---------------------------------------------------------------
     © Copyright Владимир Покровский, 2008
     Date: 15 Jul 2008
---------------------------------------------------------------


     Алексей Вадимович  Чернохолмский получил бессмертие. То  есть не так уж
чтобы и бессмертие насовсем, но все-таки прививку от всех болезней сроком на
сто  лет. Незадаром - заплатил  столько,  что жена охнула и стала говорить о
разводе. А когда узнала, в какие долги он влез, то и разговоры о разводе все
прекратила, а  просто взяла и ушла, прихватив по  суду дом в элитном районе,
дачу,  машину и мобильный телефон с мебелью, сказав  напоследок: "С  некоего
животного хоть пучочек волосков". Очень дальновидная женщина.
     Александр Вадимович - это был вам не кто-нибудь, у него был важный пост
в зарубежной компании "Доу Нексе", дающий право на  долю акций, достаточную,
чтобы вы могли время от времени видеть его имя по телевизору. Вот мобильного
телефона  и машины собственной у  него не было - их фирма предоставляла, так
что жена его  имела  и  свой мобильник, и  свой автомобиль,  а у  Александра
Вадимовича  ничего этого  не было. Мужчина  он  был  умом  острый  и  вообще
предприимчивый, но в отношении близких людей наивный и очень недальновидный.
Даже без собственного мобильника.
     Имелся  еще  один  недостаток   в   уровне   благосостояния  Александра
Вадимовича -  оно, это благосостояние, для  некоторых просто огромное,  было
недостаточным  для  того,  чтобы  он   мог  свободно  попользоваться   такой
биотехнологической технологией, как бессмертие, хотя бы и сроком на сто лет.
Это штука  не дешевая - здесь вам и генная инженерия,  и генная  хирургия, и
стволовые клетки, это уж как водится, и спецвирусы, и черт знает что еще, а,
главное, всего одна клиника на весь мир, где такие вещи умеют. Очень дорогая
штука,  может  быть, самая дорогая  в  мире.  Но дело  в том, что  Александр
Вадимович почему-то очень боялся смерти. Да и рак его  был очень  серьезный,
неоперабельный.
     Очевидные последствия тут же не преминули. Александр Вадимович чудесным
образом выздоровел, но в совете директоров "Доу Нексе"  начались против него
интриги,  да и правда, кому нужен конкурент со столетней гарантией, вдобавок
лишившийся  своих акций,  да  еще вползший  в немыслимые  долги, да еще кого
бросила  жена.  И на следующем  же  собрании акционеров Александр  Вадимович
рухнул. Причем рухнул по ужасающей вертикали  - его просто выкинули и внесли
в какой-то  там  черный  список. И  по мере течения времени, очень,  кстати,
недолгого, Александр Вадимович стал бессмертным бомжом.
     Он забыл, что бессмертие в наше время есть привилегия только тех людей,
которые входят в списки журнала "Форбес". К этим людям относятся с пиететом,
их бессмертие  приветствуется, по крайней  мере, на  публике,  однако насчет
остальных  посягнувших в  мире наблюдается к  ним  почти  полное  неприятие.
Во-первых, по соображениям зависти, а  во-вторых, чисто экологически -  типа
что  же это  будет, когда все богачи станут  бессмертными, а с нами-то  как?
Этого именно обстоятельства Александр Вадимович как раз и недоучел.
     Александр Вадимович упал на дно и обосновался там на городском вокзале,
то есть  не на  самом  вокзале,  конечно,  за  это надо деньги  платить,  но
поблизости.  Познакомился  одновременно  со  всякой  неинтересной  публикой.
Которая приставала к нему с расспросами.
     Но, став бомжом, Александр Вадимович несколько  поумнел,  начал глядеть
на жизнь философски,  то есть от сотоварищей по бездомью решил скрывать свои
бессмертные  качества.  Сотоварищи  потом  только диву давались,  что это  у
Сашка-Банкира никогда морда не  пухнет, что  это  у него после драк  никогда
наутро  никаких тебе  синяков, и  бодуна никогда не  наблюдается даже  после
самого  кривого  пойла.  И всегда в форме,  всегда здоров.  Однажды, правда,
сломал  ногу, но очень  скоро она  без всякого гипса зажила.  На  него  даже
посматривать стали косо, стали  даже  вменять ему его интеллигентный акцент,
хотя интеллигентов среди этих ребят хватало, но  это  были  свои, опухлые  и
гнилые. Посидит с дамой у забора, стих прочтет, ромашку преподнесет, а потом
вдруг говорит: "Пойду поссу".
     Такая жизнь не очень устраивала  Александра Вадимовича -  слишком много
новых и исключительно неприятных проблем, антисанитария, борьба за  мусорки,
вечный поиск пропитания,  полное отсутствие  сигар, ощущение  гадостности и,
конечно,  очень дурная  компания,  просто  отбросы  общества. Сам  Александр
Вадимович  себя к  таковым причислять решительно не желал.  Это уж извините.
Александр Вадимович не  отброс,  он предприимчив,  умен, так что обязательно
найдет выход.
