шелковые  шаровары.  Один жемчуг
остался на ней. Она бросилась к окну и начала рваться через решетку...
     Как уж  это получилось, мы не знаем. Но брызнул, рассыпался  под  Луной
крупный  белый жемчуг, а Вис покатилась  по крыше.  Разрывая  влажные ночные
ветки  карагачей  и инжира,  упала  она  в сад прямо  на  Рамина...  Это  --
единственное  место  в  повести,  вызывающее  у нас  серьезные  сомнения. Мы
видели, какие в Мерве  решетки на окнах... А впрочем, нужно было увидеть Вис
в  саду. Ободранная в кровь, простоволосая,  босая, без единой жемчужинки на
теле -- что ей были какие-то решетки! Луна потемнела от зависти, увидев, как
схватил ее Рамин. Ветер взметнулся над Хорасаном, унося в пустыню счастливый
стон Вис...
     Этот ветер и разбудил шаханшаха в походной  палатке.  Накануне  светила
полная Луна,  а сейчас  было  темно,  как  в  желудке у  Ахримана.  Шаханшах
потрогал  рядом  походную постель,  но Рамина на  ней не было. Как тонущий в
болоте осел заревел царь царей!..
     Под утро вместе со всем войском он был уже в Мерве. Приказав не шуметь,
шаханшах  открутил  золотые  печати,  снял сапоги  и  прокрался  к  мамкиной
комнате. Там у него  сразу отлегло от сердца. Все войско можно было заводить
к ней, и она бы не услышала. Мамка считала жемчуг...
     Уже не  скрываясь, прошел шаханшах в спальню и встал на пороге.  Вис не
было. Он  побежал обратно к  мамке, но ключи  были на  месте.  Не  зная, что
подумать, старик выругался и пнул ногой сундук с жемчугом. Он забыл, что был
без сапог, бедный шаханшах. А сундук был кованый!..
     Вся любовь вылетела из головы у Рамина, когда он услышал вой шаханшаха.
В  один миг  перенесся  он через стену  и  пропал  в  темном переулке. А Вис
спокойно закрыла глаза и ждала, пока ее найдут.
     Ждать  ей пришлось недолго.  Восток уже посветлел,  а  шаханшах  помнил
тихий уголок сада у самой стены. Без сапог, хромой, бросился он туда...

     На мягкой  зеленой  траве, безмятежно раскинувшись, спала Вис.  Светлые
холодные  жемчужины были  разбросаны  вокруг.  Прорвавшись  через  карагачи,
ударил первый, самый чистый луч Солнца, и царь царей не посмел разбудить ее!
     Окаменелый, сидел он и смотрел на  жену.  Порозовели жемчужины в траве,
теплее стал воздух. Вис сладко потянулась и открыла свои прекрасные  зеленые
глаза.  Она  улыбнулась  шаханшаху,  обняла  его  за  сухую  жилистую шею  и
поцеловала в крашеные усы.
     Удивленно оглянулась Вис, когда шаханшах спросил, как она попала в сад.
И  он решил, что это дэвы  перенесли ее спящую  сквозь стену, чтобы испытать
царя царей.  Еще больше  уверился в этом  шаханшах, когда увидел Рамина.  Во
весь  опор  скакал  Рамин ко  дворцу  на своем верном Рахше. Ехал  он  с той
стороны, где  ночевало  войско, а  к  седлу  был  привязан  убитый на  охоте
джейран...
     Так  и прошло бы это безнаказанным, если бы не певец Кусан. Они  часто,
певцы и поэты, подсказывают шаханшахам, где собака  зарыта.  Из самых добрых
побуждений спел Кусан на шаханшахском пиру свою песню. А что получилось?!




     Я дерево увидел на вершине.
     Взглянув на ствол, забыл я о кручине...

     Под ним бежал родник прозрачный, чистый,
     И были травы вкруг него душисты...

     У родника, где так трава сладка,
     Увидел я гилянского бычка...

