---------------------------------------------------------------
     Владимир Зазубрин "Два мира"
     Date: 1921
     Изд: Красноярское книжное издательство, 1983
     OCR: Павел Кренц
     Spellcheck: Татьяна Кренц, 1 Jul 2008
     ---------------------------------------------------------------

     Роман-хроника "Два мира" известного сибирского писателя В. Я. Зазубрина
(1895--1938)  посвящен  событиям  гражданской войны в Сибири,  когда Красная
Армия и  партизаны Тасеевской  республики,  отстаивая  завоевания революции,
громили колчаковские банды и утверждали Советскую власть.
     В романе ярко,  достоверно и самобытно  показаны  картины  освобождения
Сибири  от белогвардейщины; столкновение "двух  миров" --  старого и нового;
романтический пафос революционной борьбы; организаторская и руководящая роль
партии.
     Роман впервые был  опубликован  в 1921 году и  является первым  большим
произведением советской литературы, получившим высокую оценку В. И. Ленина и
М. Горького.



     Земля вздрагивала.
     Тела орудий, круто задрав кверху дула,  коротко и быстро метали желтые,
сверкающие снопы огня.  Тайга с  шумящим треском и грохотом широко разносила
гул выстрелов, долго, визгливо  и раскатисто звенела стальным воем снарядов,
лопавшихся далеко на улицах, на земле и над крышами Широкого.
     Прислуга на батарее, молодые краснощекие, скуластые солдаты, работали с
буднично  спокойными  лицами,  изредка  равнодушно ругались,  перебрасываясь
грубой шуткой. Противник был не  страшен: он не имел артиллерии. Сидевший на
наблюдательном  пункте поручик Громов  в бинокль,  не  отрываясь,  следил за
селом и  часто  кричал  в трубку телефона короткие, холодные слова  команды.
Ветра не было. Сухой,  горячий воздух висел над  тайгой, напитываясь запахом
душистой смолы,  игольчатой  зелени и пороховым дымом. На дереве сидеть было
неудобно и  жарко.  Ноги у офицера  затекли,  руки  устали  держать  тяжелый
бинокль.   Толстые   губы,  с  подстриженными  черными   усами,   засохли  и
потрескались.  Фуражка  надвинулась на  самый  лоб,  из-под  козырька  текли
теплые, липкие струйки пота, грязными каплями висли на сухом, горбатом носу,
на гладко выбритом четырехугольном подбородке, капали на зеленый френч.
     Мертвые стеклянные глаза бинокля,  поблескивая,  сверлили зеленую  даль
большой таежной поляны, на которой скучилось Широкое, бегали по улицам села,
щупали густую цепь противника, лежащую у поскотины.
     -- Прицел!.. Трубка!..
     Толстые губы дергались, и  по  тонкому стальному  нерву телефона бежали
отрывистые фразы, слова, цифры, полные скрытого смысла.
     -- Прицел!.. Трубка!..-- повторял телефонист на батарее.
     -- Прицел!.. Трубка!..-- кричали  бегающие у  орудий  солдаты в грязных
гимнастерках, с расстегнутыми воротами и красными погонами на плечах.
     -- Готово!
     -- Первое!.. Второе!.. Третье!..
     Орудия судорожно  подпрыгивали,  давясь, с  болью,  оглушающе харкали и
плевались длинными  кусками огня  и раскаленными,  воющими сгустками  стали.
Верхушки деревьев гнулись, как от ветра.
     -- Прицел!.. Трубка!..-- кричала натянутая жила телефона.
     Спокойно поблескивал черный бинокль. Послушно,  с точностью заведенного
механизма, солдаты щелкали замками, совали в орудия снаряды, стреляли.
     На опушке тайги стоял сухой  треск  ломающегося валежника. Серо-зеленая
цепь  белых  вела  частую  стрельбу  из  винтовок,  четко  стучала  длинными
очередями  пулеметом.  Партизаны,  окопавшись  у  самой  поскотины Широкого,
молчали.  Вооруженные  более  чем  наполовину  дробовиками,  почти  не  имея
патронов, они берегли каждую пулю,  не  стреляли,  выжидая,  пока  противник
подойдет  ближе и можно будет бить его, беря на мушку, без промаха. Пули  со
свистом сочно впивались  в жерди  и  колья поскотины,  зарывались  в  черные
бугорки  окопов, тысячами  визгливых  сверл  буравили  воздух. Бойцы  лежали
сосредоточенно, спокойно. Глубокие складки залегли у каждого между бровей, и
глаза,  потемнев, резко  чернели на  напряженных, чуть  побледневших  лицах.
Когда в  цепи пуля задевала кого-нибудь и  слышался стон или  крик,  то  все
молча  обертывались  в  сторону  раненого  и  быстрыми, тревожными взглядами
следили, как возились с ним санитары.
     Снаряды  рвались  далеко  за  цепью,  в  селе.  Белые облачка  шрапнели
клубились над Широким, и тяжелый дождь крупными каплями  картечи  с  треском
низал  дощатые  крыши, дырявил  заборы,  ворота,  звенел  осколками  выбитых
стекол.  На  улицах в прыгающих, крутящихся  столбах  черной пыли  огненными
красными лоскутами рвались гранаты. Клочья огня вспыхивали, и тухли  спереди
и сзади десятка запоздалых подвод, спешивших к северному концу села. Поручик
Громов не мог  взять верного  прицела. Крестьянские  телеги,  тяжело скрипя,
медленно ползли  между домов, трещавших от  взрывов.  На возах в беспорядке,
наспех высоко были навалены сундуки, самовары, цветные половики, подушки, на
самом  верху  метались  и  громко  плакали   ребятишки,  охали,  крестились,
всхлипывали женщины.
     Гранаты давали  или  перелет,  или  недолет.  Шрапнель  рвалась слишком
высоко,  и  ее пули,  ослабев, сыпались на  обоз, никому не причиняя  вреда.
Круглый  кусок  горячего свинца  упал на  беленькую головку семилетнего Васи
Жаркова.  Мальчик   вскрикнул,  испуганные  большие  черные   глаза,  широко
раскрывшись, остановились. На полные розовые щечки брызнули искрящиеся капли
слез.
     -- Мамка, больна! Ай-яй!-- Вася заплакал, схватился за голову.
     Полная  женщина  в белом  платке,  с  вытянувшимся землисто-серым лицом
прижала к себе дрожащего сына.
     --  Матушка-владычица,  богородица  пресвятая,  спаси и помилуй  нас,--
громко, навзрыд причитала мать.
     Старики  с  трясущимися коленями широко  шагали возле возов,  дергались
поминутно  всем телом в сторону от рвущихся снарядов,  подгоняли храпевших и
бившихся лошадей.
     Поручик  Громов  стал  нервничать.  Его  бесило,  что   семьи  партизан
безнаказанно уходили из села. Офицер менял прицел, промахивался, раздраженно
ерзал на сучке, ругался.
     Граната с  воем лопнула в  самой середине  обоза.  Задние колеса телеги
Жарковых  прыгнули  вверх. Мать  и  сын,  молча,  не  вскрикнув,  свалились,
обнявшись, на дорогу. Рядом тяжело рухнула большая туша лошади с  оторванной
головой. Пыль вокруг убитых сразу стала красной.
     Черный бинокль радостно дернулся в руках Громова  и, блеснув на солнце,
остановился,  стал  ощупывать  теплую кучу костей  и  мяса.  Офицер с легким
волнением весело уронил в трубку:
     -- Хорошо! Два патрона! Беглый огонь!
     Бах-бах!  Бах-бах!  Бах-бах!  Бах-бах! -- быстро бросила батарея восемь
снарядов.  Разбитые  телеги  сгрудились  в  кучу; лошади,  издыхая,  дергали
ногами; с  вырванными  животами, оторванными ногами  и руками,  с  разбитыми
черепами  валялись  люди.  Кто-то  стонал.  Мертвые  руки  Жарковой  сжимали
маленькую  головку  Васи. Русые, пушистые  волосы  ребенка  слиплись,  стали
красными.  Головки  убитых  детей  среди  груды  разломанных  телег,  дохлых
лошадей,  мертвых  и  раненых  людей  пестрели нежными цветками голубеньких,
черных, синих глазенок, сверкающих еще не высохшими слезами.
     Красное пятно росло, расползалось по дороге.
     Батарея  перенесла огонь.  На  улицах стало тихо. Дома  молча  смотрели
черными слепыми дырами выбитых окон. Едва  приметный, легкий парок  струился
над убитыми. Крестьяне сидели с семьями в подпольях.
     Снаряды  стали  рваться  над  поскотиной.  Белая  цепь,  усиленно треща
винтовками и пулеметами, поползла вперед. Партизаны молчали. Лохматая голова
е вьющимися черными волосами, в фуражке набок поднялась над окопчиком.
     --  Товарищи,  без  моей  команды  не  стрелять!--  отчетливо  и  резко
прозвенел голос отца Васи Жаркова.
     Энергичный, изогнутый подбородок командира  повернулся  вправо и влево,
глаза   быстро  и  внимательно  скользнули  по   цепи.   Партизаны,   слегка
повертываясь на бок, передавали приказание вождя.
     - Передача! Без команды не стрелять! Без команды не стрелять!
     Пестрая цепь повозилась немного, стрелки осмотрели затворы у винтовок и
бердан, курки у шомполок и централок и опять затаились.
     Белые, не встречая сопротивления, продвигались быстро. Офицеры стояли в
цепи  во  весь рост,  громко командовали. Батарея перестала стрелять,  боясь
задеть  своих.  Не дойдя  до противника шагов полтораста,  белые  поднялись,
бросились в атаку.
     -- Ура-а-а!  Ура-а-а!  Ура-а-а!--  громче  всех  ревел  высокий,  худой
командир  батальона и,  поднимая в  руке большой черный кольт, бежал впереди
цепи.  Жарков  встал,  метнул  быстрый  взгляд на  клочок  луга,  отделявший
партизан от белых, коротко бросил:
     -- С колена! Крой!
     Зеленые  гимнастерки,  черные,  синие, белые рубахи, серые  деревенские
самотканые  кафтаны, шляпы, фуражки, шапки поднялись с земли. Четко щелкнули
затворы, мягко хрустнули курки.
     --  Тр-рр-а-а-а-х! Ба-ба-бааах! Рррах! --  разноголосо и гулко хлестнул
залп.
     Длинноногий командир батальона уронил кольт, согнулся дугой, упал лицом
в траву и завизжал. Целый заряд ржавых гвоздей и толченого чугуна угодил ему
в живот. В  белой цепи, сомкнувшейся полти вплотную, зазияли огромные  дыры.
Неподвижная, твердая как камень, темная линия красных ударила снова из сотен
ружей. Едкий, рвущий визг свинца и железа стегнул еще раз атакующих. Редкие,
расстроенные кучки белых повернули назад, побежали к тайге. На лугу  стонали
раненые, громко  визжал и катался по траве командир  батальона с разорванным
животом.
     --  Ложись,--  удержал  Жарков  свою  цепь,  порывавшуюся  преследовать
отступавших.
     Белые  снова  пустили  артиллерию,  под   ее  прикрытием  стали  спешно
подтягивать резервы.
     Красные  лежали спокойно, отдыхая  от  напряженных  минут  атаки. Белые
оправились  и  привели  в  порядок  свои части  только к вечеру,  но  боя не
завязывали. Командир карательного отряда полковник Орлов решил наступать  на
Широкое ночью. Как только  стемнело, Жарков, сняв с позиции своих  стрелков,
повел их в село. На улицах  было безлюдно и тихо. Раненых подобрали.  Только
темная куча убитых лежала на месте. Около пахло горелыми тряпками, порохом и
кровью.  Жарков еще  в цепи  узнал о смерти жены и ребенка. Усилием  воли он
удержал  самообладание  и  теперь,  торопясь,  обходил,  не  останавливаясь,
разбитый  обоз. Минуты были дороги. Белые могли окружить. Беззвучно ступая в
мягких броднях, угрюмо опустив головы, молча оставляли партизаны Широкое.
     Около   двенадцати  часов  ночи  белые  сразу  открыли  по  всей  линии
пулеметный  и ружейный огонь. Ответа не было. Наученные днем, красильниковцы
двигались  вперед   медленно,   осторожно.  В  атаку   поднялись   и   пошли
нерешительно,  шагом, часто стреляя на ходу. Огненная  петля с  двух  сторон
охватила молчавшее  село.  Крикнули "ура" и  побежали уже у самой поскотины.
Шумно топая,  паля из винтовок, с  ревом ворвались в тихие улицы. Задыхаясь,
наткнулись   на  остаток   обоза,  спугнули  мертвый  покой   убитых,  кучей
затоптались на месте. Луна осветила два ряда домов с темными дырами окон. Из
обломков,  валяющихся  среди  дороги,  смотрели   на   победителей  опухшие,
перекошенные смертью,  почерневшие  лица женщин, стариков и маленькие личики
детских  трупиков,  подернувшиеся  пылью. Старик  Федотов,  выставив  вперед
острый клин седой  бороды, широко оскалив зубы, колол толпу тусклым взглядом
мертвых глаз.
     Толстый  полупьяный  поручик  Нагибин  брезгливо  морщился  и,   широко
растопырив ноги, разглядывал убитых. Заметил детей, жену и сына Жаркова.
     --  Со  щенятами, значит.  Всех  угробили.  Правильно, поручик  Громов.
О-д-о-б-р-я-ю.
     Офицер повернулся к толпившимся сзади солдатам.
     -- Стана-а-вись!
     -- Становись! Стройся! Третий эскадрон! Первая рота!--  кричали по селу
офицеры.
     Нагибин стал выстраивать свою роту. Отряд собирался в одно место.
     Полковник Орлов с эскадроном  гусар в конном  строю и батареей въехал в
Широкое.  На главной улице стояли стройные шеренги солдат. Лиц в тени нельзя
было  разобрать. Концы  штыков маленькими звездочками  поблескивали па лупе,
искрящейся цепочкой связывали томные колонны отряда.
     Капитан Глыбин поскакал навстречу Орлову, прижимая руку к козырьку.
     -- Смирна-а! Распада офицеры!
     Орлов круто  осадил свою белую кобылу, тонкие ноги ее  дрогнули, жирный
круп подался назад.
     -- Здорово, молодцы!
     -- Здрай желай, гсдин полковник!
     -- Поздравляю вас с победой! Спасибо за службу!
     -- Рады стараться, гсдин полковник!
     Дружный ответ красильниковцев прокатился по селу. В дальнем конце улицы
эхо дважды повторило: "Рады! Рады!"-- и все затихло.
     Белые  блестящие  погоны  полковника  и  кривая  казачья  шашка, вся  в
серебре,  отливали голубоватым светом. Высокая  кобыла неспокойно перебирала
тонкими ногами, фыркала нежными,  розовыми ноздрями,  поводила ушами, косила
глаза на кучу убитых. Орлов, слегка пригибаясь  к луке,  щекотал шпорой  бок
лошади, заставляя ее подойти ближе, наступить на труп.
     --  Дура,  испугалась.  Вот  так боевой конь,--  улыбаясь,  обертывался
полковник к адъютанту.
     Мертвецы молчали.  Жаркова лежала  ничком, лица ее не было видно.  Вася
спрятал  свою голову у нее на  груди.  Старуха  Николаевна перегнулась через
сундук, черные щеки ее  и открытый  рот  резко выделялись на белой  подушке.
Окровавленная, разбитая  голова  Прасковьи  Долгушиной тяжело  давила  живот
трехлетнего Пети  Комарова,  лежавшего с широко раскинутыми ручонками  около
большого  самовара.  Из-под  опрокинутой телеги  торчали  желтые  босые ноги
Степаниды  Харитоновой, на ее груди, придавленный острым углом ящика, застыл
шестимесячный ребенок.
     Темное облако закрыло луну. Блестящая цепочка штыков, погоны полковника
и  его шашка потухли. Черная лопата бороды Орлова поднялась  кверху.  Офицер
несколько секунд смотрел на небо.
     -- До рассвета еще часа два,-- вслух подумал он и, нагнувшись с седла к
солдатам, крикнул: -- Господа, до  утра село в нашем распоряжении. К восходу
солнца чтобы здесь не осталось ни одного большевика!
     Темные колонны зашевелились, колыхаясь, стали пропадать в темноте.
     Орлов со штабом отряда расположился в доме священника. Толстая попадья,
с  простоватым широким  лицом, гладко причесанная,  в длинном сером  платье,
накрывала на стол. Денщик полковника из  походного сундука вынимал бутылки с
водкой  и  коньяком.  Орлов  со  скучающим лицом,  позевывая,  слушал своего
помощника  капитана Глыбина. Глыбин говорил что-то о сторожевом охранении, о
большевиках, об убитых и раненых  солдатах. Полковник едва схватывал обрывки
фраз,  концы  мыслей.  Сегодня  он  весь  день  провел  на  жаре,  в  седле,
основательно  устал. Его  взгляд,  тяжелый,  подернутый налетом безразличия,
следил за пухлыми руками  попадьи, ловко расставлявшей  на  чистой  скатерти
тарелки с солеными грибами, огурцами, с ворохами белоснежного хлеба, сдобных
шанег,  сметаны.  Орлов  взял большой,  холодный,  сочный груздь, помял  его
немного во рту и жадно проглотил. Налил чарку водки, выпил и опять потянулся
к грибам.
     -- Пейте, капитан!
     Глыбин оборвал  деловой разговор, басом кашлянул в кулак,  пододвинул к
себе  рюмку.  Черное, давно не бритое  лицо  капитана с жирными, трясущимися
щеками расплылось в довольную улыбку. Глаза  растянулись  узкими  щелочками.
Жесткие усы оттопырились.
     На улицах кучками бродили солдаты. Кованные железом приклады винтовок с
треском стучали в двери темных, молчаливых  домов. Высокий рыжий фельдфебель
из роты Нагибина со  своим шурином, маленьким, кривоногим, унтер-офицером, и
двумя солдатами ломился в ворота Николая Чубукова.
     -- Отпирай, сволочь! Перестреляю всех. Язви вас в душу.
     Ворота  под  напором  четырех мужиков трещали,  скрипели.  Хозяин  дома
выскочил на двор.
     --  Погодите  маленько, братцы,  я  мигом открою,-- голос  Чубукова  от
страха дрожал и обрывался.
     -- Какие мы тебе, большевику-собаке, братцы,-- орал фельдфебель.
     -- А я знаю рази, хто ж вы?-- оправдывался хозяин, распахивая ворота.
     -- Вот знай теперь, кто мы!
     Круглый,  тяжелый  кулак  унтер-офицера  стукнул в  подбородок  парика.
Чубуков щелкнул  зубами и  замолчал.  Фельдфебель, широко распахивая  дверь,
первый вломился в избу.
     - Большевики есть? -- стукнула о пол винтовка.
     Посуда зазвенела  на  полке.  Проснулся  и  заплакал  ребенок.  Молодая
женщина, бледнея,  затрясла  люльку, хотела запеть,  но голос у нее  осекся,
язык тяжело завяз во рту. Старуха, жена Чубукова, вышла из-за печки.
     -- Господь с вами, ребятушки, какие у нас большевики.
     -- А это кто? Чья жена? Партизанка?
     -- Что  вы,  господа,  какая там партизанка. Дочь она моя, а зять здесь
же,  дома,  никакой  он  не партизан, не большевик,--  робко говорила  сзади
Чубукова.
     Мужик  с  черной  бородой,  в  потертой  гимнастерке без  погон слез  с
полатей.
     -- Я, господа, не большевик, я солдат-фронтовик,  георгиевский кавалер,
ефлейтур.
     -- Ага! Ну,  а жена-то  у тебя  все-таки большевичка! Фельдфебель нагло
засмеялся,  оскалив ряд  кривых черных зубов. Зять Чубукова попробовал  было
ухмыльнуться, но у  него только скривились губы,  лицо побледнело, на глазах
навернулись слезы. Фельдфебель шагнул к женщине, оторвал ее руку от люльки и
потянул к себе. Женщина взвизгнула, заплакала, стала вырываться.
     -- Не дело задумали, господин,-- загородил дорогу чернобородый.
     --  Дело не дело, не твое дело,-- крикнул унтер и  больно ткнул  в лицо
ефрейтору дулом нагана.
     Фельдфебель тащил рыдавшую женщину в сени. Ребенок звонко плакал.
     -- Господин, что же это такое? Матушка пресвятая заступница.
     Старушка упала  на  колени, с  отчаянием стала  креститься па  передний
угол, кланяться низко до полу. Чубуков тяжело сел на постель. Серые, большие
глаза старика были полны тоски и отчаяния.  В сенях на  полу слышался глухой
шум возни.
     -- Вася, помоги! Ой, не могу я! Вася, не дай опозорить!
     Фельдфебель злобно ругался  и затыкал разорванной  кофтой рот  женщины.
Чернобородый метнулся к  выходу. Унтер-офицер  развернулся и  сильно стукнул
его револьвером по щеке. Мужик со стоном упал на пол. Дуло нагана воткнулось
ему в рот.
     -- Только пошевельнись, сокрушу!
     -- Толкачев,  иди-ка  подержи  ее, не дается,  сука,--  позвал рыжий из
сеней.
     Молодой  солдат с тупым, равнодушным лицом, громыхнув винтовкой,  вышел
за  дверь. Чернобородый рычал и громко всхлипывал, катаясь  по полу. Старуха
молилась. Ребенок взвизгивал охрипшим голосом.
     Несколько солдат ворвались в школу. Молоденькая учительница с белокурой
головой и большими голубыми глазами встретила красильниковцев на пороге.
     -- Что вам нужно, господа?
     Глаза  девушки  смотрели  с  недоумением и страхом.  Восемнадцатилетний
доброволец  Костя  Жестиков, быстро  схватив  учительницу  за  руки,  громко
поцеловал.   Солдаты  захохотали.  Жестиков  нагнулся  немного   и,  быстрым
движением разрывая юбку девушки, повалил
     ее на пол.
     -- Стой! Что здесь такое?
     В школу забежал поручик Нагибин. Доброволец бросил учительницу, вскочил
с  пола.  Поручик увидел на секунду белое,  нагое тело  девушки, разорванное
платье, огромные, полные ужаса глаза.
     -- Вон отсюда!-- Офицер затопал ногами.  Солдаты неохотно повернулись к
двери, стали выходить. Учительница  с трудом поднялась и, пошатываясь, пошла
в другую  комнату. Перед глазами офицера  снова  манящей  белизной  блеснуло
нагое женское белое тело.
     -- Подождите, куда же вы?
     Учительница  ускорила   шаги,  почти  побежала.  Сильное,   дурманящее,
хмельное  желание наполнило  мозг Нагибина. Он быстро догнал девушку  и,  не
слыша  ее отчаянного крика, жадно  схватил за талию. Теплота обнаженной кожи
пахнула в лицо поручику.
     Гибкое, как ветка, тело забилось в крепких руках мужчины.
     Солдаты в соседней комнате разломали прикладами  и  штыками  сундучок с
вещами  учительницы.  Костя  Жестиков,  топча   сапогами  подушку  в  чистой
наволочке и белое одеяло, сброшенное с постели, шарил руками под матрацем.
     -- Нет ли у нее оружия, у стервы, -- ворчал доброволец.
     Солдаты, разломав сундук, смеясь выбрасывали на пол женское белье.
     -- Ишь, Нагибин-то наш,  хорош гусь, нечего сказать.  Нам не дал, а сам
взялся, брат.
     Ни черта, ребята, останется и нам,-- утешал Костя, сбрасывая с этажерки
книги.
     По  улице  свистели  пули,   хлопали  выстрелы.  Солдаты  по  малейшему
подозрению стреляли  в первого встречного. В домах плакали  женщины, трещали
разламываемые сундуки, скрипели засовы амбаров и кладовок.
     Победители расправлялись.
     К Орлову через  каждые  десять-пятнадцать минут приводили арестованных,
заподозренных в большевизме. Полковник сильно охмелел. Разбираться долго ему
не  хотелось. После двух-трех  вопросов  он  свирепо  таращил пьяные  глаза,
рычал:
     -- Большевики, мерзавцы! Отправить их в Москву!
     Арестованных  выводили  на двор  и,  быстро раздевая, рубили шашками. С
одной из последних партий привели женщин. Попадья, плакавшая в углу, подошла
к Орлову.
     -- Господин полковник, это не большевички, я знаю.
     -- Молчать! Я лучше знаю, кто  они. Мои  молодцы зря не арестуют. Может
быть, ты сама большевичка? А? Я почем знаю?
     Попадья  испуганно  попятилась  и  вышла в  другую  комнату.  Полковник
посмотрел на плачущих женщин, махнул рукой.
     -- В Москву!
     На дворе, пока их зарубали, они боролись, визжали, кусали гусарам руки.
Полковник и Глыбин пили коньяк. Четырехугольники окон стали светлеть. Кончая
последнюю бутылку, Орлов крикнул вестового.
     -- Шарафутдин, позови мне начальника комендантской команды.
     Прапорщик  Скрылсв явился быстро  и, вытянувшись, остановился в дверях.
Произведен  он был недавно,  с новым положением своим еще не освоился, перед
полковником трепетал больше, чем всякий рядовой.
     -- Скрылев, кажется, рассвет близко?
     -- Так точно, господин полковник, уже светает.
     -- Гм-м! Зажигайте село.
     Полковник  сказал  это  спокойно, как  будто  дело шло о кучке  старого
хлама, а  не  о  богатом Широком, о  том  самом  Широком, в котором были две
начальные  школы, одна высшая  начальная, библиотека в  десять тысяч  томов,
народный дом и лесопилка. Попадья упала в ноги офицеру:
     --  Господин  полковник,  не разоряйте  нас, не  губите.  Щеки  попадьи
тряслись,  она  ловила  грязные сапоги Орлова  и целовала их. Лампадка перед
иконой  Христа потухла  и зачадила. Полковник  встал. В  комнате было  почти
совсем светло.
     -- Шарафутдин, коня!
     Капитан  Глыбин, адъютант,  корнет Полозов  и  еще несколько  офицеров,
пивших с полковником, звеня шпорами, пошли к выходу. Садясь на лошадь, Орлов
приказал адъютанту:
     -- Корнет, передайте Скрылеву,  чтобы тушить не давал. Всех, кто  будет
мешать поджогу или спасать свое имущество, расстреливать на месте.
     Учительница  очнулась.  Лежала  она  на  полу  совершенно  голая. Рядом
валялись лохмотья ее разорванного платья, окурки. Пол был истоптан десятками
ног, заплеван зеленой, зловонной  слюной. Небольшой квадратный листок бумаги
с портретом  какого-то офицера  привлек ее внимание. Девушка приподнялась на
локте и, не отдавая себе отчета, не приходя вполне в сознание,  стала читать
текст, помещенный под литографией


     18-го  ноября  1918  года  Временное   Правительство  распалось.  Совет
Министров принял всю полноту власти  и передал ее мне --  Адмиралу  Русского
Флота -- Александру Колчак.

     Тело  учительницы  было  все в  синяках,  кровоподтеках.  Грудь ломило.
Голова еле держалась. Мозг работал слабо.  Девушка еще не  чувствовала  всей
глубины  ужаса своего  положения,  не  отрываясь,  быстро читала, не понимая
содержания прочитанного.

     Принял крест этой власти  в исключительно  трудных условиях гражданской
войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю:
     Я не  пойду  ни по пути  реакции,  ни  по  гибельному пути партийности.
Главной  своей  целью  ставлю  создание   боеспособной  армии,  победу   над
большевизмом  и  установление  законности  и  правопорядка,  дабы народ  мог
беспрепятственно  избрать  себе  образ  правления, который  ни  пожелает,  и
осуществить великие идеи Свободы, ныне провозглашенные по всему миру.
     Призываю  вас, граждане, к единению, к борьбе с большевизмом, к труду и
жертвам.
     Верховный правитель адмирал КОЛЧАК 18 ноября 1918 г. Омск.

     Подпись  под  манифестом  была  слитографирована  с  оригинала. Девушка
задрожала, увидев хищный  росчерк начальной буквы фамилии диктатора. Верхний
крючок  острым  концом загибался  над всей строчкой  и  на конце  его брызги
чернил  были похожи на почерневшие, засохшие  капельки крови. Черный  коготь
стал  расти,  краснеть, кровь  потекла с него  ручейками. С листка бумаги он
забрался  в  голову  девушки,  вонзился  в мозг,  раздирающей,  острой болью
наполнил оскорбленное тело. Учительница захохотала, вскочила на ноги. Коготь
проколол ей череп, проткнул потолок, крышу школы, остроконечной дугой седого
дыма  загнулся над  селом.  Школа начинала  загораться.  Девушка  ничего  не
видела. Острый, кровавый, коготь проколол насквозь, едкой  болью рвал грудь,
живот и голову. Комната стала  наполняться  дымом. Учительница  с  хохотом и
воем бегала из угла  в  угол,  сбрасывала  с  полок библиотеки книги, махала
руками. Коготь выколол ей глаза. Слепая, она упала на груду книг, корчась от
жару, хватала и рвала толстые тома Толстого. Село было все в огне.  Огромный
столб черного дыма ветер гнул в сторону, и он похож был на хищный коготь  --
росчерк начальной буквы страшной фамилии.



     В притоне  китайской,  японской,  еврейской  и  русской  спекуляции,  в
городе, где кровавый диктатор Сибири  изготовлял свои деньги, где процветали
два  питомника и рассадника контрреволюции -- два военных училища,-- сегодня
было особенно весело.  Сегодня колчаковцы ликовали. Сегодня состоялся выпуск
из  обоих военных  училищ.  Более  полутысячи  юнкеров  было  произведено  в
офицеры.  Большинство  произведенных  были  старые   юнкера,  сбежавшиеся  к
гостеприимному и  хлебосольному  адмиралу  со всех  концов России. Тут  были
гордые  Павловы, "тонные", спесивые  тверцы  и елисаветградцы,  "шморгонцы",
владимирцы,  лихие рубаки -- юнкера  царской  сотни -- и славные сподвижники
атамана   Семенова.   Были  среди  выпущенных  и  невоенные,  шпаки,  шляпы,
полтинники,  гробы,  как  называли  их  кадеты,  считавшие  себя военными  с
пеленок.  Шпаки были  большей частью  из студентов-белоподкладочников. Почти
все они -- военные по призванию, военные со дня рождения и военные случайные
-- одни открыто и  смело, другие молча, в мечтах стремились к одним идеалам,
верили в  старых,  несокрушимых  китов черносотенного  миросозерцания  --  в
православие,   самодержавие   и   русскую   народность.  Людей,  настроенных
оппозиционно к  существовавшему в Сибири  порядку,  среди  юнкеров почти  не
было.   Надежные   бойцы   вливались   в   армию.   Было   чему   радоваться
контрреволюционерам.
     Город ожил.
     Улицы,  кабачки, рестораны, кафе и бульвар на берегу Ангары в этот день
пестрели группами нарядных офицеров. Синие,  красные, черные, с лампасами, с
кантами  галифе  и  бриджи, английские френчи,  тонкие шевровые  сапожки  на
высоких каблучках,  большие белые кокарды, лихо примятые фуражки, звон шпор,
бряцание  оружия,  золото новеньких  погон. Золото, золото, блеск без конца.
Шутки, смех. Медовые месяцы контрреволюции.
     Компания вновь  произведенных расположилась  в  небольшом ресторане  на
бульваре. Миниатюрные  рюмочки  были  полны тягучего,  сладкого  и  крепкого
бенедектина.  В  чашках  дымилось  черное  кофе.   Настроение  у  всех  было
приподнятое.  Безусый  подпоручик  Петин бил себя  в  грудь кулаком и тонким
срывающимся голосом кричал:
     -- Я офицер! Я офицер! Ха, ха, ха!
     Потягивая маленькими глотками кофе, пожилой студент Колпаков рассуждал:
     -- Да, подпоручик -- это  хорошо. Две  звездочки. Не капитан с гвоздем,
прапорщика несчастный. Подпоручик-- настоящий офицер.
     Все  смеялись,  громко  разговаривали, стараясь  перебить  друг  друга.
Каждому  хотелось   высказаться,  поделиться  чувством  какой-то   особенной
радости,  так  знакомой  людям,  только  что  выдержавшим долгий  и  трудный
экзамен. Никто не отдавал себе отчета в  том,  что через несколько дней  или
недель  все  они могут очутиться на  фронте, стать лицом  к лицу со смертью.
Фронт  был  далеко,  о  нем  мало  думали.  Все  были пьяны  сознанием своей
самостоятельности и независимости.
     Прежде чем стать  офицерами,  десять  месяцев  провели юнкера  в стенах
военного  училища. Десять месяцев  пробыли они в тисках  страшной,  железной
дисциплины.  Юнкер  был тем козлом  отпущения,  на  котором  многие  офицеры
срывали  свою  злость, вознаграждали  себя  за все  неприятности,  какие  им
приходилось получать  в  солдатской  среде.  Солдаты  держали  себя довольно
свободно:  перед  офицерами  не  дрожали  и не тянулись так,  как при старом
режиме.  Офицерам  хотелось  видеть армию  во  всем  блеске прежней  царской
палочной дисциплины, и  что  им не удавалось ввести в  ротах, батальонах, то
они  с  особым рвением насаждали  в  степах военных  училищ.  Что невозможно
требовать  с солдата, то легко взыскать с юнкера. Юнкер должен быть образцом
исполнительности, аккуратности, дисциплинированности. Юнкер -- это идеальный
солдат-автомат.  Юнкер  -- это будущий офицер. Придирки и  капризы офицеров,
"цуканье"  начальства из юнкеров -- все  должен был вынести на  своих плечах
питомец военного училища.
     Десять месяцев учебы, муштры и цука.  Для  многих они не прошли  даром,
многие  совершенно обезличились, стали  блестящими, шлифованными, послушными
винтиками жестокого механизма армии.
     Подпоручик    Мотовилов    хлопал    по    плечу   Петина   и   смеялся
раскатисто-громко, сверкая крепкими, здоровыми, белыми зубами.
     --  Андрюшка, ты подумай только,  мы  --  офицеры.  Ха, ха,  ха! Мы  --
офицеры.  Раньше были  разные господа фельдфебели, полковники Ивановы, перед
которыми нужно было тянуться, а теперь -- к черту всех! Сами с усами!
     Петин обнял Мотовилова за талию.

     Нам и дня ведь не осталось
     Производства ожидать
     С высоты аэроплана
     На все теперь нам начихать.

     Оба смеялись, смеялись долго, до  слез, как школьники. Вспомнили своего
ротного  командира,  полковника Иванова,  прозванного  Нудой  за его  нудный
характер, за нудную, бестолковую  муштровку, которой  он изводил юнкеров, за
его привычку всегда говорить: "Ну-да, ну-да, таким образом".
     -- Андрюшка, помнишь, как Нуда мою лошадь заставлял пешком ходить?  Ха,
ха, ха!
     Петин улыбнулся.
     -- Чего ты мелешь, Борис? Как это лошадь пешком?
     --  Не мелю, а факт, это  было. Не помню, чего-то сделал я на маневрах.
Нуда  решил  наказать  меня.  Подлетает  он  ко мне  и орет: "Ну-да,  ну-да,
Мотовилов, таким образом, вы пойдете пешком". Помнишь, он спешивал юнкеров в
наказание? Я  говорю:  "А  как же, мол, лошадь,  господин полковник? Кому ее
сдать?" А он, балда, подумал  и  говорит: "А-а-а, таким образом, вы пешком и
лошадь ваша пешком".
     Офицеры  смеялись.  Тягучими,  хмельными   струйками   лился  ликер  и,
смешиваясь с крепким, горячим кофе, сильно туманил головы. В ресторане стало
тесно и скучно.
     --  Господа  офицеры,  предлагаю  сделать  перебежку  в  направлении на
"Летучую мышь",-- поднялся Колпаков.
     Загремели  шашки,  зазвенели   шпоры,  зашумели   отодвигаемые  стулья.
Мелкими,  ровными  шажками   подбежал  лакей   и,  почтительно  вытянувшись,
остановился. Петин небрежно бросил на стол несколько тысячных билетов.
     -- Сдачи не нужно. Возьми себе! Лакей отвесил глубокий поклон.
     Смеркалось  уже, когда шумная компания  офицеров пришла  в шантан. Окна
зрительного   зала   были   завешены  плотными,   темными   шторами.  Горело
электричество. На сцене, кривляясь, визжала шансонетка:

     Когда чехи Волгу брали,
     Вспомни, что было
     Комиссары удирали --
     Наверно, забыла

     Зрители  ревели, в пьяном  восторге  аплодировали.  Толстые,  короткие,
волосатые  пальцы, в  тяжелых  золотых  кольцах  комкали  бумажки,  небрежно
бросали на сцену. Зал был полон. Лысые головы. Красные шеи. Шляпы с широкими
полями  и  яркими   перьями.   Фуражки  с  офицерскими  кокардами.  Золотые,
серебряные погоны.  Глаза  слипшиеся, мутные,  с жирным  блеском. Обрюзгшие,
слюнявые кончики губ.  Спирт.  Пудра. Табак. Пот.  Офицеры  разместились  за
одним   из   свободных  столиков.  Потребовали   вина.   К   столу   подошла
цыганка-хористка с лукавыми глазами.
     -- Офицерики, молоденькие, золотенькие, угостите шоколадом.
     Черный кавказец  Рагимов взял хористку за руки, усадил рядом с собой на
стул.
     --  Садысь,  садысь,  дюща мой. Канфет будэт. Ходы  на мой квартыр, все
будэт.
     -- Нет, нет, на квартиру нельзя!
     Цыганка затрясла кудрями. Подошла старуха, мать хористки.
     -- Подпоручики, сахарные, медовые,  золотые, положите рублик серебряный
на ручку, всю правду скажу, всем поворожу.
     Петин  порылся в  портмоне,  отыскал серебряный полтинник,  бросил  его
цыганке.
     --  Голубчик  ясный, офицерик молоденький,  добренький,  счастливый ты.
Второй раз уж надеваешь золотые погоны.
     -- Верно, я старый юнкер. При Керенском носил погоны, большевики сняли,
теперь опять надел.
     -- Второй раз одел, второй раз и снимешь!
     Петин побледнел. Злая усмешка мелькнула в глазах цыганки.
     -- То есть как сниму?
     --  А так и снимешь.  Попадешь  к  красным  в плен,  снимешь,  солдатом
назовешься. Потом убежишь от них. Чего испугался? Говорю, счастливый ты.
     Подпоручик  успокоился,  дал цыганке  розовую  бумажку.  Офицеры  пили.
Мотовилов  глядел  на  хористку  маслеными   глазами,   напевал  вполголоса,
покачиваясь на стуле:

     По обычаю петроградскому
     И московскому
     Мы не можем жить без шампанского
     И без табора, без цыганского.

     Молодая  цыганка  пила коньяк, громко  щелкала  языком,  щурила  глаза,
закусывая  лимоном. К  офицерскому  столу начали  подсаживаться  накрашенные
дамы,  бесцеремонно  требовать  фрукты, вино, конфеты. Подпоручики принимали
всех. Шансонетка визжала:

     Костюм английский,
     Погон российский,
     Табак японский,
     Правитель омский.

     Пьяными голосами, вразброд весь зал орал:

     Ах, шарабан мой, Шарабан.
     А я мальчишка Шарлатан.

     Спекулянт-китаец кричал на картавом, ломаном языке:
     --  Это халасо!  Халоса  песнь! Англии  крстюма,  японсока  лузья, наса
тавала.  Шипка халасо! Луска капитана  одна  неможна  большевик ломайла. Все
помогайла большевик ломайла.
     Недалеко от офицеров, в полутемном углу,  за  маленьким  столиком  пили
ликер  худой, желчный  штабс-капитан  из  контрразведки и тучный  спекулянт.
Штабс-капитан был раздражен. Его сухие, тонкие губы дергались, кривились под
острым носом, глаза вспыхивали нетерпеливыми огоньками.
     -- Да говорите же вы коротко, толком, что вы имеете  мне предложить? Не
тяните ради бога!
     Спекулянт, не торопясь, спокойно пил вино, излагал свои соображения.
     --  Я  вам говорю, что  с сахаром у  нас  дело не  выйдет. Нет расчета.
Японцы и семеновцы  в этом отношении непобедимые конкуренты.  Посудите сами,
куда  нам  тут  соваться,  когда в  каждом японском  эшелоне  или  у  любого
семеновца   цена  на   сахар  ровно  в  два  раза  ниже  объявленной  омским
правительством.  Вы  ведь  отлично знаете,  что  они  никакой  монополии  не
признают, торгуют, как заблагорассудится.
     -- Ну, что же вы предлагаете?
     -- Я уже говорил вам, что самое удобное это будет сахарин. Вы, капитан,
на этом деле заработаете ровно миллион. Поняли? Миллион. Ха, ха, ха!..
     Мясистым  рот  широко  раскрылся,  глаза  потонули  в  жирных  лучистых
складочках кожи. Живот трепыхался, как студень.
     -- Ха-ха-ха! Недурно, господин капитан? Идет? А?
     -- Ваши условия? В чем выразится мое участие?
     -- О, очень немного, капитан. Капитан даст нам только маленькую бумажку
от своего авторитетного учреждения, и все. Очень немного, капитан.
     Табак густыми  клубами вис  над головами. Тапер барабанил на пианино. В
зале  стоял  гул.  Подвыпившие гости шумели.  Хлопали  пробки.  Офицеры пили
бутылку за бутылкой. Колпаков встал, поднял бокал.
     -- Господа,  выпьем за  нашу победу. Выпьем за разгром Совдепии, за  то
время,  когда  на  обломках  коммунизма, на развалинах  комиссародержавия мы
воздвигнем царство  свободы, законности и порядка.  Да  здравствует  Великая
Единая Россия! Ура!
     -- Ура!-- крикнули Рагимов и Иванов и подняли свои бокалы.
     По лицу Мотовилова пробежала тень.
     --  Не люблю  я, Михаил  Венедиктович,  ваших завиральных  идей и всего
этого либерального словоблудия. Какое  там  к черту царство свободы! Кричите
царство Романовых, и кончено. Вот это дело, я понимаю.
     -- Не будем спорить!
     Колпаков махнул рукой, стал пить. Рагимов шептался с Петиным, бросая на
дам жадные, откровенные взгляды.
     -- Валяй, валяй, какого черта,-- кивал головой Петин.
     Рагимов  встал,   быстро  выхватил  шашку,  рубанул  по  электрическому
проводу.  Свет погас. За  столом  поднялась  возня.  Дамы  визжали притворно
испуганными голосами. Скатерть сползла со стола,  зазвенела разбитая посуда.
Буфетчик волновался за стойкой, нетерпеливо крича кому-то:
     -- Ах, давайте же скорее свечи! Да где у нас свечи, черт возьми?
     По телефону  был  вызван  дежурный  офицер  из  управления  коменданта.
Подпоручиков переписали, составили протокол. Потом у дверей встали  солдаты.
Начался повальный  обыск,  осмотр  документов.  Тех,  у кого  не оказывалось
удостоверений личности, офицер отводил в сторону и, пошептавшись,  отпускал,
шурша  кредитками.  Молодые  офицеры  из   "Летучей  мыши"  выбрались  утром
совершенно пьяные.  Дорогой шумели, орали  печени, останавливали извозчиков,
стреляли в воздух. У Колпакова был недурной баритон.

     Мне все равно --
     Коньяк или сивуха.
     К напиткам я уже привык давно.
     Мне все равно.

     Мальчик Петин пытался поддержать:

     Готов напиться и свалиться --
     Мне все равно.

     Тонкий голосок перешел в бас и сорвался.

     Мне все равно --
     Тесак иль сабля.
     Нашивки пусть другим даются,
     А подпоручики напьются.

     Колпаков,  Мотовилов,  Рагимов, Иванов пели,  идя по  середине скверной
мостовой, покачиваясь и спотыкаясь в выбоинах.
     -- А плоховато мы все-таки,  господа, обмываем погоны,--  оборвал песню
Мотовилов.
     -- Эх, вот старший брат у меня в Павлондии(*) кончал. Вот где они ночку
так ночку устроили офицерскую.
     (* В Павловском военном училище в Петрограде)
     -- Черт возьми, а у  нас ведь и ночи-то офицерской не было,-- отозвался
Петин.
     -- Да, все это как-то  скоропалительно случилось. Мы ждали производства
через два месяца, а тут вдруг телеграмма  --  в подпоручики, готово дело. Э,
какое у нас училище: ни традиции, ни обстановки,  казарма, солдафонщина. Ах,
Павлондия, Павлондия!
     Мотовилов  с  завистью   стал   рассказывать,  какие  офицерские   ночи
устраивались в Павловском училище.
     --  Вы  знаете, господа,  это делается  так. Сегодня,  скажем,  вечером
начальство  заседает, обсуждается вопрос о производстве в офицеры  такого-то
выпуска юнкеров.  А юнкера, завтрашние подпоручики, в эту же ночь встают  и,
надев полное  офицерское  снаряжение  на  нижние  белье, босиком, под  звуки
своего   оркестра,  торжественно,  церемониальным  маршем  обходят  училище,
дефилируют и по коридору офицерских  квартир. Училищные дамы, ничего, любили
подсматривать из-за  занавесок в  щели  приоткрытых  дверей,  любовались  на
молодцов. Когда  обойдут все училище, возвращаются в роты, тут уж начинается
потеха. Младшему курсу  перпендикуляры восстанавливают --  кровати на спинки
со спящими ставят. Расправляются со  шпаками.  Морду кому  ваксой  начистят,
кого  в желоб  умывальника  шарахнут  и  ошпарят ледяной водой,  кого просто
поколотят.  Тут  уж никто не подступайся. Стон  стоит.  Офицеры гуляют.  А в
кавалерийском,  в   Николаевском,  так  там  еще  интереснее.  В   Павлондии
фельдфебеля  в  своих  кальсонах  маршируют,  а   там  вахмистры  в  дамских
панталончиках, со шпорами на босую ногу.
     Мимо проезжали три извозчика. Офицерам надоело идти пешком.
     -- Стой!-- крикнул Петин.
     Извозчики хлестнули лошадей, хотели ускакать,
     --   Пиу,  пиу!--  взвизгнули   два  револьвера.   Извозчики  испуганно
остановились.
     --  Сволочи,  офицеров  не хотят  везти.--  Тяжело садился  в  пролетку
Мотовилов.
     -- Пошел! Через все иерусалимско-жидовские улицы, на Петрушинскую гору!
     На улицах  было  уже совсем светло. У казармы N-ского  сибирского полка
стоял дневальный.
     --  Остановись! Стой!-- закричал  Мотовилов. Извозчики  встали.  Офицер
выскочил из экипажа, подбежал к солдату:
     -- Ты почему это, сукин сын, честь не отдаешь?  А? Не видишь, мерзавец,
офицеры едут!
     Солдат  дернулся  всем  телом назад, стукнулся от сильного тычка в зубы
головой об стену.
     -- Доложи  своему взводному командиру, что  подпоручик Мотовилов тебе в
морду дал. Понял?
     -- Так точно, понял!
     Глаза солдата горели огненной ненавистью, рука у козырька дрожала.