     Было  два варианта  -  постепенный  и  быстрый.  Сценарий  постепенного
восхождения  к   нормальной   жизни,  то  есть   с   квартирой,  работой   и
какими-никакими  деньгами,  пусть  даже в виде долгов, был  хрустальной,  но
неисполнимой  мечтой почти  каждого бомжа  -  отбросы,  что  тут  поделаешь,
опустившиеся, ни на что не способные огрызки  людей. Александр же Вадимович,
будучи не таков, выстроил  беспроигрышный план постепенного богатения, и это
был непростой  план,  рассчитанный  на человека  очень  умного,  активного и
предприимчивого, то есть именно на Александра Вадимовича.
     Был еще и вариант  побыстрее  -  найти какого-нибудь  старого друга,  с
которым по занятости давно утрачен  контакт,  а желательно даже и школьного.
Друг, конечно, внутренне поморщится, но отказать в помощи  вряд ли посмеет -
помоет,  накормит, одежонки даст  более-менее поприличней,  а, может,  еще и
кров.  Словом,   появится  у  Александра  Вадимовича  минимальный  стартовый
капитал, а там, с его-то опытом, он чего-нибудь, да добьется.
     Друзей  оказалось кот  наплакал  -  одни переехали,  другие  забурели и
просто не  узнавали,  один Вовка Чикин проявил  участие, но он сам  давно  и
прочно  сидел  на  мели.  Дал  какую-то дачную  одежонку,  500 рублей денег,
полбутылки и виновато вытурил вон.
     Одежонку Александр Вадимович надежно припрятал от сотоварищей, завернув
в полиэтилен и закопав в  одной из ближайших рощиц, и надолго впал в ступор,
готовясь к энергичной реализации первого варианта.
     Близилась  зима.  Сотоварищи  все чаще  стали заговаривать  о  смерти и
Черном Бомже,  а кто пограмотней - о  реинкарнации  и последних  достижениях
медицинской  науки. Александр Вадимович несколько пал духом, подозревая, что
зима может замедлить  процесс  постепенного  возвращения к нормальной жизни,
когда однажды,  отдыхая в случайной  компании  у  Гаражного  Бревна, заметил
вдруг странно знакомое лицо. Бомж по  кличке Сучок явно был новичком - морда
здоровая, неопухшая и даже не  слишком небритая, а взгляд скорее мрачен, чем
равнодушен. Александр Вадимович пригляделся и ахнул.
     - Никита Игнатьич?
     - Т-с-с! - ответил Сучок.
     Никита Ломов  был совсем  недавно  лицом очень значительным, но главную
известность  получил  как  один  из  первых   бессмертных  нашего  города  -
бессмертие, вы подумайте, аж  на  целых  500 лет.  Они были шапочно знакомы,
встречались  иногда на разных там презентациях. Просто даже невозможно  было
представить, чтобы такой человек, как он...
     Улучив минутку, оба бессмертных отошли в сторону.
     - Ты что, обалдел?! - зашипел Ломов. - Ты б  еще по фамилии  обратился!
Узнают, что мы бессмертные, вмиг убьют!
     - Ой, ну да, - Александр Вадимович и сам подозревал что-то подобное.
     История Никиты Игнатьевича оказалась куда сложнее и  многотомнее, чем у
Александра  Вадимовича,  но  по  сути  это  было  одно  и  то  же.  Интриги,
подсиживания, отсутствие нужной реакции на атаки (мол, ну и что? Ведь теперь
не вопрос же это жизни и смерти, ха-ха), даже  апатия некоторая, затем вдруг
оказывается, что это все-таки может  быть  даже вопросом жизни и смерти,  но
уже поздно, и... закономерный финал. На свалке.
     - Куда ты  там возвращаться собрался? Кто там тебя ждет? Там то же, что
и здесь - волки! Только здесь волки тухлые и запуганные, а там - в состоянии
полной боевой готовности.
     - Ну, это вы уж вообще. Не все же такие.
     - Не все. Я про всех и не говорю. Нам хватит и тех волков, что есть.
     - Но есть же семья, ценности всякие... Любовь...
     -  Семья? У бессмертного? Когда  жена знает,  что умрет старухой,  а ты
таким  же  молодым будешь?  Когда детки твои наверняка  знают,  что никакого
наследства  от тебя  не  обломится, если ты  не  умрешь? Это ж  какая любовь
нужна?
     - Но есть же еще средний класс, там отношения между людьми...
     - Ой,  не смеши меня!  Бессмертный в среднем  классе! Заклюют и даже ни
слова не говори! Бессмертным вообще не  место в этой  жизни.  Одних замочат,
другим повезет, и здесь окажутся. Стопроцентно тебе говорю, мы не одни здесь
такие,  бессмертные, пара-тройка  точно  бомжует. И это  про  тех, про  кого
узнал.
     В общем, Александр  Вадимович дал  себя постепенно  уговорить  и вскоре
объединился с Ломовым, причем в дальнейшем об этом не  пожалел.  Люди умные,
энергичные, инициативные,  они  быстро  покинули криминальное  привокзалье и
подыскали себе местечко, во всех отношениях  куда  более  приличное - и  еду
проще достать, и даже иногда водку бесплатно, и  природа  опять же, да  и по
ночам всегда можно найти крышу над головой, благо люди у нас иногда не прочь
как   следует  пофорсить.  По  крайней  мере,  на  том  кладбище,  где  наши
бессмертные обосновались, хватает неохраняемых склепов.







Популярность: 17, Last-modified: Tue, 15 Jul 2008 03:02:18 GMT