     Пусть вечно это дерево растет!
     Да будет сень его -- как небосвод!

     Пусть вечно льется чистый родничок,
     И пусть пасется рядом с ним бычок!
                              Гургани, "Вис и Рамин" (Притча Кусана)

     Дослушав до  конца,  шаханшах схватил Рамина  за горло. Дело было еще в
том, что царь царей снова решил перехитрить свой талисман. Он ведь не знал о
хузанском колдовстве и подумал, что вино опять выручит его. Три полных рога,
один за  другим,  опрокинул шаханшах. Но вместо  юных соков забродила  в нем
одна горькая старческая безрассудность.
     Пока шаханшах выпил свои  три, Рамин успел задрать кверху девять рогов.
И  он так  хватил старшего  брата рогом  по  носу,  что  тот упал  и закатил
глаза...  О  чем  тут  рассказывать  дальше?  Еще и  не  такое  случалось  у
зороастрийцев!..
     Жил  в  Хорасане  звездочет,  прозванный  за   красноречие  Бехгуем  --
Убеждающим.  Он  не  раз  поил  Рамина проточной водой  мудрости.  Но  Рамин
предпочитал устоявшееся вино  греха. Теперь  же  ему  ничего  не  оставалось
делать, как послушать мудреца.
     -- Плетью обуха не перешибешь, -- сказал великий звездочет. -- Выше лба
уши не растут. С сильным не борись!..
     -- А как же Вис? -- уныло спросил Рамин.
     -- Мало других на свете, да?!
     И Рамин сел писать письмо шаханшаху. Ничего, кроме усталости, не было в
его  сердце.  Теперь уже не нужно  будет красться ночью в чужой  сад, ожидая
стрелы в поясницу.  И  не надо  будет  все время  смотреть в дорогие зеленые
глаза. Солнце,  ветреные сады, радостные  улицы можно будет  опять  увидеть.
Только  вчера прошла мимо него  одна  колдунья  с легкими, чуть двигающимися
плечами. Она еще  оглянулась...  Когда Рамин кончил писать, мир для него уже
сиял, как после тюрьмы или болезни.
     И старый шаханшах вздохнул с облегчением, прочитав письмо. Рамин просил
назначить его правителем в какую-нибудь дальнюю страну, где он делами своими
смог бы прославить шаханшаха. Только Вис молчала...
     Она хорошо приняла пришедшего проститься Рамина. Но когда, оглянувшись,
он схватил ее, Вис  спокойно освободила  руку. О дорожных заботах поговорила
она,  приветливо  кивнула   головой  на  прощанье.  Веселые  переборы  чанга
доносились из ее окна, когда спускался Рамин по ступеням дворца...




     Что женская любовь? Пустой обман:
     На камне разве вырастет тюльпан?

     С хвостом ослиным их любовь сравни:
     Не станет больше, сколько ни тяни!

     Ослиный этот хвост я долго мерил...
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Так думал Рамин, идя по потускневшему Мерву. Горько  и обидно было ему.
Она забыла его еще до отъезда...
     Шла  навстречу  та  самая  колдунья  с  двигающимися  плечами.  Грустно
посмотрел Рамин, и она закусила край покрывала. Безучастный ко всему,  пошел
он  домой  и  лег  на тахту.  Впервые  увидел Рамин,  что  балки на  потолке
прогнулись. Слишком  много земли клали на  мервские крыши, чтобы не прогрело
их Солнце...
     Потолок  темнел, расходились  стены. Ослы в рабаде прокричали  полночь.
Мертвый свет  упал на левое плечо -- к болезни. Но  Рамин не плюнул три раза
налево  -- от  острой  молодой Луны. Не поблекнет еще она, и выедет он через
желтые каменные ворота  на  пыльную  хамаданскую  дорогу.  Когда подобреет и
округлится эта Луна, где будет он?..
     Рамин  поднял  голову.  Кто-то  тихо  назвал  его  имя... Закутанный  в
покрывало,  неслышно шел он за  мамкой.  Лунное лезвие кралось  за ним между
заборами. У Вис были холодные руки...
     Нет, не дала  ему радости эта ночь.  Никогда не мешала ему раньше Луна.
Вис молчала...  Облегчение  почувствовал  он,  когда выехал  из  узких ворот
Мерва.