     Красные  языки  хищного зверя лизали Широкое.  Черный  дым затянул  все
улицы.  С треском  обрушивались  постройки.  Скот  ревел,  мычал, метался  в
пылающих дворах. Разбитые  телеги среди села горели ярко, как  сухая лучина.
Убитые  вспухли  от жара, дымясь и  шипя, корчились.  Глаза  у  Васи Жаркова
вылезли из  орбит,  выпятились сваренными,  слепыми  белками. Русая  головка
совсем почернела.  От желтых босых ног Степаниды Харитоновой остались черные
головни.  Борода у Федотова сгорела, лицо стало круглым, как сковорода, щеки
лопнули, мертвая  кровь  кипела в рубцах  горелого мяса.  Крестьяне огромной
толпой  со стоном и слезами  топтались  беспомощно за селом. Женщины и  дети
громко плакали.
     Полковник  Орлов со  штабом стоял  за поскотиной  и  смотрел  на пожар.
Спокойно, развалившись в седле, говорил, ни к кому не обращаясь.
     -- Да, иного пути нет. Верховный правитель прав, говоря, что большевизм
нужно  выжечь каленым железом, как язву.  Адмирал прав, давая нашему атаману
полномочия  спалить, стереть  с  лица земли,  в  случае  надобности, всю эту
губернию.
     Молодой гусар,  с погонами  вольноопределяющегося,  подскакал к Орлову,
подал  ему  небольшой  клочок бумаги.  Полковник  пробежал донесение  своего
помощника:
     Аллюр... Медвежье.  9  час. 30 минут пополуночи... Доношу, что Медвежье
занято нами без боя. По показаниям местных жителей, красных  у них нет и  не
было. Сторожевое охранение мною... Разведка в направлении.
     Капитан Глыбин.
     -- Отлично! Господа, новость! Белая кобыла круто повернулась.
     --  Медвежье  занято нами  без  боя. Красные удрали.  Лошадь полковника
засеменила тонкими ногами, танцуя пошла по дороге на Медвежье. Штаб отряда и
эскадрон с трехцветным знаменем  двинулись за  командиром. Копыта четко били
пыльную дорогу. Серые качающиеся столбы взметывались следом, долго клубились
в воздухе. Ехавший  в  последних рядах Костя Жестиков оглянулся назад. Толпа
крестьян молча,  долгими, тяжелыми взглядами  провожала всадников. Полковник
нетерпеливо поднял лошадь на галоп. Пыль поднялась выше, целой  тучей. Толпа
исчезла, только зарево и дым пожара были видны ясно.
     Въезжая в Медвежье, Орлов подозвал к себе адъютанта.
     -- Корнет, немедленно прикажите собрать все село на площадь. Оповестите
народ,  что  сейчас будет отслужен благодарственный молебен по случаю победы
над бандами красных.
     Полковник со штабом остановился в  школе.  Штабные офицеры и канцелярия
заняли все  классы и квартиру учительниц. Учительницы  запротестовали, стали
просить  Орлова  не  выселять  их.  Полковник  нагло  улыбался  и  возражал,
шепелявя, скандируя и кривляясь:
     -- Скаажите пжальста, они  не могут  спать  где-нибудь в  коридоре,  на
полу. В них, видите ли, течет три капли благородной крови. Хе, хе, хе! Хотя,
впрочем, я человек добрый, если вам будет жестко...
     Полковник сказал сальность.
     -- Не правда ли, корнет? -- обратился он к адъютанту.
     Адъютант вытянулся, щелкнул шпорами, почтительно улыбнулся.
     -- Так точно, господин полковник!
     --   Разговор  кончен,   вопрос  решен,   --   обернулся  полковник   к
учительницам.  -- Вас  я  выселяю,  можете поместиться  у  сторожихи.  Школу
определенно закрываю. Во-первых, потому,  что она нужна мне  для канцелярии,
квартир; во-вторых, я полагаю,  что детей разной красной дряни учить грамоте
не стоит. Ведь  она им годится, когда  они подрастут, только для того, чтобы
писать  прокламации,   разводить   антиправительственную   пропаганду,   это
неинтересно нам. Итак, я кончил. Вон отсюда!
     Учительницы пошли к дверям.
     --  Виноват,   одну  минутку,--  снова  обратился  к   ним  Орлов.--  С
завтрашнего дня вы готовите мне обед, понятно?
     -- Нет, не понятно,-- ответила невысокая, крепкая Ольга Ивановна.
     -- Обед готовить мы вам не обязаны и не будем!
     --  Ну, конечно,  конечно, разве можно сделать что-нибудь для  честного
защитника  родины?   Разве   можно   сварить   обед  старому  офицеру?   Вот
какому-нибудь  красному  негодяю,  своему  любовнику, вы,  пожалуй  бы,  все
сделали, не только обед, но и ужин бы состряпали, а после ужина...
     Полковник снова сказал гадость. Ольга Ивановна побледнела.
     --  Я  попрошу "благородного" полковника  быть повежливее!-- запальчиво
бросила она ему.
     Полковник расхохотался:
     -- Корнет, корнет, ха, ха, ха! Слышите? Эта вот учителка, эта  мужичка,
хамка,  ха,  ха, ха, учит  меня  вежливости,  меня,  дворянина,  полковника,
воспитанника  кадетского   корпуса.   Ха,   ха,  ха!  Да   вы,  оказывается,
оригинальная штучка! Ну-ка, я вас посмотрю поближе.
     Он  вскочил  со  стула, хотел  схватить  учительницу  за  талию.  Ольга
Ивановна сделала шаг назад, подняла руку.
     -- Еще одно движение и  вы получите по физиономии. Полковник покраснел,
злоба мелькнула у него на лице. Но он моментально овладел собой, улыбнулся с
деланной любезностью.
     -- Ой, ой, какие мы сердитые! Мы, оказывается, кусаемся?
     И вдруг снова стал серьезным.
     --  Ну-с,  медмуазели,  или  как  вас  там,  шутки  в  сторону.  Больше
уговаривать вас я не намерен. Приказываю вам завтра же приготовить мне обед.
Не приготовите - выпорю. А теперь -- марш на место!
     Полковник принадлежал к числу тех офицеров, которые работали в армии не
за страх, а за совесть. Он был ослеплен ненавистью к красным, его жестокость
не  знала  рамок.  Он   принялся  искоренять  большевиков  со  всем  рвением
фанатика-черносотенца.
     Почти все село собралось на площади. Женщины,  дети,  старики, старухи,
взрослые  и  молодежь.  Красильниковцы  оцепили  площадь, загородили  выходы
пулеметами. Звонили колокола, неслось молитвенное пение; священник набожно и
истово  крестился, поднимая глаза  к небу,  просил  у  бога ниспослания мира
всему  миру  и  многолетия  верховному   правителю.  Народ  пугливой  толпой
колыхался на площади. Предчувствие чего-то страшного  и неотвратимого томило
массу. Многие плакали.  Полковник, опираясь на эфес  кривой  сабли, простоял
почти  весь молебен  па коленях.  Свита не отставала от  начальства,  Люди в
блестящих мундирах, с золотыми и серебряными погонами, вооруженные до зубов,
тщательно  крестились.  После  молебна  полковник  встал  на  сиденье своего
экипажа.
     - Мужики! Разговаривать долго с  вами я не буду. Говорить нам не о чем.
Вы  знаете хорошо,  что  я --  верный  слуга отечества,  враг  изменников  и
грабителей  --  большевиков.  Среди   вас  много  есть  этих  извергов  рода
человеческого, не признающих ни  бога, ни правителя. С ними я и думаю сейчас
же расправиться.
     Лица вытянулись. Глаза  резко обозначились сотнями черных больших точек
на бледно-сером  лице толпы. Безотчетный, смертельный  страх колыхнул массу.
Люди   попятились   назад.   Предостерегающе   щелкнули   шатуны  пулеметов.
Пулеметчики  заняли  места  у  машин. Площадь застыла. Полковник  улыбнулся,
зычно бросил:
     -- Спасибо, молодцы-пулеметчики!
     -- Рады стараться, господин полковник!
     -- Что, боитесь, канальи? -- заорал Орлов на толпу,-- видно, совесть-то
у вас не совсем чиста. На колени, прохвосты, все на колени, сию же минуту!
     Многоликая пестрая  масса женщин, детей и мужчин потемнела, с плачем  и
стоном опустились на колени. Платочки, шапки, фуражки закачались на минуту и
остановились. Площадь снова стала мертвой, тихой.
     -- Шапки долой!
     Головы  обнажились. Сотни рук  мелькнули.  Легкая  рябь,  как  на воде,
наморщила разноцветные ряды медвежинцев.
     -- Первый эскадрон, ко мне!-- скомандовал полковник.
     Гусары в пешем  строю змейкой проползли через толпу, выстроились  в две
шеренги.  Винтовки  метнулись  в  руках.  Черные,  круглые отверстия стволов
качнулись, двумя рядами повисли перед лицом толпы.
     -- Сознавайтесь, кто из вас большевики? Кто из вас помогал красным? Кто
сочувствует им?
     Толпа молчала.
     -- Честные  люди, к вам  обращаюсь: укажите негодяев, им не место среди
вас.
     С тяжелой одышкой человека, страдающего ожирением, прижимая рукой крест
к груди, высокий, упитанный отец Кипарисов подошел к Орлову.
     -- Я вам, господин полковник,  всех их сейчас укажу. Вот они все у меня
переписаны.
     Священник достал  из кармана длинный лоскут  бумаги. Толпа стала совсем
черной, пригнулась тяжело к земле.
     -- Иванов, Непомнящих, Стародубцев, Белых.  Этих двух первых, вот  чего
-- расстрелять, а этих двух, вот чего -- пока только можно выпороть.
     Кипарисов читал долго, обстоятельно, пояснял, кого нужно расстрелять, а
кого  только  выпороть.  Толстый  кривой  палец   в  широком  черном  рукаве
размеренно поднимался  и  опускался.  По его  указанию,  гусары бросались  в
толпу,  вырывали  из нее  поодиночке, по два, кучками.  Площадь  колыхалась,
глухо стонала. Лавочник Иван Иванович Жогин протискался к полковнику.
     -- Господин полковник, разрешите доложить,  -- и,  не дожидаясь ответа,
боясь, что его не станут слушать, быстро заговорил:
     -- Батюшка забыл еще четырех большевиков указать вам.
     -- Кровопивец!-- крикнул кто-то в толпе. Жогин обернулся.
     -- Ага, это  ты, Бурхетьев?  Знаю тебя, большевика,  и твоих товарищей:
Степанова, Галкина и Чернова.
     Всех четверых схватили. Полковник кивнул адъютанту.
     -- Корнет, прошу приступить.
     -- Слушаюсь, господин полковник!
     Бледных,  с  запекшимися,  перекошенными  губами, поставили  у каменной
церковной ограды. Их  было сорок девять. Против них развернулся веер красных
погон,  круглых кокард. Черные  дыры  винтовок  двумя  рядами,  покачиваясь,
щупали головы и груди приговоренных.
     -- Господин полковник, разрешите начинать?
     -- Пжальста,-- небрежно бросил Орлов.
     -- По красной рвани  пальба эскадроном, эскадрон... Площадь взвизгнула,
застонала. Лица стали белыми, как платочки на головах женщин.
     -- Подождите, подождите, корнет!-- остановил полковник.
     -- Уж очень вы скоро. Прямо без  пересадки  да и на тот свет. Надо дать
им  время подумать. Может быть, и раскается кто? В свое  оправдание еще кого
не укажет ли?
     Белая  стена  камня,  белая полоса лиц, пригвожденная  черными  точками
глаз. Неподвижно молчали. Лишь один не выдержал, старик Грушин, застонал:
     -- Кончайте скорее, палачи.
     Лопнула  белая полоса. Выпал белый камень,  пришпиленный  двумя черными
пятнами. Жена партизана Ватюкова забилась, рыдая, на земле.
     --  Приколоть ее,--  махнул рукой  адъютант. Черная,  тонкая,  граненая
железка разорвала в горле женщины предсмертный крик.
     -- Мамку закололи,-- завизжал в толпе ребенок.
     -- Не визжи, поросенок, подрастешь,  и  тебя приколем,--  прикрикнул на
него Орлов.
     Площадь умерла. Людей не  было. На карнизах церкви возились и ворковали
голуби,  чирикали воробьи. Живые  были только они. Солнце остановилось. Жгло
нещадно.   Сотни  голов  наполнились   расплавленным   металлом.  Отяжелели,
распухли. В глазах прыгали огненные брызги.
     --  Ну-с, видимо, желающих раскаяться  нет?  Закоренелые  негодяи  все.
Корнет, продолжайте.
     Что-то   дернуло   коленопреклоненную   площадь.   Оборвалось   что-то.
Пригнулись еще. Лица были почти у земли.
     -  Товарищи  большевики, смирна-а-а,  равнение  на  пули,  но тот  свет
карьером ма-а-арш!
     Шашка, тонко свистнув,  сверкнула.  Черные  круглые дырки винтовок, все
два  ряда, желтыми огоньками загорелись, стукнули.  Полоса белых камней,  на
стене  из  белого  камня,  рассыпалась,  рухнула  на   землю.  Расстрелянные
подпрыгнули. Упали навзничь. Полковника душил смех.
     --  Молодец,  корнет, молодец, тонный парень, тонняга, корнет.  Ха, ха,
ха! На тот свет карьером...  Ха,  ха, ха! К  Владимиру тебя,  к  Владимиру с
мечами и бантом представлю, каналью.
     -- Покорнейше благодарю, господин полковник!
     Залп  опрокинул  толпу  на  землю. Женщины  судорожно  бились,  рыдали.
Старики, старухи молились. Мужики стонали. Молодежь  сжимала  кулаки, кусала
губы. Орлов взглянул на площадь. Ткнул пальцем.
     -- Ребята, вот этой молодухе десять порций. Погорячей, шомполами. Пусть
помнит лихих гусар атамана Красильникова.
     Серая  пыль площади.  Белые  пятна.  Живые, полуголые. Свист.  Железные
прутья. Кровавые рубцы.  Кровь. Красное мясо. Колокольный звон лгал. Радости
не было. У церковной ограды дергались ноги. Рука крючила пальцы. Белые камни
вспотели. Красный пот глядел полосами, брызгами, каплями. Мертвых было сорок
девять.  Окровавленных   шестьдесят.   Но  были  выпороты  все.  Уничтожены,
растоптаны.  Пестрая толпа  с  болью еле встала, зашаталась.  А  колокол все
лгал.



     Слезы росы  еще не  высохли  на белых астрах, сорванных  утром. Крупные
капли прозрачной  влаги  падали с  умирающих  цветов на  полированную крышку
рояля,  рассыпались сверкающей пылью.  Высокая  хрустальная  ваза  светилась
льдистыми,  гранеными  краями.  Тонкие, длинные,  нежные  пальцы  с розовыми
ногтями едва касались клавиш. Звонкие струйки  звуков  скатывались  с черных
массивных ножек, волнами расплескивались по сияющему паркету большой светлой
гостиной. Мягкие кресла, диван  с суровыми, прямыми  спинками мореного дуба,
тяжелые, темные рамы картин были неподвижны. Барановский, сдерживая дыхание,
напряженно  застыл   на   низком  бархатном   пуфе.   Татьяна   Владимировна
импровизировала.  Ее  глаза,  большие,  темно-синие,  мерцали  вдохновением.
Матовое,  бледное  лицо с  тонким прямым носом  и высоким  лбом было  слегка
приподнято. Густые, темные волосы высокой  прической запрокидывали назад всю
голову. Офицер смотрел  на  девушку, любовался  и  с  тоской  думал, что  он
сегодня с ней  последний раз. Завтра  нужно было ехать  на  фронт. Последний
раз.  Может  быть,  никогда больше они  не встретятся.  Татьяна Владимировна
встала,  полузакрыв  глаза, устало  протянула Барановскому  руки. Подпоручик
вскочил  с  пуфа  и стал  медленно,  осторожно  прикасаясь губами,  целовать
тонкие, немного похолодевшие пальцы.
     - Татьяна Владимировна, я не хочу уезжать от вас.
     Черные, широко разрезанные глаза  офицера  были  влажны. Пухлые, еще не
оформившиеся губы сложились в кислую гримасу.
     - Милый мальчик!
     Взгляд  девушки ласкал подпоручика  теплыми, синими  лучами. В соседней
комнате, в столовой, гремели посудой. Накрывали к завтраку.
     - Но ведь я же не могу без вас! Поймите, не могу. Я застрелюсь.
     Татьяна Владимировна посмотрела на офицера пристально, серьезно,
     -  Иван Николаевич, не будьте ребенком. Вам уже двадцать лет. Вы должны
ехать.
     - Почему я должен, а не кто-нибудь другой?
     -  Все  должны, Иван Николаевич,  и вы, и другой, и третий. Если бы все
остались  дома, то тогда красные ведь не замедлили  бы пожаловать сюда и  со
всеми нами расправиться.
     Но почему же я именно должен, когда я так люблю вас?
     Татьяна Владимировна пожала плечами, улыбнулась.
     - Ребенок. Совсем ребенок!
     Вошел лакей.
     - Кушать подано.
     В  столовой  за  столом  сидели  отец  Татьяны   Владимировны,   старик
профессор, и  молодой человек, худосочный, угреватый,  с  мутными оловянными
глазами,  в  студенческой  тужурке.  Остроконечный  клинышек  седой  бороды,
лысина, пенсне профессора приподнялись.
     --  Здравствуйте,   Иван  Николаевич.   А  это  наш  знакомый,  Алексей
Евгеньевич Востриков, студент института восточных языков.
     Барановский пожал  маленькую сухую руку профессора и еле дотронулся  до
липкой, холодной ладони Вострикова. Профессор с Востриковым вели  разговор о
русской торговле и промышленности, о причинах их упадка.
     --  Все-таки,  Алексей Евгеньевич, я не  могу согласиться с вами, что в
ближайшее время нам нельзя рассчитывать на полный пуск всех фабрик.
     Барановский и Татьяна Владимировна сели рядом.
     --  Напрасно, профессор. Вы слишком  оптимистически смотрите  на  вещи.
Скажите, разве в условиях ожесточенной гражданской  войны можно рассчитывать
на что-нибудь серьезное в этом деле?
     --  Безусловно,  нет! Но  ведь  Советская  Россия скоро прекратит  свое
существование.
     Востриков иронически улыбнулся.
     -- Нет, профессор, до этого еще далеко. Конечно, я уверен, что рано или
поздно  Совдепия падет, но пока, пока мы воюем,  следовательно, нужно жить и
вести хозяйство, приспособляясь к обстановке борьбы.
     -- То есть, ставя точку над i, вы, Алексей Евгеньевич, утверждаете, что
торговли  сейчас, в полном смысле  этого слова, быть не  может, будет только
спекуляция.  Промышленность крупная,  фабричная  не пойдет, будет процветать
мелкое кустарничество.
     -- Вот именно, большего пока  что мы не сможем. Я  вам скажу из личного
опыта, надеюсь, вы можете мне верить, как порядочному спекулянту.
     Барановский  с  удивлением  поднял  глаза   на   Вострикова.  Профессор
улыбнулся.
     -- Не удивляйтесь,  поручик,-- поймал студент  мысли офицера.-- Я самый
настоящий  спекулянт. Вы смотрите -- студенческая тужурка? Это  для  виду. Я
только  на  бумаге  студент  Владивостокского  института  восточных  языков.
Правда, я кончил гимназию с золотой медалью, но учиться сейчас  и некогда, и
невыгодно. Я студенческие документы  использую только для свободного проезда
от  Иркутска  до  Владивостока  и  обратно.  Я даже,  если хотите, из тех же
соображений и, кроме того,  чтобы освободиться от военной  службы,  выправил
себе монгольский паспорт.
     Барановский засмеялся. Востриков, улыбаясь, говорил:
     --  Вот  и  смейтесь,  любуйтесь -- перед  вами монгольский  подданный,
студент  института  восточных  языков,  человек,  которого  никто  не  смеет
побеспокоить и который преблагополучно делает оборот в два миллиона рублей в
день.
     Профессор счел долгом пояснить офицеру:
     -- Вы,  Иван Николаевич,  не  верьте ему. Алексей Евгеньевич -- человек
чересчур  резкий   и   откровенный,   страдающий   привычкой   все   немного
преувеличивать. Никакой он не спекулянт, а просто великолепный коммерсант, и
все.
     Востриков смотрел на Барановского мутным, прицеливающимся, взвешивающим
взглядом старого торгаша, тряс головой.
     -- Нет, поручик, я хочу сказать вам всю правду. Вы вчера только училище
кончили,  полны,  следовательно,  самого  пустого мальчишеского обалдения  и
глупой радости. Вы сейчас все в  розовом свете себе  представляете. Так вот,
знайте, что торговли у нас нет, крупного, порядочного товарообмена нет, есть
только мелкие спекулятивные сделки, есть крупные аферы, которыми не брезгуют
даже министры, вот и все.
     Профессор с укором качал головой.
     -- Вы едете на фронт, так вот  знайте,  что до тех нор, пока большевизм
не будет сметен, стерт  с лица земли, везде, вот даже здесь, в белой Сибири,
будет  чувствоваться его разлагающее влияние. Старые основы нравственности и
законности поколеблены. Люди начинают терять  границы добра и зла.  Да, даже
здесь,  у  нас,  где  ведется борьба  за восстановление  России,  большевизм
чувствуется.
     -  В этом я согласен с  вами, Алексей  Евгеньевич,--  закивала  бородка
профессора.
     - Кровавый, страшный  призрак коммунизма, ставшие над Россией,  на  все
бросает свои  мрачные, зловещий тени. Красный ужас лишает людей рассудка. Вы
правы, люди  теряют  границы  позволенного  и  непозволенного.  Мы  являемся
свидетелями небывалой, неслыханной духовной прострации.
     Нет,  вы  подумайте  только,  поручик,  какая  у нас может быть  сейчас
торговля, товарообмен,  как может наладиться хозяйственный аппарат,  когда у
нас что ни  шаг,  то  верховный правитель,  атаман;  каждый  требует у тебя:
"Дай".  Каждый за малейшее ослушание  карает, как изменника,--  кого,  чего,
чему  --  неизвестно.  Гм,  торговля,  промышленность. --  Востриков  желчно
засмеялся. -- Разве я могу получить  хоть вагон товара без толкача? Никогда.
Я должен ехать сам с своим грузом и  толкать, проталкивать  его через каждую
станцию.  Японцам дай,  семеновцам дай.  Железнодорожникам,  до  стрелочника
включительно, дай. Не дашь, не поедешь. Тысячу рогаток поставят. А семеновцы
так просто товар заберут.  Каждый раз едешь и  не знаешь,  довезешь или нет?
Разоришься или  наживешь?  Но когда  я прорвусь через все  преграды, привезу
товар на место, тут уж,  извините, процентик я наложу не по мирному времени.
Я рискую, я и беру. Сто,  двести процентов мне мало, я накладываю четыреста,
восемьсот, тысячу. Я вздуваю цену до последней возможности.
     --  Но ведь это  же  не...  не...  хорошо,-- Барановский  хотел сказать
нечестно, но не мог.
     -- Зачем вы так делаете? -- наивно спросил он спекулянта.
     Востриков расхохотался:
     -- Ну и дитятко же вы, голубчик. "Нехорошо!"  Поймите, что я коммерсант
со дня рождения, по натуре коммерсант. И если  нельзя сейчас, как говорится,
честно  торговать,  так  будем  спекулировать. Будем  приспосабливаться.  Не
сидеть же сложа руки, когда дело к тебе само лезет.
     Профессор закурил  сигару. Барановский сидел, беспокойно посматривая на
Татьяну Владимировну. Ему не хотелось  поддерживать  разговор с Востриковым,
он мечтал провести последние часы перед отъездом наедине с любимой девушкой.
Офицер нервно вертелся на стуле.  Сыр  ему  казался пресным,  масло горьким,
кофе  недостаточно крепким. Часы на стене  отчетливо  и  гулко пробили  два.
Офицеру  скоро  нужно  было  уходить.  Татьяна  Владимировна  заметила   его
тоскливый, беспокойный взгляд.
     -- Вам, Иван Николаевич, кажется, уходить скоро? Пойдемте в сад. Я хочу
показать вам в последний раз наши цветы.
     Подпоручик  покраснел,  смутился, вскочил со стула,  чуть не  опрокинул
свой стакан.  В  саду Татьяна  Владимировна усадила  Барановского на широкий
зеленый диван перед большой круглой клумбой.
     -- Иван Николаевич, я хочу поговорить с вами серьезно.
     -- Ради бога, я всегда готов вас слушать.
     -- Вы должны не только слушать меня, но и слушаться.
     -- Слушаюсь, Татьяна Владимировна, слушаюсь.
     -  Если вы  хотите, чтобы ваша Таня была счастлива  -- идите на  войну.
Вернитесь оттуда или живым, или мертвым,  но героем. Идите, если  не хотите,
чтобы грязные солдатские сапоги затоптали  наш чудесный паркет. Если хотите,
чтобы мы жили покойно,  с  необходимыми  для  всякого  культурного  человека
удобствами, а  не  были  бы сжаты  в  одну  комнату, в  кухню,  как  свиньи,
уплотнены, как сельди  в  бочке,-- идите! Если хотите, чтобы  ваш кумир  был
одет достойным образом, в  тонкие,  нежные  ткани, чтобы на  его ножках были
такие же башмачки,-- идите!
     Татьяна Владимировна выставила острый кончик лакированной туфельки.
     -- Иван  Николаевич, вы человек интеллигентный, нам дорого, несомненно,
все, что  создано веками работы поколений, веками работы мысли лучших людей,
нам дорога наша культура. Ради спасения всего  этого иы  должны поставить на
карту свою жизнь.  Торжество большевизма --  это  торжество отвратительного,
хамского  солдатского сапога.  Если  вы  не  хотите жить  в коммунистическом
стадище баранов, равных в  своем ничтожестве и тупоумии, если  вы стоите  за
власть  немногих, по мудрых,  культурных, то идите на  фронт  без колебании.
Помните, что там, где  в жизни мечется огромное, полновластное стадо зверей,
там  нет свободы,  там  нет красоты, там  вонь  хлева  или  конюшни, баранья
тупость и  бестолковое  топтанье  на  месте.  Нет,  надо  покончить  с  этим
немедленно. Этот  бараний топот доносится  и  сюда.  Запах  скотского навоза
коммунистических стойл пробирается к нам, и люди, нахватавшись его, делаются
зверями, начинают думать только о крови, о сытой добыче.
     Татьяна Владимировна говорила горячо. В ее голосе звучали потки гнева и
глубочайшей веры  в  свою  правоту.  Барановский  взял  ее за  руки. Девушка
посмотрела ему в глаза.
     -- Вы любите эти руки? Вы хотите, чтобы они остались такими же нежными?
Хотите, чтобы эти пальчики пахли духами, а не салом кухонных тряпок? Хотите?
     Барановский  молча  целовал  руки  Татьяны  Владимировны, жадно  вдыхал
аромат тонких духов и нежной женской кожи.
     -- Прощайте, Иван Николаевич, вам время идти.  Девушка взяла офицера за
голову,  провела рукой  по  его щетинистой  прическе,  посмотрела в  большие
черные глаза, на пухлые губы со жгутиком пушка под мясистым носом, на ямочку
подбородка и тихо, долгим поцелуем, прижалась к его лбу.
     --  Идите.  Профессору я передам поклон.  Барановский,  опустив голову,
роняя на песок дорожки крупные слезы, пошел к калитке.
     -- Подождите, дайте  на минутку мне вашу шашку. Подпоручик остановился,
с недоумением посмотрел  на  девушку, неловко  вытащил из  ножен  сверкающий
клинок. Татьяна Владимировна на секунду  быстро прикоснулась губами к черной
рукоятке.
     -- Видите, я поцеловала ваш меч. Не опустите его, не  продайте.  Я буду
вашей женой, когда вы с ним вернетесь из завоеванной Москвы.
     Домой в казармы, на Петрушинскую гору, Барановский шел быстро, не глядя
под ноги, спотыкаясь  на скверных, деревянных тротуарах.  Левой рукой офицер
держал  дорогой теперь эфес шашки, правую прижимал к лицу и с  тоской вдыхал
едва  уловимый,  тонкий аромат молодого женского тела и духов, оставшийся от
прикосновений нежных пальцев с розовыми, шлифованными ногтями.



     На  другой  день  офицерский  эшелон отправлялся  на  фронт.  Проводить
уезжающих  пришли  родные, знакомые. Прибыл с  блестящей свитой  командующий
войсками округа,  приехали управляющий  губернией, городской  голова, пришли
офицеры, бывшие  воспитатели окончивших училище. Проводы были торжественные.
Представители  власти  выступали  с  речами.  Командующий  округом,  пожилой
генерал,  говорил  старые,  избитые  слова  о  долге перед родиной,  о чести
мундира. В заключение  провозгласил  "ура" за  здоровье  "обожаемого"  вождя
армии,  адмирала Колчака.  Офицеры, вымуштрованные за десять месяцев, собаку
съевшие на ответах  начальству,  рявкнули дружное  и громкое  "ура". Оркестр
заиграл гимн "Коль славен наш господь в Сионе(*)".
     (* "Коль Славен,.." при Колчаке считался национальным гимном)
     Головы обнажились. После командующего  выступал  управляющий  губернией
правый социалист-революционер Ветров. Ветров говорил долго  о правах мелкого
собственника  --  крестьянина, о  правах  гражданина  свободной  Республики,
попранных "накипью социализма"-- большевиками. Прилипал  на защиту родины от
гуннов двадцатого века, клялся, оставаясь в тылу, не покладая рук бороться с
красной  крамолой.  Речь кончил,  как  и  генерал,  здравицей за  диктатора.
Офицеры, как по команде, деревянными, казенными голосами прокричали три раза
"ура". Вместо городского  головы,  кадета  Ковалева, выступил  представитель
городского  самоуправления  маленький,  щупленький  меньшевик Прошивкин.  Он
начал свой монолог торжественным заявлением о том, что  меньшевики бдительно
стоят  на страже завоеваний революции  и интересов рабочего класса, что они,
меньшевики, давно бы  привели пролетариат к полному освобождению, если бы не
большевики,  отодвигающие  приход  желанной свободы своими социалистическими
экспериментами. Чем дольше говорил Прошивкин, тем больше вдохновлялся.
     -- Господа офицеры,-- кричал он,-- вы идете на славный подвиг! Вы идете
на борьбу  с  комиссародержавием! Вы  обнажаете  свой  меч  против двуединой
монархии Ленина и  Троцкого, этих предателей  рабочего класса.  Выше головы,
господа офицеры.
     Сотни  белых кокард, золотых  и  защитных  погон  заискрились.  Офицеры
улыбались откровенно насмешливо, рассматривая худенькую,  тщедушную  фигурку
оратора.
     --  Да преисполнятся сердца ваши гордым сознанием того, что вы идете за
правое  дело,  за  торжество  идей  равенства и  братства,  за  освобождение
трудящихся от большевистской каторги. Ура!
     -  Ура! Ура!  Ура!--послушно  кричали офицеры. Погоны  поблескивали  на
солнце. Некоторые с усталыми, скучающими лицами морщились, ворчали,  что они
вовсе не намерены драться за какую-то свободу.
     Представитель  местного  купечества  Кулагин  начал  играть напыщенными
фразами.
     -- Доблестные защитники родины, с  отеческой  скорбью благословляем  мы
вас на  тяжкий подвиг ратный. Идите, дети, и  отомстите за поруганную  честь
святой Руси. Матери, жены и сестры  ваши со слезами надежды провожают вас на
последний решительный бой  с подлым и коварным врагом.  Они будут ждать  вас
обратно  победителями.  Знайте, дорогие  дети,  если  не  устоите  вы против
супостата, погибнет Россия. На  поругание  и  разграбление интернациональным
бродягам предадут большевики добро наше, родину нашу, многострадальную Русь.
     Подпоручику Петину  надоели  речи, он вышел из  строя,  пробрался через
густую толпу  провожающих на свободный конец  перрона. К  нему  подошла  его
знакомая институтка Тоня Бантикова.
     --  Это вам,  Андрюша,  от меня,--  сказала  она, подавая офицеру букет
белых  роз.-- Вы такой герой, такой храбрый: едете драться  с большевиками и
не боитесь.
     Институтка смотрела на подпоручика ясными, восхищенными глазами.
     -- Вы победите их? Да?
     Петин  улыбнулся  и,  пощипывая   верхнюю  губу,  говорил,  что  ничего
страшного в большевиках нет, что скоро их, вероятно, совсем разобьют.
     -- Ах, вот хорошо-то будет,-- оживилась Тоня.-- Тогда я не буду бояться
по ночам.  А то мне  все снится, что большевики идут,  страшные  такие. Наша
классная дама  говорила, что они  страшные. Правда, Андрюша, что они убивают
даже детей и девушек?
     Петин теребил голую губу, не зная, что ответить Тоне.
     -- Гм, гм, возможно, что и так, от них всего можно ждать.
     -- Ах, какой  ужас!-- институтка молитвенно сложила руки, подняла глаза
к небу.
     Кулагин кончил:
     -- Идите  с богом,  защитники наши, знайте, что  мы,  оставаясь  здесь,
ничего не пожалеем для блага родины. Заложим жен и детей, распродадим имения
наши, но не сдадимся супостату. Ура!
     -- Ура! Ура! Ура!
     Толпа всколыхнулась,  зашумела.  Оратор слез с табурета. Стекла вокзала
были  подернуты  серым  налетом  пыли.  На  стенах   штукатурка  обвалилась.
Платформа,  черная,  асфальтовая,  лежала  под ногами,  закиданная  клочками
бумаги, окурками, ореховой шелухой. Офицеры, утомленные длинными речами, еле
подняли  глаза  на старика профессора с длинными седыми бровями, и пенсне, с
бородкой   клинышком,   забравшегося  на  табурет.  Профессор   взглянул  на
блестящую, дисциплинированную толпу офицеров, покорным, внимательным кольцом
окружавшую импровизированную трибуну.
     -- Милые  дети!-- голос  старика с теплой  лаской  и силой скользнул по
сердцам.
     Глаза профессора, отца Татьяны Владимировны, осветились доброй улыбкой,
лохматые брови приподнялись, мелкие складочки наморщили лоб.
     --  Милые дети, позвольте  в  заключение и  мне,  старику,  только  что
вырвавшемуся из большевистской нерол и, рассказать вам о тех, с кем вы едете
воевать. Позвольте мне, как отцу, как деду, умудренному опытом, Предостеречь
вас,  поставить  в  известность о той огромной, страшной  опасности, которая
нависла сейчас не только над нашей родиной, но и над всем миром.
     В  голосе  оратора  звучала  влекущая, ласковая сила.  Солнце  осветило
пыльные   окна  станционного  здания,   засверкало  на  блестящих   погонах,
заискрилось  в  оживившихся  глазах  слушателей.  Паровоз,  шипя и громыхая,
поставил около перрона длинный состав.
     -- Дни страшного суда истории над народами Европы завершились суровым и
жестоким  приговором:   великая  европейская  война  закончилась  полным  их
провалом  и посрамлением. Обе воюющие стороны повторяли, что  их  задача  --
дать  мир миру  и сделать войну на  будущее  время  невозможной. Мысль  явно
утопическая,  потому  что  из войны ничего,  кроме войны, родиться не может.
Великая европейская  война была с самого  начала проявлением  зоологического
начала  в  человечестве,  и  гуманитарные мечты  -- только прикрасою. Теперь
прикрасы  облетели, а сущность  осталась. И вот  мы видим,  что  только  что
окончившаяся  мировая война  таит в  себе зародыши  великого множества новых
войн,  маленьких и больших. Народы начинают новую  борьбу за  раздел добычи,
доставшейся после  победы  над Германией и ее союзниками. Но  вся эта  новая
борьба народов ничто в сравнении  с  той  беспощадной, междоусобной  войной,
которая  началась  в  России  и  грозит  вспыхнуть  во  всех  странах  мира.
Логическое завершение  войны  "до победного  конца" не есть всеобщий  мир, а
именно  -- это перенесение  войны вовнутрь  государств, в  каждый  город,  в
каждую  деревню,  в  самый интимный мир  человеческой семьи.  В  современных
событиях перед  нами развертывается  картина  всеобщего  массового  безумия.
Миром  овладели   зоологические  страсти.   Роковые  противоречия  всемирной
культуры  встали перед  нами во весь свой  рост.  Все народы  в мире  боятся
опасности, угрожающей от  других народов, и вооружаются  друг  перед другом,
готовятся к новым войнам. Боясь войны, подготовляют почву для нее. Отсюда то
психологическое   настроение,   из   которого   выросли  все   ужасы   войны
междоусобной.  Веками  изживали   христианские   народы  противоречие.   Они
исповедовали заповеди любви,  но только  для  домашнего употребления, внутри
государства, а  рядом  с  этим в  международных отношениях следовали  морали
каннибалов. В конце концов душа не выдерживает  этих противоречий.  Можно ли
допускать, чтобы человек был кровожадным тигром по ту сторону  границы,  и в
то  же  время  требовать, чтобы он  был кротким агнцем по  сю  сторону?  Это
психологически  невозможно. И вот мы  видим, что мировая война, разнуздавшая
зверя в международных отношениях, тем самым  подготовила  его вторжение  и в
отношения внутренние. Это доказывается всеми современными переживаниями.
     Офицеры стали переглядываться.  Речь профессора  начинала  казаться  им
подозрительной.  Но оратор поспешил рассеять их сомнения очень удобоваримыми
выводами о большевизме и зверях-большевиках.
     --  Достаточно послушать рассказы  солдат,  вернувшихся с войны,  чтобы
понять, как и почему эти люди  превратились в кровожадных большевиков. Война
воспитала  их в  мысли, что по отношению к врагу все  позволено, и послужила
для них  школой холодной, расчетливой  жестокости:  убийство  стало для  них
делом  легким и обычным. И  как только массы  поверили, что  враг не вне,  а
внутри  государства,  весь  обычный кодекс  войны  стал применяться к  этому
внутреннему врагу.  Избиение  "буржуев" и офицеров, грабительские реквизиции
"по  праву  войны"  стали  делом  повседневным.  Война  разнуздала  зверя  в
человеке.  Отсюда  и  происходит  тот  груз,  который  увлекает  современные
государства в бездну. Отсюда  -- неудержимое влечение современных  народов к
большевизму. Все катятся  к нему, словно по наклонной плоскости, мало  того,
способствуют его успехам своими действиями. В итоге за последние годы все  в
мире делалось и  делается в пользу  большевиков. Как будто  для  них  народы
вооружились, для  них вели  мировую  войну, а теперь  заключают тот жестокий
грабительский мир,  который может быть только им полезен. Большевизм не есть
что-то случайное и внешнее,  это какая-то роковая  болезнь, которая таится в
крови народов. И  мы  видим,  какая. В большевизме  стал  явным  тот  "образ
звериный", который уже задолго до войны жил в душе народов, вынашивался всею
жизнью  современного государства. Тут перед нами  обнажается провал  мировой
культуры.  Веками  работала  она  над  человеческим  обществом  и   все-таки
потерпела жестокую  неудачу  в самом главном:  человек  остался  все тем  же
хищником, каким он  был  в  доисторическую эпоху,  но  при этом хищником  во
всеоружии средств современной техники. Взаимные отношения народов продолжают
покоиться  на  кровавом принципе  борьбы за существование.  У  кого  сильнее
челюсть,  тот  и  прав.  Человек-тигр, вот  тип,  который приобрел во многих
странах  преобладающее  значение,   захватил  власть   (вспомним   Троцкого,
Дзержинского). В этом и заключается  торжество  большевизма.  Большевизм  --
Немезида современной  культуры, обнажение таившейся в  ней темной  силы зла.
Сознательное отречение от духа  -- вот что составляет сущность большевизма и
вообще современного  духовного  склада человеческого  общества.  Материализм
торжествует  везде. Он  же привел  человечество к  мировой войне. В Совдепии
материализм  приобрел  значение  догмата веры.  Неудивительно,  что  поэтому
большевики  не   могли  удержаться  на  точке  зрения  религиозной  свободы,
лицемерно  ими  проповедуемой.  Подлинное  отношение большевиков  к  религии
выражается не в равнодушии, а в ненависти,  в  расстрелах, издевательствах и
мучениях  священников, ибо  самое существо большевизма  есть активная вражда
против  духа.  Этой  же  враждой обусловливается отрицание  всяких  духовных
связей  общежития.  Самые  национальные  отличия  между  людьми,  по  мнению
большевиков,  призрачны  именно потому, что это  отличия духовные.  Реальны,
существенны, с их точки зрения, только  отличия материальные, экономические.
Большевики на свете признают только две нации -- буржуазию и пролетариат.
     Профессор стал излагать  сущность классовой борьбы. Офицеры стояли, как
изваяния. Никто не пошевелился,  не проронил слова. Горячая,  содержательная
речь оратора захватывала безраздельно общее внимание.
     -- В большевистском общежитии  нравственные и правовые нормы заменяются
просто-напросто массовым аппетитом.
     Профессор перешел к характеристике отношений между классами в Советской
России.
     -- Повальный грабеж и море  пролитой крови, массовые казни "буржуев"  и
воспрещение приобретать целый ряд предметов первой необходимости тем, кто не
стоит  на  "советской платформе".  Недаром Ленин  сказал,  что тот,  кто  не
полезен  Советской   Республике,   может   умирать.   Невольно  вспоминается
апокалиптический зверь: "И он сделает то,  что всем малым и великим, богатым
и нищим, свободным и  рабам положено  будет начертание на правую руку их или
на чело их; и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того,
кто имеет сие начертание или  имя зверя, или  число имени его". Есть  что-то
сатанинское в том  оплевании  человеческого  достоинства, в  том  низведении
человека  до  скотского   уровня,   которое  составляет  характерную   черту
большевизма. Выбросить за  борт всякие духовные начала, построить  жизнь  на
чисто материалистических началах,  разрушить  нацию, семью,  церковь --  вот
программа наших  врагов, врагов  общечеловеческой мировой культуры.  Царство
большевиков  не  человеческое, а  звериное.  Но  восторжествует ли  звериное
начало  в  человечестве?  Вот вопрос, на который мы  должны ответить,  и  мы
отвечаем, что  нет, нет  и нет, тысячу раз нет. Большевизм возник и  вырос в
мировую  величину  на  почве всеобщего падения нравов. Освобождение от  него
поэтому возможно только путем духовного подъема.  Угасание  духа  было тесно
связано с возрастанием материального благосостояния человеческого  общества.
Теперь  всеобщее обнищание, разруха, голод способствуют пробуждению духовной
жизни  людей.  Обещанный  большевиками рай  земной  оказался звуком  пустым.
Обманутые массы, обобранные,  разоренные,  измученные  террором, бросились в
тоске на поиски утраченных духовных  святынь.  Люди массами пошли в церковь.
Мы, господа, в  тылу  у большевиков  одерживаем  изо дня  в день  крупнейшие
победы. Говорят, что никогда  еще Москва не видела таких крестных ходов, как
в  настоящее время.  Мы живем в эпоху великих  мировых  контрастов.  С одной
стороны,  сам  сатана  сорвался  с  цепи.  А  с другой стороны,  на борьбу с
разнуздавшейся силой зла  мобилизовались все  духовные силы,  какие  есть  в
человеческой душе. В дни глубочайшей скорби и ужаса рождается  в мир  высшая
красота духовного подвига. В церковь вновь  показывается забытый  миром  лик
Христов.  Опять,  как  в  языческом  Риме,  льется  кровь  мучеников.  Сотни
служителей  церкви сложили и  кладут  свои головы на  плахах  большевистских
чрезвычаек.  В  то самое время,  когда большевистское общественное  строение
разлагается, те духовные связи, которыми  раньше держалась  Россия, начинают
восстанавливаться. Церковь -- вот где побеждается классовая  рознь; для  нее
нет ни буржуя, ни пролетария. Там человек  чувствует себя поднятым на высоту
сверхклассового  мира.  В  церкви вы увидите и  рабочую  блузу, и  пиджак, и
шляпу, и ситцевый  платок  -- все густо перемешано.  Вот  где  можно увидеть
единый  русский народ,  который,  казалось,  погиб  в  особенно  острые  дни
гражданской войны. Народное самосознание оживет в этом духовном общении всех
классов,  в  нем  русский человек  снова находит  утраченную  родину. Теперь
вопрос  ставится ребром:  что  восторжествует  в  мире  -- человеческое  или
звериное?  История  дает нам ясный ответ. Человечество  может  быть  спасено
только через  подъем в высшую надчеловеческую сферу. Как только человеческая
жизнь  сдвигается с своих  религиозных  основ,  она  тотчас  утрачивает  все
специфически   человеческое  и  роковым  образом  подпадает  темной   власти
звериного царства. Человек не есть высшее в мире существо. Он выражает собою
не  тот  конец,  куда мир стремится,  а  только  серединную ступень мирового
подъема.  И  вот  оказывается,  что на  этой серединной ступени остановиться
нельзя. Человек должен сочетаться или с богом,  или со зверем. Он должен или
пережить себя, подняться над  звездами, или провалиться  в пропасть, утратив
свое отличие от  всего, что на земле  ползает и пресмыкается. На свете  есть
две бездны, те самые, о которых некогда говорил Достоевский, и среднего пути
нет  между ними. Все народы мира должны решить ясно и определенно, к которой
из  двух они хотят принадлежать. Перед человечеством  теперь только два пути
-- путь  звериного царства, путь  смерти,  куда  большевизм увлекает  мир, и
другой путь, куда  поворачивается теперь русское народное самосознание, есть
путь  воскресения.   Когда  весь  мир  еще  находится  под  угрозой  прихода
большевистского  звериного царства, наша родина выходит из него, поднимается
в  лучезарный мир истины, добра  и человечности. Да  будет  благословен  ваш
тернистый  путь,  милые  дети! Смело на  подвиг! Победа будет за  людьми! За
нами!
     Профессор кончил, устало поправил пенсне. Толпа стояла несколько секунд
завороженная. Целый поток аплодисментов залил перрон.
     -- Браво! Браво!-- кричали офицеры.
     -- Гимн!
     Оркестр заиграл "Коль славен". Все сняли фуражки.
     Станционный сторож два раза ударил  в  колокол. Матери  стали  крестить
сыновей.  Поцелуи,  объятия.  Женщины  плакали.  Офицеры  садились в  поезд.
Пестрое  лицо  толпы  металось  у длинной красной  змеи  эшелона,  потемнев,
беспокоясь.  Высокий  черноусый Мотовилов  стал на площадку  вагона,  поднял
руку. Толпа примолкла, обернулась к подпоручику.
     -- Господа, от имени всех уезжающих  приношу глубокую благодарность  за
то внимание, какое было оказано нам сейчас. Говорить много я не буду. Нет. Я
позволю  себе  только  вспомнить  здесь  слова незабвенного  генерала  Лавра
Георгиевича  Корнилова, сказанные им во время революции.  Вот они: "Довольно
слов, господа, мы слишком много говорим. Довольно!"
     Раздался третий звонок, паровоз резко свистнул, и поезд плавно двинулся
вперед.
     -- Браво! Браво! Правильно! Ура! Ура! Ура!--кричали провожающие.
     Мелькали фуражки, шляпы, зонтики, платочки. Тоня шла рядом с площадкой,
на которой стоял Петин.
     --  Андрюша,  когда вы  убьете первого большевика,  то снимите у него с
фуражки красную звезду и пришлите мне на память. С германской войны Кока мне
каску  привез, я  была очень  рада.  Ведь интересно иметь какую-нибудь  вещь
врага. Не забудете, Андрюша?
     -- Нет, Тонечка, не забуду. Обязательно пришлю. Поезд пошел быстрее.
     --  До свидания,  Тонечка, до  свидания,--  офицер посылал  смутившейся
институтке воздушные поцелуи.
     Через несколько  секунд  станция и перрон с пестрой толпой скрылись  из
виду. Паровоз развил скорость  полного хода. Мимо, навстречу, бежали красные
вагоны с запасных путей, низенькие домишки пригорода, зеленые поля.
     Дорога была  опасная. Красные  партизаны часто пускали  воинские поезда
под откос, делали  набеги на станции. Офицерам выдали винтовки, и они во все
время пути поочередно дежурили на остановках, боясь нападений. Ехали весело,
вина и закусок  было много. В некоторых вагонах пьянство стояло непробудное.
Сразу как-то все почувствовали, что приближается что-то страшное и огромное,
перед чем  стушевываются, меркнут все  мелочи  дня. Поезд быстро  катился на
запад.
     --  Теперь ничего не нужно  делать,  не нужно  думать,  пей  и  пой, --
говорил Колпаков и гибким баритоном с искорками искреннего чувства запевал:

     Приюты науки опустели,
     Студенты готовы в поход.
     Так за отчизну к заветной цели
     Пусть каждый с верою идет.

     Искренность  Колпакова  подкупала  офицеров,  и  все  они настраивались
грустно, задумчиво,  всем  им  начинало  казаться,  что  они  идут  защищать
действительно  дорогую и  близкую  их  сердцу отчизну  от какого-то злого  и
страшного врага. Хор пел:

     Теперь же грозный час борьбы настал, настал,
     Коварный враг на нас напал, напал.
     И каждому, кто Руси сын, кто Руси сын,
     То путь на бой с врагом один, один.

     Социалист-революционер  подпоручик  Иванов мечтательно  смотрел  в даль
убегавших лесов и оврагов.
     -- Какие  хорошие слова. Приюты науки... Студенты...  За  отчизну... За
свободную отчизну с Учредительным Собранием...
     Мотовилов презрительно плюнул и поморщился:
     --  Учредилка. Социалисты паршивые. Свобода. Русскому народу нагайку, а
не  свободу  нужно.  Жандармов  побольше  да  Царя-батюшку. В этом  все наше
спасение.
     --  В  насилии нет  спасения. Штыками не заставишь думать  иначе. Самая
хорошая идея кажется пустой или вредной, если ее навязывают. Пусть народ сам
изберет  себе  образ  правления.  Навязывать  же  ему  царя  или совдепы  --
одинаково пагубно для дела возрождения России.
     Мотовилов  стал  бестолково  спорить,  ругаться.  Иванов  замолчал,  он
вспомнил, что Мотовилов воспитанник кадетского  корпуса,  что кадета логикой
не убедишь... Мотовилов, довольный тем, что за ним осталось последнее слово,
начал петь, приплясывая:

     Как Россию погубить?
     У Керенского спросить.

     Офицеры подтягивали бессмысленный припев:

     Журавель, журавель, журавель,
     Журавушка молодой.

     Из  другого  вагона неслось нецензурное Алла-вер-ды,  и далеко  в конце
поезда сильный тенор хорунжего Брызгалова звенел под звук колес:

     Если б гимназистки в мишени превратились,
     Тогда бы юнкера стрелять в них научились.

     Весь вагон ревел, подхватывая ухарский припев юнкерской песни:

     Всегда, всегда с полночи до утра,
     С вечера до вечера и снова до утра.

     Маленький, кривоногий Никитин, высоко подняв руку, дирижировал:

     Эх, тумба, тумба, тумба,
     Мадрид и Лиссабон.
     Тумба, тумба, тумба,
     Сапог и граммофон.

     Громкие  песни  с  гиканьем  и  свистом,  смешиваясь с грохотом поезда,
наполняли тайгу  целым  потоком быстро  бегущих  звуков,  тревожили  жителей
станционных   поселков.  На  остановках  вокруг   эшелона  собирались  кучки
любопытных. Офицеры заигрывали  с молодыми  деревенскими девками, хвалились,
что скоро  разобьют большевиков. Дым  и пыль столбами крутились за эшелоном.
Как на экране, мелькали станции. На  станции Тайшет офицеры остановились  на
перроне, удивленные  неожиданным зрелищем:  между двух телеграфных столбов с
перекладиной висели три трупа.  Двое мужчин в нижнем белье и молодая девушка
с длинными  русыми  косами, в коричневой юбочке.  В Тайшете стояли чешский и
румынский эшелоны. Комендант станции,  молодой чех, крутя в руках щегольский
стек, объяснял офицерам:
     -- Это  трех  большевик.  Двух  повешен  за ломанию рельсы,  а  барышня
телеграфистка за то, что опоздала с передачей важной телеграмм.
     Легкий  ветерок играл  косами  телеграфистки, трепал коричневое платье,
покачивал тела повешенных. Лица казненных  были спокойны, только  девушка  в
предсмертной муке нахмурила брови  и сильно прикусила язык,  который  резким
черным пятном торчал изо  рта. Мотовилов был  в восторге. Он смотрел сияющим
взглядом то на чеха, то на висельников.
     -- Вот это я понимаю, молодцы чехи, пощады не дают красной сволочи.
     Чех самодовольно улыбнулся.
     -- Ми  чех,  ми не  руск, ми воюем честна.  Руск арме плох, он бежит от
красных, бежит к красным.
     Мотовилов горячо возражал:
     -- Нет, господин капитан, вы ошибаетесь. Не вся русская армия и русские
офицеры  плохи.  Не  спорю,  есть  среди  нас  скоты  --"афицера",  прапорье
несчастное, те, пожалуй, бегут, те главнокомандующими и у красных служат. Но
есть среди нас и  настоящие  офицеры, они не побегут. Разве наш Красильников
плох?
     Чех засмеялся, стоявший рядом с ним румынский офицер щелкнул языком:
     -- О, Красильникоф-то карош, карош! Комендант покачивал головой.
     --  Мало  руск  карош,  руск  народ  свинья  неблагодаренный.  Чех  его
освобождаль, чех большевик  прогналь,  а руск отступает теперь. В России все
плох. Порядок нет.  Солдаты -- большевики.  Женщин руск развратный, з нашими
чехами эшелонами ездят.
     Долго  чешский  капитан говорил о  недостатках  России.  Офицеры угрюмо
молчали.  В  душе  у  многих поднималось  горькое чувство  обиды.  Возражать
боялись.  Дежурный  по  станции  пошел к  паровозу  с "путевкой". С чувством
облегчения бросились  подпоручики в  вагоны. Колпаков мрачно смотрел в угол,
ероша волосы. Потом взял бутылку водки, со злобой ударил по дну рукой, выбил
пробку и налил себе огромную кружку.
     Поезд тронулся.



     В  стороне  от железной дороги, в  тайге, кипела  своя жизнь. Партизаны
спешно укрепляли Пчелино. Густой туман сырым, серым одеялом закутывал пустые
улицы,  дворы.  Острые  железные  лопаты  со  скрипом  рвали  мягкий зеленый
травяной ковер, разостланный  вокруг  всего села.  Говорили шепотом. Вырытую
землю  осторожно  накладывали длинным,  черным валом.  Дозоры  подозрительно
щупали мокрую траву, раздвигали кусты, тыкались о деревья.
     Красное знамя, потемнев, тяжелыми складками повисло над входом в школу.
В большом классе  на  кафедре горел жировик.  Пятна  света  налипли на  лицо
Григория  Жаркова. Вместо глаз у него темнели впадины. Подбородок стал шире.
У секретаря  волосы торчали  спутанной кучей. За партами стеснилось собрание
представителей   боевых   отрядов,    местных   крестьян   и   шахтеров   из
Светлоозерного.  Жировик красноватыми  клиньями  распарывал комнату.  Глаза,
щеки,  носы,  освещенные  на мгновенье,  наливались кровью  и снова чернели.
Говорил бородатый шахтер Мотыгин.
     --  Товарищи, ток  што мы кончили германску  войну, поспихали  к чертям
всех бар, как  они к  нам с  новой войной  лезут.  Сказано  было, чтобы  без
аннексиев и контрибуциев,  а им  не  по  нутру. Видишь ли ты,  долги  старые
получить захотелось. Поперек горла, значит, им  советская-то власть  встала.
Не хотится им,  чтобы  рабочие  и  крестьяне  сами  собой  управляли,  охота
повластвовать, барскую свою спесь показать.
     Собрание  слушало.  Шахтер  вспыхнул,  загорелся,  заговорил   часто  и
сбивчиво.
     -- Нет, не быть тому! Не дадимся, товарищи! Отстоим советскую власть,
     -- Не дадимся! Отстоим!
     -- Они хотят, товарищи, опять нас в окопы, опять стравить с кем-нибудь,
чтобы нашими руками жар загребать.
     -- Не пойдем! Не желаем! Долой войну!
     -- Коли не желаем, товарищи, так всем надо, всем, как одному, за оружие
браться.
     -- Все! Все пойдем! С вилами! С кулаками!
     -- У белых гадов оружия хватит -- отымем.
     Мотыгин замолчал. В классе стало тихо. Красноватые клинья резали толпу.
     -- А, мож, есть  промеж нас, товарищи,  трусы?  Мож, кому  бела  власть
лучше кажется?
     Клинья погасли. Жировик замигал тускло, с дрожью. Голова шахтера темным
комом расплылась, пропала в темноте. Темнота загрохотала.
     --  Не дело говоришь, Мотыгин. Говори, да  не  завирайся! Бела  власть!
Широкое  спалили!  Дочку  изнасиловали! Нас  разорили!  Попадью  с  ребенком
зарубили! Жену прикололи. Все Медвежье перепороли! Девок  всех опозорили! Ни
старому,  ни  малому от  них пощады  нет! Бела власть! Бела  власть! Грабеж!
Убийство!  Хуже  старого  режима!  Где  жить  будем? Жить  как?  Унистожить!
Унистожить  гадов!  Шомполами  порют.  Вешают!  Унистожить всех до  единого!
Пощады никому не давать! Унистожить! Унистожить! Унистожить! Все пойдем!
     Винтовки  стучали  тяжелыми прикладами.  Пол  и  парты скрипели.  Стало
совсем тесно. Мотыгин сел. Старик Чубуков вышел из толпы.
     -- Товарищи, нечего нам тут сумлеваться, есть промеж нас трусы или нет.
     Шум прекратился.
     --  Мы все знаем, что с белыми  гадами жить нельзя. Теперь  все  знаем.
Неделю  тому назад я не знал еще,  я  думал, коли я никого не трогаю, так  и
меня  никто  не  тронет, ан  вышло совсем не  то.  Дочь  родную...--  старик
затрясся,  побледнел,--  дочь родную на  глазах  у матери, у  отца,  у  мужа
изнасильничали. Все  мы  были дома. Слышали, видели,  а  сделать  ничего  не
могли, потому их сила. Что мы двое с зятем  можем? У зятя, окромя того, в ту
же ночь сестренку  Машу, четырнадцатилетнюю  девочку, замучили звери. Теперь
мы вот оба здесь, и старуха с нами. Дочки-то нет: замучили изверги. Теперь я
говорю, что  и силен Колчак,  а  мир сильней его.  Миром мы не одного такого
уберем. Мир -- сила. Мир все может. Надо только всем крестьянам пояснять как
следует. Пусть слепых не будет. Пусть все узнают, что белые банды вытворяют,
что они сделают с нами, коли власть свою удержат.
     -- Правильно! Правильно!
     Чубукова сменил бывший священник из Широкого Иван Воскресенский. Он был
без  рясы, коротко острижен, с шомпольной одностволкой за плечами.  Собрание
смотрело на него, немного недоумевая. Воскресенский почувствовал это.
     --  Дорогие  товарищи, не удивляйтесь, что ваш  пастырь  духовный крест
сменил  на  ружье. Когда-то  Христос, кроткий  и любвеобильный, взял  плеть,
чтобы  изгнать  торгующих  из  храма. Я  простой, грешный человек  и  больше
терпеть не могу. Не могу я больше говорить о смирении, о всепрощающей любви.
     Темнота  застыла.  Каплями  масла  на  раскаленную  плиту падали  слова
Воскресенского.  Чад  острой  ненависти к  белым застилал глаза,  захватывал
дыхание. Бывший  священник был наружно  спокоен,  но говорил  со  сдержанным
волнением и силой.
     --  Не  могу, когда  вижу, как телом  и кровью Христа  отцы  Кипарисовы
торгуют, как они его именем истязают и распинают целые села. Палачи жену мою
и ребенка  шашками зарубили за  то,  что осмелилась противиться поджогу.  Да
разве я могу после  этого оставаться там служить молебны о даровании побед и
многолетия убийцам моего ребенка и жены? Разве я могу смириться? Нет, я хочу
мстить. Я думаю, что моя месть --  святая месть. Моя месть пусть сольется  с
вашей. Я все силы свои, все знания отдам  на общее дело борьбы. Мы все здесь
сошлись  одинаковые  --  у каждого есть замученные, убитые  родные, близкие.
Товарищи,  клянусь вам, что я не  выпущу из рук оружия до  тех пор, пока  не
будет  уничтожен последний  из этих гадов. Поклянемся все, товарищи,  что мы
будем мстить до конца, до победы. Терпеть больше  нельзя. Если мы не положим
предела  бесчинствам  этих  вампиров,  они в  крови утопят всех  трудящихся,
загонят  нас в кабалу темного рабства. Не будем рабами, не  дадимся в  когти
новоявленным рабовладельцам!
     -- Не дадимся! Клянемся! Все клянемся!
     Черные руки трясли винтовками, шомполами и берданами.
     -- Клянемся! -- кое-кто поднимал пальцы, сложенные как для присяги.
     -- Клянемся!
     Сердца слились в один огненный комок. Зубы заскрипели.
     --  Наступать   надо!  Нечего  дожидаться!  Вперед!  Бить   их,  гадов!
Наступать! Чего ждать! Наступать! Наступать!
     Председатель встал, стукнул кулаком.
     -- Товарищи, внимание!
     Жировик стал тухнуть. Черная толпа затихла.
     --  Всем галдеть зря нечего. Сейчас товарищ  Суровцев обскажет вам все,
что  нужно.  Прочтет  приказ  Военно-Революционного районного  штаба,  тогда
увидите, как и кому нужно действовать.
     Высокий,  сутуловатый Суровцев с копной  густых кудрявых волос  длинной
темной тенью заслонил гаснущий огонек жировика.
     -- Товарищи, я думаю, нам нечего говорить о том, что мы согласны или не
согласны воевать с  белыми. Я думаю, что каждому из  нас ясно и понятно, что
вопрос борьбы  с этими палачами есть вопрос жизни и смерти. Мы живем и будем
жить постольку, поскольку ведем и будем вести борьбу.  Теперь не  может быть
речи о какой-нибудь капитуляции, мире.
     -- Мир будет, когда этих гадов не будет!
     -- Товарищи, к порядку!
     Жарков привстал со стула. Винтовки сердито стукнули.
     --  Борьба  может  закончиться  только  поражением  одной   из  сторон,
поражением, а следовательно, и ее полным уничтожением. И на  самом деле, как
я могу помириться с негодяем, изнасиловавшим мою сестру,  засекшим мою мать,
заколовшим мою жену, повесившим моего брата, расстрелявшим моих детей.  Мира
быть не может.
     -- Смерть гадам!
     -- Товарищи!-- Жарков покачал головой.-- Мы должны бороться,  боремся и
будем бороться.
     -- До конца! До победы! Осиновый кол им, гадам, в могилу!
     --  И вот районный штаб  поставил  своей ближайшей задачей организовать
борьбу  более  правильно,  планомерно, в  больших размерах, в  более широком
масштабе.  Силы живой, бойцов, у нас хоть отбавляй. Мы получаем подкрепления
каждый  день.  Каждая  новая  расправа  красильниковцев,  их новый налет  на
какую-нибудь  деревню, село  гонит  оттуда в наши ряды десятки лучших людей.
Сегодня перед вами  выступал  старик  Чубуков, он будет активным борцом,  он
только  что понял, что нейтральным в этой борьбе остаться нельзя, что  нужно
примкнуть либо к людям, либо к  человекоподобным  зверям. Нет  сомнения, что
скоро  все  крестьяне нашего уезда решат вопрос  о войне точно  так же,  как
решил его Чубуков.  Итак, нам нужно позаботиться, чтобы влить в определенные
формы,  рамки   разрастающееся  восстание   против  золотопогонных  убийц  и
мародеров.  Нужно  позаботиться,  чтобы  семьи  бойцов,   которые  вынуждены
следовать за  нашими отрядами, были  поставлены в хорошие условия, чтобы  им
были обеспечены и  хлеб, и  кров. Наконец, нужно позаботиться, чтобы  и  вся
наша армия ни в чем не нуждалась, и в первую голову в оружии и патронах.
     -- Вот это дело! Правильно!
     Темнота  всколыхнулась.  Суровцев,  народный  учитель-самоучка,  бывший
политический каторжанин, пользовался среди партизан большой популярностью  и
авторитетом.
     --  Районный  штаб,  товарищи, в своем  последнем  приказе  по  войскам
Таежного  повстанческого  района  предлагает  в  целях,  только   что   мною
указанных, следующее...
     Суровцев  говорил спокойно,  твердо, отчеканивая  каждое слово,  каждую
букву:
     --  Первое.  Батальонам  Мотыгина  и  Черепкова  развернуться  в  полки
трехбатальонного состава  и именоваться:  первому  --  1-м  Таежным  полком,
второму  --  2-м  Медвежинским;  командирами остаются  командиры батальонов.
Отрядам Сапранкова,  Силантьева и Вавилова слиться в 3-й Пчелинский полк под
командой  товарища  Силантьева.  Конные  отряды Ватюкова  и Кренца свести  в
отдельный  кавалерийский  дивизион.  Командование  возлагается  на  товарища
Кренца.  Комендантской  команде  штаба  развернуться   в   запасный  учебный
батальон,  выделив из своего  состава новую  комендантскую  команду, команду
связи и  саперную команду. Командование возлагается  на товарища Гагина.  Из
всех  не имеющих оружия и  небоеспособных беженцев составить рабочую дружину
под начальством товарища Неизвестных.
     Второе.  Выделить немедленно из действующих частей всех специалистов --
слесарей,  токарей,  механиков --  и поручить  им организацию мастерской для
литья  и  точки  пуль,  снаряжения патронов,  изготовления ручных  гранат  и
починки оружия.
     Третье.  Создать  при  штабе  агитационный отдел, на  который возложить
помимо устной  агитации в  нашей армии,  среди местного населения и в  рядах
противника,  в его  тылу,  издание  листовок и газеты, использовав для этого
имеющиеся  две  пишущие  машинки.  Руководство  отделом  поручить  товарищам
Суровцеву и Воскресенскому.
     Четвертое.  Создать Совет Народного Хозяйства, в  распоряжение которого
передать все запасы обмундирования, снаряжения, вооружения, продовольствия и
перевозочные  средства. На него  же возлагается обязанность снабжения  армии
всем необходимым, вплоть до  огнеприпасов. Ему  поручается открытие полевого
госпиталя  и  летучки и устройство и обеспечение  семей бойцов  и  беженцев.
Председателем Совета Народного Хозяйства назначается товарищ Говориков.
     Жировик потух. Запахло горелым салом и  копотью. Тень Суровцева пропала
в  темноте.  Суровцев  продолжал  развивать  планы  штаба.  Перед  собранием
развертывалась картина стройной, большой, крепкой организации.
     За  селом дозоры наткнулись на противника. В тайге коротко вспыхнули  и
зашумели выстрелы.
     Тра! Трах! Та! Та!
     Трах! Бух! Бах! -- ответили дробовики партизан.
     Трах! Та! Та! Та! Та! Трах!
     Партизаны замолчали, залегли,  послали в село донесение... Белые дальше
идти не решились, окопались, подтянули цепи почти на линию дозоров. Из школы
молча, быстро лился широкий живой поток. Наскоро строились. Тревожно чернели
длинные стволы шомполок, острые стрелки штыков. Беззвучно прошли по мягкому,
пыльному,  длинному половику,  затоптали зеленый  ковер,  залегли за  черным
валом. Без выстрела,  широко  раскрытыми  глазами  искали в потемках других,
неизвестных, волнующих своей близостью и молчанием.
     На заре у белых за цепью громыхнуло. Снаряд провизжал в свежем туманном
воздухе и ткнулся в землю не разорвавшись. Жарков верхом на  лошади стоял  у
крайней  избы,  разглядывал  тонкую линию  окопчиков противника. Выдвигающий
механизм работал плохо,  в  одной половине бинокля стекла были выбиты пулей.
Жарков, зажмуривая  глаз, морщился.  Пчелино с  трех  сторон  густыми цепями
охватывали  чехи,  румыны  и  итальянцы.  Партизан смотрел  в  бинокль и  не
понимал,  почему  белые  нарядились  в широкополые мягкие шляпы. В патронные
двуколки у итальянцев были впряжены ослы. Жарков засмеялся.
     -- Ну, на ишаках(*) да в шляпах в бой заехали -- много не навоюют.
     (* Ишак -- осел)
     Подъехали Кренц и Мотыгин.
     -- Смотрите-ка, друзья,  белые-то как принарядились. Бинокль перешел  к
Кренцу.
     -- Это итальянцы,-- сказал он.
     -- Ага, союзнички, значит, пожаловали,-- мрачно улыбнулся Мотыгин.
     --  Ну  что ж,  милости просим.  Не обессудьте,  господа  хорошие.  Чем
богаты, тем и рады. Встретим, как можем.
     -- Вот что, Кренц,-- Жарков повернулся к  командиру конного  дивизиона,
--  заехай-ка ты им в тыл да пугни как следует, посчитай шляпы у этой ишачей
команды.
     У белых опять громыхнуло. Легкое облачко шрапнели, крутясь, со свистом,
серым кудрявым барашком повисло над краем села.



     Борьба разгоралась. Красные партизаны от неорганизованных, разрозненных
выступлений  и набегов  маленькими отрядами  перешли  к  действиям  крупными
боевыми  соединениями, вели  планомерные  наступления, маневры,  захватывали
станции  железных дорог, портили  пути  сообщения  в глубоком тылу  у врага,
спускали  под  откос  воинские  поезда противника, устойчиво  держали фронт,
занимая подолгу  целые волости,  близко подходили к городам. Многочисленные,
но  трусливые  отряды  русских  и  иностранных  белогвардейцев  преследовали
партизан нерешительно, в тайгу далеко заходить боялись,  предпочитая срывать
свою злобу на мирном населении, старались запугать всех свирепыми приказами,
дикими расправами  и массовыми публичными  казнями  беззащитных,  безоружных
людей.
     На улицах Медвежьего был расклеен приказ атамана Красильникова:

     "За последнее время в деревнях и селах губернии большевики усилили свою
преступную деятельность,  пытаясь  подорвать в народе веру в великое будущее
России, стараясь склонить  население на сторону  предавшей  родину советской
власти.   Безобразные  факты,   чинимые  большевиками,--  крушение  поездов,
убийство лиц администрации--все это заставляет отвергнуть те общие моральные
принципы,  которые применимы к  врагу  на  войне.  Тюрьмы полны  вожаками  и
семьями этих убийц. Начальникам  гарнизонов вверенного мне района приказываю
содержащихся  в  тюрьмах  большевиков,  разбойников  и  ихних  родственников
считать заложниками. О каждом факте, подобном вышеуказанным,  доносить мне и
за  каждое  преступление,  совершенное  в данном  районе,  расстреливать  из
местных заложников  от 3-х  до 20-ти человек. Все села и деревни, независимо
от  величины и  количества  населения,  в коих будут  обнаружены большевики,
будут сожжены  и уничтожены, имущество конфисковано. Села  и деревни, в коих
население само  выступит против большевиков  и будет их изгонять,  будут  не
тронуты. В сожженных селах и  деревнях женщины, дети  и старики, неспособные
носить оружие, получат правительственную помощь и приют.

     Медвежинцы,  проходя  мимо белых лоскутков бумаги, косились со страхом,
угрюмо  роняли  головы.  В селе,  кроме  отряда  полковника  Орлова,  стояли
итальянцы,  румыны и  чехи.  В  итальянском  штабе  было  два  представителя
французских  войск  -- красивый, седоусый  полковник  и  молоденький,  почти
мальчик, лейтенант.
     В день боя под Пчелиным Орлов сидел на квартире  у француза полковника.
Офицеры  пили кофе.  Француз  хвалил  Сибирь,  говорил, что она нравится ему
своеобразной,  суровой,  дикой  красотой, уверял, что если Франция  вздумает
прислать сюда свои дивизии, то он первый изъявит  желание служить в одной из
них, никогда  не  подумает  о  переводе  на родину. Орлов, хорошо  владевший
французским языком, отвечал, что в  Сибири действительно  много своеобразной
прелести,   но   находил   ее  страной   некультурной,  населенной  темными,
невежественными  крестьянами, живя  с которыми изо дня  в  день вместе можно
огрубеть. Кофе  было крепкое, сливки густые и свежие. Белые калачи и  шаньги
благоухали на столе запахом  только что испеченного хлеба. Собеседники ели с
аппетитом. Разговор с  Сибири перешел па сибирских женщин. Француз спрашивал
Орлова, правда ли, что, по рассказам русских же, в Сибири птицы без голоса и
женщины  без  сердца. Орлов  смеялся и  рассказывал о  своих  многочисленных
романтических интрижках с сибирячками, уверял, что сибирские женщины гораздо
интереснее российских. Француз жадно  посматривал на полное, раскрасневшееся
лицо хозяйской дочери  Кати, возившейся у русской печки, намекал Орлову, что
сегодня дома  из  хозяев  никого,  кроме  девушки, нет,  что он  очень  этим
доволен. Орлов  не  понимал деликатных  намеков коллеги,  продолжал беспечно
болтать. Француз нервно  дергал  длинные  седые  усы.  Глаза  его,  большие,
черные, с пушистыми  ресницами, со  скукой останавливались на лопате  бороды
Орлова, покрываясь влажным блеском, скользили по крепкой фигуре Кати.
     -- Она прекрасна, эта дикарка.
     Француз встал,  возбужденно  прошелся  по  комнате,  круто,  решительно
повернулся на каблуках, остановился перед Орловым.
     --  Полковник,   оставьте  меня  с  ней  вдвоем.  Вы   понимаете...  Вы
понимаете... Я хочу, я хочу... Это  ничего, я думаю? -- француз  дрожал.  --
Ведь она же настоящая дикарка. Вы понимаете, я хочу, я хочу... Это ничего, я
надеюсь. Я очень извиняюсь... Но...
     Орлов вскочил со стула, угодливо заулыбался, затряс бородой:
     -- Пожалуйста, пожалуйста, полковник. Ради бога, не извиняйтесь. Будьте
как дома.
     Оба полковника щелкали шпорами, раскланивались.
     --  Мы, русские,  на  это  смотрим проще,  без всякой философии.  Желаю
успеха. До свидания. Вас никто не побеспокоит.
     Орлов скрылся за дверью. Француз  подошел к  Кате, схватил ее за талию.
Девушка сердито отшвырнула его руку.
     -- Ну, ты, мусью, не балуй у меня!
     Глаза офицера стали совсем маслеными, прищурились, рот полураскрылся, с
красной нижней губы потянулась блестящая, тонкая, вонючая нитка слюны.
     -- Прелестная дикарка, ты понимаешь, я хочу тебя поцеловать.
     Катя подняла к самому носу француза круглый, полный кулак.
     -- Только сунься, старый черт, образина басурманская!
     Француз обеими руками обнял девушку.
     --  Прелестная  дикарка,  я  хочу...  Твердый  как камень  кулак  ткнул
полковника  в  глаз,  в  губы, в ухо.  В голове француза  зашумело, из  носа
потекла кровь.  Катя со  злобой совала кремнистый  кулак  в гладкую, холеную
физиономию.
     Полковник Орлов шел  к  себе  в школу. На  главной  улице,  перед домом
Кузьмы Незнамова, толпился народ. Во дворе громко плакали  ребятишки, с воем
рыдали женщины. Чехи вытаскивали от Незнамовых столы, стулья, шубы, сундуки,
грузили на  высокие зеленые фуры. Вся семья Кузьмы -- жена, двое ребятишек и
старуха  мать, всхлипывая, дрожали  на  крыльце.  Сам Кузьма стоял на  дворе
бледный,  без  шапки, с иссеченным в кровь  лицом. Чешский офицер  показывал
плеткой на заржавленную берданку, найденную в подполье, и кричал:
     -- Сознайсь, ты есть большевик? Сознайсь, все равно повесим.
     -- Вот  хоть сейчас  убейте,  не большевик я.  Берданку,  это  точно --
спрятал, но для охоты, а не для чего-нибудь такого.
     Чех  поднял руку, плеть изогнулась. Кривой, кровавый  рубец вспыхнул на
лице Кузьмы.
     -- На вот тебе, сволочь.
     -- Хоть убейте, не большевик я.
     -- Сволочь!
     Лицо вспухло,  окровянилось.  Незнамов  упал  на  землю.  Жена  плакала
навзрыд.  Старуха тряслась,  как в лихорадке, по  лицу  у нее  текли крупные
слезы.  Трехлетний  Петя  и  пятилетняя  Маша   смотрели  широко  раскрытыми
глазенками. Два чеха солдата стали привязывать  короткую петлю к колодезному
журавлю. Десяток любопытных со страхом жались в  воротах. Глаза, округленные
боязнью,  чернели  неподвижными  зрачками.   Корнет  Полозов  и  французский
лейтенант спокойно наблюдали за истязанием.
     Лейтенант, играя моноклем, говорил Полозову:
     --  Мы  не разрушаем,  не идем против  русских  народных обычаев.  Ведь
нагайка  и виселица -- это в русском духе.  Конечно, во Франции это могло бы
показаться устарелым, но здесь таковы нравы, таковы обычаи. С русскими нужно
бороться по-русски.
     Корнет любезно улыбнулся и спешил уверить лейтенанта:
     - О да, вы правы, лейтенант. С  большевиками,  с  этими дикими зверями,
можно говорить только их языком.
     Обессилевшего  Кузьму подвели  к журавлю,  надели  на шею  петлю. Костя
Жестиков, случайно бывший во дворе, подбежал к виселице.
     --  Стойте, господа, я провожу  его на тот свет. Доброволец прыгнул  на
спину Незнамову, ухватился  за шею. Чехи со смехом  быстро подняли обоих  на
воздух. Кузьма  высунул огромный  синий  язык,  вытаращил глаза, лицо у него
почернело, ноги задрыгали, руки  схватились за веревку. Жестиков, повернув к
зрителям покрасневшее от напряжения лицо, кричал:
     -- Последний крик  моды,  господа,  танец повешенного. Спешите  видеть,
господа.
     Жена зашаталась, упала на колени.
     -- Палачи, будьте вы прокляты!
     Голос  женщины  с  отчаянием  разрезал  онемевший двор. Петя  показывал
маленькой  ручонкой на  страшную  пару,  качающуюся в воздухе, и,  улыбаясь,
говорил Маше:
     -- Папаня плясит и длазнится.
     Маша смотрела  серьезно  и  не могла понять, что делает  отец и  почему
плачет мать.
     -- Всыпать ей!-- крикнул офицер.
     Женщину стащили с высокого крыльца, ткнули лицом в  землю. Один чех сел
ей на голову, двое схватили за  ноги. Толстый, с  широким, тупым подбородком
унтер-офицер жирными белыми пальцами  брезгливо поднял у  женщины юбку.  Два
рослых  солдата  в  новеньких  гимнастерках  и  кепи, похожих  на  петушиные
гребешки,  с двух сторон  рванули  нагайками женское тело. Кровь  брызнула с
первых ударов. Нагайки стучали, как цепы. Голоса у  Незнамовой не было.  Она
глухо хрипела. Ребятишки плакали. Старуха стояла, разинув  рот,  слезы у ней
бежали непрерывно. Лейтенант подошел  ближе,  нагнулся немного,  взглянул  в
монокль на окровавленный, вздрагивающий зад женщины.
     -- Я думаю, что если  бы мы  привезли сюда гильотину, то  русский народ
возмутился  бы,  подумал  бы, что  мы навязываем ему  силой  свою  культуру.
Национальное  самолюбие было бы оскорблено  этим. Но мы  же ведь  ничего  не
делаем  здесь такого, что  не  соответствовало бы  русскому  духу,  обычаям,
нравам. Правда, корнет?
     -- О да, о да, действия иностранных войск безупречны.
     Полозов почтительно  изгибался, заискивающе смотрел в глаза лейтенанту.
Черный,  кудрявый  пудель  француза  крутился  под  ногами,  вилял  хвостом,
взвизгивал. Незнамова вынули из петли. Костя ткнул его шашкой в висок.
     -- Чтобы не раздышался, мерзавец.
     Жестиков вытер  шашку о  брюки повешенного.  С соседнего двора  привели
женщину с серым  лицом и  черными  губами.  Чех  конвоир  что-то  забормотал
офицеру. Офицер выслушал,  махнул рукой. Женщину подвели  к  петле.  Товарищ
Жестикова,  Ника   Пестиков,   в  беленькой  рубашке  с   красными  погонами
вольноопределяющегося, подошел к приговоренной.
     -- Теперь моя очередь кататься,-- засмеялся он Косте.
     Костя улыбнулся.
     -- Валяй.
     Новая  пара поднялась вверх. У женщины лопнули связки шейных позвонков.
Она умерла мгновенно. Пестиков кричал сверху:
     -- Снимай, эта не пляшет. Не  из веселых попалась. Зрачки десятков глаз
неподвижно застыли.  Лица  стали каменными,  их  точно  покрыли штукатуркой.
Незнамова  потеряла сознание. Ее все пороли. Кусочек запекшейся густой крови
упал на белый, крахмальный обшлаг сорочки лейтенанта. Француз скривил гладко
выбритую  губу, длинным, заостренным ногтем стал соскабливать красное пятно.
Пятно расплылось шире.  Офицер запачкал палец,  раздраженно дернул маленькой
головой в высоком кепи, повернулся, пошел со двора, кивнул корнету.
     --  Троцкий,  Троцкий,  поди сюда!  Поди  сюда!--  позвал француз  свою
собаку.
     -- Поди сюда, Троцкий, скверный пес! Поди сюда, скверное животное!
     Пудель вилял хвостом, прыгал на задних лапах.
     -- Троцкий, ты не убежишь к своим в тайгу? Нет, Троцкий?
     Собака терлась о сапоги, визжала, мешала офицеру.
     -- Пойдем, пойдем!
     По улице ехали зеленые фуры, нагруженные доверху  крестьянским скарбом.
Чехи   вывозили   в  город  конфискованное  имущество   большевиков   и   их
родственников,  заподозренных  в большевизме. Медвежинцы  молча  смотрели из
окон.  С  другого  конца  села  навстречу чешским фурам  скрипели  телеги  с
ранеными итальянцами из-под Пчелина.



     Офицерский  эшелон шел без  задержек. Через  несколько  дней он  был  в
Новониколаевске.  Новониколаевский  вокзал  перенес  офицеров  в   настоящее
Царство Польское.  Конфедератки,  белые  султаны блестящих гусар,  малиновые
околыши, белые орлы. Звон шпор смешивался с шипящей польской речью. Польские
солдаты  и  офицеры  держались  вызывающе, чувствовали  себя  полновластными
хозяевами.
     Молодые  подпоручики  лихо  откозыряли   седоусому  поляку  полковнику.
Полковник не ответил на приветствие.
     -- Скотина,-- не выдержал Барановский.
     Гусар,  звеня  шпорами,   волоча  кривую  саблю,  прошел  мимо  русских
офицеров,  внимательно  оглядел их,  сильно наступил Барановскому  на  ногу.
Барановский вскипел:
     -- Гусар! Послушайте, гусар!--  закричал он.--  Что за безобразие? Чему
вас  учат?  Вы  не  только не  приветствуете  русского  офицера, но  даже не
трудитесь извиниться перед ним, когда наступаете ему на ногу.
     Гусар остановился, обернулся к говорившему,  смерил  его  презрительным
взглядом.
     --  Цо? Честь?  Ха,  ха,  ха!--  круто  повернулся, загремел  саблей по
перрону.
     -- Ян, Ян, чекай,-- остановил он своего товарища.
     Офицеры видели, как гусар насмешливыми глазами показывал  на  них, и до
их слуха из шипящего потока фраз долетали отдельные слова.
     -- Руске быдло... Пся крев... Руске быдло...
     Офицеры  возмущались  и смотрели на поляков с нескрываемой злобой. Даже
довольный всем Мотовилов ругался:
     --  Черт  знает  что такое! Как держит себя  эта  зазнавшаяся  польская
шляхта. И посмотрите,  как одеты они,  ведь  на  них шикарнейшее  офицерское
сукно.
     Поезд   шел.   По  дороге  попадались  польские,   чешские,  румынские,
итальянские,  сербские,   французские,  английские,   американские  эшелоны.
Офицеры ворчали.
     -- Наприглашали всякой рвани в Россию и думают,  что  хорошо сделали. А
эти  разные французишки только пьянствуют тут, дерут  в три горла да  всякое
барахло сбывают нам.  В тылу их  сколько хочешь, а  на  фронте  ни одного не
найдешь. Герои тоже, ловкачи крестьян пороть да баб насиловать.
     Приехали в Омск. В столице белой Сибири эшелон задержался. Здесь должно
было произойти распределение вновь произведенных по армиям и группам. Деньги
почти  у  всех вышли,  и  офицеры  со  скучающими лицами бродили  по пыльным
улицам.  Подпоручиков  раздражало  засилье иностранной  военщины  в  городе.
Особенно много было американцев и японцев, главным  образом офицеров. Японцы
в мундирах цвета хаки, фуражках  с красным околышем и золотой звездой вместо
кокарды держались с видом снисходительных победителей. Американцы по вечерам
запруживали  улицы и  бесцеремонно приставали с любезностями положительно ко
всем женщинам, проходящим без мужчин.
     Омск был переполнен русскими и иностранными  войсками  и  беженцами. По
городу носились военные автомобили  под всевозможными национальными флагами.
Учебные заведения были наполовину закрыты, помещения их обращены в казармы и
квартиры для  беженцев.  В городе  свободных квартир не было, а беженцы  все
прибывали. Беженцы ехали  на лошадях,  на пароходах,  в поездах. Непрерывным
потоком  заливали  они  Омск и,  переполнив  центр  города,  растекались  по
окраинам,  по окрестностям. Бежали  главным образом люди имущие  и все, кого
связывали  с белыми общие интересы,-- семьи офицеров, чиновники  и их семьи,
духовенство,  торговцы, промышленники, спекулянты,  помещики  и  деревенские
кулаки. Правительство относилось к беженцам  покровительственно, но  многого
для  них  сделать,  конечно, не  могло,  не  могло даже  удовлетворить  всех
квартирами,   и   люди  располагались  в  палатках  на  городских  площадях,
бульварах, останавливались около  самого  Омска  и жили под открытым  небом.
Правительственная и  "независимая" черносотенная печать подняла  большой шум
по поводу наплыва беженцев в столицу Сибири.
     --  Вот, смотрите, смотрите, колеблющиеся, маловерные,--  великая волна
народная катится с запада.
     Тысячи людей, побросав свои родные гнезда, разорившись, идут на восток,
идут   с  женами,   детьми.  Что  же  заставляет  их  принять  тяжкий  крест
скитальцев?--  злорадно  спрашивали  газеты  и,  захлебываясь  от   радости,
кричали:
     --  Благодетели  всех   трудящихся  --   большевики,  кровавый  призрак
коммунизма -- вот что гонит их.
     -- Пусть замолчат теперь  писаки слева, что  народные  массы отошли  от
нас,-- торжествовали публицисты его высокопревосходительства.
     -- Вот он, народ,  измученный, ограбленный, идет  за  нами, идет,  моля
бога  о  даровании  победы  доблестной армии нашей.  Она одна только  сможет
вернуть ему его родные пепелища.
     И, впадая в пафос, поднимали глаза к небу, били себя в грудь кулаками:
     --  Как  Моисей  вывел  из  Египта  народ  свой  и  привел его в  землю
обетованную, так и  ты, славный адмирал, спасешь людей этих,  выведешь народ
свой на путь счастья и благоденствия. Исторические дни. Совершается  великий
поход народа.
     Заручившись   благословением   и   одобрением   печати,    колчаковские
администраторы чинили суд  и расправу.  Рабочий  класс был весь целиком взят
под подозрение. На рабочих смотрели как на предателей, готовых каждую минуту
поднять   знамя  мятежа.  Контрразведка   купалась   в   крови  запоротых  и
расстрелянных. Глухое недовольство поднималось  в мощной толще рабочих масс.
Рос и креп  революционный дух  пролетариата, и  его  ропот, часто открытый и
грозный, тревожил покой диктатора. Офицеры, ездившие из эшелона со станции в
город, нередко ловили на себе  острые, ненавидящие взгляды засаленных блуз и
курток...
     За день до  отъезда  из Омска молодых офицеров принял сам Колчак. Прием
состоялся во дворе особняка, занимаемого адмиралом на  набережной  Иртыша. К
выстроившимся  офицерам  четкой,  легкой походкой вышел сутуловатый,  бритый
господин в английском костюме, с  русским  Георгием на груди и адмиральскими
погонами. Типичный  морской волк. Морщинистое, энергичное лицо, горбатый нос
и  угловатый,  выдающийся  подбородок.  Офицеры  застыли.  Руки  замерли   у
козырьков.
     --  Господа  офицеры,  поздравляю  вас  с  производством,--   с  легким
старческим пришептыванием обратился Колчак к подпоручикам.
     -- Надеюсь, что вы окажетесь достойными носить  славный мундир русского
Офицера. Вы идете  на фронт. Знайте, вы идете драться за воссоздание Великой
Единой России. Я, приняв  тяжелое бремя власти, еще раз повторяю вам, что не
пойду по пути  реакции, но не пойду и по  гибельной дороге партийности.  Мое
дело воссоздать Великую Единую Россию во главе с правитель...
     Адмирал закашлялся, замахал рукой.
     -- ...с правительством  по выбору народа. В  этом огромном деле надеюсь
на вашу помощь. Наша молодая армия сейчас находится в тяжелом положении, она
отступает, не умея делать этого. Отступать, господа, труднее, чем наступать.
Я надеюсь, что  вы, пробывшие  в училищах около года, поможете армии  своими
знаниями, которые  у  вас, несомненно,  есть.  Я надеюсь  на  вас,  господа.
Постарайтесь!
     Диктатор приложил руку  к козырьку,  легко шагая, исчез в дверях своего
дома. Золотые погоны, белые кокарды, шашки колыхнулись.
     -- Рады  стараться,  ваше  высокопревосходительство! Уставшие, холодные
руки с трудом опустились вниз.
     Егерь  с  зелеными погонами стоял  у  чугунной ограды  на часах. Ворота
распахнулись,   выпустили  офицеров.  Караульный   унтер-офицер  внимательно
осмотрел  большой замок.  Егерь стоял  неподвижно. Черная решетка  легла  от
ограды на двор.



     У-у-у-у!  У-у-у-у!  У-у-у-у!--  глухо  и  раскатисто  вздыхали  тяжелые
орудия.  Офицеры на подводах ехали в штаб дивизии. Подводчик Мотовилова  при
каждом выстреле пугливо охал, вздыхал, крестился:
     -  О господи,  страсти  какие,  как гром  ровно. Сила  какая,  господи,
господи!
     Мотовилов, улыбаясь, говорил подводчику: Это наши красным морду бьют.
     Подводчик близорукими, прищуренными, старческими глазами смотрел вдаль.
     - Кто же ее знает, каки наши, каки  чужи. По мне все наши, все мы люди,
все крещены,  все  русски.  И  чего деремся,  бог  весть.  Выдумали каких-то
красных да белых и дерутся.
     Мотовилов злобно смотрел на старика.
     -- Сибирь проклятая,  им все  равно,  им  все свои. Не  видали  они еще
красных-то, вот и говорят так. Сволочь!
     Офицер  с  досадой  плюнул,  закурил  папироску.  Дорога  была  ровная,
гладкая, накатанная  после  недавних дождей.  Черной  лентой  прорезала  она
тучные луга, пашни и поскотины. Урожай  был  хороший. Хлеб жиром отливал  на
солнце.  Мотовилов  смотрел на  огромные сибирские поля,  вспоминал знакомые
деревни, так  резко  отличавшиеся  от российских  своими большими,  светлыми
избами, крытыми железом, и недоумевал, почему сибиряки, народ зажиточный, по
своему  имущественному  положению  и  интересам  близко стоящие  к помещику,
собственнику,   так  враждебно  настроены  против  белых.  Добрые  сибирские
лошаденки бежали ровной, быстрой рысью. Ходок, полный сена, мягко покачивал.
Расслабляющая,  ленивая  истома  овладела  седоком.  Мотовилов так и не  мог
сосредоточиться на  интересовавшем его вопросе, не находил ответа. На берегу
большого круглого озера показалось село.
     -- Вот и Щучье,-- сказал подводчик.
     Мотовилов молча сосал  папироску. Въехали  в  село, встреченные дружным
лаем  десятка  собак  всех  пород и  возрастов,  проехали  две-три  улицы  и
остановились на площади среди села, перед  большим домом с красным флагом  у
крыльца. Офицеры недоумевающе переглянулись. Колпаков слегка побледнел.
     -- Что за черт! Да они нас к красным привезли?
     В окно высунулась большая черная  борода с проседью, лохматая голова  и
плечо с погоном полковника.
     -- Нет, господа офицеры, ошибаетесь. Не к красным,  а к белым, да еще к
каким.
     Голова  скрылась.   Из   окна  слышался  громкий,   раскатистый  хохот.
Подпоручики облегченно  вздохнули  и  пошли  в  штаб  представляться. Борода
оказалась принадлежащей полковнику  Мочалову, начальнику  дивизии. Полковник
Мочалов,  человек  весьма  веселый,  встретил вновь  прибывших,  как  старых
знакомых.
     -- Ха, ха? ха!-- хохотал он, вставая навстречу смущенным подпоручикам.
     -- Так к красным, говорите, попали? Ха, ха, ха!
     Ах вы,  колченята,  колченята  молодые!  Сидели вы в тылу и  ничего  не
знали. Не слышали вы, видно, что наша N-ская добровольческая дивизия дерется
под  красным  знаменем,  дерется  не  за  что-нибудь,  а  за  Учредительское
Собрание, за свободу, за революцию. Ха, ха, ха! - раскатывался полковник.
     Лица у многих  вытянулись  от  удивления,  только один Иванов улыбался.
Начальник  дивизии смотрел на смущенные, недоумевающие лица офицеров и снова
раскатывался взрывами смеха.
     - Ха, ха, ха! Капитан,--  обратился он  к  своему  начальнику  штаба,--
посмотрите на  этих юнцов.  А?  Какова заквасочка-то? Из молодых, да ранние.
Едва красную тряпочку увидели, как уже и стоп, в тупик стали. Вот они какие,
колченята-то!  Это не  наши веселые прапорочки, керенки, это  что-то  такого
особенного, с перчиком.
     Мочалов   помолчал  немного,  затянулся   несколько  раз  из   короткой
английской трубочки, сделался серьезным.
     --  Ну-с, шутки в  сторону, господа. Предупреждаю вас, что наша дивизия
несколько отличается от других частей  и  своим составом и дисциплиной. Наша
дивизия состоит почти исключительно из  рабочих-добровольцев N-ского завода.
Знаете такой на Урале? Ну-с вот, рабочие восстали против красных потому, что
некоторые комиссары принялись насаждать социализм с револьвером и нагайкой в
руках, а плоды  земные распределяли так, что было заметно, как пухли  от них
комиссарские  карманы. Ну,  а  тут  еще эсеры подлили масла  в огонь со моей
агитацией за  Учредилку, вот  наши  N-цы  и поднялись. Итак,  господа,  наши
добровольцы воюют за свободу, за Учредительное Собрание, поэтому в строю они
держатся свободно.  Дисциплину как  беспрекословное  подчинение единой  воле
начальника они признают  только в бою. Вне боя они с вами, как с товарищами,
как с братьями будут  обращаться.  Не  обижайтесь на  это.  Зато  уж  будьте
покойны: в бою они вас не выдадут, за шиворот к красным не потащат.
     - Капитан,-- снова обратился  Мочалов  к начальнику штаба,- всех  их  в
первый N-ский полк.
     Капитан молча наклонил голову.
     В  тот  же  день  офицеры  явились  в полк.  Солдаты встретили  молодых
офицеров  тепло и радушно.  Сразу  же окружили их тесным  кольцом.  Начались
расспросы  о том, как идут дела в тылу, скоро ли придут на помощь  союзники.
На свои силы как будто не надеялись. Жаловались,  что другие части, особенно
из мобилизованных  сибиряков, всегда подводят в бою, всегда приходится из-за
них отступать.
     -- Мы деремся, деремся, наступаем, гоним красных,-- говорил рыжебородый
пожилой солдат, -- а смотришь, сибиряки паршивые побежали  у тебя на фланге,
ну, приходится и нам отступать.
     -- Командиров у нас вот тоже мало,-- начал молодой унтер-офицер.-- Чего
же у нас ротами фельдфебеля да  ундера командуют. А что ундер может? Все уже
не то, что настоящий офицер.  Образованность много значит. Мы вот теперь вам
рады, как братьям родным.
     Бородатые, усатые,  добродушные  лица улыбались,  утвердительно  кивали
головами. Рыжебородый добавил:
     -- Что  верно,  то верно.  Офицера нам нужны. Потому  -- специальность.
Скажем, как мастер на заводе али фабрике, так и офицер в бою.
     Офицеры  чувствовали  себя  легко среди тесной  толпы  солдат.  Всем им
казалось, что они с этими людьми знакомы уже давно. Мотовилов размяк.  Долго
и  ласково смотрел  он  на  рыжебородого,  потом  положил ему руку на плечо,
спросил:
     -- А ну скажи, дядя, ты ведь женат, наверно, и детишки есть?
     Рыжебородый удивленно немного приподнял брови:
     --  Как  же, и жена, и трое  ребят есть.  Вместе  воюем. Жена во втором
разряде ездит.
     -- Да ну? -- удивился офицер.
     -- Вы  что, господин поручик, удивляетесь?-- вмешался унтер-офицер.-- У
нас все почти что  так  на войну выехали, со всем семейством. Как в бою, так
врозь, а как в резерв отойдем,  так и вместе. Тут у нас и  блины,  и  оладьи
пойдут. И  бельишко помоют  бабы, и  починят.  У  нас в дивизии насчет этого
хорошо.  У нас как одна семья все живут. Жалко только -- мало  уж нас старых
N-цев-то осталось.
     -- Ну, а из-за чего воевать-то пошли?
     Лица  оживились. Глаза вспыхнули гневом. Заговорили  все  сразу. Шумно,
перебивая друг друга,  стали  доказывать,  что не воевать с красными нельзя,
что жизнь  при  них  невозможна. Говорили горячо,  бестолково. Офицеры молча
слушали,  улыбались.  Из  всего  бурного  потока  слов  они  поняли  ясно  и
определенно, что N-цы знают, за что воюют, что воевать вместе с ними хорошо,
безопасно.  Разошлись  N-цы  поздно вечером  возбужденные, с растревоженными
воспоминаниями о  доме,  о  родном  заводе, где родились и  выросли,  откуда
пришлось уйти и куда так сильно тянуло.
     Молодой, безусый пермяк  Фома, вестовой подпоручика Барановского,  ждал
своего командира у костра. Барановский пришел веселый, оживленный.
     -- Ну, как живем, Фомушка?-- громко крикнул он и сел к костру.
     Фома встал, взял под козырек.
     -- Да садись, садись, чего там,-- сказал офицер.
     -- Ничего, господин поручик,-- улыбаясь, сел Фома.--  Вот картошки  вам
сварил. Не хотите ли покушать?
     Вестовой  поставил  перед  Барановским котелок  дымящегося,  ароматного
картофеля.
     -- Молодец, Фомушка. Ну давай, брат, вместе. Бери ложку!
     Фома  из  вежливости  было  отказался,  но потом стал  усердно помогать
своему командиру. Котелок быстро опустел.
     -- Эх, чайку бы теперь,-- вслух подумал Барановский.
     Фома засмеялся.
     -- Чай готов, господин поручик!
     -- Ну да ты, брат, настоящее сокровище, а не вестовой.
     - Вот  я  и  ягодки  к чайку набрал,--  добавил  Фома, подавая  офицеру
большую кружку костяники.
     После картофеля жажда была сильная, и чай, подкисленный ягодой, казался
особенно вкусным.  Барановский  медленно  тянул из  кружки  горячую  влагу и
пристально  смотрел в потухающий костер. Вестовой заметил взгляд  командира,
повернулся к костру, посмотрел на тухнущие головни.
     Поглядите, господин поручик, как на бой похоже.
     - Что, Фомушка, на бой похоже? -- не понял офицер.
     - Да вот костер этот. Ночью эдак бывает. Как угольки, горят выстрелы и,
как угольки, тухнут. Офицер посмотрел в глаза солдату.
     - Ты доброволец, Фомушка?
     - Конечно, доброволец, господин поручик.
     -- Почему конечно, Фомушка?
     --  Да  как же,  у нас  весь  завод пошел  против  красных. Потому  они
декались над нами, как звери.
     -- Как декались?
     --  Очень  просто, грабеж полный  производили.  Скотину отбирали, хлеб,
сено, ульи разбивали да мед не только лопали в три горла, а и телеги свои им
смазывали. Разве это не деканье?
     Фома  заговорил  быстро, сердито посматривая  на  Барановского, как  бы
досадуя на то, что офицер до сей поры не знает таких простых вещей.
     -- Так ты из-за этого и пошел добровольцем?
     --  А  то как же,  вот и  пошел.  Разве  можно  им, разбойникам, власть
давать, они  со  свету  сживут.  А  брат-то  у  меня комиссар,--  неожиданно
вспомнил вестовой.--  Комиссаром  в Петрограде служит, как узнал он, что я с
белыми ушел, так домой письмо прислал, что Фома,  дескать, мол, не  брат мне
больше, а враг нутренной.
     Барановский вспомнил, что у него на Волге остался семнадцатилетний брат
и  мать,  что брата  теперь,  наверное,  мобилизовали,  и что,  возможно, он
встретится с ним в бою.
     -- Фомушка, а ты не боишься с братом в бою встретиться?
     Фома добродушно улыбнулся.
     -- Чего бояться,  господин поручик? Какой он  мне брат? Враг он, враг и
есть, и не заметишь, как убьешь.
     Барановский  вздрогнул.  В  памяти   всплыл  образ  высокого  мальчика,
нежного,  ласкового  брата Коли. "Враги?.. Нет,  никогда  Коля ему  не будет
врагом. Это немыслимо".
     -- Фомушка, а у меня тоже есть брат у красных.
     --  Ну  вот,  оба мы  одинаковые. Значит,  брат на брата,--  равнодушно
как-то сказал Фома и позевнул.
     -- Спать  надо,  господин  поручик,--  добавил  он  совсем  уже  сонным
голосом.
     Барановский  покорно  лег  на  приготовленную  постель  из  сена.  Фома
поместился рядом.  Лес  тихо  шумел верхушками.  Солдаты давно уже спали. На
дальнем конце поляны, у груды тухнущих углей, стоял дневальный. Серая шинель
его, темная сзади и на плечах, спереди  была облита багровым  жаром. Тонкой,
кровавой  паутиной поблескивали  штыки винтовок, составленных в  козлы. Ночь
была темная и  холодная. Облака черными, мохнатыми клубами плыли по небу.  В
голове офицера роились и медленно, как тяжелые тучи, тянулись мрачные мысли.
Он никак не  мог помириться  с тем, что  нежный брат Коля -- враг ему,  что,
может  быть, завтра он с  перекошенным от  злобы лицом будет пускать в  него
пулю  за пулей. Сырой холод сибирской  ночи забирался Вод шинель,  ледяными,
влажными лапами хватался за грудь. Барановскому не спалось.
     -  Фома,--  толкнул  он вестового,--  а может  быть,  мы завтра в бою с
братьями встретимся?
     Фома уже спал  и долго не  мог  понять вопроса, мычал  в ответ  и сонно
переспрашивал:
     -  А? Что? Как? -- пока наконец понял  и ответил спокойно: -- Все может
быть.
     Багрово-красная полоса  света показалась на  востоке, когда Барановский
стал  тяжело забываться.  Засыпая,  он.  видел  в  кровавом тумане  рассвета
искаженное злобой  лицо брата Коли, и  мысль, неясная и смутная,  как сумрак
зари, бродила в мозгу:
     "Враги. Братья -- враги! Брат на брата!"