     Почему  Рамин  женился  на  Гуль?..  Как  цветущий  сад были  ее  щеки.
Тростниковым сахаром  пахли  губы. А когда она смеялась, звездный свет Плеяд
отражали ровные белые зубы. В быстрых глазах ее засело по смелому абхазскому
лучнику. Золотая рыбка в чистой воде была Гуль!
     Но  не  этим пленился  Рамин. Простой тоненький поясок  захлестнул  его
отдохнувшее  сердце. Такой милый был  поясок,  так  плотно  стягивал  гибкую
талию, что  хотелось взяться за нее сразу двумя руками. Не  пошел бы уже Вис
такой поясок...
     Мы  знаем,  как ведут  себя в Гурабе. Не  успел Рамин  открыть  рот  от
восхищения,  как  Гуль  подъехала  и  поцеловала  его  в  губы. И  он  сразу
почувствовал себя с ней легко  и просто. Ему не пришлось придумывать  всякие
сложные слова для разговора. Они сами выскочили изо рта.
     -- Сколько стоит  сахар  на  твоих губах?  -- весело спросил Рамин.  --
Жизнь возьмешь -- продешевишь!..
     Какая девушка в Гурабе устоит на ногах перед такими словами! К тому же,
по  отъезде из  Мерва  Рамин снова отпустил  красивые усики. Через  три  дня
состоялась свадьба...
     Кто не знает, что Гуль -- значит Роза! Целый Гулистан  достался Рамину.
И  не нужно  было  вечно  прятаться, клясться в любви, по десять раз  в день
попадать  из огня в прорубь и обратно. За месяц Рамин  незаметно поправился.
Рахш каждый раз недовольно поводил ушами, когда хозяин взбирался на него.
     При Луне особенно пахнут розы. И Рамин каждую ночь считал их в цветнике
Гуль.
     -- Разве  это Луна, да?!  --  сказал  он как-то.  -- Черной сковородкой
кажется  она мне рядом с твоим лицом. Как персик твои щечки, уста -- рубины,
полумесяцем бровь. На две  половинки нужно разрезать самое  сладкое яблочко,
чтобы сравнить с твоей грудью. Совсем как Вис ты при этой Луне!
     Кто не пожалеет розу под дождем, когда холодный ветер обрывает шелковые
лепестки  и бросает  их  в  грязь!  А что  делать, если заплачет сразу целый
цветник?  Пришлось  Рамину  встать,  зажечь светильник  и писать письмо Вис.
Розотелая Гуль стояла рядом и всхлипывала, когда он задумывался.
     "Дурак я был, да! -- писал Рамин. -- Прельстившись  твоим  серебром, не
знал я,  что есть на свете золото. В Гурабе я нашел его полный кошелек. Кому
нужно дырявое  ведро, если  есть дубовая  бочка.  Полжизни замазывала ты мне
глаза. Теперь  я понял,  в чем настоящее счастье.  И видеть тебя  больше  не
хочу..."
     А в конце письма Рамин написал такое нехорошее слово, что  и переводить
его с пехлеви не хочется.
     В  те времена  не  было всяких  глупых законов, и  письмо Рамина попало
прямо шаханшаху. Весь дворец собрал царь царей и прочел его  вслух. Особенно
обрадовался он последнему короткому  слову. На весь зал выкрикнул его тонким
голосом шаханшах и посмотрел на Вис. Она смеялась!..
     Шаханшах вынул платок и  протер  глаза. Все смеялись уже вместе  с ней.
Пришлось посмеяться и царю царей.
     Рассказывают, что  десять писем отправила Вис  Рамину.  По ее поручению
писал их самый  грамотный  в  Хорасане человек -- Мушкин,  а отвозил быстрый
Азин. Целый месяц плакала, глядя в сторону Гураба, Вис...
     Не могло этого быть, потому что в ту же ночь Луна оказалась в созвездии
Рака. Если  бы  не  это обстоятельство, трудно  было бы  врачам  определить,
почему  заболела  Вис  на следующее утро. Ведь накануне  вечером  она весело
смеялась, а сейчас лежала с открытыми глазами и не слышала, когда говорили с
ней...
     То, что не  ела ничего Вис, мамку не беспокоило. Больше  всего испугали
ее эти открытые глаза. Ни днем, ни ночью не закрывала их Вис...
     И не  посылала Вис мамку  в  Гураб.  Мамка  сама поехала  на том старом
хузанском  верблюде,  который  привез  ее  в Мерв.  И  Рамину  она ничего не
сказала. Просто слезла  с верблюда и стала молча у дороги, по  которой  ехал
Рамин на охоту.
     -- Опять ты, старая ведьма!  -- налетел он и замахнулся плетью. -- Мало
твоей  Вис, что говорят  кругом  про нас. На базаре стыдно появиться... Нет,
хватит позора  и безрассудств.  Скажи ей, что не дети мы уже. Пора жить, как
все люди...
     Рамин не  ударил мамку. Еще  что-то  хотел он  сказать,  но только ожег
плетью коня и ускакал прочь. А мамка взобралась на верблюда и поехала назад.
     Когда мамка вернулась,  Вис посмотрела на нее и впервые  за  много дней
закрыла глаза. Полежав так немного, она встала и принялась за свои дела...