     Утром полк встал  на позицию. Подпоручик Барановский со своей ротой был
поставлен  для охранения правого  фланга полка в небольшом  лесочке. Часов в
десять  утра, когда солнце было  уже высоко,  красные  повели наступление по
всему  участку N-ской  дивизии. Наступили медленно, нерешительно,  осторожно
нащупывали противника, старались  обнаружить его слабые места.  С их стороны
работала легкая  батарея, посылавшая редкие  очереди  шрапнели.  Наступающие
цепи были далеко, стреляли редко, перебегали целыми отделениями  и взводами.
Во время их перебежек белые усиливали огонь, и пулеметы выпускали  небольшие
очереди. Барановский сидел в лесу около небольшого пня и чутко прислушивался
к начинавшейся музыке боя. Легкий  ветерок тянул вдоль фронта,  и свист пуль
от  этого  был  особенно  мелодичен. Он  совершенно  не  походил  на обычный
визгливый звук  полета пули. Пули  летели редко,  и похоже  было на  то, что
какие-то маленькие птички  с нежным  посвистыванием  пролетают над  головой.
Иногда  они летели  поодиночке,  иногда быстро  проносились целыми стайками.
Барановский  слушал и  улыбался,  потом вдруг  сам  заметил  свою  улыбку  и
подумал: "Вот она,  смерть-то,  какой красивой, певучей иногда  бывает. Так,
пожалуй,  и  умрешь  смеясь.  Залетит  эдакая  певунья  в  висок, и  крышка.
Останется  от  жизни  человека  только  несколько  строк в очередном  номере
газеты, что, мол, вот  подпоручик такой-то, пал в бою тогда-то, под деревней
такой-то, и все".
     Цепи   наступающих  медленно,  но   упорно   приближались.  Перестрелка
усиливалась.  Часто  и  нервно  стали  строчить пулеметы.  Заработала  белая
артиллерия.  Снаряды с  визгом  и  воем летели  через головы  пехоты,  глухо
лопались  над цепями противника.  Красная  батарея  начала нащупывать белую.
Белая стала  отвечать.  Завязалась  артиллерийская  дуэль.  Пехота смеялась.
Солдаты, улыбаясь, говорили:
     --  Слава те господи, артиллерия с  артиллерией  сцепилась. Пускай друг
другу ребра ломают, только бы нас не шевелили.
     Мотовилов ходил сзади цепи своей роты и считал разрывы снарядов.
     Ба-бах! Ба-бах! Ба-бах! -- стреляла белая.
     Мотовилов  загибал  четыре  пальца  и  прислушивался.  Через  некоторый
промежуток времени слышался характерный звук разрывов:
     Пуф! Пуф! Пуф! Пуф!
     Офицер разгибал все четыре пальца и, смеясь, кричал:
     --  Слышали,  ребята,  как наши-то  наворачивают? Все  четыре  лопнули.
Хороши английские подарочки. Это  тебе не  социалистические, по восемь часов
деланные.
     Мотовилов был  почему-то убежден, что  в Советской России все  работают
только  восемь часов  в день, он думал даже, что и красные  части дежурят  в
первой линии не более восьми часов в сутки.
     Ба-бах! Ба-бах! Ба-бах! Ба-бах! -- отвечала красная.
     Мотовилов настораживался.
     -- Ага, тоже четыре. А ну-ка, сколько лопнет?
     -- Пуф-виуж! Пуф-виуж! П! П! -- падали снаряды красных.
     -- Эге, скудно, товарищи,-- орал офицер,-- только два. Скудно! Скудно!
     -- Бах! Бах! Бах! Бах!--неожиданно слева часто заговорила вторая белая,
и тут же правее, позади нее, ухнуло первое орудие тяжелой мортирной.
     --  Б-у-у-у-х!  Буль, буль, буль!-- басисто булькая  и визжа,  пролетел
шестидюймовый, глухо  рявкнув,  лопнул  на  том берегу реки,  поднял  облака
черного дыма и пыли. Красная батарея замолчала. N-цы кричали:
     -- Красным жара! Не по вкусу гостинцы-то пришлись?
     Красная  батарея,  нащупанная   противником,  занимала  новую  позицию.
Медленно, одиночными перебежками  ползли вперед красные  цепи. N-цы  открыли
частый  огонь. Пулеметы трещали без умолку. Барановский сидел у пня, смотрел
в спину дремавшего перед ним стрелка. Ему казалось, что  стоит он на большом
городском дворе, а кругом на домах  сидят  кровельщики и со всей  силой бьют
молотками по раскаленному полуденным солнцем железу крыш.
     --  Трах! Грах!  Грох!  Грох!--  гремели  кровельщики.  Воздух  делался
нестерпимо горячим, душным. Тело нервно вздрагивало. Руки покрывались липкой
испариной. Во  рту сохло.  Сердце  пугливо, неровными скачками  колотилось в
груди. Барановский сделал несколько  глотков  из  фляжки. Вода  была теплая,
пахла  болотом.  Офицер поморщился.  Стрелки  спокойно лежали в  цепи.  Одни
курили, повернувшись вверх животом, другие сладко дремали, положив головы на
винтовки, некоторые  совсем  спали, некоторые вели между собою тихие беседы.
Рыжебородый, пуская колечки махорки, говорил молодому отделенному:
     -- Вот  что хошь делай, Ваня, хошь трусом меня называй, хошь как, а  не
могу я перед боем успокоиться. Ведь не впервой уж, кажись бы, ан нет. Сердце
замирает,  екает. Жена  чего-то мерещится,  детишки. Все  думаю--убьет.  Ох,
боюсь, Ваня. Пожить еще охота.
     Отделенный позевывал:
     --  Ничаво,  Петрович,  это  только  до  первого  выстрела, а  там  все
забудешь.
     -- Что верно, то верно, парень. Как  зашумит, зачертит это вокруг тебя,
так все забудешь. В бою я ни о  чем  не думаю.  Правда,  правда! Вот  только
намеднись под Зюзиным, как бежали мы в атаку, так мальчонка ихний попался на
поле,  доброволец, шибко раненный. Лежит  он этак и жалостливо  стонет. А на
глазах слезы. Ох, маленько у меня сердце захолонуло. Сын ведь он мне, думаю.
Ах, совсем ведь мальчонка был. Помер, наверно.
     Рыжебородый тяжело вздохнул. Рота бездействовала, была укрыта от взоров
противника.  Смутное  предчувствие  близкого боя  томило  молодого  офицера.
Безотчетная тоска сжимала грудь, колола  сердце. Леденящий  холодок пробегал
по  спине.  Нервы натянулись. День был  облачный,  серенький,  прохладный, а
подпоручику казалось, что погода невыносимо жаркая и, день душный, как перед
грозой. Неожиданно появился Фома с котелком горячего супа:
     --  Господин поручик,  обедать пора. До нас еще не скоро  дело  дойдет,
подзаправиться не мешает.
     Фома стоял перед офицером с котелком и куском хлеба в руках, смотрел на
него  живыми  узенькими  глазами.   Напряженность  одиночества  разорвалась.
Спокойствие  вестового  моментально  передалось  офицеру.  Плотная,  крепкая
фигура  вестового как бы говорила офицеру, что бояться, в сущности,  нечего,
что жить нужно всегда и везде не  унывая, что всякие  страхи и печаль только
причиняют  лишние  страдания.  Барановскому  стало  немного  стыдно,  что он
малодушничал, пока сидел один,
     --  А ну, давай, Фомушка, похлебаем супчику. Спасибо  тебе, родной,  за
заботу твою.
     Вернулось спокойствие,  появился  аппетит. Суп казался  очень  вкусным.
Подъехал  ординарец  с  приказанием от командира  батальона.  Офицер  быстро
прочел  з  небольшой клочок  бумаги, молча кивнул  головой. Солдаты  в  цепи
беспокойно завозились. Спавшие проснулись. С тревогой смотрели на командира.
Цепь угадывала, что приказание получено боевое. Толстый, белобрысый взводный
первого взвода,  доброволец  Благодатное,  судорожно позевывал. Нервно  тряс
головой.
     --  Ах ты, господи, когда это кончится? В германску три года отбрякал и
тут опять другой год.  А ведь есть, которые сидят в тылу и пороха не нюхали.
А-а-а бр!-- взводный еще раз позевнул.
     -- Бррр! Ааа! Скучна!
     --  Сейчас  наступать,  видна,  пойдем?-- спросил  Благодатнова молодой
сибиряк, несколько дней только служивший в N-ском полку.
     --  Н-да, а-а-а, по-видимости што так. Фу ты, провалиться бы тебе, весь
рот зевота разодрала!
     Взводный утер рукавом заслезившиеся глаза.
     -- Значит, дома побываю. Наше село-то вон видать. Всего десять верст.
     - Побываешь, коли красных вышибем. Стрелки стали вставать из окопчиков,
мочиться. Мочилась почти вся рота. Барановский торопил:
     -- Скорей, скорей, ребята, оправляйтесь! Время не ждет.
     Рота  змейкой  поползла на  опушку.  Позиция  Барановским была  выбрана
удачно --  наступающие попали под жестокий фланговый огонь его роты. Красные
заколебались,  цепи  их  немного   смешались,  малодушные   побежали  назад.
Электрический ток  пронесся по цепи белых, и вся она, без команды,  движимая
стихийным порывом, вскочила, заревела:
     -- Ура-а-а!
     Красные молча поднялись и побежали. Сейчас же перед бегущими  появились
на  лошадях командиры,  комиссары.  Блеснули револьверы.  Цепь остановилась,
поверпулась  к  атакующим.  Белые  не  добежали до  красных шагов  тридцать.
Остановились.  Дышали  тяжело. Колючий  забор штыков  застыл. Бледные  щеки,
небритые подбородки. Холодный пот капал на гимнастерки. Глаза, удивленные  и
тревожные, хватали  противника, прыгали, метались, ждали удара. Через минуту
должно  было  случиться  огромное, важное. Нужно  было  только  сдвинуться с
мертвой точки. Отодрать от земли прилипшие свинцовые  ноги. Кинуться вперед.
В горле колючим  комком взяли храпящие вздохи. Барановскому казалось, что он
слышит глухой стук сердец и шум крови, быстрыми струйками бегущей под кожей.
     "Сердца -- это машины,-- думал офицер.-- Вот они стучат: тук, тук, тук,
тук, и кровь, как вода по трубам, послушно бежит по телу.  Вот сейчас  штыки
вонзятся  в  живое  мясо,--  молниями  метались  мысли  Барановского, и, как
водопроводные трубы, лопнут  жилы, потоками хлынет на траву  горячая красная
кровь".
     Секунды. Молчание. Неподвижность.
     -  Товарищи, вперед! Ура!--  рыжая лошадь комиссара бросилась, уколотая
шпорами.
     Острый колющий забор рассыпался.  Белые дрогнули, побежали. Жириновский
бежал  со  своей ротой и  удивлялся своему  спокойствию.  Бежал он ровно, не
торопясь,  как  на ученьи, с  поразительной ясностью видел напряженные  лица
солдат  и  офицеров. А когда мимо него, сопя, задыхаясь и  путаясь в длинной
шашке, пробежал сломя  голову толстый  капитан,  командир батальона, то  ему
даже стало смешно. Сзади хлестало дружное "ура" красных и крики:
     -- Кавалерию вперед! Белые банды бегут! Кавалерию вперед!
     Тысячи  ног тяжело  топали по полю.  Красные остановились. И сейчас  же
воздух  наполнился резким свистом  и жужжанием  пуль. Некоторые  из  бегущих
стали торопливо, ничком, падать на землю. Валяясь, стонали, кричали:
     -- Братцы,  ранило! Не оставьте!  Санитар! Санитар!  Раненых  подбирать
было некогда. Командиры вскочили на лошадей.
     --   Ст-о-о-ой!   Ст-о-о-ой!  Ст-о-ой!  Нагайки.  Сочно,   со   свистом
рассыпались шлепки
     ударов.  По  лицам, по плечам. Бегущие остановились, залегли. Вспыхнула
перестрелка. Стреляли, дыша жаждой уничтожения дрогнувшего врага.  Отвечали,
мстя  за  унизительное  бегство.  Раненые,  брошенные  дорогой,  попали  под
перекрестный огонь. На них никто не обращал внимания. Они лежали среди поля,
отчаянно, но  тщетно моля о помощи, глухо стеная от боли.  Некоторые  из них
пытались выползти из сферы огня, но пули быстро находили их, и они затихали,
спокойно  вытягивались на  мягкой отаве...  Другие  старались  спрятать хоть
голову за  бугорок, беспокойно шарили  вокруг  себя, ища закрытия,  и  вдруг
перевертывались  на спину, широко раскидывали руки, делались неподвижными. С
обеих сторон заработала артиллерия.  Поток расплавленного, огненного металла
залил  поле.  Тяжело  дыша,  задыхаясь от  напряжения и  усталости,  стрелки
зарывались в  землю. Лица запылились, стали совсем черными, пот испестрил их
грязными,  длинными  полосами.  Поле  сражения  стало  похоже  на  огромный,
грохочущий, огнеликий завод с тысячами черных  рабочих, борющихся со  жгучей
массой боя, пытающихся овладеть ей, отлить ее в свою форму, выковать из  нее
оружие  победы. С визгом  и  воем налетали  на  цепь снаряды  и то рвались в
воздухе,  осыпая людей сотнями пуль,  то  зарывались в землю и лопались там,
разлетаясь  на мелкие осколки, сметали  все на  своем  пути,  рвали в клочья
живое человеческое мясо, дробили кости. Барановский лежал сзади своей  роты,
крепко стиснув  зубы, широко  раскрыв  глаза.  Все тело  его  дрожало мелкой
нервной  дрожью, протестуя, крича всеми  мускулами о том, что оно  хочет еще
жить, что ему противно это поле, где смерть гуляет так свободно.
     -- Виужжж! П! П! П! Виуу! -- лопалась шрапнель.
     - Сиу! Сиу! Сиу! Сиу!-- сплошной массой летели пулеметные пули.
     --  Дзиу! Дзиу!  Диу! Диу!--  прорезали их свист отдельные винтовочные.
Многоликое,  мечущееся,  огнедышащее  чудище  носилось по  цепи,  скрежетало
злобно  зубами,  свистело,  визжало,  гремело.  С  шипением,  храпом и ревом
набрасывалось на людей, острыми стальными когтями рвало их беззащитные тела.
Одному запустило стальной коготь в грудь -- человек схватился за рану, низко
уронил  голову, изо  рта у него полилась  кровавая пена; другого  рвануло за
бок,  распороло  огромную  зияющую  дыру; кого-то  стукнуло всем кулаком  по
голове, и от нее осталась сплюснутая красная масса; кому-то тяжело наступило
на  ноги, хрустнули кости, лопнули жилы, и кровь ручейками потекла на траву.
Огромный, огненный, желтый  глаз блеснул рядом с офицером, рявкнула страшная
пасть,  впилась  стрелку в живот  железом  зубов, распорола его  и,  обливая
подпоручика  кровью,  засыпая  землей,  бросила  на  него труп.  Барановский
поспешно  столкнул с  себя  убитого,  отполз  в сторону, посмотрел назад. По
всему  лугу от  первой линии раненые шли,  хромая,  одни или  поддерживаемые
товарищами, лежали на носилках торопливо идущих санитаров. За ними  по траве
тянулись красные  полосы  и пятна крови,  и  их  зеленые гимнастерки и штаны
пестрели  яркими  кровавыми  заплатами.  Стоны изуродованных людей жалобными
нотками вливались в  шум сражения, больными,  режущими  аккордами звенели на
туго натянутых струнах нервов. Рыча, ревя,  воя, грохоча, носилось по первой
линии.  Иногда  оно неожиданно  широко размахивалось своей  железной  лапой,
притыкало к земле раненого, ползущего  далеко за цепью, или валило санитаров
с носилками, обращая их в одну секунду в мертвую кучу костей и мяса. Люди  с
напряженными,   серьезными  лицами  рылись  в   земле,   стреляли,   бегали,
подтаскивали патроны, переползали из одного окопчика в  другой. Барановскому
представлявлялось, что все  они  делают какую-то огромную  и  важную работу,
трудятся в поте лица, до изнеможения. Офицер  думал,  что так и должно быть,
что нужно именно так  работать, чтобы спасти себя от неумолимого, бездушного
чудовища. Смерть не  обращала внимания на копошащихся в земле  людей, давила
их, как муравьев, и с безумством расточителя била драгоценные  хрупкие чаши,
рвала живые человеческие жилы, расплескивала по полю красное вино.
     Мысли стали путаться  в  голове  молодого офицера,  под  крышкой черепа
десяток  кузнецов  стучал  молотками,  кроваво-серый  туман застилал  глаза.
Минутами он не  видел ни зеленого  луга, на  котором шел бой, ни своей роты.
При  каждом выстреле,  разрыве снаряда его  тело вздрагивало, трепетало, как
струна  чуткого музыкального  инструмента.  Добровольцы дрались  со  злобным
упорством.  Энергичный,  горячий натиск красных  вызвал  ответный сплоченный
отпор.
     -- Ни черта, они не собьют нас,-- ворчал Благодатнов.
     -- Не на сибиряков напоролись. Ошибутся товарищи.
     Молодому  рябому  Кулагину  прострелило   плечо.  Передавая  патроны  и
винтовку соседу по окопчику, раненый говорил:
     -- Ну,  смотри, Пивоваров, чтобы  я из  лазарета прямо домой  попал. Не
подгадь, дружок, набей за меня морду товарищам.
     Пивоваров, спеша, собирал патроны.
     -- Счастливый ты, в лазарет  пойдешь, отдохнешь. Эх,  скорее бы кончить
канитель эту.
     -- Конечно, кончить надо. Поднажмите, и готово дело. Наступать надо.
     Белая цепь раскаленной, искрящейся стальной полосой жгла волны красных.
Бой  длился весь день.  Огонь стал затихать, сделался редким, вялым только к
вечеру. Стальная  полоса начала остывать, изредка вспыхивала кое-где острыми
язычками огня. Остывая, твердела еще  больше. Красные, поняв, что  попали на
стойкую,  сильную  часть,  перенесли  свое внимание  на  соседнюю  Сибирскую
дивизию, состоящую сплошь из мобилизованной молодежи. Необстрелянные солдаты
стреляли плохо,  нерешительно, резко, почти  не  причиняя вреда наступающим.
Высокий  комиссар в черной  кожаной куртке  поднялся в  цепи,  стал  кричать
сибирякам:
     - Товарищи, перестаньте стрелять, что мы  друг друга бить  будем? Разве
мы  не братья родные?  Разве  нам интересна эта бойня?  За кого вы деретесь,
товарищи? За тех, что стоят сзади вас с нагайками?
     Сибиряки прекратили огонь, подняли головы, стали прислушиваться.
     -  Часто  начинай!  Часто начинай!-- истерично кричал  какой-то  ротный
командир.
     Рота молчала.  Офицер выхватил револьвер,  начал и  упор  расстреливать
своих  стрелков.  Солдат на  левом фланге  повернулся  в  сторону командира,
прицелился и убил его наповал.
     -- Товарищи, идите к нам. Довольно крови. Тащите своих золотопогонников
сюда, мы им найдем место.
     Комиссар шел свободно  к белым,  за ним медленно подтягивалась  красная
цепь. Молоденький,  черноусый  прапорщик приложил  к плечу длинный маузер  и
выстрелил.  Вся  цепь  обернулась на короткий хлопок.  Пуля  изорвала  рукав
тужурки  комиссара.  Сибиряки,  как  один,  вскочили,  подхватили  под  руки
офицеров,  пошли  навстречу  красным.  Молоденький  прапорщик  валялся вверх
лицом, дрыгал ногами, гимнастерка на проколотой груди у него  сразу намокла,
покраснела. Началось братание.  Безудержная  радость закружила головы. Войны
небыло. Вопрос был  решен  легко  и  быстро. Врагов не было. Не было смерти.
Одним порывом, одним ударом жизнь  взяла  верх, сотни  людей вспыхнули одним
желанием.   Глаза  горели.   Огромная  зеленая   толпа,   смеясь,  обнялась,
возбужденная, радостная хлынула в сторону N-цев.
     - Товарищи, к нам! Довольно крови! Долой войну!
     Острая,   дрожащая   злоба  угрюмым  молчанием  накрыла  окопы   N-цев.
Пулеметчики застыли у пулеметов.  Новые друзья густой толпой  шли  к  N-цам.
Сухой, резкий крик команды внезапно прорезал молчание:
     - Первый пулемет, огонь!
     И  весь полк,  не дожидаясь  своих  командиров, по этой команде  открыл
яростную стрельбу пачками.  Сразу затрещали все пулеметы,  и  свинец ручьями
полился  на  людей,  шедших  к таким  же  людям  с  братским приветом  мира.
Испуганно  шарахнулась  назад  толпа, люди в животном  страхе побежали, давя
друг друга, накалываясь на свои же штыки,  падая, путаясь в кучах раненых  и
убитых.  Огненным  потоком  лился свинец,  и  под его  губительными  струями
покорно и беспомощно ложились десятки тел, и люди в страшных муках судорожно
корчились  и кричали дикими  голосами. Барановский,  ошеломленный расстрелом
толпы солдат, шедшей с мирными  предложениями, совершенно растерялся и стоял
сзади своей роты, не зная, что делать.  В глубине его души кто-то настойчиво
твердил, что это -- подлость,  зверство,  что  так делать  было нечестно,  и
вместе с тем кто-то другой ехидно спрашивал:
     --  Ну, хорошо, их  не расстреляли бы?  Тогда  что с вами  они, господа
офицерики, сделали бы? А?
     Офицер  не  находил ответа  и нервно  тер  себе  рукой  лоб.  Бой затих
совершенно. Братавшиеся были почти все перебиты.  Несколько человек попало в
плен, и только небольшая кучка успела отойти в сторону своих  вторых  линий.
Среди захваченных в плен оказался командир красной роты, отрекомендовавшийся
Мотовилову бывшим царским офицером. Мотовилов с усмешкой спрашивал пленного:
     -- Ну и что  же этим вы хотите сказать? Вы думаете, что это оправдывает
вас, говорит в вашу пользу?
     -- Я полагаю,  вы понимаете, что  я  не мог не служить в Красной Армии,
так  как  был  мобилизован  как  военный  специалист,--  защищался   красный
командир.
     Мотовилов  закурил  папироску и, не  торопясь отстегнув крышку  кобуры,
вынул наган.
     -- Если вы офицер,  тем хуже для вас, вы совершили величайшую подлость,
пойдя  против своих же братьев-офицеров, вы  своими  знаниями способствовали
созданию Красной  Армии. Этого  мы вам  никогда не  простим и такую  сволочь
будем уничтожать беспощадно.
     Брови у  пленного дернулись,  черными  изогнутыми  жгутами мелькнули на
лбу. Рот раскрылся.  Беспомощно махнули  руки. Бледное  пятно лица упало  на
траву. В волосах  загорелась кровавая звездочка. Мотовилов опустил дымящийся
револьвер. Остальные пленные, раздетые донага, с дрожью жались друг к другу.
Только два китайца бесстрастно смотрели куда-то выше головы офицера.
     -- Ты кто? -- теплый ствол нагана ткнулся в желтую грудь.
     -- Наша, советский ходя.
     -- Сколько получаешь?
     -- Путунде. Не понимай, -- китаец тряс черной щетиной жестких волос.
     -- Сколько офицеров расстрелял, сволочь?
     -- Путунде. Советский ходя, путунде!
     Мотовилов широко размахнулся, ударил китайца по  лицу. Быстро обернулся
к другому, ткнул в  зубы.  Глаза китайцев  снова стали  бесстрастными,  лица
окаменели. У одного из носа капала кровь.
     -- Ну что, достукались, сибирячки?
     Мотовилов злорадно разглядывал неудачных перебежчиков.
     -- Сейчас я вас расстреляю. Пленные покачнулись, побледнели.
     -- Я не сибиряк, господин офицер. Я давно в Красной Армии. Меня не надо
расстреливать. Я хочу в плен!
     Голый человек с рыжими усами сделал шаг вперед.
     -- Я тебя не спрашиваю, хочешь ты или нет. Расстреляю, и все.
     -- Не имеете права: я пленный.
     -- Взводный второго взвода!
     -- Я!
     Пожилой унтер-офицер подошел к подпоручику.
     -- Покажи вот этой сволочи, какие она имеет права.
     --  Всех,  господин  поручик,  сразу?-- угадывая  намерения  командира,
спросил взводный.
     -- Ясно, как апельсин, всех!
     Семь стрелков встали против пленных. Щелкнули затворы. Стукнул короткий
залп. Один китаец  присел  и захохотал.  Его  рука  попала в  мозги  убитого
товарища. Сумасшедший поднял на ладони серо-красный сгусток, вывалившийся из
разбитой головы. Кровь текла у него по пальцам, капала на траву. Рядом цвели
яркими красными маками расколотые черепа  красноармейцев. Китаец покачивался
всем  туловищем  вправо и  влево  и  тихо, не опуская  руки с  куском мозга,
хихикал:
     -- Хи, хи, хи! Хи, хи, хи!
     --  Вот гадина,  еще хитрит, прячется, приседает  тутока!  --  Взводный
резким,  прямым  ударом  приклада  разбил  узкий  лоб  под  щетиной жестких,
иссиня-черных  волос.  Помешавшийся  опрокинулся навзничь, вытянулся, лицо у
него залилось кровью.



     Высокий комиссар в кожаной куртке,  уцелевший  от  пуль N-цев, сидел за
столом в большой избе и допрашивал пленного офицера.
     -- Ваша фамилия и чин?
     -- Подпоручик Бритоусов.
     -- Вы какой дивизии?
     -- 4-й Уфимской стрелковой, генерала Корнилова,
     -- Полка?
     -- 15-го стрелкового Михайловского.
     Комиссар обернулся к своему секретарю.
     -- Товарищ Климов, дайте мне именные списки 4-й дивизии.
     Секретарь подал толстую тетрадь. Комиссар стал быстро перелистывать.
     --  13-й  Уфимский...  14-й  Уфимский... 15-й Михайловский,  так, есть.
Командир полка  полковник Егоров... Второй батальон  --  поручик Ситников...
Третий батальон -- капитан Каргашин... Вы какого батальона-то?
     Офицер стоял бледный.  Ноги у  него  незаметно тряслись мелкой, нервной
дрожью,  спина   и  плечи  под  английским  френчем  с  вырванными  погонами
согнулись. Он был поражен осведомленностью красных.
     -- Я второй роты, первого...
     -- Ага, вот, есть, Бритоусов, говорите?
     - Да.
     -- Совершенно верно,  Бритоусов  Евгений  Николаевич,  командир  второй
роты, подпоручик. Правильно.
     Офицер   качнулся   всем  телом,   оперся   рукой   о  стол,  блестящим
остановившимся взглядом уставился на комиссара.
     -- Послушайте,--  губы  у него пересохли,-- послушайте, к чему вся  эта
комедия, весь этот  допрос? Я давно уже приготовился, расстреливайте. Только
об одном прошу, если в вас есть хоть капля сострадания к  человеку, которого
судьба случайно сделала вашим врагом, не мучьте ради бога. Убивайте скорее.
     Комиссар засмеялся. Бритоусов из белого стал черным.
     -- Ну что же, смейтесь, я в ваших руках. Мучьте, истязайте, большего от
вас ждать, конечно, не приходится, Наслаждайтесь муками вашей жертвы.
     Комиссар перестал улыбаться.
     --  Подождите, что вы разнервничались, чего  вы выдумываете? Я вовсе не
намерен вас расстреливать.
     --  Наконец,  это  подло.  Одной рукой  подписывать  смертный  приговор
человеку, а другой делать любезные жесты. Это недостойно человека.
     Пленному  не  хватало  воздуха.  Молов  встал,  большие  черные  усы  с
опущенными концами делали его сердитым и суровым.
     -- Ну,  прошу немного повежливее.  Сначала  узнайте все  как следует, а
потом уж брюзжите, хнычьте. Не меряйте, господин белогвардеец, всех  на свой
аршин. Не думайте, пожалуйста,  что если вы расстреливаете всех коммунистов,
то  и мы делаем  то  же  с офицерами.  Вот  вы  теперь имеете возможность на
собственной шкуре убедиться, что это не так. Вы будете  отправлены в тыл. Не
скрою,  вас пропустят через  фильтр, через чистилище -- Особый Отдел, и если
не  будет установлено, что  ваши лапки запачканы  кровью,  что  вы принимали
участие в  карательных  экспедициях, расстрелах,  то  вы получите все  права
гражданина Советской Республики,  даже больше, вы будете приняты на службу в
Красную Армию, где, если захотите, сможете отдать долг рабочим и крестьянам,
искупить свою вину перед трудящимися.
     Офицер не верил  ни одному  слову комиссара. Он овладел собой, стоял  с
гордым, надменным лицом.
     -- Вы кончили?
     -- Кончил,-- ответил Молов и сел на стул.
     -- Кончайте же как  следует, прикажите  вашим  китайцам  поставить меня
поскорее к стенке.
     Молов засмеялся.
     -- Ну, вы, видимо, господин хороший, не в своем уме маленько. Вижу, вас
не  убедишь.  Сейчас я  вас отправлю в штаб  дивизии.  Климов, скажи,  чтобы
нарядили двух конвоиров.
     Секретарь вышел.
     -- Теперь последний вопрос. Скажите, что бы вы сделали со мной, если бы
я вот, комиссар полка, токарь петроградский, Василий Молов, коммунист, попал
к вам?
     Бритоусов злобно щурил глаза.
     -- Сделали бы то же, что вы делаете со всеми офицерами, конечно, только
звезды бы не стали вам вырезать на руках, как вы нам погоны. Гвоздей бы тоже
не стали вгонять в плечи. Молов весело возразил:
     -- Это хорошо, если бы со мной сделали то же, что я с вами.
     Конвой вошел, и  офицера увели. Молов  взглянул на часы и стал  стелить
себе постель. Спать хотелось сильно.
     За  селом черным стальным канатом протянулась по  зеленому лугу красная
цепь.  В полуверсте от нее,  на самом берегу Тобола, лежали полевые караулы.
Густой туман стоял над  рекой, сырой, колеблющейся стеной разделял врагов. У
красных и у белых было темно и тихо в первой  линии. Лишь далеко,  в тылу, у
тех и других пылали яркие костры.  Части, стоящие в резерве, грелись у огня,
кипятили чай. Семеро красноармейцев, полевой караул Минского  полка, шепотом
разговаривали,    сидя    в   небольшой    лощинке.    Спирька    Хлебников,
шестнадцатилетний  доброволец,  повернувшись  спиной  к противнику и  накрыв
голову шинелью, сосал цигарку.
     -- Ты, черт озорной, докуришься, влепят тебе пулю в харю.
     Лицо  Спирьки,  худое, грязное,  с маленькими синими глазами,  ставшими
черными  в потемках, покрывалось медно-красным  налетом.  Тонкий острый  нос
покраснел. Цигарка шипела подмоченным табаком.
     -- Ничаво. Ен не увидит. Я под шинелкой.
     -- Смотри, дьявол, из-за тебя всем попадет.
     --  Ничаво.  Колчака таперь  спит, ему за день-то  ого-го как насыпали,
сколь верст рысью прогнали.
     -- Похоже, не устоять Колчаку?
     Длинная шинель, рваные сапоги, фуражка, смятая блином,  повернулись  на
спину. Дым махорки дразнил весь караул. Спирька самоуверенно мотнул головой.
С конца цигарки посыпались искры.
     -- Знамо дело, не устоять. Кишка тонка у буржуя, вот што.
     -- Деникин вот только здорово прет.
     -- Ни черта, и Деникина спихнем в Черное море чай пить.
     Серая, мочальная борода устало ткнулась в колени.
     -- Домой бы, товарищи, скорея.
     Цигарка пыхнула в бороду запахом горелой бумаги и табаку, потухла.
     -- Домой, мать твою за ногу. Ступай садись  на крылец, встречай гостей.
Придут к тебе стары господа, по головке погладят.
     Спирька отхаркнулся, плюнул.
     -- Ты что, борода, землицу-то помещичью небось прибрал к рукам?
     -- Я што, мы всем миром. Без земли нельзя, пропадешь.
     -- Всем миром. Ну  и не  рыпайся, коли  без земли,  говоришь, пропадем.
Колчак али Деникин тоже за землю и  слободу воюют, только для себя, а не для
нас. Ну, а нам таперя доводится самим за себя стоять, вот что.
     Черные, засаленные брюки в высоких сапогах и лоснящаяся  от грязи кепка
завозились около Спирьки.
     --  Мы  Колчака  видали.  Перво-наперво,  как  пожаловал  он к нам, так
семьсот человек прямо на месте, в мастерских,  к стенке поставил. Пускай кто
хочет с ним живет, милуется, а мы не согласны.
     Штыки зацепились, стукнули.
     -- Эй, товарищи, легше с винтовками-то.
     -- Для чего же было революцию подымать?
     --  Раз уж взялись поставить  свою  власть, так и крышка, воюй, пока из
последнего буржуя душу вынешь. Борода тяжело вздохнула, потянулась:
     -- Шестой год, товарищи, воюю.
     --  Хошь шесть,  хошь двадцать шесть, а  войну кончить нельзя.  Кончим,
когда всех господ прикончим. Поторопишься, хуже будет. Опять, идолы, явятся,
на шею сядут. Тут  хоть за себя воюем, штобы останный раз, значит, и крышка.
Больше штоб никаких воинов не было.
     Борода уткнулась в землю, засопела.
     -- Это правильно,  они завладают властью, опять с  германцем али с  кем
грызться начнут.
     -- Так и знай.
     --  Слюни,  товарищи,  неча  распускать.  Буржуев,  попов,-  генералов,
сухопутных  адмиралов надо  поскорее в бутылку загнать.  Тут, товарищи, дело
ясное: или  они  нас, или мы  их -- мира быть  не  может. Волк  с  овцой  не
уживутся.
     -- У меня отец с буржуями сбежал. Попадись он мне, не спущу, потому эта
война на уничтожение. Кто кого.
     -- Врешь, Спирька, рука не подымется на отца-то!
     Спирька задорно поднял голову.
     --  Не подымется,  как  же. Ежели  он, старый  черт,  на  старости  лет
добровольцем попер, так што я на него смотреть буду. С добровольцем разговор
короткий: бултых, и готово.
     Борода, вздрагивая, храпела. Рваный сапог из-под длинной шинели оскалил
зубы. У  Спирьки  лицо  потемнело.  Засаленные брюки  зябко  вздрагивали.  В
карауле стало тихо. В  глубоком тылу у белых загорелась на горизонте красная
полоса, узкая и бледная, она разрасталась, делалась ярче.
     Огненный шар выкатился  из-за земли, разорвал  на реке серую занавеску.
Спирька чихнул, выполз из лощины. На другом  берегу  стояли во весь рост два
офицера, махали белыми платками. Караул поднялся на  ноги,  протирая глаза и
кашляя, уставился на белых. Мотовилов говорил Петину:
     -- Сейчас я их возьму на пушку.
     Офицер громко крикнул через реку:
     -- Здорово, минцы!
     -- Здравствуй, здравствуй, погон атласный! -- сипло ответила лоснящаяся
кепка над смуглым треугольником помятого сном лица.
     --  Здравствуй,  здравствуй, --  передразнил Мотовилов.  --  Разве  так
по-военному   отвечают?   Не   видите,  что  ли,  что   с  вами   подпоручик
разговаривает?
     Красные засмеялись, дружно рявкнули:
     -- Здравия желаем, господин поручик!
     -- Ну вот, это дело, видать, что минцы народ вежливый.
     -- Да уж минцы лицом в грязь не ударят. Го-го-го!
     Мотовилов злорадно улыбнулся.
     --  Ну,  конечно,  Минский  полк,  27-я  дивизия,  всегда  против  нас.
Интересно, где 26-я? Сейчас попробую, не клюнет ли?
     -- Эй, друзья, а как товарищ Гончаров(*) себя чувствует?
     (* Военный комиссар 26-й дивизии)
     -- Так он не наш.
     -- Знаю, что не ваш, а 26-й, да, может быть, вы недавно видели его?
     -- Видели, как не видать; Вчера в Ключах встретились.
     -- Ага, штаб 26-й вчера был в Ключах, рядом,  значит, и эта обретается.
Отлично,-- говорил вполголоса Мотовилов.
     -- Ну, а что товарища Грюнштейна(*) давно не слыхать?
     (* Член Революционного Военного Совета 5-й Армии)
     -- О, Грюнштейн теперь шишка большая!
     -- Хватит, ясно,  как апельсин,  26-я и 27-я дивизии 5-й  Армии.  Можно
донесение писать.
     -- Что, господа офицеры, сегодня не воюем? -- спросили красные.
     Петин тонким голосом крикнул:
     -- А что, разве вам охота подраться? Я сейчас прикажу открыть огонь.
     Минцы замахали руками.
     -- Нет, нет, сегодня можно и отдохнуть.
     Офицеры пошли к своим  цепям.  На берегу вышел из кустов  белый караул.
Враги  стояли  некоторое  время  молча.  Широкоплечий унтер-офицер с  черной
бородой хлопнул рукой себя по боку.
     -- Спиридон, мерзавец, это ты?
     Спирька сразу узнал отца.
     -- Я, тятя, я!
     Красные и белые, с глазами, разгоревшимися от любопытства,  смотрели на
отца с сыном.
     -- Это,  значит, на  отца сынок  руку поднял?  А? Ты  ведь  доброволец,
щенок?
     -- Доброволец, тятя!
     --  Я его дома  оставил, думал, матери по  хозяйству поможет, а  он вон
што, против отца пошел!
     -- Не я, тятя, супротив  вас пошел, а  вы супротив меня, супротив всего
народу с офицерьем сбежали, в холуи к ним записались!
     Отец вскипел:
     --  Ты поговори у меня еще,  молокосос! Сию  же  минуту переходи  сюда!
Бросай винтовку!
     Спирька засмеялся, потрепал себя рукой пониже живота:
     -- А вот этого не хошь, тятя? Хо-хо-хо!
     -- Го-го-го! Ловко, Спирька, отца угощаешь! -- загоготали красные.
     Чернобородый задыхался от гнева:
     -- Прокляну, Спиридон, опомнись!
     -- Нам на ваше проклятье начихать, тятя!
     Отец высоко поднял руку:
     -- Не сын ты мне больше! Проклят ты, проклят во веки...
     -- А ведь не пальнешь в тятьку-то, Спирька, чать жалко.
     Кровь бросилась в лицо Спиридону. Он вспомнил, как отец всегда с базара
привозил ему пряники,  вспомнил,  как  тот  мальчишкой часто  таскал  его на
руках, учил ездить на лошади, провожал с ребятами в ночное.
     -- Доброволец  он, за буржуев, не отец он мне. Проклял он меня. Не отец
так не отец.
     Спиридон  для чего-то  старался  заранее мысленно  оправдать  себя. Сын
быстро  щелкнул затвором,  стал на колено  и выстрелил.  Пуля сшибла  у отца
фуражку. Отец трясущимися руками поднял свою винтовку, ответил сыну. Красные
и белые молча  наблюдали за борьбой. Чернобородый совсем растерялся, стрелял
не целясь, винтовка плясала у него в руках.
     -- Сынок,-- бормотал он, досылая патрон,-- сынок, хорош сынок...
     Спиридон  с четвертой пули распорол отцу бок.  Унтер-офицер  вскрикнул,
комком свернулся на земле. К раненому подбежали санитары.
     --  Будь  проклят   ты,   отцеубийца.   Отцеубийца  проклят,   проклят,
хрфлфрихррр...
     Кровь  пенилась  в горле и во рту  Хлебникова. Спиридон с остервенением
стрелял  в санитаров, поднимавших отца  на носилки. Красные  отняли  у  него
винтовку.
     -- Стой, дьявол, из-за тебя бой еще подымется.
     Братание  и разговоры шли  по  всей  линии на участке  N-ской  дивизии.
Белые, смеясь, кричали красным:
     -- Как, неприятели, переводчиков нам не нужно, и так сговоримся?
     Красные гоготали, орали в ответ:
     -- Мать вашу не замать, отца вашего не трогать, сговоримся чать!
     Толстяк Благодатнов стоял, засунув руки в карманы брюк.
     -- Земляки, какой губернии?-- кричали в другом месте.
     -- Московской!
     -- А вы?
     -- Мы-то?
     - Да!
     -- Мы Вятской!
     --  Так  и знал,  что либо Вятской, либо Пермской.  Самые  колчаковские
губернии!
     -- Товарищи, айда к нам!
     -- Нашли дураков!
     -- Валите к нам!
     -- У вас хлеба нетука!
     -- Хватит! Сибирь заберем, хватит!
     -- Не подавитесь, товарищи!
     -- Ни черта, скоро на Ишим подштанники стирать вас погоним!
     Молодой комиссар батальона пытался распропагандировать белых.
     -- Товарищи, за что вы  воюете?-- спрашивал  он. Звук его голоса громко
раскатывался по воде.
     -- Воюем, чтобы всех комиссаров переколотить!
     -- Что вам комиссары плохого сделали?
     -- Грабители!
     -- Кого они ограбили?
     -- Всех разорили! Житья от них нет! Война из-за них!
     -- Почитайте-ка вот наши книжки!-- красноармеец, засучив штаны, полез в
воду.
     -- А вы посмотрите наши!
     Навстречу ему спустился с крутого  берега худой  татарин. Тобол  в этом
месте был  очень  мелок.  Враги  сошлись  на  несколько  сажен, перекинулись
свертками газет и брошюр. На реке стоял разноголосый  раскатистый шум. Сотни
людей кричали одновременно.
     Полковник  Мочалов  разрешил  N-цам  разговаривать с  красными,  вполне
полагаясь  на них, как на добровольцев. Полковник питал некоторые надежды на
разложение  частей  противника. Но,  увидев, что толку из всего этого  крика
выходит  мало,  он  приказал  прекратить  братание.  Две  батареи неожиданно
рявкнули сзади, тучки шрапнели брызнули на красных свинцовым дождем.
     -- Что, буржуи, словом не берет, давай железом!
     Красные быстро легли в окопы.
     -- Не пройдет номер, господа хорошие, мордочки вам набьем! Набьем белым
гадам!
     Белые  солдаты неохотно открыли огонь из винтовок. Братание всколыхнуло
у многих воспоминания  о германском  фронте, соблазн немедленного  окончания
войны был очень велик. Тобол гремел, стучал, свистел. Бой начался.
     Несколько шрапнелей залетели в село.  Хозяева квартиры Молова бросились
прятаться в голбец(*). Молов с Климовым пили чай.
     (* подполье)
     Женщины заплакали, стали кричать.
     -- Господи, когда  это  кончится? Всех  нас перебьют. Господи, господи,
мужа в германску войну убили, теперь нас с ребятишками прикончат.
     -- Ничего, ничего, хозяюшка, сидите спокойно, сюда не достанет.
     Люк в подполье не был закрыт, женщина кричала оттуда:
     -- Ох,  товарищи, всем  уж  эта  война надоела. Неужто вам все  воевать
охота?
     Молов и Климов улыбнулись.
     -- Из-за  того  и  воюем,  что война надоела. Последний  раз, хозяюшка,
воюем, чтобы всякую войну уничтожить.
     --  Ох,  не  пойму я  чего-то!  Войну кончить  хотите,  а сами  воюете.
По-нашему, чтоб войну кончить, так замиренье надо сделать.
     -- Нет, хозяюшка, с Колчаком нельзя замириться. Он не захочет.
     -- Кто  вас тут разберет? Белы вот стояли,  говорили, что вы не  хотите
замиренья. Комиссары, мол, не хотят.
     --  Белые  врут,  хозяюшка,  вот разобьем мы  их, тогда увидишь, что мы
правду говорили. Войны не будет больше.
     Седой старик крестился и вздыхал в подполье:
     -- Дай вам бог, дай бог, ребятушки! Дай бог!
     Вошел вестовой красноармеец, в зеленой гимнастерке  и рыжих деревенских
штанах, со звездой на рукаве и фуражке.
     -- Товарищ Молов,  там пополнение пришло, может, говорить  чего будете?
Хотя все добровольцы.
     Молов заторопился со стаканом.
     -- Обязательно, обязательно надо побеседовать. Я сейчас. Пусть подождут
на площади.
     На площади, в холодке под березами, обступавшими церковь, расположилось
пополнение,  сплошь добровольцы: челябинские рабочие  и  крестьяне окрестных
сел и деревень.  Добровольцы  не  были  обмундированы.  Черные, промасленные
кепки и куртки  мешались  с  серыми  и  коричневыми  кафтанами.  Винтовки  и
подсумки были у всех.
     Молов подъехал на лошади и, не слезая с седла, обратился к добровольцам
с небольшой речью:
     -- Дорогие товарищи,  я не буду утомлять вас разговором о том, за что и
во имя чего мы воюем. Я думаю, это вам давно известно.
     Тон был взят верный. Куртки, шляпы, кепки, кафтаны зашевелились.
     -- Кабы не было известно, не пошли бы! Добровольцы мы!
     Концы тяжелых черных усов комиссара  приподнялись,  по лицу, сверкнув в
глазах, пробежала улыбка.
     -- Я это  знаю, товарищи, и приветствую вас,  приветствую  ваше желание
скорее покончить с одним из свирепых палачей рабочего класса и крестьянства,
с новым сибирским царем -- Колчаком.
     За селом перестрелка усиливалась.
     --  Товарищи,  сейчас  мы  пойдем  в  бой,  так  знайте,  что  враг уже
смертельно  ранен. Его сопротивление  --  сопротивление  издыхающего  зверя,
бьющегося в предсмертных судорогах.
     Добровольцы стояли  спокойно, молча  слушали комиссара. Рыжий,  крепкий
Коммунист Молова  скреб  левой  ногой, качал  мордой,  дергая  поводом  руку
седока.
     -- Вот, товарищи, у меня в  руках рапорт  белого офицера, перехваченный
нами. Некоторые места из него  я прочту вам, и вы  увидите, что я прав,  что
дела у белых из рук вон плохи.
     Молов вытащил из полевой сумки клочок бумаги, стал читать:
     -  Наша дивизия,  несомненно, больна. -- Это, товарищи, пишет начальник
штаба белой дивизии, капитан Колесников,--  пояснил  комиссар слушателям.  -
При  текущих условиях жизни  она не  только  не оздоровится,  может угрожать
полным истреблением  офицерского состава. Причины, разлагающие ее, коренятся
в следующем:
     1)  Несомненно,  в  рядах  полков свили  свои  гнезда умелые  работники
советской власти, которые  ведут за  собой  идейно всю  маломыслящую  массу.
Арест  и  расстрел  якобы  главарей  весьма  сомнителен  в  том смысле,  что
расстреляны  главари,  а   не  просто  наиболее   решительные  и  смелые  из
проникнутых духом большевиков.
     2) Громадный некомплект офицеров.
     3) Почти полное отсутствие добровольцев.
     4) Необходимость ставить по избам ведет к разложению частей.
     5) Работа контрразведки не  только не полезна,  но даже вредна, ибо она
дает  солдатам знать,  что за ними следят.  Прапоры,  поставленные  во главе
полковых  пунктов, безграмотны в  деле  разведки,  агентов  нет,  руководить
некому, денег нет.
     6) Егерский батальон -- опора дивизии -- не вооружен, не обмундирован.
     7) Люди одеты оборванцами, без признаков формы.
     8)  Занятия носят  характер нудный,  утомительный.  Знаменитые "беседы"
никуда не годятся.
     9) Литература  и пресса убоги  и  совершенно  не соответствуют  ни духу
солдата, ни его пониманию, ни укладу  жизни.  Сразу видно,  что пишет барин.
Нет умения поднять дух, развеселить и доказать. Жалкие номера газет приходят
разрозненными,  недостаточными,  непонятными  по  стилю. Нет  руководств  по
воспитанию духа а сейчас дух -- все.
     10) Порка кустанайцев в массовых размерах  повела  к массовым переходам
на сторону красных.
     11) Население совершенно не принимается в расчет, и наезды гастролеров,
порющих беременных баб до  выкидышей за  то, что у них  мужья красноармейцы,
решительно  ничего не добиваются,  кроме озлобления и  подготовки к  встрече
красных, а между  тем в домах этого населения стоят солдаты, все  видят, все
слышат и думают.

     --  Хитер,  собака, тонко чует. Валяй, валяй, товарищ  военком, дальше.
Занятно!-- высокий рабочий крутил головой.
     -- Не мешай, слушай! -- закричали на него.
     Заработала красная батарея. Наблюдатель метался по колокольне, кричал в
трубку телефона. Молов стал читать громче.

     12) Духовенство далеко н не видно его непосредственного воздействия.

     -- Попы рясы, видно, подобрали, да тю-лю-лю,-- не унимался рабочий.
     -- Да помолчи ты, черт,-- сосед дернул резонера за рукав.

     13)  Пропаганды  с нашей  стороны и  агитации  никакой. Сводится все  к
отбытию номера и полному бездействию, с одной стороны, в то время, когда все
пылает, горит и полно злобы  и мести, с другой  стороны, заливает не  только
части, но и весь район своей вызывающей, но понятной народу литературой.

     -- Дальше, товарищи, этот капитан  предлагает своему начальству ряд мер
к устранению всех перечисленных недостатков; вот наиболее интересные из них:

     1)   Для  борьбы  с   агитацией   большевиков   во  главе   дивизионной
контрразведки должен быть поставлен старый, опытный офицер-жандарм.
     2)  Влить в  полки  добровольцев,  не  жалеть  денег  на  их вербовку и
увеличенный по сравнению с мобилизованными оклад жалованья.
     3) Сеть  контрразведки  должна  быть не  только в полках,  но и во всем
районе расположения частей.
     4) Привлечь к шпионажу женщин и вообще местное население.
     5) Немилосердное истребление главарей; после порки отправлять  на фронт
не следует.
     6) Уничтожать деревню полностью в случае сопротивления или выступления,
но не пороть. Порка -- это полумера.
     7) Открыть полевые суды с неумолимыми законами.
     8) Конфисковать имущество красноармейцев.

     --  Ну и  так далее, товарищи,  все  в  том же  духе. Как  видите,  все
сводится  к  жандармской   слежке,  расстрелам,   конфискации,  сожжению   и
истреблению целых деревень и сел. Политика мудрая!
     Черные усы насмешливо приподнялись.
     --   Нам   остается   только   приветствовать  откровенность   капитана
Колесникова. Чем прямолинейнее будут действовать  эти господа, чем яснее они
выявят свои хищные рожи, тем скорее  трудящиеся, рабочие и крестьяне поймут,
что не бороться с белыми нельзя, поймут, что торжество этих гадов принесет с
собой все  прелести каторжного,  крепостного, палочного режима.  Дела плохи,
товарищи,  у белых. Большинство рабочих и  крестьян  уже раскусили  Колчака,
поняли,  что он  за  фрукт,  и переходят на нашу  сторону массами. В  тылу у
диктатора восстания. Тайга горит огнем партизанских фронтов и республик. Еще
напор, дружное  усилие,  и  мы опрокинем  белую гадину, свалим ее в мусорную
яму.
     Шрапнель  стала  рваться над колокольней. К комиссару подъехал командир
полка с адъютантом.
     -- Вы скоро кончите, товарищ Молов? Добровольцы беспокойно посматривали
на белые облачка, клубами таявшие высоко над золотым крестом.
     --  Получен  приказ  выступить  на  первую линию.  Молов  повернулся  к
командиру:
     -- Я  кончил,  Николай Иванович, кончил. Можете вести  полк.  Сейчас  я
только раздам вот им литературу.
     Комиссар отстегнул от седла тюк газет и листовок.
     -- Вот, товарищи, берите эти штучки, они  не  менее  важны, чем  ручные
гранаты.  Они для всех хороши. Белых взрывают, разлагают, своих подогревают,
спаивают в  одно стальное. Берите,  читайте, бросайте  по избам, при  случае
пускайте в ряды белых.
     Красноармейцы распихивали по карманам номера  армейской газеты "Красный
Стрелок", торопливо пробегали листовки с яркими, смелыми призывами к борьбе,
к  строительству  новой  жизни.  Обоснованная,  короткая,  но  горячая  речь
комиссара  зажгла  сердца добровольцев. Огненной лавой влилось пополнение  в
поредевшие ряды полка, внесло в них свое оживление, сразу накалило,  подняло
дух.
     -- Товарищи, вперед!
     Командир  полка  повел полк на  выстрелы.  Сильные волей ощутили прилив
новых сил,  бодро, твердо пошли за командиром  и  комиссаром, ехавшими перед
полком. Малодушные и уставшие резче  почувствовали свое  бессилие. Так огонь
плавит  металл и сжигает шлак  и сор.  Винтовки с заостренными штыками рвали
воздух. Пестрый, раскаленный поток мускулов, нервов, пороха и свинца катился
по узкой улице. Зелень, луга  метнулись  в глаза, сверкнула  сияющая  полоса
Тобола.
     -- От середины в цепь!
     Голос командира звучал уверенно и властно. Сомнений быть не могло. Полк
послушно  развернулся,  длинной  цепочкой опоясал луг у края деревни.  Белые
батареи заторопились, застучали,  как  кузнецы молотами. Шрапнель,  визгливо
злясь, закувыркалась над головами красных бойцов.
     -- Цепь, вперед!
     Может быть,  не все шли охотно  в  бой, может быть, даже коммунисты, но
каждый чувствовал  на себе тяжесть силы, огромной, давящей, толкающей вперед
робкие  ноги,   силы  всего   многомиллионного  коллектива,   проснувшегося,
поднявшегося на борьбу  пролетариата, силы всех угнетенных и эксплуатируемых
масс.  Огромное,   неумолимое  поступательное  движение  колосса  коллектива
втягивало  в  крутящийся водоворот борьбы  не  только  золото  и драгоценные
камни, но и щебень, и мусор, грозя раздавить изменников и малодушных.
     Цепь железными, пылающими волнами катилась по лугу.



     Солнце уже садилось,  когда со стороны красных показались густые цепи и
несколько батарей одновременно  открыли беглый огонь по  белым.  Красные шли
уверенно,  смело.  Барановский  не  заметил,  как  цепь   противника  быстро
накатилась  на  его  роту.  Офицер  с  удивлением  смотрел  на  наступающих.
Подпоручик Барановский только вторые сутки был в первой линии  и к концу дня
стал   плохо  разбираться  во   всем  происходящем  вокруг,   почти  потерял
способность критиковать  свои  действия.  Рота  молчала,  ожидая  приказаний
командира.  Многие солдаты с недоумением  оглядывались на  молодого офицера,
удивлялись,  почему он не приказывает стрелять. Красные  наступали с сильным
ружейным  и пулеметным, огнем. Перебегали поодиночке. Огромная рука тянулась
к  окопам  N-цев,   упруго  дрожала   всеми   мускулами.   Цепь  наступающих
приближалась.  Барановский  стоял  за  цепью  и  смотрел  то  на красных, то
поднимал  голову кверху и наблюдал, как падали с  верхушек  деревьев  сбитые
пулями ветки и листья, сыпалась кора. Одна пуля,  тонко  пропев,  впилась  в
большую сосну, совсем близко  от левой щеки офицера. Подпоручику показалось,
что  кто-то горячо и быстро  дохнул ему в лицо. Он вздрогнул,  перевел  свой
взгляд на цепь  противника. Она была совсем  уже близко.  Офицер видел,  как
люди в  зеленых гимнастерках, в черных рубахах  и брюках навыпуск,  в  рыжих
деревенских шляпах и  фуражках  со звездами на  околышах  заряжают винтовки,
работают затворами, прицеливаются, пускают в его роту пулю за пулей.
     "Стреляют. В нас стреляют, --  думал  Барановский, и  почему-то это ему
казалось очень странным. -- Ведь они такие же люди.  Ну вот совсем  как  мои
солдаты",--  носилось  у него в голове. И он  стоял, глубоко  засунув руки в
карманы шинели, напряженно вглядывался  в  лица  наступающих,  искал в  душе
ответа на мучительный вопрос, почему люди с такой злобой бьют  людей. Что-то
связывало волю офицера, он никак не мог отдать приказание стрелять. Взводный
офицер, пожилой прапорщик, подбежал к нему.
     -- Господин поручик, разрешите открыть огонь. Противник совсем рядом!
     Барановский точно проснулся.
     -- Ах, огонь, да, да, огонь, -- растерянно забормотал он.
     Прапорщик побежал к своему взводу, на ходу крикнул:
     -- Часто начинай!
     Рота  открыла огонь. И  опять Барановскому  показалось, что кровельщики
заколотили молотками  по  крышам, а воздух стал  душным и  тяжелым,  как  на
фабрике или заводе, вблизи машин, больших, стучащих, горячих, дышащих огнем.
     Наступающие кузнецы стучали молотками, раздували  огонь, в  неудержимом
порыве шли вперед.
     -- Ура-а-а!... Ура-а-а!.. А-а-а!
     Рука  загибалась, сталью  мускулов  охватывала, жала  N-цев.  Дрожащий,
звонкий голос сквозь треск выстрелов прорвался с правого фланга:
     -- Взводный! Обходят нас! Обходят!
     Цепь сорвалась и  побежала. Барановский  в оцепенении  стоял на  месте,
смотрел, как бежали на  него наступающие с винтовками  наперевес и с лицами,
перекошенными злобой. Подпоручик опять спрашивал себя  и удивлялся:  "Почему
они так злятся? Откуда такая злоба?"
     -- Коли! Коли его -- офицер!--донеслось до слуха Барановского, и совсем
близко от себя он увидел двух красноармейцев, с тонкими, как  жала, штыками.
Точно кто  повернул  офицера  кругом, толкнул в спину, и он побежал легко  и
быстро, как  молодой  олень,  совершенно  не чуя под  собою  ног.  Сзади,  в
вечерних  сумерках,  вспыхивали  выстрелы, и  пули жужжали  близко-близко от
лица, обдавая его быстрым,  коротким, горячим дыханием. Барановский  бежал и
видел, как впереди  него и слева и справа мелькали темные фигуры  солдат его
роты, видел, как  днем, что многие из них торопливо падали на землю, дрыгали
ногами, махали руками или валились как снопы и  сразу  застывали  в  мертвой
неподвижности.  Как  сотни дятлов, налетели на лес  пули и  долбили  деревья
острыми металлическими носами,  и визжали,  и  свистели  тысячами голосов  в
буйном вихре уничтожения. В  чаще кустов завяз  раненый и кричал  непрерывно
тонким голосом, полным ужаса смерти:
     - Братцы, не оставьте! Не оставьте!



     Маленькие окна,  смотревшие  на задний двор,  подернулись  серой пылью.
Высокая помойка черным грязным ящиком загораживала  их наполовину. В комнате
было  почти  темно. У печки, на  лавке, плакала  сгорбленная  фигура. Худые,
согнутые плечи  дрожали под рваной рыжей шалью.  Слезы мочили синюю облезлую
юбку.
     --  Ты,  Анна, зря не реви. Я тебе  прямо  скажу,  толку не  будет. Раз
решено, что уйду, значит, уйду.
     -- Что ты,  сбесился, что ли,  на старости лет? Что ты делаешь с  нами?
Как мы жить будем?
     -- Пособие дадут.
     -- Что мне твое пособие. А как убьют, так что мне в пособии-то толку?
     --  Сын подрастет, кормить  будет,  да  и  советская власть не оставит,
обеспечит на всю жизнь.
     Русые волосы Вольнобаева, почерневшие от копоти, торчащим пучком падали
ему на брови. Корявые руки с сухими пальцами нервно сжимали колени.
     --  Пойми ты, не могу я  не  идти. На  собрании  первый орал,  что  все
пойдем, а теперь вдруг в кусты спрячусь. Никогда!
     Женщина всхлипывала, утиралась кончиками головного платка.
     --  Всю германскую  войну  с мальчишкой  одна-одинешенька мучилась, еле
дождалась  тебя, каменного.  И теперь вот опять,--голова  женщины  бессильно
тряслась,--   носу   не   успел   показать  домой,   бежишь.   Подумай   ты,
бесчувственный,   зачем   пойдешь?  Кто  тебя   тянет?   Ну,  в   германскую
мобилизовался, ничего не  сделаешь. А тут  что? Ведь  никто  не  тащит.  Сам
лезешь.
     -- Замолчи, дура, ни черта ты не понимаешь!
     -- Папа, не ходи на войну.
     Митя подошел к  отцу, опустил головку. Большие  глаза  ребенка блестели
слезами. Рабочий прижал к себе сына, обожженной, грубой рукой стал  ласкать.
Мать  плакала.  В  вечерних сумерках  комната  совсем  утонула.  Окна  двумя
тусклыми квадратами прорезали черную стену.
     -- Нельзя, сынок, не иди. Все, кто может, должны идти.
     -- Папа, не ходи, тебя убьют.
     -- Может быть, и  не убьют, сынок,  а  идти нужно.  Ты,  может быть, не
поймешь меня, но я скажу тебе, родной, что мы, рабочие, должны идти, чтобы в
будущем,  по  крайней  мере хоть  детям  нашим, вам  вот,  жилось  лучше. Ну
посмотри, сынок, как  жили мы до сих пор. Всегда впроголодь, день и  ночь на
работе. Квартира  --  вот  подвал  этот.  Захвораешь,  как  собаку  выгонят,
рассчитают.  Теперь счастье улыбнулось нам. Мы захватили власть, и мы должны
ее удержать и укрепить.
     Жесткая рука Вольнобаева задевала за мягкие волосы Мити.
     -- Мы, сынок, зла никому не желаем. Мы  и  воюем-то только  потому, что
господа  заводчики  и  фабриканты  не захотели  помириться  со  своим  новым
положением разоренных богачей. Мы хотим, Митя, так жизнь устроить, чтобы все
были довольны,  все были богаты, у всех  было всего вдоволь. Мы хотим, чтобы
все жили в больших, светлых, просторных комнатах, домах, чтобы люди работали
не восемнадцать  часов  в сутки, чтобы они свое  свободное  время  могли  бы
провести по-человечески. -- Жена стала всхлипывать совсем  тихо. Митя слушал
отца, не отрываясь, смотрел в маленькое пыльное окно.
     -- Если мы разобьем  всех наших врагов,  то  я  смогу  быть  спокойным,
сынок, за твою судьбу. Я буду знать тогда, что ты не  станешь надрываться на
фабрике с утра до ночи. Нет. Ты пойдешь учиться.  Двери школы будут для тебя
открыты.
     Мальчик забыл, для чего он подошел к отцу, его детское воображение было
возбуждено мечтами взрослого человека.
     -- Папа, у меня будет много книг? И с картинками?
     -- Много, сынок, много, всяких, и с картинками, и без картинок.
     -- Ах, это очень интересно.
     -- Да, да, сынок, еще немного, и  мы будем хозяевами  жизни. Мы пойдем,
мы, старики, пойдем умрем, чтобы вам только, детки, жилось хорошо.
     Вольнобаев вздохнул. Мать заплакала громко. Митя надул губки.
     -- Зачем ты, папа, хочешь умирать? Не надо.
     -- Да я и не хочу, сынок, я так это, к слову пришлось.
     -- Я с Митей на рельсы лягу. Коли поедешь, так через нас переедешь.
     Вольнобаев встал, тяжело ступая, подошел к жене.
     -- Анна,  не дури,  много терпела,  немного-то уж подожди. Вернусь,  не
пожалеешь, что съездил. Перестань реветь сию же минуту. Надо собрать кое-что
в дорогу.
     Утром рано пришли несколько товарищей  Вольнобаева, записавшихся вместе
с ним добровольцами на фронт. В комнате стало шумно и тесно.
     -- Ну што, Вольнобаиха, ревешь, поди?-- спрашивал  низкий, широкоплечий
Трубин.
     -- Хорошо тебе, лешему, зубы-то скалить, коли у  тебя ни кола ни двора,
ни жены -- никого нет.
     -- Може, у меня тоже кто есть, да што?
     -- Ничего, нечего лясы-то точить. Людям слезы, а ему смех.
     -- Очень даже это глупо с вашей  стороны, товарищ Вольнобаева, плакать.
Другая бы на вашем месте радовалась, что муж у нее такой герой.
     Трубин ударил по плечу Вольнобаева, завязывавшего дорожный мешок:
     --  Эх, Степа,  не  понимают  нас  бабы.  Нет  у них  этого  кругозора,
широты-то нет. Дальше своей юбки ничего не видят. Эх-хе-хе!
     -- Да, далеко еще до того времени, когда нас все поймут!
     Степан с усилием стягивал веревки.
     -- А понять должны ведь, Степа. Когда-нибудь  поймут, оценят. Не все же
на нас будут плевать да дураками крестить. Правда, Степан?
     Рыжий Мельников бурчал в угол:
     -- Нечего спрашивать, и так ясно. В настоящем мы боремся, нас многие не
понимают,  даже вот жены и  те, но  будущее наше.-- Кудрявый Клочков сел  на
лавку.
     -- Стоит ли, товарищи, говорить о том,  понимают нас или нет. Пусть кто
как хочет, так и смотрит на нас. Мы свое дело знаем и доведем его до конца.
     -- Да.
     -- Непременно.
     -- Или умрем, или победим.
     -- Нет,  мы победим. Мы будем жить. Мы  будем счастливы. Мы  боремся за
лучшее будущее.
     Вольнобаев кончил сборы, разогнул спину, потянулся.
     -- Два  мира, товарищи, сошлись  в смертельной схватке.  Сомнений  нет:
победит новый. Мы, мы, товарищи.
     Рабочий подошел к сыну, еще не встававшему с постели:
     -- Ну, прощай, сынок. Будь здоров, жди отца. Приеду, вернусь -- заживем
с тобой на славу. Ты в школу будешь ходить по утрам, я  на работу, а вечером
читать вместе будем, в театр пойдем, в клуб. Идет?
     -- А книг привезешь, папа?
     -- О сынок, книг будет много, каких только хочешь.
     -- Я хочу, папа, учиться паровозы делать.
     --  Хорошо, сынок, приеду -- всему  научимся. Все будем делать.  Делать
нам много  надо, родной. Мир  весь,  жизнь всю заново построить. Ну, прощай,
подрастешь, все поймешь.
     Вольнобаев  поцеловал  мальчика  в  губы.  Рабочие  стали  выходить  из
комнаты, затопали по лестнице.
     -- Прощай, Анна! Провожать не ходи, лишние слезы.
     Анна прижалась к мужу:
     -- Степа, отпиши поскорее, пропиши, где будешь, да на побывку приезжай.
     Женщина говорила слабым,  упавшим  голосом,  она примирилась  за ночь с
неизбежностью разлуки,  будущими днями  томительной  неизвестности за судьбу
близкого человека.
     Город  еще спал. Крепкий стук сапог  будил утреннюю тишину улиц. Черные
фигуры добровольцев с мешками  за плечами толпой шли к сборному пункту. Лица
были строги и серьезны. Глаза уверенно смотрели на дорогу. На  стенах домов,
на заборах  белели листики.  Черные  строчки  горели  огнем.  Звали  к  бою.
Последнему,  страшному,  неизбежному и  освобождающему. Добровольцы пошли  в
ногу. Сомкнулись плотней. Город спал.  Из темных  щелей полуоткрытых окон на
улицу лился вонючий воздух спален, грязного белья и нечистот. Клочков шел и,
улыбаясь, щурился на красный кусок неба.
     -- Там восток?
     -- Восток.
     -- Мы туда.
     -- Он будет наш.
     -- Мы победим! Клочков обернулся назад, сверкнул рядом белых зубов.
     -- А хорошо, товарищи, эдак идти. Мне петь хочется и стихи писать. Душа
вот прямо рвется, дрожит. Хорошо!
     Доброволец глубоко вздохнул. Солнце всходило.



     После  ряда крупных  боев на участке N-ской дивизии  наступило затишье.
Люди отдыхали. Первый  N-ский полк стоял в  дивизионном резерве. Мотовилов с
Барановским  лежали на солнце около винтовок, составленных в козлы.  Фома на
костре кипятил чай.  Саженях в двухстах от  офицеров  плотное кольцо  солдат
окружило аэроплан, у которого возился авиатор француз.
     -- Я, Иван, в германскую войну вольнопером служил, видал виды, но скажу
тебе прямо,  что так гадко, как здесь, я себя никогда там не чувствовал, так
у  меня  нервы  еще не трепались,  -- говорил Мотовилов.  -- Обстановка этой
войны  --  сплошной кошмар. Черт  знает что такое  -- вступаешь  в бой  и не
знаешь, кто  у  тебя  сосед справа,  кто  слева.  Нет  уверенности,  что там
устойчиво, что тебя не обойдут. Хорошо, если из штаба сообщат хоть об  одном
соседе. Ну, а о другом-то мы сами догадаемся.  Как только скажут, что  сосед
справа неизвестен, уж так и знай, либо Николай угодник, либо красные.
     Аэроплан плавно поднялся вверх, разорвав  кольцо солдат, треща мотором,
полетел в сторону первой линии. Барановский молча курил,  смотрел на облака,
серыми клочками пуха плывшими по небу.
     -- Вообще ничего в этой  войне нет  похожего на  ту. Артиллерии мало, о
позиционной борьбе  и  речи нет,  техника вообще  слаба,  но страху  гораздо
больше. Я  никогда, например, в германскую войну не боялся попасть в плен, а
тут холодею  от одной мысли только засыпаться  к красным.  Какая тут к черту
техника, обученность солдат, когда  и  мы, и комиссары  во время боя стоим в
цепи,  расхаживаем, даже  на лошадях ездим, и  ничего.  Попадают в нас очень
редко.  Нервность  какая-то  чувствуется у всех,  стойкости  почти  никакой,
панике все поддаются очень легко.  Нет,  тут в  этой войне  не оружие играет
первую роль, а что-то другое, какие-то непонятные для меня духовные причины.
Все теперешние  наши  победы  и  поражения  построены на чем-то  внутреннем,
неуловимом. Я прямо даже затрудняюсь  объяснить, что это  такое.  Почему  мы
иногда бежим после двух-трех минут перестрелки и другой раз держимся днями в
самой  отвратительной обстановке?  Помнишь, под Шелеповым  три дня в  болоте
лежали под каким обстрелом?
     Барановский  не ответил. Фома снял котелок,  стал разливать  чай.  Пили
долго,  молча.  Мотовилов клал  себе  в  кружку  сахар по  нескольку кусков.
Аэроплан  вернулся  из  разведки, с треском  опустился  на прежнее место. От
нечего делать офицеры побрели  к нему. Француз  снял  теплую  шапку, стоял с
открытой  головой  и,   поправляя  пенсне,  рассказывал   на  ломаном  языке
обступившим его солдатам о своих впечатлениях во время полета:
     -- Видите пуль, пуль. Красный пуль!
     Летчик  показывал на крылья  своей стальной птицы, сплошь  изрешеченные
пулями.
     -- Жаль гранат не взял. Револьвер пук, пук!
     Пухлая  белая  рука  француза  трясла  черный  браунинг  с  закопченным
стволом. Агитатор вытащил из рукоятки пустую обойму.
     --  Все пуль  пук,  пук. Красных пук,  пук. Жаль, жаль  гранат не быль.
Много красный, можно быль пук, пук.
     Барановский брезгливо опустил концы губ.
     --  Не  люблю  я этих французов. Каждый из  них  приехал с  собственным
аэропланом,  приехал, как на охоту,  дикарей  русских пострелять. Черт знает
что  такое.  Видишь, его  послали  воззвания  раскидывать  на фронте,  а  он
увлекся, стрелять стал из  револьвера.  Жалеет, что гранат  не было,  гадина
упитанная. Не  перевариваю этих жуиров, искателей приключений, охотников  за
черепами.
     -- Нечего  здесь  философствовать, Иван, по-моему,  чем  больше с нашей
стороны дерется, тем лучше. А как и кто, не все ли равно.
     Солдаты  разглядывали машину, щупали  круглые  дырки  в  тонких пленках
крепких крыльев.
     В  обед офицеры  поехали  в штаб дивизии  на доклад  пленного командира
красной  бригады.  По приказанию  Мочалова, пленный  информировал офицеров о
строительстве Красной Армии, об условиях,  жизни в тылу, в Советской России.
Эти вопросы живо интересовали офицеров, и каждый с нетерпением  ждал очереди
своей  группы. Ездили на доклад по нескольку человек, группами, так как всех
нельзя было снять из части. Мотовилов ехал  с Барановским в  одном ходке, на
собственной лошади, захваченной его ротой в последнем бою. Мотовилов ехал  и
злорадствовал:
     -- Вот,  воображаю, порядочки-то у красных. Вот уж, наверно, балаган-то
развели товарищи.
     -- Не думаю, -- неопределенно возражал Барановский.
     -- Чего там, не думаю, -- сердился Мотовилов, -- забыл разве? Не  жили,
что ли, мы при них в 17-м году?
     -- Теперь не 17-й, а 19-й, Борис.
     --  Все  равно, один черт. Я думаю, что и в 19-м году кашевар не сможет
командовать  полком,  а волостной  писарь вести  дипломатическую переписку с
соседними державами.
     -- Не знаю, -- задумчиво тянул Барановский. Мотовилов разозлился.
     --  Это черт знает  на что  похоже,  Иван. Неужели ты думаешь,  что эти
сиволапые всему выучились за два года? Разве я когда-нибудь поверю тому, что
можно в два  года выучиться командовать армией и управлять огромной страной?
Ерунда! Никогда этого не может быть!
     Офицер  злобно  ткнул кулаком в спину  своего  вестового,  сидевшего на
козлах.
     -- Куда ты, олух, едешь? Я же тебе приказывал  к  школе,  а ты к попову
дому поехал, болван.
     Кучер сделал небольшой круг на площади и остановился у дверей школы.
     Докладчик, пожилой полковник, уже пришел и  стоял за кафедрой,  сверкая
новенькими золотыми погонами.
     -- Скотина, уже успел нацепить два просвета,-- ворчал Мотовилов, садясь
за парту,  и мысленно  продолжал: "Я бы ему,  мерзавцу, никогда  не позволил
погоны надеть. Пускай носил бы свои красные тряпки, чтобы видели все, что он
за птица. Я бы  ему красную звезду в пол-аршина на спину нашил и заставил бы
так ходить".
     Докладчик начал:
     -- Господа  офицеры, прежде чем приступить к развитию  моей сегодняшней
темы -- Советская  Россия  и Красная Армия,-- должен предупредить вас, что я
даром  слова не обладаю,  а потому прошу задавать  мне вопросы обо всем том,
что я пропущу или не сумею передать связно.
     --  Заправляет  Петра Кириллова  Зеленого: "Говорить  не умею!" -- поди
насобачился на митингах-то в Совдепии, -- язвил вполголоса Мотовилов.
     --  Ну-с,  мы,  конечно,   здесь,  господа,  одни,  без  свидетелей,  и
стесняться  не  будем.  Смело  вскроем  наши  недостатки,  разберемся в них,
проведем небольшую параллель между нами и ими,-- полковник показал  рукой на
запад. -- Должен  сказать, господа, что воюете вы  скверно. Уж я подставлял,
подставлял  вам  свои  фланги, думаю, пускай потреплют  товарищей.  Нет, как
нарочно, с вашей  стороны полнейшая бездеятельность. Тогда я плюнул и просто
один, со штабом, приехал к вам.
     -- Врешь, -- довольно громко сказал Петин.
     --  Однако, не обижайтесь,  господа. Это я  сказал  только  потому, что
хотел пояснить вам, как ваш покорный слуга попал из Совдепии в Сибирь.
     Полковник слегка  наклонил  голову и  приложил  руку к груди. Аудитория
молчала.
     -- Начнем с главного. Вся Советская Россия объявлена осажденным военным
лагерем, а раз  так, то вся жизнь  в стране регулируется строжайшей железной
дисциплиной.    (Офицеры    обменивались   недоумевающими   взглядами).   Не
удивляйтесь,  господа,  --  заметил докладчик, -- Советская Россия совсем не
то, что знали вы в 17-м году. Из хаоса разрушения на обломках старого теперь
воздвигается  новое  здание государственного  порядка.  И  надо отдать  дань
должного    нашим   противникам-большевикам:    в    деле   государственного
строительства они преуспевают. Единая руководящая идея кладется ими в основу
всей жизни Республики, все для победы  над  буржуазией и  разрухой,  все для
борьбы. В  этом  они,  пожалуй,  похожи  на  немцев,  которые  в свое  время
говорили: "Все  для отечества, все для кайзера". Если хотите, господа, они и
проводят  в  жизнь,  осуществляют  свои  идеи  с  немецкой  методичностью  и
упорством.  В этом  отношении отличаются особенно коммунисты,  которые стали
теперь совершенно  непохожими  на  прежнего  русского  человека с  ленцой  и
почесыванием затылка. Работа, работа  и работа -- вот их  лозунг!  Страна --
военный  лагерь,  ну,  а  в  лагере  ведь  живут солдаты,  следовательно,  в
Советской России  все  граждане  --  солдаты,  только  не  боевой  армии,  а
трудовой. Так они и называются: солдаты или работники Великой Армии Труда.
     -- Скажите, полковник,  --  перебил  докладчика  какой-то  капитан,  --
трудовая армия разбита так же, как и красная, на роты, батальоны?
     --  Как  вам  сказать,  не  совсем так.  Трудящиеся там  организованы в
профессиональные союзы, и вот эти-то профессиональные союзы считаются такими
ротами, батальонами,  бригадами, которые выполняют разные  боевые задачи  на
трудовом фронте.
     -- Значит, профессиональные союзы есть вторая советская армия теперь?--
спросил опять капитан.
     --  Вот  именно  так. Да,  да это  верно, --  подтвердил  полковник. --
Профессиональные союзы теперь являются экономическим фундаментом Республики.
Все они выполняют определенные задачи центра, так что работа по изготовлению
разного   рода  продуктов   носит   строго  организованный   характер.   Все
производство  организовано в  общегосударственном  масштабе и  регулируется,
конечно,   с   одной  стороны,  потребностями  Республики,  а  с  другой  --
наличностью  запасов  топлива, сырья,  рабочей силы.  В последние  трех  там
большой  недостаток.  Но все  же,  поскольку имеется в их распоряжении всего
этого, постольку  там  и идет работа. Фабрики пущены.  Не все, правда,  и не
полным ходом, но  все же прежней  безалаберности в  этой  области нет. Ни  о
какой  товарищеской дележке фабричных механизмов, как то наблюдалось в 17-м,
начале 18-го годов,  и помину  нет.  Митинговый большевизм  уже  изжил себя.
Самое важное, господа,  то, что производство организовано у них, конечно, не
вполне еще,  но  уже во  всяком  случае  оно в крепких руках государственной
власти. Я считаю, господа, огромным завоеванием и победой красных  тот факт,
что промышленность, производство  в Советской России  в целом  не  пали и не
падают. И  если не  двигаются  вперед, то  удерживаются  от  гибели  главным
образом   за  счет   трудового   героизма   масс,   за  счет  повышения   их
сознательности.  Когда адмирал  Колчак  был по  ту сторону  Урала, а генерал
Деникин развивал  свое  наступление, Советская Россия  буквально  варилась в
собственном соку: ни топлива, ни хлеба, ни сырья  не было, и все  же красные
отбили наступление и с юга, и с востока, и с севера. Сделали это они потому,
что на их стороне были трудовые массы, потому, что к тому времени у них было
так или иначе  налажено  производство и распределение и организован, отлично
организован, аппарат государственной власти.  Да, господа, у красных теперь,
несомненно,  есть сильный,  недурно  организованный государственный аппарат,
промышленность и армия. На последнем вопросе,  вопросе  о Красной Армии,  ее
организации я останавливаюсь подробнее.
     Офицеры сидели, внимательно слушая, и не знали,  верить  или не  верить
полковнику. Многим из них  казалось невероятным,  чтобы в Совдепии мог  быть
какой-нибудь порядок, а тем более дисциплина, да еще трудовая.
     --  Для  борьбы с разрухой  у Советской России есть трудовая армия, для
борьбы  с буржуазией, выражаясь  модно, с Антантой,-- Красная Армия. Красная
Армия, как  и трудовая армия, спаяна железной дисциплиной, причем дисциплина
там не  только, как говорится, сверху,  но и снизу. Командирам, комиссарам в
бою  и  в строю  беспрекословное подчинение,  за  ослушание  или  умышленное
неисполнение  приказания,  невыполнение  боевой  задачи --  тягчайшая  кара,
вплоть   до   расстрела.   Кроме   того,  неисполнительного,   неаккуратного
красноармейца тянут свои же товарищи. Здесь нужно отметить роль коммунистов:
они именно, организованные в ротные ячейки, и являются такими  сознательными
воинами,  которые тянут  за  собой всю красноармейскую массу, налаживают эту
дисциплину  снизу. Красная Армия тем и отличается от  всех других, что в ней
дисциплина  не только сверху, внешняя, но и внутренняя, снизу, сознательная.
Дисциплинированность  масс  в армии  наших врагов создается общими  усилиями
командного состава и самих красноармейцев, и  основывается она  не только на
насильственных  мерах  воздействия,  но и  на  поднятии  культурного  уровня
солдат.  В Красной  Армии организован, как нигде,  аппарат  по политическому
воспитанию  солдатской массы,  по  поднятию  ее сознательности.  Государство
затрачивает  на  культурно-просветительную  и политическую  работу  в  армии
огромные  средства.  Красная  Армия  вся  оплетена   сетью  политических   и
просветительных  организаций,  учреждений  с  громадным  кадром  работников.
Прежде  чем пустить стрелка  в цепь, красные обрабатывают  его,  обучают  не
только военному  делу,  но  и  политической  грамоте.  Воспитание солдат там
сводится к  тому, чтобы каждый  из них, когда ему будут командовать направо,
налево или  вперед, не только бы слепо выполнял приказания командира, но был
бы убежден,  знал  бы твердо, что ему  нужно именно идти  туда,  а  не сюда.
Красные так воспитывают своих солдат, что когда им скажут о назначении их на
фронт, о  выступлении на позицию, то  каждый знает, что туда идти ему нужно,
что  идти  и драться он  обязан и не за страх только, а и за совесть. В этом
огромная, страшная сила Красной Армии.
     Полковник,  человек  военный  до  мозга  костей,  говоря  о  сильной  и
организованной  армии,  невольно  любовался ей,  от этого  речь его делалась
живей,  начинала  захватывать слушателей. В школьном классе было тихо. Все с
напряженным и все возрастающим вниманием следили за докладом.
     -- Для  культурно-просветительной работы в  армии красные  мобилизовали
лучших работников, стянули лучшие  партийные  силы. Для постановки  же чисто
технической, военной стороны дела привлечены специалисты старой школы. Почти
весь наш генеральный штаб теперь работает в Красной Армии.
     -- Прохвосты! Продажные шкуры! -- закричало несколько голосов с мест.
     Полковник  немного смутился, покраснел, опустил  голову, стал искать  в
карманах портсигар.
     -- Все специалисты великолепно обеспечены,  в их распоряжении удобные и
большие  квартиры,  выезды,   прислуга,  им  платят  огромные   оклады.  Для
привлечения их к работе красные не скупятся на расходы.
     --  Покупают подлецов, как продажных тварей, -- опять крикнул кто-то  с
места.
     -- Но есть, господа, и среди военспецов, как их называют красные, среди
военных специалистов, люди, работающие в армии не из-за  материальных выгод,
не из страха, а по  убеждению, есть среди  них и настоящие коммунисты, члены
Российской Коммунистической партии.
     --  Ерунда. Не может быть. Полковники,  генералы -- коммунисты! Ха, ха,
ха! -- заволновались, зашумели слушатели.
     -- Негодяи, предатели, от них  всего можно ждать. Пошли в Красную Армию
-- полезут и  в партию.  До чего мы дожили! Генералы без погон, члены партии
большевиков  и  дерутся против  таких  же генералов, дерутся  за власть,  за
торжество этой серой скотинки. Боже мой, боже мой!
     Подполковник  Иванищев  схватился   руками   за  голову,   обращаясь  к
докладчику, стал извиняться:
     -- Виноват, полковник, перебил вас, но, знаете, сил нет слушать,  когда
говорят о таком подлом предательстве.
     Докладчик  закуривал  папиросу и молча, как бы соглашаясь с говорившим,
кивал головой.
     --   Опыт  старых  специалистов  широко  используется   красными.   Они
заставляют их  не  только работать непосредственно  в армии,  но и создавать
кадр новых красных специалистов  и командиров.  Красные военные училища, или
школы командного состава и красная академия генерального  штаба там работают
вовсю. Нужно  сказать, господа, что в деле организации и строительства армии
красные   оказались   на    высоте   своего   положения.   Широта   размаха,
предприимчивость, поощрение всякой разумной инициативы в какой бы то ни было
области  --  вот  отличительные  черты  наших  противников.  Куда  бы вы  ни
взглянули,  господа, какую  бы  область их  работы  ни  взяли  --  везде  вы
поражаетесь грандиозностью и глубиной замысла.
     --  Ну,  а скажите,  господин  полковник,  --  поднялся  Мотовилов,  --
кашевары у красных командуют полками?
     Полковник улыбнулся.
     --  С этим дело  обстоит  так: выборность командного состава отменена в
армии, так что красноармейцы, если бы и хотели видеть своего кашевара в роли
командира полка,  не  могли бы  этого сделать,  так  как назначают на  такие
должности  людей,  знающих  военное  дело.  Но,  однако,  это  не  исключает
совершенно  возможности вчерашнему  кашевару  стать начальником дивизии. И в
Красной   Армии   есть  несколько   теперь  уже   славных  имен  командиров,
выдвинувшихся своей талантливостью из  рядов солдатской массы. Здесь красные
занимают  совершенно правильную позицию: с одной  стороны,  дают возможность
талантам,  самородкам  применить свои  силы,  а  с  другой --  создают  кадр
командиров и работников путем обучения в школах, на курсах.
     -- А офицеры жиды есть у красных? -- полюбопытствовал подпоручик Петин.
     -- Командиры евреи, конечно, есть, их даже очень много. Евреи, господа,
в Красной  Армии -- большая сила.  Нам  пора уже забыть старые анекдоты, что
евреи стреляют из кривых  ружей. Я вам скажу, господа, по личному опыту, что
евреи очень серьезные враги, дельные, энергичные, смелые. Когда, например, у
меня  комиссар  был  русский, я чувствовал  себя  ничего.  Мы с ним сжились,
свыклись,  официальностей у нас никаких  не было.  Откровенно говоря, я  его
заставлял частенько под свою  дудочку поплясывать. Но потом  его  сменили за
слабохарактерность -- так,  кажется, было мотивировано смещение. Его убрали,
а ко мне прислали жида, этот прямо задушил меня, буквально не спускал с меня
глаз, я шагу не мог сделать без его ведома.
     В класс вошел начальник штаба и, извинившись перед докладчиком, передал
офицерам  приказание начальника  дивизии немедленно отправиться в полк,  так
как  было  получено  распоряжение сегодня же к вечеру перейти в наступление.
Офицеры неохотно встали. Докладчик, сходя с кафедры, напомнил слушателям:
     --  Не забывайте,  господа, что теперь на фронте  вы  имеете дело не  с
бандой  товарищей, а  с  хорошо  организованной  армией.  У  красных теперь,
повторяю и подчеркиваю, есть государство и армия.
     На крыльце офицеры немного  задержались, окружив  полковника,  задавали
ему вопросы:
     -- Скажите, вот мы  теперь имеем дело с серьезным врагом, ну,  а как же
бороться с  ним?  И неужели в  Совдепии все  обстоит так  благополучно,  как
говорите вы? -- спрашивал полковник Иванищев.
     -- Далеко нет, господа,--  отвечал докладчик.  -- Я и  не говорю этого,
вернее, я не успел поговорить об этом с вами.  Разве можно  обойти молчанием
то  обстоятельство, что у красных с голода  животы подводит? Или,  например,
разве не  благодатная  почва для нашей агитации незаглохшие собственнические
инстинкты советского  крестьянина? Много  можно, господа, найти  в Советской
России  такого, за что легко уцепиться и  начать  борьбу. У меня, собственно
говоря,  даже  разработан небольшой план  борьбы с красными в их тылу, но, к
сожалению, я не имею времени его вам развить пошире, поговорить на эту тему.
     Офицеры  стали  садиться  на  лошадей.  Мотовилов  опять ехал  вместе с
Барановским.
     --   Полковник  этот   просто-напросто   красный   шпион,   провокатор,
подосланный к нам. Я бы его, мерзавца, после доклада сейчас же повесил. Черт
знает, что за медные лбы сидят у нас в  штабах.  Не понимаю.  Явного  шпиона
пускают так свободно гулять да еще позволяют ему разводить агитацию.
     --  Ну,  ты,  Борис, уж очень подозрителен и  нетерпим. Нужно же  иметь
смелость, наконец, чтобы оценить врага по достоинству. Недооценка противника
-- скверная вещь, -- возражал Барановский.
     Ехали шагом, дорога была скверная, колеса вязли в грязи по ступицу. Шел
мелкий дождь,  и лошадь с трудом вывозила из огромных выбоин  тяжелый ходок.
Офицеры замолчали. Барановский  смотрел  на водяные пузыри,  вскакивавшие  в
лужицах  от ударов дождевых капель,  и думал о  том,  что  услышал  сейчас в
школе, что так глубоко врезалось в память.
     -- Я  всю эту интеллигенцию, все офицерье, которое работает  у красных,
истребил бы поголовно. Предатели. Не  будь их, мы давно бы загнали обратно в
хлевы  послушное и  бестолковое  стадо  большевиков. Негодяи!  --  Мотовилов
плюнул и злобно  выругался. -- Ну, погоняй, олух царя небесного, -- закричал
он на кучера.



     Ночью  пошли в наступление. Барановский за время  своего пребывания  на
фронте втянулся в боевую и походную жизнь, привык  не рассуждая идти в огонь
и  воду, привык обходиться без бани, без  чистого белья, без теплой комнаты,
привык  спать днем и бодрствовать ночью и обедать  утром,  на заре, перестал
замечать  копошащихся  в платье  и белье  насекомых, заводившихся  даже  под
погонами.   Подпоручик  спокойно  шел  сзади  густой  цепи  своей   роты  по
картофельному полю.  В  голове мыслей не было, думать  не хотелось, какое-то
тупое  равнодушие, покорность  скотины,  которую  гонят  на  убой,  овладели
офицером. Он шел, заранее зная, что через несколько минут произойдет встреча
с противником, что скоро заблестят огоньки выстрелов, засвистят пули, и люди
будут  со злобной  яростью кидаться  друг на  друга, кто-нибудь  кого-нибудь
погонит,  разобьет, бой  утихнет, а  потом разбитый получит  подкрепление  и
снова кинется на победителя, снова загорится перестрелка, и так каждый день.
Так было все время до сегодня, и  Барановский был убежден, что так  будет до
тех пор, пока его ранят или убьют.
     -- Хоть бы скорее стукнуло, и баста, -- вслух сказал офицер.
     Роты Мотовилова и  Барановского соприкасались флангами. Мотовилов,  идя
совсем недалеко от Барановского, услышал сказанную им фразу.
     --  Да, это  ты  верно сказал, Ваня.  Царапнуло бы по ноге и отлично. Я
согласен хоть с раздроблением кости.  Все равно. Поехал бы тогда  на  восток
лечиться,  пришел бы в училище и точно бы прошелся на  костылях перед бывшим
начальством.
     Два офицера шли в темноте и долго вслух мечтали о  том, как бы получить
ранение и уехать  в тыл  отдохнуть.  Деревня, занятая противником, была  уже
близко. Мотовилов  замолчал и быстро пошел на другой фланг своей роты.  Цепь
пошла  тише, осторожней. Щелкнули  затворы.  Ноги  стали  заплетаться  через
борозды. Испуганно  и  гулко  треснули выстрелы  красных секретов,  за  ними
предостерегающе  захлопали  полевые  караулы.  Застучали  макленки.  Огоньки
заблестели по полю, яркой, светящейся цепью рассыпались вдоль деревни. Белые
остановились, залегли, брызнули,  засверкали тысячами  ответных огоньков.  С
басистым рокотом и  ревом  ухнул в деревню первый  снаряд и сразу  же поджег
какую-то избу.  Яркие языки  лизнули крышу, метнулись  вверх, осветили улицу
багровым,   мятущимся  светом.  Заревели  коровы,   заблеяли  овцы,  и  люди
засуетились,   заметались  в  страхе.  Снаряды  стали  сыпаться   очередями,
разворачивая,  поджигая  все  новые  и новые дома.  Пожар усилился,  деревня
пылала, как  большой костер, а по сторонам от нее вправо  и влево вспыхивали
огоньки выстрелов, и казалось,  что  это мелкие  угольки  летят с  треском с
пожарища, огненным дождем рассыпаются по полю.  Без звука, без крика  встали
белые цепи  и пошли  в атаку, как  верные псы зубами, защелкали  пулеметы и,
высунув свои горящие, длинные языки, жадно лизали темноту ночи.  Точно ветер
налетел на  длинную цепь светящихся угольков, начал тушить их и разбрасывать
по сторонам. Люди, тяжело топая, бежали вслед за  летящими, перепутавшимися,
смешавшимися  в  кучу угольками. Ветер сердито  ревел и  разметывал  по полю
целые головни огня.  Стали рваться ручные  гранаты. Деревня была взята. Рота
Мотовилова захватила  в  плен комиссара полка,  в  одну  минуту раздела  его
донага, вывернула все карманы.
     --  Иван,  Иван,  --  кричал на ходу Мотовилов,  --  мои-то ничего себе
кусочек   подцепили  --  комиссара,  денег  николаевских   здоровущую  пачку
вытащили, кожаное обмундирование сняли, браунинг, бинокль.
     Барановский спешил  за цепью:  нужно было быстро захватить  и  соседнюю
деревушку.
     -- А куда самого комиссара-то дели? -- закричал он.
     --  Черт их знает, не то живого, не то мертвого, видел только,  как они
его в горящую избу шарахнули.
     Следующая  деревушка была взята коротким, быстрым ударом.  Красные,  не
ожидая такой  стремительности  наступления,  беспечно  спали в  избах.  Рота
Барановского ворвалась в улицу  первой. Офицер, едва  поспевая за стрелками,
видел, как они  бросали в  окна гранаты,  забегали в дома и оттуда  слышался
дикий  визг,  точно там резали свиней.  Солдаты Барановского,  заскакивая  в
избы, принимали на штыки красноармейцев, прыгавших в  одном белье с полатей,
с печек и валили их окровавленные тела  кучами на  пол, под ноги обезумевших
от  ужаса  женщин и детей.  Некоторые  красные выбегали на улицу, но в белом
нижнем  белье их  хорошо  было  видно  и  их  кололи десятками.  Улица  была
захвачена  N-цами с двух концов. Застигнутые врасплох,  люди  метались через
заборы, плетни,  но быстрые,  тонкие жала штыков  догоняли их,  и они  висли
белыми  тенями на изгородях,  падали на дорогу. Пройдя деревню, остановились
на ее западной окраине, окопались.  Барановский приказал своему  полуротному
собрать  сведения  о количестве выбывших  из строя,  а сам лег около плетня,
думая   немного  уснуть.  К  нему   подошел  высокий,  широкоплечий  стрелок
Черноусов:
     -- Вот  так  жара, г-н поручик, красным-то была.  Я сам семерых в одной
избе  только  приколол. Забежал я, значит, а они  тамоко еще спят, потом как
начали с полатей  прыгать, а я их на штык, на штык. Одного в  пузо  кольнул,
так на  всю избу зашипел дух-то из него. "Пшшш",-- представил Черноусов, как
он  выпускал  из  красноармейца  дух. --  А  хозяйка-то визжит, батюшки мои,
ребятишки орут,  а я их валю, я их валю, как свиней, в кучу,  на  пол. Ну  и
потеха!
     Солдат махнул рукой, стал закуривать.
     -- Не кури, -- запретил Барановский. -- Заметят, так  будешь знать, как
ночью в цепи курить.
     Справа  неожиданно звонко хлестнул огненный жгут. В несколько мгновений
фланг N-цев был смят.  Цепь метнулась влево, запуталась, прижатая к  плетню,
вынуждена была принять стремительный штыковой удар противника. Зарево пожара
красным пологом трепалось в небе. Барановский, выбегая перед ротой навстречу
врагу, вдруг увидел на плечах атакующих яркие лоскуты красных погон.
     -- Что  за  дьявольщина?  Свои? --  молнией  метнулась мысль  в  голове
офицера.
     Он хотел  крикнуть,  остановить свою  цепь,  разъяснить всем, что здесь
недоразумение, что свои сейчас начнут  истреблять своих. Голоса  не было, он
слабым стоном, хрипло, вылетел из  груди и сейчас же,  никем  не замеченный,
был растоптан, заглушен ревом бойцов:
     -- Ура! Ура! А-а-а!
     Подпоручик видел, как офицеры и солдаты с той и другой стороны с яркими
лоскутами погон на  плечах бежали друг на друга, как  сумасшедшие, с  широко
раскрытыми,  слепыми  глазами.  Тяжелый  сапог  больно рванул  за  волосы на
затылке.  Подпоручик  с  усилием  приподнялся на  локтях.  Голова ныла. Цепи
сошлись.  Винтовки трещали,  ломались в  руках от встречных ударов. Штыки  с
хрустом  прокалывали  грудные   клетки,   с  шипением  распарывали   животы.
Смертельно раненные с воем валились на землю. Мнимые враги узнали друг друга
только через несколько минут после жестокой схватки. Когда цепь  N-цев снова
легла  у  плетня,  многих стрелков  в ротах  не  хватало.  Мотовилов получил
Царапину штыком  в  левую  щеку. Сидя  рядом  с  Барановским, он  ругался  и
прижимал платком горящий шрам.
     -- Вот тебе и связь. Черт знает что такое. Кавардак.
     Барановский лежал  и, думая о  кровавой стычке, вспоминал слова  своего
лектора по тактике:
     --  Внешние  знаки отличия,  форма,  господа,  в  глазах малокультурной
солдатской массы имеет огромное  значение. Разные яркие  лоскутки, тряпочки,
галунные  нашивки в виде погон,  петлиц, кантов, шнурков,  ордена,  кокарды,
звезды  влекут  к  себе сердца серых мужичков. Мы  должны воспитать солдат в
духе  любви  и  преклонения  перед  этими побрякушками.  Мы  должны  убедить
солдата, что  только  в его полку, лучшем полку из всей  армии, есть красные
петлицы с черным или белым кантом. Мы должны убедить его, что он счастливец,
если  носит  на штанах  золотой галунный кант.  И верьте, господа,  если  мы
убедим его в этом, если сумеем  заставить поверить нам,  то в бою,  на войне
этот солдат за  эти  яркие  лоскутки  сложит без  рассуждений  свою  голову,
докажет, что его  полк -- лучший полк, единственный по доблести в армии, ибо
он  носит  петлицы  с черным  кантом.  Фетишизм  живет в душе  народа,  это,
господа, надо учесть и использовать широко и полно.
     "Яркие  лоскуты! --  мысленно повторял подпоручик. -- Яркие  лоскуты! И
из-за них, надев их, люди глупеют. Есть что-то в этом индюшиное, безмозглое.
Но какая жестокая и верная теория. Яркие лоскутки, а за них жизнь!".
     Перед  рассветом  разведчики привели двух  пленных.  Один  левой  рукой
поддерживал правую с отрубленной кистью,  у другого во все лицо красным ртом
зияла сабельная  рана, и  кровь, смешиваясь с грязью, текла на  гимнастерку.
Оба они были мокры до костей и выпачканы в глине.
     -- Откуда это вы достали таких? -- спросил Мотовилов.
     -- Из озера вытащили, господин поручик. Идем, слышим стон  в тростнике.
Мы  цап --  и  поймали их. Говорят,  что от казаков спрятались.  Казаки  их,
значит, недорубили.
     Мотовилов брезгливо смотрел на пленных.
     -- Ребята, -- обратился он к ним, -- может быть, вас пристрелить лучше?
Чего вам мучиться?
     Не то от холода, не то  от страха молча дрожали красные и жались друг к
другу.
     -- Вы  еще  молчите, мерзавцы, не хотите отвечать  офицеру,  я  вот вам
сейчас!
     Мотовилов стал  отстегивать  крышку кобуры  револьвера. Один  побледнел
так, что  даже  сквозь  слой  грязи было  видно, другой с рассеченным лицом,
совсем еще мальчик, заплакал.
     --  Ну,  ну,  испугался, щенок,--  засмеялся  офицер и, повернувшись  к
разведчикам, приказал:-- Тащите эту дрянь в штаб полка.
     Когда пленных увели,  Мотовилов, стоя возле  Барановского,  возмущался,
что казаки так скверно рубят.
     -- Не могли, черти, насмерть-то зарубить, упустили двух мерзавцев.
     Фома ворчал недовольно:
     --  Стоит  их  в  плен  брать.  Тоже,  христосики  смиренные,  в  слезы
пустились,  а как в  окопе  лежали,  так  только стукоток, поди, стоял,  как
отщелкивали нашего брата. Нет, мы вот этто три дня на один полк ихний лезли,
никак взять не  могли, а как обошли их да заграбастали с фланку, так они все
лапки  подняли,  мы, мол, братцы, давно к вам хотели перебежать. Сволочь! --
Фома плюнул. -- Конечно, мы их всех перекололи!
     На рассвете разведка донесла, что красные густыми цепями приближаются к
деревне.
     -- А много их? -- спросил капитан, командир батальона.
     --  Видимо-невидимо,  господин  капитан,  --  не  задумываясь,  ответил
разведчик.
     Солдаты в  цепи подняли зайца и, смеясь,  как ребятишки, бегали за ним.
Черноусое  показал  Мотовилову  на  высокие  столбы  пыли, стоявшие далеко в
стороне красных.
     -- Смотрите, господин поручик, как копоть-то коптит у красных. Лезервы,
похоже, подводят. Полезут, наверно, здорово.
     Солдат разыгравшихся с трудом удалось уложить в окопчики, привести полк
в боевую готовность. По цепи было передано приказание приготовиться.
     Красные не заставили себя долго ждать, двумя  большими цепями пошли они
на деревушку, занятую N-цами. Капитан посмотрел в бинокль.
     --  Ого! -- сказал он, обращаясь к стрелкам,-- много  в кожаных куртках
есть,  видно,  коммунисты.  Смотри, ребята,  тужурки  не  порть,  целься под
козырек.
     И, постояв немного, скомандовал:
     -- Тридцать! Редко начина-а-ай!
     -- Тридцать!  Тридцать!  Редко начинай! --  передавали стрелки  по цепи
команду.



     Гнет атамановщины в районе Медвежьего, Пчелина  и Широкого становился с
каждым  днем  все  сильнее.  Порки,  расстрелы  чередовались  с  виселицами,
конфискациями и сожжением целых сел и деревень. Жизнь в  местах расположения
иностранных  войск  и  группы  атамана  Красильникова  стала опасной  самому
безобидному,   чуждому   всякой   политики   землеробу.   Все   крестьянство
подозревалось в  сочувствии  и  содействии большевикам. Суда  и следствия не
существовало,   их  заменяло  усмотрение   начальства.  Голословный  оговор,
анонимный донос или подозрение являлись достаточным основанием для приговора
к смерти десятков людей.
     Крестьяне  бросали  свои хозяйства,  дома и с семьями уходили в  тайгу,
пополняли партизанские  отряды.  Остающиеся дома были запуганы  до последней
степени, до потери рассудка и здравого смысла.
     В  трех верстах от  Медвежьего, в Черемшановке,  на  кладбище  толпился
народ.  На  краю большой,  только что вырытой  могилы  стояли шесть мужчин и
женщина,  приговоренные  к  расстрелу.  Отделение чехов  заряжало  винтовки.
Коренастый  рыжебородый мужик в  белой рубахе,  с  усилием шевеля холодными,
синими губами, говорил чешскому офицеру:
     -- Господин офицер, как же это вы так меня прямо без суда и следствия и
в яму.  Ведь понапрасну вы это.  Надо обследовать бы сначала.  Зачем  губить
человека? Мы думаем, таких правов нет, чтобы, значит,  без суда и следствия,
и готово дело.
     Чех  презрительно  щурил глаза с  белыми ресницами,  надменно  поднимал
лицо.
     --  Ми --  чешский  комендант,  ми имеем  право повесить,  расстрелять,
арестовать.
     Толпа,   облепившая  соседние  могилы,  стояла  тихо,   мигая  черными,
испуганными, неподвижными  глазами.  Жена  рыжебородого,  Дарья  Непомнящих,
сидела на зеленой могиле с грудным ребенком. Стоять она не могла, ноги у нее
дрожали и подкашивались. Плакать она перестала. Слез не было.
     --  Ну,  прощайся!  Сейчас  будем  расстрелять! Приговоренные  закивали
головами. Родные бросились к ним.
     -- Нельзя! Офицер поднял руку:
     -- Не разрешается.  Можно сдалека. Все равно!  Женщина упала на колени,
била себя в грудь.
     --  Господин офицер,  последний разок дайте  у мужа на груди поплакать.
Ой-ой-ой! Как жить  я буду,  сиротинушка! Соколик ты  мой  ясный,  Петенька.
Разнесчастный мой ты, Петенька! Ой, ой, ой!
     Лицо  чеха  стало  раздраженно-холодным,  нетерпеливая  гримаса дернула
розовые губы.
     -- Довольн! Нельзя! Ми начинаим!
     Ребенок  на  руках  у   Дарьи  проснулся,  разбуженный  криком  матери,
заплакал. Рыжебородый  потерял жену из  виду. Черные дырки  винтовок ударили
его по  глазам. Солнце померкло. Мужик ослеп. Лица родных, толпу он перестал
видеть.  Могила за  спиной стала глубже, шире,  дышала  сыростью. Осужденная
женщина шумно вздохнула, захватила полную грудь воздуха. Тяжелый запах земли
закружил ей  голову. Она покачнулась. Брат, стоявший рядом,  нежно обнял ее,
поддержал и, целуя в похолодевшую щеку, тихо сказал:
     -- Держись,  Маша! Вдвоем не страшно. Мужчина говорил ласково, но глаза
его уже были мертвы, блестели острым стеклянным налетом, зрачки  расширились
и остановились. Офицер что-то шептал солдатам, показывая глазами на женщину,
те   кивали   головами.   Белая  перчатка  поднялась   над  фуражкой   чеха.
Приговоренные одновременно,  медленно,  с  усилием, точно  их кто потянул за
шеи, подняли лица, уперлись тяжелыми взглядами в тонкую чистую руку в рукаве
с белым обшлагом. Перчатка шевелила на ветру пустыми пальцами. Дула винтовок
вздрогнули,  расплылись в  одну огромную  черную  дыру. Острый  огненный нож
сверкнул из железного  мрака, проткнул грудь шестерых. Сбросили в яму руки и
ноги, слабые,  как  плеть, и  головы, закинувшиеся  на спину.  Женщина  едва
удержалась  на  ногах, присела на корточки и, опираясь о землю  руками, ртом
хватала воздух, как рыба, вытащенная на берег. Чех подошел к ней.
     --  Видель, сволочь! Больше  не будешь  бунтовайт?  Иди, сука, домой  и
расскажи всем, что большевиком быть плохо есть!
     Женщина не поняла ни одного слова. Толпа опустила плечи. Кое-кто сел на
землю. Головы валились на грудь. Дарья лежала без сознания. Ребенок плакал:
     -- Ааа! Уаа! Ауа! Ауа!
     -- Где есть старост? -- крикнул офицер.
     -- Я здесь! -- седая борода Кадушкина тряслась от страха.
     -- Закопайт  этих  разбойников. Хоронить родным  не давайт. Ми проверим
после!
     Чехи торопились. Закинули винтовки за плечи. Сели на лошадей.
     --  Ми проверим,  если хоть одного не  будет в  яме, то все  село будет
сожжен.
     Офицер  скомандовал  по-чешски.  Кавалеристы  подняли  сразу лошадей на
рысь. Толпа шарахнулась на две стороны, дала дорогу.
     Молчание сковало  людей. В  стороне  Пчелина  шел бой.  Глухое ворчанье
орудий раскатывалось по земле. Крестьяне вздохнули
     -- Чего же, ребята, зарывать надо!
     Кадушкин мял в руках  фуражку. Подойти к  яме,  заглянуть  в  нее  было
страшно и тяжело. Лопаты торчали на черном бугре, глубоко воткнутые в рыхлую
землю  еще  расстрелянными. Перед  смертью  чехи  заставили  их вырыть  себе
могилу. Рыжебородый, раненный в бок, поднялся, сел. Теперь  он  хорошо видел
окровавленные лица мертвых товарищей.
     -- Братцы, помогите!
     Толпа вздрогнула, метнулась к яме, нагнулась над ней.
     -- Петя, милый, ты жив!
     Радость надежды легко подняла женщину с земли.
     -- Братцы, выручите! О-о-о-х!
     Кадушкина трясло.
     -- Михал Михалыч,  надо веревки достать, вытащить  мужика-то моего. Сам
он, однако, не в силах будет вылезть.
     Кадушкин  молча  жевал  беззубым  ртом.  В  подслеповатых  глазах   его
пряталось  что-то  хитрое  и  трусливое.  Мужики  о  чем-то  задумались,  не
двигались  с  места,  молчали.  Лица  слились  в  одно  белое  пятно.  Мысль
беспощадная  куском  льда  залегла  в голове  толпы.  Лбы покрылись холодным
потом. Петр,  истекая  кровью,  згбко  вздрагивал.  Толстая,  жирная глиста,
разрезанная  лопатой,  крутилась  у  него  на  сапоге.  Раненый старался  не
смотреть на нее,  но  она упорно лезла  в  глаза, росла,  извиваясь  толстым
жгутом. Молчание и неподвижность толпы заледенили воздух. Стало холодно, как
зимой. Дарья посмотрела  кругом, сердце  у  нее упало, заколотилось,  в ушах
зазвенело, она поняла:
     -- Что вы, звери, опомнитесь! -- закричала женщина и задохнулась.
     Толпа, единодушная в своем решении, серая, безглазая,  навалилась ей на
грудь. Тишина треснула, как льдина.
     -- Рассуди, Дарья, всему  миру, всей  деревне пропадать или ему одному?
Чехи узнают, не помилуют за это.
     -- Ироды, звери, креста на вас нет!
     Дарья уронила ребенка, грудью упала на землю.
     -- Кидайте и меня к нему, зарывайте вместе.
     -- Михал Михалыч, вы чего это? Неужто меня живьем зарыть хотите?.
     Рубаха  рыжебородого  густо  намокла  кровью,  губы  совсем  почернели.
Староста развел руками:
     --  Уж гляди сам, Петра,  что  с тобой делать?  Отпустить  тебя -- всем
пропасть. Подумай сам, всему миру али тебе пропадать?
     Нижняя  губа у  Петра задергалась, слезы потекли на бороду. Он с тоской
обвел  взглядом черные стены ямы, поднял лицо  кверху. Седая борода старосты
тряслась над могилой. Мужики стояли угрюмые, твердые, неумолимые, как камни.
Теплый, дурманящий запах  свежей крови стеснял  дыхание.  В яме  было душно.
Рана горела. Голова кружилась у Петра. Держал он ее с усилием и, несмотря на
жару и духоту,  дрожал, тихо щелкая зубами. Ребенка подняла и отошла с ним в
сторону соседка Непомнящих. Мертвые в могиле лежали спокойно. Земля под ними
стала теплой и мокрой. Кровь текла ручейками из разодранных спин и затылков.
Лица вытянулись, пожелтели.
     -- О-о-о-х! Как же быть? Я бы в тайгу ушел.
     -- Зря городишь, Петра! Из-за тебя всем пропадать, что ли? Стыдно тебе,
Петра!  Пострадай  за  мир!  Пострадай, Петра! Пострадай!  Мы  бабу твою  не
оставим!
     Толпа  кричала,  волновалась  засыпала  словами раненого,  как  комьями
земли.
     -- Ироды, палачи!
     Дарья исступленно взвизгивала, рвала на себе  кофту, каталась по земле.
Петр окоченел от холода. Небо в узкой щели ямы потемнело. Яма стала  тесной.
Сырые, черные стены сдвинулись, сжались.
     -- О-о-о-х!  Воля ваша. Дайте  хоть напиться останный раз. Горячего бы.
Чайку бы.
     Петр  был  побежден.   Сопротивление  одного,  беззащитного   человека,
хватающегося за жизнь, было сломлено упорством толпы.
     -- Это можно, сичас, мы сичас, -- засуетился староста.
     Кадушкина  успокоило согласие Петра, он старался  убедить  себя в душе,
что  иначе  поступить  нельзя,  что  они делают  правильно,  если  даже  сам
обреченный на смерть соглашается с ними.
     -- Ребята,  там кто-нибудь сбегайте за  кипятком. Николай Козлов, свояк
Петра, живший рядом с кладбищем, принес туес горячего чая.
     --  На, Петра. Эх, сердешный, за што страдаешь? И то што у меня самовар
баба согрела.
     Николай с участием  смотрел на  свояка, качал головой.  Петр пил долго,
медленно, маленькими глотками. Женщины крестились в толпе и шептали:
     -- Господи,  пошли  ему  царство небесное. Мученику  за  нас,  грешных.
Господи, прости ему все согрешения вольные и невольные!
     Петр напился,  со стоном  подал туес обратно. Николай нагнулся, встал с
коленей.
     -- Петя, не надо! В тайгу пойдем! Не хочу я!
     --  Замолчи, Дарья! -- староста сердито посмотрел на женщину. --  И так
невмоготу, а она тут верещит еще. Смотри, народ-то как потерянный стоит.
     Глиста  вертелась,  издыхая.  Из  толстого   разрезанного  куска  червя
размазывалась  по сапогу  грязная, липкая жидкость. Петр закрыл лицо руками,
зарыдал.
     -- За-за-за-ры-ры-ры-ва-а-а-айте!
     -- Ты, Петра, ляг, ляг, ничком. Оно лучше так, без мучениев задавит.
     Кадушкин трясущимися руками  выдергивал из земли лопату. Петр ткнулся в
живот  мертвеца.  Мужики  засуетились,  не глядя  вниз, отвертываясь друг от
друга, опустив  головы, торопливо  стали сталкивать  в  могилу сырую, рыхлую
землю.
     --  Надо,  ребятушки,  утаптывать,  утаптывать.  Он  так  кончится  без
мучениев.
     Староста  спрыгнул  в  яму,  закиданную  менее  чем  наполовину.  Петр,
задыхаясь,  приподнялся  под  землей.  Кадушкин  едва  удержался  на  ногах,
ухватился за край могилы. Несколько мужиков стали топтать легкую землю. Петр
бился  в  предсмертных  судорогах.  Земля   слегка  колебалась   под  ногами
могильщиков.  Что-то  белое,  не то палец, не то кусок рубахи, торчало среди
черных комьев. Кадушкин отвернулся, полез наверх.
     -- Давайте еще, ребятушки, подсыплем землицы!
     Белое утонуло  в  черном. Толпа  быстро, почти бегом пошла  с кладбища.
Смотреть ни  на  что  не  хотелось. Собаки,  лаявшие из-под  ворот, и  куры,
рывшиеся в  пыли улицы, знали  все. Стены  домов, темные от времени,  щели в
заборах, сучки в них, вывалившиеся белыми круглыми дырками, кочки на дороге,
клочки  пыльной  травы  кучей лезли  в глаза. Раньше  их не  замечали.  Люди
торопились. Надо было поскорее спрятаться. Забиться домой, запереться на все
затворы.
     Дарья  изорвала  на  себе  всю  кофту, растрепала  волосы,  ползала  на
четвереньках, выла  и разрывала  руками  засыпанную  и притоптанную  яму.  В
глазах у нее стояли мужики с лопатами. Земля  под мужиками  тряслась, и  они
прыгали с ноги на ногу, широко раскинув руки, стараясь сохранить равновесие.
     -- Петя, я сейчас! Я тебя отрою!
     Женщина скребла землю и выла, протяжно, с безнадежной тоской:
     -- Отрою-ю-ю! Ю-ю-ю! У-у-у-!