     Стареет все, но манят вновь и вновь
     Отечество и первая любовь!
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Гуль теперь  редко  надевала поясок. А когда  розы день  и  ночь  перед
глазами,  рад  будешь последнему чертополоху. Только бы не пахнул и покрепче
кололся...
     В это утро Рамин проснулся с привычной тростниковой сладостью на губах.
Гуль, как всегда, была без пояска. Он посмотрел на персики, яблочки, рубины,
полумесяцы и зевнул. Потом он увидел прекрасные синие горы Гураба. Белый пар
лился над полями.  Недвижные гурабские кедры стыли у самой крыши, на которой
они  спали. Внизу слышался визгливый крик вперемежку  с  кашлем. Это  Рафед,
отец Гуль, ругал пастуха за горькое молоко. Бездельник гонял коров поближе к
дому, где росла одна полынь...
     И вдруг дрогнули  кедры, зашевелилась трава на полях, вспыхнули и сразу
прояснились горы. Гневным взмахом ресниц стер ночь с остывшей земли Хорасан!
     Горячим  светом обожгло Рамина. Было синее небо Хузана,  теплая  ночная
пустыня с падающими звездами, мокрая крыша с белой  горностаевой  нежностью.
Ветки карагачей трещали от летящей с неба любви...
     Рамин недоуменно смотрел на женщину, спавшую рядом.  Ничего не понимая,
дотронулся  он до  чужой  розовой  груди.  Она  была  холодная  как  пузырь.
Перекрученный поясок валялся в изголовье...
     Почему он здесь, что делает?! Рамин вскочил  и, надевая на ходу одежду,
скатился вниз. Рахш уже ждал,  повернувшись  к  Хорасану.  В пылающее Солнце
помчался Рамин...