     Осажденные  в  Пчелине  партизаны  не  выдержали  соединенного  натиска
итальянцев, чехов,  румын и красильниковцев. Отражая ежедневно бешеные атаки
белых, они  израсходовали  почти  все патроны и вынуждены были отдать  село,
после четырнадцати дней отчаянной борьбы отступить в тайгу.
     Конная разведка белых  быстро проскакала по всему селу,  закружилась на
околице. Пешие дозоры заползли в  улицы,  осмотрели  все переулки,  обшарили
дворы.  С  музыкой и песнями, четырьмя пестрыми колоннами вошли победители в
пустое  Пчелино. Почти  все  крестьяне  ушли  с  партизанами. Дома  остались
старики, старухи, ребятишки и люди, вконец  запуганные белым террором или, в
силу  своих личных  интересов,  сочувствующие  им.  Офицеры  ехали верхом на
лошадях  впереди   своих   частей.  На   углах  было   расклеено   воззвание
Агитационного  Отдела  Революционного  Военного  районного   таежного  штаба
повстанцев. Полковник француз на породистой лошади подъехал к белому листку,
стал читать:



     Товарищи  крестьяне  и  рабочие! Враги  трудящихся,  белые  разбойники,
цепляясь  перед  скорым концом  за  свою  власть, выдумывают всякие способы,
чтобы  посеять в наших рядах смуту, продлить  братоубийственную  войну.  Они
обманывают  вас,  говоря,  что  воюют за восстановление какого-то порядка  в
стране.  Они  нагло  лгут,  эти  кровососы, когда  говорят,  что  большевики
уничтожают всех поголовно, без разбора. Они сотнями пудов рассылают  повсюду
свою литературу, в ней они пишут о несуществующих зверствах большевиков.
     Нет, не мы убийцы, а те, кто стремится  к праздной и веселой жизни, кто
хочет быть паразитом,-- это Колчак  со своей наемной сволочью.  Он со своими
министрами при вступлении на свой колчаковский престол сказал, что не пойдет
по  пути  реакции, а будет заботиться о благе народа.  Но  вы все, товарищи,
увидели  теперь, к какому  бедствию привела нас власть зверя Колчака. Вы все
узнали, что Колчак -- кровопийца, грабитель и низкий  человечишка. Он принес
нам разрушенье.  Он растоптал права трудового народа. Он  посеял между  нами
вражду  и  разделил нас, трудящихся,  на  два враждебных лагеря. Он натравил
брата на  брата, отца на сына и сына на отца. Он и все его звери, генералы и
офицеры, повесили, расстреляли,  запороли,  зарубили  десятки тысяч невинных
людей, даже  беззащитных женщин. Они, прикрываясь  различными  названиями --
реквизицией,  контрибуцией,  -- открыто и  беззастенчиво производили грабеж.
Этими зверями сожжены тысячи сел и деревень, разграблены у крестьян деньги и
сельскохозяйственные  машины,  вещи,  мебель, одежда.  Все это  эти мерзавцы
делали сознательно.  Не могли  они, паразиты,  не  знать,  что  с разорением
крестьянского  населения уничтожается  народное  богатство и разоряется сама
страна. Армия, именующая  себя защитницей народных прав,  расхищает народное
достояние.  Пьяное,  распутное  офицерство  на  народные  деньги  шьет  себе
щегольские костюмы, нацепляет на себя золотые погоны. Награбленные и  снятые
с расстрелянных одежды надевают на продажных развратниц своего круга.
     Зверствам белогвардейцев  нет конца. Не удовлетворяясь расстрелами, они
придумывают самые ужасные казни. Рубят шашками, вешают, забивают  нагайками,
шомполами, колют  штыками, топят  в воде,  изнуряют голодом.  Ведя  на казнь
осужденного, глумятся над ним. Издеваются над трупами. Вешают на воротах, на
колодезных журавлях. На место  казни матерей приводят осиротелых детей  и на
глазах у них проделывают  самые отвратительные зверства. Грабя  крестьянское
имущество, они ненужные для себя вещи рвут, ломают,  разбрасывают по улицам.
В  домах разбивают окна, раскидывают  крыши, разрушают  печи, портят мебель,
жгут книги н библиотеки, уничтожают все необходимые школьные принадлежности,
разрушают сцены  народных домов. Это проделывают люди, которые взяли на себя
якобы роль возродителей России. Звери, хулиганы, тунеядцы, кровососы --  вот
им название, и  никакого другого  названия для  них нет.  А продажные шкуры,
попы,  змеиным  ядом  лжи  разжигают среди  солдат  человеконенавистнические
страсти и, служа в церквах молебны о даровании победы этим палачам,  именуют
всю колчаковскую свору христолюбивым воинством.

     Воззвание было склеено  из  двух  кусков. Нижняя часть,  написанная  на
другой  машинке, другим  шрифтом,  была  кое-где порвана,  некоторые строчки
стерлись. Француз нагнулся ниже, с усилием разбирал слово за словом, краснел
и бледнел от злости.

     Бороться с этими гадами нам сейчас тяжело, трудно. Но знайте,  товарищи
рабочие  и крестьяне, что рано или поздно победа будет в наших руках. Мы  не
одни, товарищи. С запада белых  гонит Рабоче-Крестьянская Красная Армия (она
уже захватила Челябинск).  Во всем  мире рабочие и  крестьяне поднимаются на
борьбу  со своими поработителями. И хотя колчаковская сволочь и  пишет,  что
беспорядок, гражданская  война только у нас в России, а везде, мол, тишь  да
гладь,  но  мы знаем (белогвардейские газеты  проговариваются  иногда),  что
революционное движение сейчас  разгорается  во  всех странах.  Мы знаем, что
скоро чехи, румыны, итальянцы и другая продажная  иностранная  сволочь будет
увезена из России, т. к. у них на родине, как  они говорят, появилась,  язва
большевизма. Кроме того,  господа культурные убийцы  и  грабители  никак  не
могут разделить  распятой ими Германии,  готовы из-за  добычи вцепиться друг
другу в горло. Близится час, когда Социальная Революция во всем мире сбросит
в помойную яму истории  всех этих негодяев и палачей трудящихся, шарлатанов,
паразитов нашего труда -- Колчаков, Клемансо, Асквитов, Вильсонов.
     Долой эту международную сволочь!
     Товарищи  крестьяне и рабочие, вы знаете, что из себя представляют  эти
звери в  образе людей! Вы хорошо познакомились с идеями, которые проповедует
колчаковская банда, и  с  ее деяниями.  Жить  с ними  нельзя.  Теперь вопрос
ставится ребром:  или мы  -- трудящиеся, или они -- паразиты? Кто-нибудь  из
нас  должен быть  уничтожен. Если вы все это  поняли,  товарищи, то встаньте
все, как  один, на борьбу с этими кровопийцами, сомкнитесь в крепкие ряды  и
своей мощной  богатырской силой мозолистой руки сметите навсегда  гнет  этих
тунеядцев.

     Довольно рабства и насилия!
     Покажите,  что  вы  не рабы,  что  вы  не  дадите себя угнетать, что вы
сумеете отстоять  свои  права и  человеческое  достоинство.  Докажите  своим
вековым  угнетателям, вампирам,  что  вы  имеете  одинаковое право на жизнь.
Докажите им, мерзавцам, что вы родные дети жизни, а не пасынки  ее. Довольно
им  наслаждаться  жизнью, в довольстве  и неге  проводить  ее. Заставим  их,
товарищи, трудиться, как и мы  трудились. Пусть узнают, паразиты, как тяжела
доля трудового народа.
     Долой угнетателей и дармоедов! Да здравствуют мозолистые руки!
     Да   здравствует   Таежная   Социалистическая  Федеративная   Советская
Республика!
     Да здравствует Советская Власть!
     Агит. Отд. при Революционном Военном штабе повстанческих войск Таежного
района.
     Полковник  поморщился,  обернулся  к адъютанту и,  показывая  рукой  на
воззвание, приказал:
     -- Lieutenant, arrachez cet  e merde!  Je n'ais  pas tout compris, mais
probablement, quelque chose de hardi et outragent. (*)
     (* Лейтенант, сорвите эту гадость! Я не все понял,  но, кажется, что-то
дерзкое и оскорбительное.)
     Адъютант  маленькой рукой,  затянутой  в  кожаную  перчатку,  попытался
сорвать листок. Воззвание  было  приклеено  прочно,  не  поддавалось усилиям
офицера. Лейтенант сделал  несколько нетерпеливых движений, занозил себе два
пальца, разорвал перчатку.
     -- Que diable t'emporte! (*)
     (* Черт тебя возьми!)
     Шашка вылетела из ножен. Воззвание было вырублено, искрошено в клочки с
деревом вместе.
     В селе белые задержались не более двух часов. Передохнули, напились чаю
и снова бросились преследовать отступавших партизан. Полковник Орлов в своем
донесении  Красильникову  писал   перед  выступлением  из  Пчелина,  что  он
двигается  на  север ликвидировать деморализованные и  рассеянные  по  тайге
банды большевиков. Французы -- седоусый полковник и молоденький лейтенант --
ехали  с итальянским штабом отряда  сзади всей колонны в новеньком рессорном
экипаже на резиновом  ходу.  Ноздри полковника раздувались от  удовольствия,
глаза блестели.  Он  жадно  дышал свежим,  душистым  воздухом тайги.  Сосны,
пихты, ели, кедры махали зелеными лапами над головами офицеров.
     -- Quelle excellense! Quelle beaute! (*)
     (* Какая прелесть! Какая красота!)
     Полковник оглядывал от корня до вершины вековые стройные стволы таежных
красавцев.
     -- Quelle richesse! Quelle richesse! (*)
     (* Какое богатство! Какое богатство!)
     Адъютант утвердительно  кивал головой,  поправляя пенсне, свалившееся с
носа от сильных толчков на выбоинах и корнях в глубокой колее дороги.
     Маневрами больших  масс противника у  партизан были  отрезаны все  пути
отступления. Они были прижаты к стене девственной, непроходимой тайги. Сотни
телег  с   семьями,  гурты  скота,  обоз  раненых  и   больных,   подводы  с
продовольствием и  огнеприпасами,  конный дивизион  Кренца, все  три  полка,
учебный запасный батальон,  комендантская  команда, команда  связи, саперная
команда  собрались  в  одном месте  на  зеленой  таежной поляне. Штаб  стоял
охваченный плотным кольцом стрелков. Положение создалось тяжелое. Необходимо
было  немедленно принять определенное решение. Люди  молча,  опустив головы,
думали. Жарков, закусив  губу и  наморщив лоб, смотрел  режущим, неподвижным
взглядом в лица бойцов. На поляне было почти тихо. Ребятишки только нарушали
угрюмое  безмолвие,  и  коровы  мычали  жалобно, протяжно,  как  на  пожаре.
Малодушной  мысли о плене не  было  ни у кого. Огненной  ненависти  к белым,
казалось, хватило  бы для того, чтобы выжечь на своем  пути всю тайгу, пойти
на  самые  страшные  жертвы  и  лишения, биться  до  последнего  патрона, до
последнего целого штыка и живого бойца, но не сдаться.
     Трое конных разведчиков подъехали к  Жаркову с донесением,  что белые в
пяти верстах колонной движутся  следом за отходящим  заслоном 1-го  Таежного
полка. Жарков тряхнул головой, выпрямился. Близость врага заставила усиленно
заработать мысль, сердце быстрее погнало по жидам кровь. Мускулы напряглись.
Он  уже  знал,  что  нужно  делать.   Он  отчетливо  представил   себе  план
предстоящего боя и дальнейшего отхода.
     -- Товарищи, -- голос вождя звенел, -- белые гады гонятся  за нами, они
недалеко.
     Бабы  стали  унимать  ребятишек,  мужики,  толкаясь,  столпились вокруг
штаба, бойцы-партизаны стояли плечо к плечу, задевая друг друга ружьями.
     -- Сейчас  нужно будет приготовить  им встречу!  Ружья застучали, толпа
колыхнулась, зажженная опасностью.
     -- Все равно пропадать! Пусть сунутся! Мы готовы!
     Мы им еще покажем!
     Жарков замахал рукой:
     -- Товарищи, без  рассуждения.  Я вас  не спрашиваю, готовы вы али нет.
Партизан  должен быть завсегда готов. Кто ежели не готов али  не желает, тот
не  партизан, ему  не  место  промеж  нас! 1-му  Таежному  полку  немедленно
выступить  навстречу  своему  заслону  и,  соединимшись  с  ним,  остановить
белогвардейцев на линии  Сохатинного колка. 3-му Пчелинскому вдоль всей этой
поляны,  вон тама, -- Жарков показал  рукой, -- приступить  к рубке засеки и
рытью  окопов.  2-му  Медвежинскому  --  батальон  на правый  фланк,  позадь
Таежного, два батальона -- на левый фланк. Кренц, тебе задача: во  что бы то
ни  стало забраться в тыл  гадам и захватить  у  них патронов.  Без патронов
пропадем.  Учебникам, комендантской  и  беженцам  пилить  и  рубить тайгу  в
направлении на Чистую.  Рубите  не больно широко, так, штоб телеге проехать.
Пилить и рубить без останова, попеременно и день, и ночь. Пропилим, уйдем на
Чисту,  на  плотах  спустимся  к  Черной горе.  Не  пропилим,  придется  все
побросать. Без продуктов да без обоза не навоюешь много. Ну, валите, ребята!
Время нет!
     Таежный полк выстроился, тремя змейками пополз вперед,  щупая конными и
пешими  дозорами молчаливую  тайгу.  Поляна  зашевелилась. Люди принялись за
работу.  Все хорошо знали железную руку Жаркова, знали,  что  он не  пощадит
изменника,  но и знали, что  зря приказывать  и делать  он также  не  будет.
Первый топор,  сочно тяпнув, впился  в  сосну. Его  поддержал целый  десяток
других. Звонко зашипели пилы. Тайга наполнилась шумом и стуком. Бабы и девки
растаскивали бурелом. Медвежинский полк  валил верхушками на поляну огромные
деревья. Саперы сейчас же заостривали сучья, оплетали их колючей проволокой.
Жарков сам промерил ширину поляны.
     -- Две тысячи шагов. Здорово. Запомним, -- мысленно рассуждал партизан,
становясь на опушке.
     Таежный полк подошел к Сохатинскому колку, когда заслон, уже окопавшись
на нем, ждал приближения белых. Мотыгин положил весь полк в цепь.
     Белые шли беспечно, как победители. Орлов не допускал мысли о серьезном
столкновении  с  красными.  Цепь  партизан  перехватывала узкую  дорогу,  по
которой шла колонна  красильниковцев.  Мотыгин, спрятав бойцов  в тайге, без
выстрела  пропустил конный дозор противника, потом,  как  только он проехал,
сомкнул  цепь  и  ветретил   белых  метким,  неожиданным  залпом.  Орлов  не
растерялся, нагайкой стал разгонять в цепь солдат, струсивших  и  побежавших
толпой.
     -- Стой, сволочь! Запорю! В цепь! -- ревел полковник.
     --  Пара  красных  наскочила, а  они  уже  в  штаны  напустили! Господа
офицеры,  по  местам!  --   Успокаивающе  щелкнули  первые  выстрелы.  Белые
оправились. Стали вытаскивать раненых.
     --  Часто  начинай!  --  приказал  Орлов. Защелкали  пачками.  На самой
дороге, обозлившись, запел пулемет. Партизаны уткнулись головами в окопчики,
не стреляли.
     Полковник  и лейтенант,  услышав стрельбу,  недоумевающе переглянулись,
стали   прислушиваться.   Кучер   остановил   лошадь.  К   экипажу   подошел
офицер-итальянец.
     Кренц с одним эскадроном выехал во фланг иностранному отряду.
     -- Смотрите,  товарищи,  --  шептал он кавалеристам, -- наши  с женами,
детишками тайгу руками рвут, а эта сволочь в ланде раскатывается.
     Партизаны вытащили из ножен клинки. На молодое,  безусое лицо командира
легла черная  тень, он подался всем  туловищем вперед, воткнул шпоры  в бока
лошади.
     -- Ура-а-а!
     Среди  сучьев,  темной  зелени и желтых  стволов  сверкнули  блестящие,
острые  языки  стали.  Французы и  итальянцы  не  успели  ничего  понять.  К
лейтенанту на колени упало кепи полковника, сброшенное с головы ударом шашки
вместе с крышкой  черепа. Адъютант удивился, что  кепи, светло-синее всегда,
вдруг  стало красным. В следующее мгновение сам он, взмахнув руками,  уронил
голову  под колеса, ткнулся обрубком шеи кучеру  в спину, облил кровью  весь
экипаж. Итальянец метнулся в сторону, но у него сейчас же разорвалась шляпа,
вывернулась  красной,   теплой   подкладкой.  Весь  отряд   итальянцев   был
деморализован.   Солдаты,   бросая   винтовки,   бестолково    метались   от
кавалеристов. Короткие накидки  у них раздувались  за плечами, шляпы падали.
Партизаны  секли  итальянцев, как капусту. Менее чем в  минуту  колонна была
разогнана, перерублена. Кренц  не  позволил снимать обмундирование с убитых,
торопил бойцов. Захватив около сорока цинков патронов, два пулемета, десятка
три винтовок, партизаны бросились  обратно. Подошедшие к месту налета румыны
открыли  вслед  им огонь.  Кавалеристы  ускакали, потеряв троих  ранеными  и
одного убитым.
     Черный кудрявый  пудель закрутился у трупа своего  хозяина, взвизгивая,
стал лизать мертвые, похолодевшие, пухлые руки...
     Мотыгин,   услышав  перестрелку  в  тылу  у  белых,  понял,  что  Кренц
благополучно заехал в хвост наступающим. Предприимчивый партизан моментально
учел моральное значение нападения кавалеристов, решил использовать некоторое
замешательство красильниковцев.
     - Товарищи, вперед! Ура-а-а!
     Мотыгин  первый бросился в  атаку. Белые  побежали.  Партизаны  огнем в
спину вырвали у них  из цепи несколько десятков  солдат, подобрали  винтовки
убитых, сняли  с них подсумки, обмундирование, сапоги и снова отошли на свои
позиции к Сохатинскому колку.
     Беженцы и  партизаны учебного батальона с шумом  и грохотом врезались в
тайгу.
     -- Товарищи,  пили! Пили! На  фронте бой! Патронов у нас  мало! Скорее!
Скорей!
     Старики, женщины,  парни  и  девушки  и  взрослые  мужчины  работали  с
ожесточением. Вековая, твердая как камень лиственница  сопротивлялась больше
всех.  Широкоголовые  кедры,  глухо  стоная,  ложились  под  ноги, кланялись
пышными  шапками. С треском  падали  сосны и ели.  Благоухая ароматом смолы,
подкашивались   пихты.  Живое   огненное  сверло   впивалось   в   душистое,
желто-зеленое тело тайги, рвало его, прорезая широкую прямую борозду.
     -- Пили, товарищи! Пили!
     У корней в зеленоватом полумраке бился пестрый клубок. Дарья Непомнящих
пилила со стариком Чубуковым. Ребенок у нее умер.
     -- Устала, поди, Дарья?
     Чубуков остановил пилу, вытер рукавом потное лицо.
     -- Какой там устала. Пилить надо, дедушка. Всех они нас, ироды, в землю
закопают, коли не уйдем.
     Дарья нагнулась, сморщившись, проглотила слезы. Пила зазвенела. Деревья
трещали,  падая,  разгоняли людей  в стороны,  грохочущим ревом  прощались с
живыми братьями, недорубленные вздрагивали всем стволом, трясли иглами.
     -- Пили, товарищи! Пили!
     Орлов  был  взбешен неудачей. Собрав свою цепь и дав  немного отдохнуть
солдатам, он  бросился  в  контратаку. Партизаны,  как и всегда,  подпустили
белых  на близкое расстояние,  сильным огнем остановили  их, заставили лечь,
окопаться. Красильниковцы стреляли пачками до сумерек. Ночью Жарков приказал
Таежному  полку оставить  позицию,  отойти  в резерв.  Сторожевое  охранение
выставил  3-й  Пчелинский  полк, он  же занял  укрепленные окопы вдоль  всей
поляны.  Медвежинцы,  напившись чаю, принялись за прорубку  дороги. Стрелки,
сменившиеся  из  первой  линии,  легли  спать. Костры горели ярко. Коровьи и
лошадиные морды,  жевавшие  траву, стали медно-красными,  тяжелыми. Женщины,
которым  нельзя  было отойти  от  ребятишек,  готовили ужин на  весь  отряд.
Высокими, качающимися  тенями  наклонялись они  над огнем,  мешали  длинными
ложками в больших котлах и  ведрах. Несколько собачонок жадно  ловили носами
запах  разваривающегося мяса, жались к кострам. В чаще тайги треск  и грохот
не умолкал. Саперы по пояс в ледяной родниковой воде и вязкой тине настилали
гати и мостки через таежные  ручьи, болотца и речушки. В темноте,  на ощупь,
люди расчищали себе дорогу.
     Чубуков  не  успел   вовремя  отбежать  в  сторону,  срезанное  дерево,
свалившись, вывихнуло ему ногу. Старика унесли к обозу. Дарья  бросила пилу,
с  саперами  лазила  по  воде,  помогала  укладывать  бревна.  Ночью  пилили
медленнее, осторожнее... Прежде чем свалить дерево, кричали:
     -- Берегись!
     Ждали,  пока  все отойдут, переспрашивали,  повторяли  предостережение.
Жарков, с  трудом вытаскивая из  тины бродни,  ходил  вокруг саперов,  давал
указания,  распоряжался,   помогал  выкатывать  длинные  стволы  только  что
срубленных деревьев. Людей видно не было. В темноте стоял острый запах пота.
Стук  топоров и свист пил напоминал  фабричный  шум  машин.  Казалось, что в
самой  гуще дикого  леса полным ходом работает  большой  завод с потушенными
огнями. Ни окон, ни здания разглядеть было нельзя. Деревья
     падали.
     --  Товарищи,   пили!  Пили!  --  Жарков  кричал,  сквозь  гром  работы
подбадривал бойцов.
     -- К утру, товарищи, поляну-то очистить надо?
     В  тайге  далеко  и на  поляне  другой  Жарков,  невидимый, огромный  и
властный, раскатисто повторял:
     - Пили, товарищи! Пили!
     Все мысли сосредоточивались на одном:
     -- Пропилить! Пропилить!
     -- Товарищи, пили!
     Сверло с грохотом впивалось в разбуженную  тайгу.  Узкая  полоска новой
дороги росла. Завод стучал, звенел. Потом пахло сильнее, чем смолой.
     К рассвету  весь обоз,  подвода за  подводой, осторожно заполз в  узкую
щель  просеки. На  поляне остались черные головни  потухших  костров.  Скот,
зажатый  между  телег,  ревел,  срывался  в воду  с мокрых, скользких бревен
мостков.  Женщины   жались  с  ребятишками  на  возах.   Комары   миллионами
набрасывались  на  беглецов.  Впереди  пилили. Тайга медленно  расступалась,
давала дорогу. Жарков с командиром Пчелинского полка задержался на поляне.
     --  Смотри, Силантьев,  держись  до  последу.  Если  станет  невтерпеж,
вздумаешь отступать -- предупреди.
     -- Об этом не думайте, товарищ Жарков, постоим, как сила возьмет.
     -- Нам чтобы врасплох с пилами да с топорами не влопаться.
     -- Не сумневайтесь.
     -- Ну, смотри, брат, не подгадь. Счастливо тебе.
     Жарков повернул лошадь,  поехал к обозу. Со стороны  Сохатинского колка
трещали выстрелы. Полевые караулы партизан встречали разведчиков белых. Весь
день красильниковцы небольшими разведывательными партиями путались по тайге.
Кучки партизан из засады  нападали на них,  обращали  в бегство. Ночь прошла
спокойно.  Но   работа  не  останавливалась.  Узкая  щель  раздирала  тайгу,
наполнялась людьми и животными, кипела шумным, горячим потоком.
     -- Пили! Пили!
     Пчелинцев  сменили  медвежинцы.  Черепков   промерил  поляну,  наставил
кое-где вешки,  думая  бить  наверняка, прицел  назначать сразу безошибочно.
Полевые  караулы  и  маленькие  засады  были  сняты.  Партизаны  залегли  за
укрепленной засекой в окопах.
     Гусар в  красной бескозырке осторожно подъехал к краю поляны, остановив
лошадь,  всматривался  в  темную  чащу.  Партизаны  зашевелились, приподняли
головы.
     --  Товарищ  Черепков,  дозвольте уконтрамить  его,  -- шептал  молодой
парень Петр Быстров.
     В зеленой  тени глаза Петра светились, безусое, круглое лицо напряженно
вытянулось.
     -- Погоди, ближе подъедет.
     Гусар нерешительно тронул шпорами бока лошади. За ним выехали еще двое.
Ехали шагом, озираясь по  сторонам, часто оглядывались.  Красные  бескозырки
яркими пятнами качались над головами пегих лошадей.
     -- Трах! Трах! Трах! -- почти одновременно хлопнули три винтовки.
     Две лошади  упали.  Одна грудью, другая  села на зад, свернулась набок,
забила  ногами. Третья  сбросила мертвого  всадника,  захрапела,  побежала к
партизанам. Ее  поймали.  Красные  блины  шлепнулись на  траву.  Один гусар,
прихрамывая, бросил винтовку и шашку, заковылял назад.
     -- Трах!
     Гусар лег, махнул  руками,  затих.  Быстров  и  человек  пять  партизан
побежали подбирать  оружие, снимать седла с убитых лошадей, обмундирование с
гусар.  С  другого  конца  поляны  злобно  рявкнул  залп.  Опушка  зашумела,
защелкала. Красные  побежали обратно. Длинная, ровная цепь, стреляя на ходу,
вышла из-за деревьев. Не получая  ответа, белые  шли нервно, торопливо.  Они
благополучно  миновали  вешки  на  тысячу  шестьсот  шагов,  тысячу  двести,
восемьсот.
     -- Приготовиться!
     Кривой сучок с пучком соломы. Шестьсот.
     -- Пулемет, огонь!
     Животы  стало  рвать.  Красильниковцы, подгибая  колени  к  подбородку,
кувыркались на землю.
     -- Часто начинай!
     Цепь рвалась,  путалась.  Залегла. Сзади подползала  резервная, густая,
еще  не  обстрелянная.  В иглах сваленных  деревьев клубился пороховой  дым,
мешал. Сотни глаз зорко вглядывались, беззвучно, одновременно, ровно мигали.
За спиной у партизан грохот не ослабевал. Топоры стучали, как пулеметы. Пилы
со свистом грызли толстые стволы. Рубахи и кофты промокли потом насквозь.
     -- Пили, товарищи! Пили!
     Пули залетали  в обоз.  Ранило корову. Ветки, сбитые  сверху, падали на
головы. От  телег с  патронами  протянулась  к  первой  линии  длинная цепь.
Несколько человек, сидя на  возах, заряжали патроны для бердан и  централок.
Вперед шли  тяжелые,  с порохом и кусками свинца, холодные. Назад передавали
легкие,  горячие,  пустые,  пахнущие  дымом.  Дарья  ползла  от  окопчика  к
окопчику,  собирала  стреляные   гильзы.  Жены  бойцов  подтаскивали  цинки,
раздавали пачки винтовочных патронов. Ранило Кузьму Черных, Степана Белкина,
Ивана  Корнева, Пустомятова, Ватюкова, Лукина. Их несли, и за ними по  узкой
дороге алела узкая полоска крови.
     -- Траах! Баррах!  Бах! Tax!  Та, та,  та! Та, та, та! Упругая  красная
цепь отталкивала белую обратно.
     Как оспа, изъели окопчики зеленое лицо поляны.
     -- Цепь, вперед! Ура!
     -- Та, та, та! Та,  та, та! Брах!  Бах! Tax! Трах! Запутались в засеке,
повисли на проволоке, забились, как мухи в тенетах.
     -- Та, та, та! Та, та, та! Трах! Трах! Трах!
     -- Товарищи, пили! Пили!
     Побежали  назад.  Задохнулись, упали на траву,  расползлись  по  черным
ямкам.
     -- Бах! Бах! Уррр! Виужжж! Баххх!
     -- Эге, артиллерию пустили! -- Черепков наморщил лоб.
     -- Товарищи, без приказания не отступать!
     На проволоке,  на сучьях мотались мертвые. Белые стали убирать убитых и
раненых.  Гранаты пыхали огнем,  раскидывали,  разламывали засеку. Проволока
рвалась и висла клочьями. Дым мешал.
     -- Та, та, та! Та, та, та!
     Надо  бы торопиться.  В первой линии стало душно,  воздуху недоставало.
Щель ревела. Коровы мычали. Лошади  бились, храпели, ржали.  С  топорами,  с
пилами люди ползали под корнями.
     -- Пили! Пили!
     -- Ура! А-а-а!
     -- Врешь, наколешься! Черепков стоял в цепи во весь рост.
     -- Крой, товарищи! Чаще! Чаще!
     -- Трах! Бах! Ва! Бах! Та, та, та!
     -- Так  их!  Еще разок сбегайте, господа, до ветра! Белые снова отошли.
Артиллерия стальными кулаками стучала по земле, разгребала сучья.
     Ночью ползком стали  красться к  разрушенной засеке. Далеко в  тайге  с
грохотом рухнула последняя сосна. Жаркий, потный клубок выкатился на реку.
     -- Пропилили! Пропилили!
     Засека  молчала, безлюдная,  покорная.  Орлов  топал ногами,  плевался.
Раненых и убитых у него было более пятисот человек.
     --  Сбежали,  трусы,  прохвосты!  Подлецы!  Только  из-за  угла  воюют!
Прохвосты!
     Идти  дальше было  опасно.  Белые  легли  в  окопчики  партизан,  стали
перекидывать насыпи на другую сторону.
     - Пропилили! Пропилили!
     В  холодные  чернила  реки скатывались длинные толстые  стволы  таежных
старожилов. Несколько плотов к утру подняли  всю Таежную Республику с армией
и, тихо покачивая, понесли вниз по течению, к Черной горе. Вода в реке стала
красной как кровь. Заря разгоралась. Повязки на раненых намокли, покраснели.
Убитые, двадцать  три человека, лежали серьезные и спокойные за свою судьбу.
Их везли схоронить,  как героев.  На поругание  врагам они  отданы  не были.
Мертвецы были довольны. Воздух свежий, душистый, легко поднимал грудь.
     -- Пропилили! Пропилили!
     Коровы и лошади с тревогой  косились на воду круглыми большими глазами.
Ребятишки  спали  как  мертвые.  Взрослые  дремали  или  храпели.  Командиры
бодрствовали. Работали рулевые. Плоты плыли.
     Пятеро конных, оставшихся на берегу, гуськом пробирались через тайгу на
юг, к  железной дороге; забравшись  поглуше, лошадей  стреножили. Дремали по
очереди.
     --  Если поезд спустим, расстреляют наших баб-то, Семен? Заложники ведь
они.
     -- Расстреляют.
     -- У меня отца расстреляют.
     -- Ну и пусть, хоть всех родных,  по крайней мере будем  знать, что  за
нас их убили, за наше дело.
     -- Спустим.
     -- Решено.
     Дальше тронулись вечером. Совсем в темноте уже нащупали чуть блестевшие
стальные  жилы.  Будочник  трясся  от  страха.  Ключи отдал  сразу.  Наскоро
развинтили два длинных звена. Отъехали, стали ждать. Стальная кровь тихо, но
четко забилась в мертвых, порванных жилах.
     -- Тук! Тук! Тук! Тук!
     Два красных  глаза  неслись  под  уклон. Черный,  огромный,  с  хохотом
подпрыгнул на  одной ноге, его длинный  хвост огненными  пятнами скрутился в
кольцо.  Черный кувыркнулся,  зарыл глаза  в  землю, подавился хохотом, шипя
лопнул и сразу онемел. Хвост только у него слабо  дышал, шевелился и стонал.
Убитых и раненых было много. Пятеро повернули коней на север.
     На  Черной  горе  пылали  костры.  В  котлах  и  ведрах  кипел  чай  из
брусничника  и  березового корня. Хлеба  не было. Совет Народного  Хозяйства
выдал всем  по полфунта  муки.  Детям роздали  остатки  сахару  и рису.  Под
навесами  из коры  и в таких же шалашах спали раненые. Жарков стоял на самой
верхушке  каменной  лысины,  вглядывался  в  темноту.  Он  ждал  возвращения
пятерых.  Гора огненной шишкой вздулась среди черной  тайги. Чистая внизу  о
чем-то говорила с камнями.



     N-ская дивизия  отошла  на две  недели в  резерв.  N-цы расположились в
большом   селе  Утином  на  берегу  двух   длинных,  кривых  озер,  поросших
тростником, по ту сторону  которых сейчас же  за поскотиной стояла небольшая
березовая роща, а левее ее стелились сочные зеленые  ковры лугов. Озера были
полны диких уток и всякой болотной дичи, а в роще, как овцы,  бегали зайцы и
черные  косачи спокойно  сидели на березах. Офицеры немедленно по приходе  в
Утиное  принялись   за  охоту.  Лес,  луга,  озера  огласились  раскатистыми
выстрелами.  Любителей  было  много,  и  все  с  жаром   взялись  за  охоту,
привлекаемые обилием дичи. Солдаты  обратили  свое внимание в другую сторону
--  принялись за  рыболовство,  доставали у крестьян  сети  и по  целым дням
лазили по озерам, ловя золотистых жирных карасей. Люди посолидней, семейные,
интересовались  больше  скромными  домашними  удовольствиями -- топили бани,
целыми  часами парились в них со всем семейством, а потом сидели в светлых и
просторных горницах домовитых сибиряков и подолгу пили горячий душистый чай.
Сидели  за  чаем с  особенным наслаждением, так как  на столе ласково  шипел
большой,  сверкающий  медью  самовар, а  любимую китайскую травку можно было
пить из блюдечка, не торопясь, что ярко напоминало  дом  и  недавнюю  мирную
жизнь.  Бабы  принялись  за стирку,  штопанье, чинку. По утрам  суетились  у
печек,  разводя стряпню.  Ротные кухни ремонтировались,  и продукты солдатам
выдавались  на руки. Готовить приходилось самим. Продуктов  давалось  много,
вволю, да к тому же и в селе можно было достать  что угодно по очень сходным
ценам. Хозяева  продавали все, что могли.  Было  из чего постряпать бабам, и
они старались вовсю. Солдаты,  сытые и отдохнувшие, ходили,  как именинники.
Молодежь совместно с местными парнями и  девушками  устраивала  вечеринки, и
звуки гармоники  и веселых песен оглашали Утиное с  вечера до рассвета. Было
начало августа, ночи становились сырыми, холодными. N-цы  стали поговаривать
о  теплом  белье.  Начальник хозяйственной части вернулся  из  Омска как раз
вовремя,  привез английское обмундирование на весь  полк. Обтрепавшиеся N-цы
получили шерстяные  английские  френчи, брюки, теплое белье, носки,  вязаные
американские фуфайки,  шарфы,  шлемы,  перчатки  и  толстые суконные шинели.
Оделись и принялись хохотать. Люди не узнавали друг друга: все  стали похожи
на  англичан.   Когда   какая-нибудь  рота,   одетая   во   все  английское,
выстраивалась и лица,  как и всегда  в строю, теряли свои характерные черты,
то со  стороны нельзя было разобрать, англичане это стоят или русские.  Фома
тоже оделся во все английское, и Барановский хохотал над ним до упаду, глядя
на его неуклюжую фигуру и типичное русское лицо с вздернутым мясистым носом.
     -- Фомушка, да ты настоящий англичанин. Я теперь тебя буду звать Томом.
Какой ты Фома? Ты Том, настоящий Том.
     Фомушка хорошенько не понимал, что  говорил командир, но обмундирование
ему ужасно  нравилось,  и он довольно  улыбался. N-цы,  получив  вещи, очень
удивлялись, что за границей так хорошо одевают солдат.
     Молодой  татарин  Валиулин,  из  роты  Мотовилова, с  кучей полученного
обмундирования бежал  по улице  и чуть  не сшиб с ног командира, шедшего ему
навстречу с подпоручиком Колпаковым.
     -- Валиулин, это  что? -- сердито крикнул Мотовилов, с его языка готово
было  сорваться  жестокое  "Два  наряда",  но  лицо  солдата   сияло   такой
добродушной улыбкой, что офицер тоже улыбнулся.
     -- Уй, гаспадын паручик, виноват. Мы вас не видал. Моя сирдца рад стал,
бульна харошь мундированья получал.
     -- Ну, иди, -- отпустил его Мотовилов.
     --  Черт  их  знает,  как  дети  маленькие: дай им  игрушку,  и они все
забудут.  Забудут о  том, что  сегодня  они  получат  щегольский  английский
костюм, а завтра их в  этом же костюме и  за этот именно костюм погонят, как
баранов, на фронт, где, может  быть, в первом  же бою их изорвет снарядом  в
клочья вместе с их новеньким френчем, -- рассуждал Колпаков.
     --  Ничего, -- отвечал  Мотовилов, -- это хорошо. Чем темнее масса, тем
лучше.  Чем охотнее идет она на разные такие приманки, тем выгоднее для нас.
Ну  что же, отдадим мы англичанам  за  эти  френчи сколько-нибудь  золота, и
ладно, зато будем знать,  что  наш солдат доволен, а раз  доволен,  то  он и
дерется  хорошо.  Это главное. Солдата нужно  только одеть и накормить, и он
пойдет. Он пойдет и  завоюет нам власть.  Ради этого  не  стоит жалеть  кучи
золота или чего-нибудь в этом роде. Да-с.
     Офицеры  замолчали,  закурили,  пошли  до  ближайшего угла и  повернули
влево, решив зайти  к Барановскому, вспомнив, что он вчера ходил на  охоту и
что у него, наверное,  будет жареная дичь. Офицеры не ошиблись.  Барановский
охотился вчера весьма удачно, вернулся домой с хорошим полем. Сегодня он сам
возился у печки, зажаривая дичь. Молодой офицер обладал недурными познаниями
в области кулинарии и при случае был не прочь блеснуть ими.
     -- Ага,  пришли.  Ну вот  и  отлично. А  я  за  вами  хотел  уж Фомушку
посылать, -- встретил хозяин гостей.
     -- Хочу сегодня именины свои справлять. Обед закатил министерский.
     -- Да ты разве именинник? -- удивились пришедшие.
     Барановский засмеялся.
     -- Да нет, я  именинник буду еще в декабре, да черт его знает, где в то
время будешь, а пока есть возможность, так надо оправить.
     -- Молодец, молодец, Ваня, -- заревел Мотовилов.
     -- Руку, именинник. Со днем ангела тебя. Чего там ждать, когда праздник
придет,  у  нас, у  людей военных, коли есть чего жрать, так и праздник. Это
здорово ты, Иваган, придумал. Правильно. Одобряю.
     Сзади Барановского стояла хозяйка дома и с ласковой улыбкой смотрела на
суетившегося у печки офицера.
     - Что, хозяюшка, хорош повар-то? -- лукаво подмигнул Колпаков.
     Хозяйка, молодая вдова, стыдливо закрылась кончиками  головного платка,
покраснела.
     --  Да уж  чего  и говорить, не повар, а золото. А  уж  знает-то все до
тонкости, что, как и куда. Ох, гляжу я, не похожи вы  на белых-то, --  вдруг
неожиданно добавила она.
     -- Почему не похожи? -- засмеялись офицеры.
     -- Да уж чего там, знаю я белых. Стояли у нас и полковники, и капитаны,
так  к ним не подступишься. Слова  не скажут тебе путем, все как-то срыву да
грубо. Сами уж чтоб чего  сделать, боже упаси, все денщиков заставляют. А вы
что: и с народом разговариваете, а они вон и стряпают сами.
     -- Ну, хозяюшка, нам до капитанов-то еще далеко.
     -- Нет,  уж не говорите, и солдаты  у вас  ласковые,  обходительные,  и
порядок у вас есть. Зря не делаете вы. Ну вот в точности как у красных.
     -- Что ты сказала? -- нахмурился Мотовилов.
     --  Говорю, мол, на  красных вы  похожи. Они у нас неделю  стояли,  так
очень хорошие люди. Ну, а ваши-то есть не дай бог.
     Хозяйка махнула рукой. Мотовилов сердито молчал.
     Колпаков заметил:
     -- Правду, видно, говорил полковник-то пленный, что  красные теперь  не
те,  что раньше, у них теперь  порядок,  дисциплина.  От этого-то их  мирное
население и встречает хорошо.
     -- Ну  проходите, проходите в переднюю, я сейчас кончу,  -- обратился к
офицерам Барановский.
     Подпоручики  прошли  в  переднюю  половину   избы  и  сели  на  широкий
деревянный диван.  Вскоре после их  прихода  прибежал веселый,  возбужденный
Петин и с порога еще закричал:
     --  Господа,  новость.  N-цы  вчера  чуть  было самого Тухачевского  не
поймали.
     Офицеры оживились. Мотовилов не расслышал как следует,  ему показалось,
Петин  сказал,  что  Тухачевский захвачен  в плен. Как пружина, вскочил он с
дивана, схватил  пришедшего  за  руки,  начал трясти  его  изо всей  силы и,
захлебываясь от радости, засыпал вопросами.
     -- Где? Когда? Кто? Как?
     -- Говорю тебе, вчера перебежал один красноармеец к  N-цам, ну и сказал
им, что Тухачевский в Михайловке. N-цы, как звери, бросились  в наступление,
совместно с  казачьим  полком прорвали  в два  счета фронт, отрезали с  тылу
Михайловку, а Тухачевский у них под носом на автомобиле проскочил.
     -- Фу, черт,-- разочарованно вздохнул Мотовилов.-- Так, его, значит, не
захватили?
     -- Конечно, нет.
     -- Ну, это, брат, неинтересно.
     --  Тебе,  может  быть,  и  неинтересно,  а  N-цы  и  сейчас  не  могут
успокоиться, жалеют, что не пришлось им с самого Тухачевского обмундирование
содрать.
     Колпаков пускал колечки дыма.
     -- Забавная эта традиция у нас в  армии, господа: как попался красный в
плен -- крышка, до ниточки обснимают всего.  Оставят буквально  почти в  чем
мать родила.  Зимой ли,  летом  -- все равно, тут  хоть мороз-размороз будь.
Точно  по принципу Крылова: с волками иначе  не делать мировой,  как  снявши
шкуру с них долой.
     Мотовилов возразил:
     --  Это  не забавно, а целесообразно. Обмундирования  мало, значит, его
нужно отнять у врага.
     Пришел  новый  знакомый,  однополчанин  штабс-капитан  Капустин,  очень
веселый  человек, имевший недурной  тенорок  и умевший  порядочно играть  на
гитаре. Пришел еще кое-кто из молодежи, не  было только подпоручика Иванова:
ему пуля раздробила ногу, и он уехал в лазарет. Перед обедом разговорились о
положении дел  на  фронте. Кто-то  сообщил,  что у  Деникина все обстоит как
нельзя лучше, что он уже в трехстах верстах от Москвы. Мотовилов говорил:
     -- Хорошо бы, господа,  попасть  к Деникину. У него ведь армия не нашей
чета, добровольческая. Вот там бы можно было повоевать.
     Барановский с обедом отличился. Меню было  очень разнообразное.  Прежде
всего с графином хорошей водки была  подана холодная закуска -- поросенок со
сметаной  и  хреном, студень  и  соленые грибы.  Когда  гости пропустили  по
"маленькой",  был  подан  пирог с рисом и  курицей.  После  пирога  появился
настоящий малороссийский борщ. Борщ сменили  жареные тетерева,  утки, заяц и
жирный  домашний  гусь. После  жаркого  был  подан  пудинг и кофе. Все  было
приготовлено, как в первоклассном ресторане.  Офицеры после однообразных щей
и каши, которыми потчевали их ежедневно  денщики, были в восторге от  такого
разнообразия блюд и хвалили наперебой искусство  Барановского.  Барановский,
как   настоящий   именинник,  был  героем  дня.  Отпив  с  полстакана  кофе,
штабс-капитан Капустин сделал дурашливо-плачущее лицо, взял гитару и, слегка
тренькая на ней, тонким, жалобным тенорком запел:

     Эх, заварили чехи кашу,
     Провоевали Волгу нашу.

     Офицеры, возбужденные несколькими рюмками водки, затянули припев:

     Ах, шарабан мой,
     Щарабан,
     Денег не будет,
     Тебя продам.

     Барановский замахал руками.
     -- Да бросьте вы, господа, этот "Шарабан". Только и знают, что орут эту
белиберду.

     Русски с русскими воюют,
     А чехи сахаром торгуют.

     Не унимался Капустин:

     Ах, шарабан мой,
     Шарабан,
     А я, мальчишка,
     Вечно пьян.

     -- Антон Павлович,-- с укором посмотрел на него Барановский.
     -- Ну, ладно,  ладно, не буду. Коли хозяин не велит,  так быть по сему.
Не любите,  значит,  вы  белогвардейское творчество.  "Шарабан"-то  ведь  во
времена белогвардейщины на Волге создался.
     Капустин тряхнул кудрями, закинул голову назад, лихо пробежал  рукой по
струнам, крикнул:
     -- Не хотите белогвардейскую, так вот вам пермскую, народную:

     Д'наша горкя,
     Д'ваша горкя,
     Только разница одна.
     Кто мою Матаню тронет,
     Тот отведает ножа.

     -- У-у-ух-ты!
     Все  засмеялись. Капустин  замолчал  и с серьезным видом стал  допивать
стакан. Колпаков развалился  на стуле и, сладко  затягиваясь папиросой, стал
вслух  вспоминать  то  время,  когда  он  беззаботным ветрогоном,  студентом
юридического факультета, носился по Казани.
     -- Хорошее  это  время было,  господа, когда я  учился в  университете.
Учиться я начал осенью шестнадцатого, а в марте семнадцатого вы ведь знаете,
какую радость пришлось пережить.
     Колпаков был кадет и немного либеральничал. Мотовилов,  Петин  и другие
офицеры, настроенные монархически, засмеялись.
     -- Радость, действительно. Нечего сказать. Балаган такой на всю  Россию
господа социалисты подняли, такой порядок навели, что хоть святых выноси.
     -- Ну, господа, не будем спорить. Вы -- монархисты, а я ка-де, и в этом
мы никогда не сойдемся.
     -- Как вы сказали? Ка-ве-де? -- пошутил Капустин.
     -- Ка-де, -- серьезно повторил Колпаков. -- Да, я ка-де, вы монархисты,
и  все  мы  делаем  одно  общее  дело,  дело  освобождения  России  от   ига
большевизма. Вот та платформа, на которой мы пока сходимся.
     --  А  я  вот только одну партию  и признаю --  ка-ве-де,  -- продолжал
смеяться штабс-капитан.
     Колпаков пристально посмотрел на Капустина.
     -- Так вы, капитан, сами, значит, живете так - куда ветер дует?
     -- Именно. Именно так. Как это вы угадали? -- закривлялся офицер.
     Колпаков серьезно смотрел ему в глаза. Капустин схватил гитару:

     На Кавказе между гор
     Есть одна долина.
     Что ты смотришь на меня?
     Я не мандолина.

     Колпаков расхохотался:
     -- С вами не сговоришь.
     --  Нет, господа, а все-таки, становясь на объективную точку  зрения...
-- начал он опять.
     -- Брось ты свои  умствования революционные, --  перебил  его Петин. --
Начнет это бесконечное "с  объективной точки  зрения", субъективно смотря на
дело,  анализируя весь пройденный нами путь и синтезируя все  сделанные нами
пакости, и пойдет, и пойдет. Давайте лучше споем. Правда, капитан?
     -- Я всегда  готов, --  отозвался Капустин. Прапорщик  Гвоздь предложил
спеть малороссийскую.
     Все согласились. Гвоздь начал:

     Гей вы, хлопцы, добри молодци,
     Чого смутни, не весели?
     Хиба в шинкарки мало горилки,
     Пива и меду не стало?

     Офицеры дружно поддержали:

     Повни чары всим налывайте,
     Щоб через винця лылося!
     Щоб наша доля нас не цуралась,
     Щоб лучче в свити жилося!

     Песня  понравилась  всем,  и  все  пели охотно.  Каждый в  глубине души
чувствовал, что доля его незавидная, что  всех их  жизнь порядочно пощипала.
Долго в избе лились грустные звуки мотива и, мягко вторя им, звенела гитара.
Хозяйка стояла  в дверях передней,  не спускала с  Барановского  глаз, часто
смахивала  с своих длинных ресниц блестящие  слезинки. Фомушка подал на стол
кипящий самовар, поставил банку варенья, положил несколько плиток шоколада и
коробку карамели.
     -- Откуда у тебя, Ваня, такое богатство? -- спросил Колпаков.
     --  Как откуда? Да  сегодня же подарки получили.  Омские  дамы  послали
сладости, а Колчак по две смены белья. Начхоз когда выдавал, то говорил, что
Колчак это лично от себя офицерам шлет.
     -- Ну, наш батальон не получал еще, значит,-- сообразил офицер.
     Офицеры, смеясь, стали садиться к столу.
     -- Я хочу, господа,  все-таки сказать несколько слов  о том, что мирная
жизнь лучше, интересней боевой.
     Все молчали, занятые чаепитием.  Видя, что никто не возражает, Колпаков
продолжал:
     -- Ну  что,  сидел бы  вот  я теперь дома с хорошей  книгой или  свежей
газетой, шипел бы около меня самоварчик, и в ус бы я не дул. Пожалуй, ничего
бы и жениться. Жил бы себе мирно, тихо, не  признавал бы никаких командиров,
никаких приказов по полку. Знал  бы я, что я Михаил Венедиктович Колпаков, и
баста. А то  вот  теперь  выпекли из меня  подпоручика,  дали роту и  лишили
вольной волюшки.
     Мотовилов потянулся за карамелькой, презрительно бросил:
     -- Эх, Михаил, попом бы тебе быть, а не офицером.
     Колпаков не обиделся.
     -- Пожалуй,  я бы не прочь, хоть  сейчас, попом, дьяконом,  чертом, кем
угодно  готов быть, только не офицером. Ох, тяжелы эти  погоны золотые. Да и
что они дают в конце концов? Вот ты офицер, командир роты, в  снег, в грязь,
в  непогодь, в  дождь шлепаешь по лужам с  ротой. Валяешься  в мокрой грязи,
зарываешься,  как крот, в землю, подставляешь свою башку каждый день под все
виды огня и каждый день имеешь  девяносто девять и девять  сотых за то,  что
тебя  ухлопают  или  изуродуют.  А главное,  будь  всегда  на  высоте своего
положения, будь каким-то сверхчеловеком: ты и струсить не моги, ты устать не
смей и ошибиться  тебе нельзя,  потому что солдаты  на тебя  смотрят, с тебя
пример берут,  а начальство тебя дерет как  сидорову козу опять-таки потому,
что ты офицер. Завидная доля, нечего сказать!
     Многие в душе соглашались  с Колпаковым, понимали  его. Многих офицеров
тяготила та страшная служебная  зависимость младшего от старшего, та сугубая
субординация, с которой приходилось  сталкиваться  каждый день,  в  условиях
которой нужно было жить. К тому же походная и боевая жизнь  с ее длительными
переходами пешком, по грязи или снегу, днем и ночью, без пищи, без воды, без
смены  белья не привлекала никого.  Многие с удовольствием мечтали о теплой,
светлой комнате,  о стакане чая в кругу  родной  семьи,  о чистом  белье,  о
спокойном,  нормальном  сне.   Штабс-капитан  Капустин  задумчиво  помешивал
ложечкой в стакане и говорил о том, как хорошо теперь у них на Волге:
     -- К  осени Волга у нас полноводной делается. Право так, спокойно  она,
как дородная красавица, идет между берегов. С берегов леса да горы смотрятся
в  ее  глубокие  очи, приветливо  кивают  своими  верхушками  могучие  дубы,
развесистые  белые березы  и  широкие, кряжистые, как купцы,  вязы,  и осина
серебристая  при виде ее дрожит и трепещет всеми своими листочками. Колпаков
засмеялся:
     -- Вы чего это, капитан, в лирику пустились? Кажется, гоголевский Днепр
перефразируете? -- Капустин взглянул на него ласковыми, добрыми глазами.
     -- Разве?  Э,  ей-богу, это  нечаянно. Это у  меня  от  души,  господа,
вырвалось.  Должен  вам  сказать, господа, что  я хотя  и  штабс-капитан, но
человек  не военный и не злой я,  нет.  Нет у меня  этого  драчливого задора
военного.   Противна   мне  война   и  всякая  военщина.  Служил   я  раньше
преподавателем естественных наук  в женской  гимназии  и реальном, никогда я
политикой  не  интересовался,  зоология  для  меня  была  интересней  всяких
социологий, политических экономий и историй  революционных движений.  Знал я
только  букашек  да мошек,  ездил на охоту. Занимался препарированием всякой
всячины. Грешил  немного геологией. Есть у меня в этой области даже  работа.
Жил себе человек тихо, мирно. А тут  вдруг этот чешский переворот, и забрали
меня,  голубчика,  за  то,  что я  имел несчастье в  германскую войну  школу
прапорщиков  кончить и  штабс-капитаном стать.  Я было  это  по-обывательски
нейтралитетом хотел  отговориться, ссылаясь, что эта  война  просто, мол, за
власть.  Пригрозили  расстрелом. И вот пошел я на войну.  Но даю вам честное
слово, господа, что  пошел  я без всякой злобы на большевиков, не знал я их,
да и сейчас не  знаю  и сейчас не понимаю,  за что, собственно,  мы деремся.
Деремея  мы  под  красным  флагом,  кричим о какой-то свободе.  Красные тоже
говорят, что революцию спасают. Ничего  не разберешь. А как вспомнишь Волгу,
свой  кабинет,  свои работы, так и хочется сказать: пошли  вы  все к черту с
вашими большевиками,  меньшевиками и  революциями. Дела мне  нет до вас.  Не
мешайте работать.
     Капустин  замолчал,   стал  торопливо  закуривать.  Ноздри  его  слегка
раздувались,  глаза были  серьезны, горели огоньками  возбуждения. Мотовилов
мерил капитана презрительным взглядом и, обращаясь  к Петину  и другим своим
единомышленникам, заговорил, подчеркивая и отчеканивая каждое слово;
     -- Вот  тебе и  славные N-цы, каковы,  господа, в недурную компанию  мы
попали?  Полюбуйтесь,  пожалуйста,  не угодно  ли:  вот  господин  Колпаков,
либерал  до мозга костей, имеющий  намерение  сменить  офицерский  мундир на
поповскую рясу  и спрятаться от страшных  большевиков за юбку своей попадьи;
вот  штабс-капитан,  друг  букашек,  таракашек  и сам  божий бычок,  до сего
времени не знающий, за что  он воюет, и в простоте душевной думающий,  что с
красными можно столковаться о мире.
     Капустин   побледнел,  выронил  папиросу.   Волнуясь  и  задыхаясь,  он
остановил Мотовилова:
     -- Послушайте,  подпоручик,  какое вы  имеете право так издеваться  над
людьми, чем вы, собственно, лучше  нас, в чем ваше преимущество? Кто это вам
позволил обливать всех презрением?
     Мотовилов нагло улыбнулся.
     -- Кто позволил? Вот это мило. Презирать вас я имею полное право, ибо я
сознательно и  убежденно веду  борьбу  с  красными,  борюсь с  ними,  как  с
разрушителями государства, как с продавцами России. Я иду на смертный бой за
воссоздание  Великой  Единой России во  главе с  самодержавным монархом.  --
Мотовилов закурил. -- Да, с самодержавным непременно, и таким, какого еще не
было раньше. Я верю, что только он воссоздаст армию и поставит офицерство на
должную высоту. Вот  что дает мне право презирать вас, шпаков, позволяет мне
плевать в ваши  заячьи  душонки. Эх вы, крохоборы, дальше своего носа ничего
не видящие.
     Офицер встал, глаза его сверкали гневом, грудь поднималась  порывисто и
часто, он сердито бросил окурок, заходил по комнате.
     --  Правильно,  Мотовилов, правильно, крой полтинников, -- загудели его
единомышленники.
     Что-то  тяжелое и напряженное повисло в комнате. Недавние  собутыльники
разделились на два враждебных  лагеря. Офицеры, ранее,  до отхода в  резерв,
связанные общими боевыми  задачами, думавшие  только об  отдыхе и  еде,  еще
ладили между собой.  В училище тоже все были спаяны  железной дисциплиной, о
политике  почти  не  говорили,  побаивались  друг друга.  Теперь  же  каждый
почувствовал себя  более или менее самостоятельно, к тому же несколько рюмок
вина  развязали  языки.  Барановский  в  училище молчал  и  считался  весьма
исполнительным и надежным юнкером.  В полку  он тоже себя ничем не проявлял,
был  как все -- офицер как офицер. Но, будучи  человеком не глупым и чутким,
он  переживал  в  душе  за последнее  время  сильную ломку. Судя по  докладу
пленного  командира  бригады, по рассказам местных  жителей,  по литературе,
оставляемой красными в деревнях, у него складывалось весьма хорошее мнение о
Советской России. В  его воображении не раз вставал образ титана пролетария,
рвущего  свои  оковы  в неудержимом, всесокрушающем  порыве к  освобождению,
вышедшего на защиту своих прав с  винтовкой  и молотом в  руках. Не  столько
умом, ясно и  определенно, сколько в душе, смутно, он  начинал  чувствовать,
что  правда на стороне красных. Что никто другой, а  именно  они борются  за
освобождение  всего человечества от  ига  войн, рабства и  насилия. С каждым
днем  приглядываясь к  тому, как  ведут  себя белые на  фронте,  судя об  их
поведении в  тылу по рассказам крестьян, он  приходил  к  убеждению,  что их
дело, дело  армии  Колчака,  -- неправое  дело.  Ему начинало казаться,  что
Колчак  только пока  лицемерно  лжет, говоря,  что ведет  борьбу  за  власть
народа, за Учредительное Собрание,  им  же разогнанное  в  Уфе.  Чем  дольше
Барановский  служил  в   белой   армии,  тем  больше  убеждался,  что  белые
просто-напросто хотят залить кровью,  закидать  трупами ту огромную трещину,
которая  появилась на жирном  чреве  золотого  истукана  --  идола  старого,
подлого  мира,  мира  лжи,  насилий  и  угнетения.  Мотовилов  был неприятно
удивлен, когда  Барановский, всегда такой  вежливый и сговорчивый, подошел к
нему и, смело смотря в глаза, с нервной дрожью в голосе спросил:
     -- Ну, скажи, Борис, скажи ты, считающий себя человеком, а не букашкой,
думающий, что у тебя большая человеческая, а не звериная душонка, где правда
твоей жизни? На что  опираешься  ты,  когда  говоришь  с таким  презрением и
злобой о красных  или о людях, не  желающих ввязываться в гражданскую войну?
Скажи?
     -- И ты, Брут?
     -- Ну, Борис, я никогда не считал тебя своим другом.
     -- Ах так. Что же, я скажу, пожалуй.
     Мотовилов стал  медленно закуривать, стараясь выиграть  время для того,
чтобы обдумать лучше ответ.
     --  Так  вот, видишь ли, по моему мнению,  в  жизни торжествует  только
сила. Не  верю я и  не интересуюсь никакими правдами  в жизни. По-моему, где
сила,  там  и  всякая ваша  правда. Торжествует  всегда только  сильный. Это
основной закон жизни. Ну вот, голубчик,  я и  думаю, что  сила-то, а значит,
говоря  по-вашему, и правда-то  на нашей  стороне, ибо нас  поддерживает вся
культурная Европа.  К нашим услугам все усовершенствования и открытия науки,
с нами лучшая европейская  интеллигенция, у  нас огромные запасы необходимых
продуктов,  а  главное, хлеба.  Армия  наша дисциплинирована,  вооружена  до
зубов. Наши  снаряды не  советским чета. Наши солдаты идут в бой, зная,  что
жить  с  красными  нельзя.  Конечно,  эту  дрянь, сибиряков, я не считаю, --
оговорился офицер. --  А там  банда, а не армия, которую гонит в  бой  кучка
комиссаров-проходимцев. А вооружение их, а обмундирование? А  тыл,  где люди
пухнут с голоду? Э, да что говорить. Это всем известно. Кроме того, я думаю,
что русский народ монархичен по своей натуре. Без идола ему не обойтись. Ему
обязательно  надо  кому-нибудь поклоняться  и  чтобы  его  кто-нибудь  порол
нагайкой.
     Барановский громко засмеялся.
     -- Ну, Боря, хоть и большая у тебя  душа, как  ты думаешь,  а умишко-то
куриный. Сказать, что  русскому народу,  тому самому народу, который вот уже
два года  ведет  жестокую борьбу  со  всем  миром,  который разбивает одного
генерала за другим,  сбрасывает в море  разных союзников, сказать, что этому
народу нужны  царь и нагайка, по меньшей мере смешно.  Сказать,  что Красная
Армия  банда -- клевета.  И ты сам знаешь, что  Красная  Армия теперь  имеет
дисциплину лучше нашей, что она организована не хуже, может быть, даже лучше
любой  европейской армии. Что она сильна, это ты испытал на своей шее: слава
богу,  с  Волги-то  она нас  в  Сибирь  загнала.  Нет,  брат, там  не  кучка
комиссаров-проходимцев, а  настоящие  вожди.  У нас посмотришь, кто во главе
дел, -- старые чинуши, отжившие свой  век. Ни мысли у них  яркой и живой, ни
творческой  инициативы.  Жизнь бежит  вперед,  а они  пытаются  загнать ее в
старые рамки. Она  не слушается, хлещет половодьем через берега и плотины, а
старцы  дрожат  и бессильно  разводят руками. Совсем не  то там.  Там, брат,
широта размаха, планы грандиозные и дела великие. Ты  говоришь,  что  с нами
европейская  интеллигенция,  т. е.  опять-таки  люди, насквозь  проникнутные
рутинерством,  люди, которые  могут строить  новое только на старый лад. А у
красных теперь весь  богатый запас революционной и творческой энергии народа
получил  свободный выход и приложение. Да у них и интеллигенция есть, только
своя. Нет, брат, сила на их стороне, и посмотришь, разобьют они нас.
     Мотовилов презрительно молчал. Петин вызывающе смотрел на говорившего.
     -- Так вам, Иван Николаевич, осталось только к красным перебежать, ведь
вы же форменный большевик.
     --  И  перебегу,  --  с  силой  и  злобой  ответил  Барановский,  круто
повернулся и вышел из избы.
     Колпаков спокойно констатировал:
     -- Пьян  как  сапожник,  и  больше  ничего.  Проспится  и  опять  будет
подпоручик Барановский.
     Барановский прошел  в огород и, прислонявшись к изгороди, стал смотреть
на кривые блестящие стекла озер. Грудь его дышала глубоко и ровно, и весь он
был полон легкой радостью. Ему было  приятно,  что он наконец смело и  прямо
бросил   людям   в   лицо  свои   мысли.   Он   чувствовал  себя   внутренне
удовлетворенным. "Как хорошо в глаза сказать правду,  резко так сказать, как
ножом обрезать", -- подумал офицер.
     Сзади послышались шаги. Барановский  обернулся. Спотыкаясь  и торопясь,
шла к нему хозяйка. Подошла, остановилась и молча опустила голову.
     -- Вы что, Настенька? -- Барановский привык к ней  и звал  ее просто по
имени.
     -- Да  я вот за вас испугалась. Сердитый  вы такой выбежали из горницы.
Думаю, как бы не сделал чего с собой.
     Хозяйка стояла,  не поднимая головы, она была без  платка, луна  хорошо
освещала ее русые, пышные волосы. Барановский смотрел на нее, вспоминая, что
у  нее хорошие, ласковые голубые  глаза, чистое, бледное лицо, яркие губы  и
маленький,  немного вздернутый нос.  И  вся она  не  была  похожа на  грубых
деревенских женщин,  было в ней что-то хрупкое, нежное.  Офицер сделал шаг в
ее сторону, и она, вздрогнув,  вдруг  порывисто  обняла его, прижалась к его
груди. Барановский осторожно отвел ее голову и крепко поцеловал в губы...
     Гости  посидели немного после  ухода  Барановского, потом поднялись все
сразу и, громко разговаривая, стуча сапогами, стали расходиться.



     N-ская дивизия обратила  на себя внимание диктатора, он верно оценил ее
как одну из лучших и надежнейших частей. N-ской дивизии верховным правителем
было  пожаловано георгиевское знамя и срок стоянки  в резерве продлен еще на
полмесяца. По случаю такого  радостного события, как получение георгиевского
знамени,  в  дивизии  был  устроен  праздник. Почти  все офицеры  и  солдаты
принимали  эту  награду  как  должное,  были  весьма  довольны  и  польщены.
Некоторые же  смотрели  на это дело совершенно с другой стороны. Барановский
был  из  числа  тех, которые посмеивались в душе  над хитростью Колчака, так
ловко  сменившего  у N-ской дивизии  ненавистное красное знамя на полосатое,
желто-черное,  георгиевское.  Злые языки говорили, что  если бы у N-цев было
белое знамя, то адмирал, пожалуй, и не надумал бы наградить их георгиевским,
а тут  уж волей-неволей  пришлось,  так  как нельзя же было  терпеть дольше,
чтобы в  армии его  высокопревосходительства  было проклятое красное  знамя,
этот символ борьбы  раба  за свое  освобождение. Праздник  прошел оживленно,
весело не потому, конечно, что солдаты были особенно рады высокой награде, а
потому, что всем была  известна приятная новость о продлении срока стоянки в
резерве.  После   всех   церемоний,  богослужения,  парада  и  дефилирования
церемониальным  маршем  N-цы  получили армейские подарки -- сигареты, какао,
рыбные консервы  и консервированные сосиски.  Какао  было получено в больших
банках, для  выдачи  его  рассыпали в бумагу, и  от этого  произошло  немало
курьезных  недоразумений.  Некоторые солдаты, не попробовав и не  узнав, что
это им выдали, приняли какао за перец, высыпали  его в суп, а потом ходили и
жаловались, что  у американцев  ужасно скверный перец без запаха и совсем не
горький.
     Расходились с парада с песнями. Мотовилов и Барановский, отправив  свои
роты с помощниками, стояли на углу главной  улицы,  смотрели  на проходившие
мимо  части  дивизии.  Татарский  батальон  пел по-своему. Песня татар  была
похожа на ворчание большого зверя. Временами она переходила в злобный шепот,
затихала и вдруг разрасталась в рев, звенела сталью кривых мечей и кинжалов.

     Афисер погон кайса (*)
     (* Офицер погоны надел)

     Больше  Барановский  с  Мотовиловым  не   могли  ничего  понять.  Слова
сливались в сплошную тарабарщину.

     Ал-а-ла-ла-ла-ла-ла!

     -- Вот у этих не сорвешься, брат. Хорошо дерутся. Мотовилов разглядывал
скуластые, широкие лица солдат.
     --  Ну, тоже  аллаяров(*)  порядочно и  среди  них  есть,  --  возражал
Барановский.
     (*  Аллаяр  --  ругательное слово для  татарина. Дословно перевести  --
разбитый бог.)
     -- Меньше, чем в чисто русских частях.
     Учебная команда  шла  редким, широким  шагом. Концы штыков  стояли  над
головами солдат ровной щетиной.

     Калинушку ломала, ломала, ломала, ломала. Чубарики чубчи ломала.

     Учебники  ногу держали  хорошо.  Ряды  их не  гнулись. Дистанция  между
отделениями была отрезана, как по мерке.

     ...ломала, ломала, ломала.

     Было  что-то широкое в этой  песне, спокойное  и  ленивое.  Барановский
стоял, слушал, и  в его воображении встали залитые солнцем тучные заволжские
степи,  необъятные поля  спелой пшеницы и  тишина  над всем этим  простором.
Тихо, жарко, нет мыслей и желаний.

     ...бросала, бросала, бросала, бросала.

     Первая рота третьего батальона шла со своей песней.

     Вдоль по линии Кавказа,
     Там сизой орел летал,
     Православный генерал...

     Мотив  был  немного   смешной,  прерывистый.   Стрелки  пели  заикаясь,
спотыкаясь на каждом слоге.

     В-д-о-л-ь по лини-и-и-и Кав-каза

     Легкая  пыль   поднималась  из-под  ног  роты.  Солнце  грело   сильно.
Барановский  снял фуражку  и задумался, слушая  четкий шаг, старые, знакомые
слова песни. Он почувствовал себя перенесенным в обстановку мирного времени.
Ему  начинало  казаться, что он не  в Утином,  в сорока верстах от фронта, а
где-то далеко в тылу, что вообще даже нет войны, ни красных, ни белых.

     Правосла-а-авный генера-а-ал
     Нам такой приказ давал.

     "Ничего не произошло. Ни революции,  ни  войны, ничего нет",  --  думал
офицер. Мотовилов говорил:
     --   Приятно,  Иван,  все-таки  посмотреть   на   наших   добровольцев.
Дисциплина, порядок. И всем им это нравится. Ведь они и восстание-то подняли
за порядок.  Их  борьба -- это бунт против анархии.  Мне  почему-то  хочется
сравнить наши части и шатию Керенского. Помнишь?

     На солнце ничем не сверкая,
     В оружьи какой теперь толк?
     По улицам пыль поднимая,
     Идет наш сознательный полк.

     Мотовилов восстанавливал в памяти пародию на песню гусар.

     Марш вперед, трубят в поход,
     Вольные солдаты.
     Звук лихой зовет нас в бой,--
     Не пойдем, ребяты.

     -- Сволочь! Надо было переложить этот всероссийский кавардак. Как метко
все-таки, Иван, здесь схвачены  яркие черты керенщины.  Это -- самый ее сок,
душа.  Не пойдем,  ребяты.  Что  нам  родина, честь нации. Все к  черту, все
пустяки. Слава богу, больше этого нет и не будет. Хорошо. Любо посмотреть.
     Мимо шла комендантская команда.

     Права-а-аславный генер-а-а-а-л.

     На другой день после праздника зашел к Барановскому за деньгами местный
кузнец, ковавший ему лошадь. Барановский с Фомой и Настей сидели за столом и
пили  чай.  Офицер  предложил кузнецу стакан чаю.  Кузнец  был очень удивлен
таким приемом  и стал отказываться, называя Барановского "ваше  благородие".
Барановский смеялся, говоря,  что  родился  ничуть  не  благороднее  его,  а
просто, как и все.
     -- Брось ты это, дядя, а зови-ка меня просто Иваном Николаевичем.
     Кузнец недоверчиво крутил головой.
     -- Да ты чего, Никифор, ломаешься? -- сказала Настя.  -- Садись,  выпей
стаканчик. Он у нас простой. Садись!
     Она  перевела свои сияющие  лаской глаза  на офицера.  Никифор  положил
шапку,  перекрестился  на  передний  угол и  нерешительно сел на край стула.
Настя налила ему чаю в чашку с золотыми разводами и надписью "В день ангела"
и подвинула крынку густого, жирного молока. Барановский, указывая на мешочек
с сахаром, предложил гостю:
     -- Пожалуйста, с сахаром.
     Кузнец махнул рукой.
     -- Мы уж отвыкли от него, спасибо. Забыли уж когда и пили-то с ним.
     -- Ну вот теперь попейте.
     Никифор налил  чай на блюдечко и стал пить, откусывая сахар маленькими,
чуть  не  микроскопическими  кусочками.  Выпил чашку  и, подавая  ее  Насте,
вспомнил:
     -- А я, однако, наврал вам насчет сахару-то. Ведь недавно я пил с  ним.
Вот как красны-то у нас были, так угощали.
     Барановский обрадовался.
     -- Как у вас тут, интересно, красные жили? Расскажите, что они говорили
про нас, про войну, вообще, какие у них порядки?
     Никифор замялся, начал говорить общие фразы:
     -- Известно, чего говорили, как уж враги, так, значит, враги.
     Настя резко обернулась к кузнецу:
     -- Ты, Никифор, не мнись, а говори толком, что, как и чего. Не гляди на
него, что он в погонах, он хоть и офицер, а вовсе не белый.
     Фома,  ничего не знавший о той  перемене взглядов,  какая  произошла  у
Барановского в последнее время,  не подозревавший о  его близости с  Настей,
фыркнул и опрокинув  свой стакан,  закатился  долгим смехом. Ему было  очень
смешно, что Настя называла его командира не белым. Он смеялся  над глупостью
деревенской бабы.
     -- А ты, Фома, не фыркай. Не понимаешь ничего и молчи. Ишь, раскатился,
-- прикрикнула на него Настя.
     Фома, видя, что  командир молчит, не поддерживает его, не останавливает
хозяйку, немного обиделся:
     -- Конечно, вы много понимаете. Вам сверху-то видней.
     Фома  закурил и вышел  на  улицу.  Никифор молча дул  в блюдечко. Настя
опять обернулась к нему:
     -- Слышишь, Никифор, нечего сопеть-то. С тобой, "как с человеком, хотят
поговорить, а ты, как медведь -- молчишь.
     --  Я  тебе,  Иван  Николаевич,  прямо  скажу,  --  обратилась  она   к
Барановскому, --  этот кузнец у нас первеющий  большевик в селе. Сейчас  он,
видишь, христосиком прикинулся и на икону крестится и тебя вашим благородием
называет, а  послушал бы ты, как он этих ваших благородий-то  прохватывал. О
красных порядках он очень даже хорошо знает и все может тебе рассказать.
     Кузнец перестал пить чай, побледнел и заспешил с оправданиями:
     -- Ты что,  Настасья,  белены, что ли,  объелась, какой же я большевик?
Неужто вы бабьей болтовне доверите, ваше благородие?
     Барановский стал успокаивать его, говоря,  что никакого значения словам
Насти  он  не придает и что ему безразлично, кто он -- большевик или нет,  а
ему важно только и интересно познакомиться с порядками у красных.
     Долго говорил  офицер, стараясь  осторожно  подойти поближе  к кузнецу,
вызвать его на откровенность. Никифор, видя, что офицер не арестовывает его,
не кричит, не ругает,  а говорит  ласково, тихо, стал успокаиваться. И Настя
опять принялась убеждать его, чтобы  не боялся,  смеясь уверяла,  что белены
она не  объелась.  Никифор  неуверенно  начал  говорить.  Скажет слова  два,
помолчит,   выпьет  блюдечко   чаю,  опять   заговорит.  Барановский   умело
поддерживал  разговор,  и  мало-помалу  кузнец  увлекся,  принялся  с  жаром
рассказывать офицеру о всем, что пришлось ему увидеть и услышать у красных.
     -- Там, я  вам скажу, порядок  так порядок,--  горячился Никифер. -- Уж
этого  баловства  никакого нет. Чтобы  там  крестьянина  обидеть, даром  что
взять, боже упаси. А если  какой найдется охальник, так сейчас его к стенке.
Очень  строго  насчет  этого.  Ну,  с  командирами  они  как   с  товарищами
обращаются, так и называют --  товарищ командир. Но уж в строю, командир как
командир. Приказал, и кончено. Насчет обмундирования  у них не больно важно.
Супротив вашего  им далеко. У  вас, посмотришь, солдаты  как  купцы одеты, и
подарки им, и  всякая такая  штука. Хоть  сегодня я посмотрел:  на празднике
чего только не надарили  им.  Сразу  видать, что у  вас богачи,  миллионщики
делом-то  всем ворочают,  хотят  народ-то,  задобрить,  подкупить, чтобы  он
значит,  за них  стоял.  У красных насчет этого  потуже. Правда, харч у  них
хороший,  но до  вашего далеко,  потому у них за спиной голодная Рассея, там
ведь  тоже всех накормить надо. А  насчет всего прочего взять-то  им  негде,
потому там все бедняки  дерутся  и управляют государством-то сами рабочие  и
крестьяне. Известно, нашему брату откуда взять такое богатство? Может, когда
война  кончится, наладится работа  на  фабриках,  и  все будет,  а пока  что
туговато, --  обстоятельно  объяснял  кузнец.  -- Дерутся  они,  значит,  за
освобождение  этой самой  пролетарии  от буржуазии.  Хотят  жизнь  по-новому
устроить. Барановский слушал внимательно.
     -- А скажите подробнее, как они это хотят жизнь-то по-новому устроить?
     Никифор многозначительно поднял палец кверху:
     -- О, это у них очень умственно, планно  так разработано. Только не все
они  так-то говорят, а есть у них партейные,  коммунисты,  так вот  они  все
сказывают насчет этой коммунии, новой-то жизни. Говорят, дескать, мол, между
людями не  должно  быть никаких войн,  ссор и боев. Все, мол, должны жить  в
мире,  а  пока,  дескать,   существует   всякая   собственность,  то   будет
существовать зависть, а  раз зависть, то и вражда, и брань, и драки. Каждому
ведь захочется иметь  больше  да  лучше. А они вот и  хотят собственность-то
уничтожить, сделать всех вроде как бы пролетариатами,  а имущество разное --
землю, скот, фабрики, заводы -- все сделать обчественными. Оно так умственно
и выходит: и будто нет у меня ничего  своего и есть все, потому я имею право
всем с общего, так сказать, котла  пользоваться. И никому не завидно, потому
все равны  и у всех все поровну есть. А  коли  недород какой  случится, коли
хлеба не будет, то уж у всех его не будет, а не то что раньше: один с голоду
пухнет, а другой от обжорства жиреет.
     --  Ну, а  как они  работать-то  думают, скажем, хоть  на  фабрике? Как
прибыль делить думают?
     --  У  них  прибыли этой,  значит, никакой нет, а есть только материал,
который  изготовляют, и  уж этот-то материал и делят  всем.  А  работают все
сообча, всем обчеством,  коммунией-то,  значит, и  сообча всем пользуются. И
много, говорят, в Рассей этих  у них  коммунии развелось и живут, сказывали,
согласно все,  как  одна  семья, потому  распорядок весь  умственно,  планно
сделан.
     Барановский смотрел на смуглое, со следами копоти лицо  кузнеца, на его
серые,  умные  глаза,   слушал   его   голос,  сильный,   звучащий   нотками
непоколебимой веры в новую  жизнь,  в "коммунию", и в его пылком воображении
раскрывались грандиозные картины жизни нового прекрасного мира.
     Кузнец ушел.  Настя  принялась убирать  со стола. Барановский  сидел  в
глубокой  задумчивости, разбираясь в  массе мыслей, возбужденных отрывочными
рассказами Никифора. Офицер теперь представлял  себе более ясно, что красные
идут за определенную идею, за осуществление идеалов социализма, и сейчас же,
делая сопоставление, разбираясь в том, за  что дерутся белые, Барановский не
находил  подходящего  ответа. Слишком разнокалиберен  был  состав как  белой
армии,  так  и вообще людей, в  той или иной  степени причастных  к борьбе с
красными. Одни  думали, что идут за революцию, какую --  неизвестно,  другие
шли  определенно за  реставрацию  монархии, третьи  -- черт  знает  за  что,
четвертые--просто  потому,  что  их  силой  гнали  в   бой,  потому  что  не
разбирались,  на  кого  поднимают  руку.  Барановский  всем существом  своим
чувствовал, что больше он не в силах идти на фронт, и ломал себе голову, как
бы  избавиться  от  скверной  роли,  навязанной  ему  судьбой, руководителя,
инструктора убийства,  истребления себе подобных. Подошла Настя, села рядом,
положила ему голову на плечо. Он обнял ее.
     -- Милый, не ходи ты на войну, -- начала Настя, -- убьют тебя там. Да и
за кого ты пойдешь драться? За  что? А  с кем? Ведь ты  сам говоришь, что  у
красных  порядки хорошие.  Не ходи, дорогой ты мой, останься  у меня. У  нас
мужики народ дружный, спрячем тебя,  никто не найдет. А  как красные придут,
вот ты и свободен будешь.
     -- Я давно об этом думал, Настя. У меня даже хранится  приказ Троцкого,
где он  говорит, чтобы всех белых  перебежчиков принимали и делили бы с ними
хлеб-соль. Там  у него есть  такая  фраза: "Увидев, на чьей стороне правда и
сила, не только  солдаты Колчака,  но и многие из его офицеров  будут честно
работать в  Советской Республике". И вот я думаю  бежать к красным и  боюсь.
Ведь  и  ваши-то  крестьяне,  пожалуй,  чего  доброго,  выдадут, если  здесь
остаться?
     -- Голову даю на отсечение -- не выдадут. Барановский задумался, горько
улыбнулся.
     --  А  ты  думаешь,  красные-то  меня  так  и  примут с  распростертыми
объятиями? Как же.  Троцкий-то  пишет хорошо, а как масса-то красноармейская
думает? Скажут, золотопогонник, и поставят к забору.
     Наетя  молчала, и  слезинки  быстро капали  у  нее из  глаз. Она сильно
привязалась к  Барановскому,  полюбила  его: он был  первый  у  нее  в жизни
мужчина, который подошел к ней  по-человечески. Ей нравились его  мягкость и
доброта.  Настя  никак не могла понять, за что бы красные могли  расстрелять
Барановского,  когда  он  такой  хороший и совершенно  не  похож на  белого.
Барановский, мучимый сомнениями, начал ходить из  угла в угол. Настя сидела,
низко уронив голову, и плакала.  Барановский  в сотый раз мысленно повторял,
что против красных он идти не может. Но где выход? Сдаться в плен -- опасно.
Сбежать и  от красных, и от.  белых, но куда? Барановский нервно хватался за
голову и  бегал по комнате.  Для молодого офицера наступили мучительные  дни
сомнений и колебаний.
     Время  летело быстро. Срок отдыха дивизии  близился к концу.  Офицеры в
полку развлекались  как могли.  Ко  многим из  них  приехали жены, вызванные
телеграммами. В местной школе часто  устраивались семейные вечера с танцами,
картами и выпивкой. Скуки ради флиртовали все отчаянно. Подпоручик Петин был
удостоен высоким вниманием  самой супруги  командира  полка.  Молодой офицер
ходил,  как обалделый,  опьяненный  своим  успехом.  О  своей  победе  Петин
рассказывал в среде товарищей с бахвальством мальчишки, примешивая к этому и
некоторую  долю  серьезных   соображений  материального  характера.  Зеленый
подпоручик  мечтал  уже  об аксельбантах  адъютанта и весьма  недвусмысленно
намекал, что его,  пожалуй, скоро представят в поручики. Офицеры  завидовали
ему  и злились  и  мстили тем, что во  всеуслышание говорили о  его связи  с
Ларисой Львовной,  женой командира полка.  Но не  одна Лариса  Львовна стала
предметом злых сплетен и  нападок досужих болтунов. С женами других офицеров
обстояло не  лучше.  Жена  командира восьмой  роты была  замечена  в  весьма
вольной  позе  с  командиром  второго  батальона.   Жена  командира  второго
батальона часто  уединялась с командиром первого батальона. Командир восьмой
роты  почему-то перестал охотиться, а в рощу стал ходить  с женой начальника
хозяйственной части,  и  так  далее  в этом роде.  Сложная  любовная интрига
переплела   весь  полк.  Люди,   не  интересовавшиеся   любовными   утехами,
подвизавшиеся на зеленом поле, в объятиях  зеленого  змия, не раз,  сидя  за
картами, говорили,  что за время этой стоянки  в  резерве в  полку все стали
родными.  Все  происходившее  в  полку ие  ускользало  от  внимания  местных
жителей, крестьян,  и  они,  посмеиваясь,  говорили  о  том,  как  весело  и
беззаботно живут господа,  и очень удивлялись, что они отбивают друг у друга
жен.
     --  Точно нарошно, сговоримшись, все  это  они  делают,  -- недоумевали
мужики.
     -- Один ахвицер отбил  у другого жену, ан, смотришь, и у няво-то своя с
другими улетела. Чудеса!
     Кузнец  Никифор, сердитый и  черный,  стоял среди  кучки односельчан  и
говорил, что никакой  в этом потехи  нет,  а что крестьянину  даже  противно
смотреть иа все эти гадости.
     -- Ты целый  день горб гни,  а они только пьянствуют, баб друг  у друга
воруют да хлеб  переводят, а откуда они берут его? С чьего поля? Все  с нас,
дураков. Эх, так бы я их всех. У-у-у!
     Никифор сжал кулаки  и грозил  в сторону  школы,  откуда  неслись звуки
веселых танцев.
     Срок отдыха истек, и дивизию потребовали  на фронт. В день  выступления
из  Утиного N-цев подняли до рассвета.  Ночь  была  холодная,  ветреная, шел
мелкий,  затяжной осенний  дождь. На  улицах нога вязла  в липкой  и  жидкой
грязи. Люди зябко кутались в поднятые воротники шинелей. Мотовилов  со своей
компанией  стоял на крыльце  ротной канцелярии, дожидаясь, пока  фельдфебель
выстроит роту. Оделся  он  немного щеголевато,  легко,  не по  сезону, холод
пробирал его,  но  он  был в  хорошем настроении  и, чтобы согреться,  мелко
приплясывал на крыльце, подпевая себе вполголоса:

     Кто народу дал свободу?
     Кто его вывел из тюрьмы?

     Остальные офицеры тоже прыгали с ноги на ногу.

     Солдатики, ваши братики
     Московские шулера.
     Кто с кухарками флиртует?
     Кто их жарко так целует? --

     продолжал Мотовилов.
     --   Первый   батальон,   смирна-а-а,   господа  офицеры!   --  заревел
батальонный. Офицеры вытянулись.
     --  Господа  офицеры!  Здорово,  лихие N-цы,  -- поздоровался  командир
полка.
     Сонными  голосами,  вразброд  ответили N-цы.  Настя  не вышла  на улицу
провожать  Барановского,  боясь,  что  ее слезы  заметят  односельчане.  Они
простились дома. Настя, глухо рыдая, припала лицом к окну, не сводила глаз с
темного силуэта офицера. Она  видела сквозь  тяжелую муть рассвета, как Фома
подвел ему лошадь, как он сел в седло. В ушах ее долго звенели последние его
слова: "Девятая рота, шагом марш!" А в глазах мелькали сгорбившиеся, озябшие
фигуры солдат, тяжело шагающих по вязкой и глубокой грязи улицы.



     На улицах под ногами, как в отхожем месте, расплываясь, чавкала липкая,
жидкая  грязь. Круглыми,  мутными,  вонючими  плевками  серели  лужи.  Небо,
забросанное  скомканной  грязной  бумагой,  мокрыми  тряпками,  нестиранным,
рваным  бельем, слезилось,  роняло  вниз холодные нити  мертвой слюны.  Было
скользко  и холодно. Толпа на тротуарах  двигалась  тихо,  осторожно ступая,
засучив  концы брюк, высоко подняв юбки, засунув руки в карманы, спрятавшись
в воротники, надвинув шляпы. На заборах, в витринах магазинов плакали, кисли
от дождя белые бумажки:

     Братья христиане! Настал час, когда мы должны спросить себя, идем ли мы
с Христом или против него?

     Толпа, слепая, озябшая, ползла мимо, не замечая.

     Кто  с  большевиками или помогает им,  тот снимает с себя крест  и идет
против Христа и церкви его.

     Они  шли. Почти все с крестами. На  золотых цепочках, на серебряных, на
шнурках.  Но  не  все  ли равно?  На  фронте положение было безнадежное. Ну,
безнадежное, ну и что же? К чему кресты, Христы? Не поможет. Нет. Все равно.
Закрытые шляпами, зонтиками, они не хотели думать. Все равно. В дождь хорошо
сидеть у огня. Под теплым одеялом. Дремать.

     Если мы -- христиане, то не страшны нам большевики, как не страшны бесы
силе креста.  Позорно  христианину,  осененному  силой креста,  бояться силы
бесовской.

     Позор. Зачем же? Нет, это  не нам. Зачем бегут  с фронта. Это им. Бесы.
Сила бесовская.  У  камина светло. Не страшно.  Везде перед  иконами лампады
неугасимые. Не страшно. Холодно. Скучно. Только.

     Не сумев защитить Родины, защитим хотя бы семьи наши. Для сего образуем
дружины креста.

     Злоба трясет мелкой дрожью.  Сколько. Проклятый Брест.  И опять. Опять.
Они бегут. Неужели  новый позор? Не пускать  их. Наставить кругом  пулеметы.
Загородить трусам дорогу. Семьи.  Разрушают уют. Загадят  комнаты. На  улицу
выкинут. Холодно. Скользко. Нас не  будет. Уничтожат всех.  Кафе манили  их.
Там тепло, уютно.

     Родина-мать  изнывает  в крови и страданиях.  Ножи  палачей повисли над
ней...  Руки убийц  терзают ее и хотят стереть  самое  имя  "Россия".  Будут
немцы, китайцы, французы, -- России и русских не будет.

     Стена  кусками  роняла размокшую бумагу.  Ветер подхватывал черно-белые
кружева воззваний,  тискал  в  грязь, швырял  на тротуары. Вывески скрипели.
Недалеко  стучал завод. Сотня рабочих чинила  пулеметы.  Люди в  погонах,  с
винтовками стояли у них за спиной.

     Спешите же в наш стан, в русский стан, стан демократии.

     Толпа ползла. Из ресторана пахло жареным мясом. Бифштекс с кровью очень
вкусен. В подвале,  забившись  в угол,  грызла  руки жена Иванова. Его вчера
расстреляли на дворе завода. По подозрению.

     Нас ждут там, ждут как спасителей. И мы должны идти.

     Брызги грязи липли на сапоги, на короткие английские шинели. Винтовки с
ложами  из  черного  ореха  резали плечи.  Огромные вещевые  мешки  и  сотни
патронов  гнули к земле. Скользко и сыро. Песня путалась, обмазанная грязью,
глохла.

     Эту войну не мы начали, а большевики. Они и погибнут.

     В кафе хорошо.  Фронт еще далеко. Ну и хорошо.  Там голодают. В далеком
красном,  там. Пусть. Не  умеют жить. Мы умеем. Мы  все можем.  Мы  накормим
всех. Не хотят, не надо. Будем смеяться.

     Живем сытее вас, спокойнее вас, хотя у вас всякие усовершенствования  -
Совнархозы, Центроспички, Комбеды, только вот есть вам нечего.

     Сцепщик, трусливо  озираясь, нырял под вагоны.  Черные  руки  с усилием
накидывали  тяжелые цепи. Красные вагоны  прыгали, покачивались.  Из  окон и
дверей хохотали. Сильно несло  спиртом. Визжали женщины. Добровольцы уходили
на фронт.

     Правы советские газеты,  говорящие, что в  России  в  смертной  схватке
встретились  два  мира.  Два  мира,  мир  справедливости  и   мир  измены  и
хулиганства, мир христианский и мир антихриста, мир  адмирала Колчака  и мир
шляпного торговца Лейбы Троцкого-Бронштейна.

     Колокола говорили нежно, едва слышно. Ладан застилал глаза.
     -- Господу помолимся!
     Живот у батюшки был круглый. Риза блестела золотом. Ветер  не унимался.
Белые лохмотья трепались на стенах.

     Что большевики обещали и что дали:
     Обещали: Дали:
     Мир Гражданскую войну
     Натравили рабочих на крестьян
     Волю Двуединую монархию
     Ленина и Троцкого
     Хлеб Голод

     Большевики обманули. Мы не обманем. Мы все дадим.

     Стремясь обеспечить крестьян землей на началах законных и справедливых,
Правительство   с  полной   решительностью  заявляет,   что  впредь  никакие
самовольные захваты  ни  казенных,  ни общественных, ни  частновладельческих
земель допускаться не  будут  и все нарушители  чужих земельных  прав  будут
предаваться законному суду.

     Лошади  были  сытые, зады у них лоснились. Широкая  спина кучера  мягко
покачивалась. Бутовы ехали на вокзал.
     -- Ты,  Шурочка, не беспокойся. Поездка  в Японию  обеспечит нас на всю
жизнь.
     --  Митя,  я не беспокоюсь, но  зачем это  сейчас? Ведь  мы сыты  --  и
хорошо.  Лучше быть вместе теперь. Смотри, все бегут из Омска.  Я боюсь, что
ты не успеешь вернуться. Они придут. Ах, это ужасно.
     -- Не беспокойся, милочка. Их отгонят.  Я вернусь. Все будет хорошо. Не
беспокойся, милочка..
     Рессоры  плавно опускали и поднимали  экипаж. У вокзала стояла вереница
пролеток,  телег, тарантасов. Уезжающих  на Восток было  много.  На запасных
путях беженцы жгли костры. Грязное белье на небе  набухло. Вода текла с него
ручьями.  По  улицам было  трудно идти. Скользко. Холодно. Платформа  черная
блестела.  На больших ресницах Бутовой висели  горячие капельки.  Не  дождь.
Слезы.
     -- Не беспокойся, милочка.



     Стоял октябрь.
     Голые  белоствольные березы  беспомощно гнулись под  напорами  сильного
осеннего ветра. Легкие первые снежинки кружились в воздухе, тихо ложились на
озябшую  землю. Иногда  ветер разрывал  тонкие снежные одежды земли, обнажая
его  грудь,  сплошь покрытую багрянцем опавших листьев, а  людям, измученным
долгими боями, грязным и дрожащим  от  холода,  казалось, что  из-под  снега
огромными яркими пятнами выступает пролитая ими кровь и молчаливо напоминает
об изуродованной, загаженной человеком жизни. С  каждым днем снег становился
все глубже,  с каждым днем он все  плотнее закрывал  израненное,  изорванное
снарядами  и  пулями  тело  земли. Стоял  октябрь, фатально  счастливый  для
красных месяц. В этом году  они опять, как и в прошлых  двух, в октябре были
победителями.  На  фронте дела белых становились все  хуже и хуже.  В старых
добровольческих полках,  основательно  потрепавшихся  в  боях, чувствовались
упадок духа и усталость. Молодые сибирские части были настроены враждебно по
отношению  к правительству  Колчака и не только уклонялись от боев,  но даже
перебегали  на  сторону  красных  целыми  ротами,  батальонами.   Финансовые
операции, закон  о земле,  карательная  политика  сибирского  правительства,
умело использованные красными в целях агитации, делали свое дело.
     Наступление от Петропавловска  до  Кургана и  захват берега Тобола были
последним  успехом белых, последней предсмертной судорогой армии Колчака. На
Тоболе,  получив  смертельный  удар,  белая  армия  начала  безостановочное,
беспорядочное  отступление.  Отступление  без   всякого  нажима  со  стороны
противника,  который  едва поспевал за  отходящими.  Отход армий прикрывался
незначительными,  бутафорскими  арьергардными боями. Каждому, от рядового до
генерала, было  ясно, что дело проиграно, что армия Колчака  скоро прекратит
свое существование.  Не понимал, видимо,  этого только один генерал Сахаров,
который предложил  Колчаку организовать защиту Омска, настаивая на  том, что
столица Сибири  не должна быть сдана. Колчак согласился. Конечно,  ничего из
этой затеи не вышло, и Омск был сдан почти без  боя теми  самыми образцовыми
егерскими частями, на  которые так надеялся  диктатор. Взятие  Омска нанесло
последний сокрушительный удар армии Колчака. Грозный призрак коммунизма стал
в Сибири реальным  воплощением дня. С запада наступала на белых крепнувшая с
каждым  днем  Красная Армия,  с  севера,  юга и  востока  наседали  на  них,
перегораживая  путь  отступления,  красные  партизаны.  Местные  жители  без
принуждения не  давали  отступающим ни крошки хлеба, ни фунта мяса, ни одной
подводы. Белая армия заметалась, как зверь в капкане.
     Тяжкий молот классовых противоречий разбивал в куски разлагающееся тело
белогвардейщины, тысячами разил белых, гнал их безостановочно. Красная Армия
наступала, побеждала, брала одну губернию  за  другой.  И чувствовалось, что
берет верх  она не  численным  превосходством, не техническим преобладанием.
Было что-то в ее железном марше страшное и  неотвратимое, как судьба, что-то
необъяснимое, но огромное и властное, вселявшее панику в ряды белых.
     Белая армия  расползалась по всем швам  и соединениям. Оборвалась связь
между  корпусами,  несогласованно  действовали   дивизии,  полки  отрывались
десятками и растекались  поротно, повзводно  или  просто кучками. Дисциплина
совершенно пала. Никто  никого  не  слушался,  никого  не признавал,  каждый
действовал по своему усмотрению и за свой страх. Начался массовый переход на
сторону красных. Сдавались поодиночке  и целыми  частями. Сдавались, таща  с
собой  громадные  запасы   обмундирования,  снаряжения,   боевых   припасов,
продовольствия. Не желавшие сдаваться, вернее, боявшиеся сдаться, отходили в
глубь страны. Отступали главным образом офицеры и добровольцы и люди, просто
захваченные потоком движения, шедшие по инерции.
     После Омска  можно  было отступать только по одной дороге,  на  которой
сошлись и смешались  все части когда-то хорошо организованной армии. Тут шли
каппелевцы, ижевцы, уфимцы, действовавшие  в последнее время на левом фланге
армии;  с ними в одном потоке откатывались  воткинцы, оперировавшие ранее на
правом  фланге, тут был и какой-то  степной  корпус, и прифронтовые полки, и
тыловые  части,  управления,  учреждения,  эвакуировавшиеся  за  недостатком
вагонов  на  лошадях;  тут  же  отходили  только   что  прибывшие  на  фронт
добровольческие дружины святого креста и полумесяца, бежали и жалкие остатки
сибирских дивизий, таявшие с каждым  днем, так как солдаты сибиряки отходили
только  до  родных  сел,  где  и  оставались.  К  отступавшей  массе военных
примешивались  волны  беженцев,  ехавших  с  войсками  на  Восток.  Казенные
фургоны, орудия,  зарядные ящики,  сани,  кошевки, телеги, верховые  лошади,
солдаты,  офицеры, женщины,  дети, чиновники гражданских  учреждений,  полки
кавалерии, гурты скота, обозы подводчиков --  местных жителей, казачьи части
-- все  смешалось  в одну  массу  и в  хаотическом  беспорядке  стремительно
откатывалось  на Восток.  Широкой черной лентой  ползла  волна  отступающих,
пожирая и уничтожая все на своем  пути. На десятки верст  вправо и влево  от
железной  дороги,  по  главному  тракту  и  небольшим  проселочным  дорогам,
деревни,  села,  заимки,  города   были  битком  набиты  белыми.  Армия  как
организованная  боевая  и хозяйственная единица перестала  существовать,  но
масса людей, входивших  в ее состав, осталась, нуждаясь по-прежнему  в пище,
одежде,  перевозочных  средствах.  Огромную  дезорганизованную  массу людей,
конечно, некому было  кормить, снабжать всем необходимым, и она,  голодная и
холодная,   подгоняемая  сильным  врагом,  свирепела,   как   зверь,   жадно
накидывалась   на   города,   села,   деревни,    заимки,   громила   склады
обмундирования, вина,  продовольственные  магазины,  тащила  с  крестьянских
полей последнюю охапку сена, соломы, выгребала из амбаров и кладовок местных
жителей  все  запасы   муки,   зерна,  картофеля,  масла,  убивала   массами
крестьянский скот, птицу, жгла на своих кострах все, что можно было, обрекая
остающееся на местах население на голод и холод. По ночам огромное  багровое
зарево стояло  на всем  пути  отдыха бывшей армии  Колчака --  то  люди,  не
захватившие квартир,  вынужденные ночевать на  снегу,  жгли костры,  прячась
около них от жестоких сибирских морозов. Среди отступавших начались массовые
заболевания тифом.  Целые обозы в  сотни  подвод  с больными и обмороженными
тянулись  в города. Лазареты не в силах  были принять  всех, и масса больных
бросалась на дорогах в санях или просто на снегу, где смерть быстро и  верно
излечивала их,  раз  и навсегда  освобождала  от  всех  страданий. Фуража не
хватало, и  загнанные  и голодные  лошади сотнями  падали  на  дороге. Трупы
замерзших  людей  и дохлых  лошадей,  как  страшные  вехи,  обозначали  путь
отступления.  Точно смертоносный смерч несся на Восток, крутясь по городам и
селам, оставляя  после себя  ужас  смерти и  разрушения, устилая  свой  путь
трупами людей и животных, черными полосами пожарищ.
     На  остановках,  во  время  ночевок,  теснота  была  невероятная.  Люди
набивались  в  избы так,  что  в них  буквально можно  было  только  стоять.
Холодные и усталые солдаты, ища защиты от ветра и снега, забивались в хлева,
амбары, конюшни, располагались на гумнах, у зародов  сена  или соломы. Самые
несчастливые, приехавшие позднее всех в деревню, отпрягали лошадей на улице,
раскладывали большие костры и тут  же спали в санях, тесно прижавшись друг к
другу.
     Барановский, Мотовилов и Колпаков с остатками  своих  рот оторвались от
полка и  ехали  вместе, составив, по выражению Колпакова, "ударно удирающий"
батальон. Барановский ехал, занятый своими мыслями, ни во что не вмешивался,
с каким-то безучастием и  покорностью  подчиняясь  распоряжениям энергичного
Мотовилова,  фактически ставшего командиром всех  трех сведенных рот, потому
что  и  Колпаков,  человек  с  ленцой,  с удовольствием  свалил  с себя  все
хозяйственные заботы. Ударно удирающему батальону не  везло: он третьи сутки
ночевал  на улице. Запасы  продовольствия истощились.  Хлеба  не было,  мяса
тоже, оставалось только несколько бочек масла, которое люди грызли на морозе
с  луком, захваченным  на одной  из хохлацких заимок. С  последней остановки
Мотовилов выехал злой и угрюмый, с твердым намерением во что бы  то ни стало
захватить в  следующей  деревне  квартиру  и в тепле  хорошенько  выспаться.
Мотовилов ехал  и  мысленно  рассуждал о том,  как  надо жить, и  приходил к
своему  старому выводу, что нужно брать все силой, что живет только сильный.
Ему  вспоминалась  только  что  оставленная  деревня,  где они  и  могли  бы
втиснуться  кое-как  в избу, но солдаты  не пустили их, и они вынуждены были
ночевать на морозе.  Офицер  краснел от одного воспоминания о  том унижении,
какое пришлось им пережить  на  последней  остановке.  Иззябшие и  голодные,
после  шестидесятиверстного  дневного перехода,  они стали просить  каких-то
солдат,  занявших  избу, пустить  их погреться. Из избы в ответ  на вежливое
"пожалуйста" офицеров раздалась грубая площадная ругань и крики:
     -- Много вас тут найдется, катитесь дальше! Самим сесть негде!
     Один  пьяный,  с оборванными погонами, в  английской  шинели, вышел  из
избы, и, громко икая и  покачиваясь, глядя на офицеров мутными глазами, дыша
им в лица винным перегаром, засмеялся:
     -- Что,  господа офицеры, плохи  дела-то?  Не  пускают. Н-да-с,  прошли
золотые денечки. Теперь  мы все равны. Все  бегунцами  стали.  Ик,  ик!  Все
бегунцы. Н-да... ик, ик!
     Солдат  сильно покачнулся  и, чтобы не упасть, схватился руками за угол
избы, закинул  голову назад, попытался запеть, но у  него  из горла вырвался
прерывистый, заглушенный вой, и весь  он, лохматый и  грязный, был  похож на
дикого  зверя.   Замолчав,  пьяный  выпрямился  и,   обращаясь  к  офицерам,
продекламировал:

     Офицерик без погон,
     Вспомни, что было.