     Сухая пыль  дороги,  ободранные карагачи, грязная вода в  арыках -- все
было такое обычное,  что Рамин заплакал. Едущие с базара люди поглядывали на
него, но ни о чем не спрашивали. Рахш стоял смирно...
     Только  когда закатилось за спину Солнце, тронул Рамин  коня.  Неслышно
ступил  Рахш  на  пыльные листья,  нападавшие между  заборами. Осень была  в
Хорасане...
     Безлунная  ночь пропитала Мерв сырым туманом. Темные переулки  молчали.
Упершись головой в холодную стену, остановился Рахш.
     Рамин  поднял  голову.  Слабая  звезда  расплывалась  между  оголенными
ветками. Хриплым голосом позвал он Вис...
     Голос  тоже расплылся в тумане. Тогда он крикнул громче. Но  как мокрая
вата была ночь. Он кричал и плакал внизу, Рамин...
     -- Почему ты не слышишь меня, Вис?! -- жаловался он. -- Жизнь проходит.
Пустая,  холодная ночь вокруг. А я,  усталый  и растерянный, стою под  твоим
окном. Вспомни все и посмотри на мою голову. В серебряной паутине запуталась
она. Я пришел к тебе, потому что некуда мне больше идти...
     Молча плыла между ветками  сырая звезда.  Жались друг к другу  птицы на
деревьях. Рамин опустил голову...

     Утром  Вис  впустила его. Она  сидела на высоком  троне  и смотрела  на
приближающегося  Рамина.  Никогда не видел он ее такой: в золотом  платье, с
шахской короной на  голове.  Из алебастра было ее  лицо, и  холодные зеленые
камни в глазах были прикрыты ресницами.  Все это  снилось ему: небо  Хузана,
пустыни и крыши,  ночи белого горячего  счастья. Рамин покосился на  львиные
лапы шахского трона. По широким ступеням поднялся он и  протянул к ней руки.
Но Вис толкнула его, и Рамин упал.
     --  Это не твое место, --  сказала  она. --  Седой и плешивый, так и не
стал ты  мужчиной. В болтовне и изменах прошла твоя жизнь. Иди  на  базар  и
читай там свои слезливые стихи. Такие  же седые толстые мальчики ждут тебя у
винной бочки.  Перебивая  друг  друга  и  заглядывая под  каждое  проходящее
покрывало, вы будете крикливо ругать шаханшаха. А потом разойдетесь по своим
цветникам, гордые и удовлетворенные. И будете  разбивать фонари по дороге...
Что еще тебе нужно?!
     И Рамин ушел.
     Кровью набухали синие дымные тучи. Рамин прошел к мамке  и  попросил  у
нее зеркало. Он долго смотрел на себя,  потом вынул прямой парфянский  нож и
сбрил усики. Мамка испуганно шептала хузанские молитвы...
     Рамин сбросил  с себя рубашку с шелковыми  шнурками и вышел  на площадь
перед дворцом.  Там уже  были люди.  Откуда  узнали они о его приезде и чего
ждали?..
     С шипением  расползались  тучи.  От мелких холодных капель потрескивало
пламя  в  храме  Огня.  Жрецы  запели грозную  песню Восхода. И когда  кровь
брызнула из Хорасана, Рамин поднял навстречу руки.
     -- Что ты сделал  со  мной, старый шаханшах! -- сказал он. --  Почему я
всю жизнь должен красть то,  что принадлежит мне по праву?.. Ты  ограбил мою
молодость. Съежилась любовь и увяла  вера  от  твоего гнилого дыхания.  Даже
душу  мою  сделал  ты такой  маленькой, что смог  заткнуть за свой блестящий
сапог... Нет, я оторву твои мертвые пальцы от своего горла!
     По  праву  шаханшаха зажег Рамин священный огонь.  И  молитву шаханшаха
прочел он,  объявляя день  в Хорасане. Тогда вазир Зард  подошел к Рамину  и
поднял меч, чтобы убить его. Но Рамин вырвал меч у брата и отсек ему голову.
С кровью на руках вернулся он во дворец. И Вис протянула ему свою руку...




     Но тут клыки вонзил в него кабан
     И распорол все сердце до утробы, --
     И место для любви, и место злобы!
                              Гургани, "Вис и Рамин"

     Да, не Рамин убил шаханшаха. Его и не было в  то время во дворце. Между
двумя войнами решил старик поохотиться. И вдруг  большая свинья  выбежала из
камышей, опрокинула  коня и распорола живот шаханшаху. Никто не видел этого,
но так рассказывают...


Популярность: 32, Last-modified: Thu, 12 Dec 2002 13:13:41 GMT