     Мотовилов молча размахнулся  и сильно ударил пьяного кулаком в ухо, тот
без  звука  рухнул  на  снег,  потеряв  сознание.  Офицеры вышли  со  двора.
Барановский с нервно подергивающимся лицом спрашивал:
     -- Ну зачем это, Борис? Зачем?
     -- Дурак ты, --  коротко  ответил Мотовилов. Теперь,  сидя  в  санях  и
вспоминая  эту  сцену,  офицер  со  злобой думал  о "серой  скотине".  После
нескольких часов езды Мотовилов остановил свой батальон на  вершине холма, у
подошвы  которого стояло село.  С  холма хорошо  было видно, что село  кишит
людьми и обозами.
     Свободных квартир в нем, несомненно, не было. Офицер подошел к саням  с
пулеметом и твердым, властным голосом приказал пулеметчику:
     -- Снимай пулемет. Ставь на дорогу.
     Кольт зачернел на снегу, вытянув свое дуло в сторону села.
     --  Заряжай! -- командовал Мотовилов.-- Церковь видишь? -- спрашивал он
пулеметчика.  -- По вершине креста, с рассеиванием, -- продолжал командовать
Мотовилов. -- Пулемет, очередь!
     Двадцать пять пуль  со свистом пролетели  над  селом,  и сердитый  стук
пулемета  разнесся  по  всем  улицам.  В  селе   поднялась  суматоха.  Люди,
измотавшиеся вконец за долгое отступление,  не  разбираясь ни в чем, услышав
только стрельбу, решили, что  подошли красные, в  панике метнулись из  села.
Обозы сплелись в запутанный клубок, сгрудились на узких  улицах в  несколько
рядов,  не могли  разъехаться, выехать в поле. Мотовилов, смеясь, наблюдал в
бинокль,  изредка выпуская из  пулемета  небольшие очереди. Обозники  рубили
постромки и  гужи, садились на лошадей  и  удирали верхом,  бросая  сани  со
всяким  добром. Минут в пятнадцать село было очищено совершенно, и Мотовилов
въехал в  него  с  батальоном,  приказав  людям  набрать из брошенных обозов
необходимые продукты и  вещи поценней. Солдаты, обрадованные легкой добычей,
со  смехом  принялись  за  разборку брошенного,  хваля  находчивость  своего
командира. Жадный и запасливый  каптенармус  из  роты  Колпакова бегал между
саней и, задыхаясь, кричал солдатам:
     -- Ребята,  ничего не бросай. Там  если чай  или  что, тащи. Масла тоже
надо взять. Лошадей достанем. В дороге все годится.
     Офицеры заняли один из лучших домов. Мотовилов с видом победителя сидел
в   переднем  углу.  На  столе  дымилось  большое  блюдо  разогретых  мясных
консервов,  брошенных какими-то штабными.  Фомушка трясся  от душившего  его
смеха, вскрывая банку забытых консервированных фруктов.
     -- Ты что, Фомушка? -- устало спросил Барановский.
     -- Да как же, господин поручик, тутока за версту кто-то в небо палит, а
тысячи людей бегут. Ну и трусы, -- раскатывался и фыркал вестовой.
     Трофеи превзошли все ожидания. Взято было масло, мясо, консервы, сахар,
чай,  мука, крупа,  рис,  овес, полвоза валенок, десяток  полушубков, белье.
N-цы  в  этот день  основательно  поужинали и  в теплых  избах расположились
спать. Но к утру  стали подходить новые обозы,  и людей в избы налезло опять
так  много,  что на рассвете офицеры  едва  выбрались из квартиры, с  трудом
шагая по груде человеческих тел, лежащих на полу в тяжелом забытьи. Ехать по
большой  дороге не было никакой возможности. Обозы шли по ней в четыре ряда,
сплошным  потоком, растянувшись  на десятки,  а может  быть, и сотни  верст.
Движение было крайне  медленное.  Впереди идущие  то и дело останавливались,
задерживая из-за какой-нибудь поломки саней или  порчи сбруи тянущийся сзади
хвост на несколько верст. Люди стояли, злобно ругаясь и крича:
     -- Ну, понужай там, понужай!
     Мотовилов  решительно  повернул  со  своим  батальоном  влево,  заметив
небольшую полевую дорожку, и к концу дня весьма удачно вывел его на  глухую,
брошенную  хозяином немцем  богатую  заимку.  Обозов  на  заимке было  мало.
Большая рабочая  казарма с нарами была свободна, батальон разместился в ней.
В казарме была плита  с двумя вмазанными в  нее котлами и русская печь. N-цы
пришли  в восторг  от таких удобств.  Солдаты  шутили, отогреваясь  в теплом
помещении.
     -- Вот, ребята, повезет так повезет. Вторую ночь  под крышей ночуем, --
говорил кто-то, залезая на верхние нары.
     Вестовые и несколько солдат отправились за дровами. Вернулись они, таща
части  разломанных фур,  телег и даже  принесли  шикарное дышло от какого-то
экипажа,  покрытое  черным лаком.  Вестовой  Мотовилова принес  пару хороших
венских стульев и несколько гравюр, снятых им со стены в доме хозяина.
     -- Это для чего? -- спросил его Мотовилов.
     --  На разжигу,  господин поручик.  Лучины нет, -- простодушно объяснил
вестовой и принялся небольшим топориком рубить спинку стула.
     Мотовилов махнул рукой:
     -- Валяй, ребята, жги, руби, только красным не оставляй.
     Колпаков  с глубокомысленным  видом счел долгом присоединиться к мнению
коллеги.
     -- Правильно, Борис Иванович, правильно. Помните, Кутузов, оступая, жег
все  на своем  пути,  чтобы  французам не досталось? Безусловно,  мы  должны
поступать так же. На войне как на войне!
     Полотно гравюр с масляной краской  и сухие ножки стульев горели хорошо.
Дрова быстро  разгорались и,  потрескивая, стали  бросать  в  казарму полосы
мятущегося, желтого. света. Фома явился  после  всех,  сгибаясь под тяжестью
большого мешка. Офицеры встретили его спрашивающими,  любопытными взглядами.
Вестовой  подошел  к огню и вытряхнул из мешка  окровавленных гусей, индеек,
кур, уток.
     -- Браво,  Фома. Хо-хо-хо! Ого-го!  --  загоготал довольный  Мотовилов,
щупая жирную, откормленную птицу.
     -- Где это ты словчил, молодчага? Фома вытирал рукавом нос:
     -- На дворе тутока,  господин поручик.  Смотрю, солдаты откуда-то гусей
да пырышек тащат. Я подследил. Оказывается, из хлевушка такого, особенно для
птицы устроен. Я туда, а там птицы этой  видимо-невидимо. Ножик был при мне,
я и давай полосовать. Чать красным не оставлять? -- закончил вестовой.
     --   Верно,  Фомушка,  однако,  ты  куда   логичнее  своего   командира
рассуждаешь, -- заметил Колпаков.
     Мотовилов повернулся к нарам.
     -- Ребята, тут гусей и индюшек до черта. Кто хочет,  вали, режь. Сейчас
их в котел и гусиный суп  на весь батальон сварганим. А ты, Фома, не  зевай,
тащи еще. Годится в дороге, -- вполголоса приказал он вестовому.
     Фома схватил мешок  и  побежал из  казармы,  а  за  ним десятка полтора
солдат.  Немного спустя они поодиночке  возвратились, таща гусей, кур, уток.
Фома вернулся опять с полным мешком, но принес одних только индеек.
     -- Эти скуснее всех, -- объяснил он.
     Несколько солдат с хохотом втащили в казарму отчаянно визжавшую большую
породистую свинью,  повалили  ее  около печи и  тут  же всадили ей  в  горло
длинный японский штык. Потом притащили и зарезали  шесть поросят.  Мотовилов
только одобрительно гоготал, поощряя солдат.
     -- Вали, вали, ребята. Не все же нам лук без хлеба жрать. Пора и мясцом
побаловаться.
     Вестовые суетились  у огня. Фома жарил пару индеек, а другие двое пекли
блины. Несколько гусей были  быстро ощипаны и брошены в котел. К полуночи по
казарме распространился вкусный запах супа и жаркого. Ужин был готов. Прежде
чем подать на стол  индеек, Фома  куда-то исчез и  вернулся через  несколько
минут с двумя стеклянными банками в руках. В одной была маринованная свекла,
в другой брусничное варенье.
     -- К жареному, господин поручик, -- сказал он и засмеялся.
     -- Ну и сокровище у тебя вестовой, Ваня. Кладовую взломает, семь замков
сшибет, а достанет все для своего барина.
     Барановский молча ложился на нары.
     -- А ужинать-то, господин поручик? -- спросил Фома.
     -- Я не хочу,  Фомушка, -- тихо ответил офицер  и  закрылся шубой. -- Я
спать хочу.
     Фомушка немного обиделся.
     -- Ну, господин поручик, я старался, старался для вас, а вы спать.
     Мотовилов с аппетитом  ел индейку, жалея,  что нет его приятеля Петина,
убитого в последних боях, который так любил покушать.
     Утром при  выстраивании батальона Мотовилову бросилась  в глаза  фигура
его фельдфебеля, важно  сидевшего в санях на мягком кресле, обитом малиновым
плюшем.
     -- Где достал?
     --  У   немца,  господин  поручик.  Все  равно  пропадет,  --  как   бы
оправдываясь, ответил фельдфебель.
     Мотовилов добродушно засмеялся:
     --  Ничего, ничего,  это  хорошо.  Смотри  только не  слети.  Вон какую
каланчу соорудил.
     Обоз тронулся, держась стороной от главного тракта.  Вечером приехали в
небольшую  деревушку. На этот раз  в  избу попали  только  офицеры. Солдатам
пришлось разместиться в хлеве  и конюшне вместе со скотом хозяина. Изба была
полна народу. Люди стояли, сидели, лежали на скамьях, на полу, толкая и давя
друг    друга.    В    более    лучших    условиях    находилась    компания
офицеров-артиллеристов,  сидевших  за столом с батареей бутылок и игравших в
карты. Вся семья хозяев -- муж, жена, старуха бабушка и несколько  ребятишек
забились на полати и печь. Хозяйка сидела на краю печи с грудным ребенком на
руках.
     --  Здравствуй,  хозяюшка,  --  с  трудом  пробиваясь к  столу,  сказал
Барановский. -- Чем угощать будешь гостей непрошенных?
     Хозяйка, запуганная голодными озлобленными людьми,  лезущими в избу без
конца и счета днем и  ночью и требовавшими с нее каждый день хлеба,  молока,
муки, не поняла шутки офицера, заплакала.
     --  Батюшка  мой,  да какие  же у нас угощенья? Ведь вот  третью неделю
войско идет бесперечь, бесперечь, -- причитала она сквозь слезы.
     --  Все  у  нас  посъели.  Хлебушко  весь  повыгребли.  Двух  коровушек
зарезали. Овечек всех взяли. Ой-ой-ой! -- рыдала женщина.  -- Самих, видишь,
на печь затолкали, и больше места нам нету. В избе ступить негде. А на печке
мы от  жару пропадаем. Каждый  солдат,  как придет,  так печку затапливает и
лепешки стряпает. Того  и  гляди изба  сгорит. Ребеночек один от жару помер.
Ой-ой-ой, горе наше горькое.
     --  Да  ты  чего  это,  хозяюшка,  расплакалась,  ведь  я  пошутил,  --
успокаивал ее Барановский.
     Бородатый  мужик  слез  с  полатей  на  печь  и  заговорил  с  каким-то
отчаянием:
     -- Какие теперь шутки, господин офицер.  Нас  они,  шутки-то  эти,  как
ножом  по сердцу  режут.  Вы подумайте только,  как  жить-то? Чего я  весной
делать буду, коли у  меня последнюю лошадь  взяли?  А мне  вон одра  хромого
раненого подкинули. Разве это хорошо, господин офицер?
     Барановский смущенно опустил голову, не зная, что сказать крестьянину.
     Мотовилов злобно цедил слова:
     -- Н-и-ч-е-г-о! Придут  красные, ваши избавители, которых вы ждете, как
манны небесной, и  все вам  дадут.  Они вас облагодетельствуют. Подождите уж
немного, сибирячки милые.
     -- Нам все равно,  что  красны, что белы,  только  бы жить дали. А ведь
это, сами  видите, господа офицеры, не жизнь, а каторга. Как варнак какой на
печи день и  ночь жарюсь. Хозяйка и  от  печи  отступилась  --  все  солдаты
стряпают, а нам времени нет, да и не из чего. Все забрали.
     Мужик  тяжело вздохнул  и смахнул рукавом  горькую слезу.  Мотовилов не
унимался:
     -- Вон что, он на печи  садит, да жалуется, а люди недели на морозе, да
молчат.
     --   Борис,  оставь,  как  тебе  не  стыдно,   --   упрекал  Мотовилова
Барановский.
     -- Коллеги, чего вы там слезливые антимонии с хозяевами развели? Есть о
чем  говорить.  Все они хнычут, а  поищи как  следует,  у них все  найдется,
только припрятано хорошо. Садитесь-ка лучше к нам. Сыграем по маленькой,  --
пригласил офицеров какой-то пожилой капитан.
     -- Бог вам судья, -- сказал мужик и опять полез на полати.
     Колпаков и Мотовилов сейчас  же  согласились, сели к столу. Барановский
поколебался минуту  и,  решив  наконец,  что  азартная  игра развлечет  его,
присоединился  к играющим.  Банк  метал  молоденький  поручик с  черненькими
усиками.  Банкомет  метал  удачно, убил порядочно  карт.  Дошла  очередь  до
Барановского. Офицер закурил и, не глядя на кучу денег, сказал:
     -- Все.
     Руки  банкомета  дрогнули.  Он  дал  карту  и проиграл. Банк перешел  к
Барановскому.  Ему сильно повезло. Бумажки, шурша,  непрерывно текли к нему.
Многие  офицеры основательно  проигрались, волновались, бледнели  и усиленно
пили спирт. Барановский не пил, только  курил папироску за папироской. Играл
он небрежно,  равнодушно, игра не захватывала  его. В клубах  табачного дыма
тусклыми пятнами мелькали лица игроков. Банкомет не  следил за партнерами, и
проигравшийся в пух  молоденький поручик с черненькими усиками несколько раз
как бы по рассеянности не  ставил своих проигрышей. Некоторые  проиграли все
свои  деньги,  но  игру  не  бросали,  думая отыграться.  На столе появились
золотые монеты, часы, портсигары. Барановский  бил  карту за  картой.  Около
него уже стояла  порядочная  пирамидка  золота  и  звонко  тикали  массивные
серебряные  часы.  Фомушка  стоял сзади  Барановского,  жадными,  блестящими
глазами  смотрел на стол, дрожа  от радости. За несколько  месяцев службы он
привязался к  своему  командиру, даже больше,  питал  к нему какую-то особую
нежность,   как  к  младшему  беззащитному   брату.   Барановский  с   своей
непрактичностью  и мягкостью характера возбуждал в Фоме жалость,  и ему было
всегда  приятно заботиться  об этом большом ребенке.  Фома  ни  на минуту не
забывал, что молодой подпоручик был первым офицером, заглянувшим  ему в душу
и согревшим ее  теплом ласки  и участия.  Стоя за спиной Барановского,  он и
радовался его выигрышу, и боялся, как бы он не проигрался под конец. Счастье
не покидало  молодого офицера, он выигрывал неизменно. Капитан, пригласивший
офицеров играть, поднялся со скамьи.
     -- Ну, последняя ставка. Или пан, или пропал, но больше играть не буду.
Ставлю своего вороного, если выиграю, то вы мне платите тридцать  пять тысяч
николаевскими. Идет?
     -- Идет, -- вяло отозвался Барановский и дал карты.  Капитан на секунду
потерял самообладание, сильно  стукнул кулаком по столу. Жировик упал набок,
горящее сало потекло на бумажки, подожгло  их. Все, кроме самого  банкомета,
бросились тушить. Когда огонь был снова  зажжен, то от  банка осталось очень
мало,  исчез  куда-то   и  серебряный  портсигар  с   золотой   монограммой.
Барановский брезгливо поморщился и встал.
     -- Я кончил, господа.
     -- Как? Почему? Обыграл всех, да и уходить? -- не сдержался черноусый.
     Барановский смерил его взглядом и спросил:
     -- Сколько вы проиграли, поручик?
     -- Семнадцать тысяч.
     -- Получите.
     Офицер швырнул на стол пачку кредиток. Поручик, не смущаясь, опустил их
в карман, насмешливо поблагодарив:
     -- Мерси.
     Игра кончилась.  Капитан,  пошептавшись с  своими коллегами,  вышел  на
двор,  а  за  ним  вестовой  стал  выносить  вещи.  Барановский слышал,  как
заскрипели  ворота,  захрустел  снег  под  санями.  Капитан  пожалел  своего
вороного.  Барановский  смеялся.  Ему  противна была  жадность  людей  и  их
трусость,  с  которой они  цеплялись  за  деньги,  не  брезгуя даже  кражей.
Мотовилов   и   Колпаков,  проигравшиеся   вдребезги,  сидели   с  бледными,
осунувшимися лицами. Барановский  сел  с  ними рядом.  Офицер  был в хорошем
настроении.  Ему было приятно от сознания того, что он  своей  удачной игрой
заставил подрожать человеческие душонки. Барановскому всегда везло в картах,
и он любил  иногда поиграть  в блестящей компании своих товарищей по оружию,
любил  вытащить  из-за  брони  мундиров их души,  потрогать за самые больные
места, усилить жажду  приобретения и, вдруг прекратив  игру,  уйти,  оставив
всех со скверным чувством проигравшихся скупцов.
     --  Ну, что, дюша любезный, продулся?  -- дурашливо спросил Барановский
Колпакова.
     -- Ни копейки, все спустил. Башка трещит  ужасно. Спирт скверный попал.
Жар во всем теле, горю, как в огне, -- ответил Колпаков.
     -- Нишаво. Твоя сколько проиграл?
     -- Около сорока тысяч, Иван Николаевич.
     -- А твоя не обидится, когда моя твоя деньги отдавал обратно?
     Колпаков молчал. Мотовилов, сильно захмелевший, пытался улыбнуться.
     -- Я не обиделся бы, Ваня, если бы ты вернул мне мои тридцать тысяч.
     Колпаков решительно тряхнул головой:
     -- Какого черта в самом  деле, что за счеты между своими? Ну, поиграли,
немного кровь порасшевелили, и будет. Я согласен!
     Барановский обрадовался:
     -- Ну вот, ну вот и отлично.
     И стал быстро считать деньги. Фомушка с разочарованием вздохнул и вышел
на двор  кипятить чай. Дуя на шипящие,  сырые щепки костра, он думал о своем
командире и никак не мог понять, зачем тот отдал свой выигрыш обратно.
     "Ведь если бы они  его  обыграли,  так небось не подумали бы, все бы до
копеечки сорвали", -- мелькало у него в голове.
     Воздух в избе  был полон удушающего, сгущенного  зловония,  шедшего  от
грязных, кишащих паразитами, спящих людей.  Табачный дым висел под  потолком
облаками.  Старуха  на полатях задыхалась в едких  клубах махорки, кашляла и
стонала.  Громко плакал ребенок. Солдаты храпели на полу. Некоторые бредили.
Офицеры  кое-как  напились чаю  и тронулись  в путь до  рассвета. Оставаться
дольше в  избе не  было сил.  Когда  вестовые  стали выносить  вещи, хозяйка
обратилась к офицерам с просьбой:
     --  Господа  офицеры,  посмотрите вон  того  солдатика,  что  лежит  на
постели. Он никак  помер? Все метался да колобродил сильно, а теперь чего-то
затих?
     Барановский положил руку  на  лоб  солдату  и  сейчас  же отдернул  ее.
Неприятное ощущение холода трупа заставило его вздрогнуть.
     -- Умер. Фомушка, вынесите его на двор. -- Хозяйка перекрестилась.
     -- Царство ему небесное. Мать, поди, старуха осталась. Ох-хо-хо!
     Уходя,  Барановский  сунул в  руку хозяйке  несколько  золотых. Женщина
раскрыла рот от удивления.
     Колпаков  жаловался  на  сильное  недомогание. Температура у  него была
страшно высокая. Мотовилов, пощупав лоб и пульс больного,  безнадежно махнул
рукой.
     "Тиф", -- подумал он.
     Больного положили на одни  сани  с  захворавшим татарином Валиулиным  и
сдали их на попечение санитару.  Мороз стоял крепкий,  с легким ветром. Было
холодно. Больные то метались в жару, то дрожали, синея от озноба.
     Мотовилов подошел к их саням.
     -- Уй, господин поручик, холодна,-- жаловался Валиулин.
     Офицер пообещал татарину достать  шубу. Навстречу порожняком  шел  обоз
подводчиков,  возвращавшийся  домой.   Подводчики  сидели  спиной  к  ветру,
закутавшись в теплые дохи и тулупы.
     --  Обоз,  сто-о-ой!  --  заорал  Мотовилов  и  вытащил  наган.  Первый
подводчик  сразу остановил  лошадей и, бросив вожжи, соскочил с саней, встал
на колени, умолял офицера не задерживать их.
     --  Господин  офицер, вторую  неделю как из дома, лошади пристали, сами
которые сутки голодом. Сделайте божеску милость, отпустите.
     -- Встань, дурак. На кой черт ты мне нужен, -- сказал Мотовилов. -- Мне
доха твоя только нужна. Живо раздевайся.
     Мужик заплакал.
     -- Господин офицер, сделайте божескую милость,  не обижайте, последняя.
Ребятишки, жена... -- бессвязно лепетал подводчик, щелкая зубами от страха.
     Офицер направил на него револьвер:
     -- Снимай! Застрелю, как собаку!
     Крестьянин со стоном встал:
     -- О  господи, да что же это такое?  -- снял  и бросил на  дорогу  свою
доху.
     --  Ну,  а  вы что  стоите? -- налетел  Мотовилов на  толпившихся сзади
подводчиков. -- Раздевайтесь сию же минуту!
     Высокий худой старик с большой бородой упал на колени:
     --  Ваше  высокоблагородие, явите  такую  милость,  не  обижайте  меня,
старика. Замерзну ведь я без шубы-то, не доеду. Пожалейте моих сирот внучат,
у них ни отца, ни матери.
     --  Без  разговоров  раздевайся,  старый  черт,  чалдон  проклятый.  Не
привыкать тебе к морозу-то.
     Старик  покорно  снял  тулуп.  Остальные  крестьяне молча,  с  мрачными
лицами,  снимали шубы и бросали на снег.  Фельдфебель  Мотовилова соскочил с
своего кресла и быстро стал распрягать у одного из подводчиков лошадь.
     -- Что  вы  делаете?  Креста на вас  нет. Совсем  людей  разоряете!  --
закричал мужик.
     --  Замолчи! --  прикрикнул на него фельдфебель  и стал  припрягать его
лошадь себе в пристяжку.
     - Вестовому Колпакова понравились крепкие сани старика,  и он забрал их
под офицерские вещи, оставив хозяину полуразвалившиеся  дровни. Старик стоял
среди дороги и разводил руками.
     -- Боже мой, что же это такое делается?
     -- Шагом ма-а-арш! -- скомандовал Мотовилов, и батальон пошел дальше.
     К  рассвету  обозы стали скапливаться  на  дороге,  быстро образовалось
несколько  рядов. Движение сделалось неравномерным. Обозы то медленно ползли
сплошной  вереницей,  то  разрывались,  останавливались или  летели  вскачь,
стараясь   обогнать  друг   друга.  Приблизительно   около   полудня   обозы
остановились, Мотовилов покричал, покричал обычное в таких случаях:
     -- Понужай, понужай! -- и заснул. Валиулин и Колпаков, покрытые дохами,
метались в бреду. Татарин был более спокоен, он только-кричал:
     --  Тыганда,   шрапнель!  Кувала!   Кувала!  --   Его,  видимо,  давили
воспоминания о последних боях с поспешными отходами с позиций. Офицер бредил
атаками. Он выскакивал из саней, кидался в сторону с дороги, увязая  по пояс
в снегу, и, махая руками, командовал:
     -- Восьмая рота, за мной! Ура! Ура!
     Когда  его  укладывали  опять  в  сани,  то  он просил у какой-то  Лели
"маленький-маленький кусочек ласки" или со слезами на глазах декламировал:

     Я ребенок больной,
     Я так ласки хочу.

     Потом снова начинал звать свою роту, снова кричал "ура" и выскакивал из
саней  под крепкую ругань  санитара,  которому  надоело  вытаскивать его  из
снега.
     -- У, дьявол, хоть бы сдох, что ли, скорей, -- ворчал санитар.
     Младший офицер, прапорщик Гвоздь, пошел  вперед  узнать,  где и от чего
произошла задержка. Оказалось, что верстах в двух впереди был  большой овраг
с  единственным  узеньким  мостиком.  Обозы  подошли  к  нему  в  три  ряда.
Подошедшие  первыми  спорили,  какому  ряду  идти  вперед.  Прапорщик Гвоздь
вмешался в общий  спор, защищая  интересы своего ряда. Слово  за слово  спор
стал  разгораться,  какой-то  солдат толкнул  прапорщика  в  грудь,  пытаясь
въехать на мост. Горячий Гвоздь не выдержал, выхватил  револьвер и застрелил
солдата. Товарищ убитого  быстро сорвал с плеча винтовку и  выстрелом в упор
размозжил офицеру голову. Кто-то воспользовался суматохой и въехал на мост.
     -- Понужай, понужай! -- заорали тронувшиеся обозники.
     Другие ряды попытались задержать счастливцев, но было уже поздно.  Обоз
пошел. На убитых  никто не обратил внимания,  и они так и остались лежать  в
снегу, около самого  берега оврага. Мотовилов проснулся, когда  мост был уже
пройден.   Офицер  оглянулся  назад,  пересчитал  свои  подводы   и  спросил
фельдфебеля:
     -- Фельдфебель, кажется, у нас чего-то маловато стало и подвод и людей?
     --  А  как  же,-- ответил  фельдфебель,-- конечно, меньше. Почти что  в
каждой деревне  одного, а то двух  оставляем  -- то больных, то  мертвых, то
замерзших.
     -- Отчего это мрут так?
     -- Все больше от тифа, господин поручик.
     -- Да, да,  тиф, тиф!  Скверная  штука тиф. -- Офицер  зевнул и  устало
опустил голову.



     На внутреннем фронте, так же как и на внешнем,  белые терпели поражение
за поражением. Партизаны  заняли район  в  несколько волостей. В Пчелине над
зданием школы развевался красный флаг  с  инициалами  --  Т.С.Ф.С.Р. Пчелино
играло  роль  всего  повстанческого района,  всей  Таежной  Социалистической
Федеративной Советской  Республики. Село было обращено в укрепленный лагерь.
Глубокие окопы  двумя поясами охватывали его со всех сторон. Далеко  впереди
за  ними,  на  широких  полянах,  на  дорогах сплошной лентой  лежали кверху
зубьями  бороны,  запорошенные  снегом.  Тонкой  паутиной  путалась  колючая
проволока. Бугры  и покатости на подступах к  позициям были утоптаны, залиты
водой,  заморожены.  В  темные  прорезы  бойниц  смотрели  толстые,  зеленые
максимы,  черные, поджарые,  ребристые кольты. Из оконца  большого блиндажа,
выходившего   на  Медвежинский  тракт,  торчало  широкое  горло  самодельной
железной пушки -- гордости 1-го Таежного полка.
     За время с отхода на Черную гору в организации управления Республикой и
армией   произошло  много  перемен.  Вместо  прежнего  Военно-Революционного
районного штаба был избран  главнокомандующий, который  единолично  разрешал
все  споры  оперативного,   боевого  характера.  Остальные  дела  перешли  к
созданному на выборных началах из представителей бойцов  и мирного населения
Армейскому    Совету.   Был    организован   государственный   контроль   --
контрольно-ревизионная  комиссия.  Таежный  район   военных  действий   стал
называться Северным Таежным фронтом.
     Острая нужда в обмундировании, оружии и огнеприпасах заставила партизан
наладить и пустить в ход свои мастерские и химическую лабораторию. В Пчелине
работали полным ходом швальня,  шубная мастерская, изготовлявшая полушубки и
собачьи дохи, сапожная, пимокатная, шорная, кожевенный и солеваренный заводы
и, наконец,  химическая  лаборатория и починочная  оружейная  мастерская.  В
лаборатории  снаряжались  патроны,  изготовлялись  ручные  гранаты,  фугасы,
подрывные  снаряды для  порчи  мостов  и линии  железной дороги.  Недостаток
командиров побудил организовать инструкторскую школу, которая работала очень
успешно второй месяц. Заведовал школой перебежчик, колчаковский прапорщик. В
армии было уже много пулеметов, захваченных у белых. Для более правильного и
удобного использования их сформировалась пулеметная команда.  Школы грамоты,
имевшиеся в селах, входивших  в состав республики, были открыты, учителя все
взяты на учет  и в  порядке трудовой  повинности обязаны вести занятия.  При
совете работал военно-революционный трибунал. В ротах, батальонах и в полках
существовали свои  суды. Больница и лазарет  содержались в порядке, несмотря
на то что врач и  два фельдшера с половиной медикаментов перебежали к белым.
Агитационный  отдел фронта  вел усиленную  агитацию  среди крестьян, звал  к
немедленному  свержению власти Колчака. Отделом регулярно выпускалась газета
"Военные  Известия Северного Таежного фронта",  в  которой помимо  воззваний
давались  определенные  сводки  о  положении  дел на  фронте  и сообщения  о
событиях и настроениях  в тылу у белых и в их армии. Армия и беженцы были на
полном  иждивении   Совета   Народного   Хозяйства,   который  снабжал  всех
продовольствием,  одеждой,  обувью  и  медикаментами.   Совет  же  Народного
Хозяйства закупал через своих агентов в тылу у белых оружие, патроны, порох,
свинец, медикаменты, бумагу, перевязочные средства. Денежный фонд республики
был  довольно   велик,  составился   он   из  добровольных  пожертвований  и
внутреннего займа, выпущены были так называемые товарищеские заемные письма.
Фуражные  и   продовольственные  запасы   составлялись   частью   также   из
пожертвований,  частью  с помощью реквизиции у богатого населения или просто
захватывались, отбивались в боях у врага. Вся черная тыловая работа -- рытье
окопов,  постройка  укреплений,   заготовка   топлива  --  велась   пленными
белогвардейцами, содержавшимися в концентрационном лагере.
     В школе шло очередное заседание Армейского Совета.
     Место секретаря занимал  Воскресенский. Говорил  председательствовавший
Жарков.
     -- Товарищи, сейчас мы получили радостную весть.
     Жарков  немного волновался,  говорил  с усилием.  Лицо  его  освещалось
нервным  возбуждением.  Кулаки,  сжатые,  он  медленно поднимал  и  опускал.
Бритый,  помолодевший Воскресенский улыбался, смотря на плотные, ровные ряды
голов насторожившихся партизан.
     -- Разбойничье гнездо разорено. Белое  воронье разлетелось. Паук Колчак
бежал. Омск взят Красной Армией.
     Стены затрещали, звонко вскрикнули стекла в окнах, пол заколебался.
     -- Ура! Да здравствует советская власть!
     -- Да здравствует Красная Армия!
     -- Смерть палачам! Колчачишка не убежит! Поймаем!  Попадется, кровосос!
Ура! Ура! Попадется!
     Делегаты сорвались  с  мест,  опрокидывая скамьи,  толкаясь, столпились
около стола президиума, махали руками.
     --  На журавец его, паука, плясать заставить!  Неделю шомполами пороть!
Мост  через  Чистую  взорвать  надо!  Поймать убивца!  Поймать!  Ловить!  Не
упустить! Рассказывай подробней! Как их, гадов, поколотили!
     Крепкие кулаки Жаркова бессильно разжались, стучать он больше не мог.
     -- Товарищи, к порядку! К порядку! Председатель поднял обе руки:
     -- Товарищи, послушайте. Есть еще новости! Товарищи!
     Волна  покатилась обратно.  Ликующий  порыв  массы,  стиснутый  стенами
тесного  класса,  стал  задыхаться, глохнуть. Делегаты, громко разговаривая,
рассаживались по местам.
     -- Товарищи, прекратите разговоры! Внимание! Собрание затихло.
     -- Час окончательной победы близок. Еще немного, и мы войдем в город, в
притон кровопийцы Красильникова.
     -- Правильно!
     -- Буржуйские банды  бегут, сами  не зная куда.  Они, товарищи,  совсем
бессильны. Железное  кольцо  советских войск  сжимает их, душит. Вся  Сибирь
восстала. Колчаковская сволочь еще удерживает за собой железную дорогу.
     -- Сшибить их с линии!
     -- Удрать им, конечно,  нужно. И вот они, гады, ухватились за последнее
средство: распускают по селам и деревням свои подлые воззвания "К беженцам",
"Призыв к  женщине", надеются, видно,  что крестьяне забудут,  значит, ихнее
мародерство, порки и виселицы, развесят уши.
     -- Ошибутся господа! Ошибутся! Правильно!
     --  Вот  что  они пишут,  товарищи:  "Погибнет  Россия, погибнете и вы.
Погибнут ваши мужья, дети и  отцы.  Они будут ими расстреляны". Это, значит,
нами. "В лучшем случае будут рабами большевиков".
     --  Рабами  не рабами,  а  заставим,  гадов,  исправить  все,  што  они
испакостили! Поработают, белоручки!
     -- Если  палачи  заговорили  уж  так, кинулись защиты и  помощи  у  баб
искать, дело их, значит, конченое. Скоро всем им амба будет.
     -- Правильно! Амба! Амба!
     Делегаты  не  могли   сидеть  спокойно,   не  могли  оставаться  только
слушателями.  Радость  близкой  и  окончательной  победы  волновала  сердца.
Воскресенский смотрел на партизан серыми, ласковыми, близорукими глазами. На
душе у него было тихо, светло и немного  грустно. Жену и ребенка он не забыл
еще. Жарков овладел и собой и собранием, говорил уверенно, не торопясь.
     -- "Родина  гибнет" -- пишут  гады в своих газетах. На  это мы отвечаем
им,   что   у   рабоче-крестьянского   класса,  угнетенного   и  измученного
разбойничьим правительством,  родины нет, слово "отечество" нужно только вам
для прикрытия разных темных делишек. Для нас родина -- весь  мир, и скоро мы
восстанем во всем мире против буржуазии. Мы в  германскую войну сумели через
окопы и проволоку  сговориться с немецкими товарищами, сговоримся и теперь с
заграничными братьями.
     -- Правильно!
     --  Сговоримся  и  раздавим вас, гадов, никуда вы от суда народного  не
убежите.
     -- Врут, голубчики! Не убегут! Переловим!
     --  Гады,  гады, вы даже умереть-то не умеете  по-человечески: подыхая,
стараетесь  отравить  нас  своей  ложью. Нет, никакого  снисхождения  вы  не
заслуживаете, вас проклинает весь род человеческий.
     -- Палачи! Кровопийцы! Паразиты!
     -- Последняя твердыня буржуев -- Омск пал. Белым волкам теперь остается
только разбегаться по лесам, скрываться. Наша святая обязанность вылавливать
их и уничтожать без пощады.
     -- Уничтожить! Уничтожить всех! Пощады нет им! Они нас не щадили!
     -- Товарищи, тише! Слушайте, товарищи, теперь еще одну новость.
     Собрание притихло, снова насторожилось.
     -- Белые живоглоты  не только думают одурачить  нас своими воззваниями,
но они еще  имеют  нахальство  оскорблять нашу честь партизан своими мирными
предложениями. Колчаковская власть из губернии обратилась к нашей республике
с мирной нотой.
     -- Чего? Как? Ты не врешь?
     Жарков нахмурился.
     --  Я  не  думаю  шутить, товарищи,  на заседании. Вот  сейчас  товарищ
Воскресенский, как секретарь, значит, огласит вам эту ноту.
     -- Мир!  Ха! Ха! Ха!  Хе! Хе! Ого! Го! Го! Ого!  Ха! Ха! Ха! Мир! Нашли
дураков!  Ха!  Ха! Ха!  Когда  бежать  некуда, так и  мир!  К  стене буржуев
прижали! Пардона запросили! Ха! Ха! Ха! Читай, Воскресенский! Читай! Ха! Ха!
Ха!
     Воскресенский встал со стула,  поднял в руках большой лист. Насмешливая
улыбка двумя  складочками залегла у партизана  по обоим концам  губ.  Глаза,
опущенные вниз, смеялись. Делегаты перестали шуметь.
     --  "К  повстанцам   Таежной  Социалистической  Федеративной  Советской
Республики", -- начал Воскресенский.
     -- Не кой-как, к республике. Ну, вали, вали!

     С  каждой   выпущенной  пулей  народное  богатство  России  уменьшается
по-теперешнему на десять рублей. С  каждой загубленной жизнью земля лишается
своего  пахаря, завод лишается своего работника, школа своего учителя, семья
своего кормильца, государство теряет своего гражданина.

     -- Хорошо поет, не знай, где сядет! Лицемеры! Прохвосты!
     Суровцев,  сидевший  у окна,, положив  на  подоконник  записную книжку,
набрасывал проект ответа белым:

     В разорении  страны,  прежде  всего, виновато так называемое  Сибирское
Правительство с своей спекулятивной финансовой
     вакханалией  и  карательной  политикой, политикой  истребления  лучших,
активнейших своих граждан, сожжения и уничтожения целых областей.
     Мы прекрасно  понимаем,  из какого источника протекают ваши крокодиловы
слезы  о  "загубленной  жизни",  о "бедном  пахаре",  о  "рабочем,  лишенном
работы", о "страждущем учителe" и т. д.

     Воскресенский читал следующий пункт ноты:

     Чем дальше идет  братоубийственная борьба, тем она  жесточе, тем больше
мы,  русские,  обескровим   нашу  мать   Родину,  тем  большее  историческое
преступление мы свершаем против своего государства, против самих себя.

     Партизаны молчали. Рука Суровцева быстро бегала по бумаге.

     Не  вам  говорить  об  "историческом  преступлении".  Вы  кощунствуете,
ссылаясь  на  историю, вы не можете представить  себе ее иначе,  как в  виде
продажной  женщины,  которую  можно  использовать  за  медный грош.  Что  же
касается  государства,  то  у трудящихся  свой государственный идеал,  идеал
Советской Республики,  но  не  ваш  растленный  идеал государства-паразита и
денежного мешка.

     Все  наши  неурядицы  и междоусобицы  только радуют  наших  иностранных
врагов.  Да  и  наши заграничные "друзья" от нашей внутренней  распри только
выигрывают: мы у них покупаем обмундирование, снаряжение. Каждый день борьбы
разрушает  все больше  нашу промышленность, и мы в  будущем вынуждены  будем
сдавать за бесценок  за границу  наши продукты, чтобы получить оттуда гнилую
сарпинку и другие низкопробные фабрикаты.

     Да, международные шакалы не прочь поживиться, половить рыбку в кровавой
луже,  точно  так же, как  и  наши отечественные  "благодетели". Крокодиловы
слезы  и показной  страх  за  разрушение  промышленности  --  все  это  ваше
либерально-поповское кликушество никого не обманет, ибо всем известно, что в
разрушении промышленности виноваты вы, затеявшие гражданскую войну.

     Чем  дальше тянется кровавая  распря  между  нами, русскими, тем Россия
ниже опускается в глазах других народов, и когда-то гордое слово -- русский,
вызывает теперь у наших врагов и "друзей" улыбку презрения.

     В этом пункте красноречиво  замалчиваются такие явления,  как  сожжение
сел, деревень,  грабеж крестьянского имущества, издевательство над личностью
крестьянина, закапывание  живыми, зарывание  насмерть, смерть  на  виселице,
расстрел  женщин и детей и  тому подобные расправы колчаковских  правителей.
Кто  же является  в этом кровавом  споре  обвиняемым во  всех злодействах, о
которых умалчивает ваша пресловутая юстиция? Имейте мужество, не виляя, дать
прямой ответ на эти вопросы. Эти вопросы -- вопросы сфинкса, и  вы на них не
можете  ответить,  и  потому  вы  должны  быть пожраны  сфинксом  революции.
Воистину своим молчанием вы вырываете себе могилу.

     Чем  дольше  продолжается  кровавый  пир,  тем  дальше  мы  отходим  от
намеченных  революцией идеалов  равенства, братства, свободы, тем дольше  мы
тормозим созыв истинного хозяина русской земли -- Учредительного Собрания.

     --  Ха! Ха! Ха! Куда метнул! Это  Красильников с Орловым, что ли, будут
всех нагайками в Учредилку загонять! Равенство! Свобода! Ха!  Ха! Ха! Это на
журавце, в петле свобода-то? Ха! Ха! Ха!

     Воскресенский ждал, пока перестанут шуметь.
     Суровцев писал:

     История показывает, что буржуазия неоднократно топтала ею же выдвинутые
великие идеалы равенства и братства, как только рабочие пытаются осуществить
их  полностью на практике.  Русская буржуазия в лице,  с позволения сказать,
своего Сибирского  Правительства идет по стопам  западной буржуазии, которая
во имя равенства,  братства, законности и порядка расстреляла  десятки тысяч
парижских коммунаров в 1871 году. Культурные звери, до каких  пор вы  будете
кощунствовать,  произнося  эти  слова?  И  это после того,  как  вы  создали
миллионы мучеников,  кровь  которых  вопиет о мщениях.  Ха...  Учредительное
Собрание... Мы прекрасно  видим  вашу удочку, мы не  караси-идеалисты, чтобы
добровольно идти на вашу сковородку. Не обманете.

     Воскресенский выпил стакан воды.
     -- Много гады написали, слюной, товарищ Воскресенский, не истеки.
     Партизан улыбнулся, махнул рукой. Насмешливые складочки залегли глубже.

     Хищные волки рыскают в поле и гложут трупы  лучших сынов России, черные
вороны клюют их глаза.

     -- Колчак со своими бандитами!

     С  каждой  новой  жертвой,   с  каждым   новым  убийством   все  больше
ожесточается   сердце   людей.  Люди   тоже   становятся   хищными  зверями,
преступниками,  в   силу   этого  исторического   рока  и   наряду  с  нашим
экономическим обнищанием  открывается неизмеримая  бездна нашего  морального
падения.
     Русские люди, очнитесь!
     Прервем язык ружейных выстрелов. Год междоусобной распри нас ни к  чему
не  привел и  не  приведет. Взаимно оружием  друг  друга  мы не  убедим и не
уничтожим, а только обессилим на радость наших иноземных "друзей" и врагов.

     --  Эге, прослабило буржуя! Напустил в штанишки! Ага!  Не убедим!  Ага,
сдаешься, сволочь! Нет, мы тебя  убедим! Мы тебя уничтожим! Мы  тебя убедим,
коли ты с нами заговорил так! Сволочь! Ага! Ага! Ага!
     Собрание качнулось всем телом вперед.  Заостренные  злобой глаза  массы
впились в  бумагу в руке Воскресенского.  Воскресенский почувствовал тяжелый
взгляд  собрания.  Прилив  гнева и  ненависти передался  и ему.  Насмешливые
складочки  растянулись в нервную  гримасу.  Лицо  немного побледнело.  Глаза
стали серьезными.

     Поищем путей более  разумных, чтобы сказать друг другу, чего  мы хотим.
Приступим к мирному улаживанию нашего семейного спора. Поговорим как люди, а
не как звери, о наших задачах, о наших целях. Может быть, мы и не так далеки
друг от друга  в наших стремлениях,  есть возможность объединения, сплочения
всех вокруг непартийных программ и лозунгов во имя  великой идеи воссоздания
великой демократической России  через  Учредительное  Собрание.  Взаимно  мы
должны быть снисходительны друг к другу и друг друга не судить.

     Злоба сжимала грудь массы, мешала дышать.
     --  Ага!  Ага! Ага! Чует  кошка,  чье  мясо  съела! К стенке вас  всех,
палачей! К стенке! Ага! Ага!
     Суровцев   писал   листок   за   листком,  стараясь   кончить   скорее.
Воскресенского он не слушал, так как перед ним лежала копия ноты.

     Здесь говорится об улаживании нашего  семейного спора. И тут  лицемерие
автора   ноты,   представителя   колчаковского   правительства,    достигает
геркулесовых столбов! Г. Бондарь  не  настолько наивен; мы полагаем, что  он
изучил  социальные  науки  во Франции;  знаем также,  что  он  участвовал  в
вооруженном восстании в Красноярске  в декабре 1905 года, знаем его,  что он
был  убежденным   террористом.  Следовательно,  он   прекрасно  знает,   что
революционный  пролетариат  и  трудовое  крестьянство,  с  одной  стороны, и
буржуазия -- с другой, такая же семья, как сожительство волка с овцой. И тем
не менее ему приходится лгать на каждом шагу, глубокомысленно толкуя о нашем
"семейном  споре".  Поклонник колчаковского  кнутодержавия, мы вам не верим.
Ренегат, вы слишком низко пали. Вы предлагаете нам  говорить о наших задачах
и   целях.  Наша  задача  и  цели,  как  небо  от  земли,  далеки  от  ваших
грабительских  целей и задач, и  объединение на этой почве да еще вокруг так
называемых  непартийных  лозунгов  и  программ  представляет из себя  жалкую
уловку.

     Суровцев заторопился. Из-под карандаша побежали крупные кривые буквы:

     Что касается  до Великой  Демократической России,  то  она осуществится
только через труп Колчака. Мы должны быть снисходительны друг  к другу, друг
друга  строго  не  судить... Что за жалкие  слова. В  этих словах видна ваша
фигура пресмыкающегося  гада,  который  молит о пощаде.  И это вы мечтаете о
пощаде после того,  как вы  сами  же подписали  смертный  приговор. И это вы
делаете  попытку  войти  в  мирные  переговоры  после  всех  сделанных  вами
чудовищных злодеяний, перед которыми бледнеют ужасы  средневековья.  Поздно.
Будьте прокляты!

     Воскресенский начал предпоследний пункт:

     Уже  командующий   войсками  округа  объявил  полную  амнистию,  полную
безнаказанность всем повстанцам, добровольно сложившим оружие. Можете верить
в искренность и высокие побудительные причины этого шага.

     -- Довольно! Это оскорбление! Довольно! Долой белых гадов! Мерзавцы! Мы
не позволим марать честь партизан  гнусными предложениями. Они ответят у нас
за это!  --  разгневанная  масса зашумела. Дальше читать не стали.  Вынесено
было постановление поручить  написать ответ  агитационному отделу. Перешли к
очередному вопросу порядка дня.  На трибуну вышел чернобородый Сапранков.  В
последнем бою он был ранен  в левую руку, носил ее на белой повязке.  Волосы
на голове  у него, давно не мытые, смятые малахаем, торчали во все  стороны,
вились узлами. Лицо обветренное отливало бронзой.
     -- Товарищи, теперь аккурат настало время,  когда нам надобно  сурьезно
подумать об установлении строгого  порядка в нашей армии. Все может статься,
что  скоро  нам придется схлестнуться  с  белыми  гадами  в  последний  раз,
схлестнуться,  значит, начистую,  до  сшиба. Или мы их, или они  нас. Мы уже
знаем, что подходят к нашей местности сильные ихние добровольческие дивизии.
     -- Правильно, Сапранков, надо подвинтить гайки!
     -- Товарищи, к порядку. Ораторов прошу не перебивать.
     Жарков внимательно посмотрел на собрание.
     -- Наша армия,  товарищи, армия восставшего народа, сильна тогда, когда
она дисциплинирована, значит. Наша Республика устоит от напора  разбойников,
если все  мелкие  штабы, еще кое-где  орудующие  самостоятельно,  подчинятся
нашему  главнокомандующему товарищу Мотыгину.  Вот  мое мнение. Акромя того.
Да. Самогонку,  значит,  долой,  чтобы ни один из нас и ни-ни,  никогда ни в
одном бы глазу не был. Мы, таежные, должны заявить, что с пьяным работать не
будем и  не  желаем  погибнуть  в  пьяном  состоянии.  Пусть  напивается  до
омерзения  банда белых  разбойников,  но нам,  истинным  бойцам за  свободу,
стыдно и  преступно  делать то,  что  делает банда  разбойников  Колчака. Мы
должны  быть примером в глазах трудового народа и защищать свободу с трезвой
головой. Всякое хулиганство надо вывести из нашей среды. За самовольство, за
аресты, обыски, расстрелы без разрешения и приговора трибунала стрелять, как
собак. Крестьян обижать мы не должны, и таких  хулиганов, которые бы нашлись
у  нас, мы  должны унистожить. А теперь  у нас это может быть, потому што мы
теперь победители и к нам налезло много и дерьма.
     Горячие, дружные аплодисменты  проводили Сапранкова  на место. Вопросы,
затронутые партизаном,  были очень важны. Преступный элемент, идущий  обычно
по ветру,  за  последнее время  в связи с  успехами  красных  стал  усиленно
пролезать в ряды идейных борцов.
     Лохматые папахи, малахаи, стриженые головы, усатые, бородатые, бритые и
безусые   задумались.  Жарков  молчал.  Воскресенский  заносил   в  протокол
предложение Сапранкова,  сильно наклонившись  над  бумагой. Суровцев  черкал
что-то у себя в записной книжке, ерошил волосы.
     В селе мастерские работали. Из  трубы лаборатории летели искры. Топился
свинец. В оружейной звонко стучали молотки и зубила, визжало сверло. Десятка
два пленных белых солдат пилили дрова во  дворе пимокатной. В  избе, занятой
агитационным отделом,  щелкала машинка.  Широкий  белый  лист  гнулся  через
резиновый вал.

     Омск пал. Деморализованные банды белых бегут.
     . . . . .
     Долой   подлое  колчаковское  самодержавие!   Долой   негодяев,  убийц,
грабителей, палачей! Долой буржуазию!
     Да здравствует Всемирная Революция!
     Да здравствует Интернационал и Всемирная Советская Республика!
     Война до  победного конца над  белым дьяволом,  до полного  уничтожения
буржуазии всего мира!
     Вперед, товарищи, не выпускать оружия из рук!

     На кожевенном заводе вынимали из зольников кожи. Совет думал.



     Эпидемия тифа  усиливалась. Истощенные, измученные тяжелым отступлением
люди  валились  под  ударами болезни, как  мухи. Лекарств не было. Лазареты,
летучки,  околотки перестали работать. Заботиться  о больных и раненых никто
не хотел, так как каждый думал только о себе, каждый думал только о том, как
бы выбраться целым и невредимым из страшного потока пьяных, грязных, вшивых,
больных,  озверевших  людей.   Смердящие  зловонием  гниющих   ран,  кишащие
паразитами люди в слепом безумии бежали на Восток.
     Барановский захворал возвратным тифом и  ехал то в полном  сознании, то
бредил целыми сутками. Мотовилов остался совсем один. Закутавшись в доху, он
часами неподвижно  сидел  в  санях,  угрюмо  смотря на  бесконечную  дорогу.
Скверные  мысли вертелись в голове офицера.  Иногда  у него являлось острое,
раздражающее желание  взять револьвер, приложить  холодное дуло  к  виску  и
сразу  перестать  думать,  чувствовать,  жить.  Рука тянулась  к  деревянной
рукоятке   нагана  и,   едва  коснувшись  ее,  отскакивала  в  сторону,  как
обожженная. Мотовилов вздрагивал,  легкий холодок знобящими  мелкими волнами
пробегал  по  телу.  В  воображении всплывали  картины  смерти. Офицеру было
особенно  противно,  что  с  него,  когда  он  умрет,  снимут  теплую  доху,
полушубок,  обмундирование,  может  быть,  даже  и  белье  и самого, голого,
беспомощного  бросят на снег или стащат в яму  и  наскоро забросают мерзлыми
большими комьями земли, которые своими острыми, угловатыми краями врежутся в
него и раздавят своей тяжестью, расплюснут, как лепешку.
     "Не  хочу",  --  мысленно говорил  Мотовилов и тоскливо  вглядывался  в
темнеющую даль зимнего вечера.
     Деревни еще не  было видно, но она была уже близко; офицер угадывал это
по  тому  особенному нервному  беспокойству,  которое  вдруг  овладело всеми
едущими. Мотовилов подозвал Фому:
     -- Фомушка, не зевай. Насчет квартиры постарайся.
     -- Никак нет, не прозеваем, господин поручик.
     Вестовой быстро стал обходить и обгонять  подводы,  торопясь попасть на
головные сани. Въехали в деревню. Фома успел найти квартиру. Быстро завернул
он свой обоз в первый переулок и, остановившись у первой угольной избы, стал
приглашать  Мотовилова осмотреть помещение.  Мотовилов пошел. Фома, провожая
его, говорил:
     -- Она, хвартера-то, ничаво, только упокойница тутока есть.
     Задняя половина избы была забита солдатами, сидевшими плотной массой на
полу.  Воздух,  спертый  и тяжелый,  пропитанный  едким  табачным  дымом,  с
непривычки захватывал  дыхание.  Кто-то  курил,  и  огонек  цигарки  освещал
вспышками  света рыжие усы и  кончик  носа. Скрипела люлька, и женский голос
тянул заунывную, однообразную песню:
     -- А-а-а-а-а-а-а!
     -- Затворяй дверь. Холодно. О-о-о-й, о-о-о-й. Холодно, -- заныл больной
солдат, едва офицер с вестовым вошли на порог.
     Фома открыл  дверь в горницу. В  переднем  углу  на высокой скамье  без
гроба лежала  мертвая  старуха. Прерывистый, дрожащий свет  лампадки освещал
строгое  восковое лицо  со сжатыми  губами и заострившимся носом. Один  глаз
покойницы был  закрыт,  другой  сверлил вошедших неподвижной  острой  черной
точкой своего зрачка.  Мотовилов отвел взгляд в сторону. Горница была пуста.
Никому, видимо, не нравилось соседство со старухой.
     --  Ни  черта,-- сказал  офицер  вестовому.--  Тащи  сюда  Колпакова  и
Барановского.
     -- Холодно, холодно. О-о-о-й, ох, ох, -- застонал опять больной.
     Барановский был в сознании. С усилием передвигая ноги, вошел он в избу,
опираясь на  руку вестового.  Колпаков лежал в  беспамятстве. Его внесли  на
руках. В  горницу  стали набираться  солдаты.  Зябко  ежась от холода,  тихо
садились они  на пол,  плотно прижимаясь  друг  к  другу. Фома  принес банку
наполовину отогретых консервов и кусок грязного, закопченного хлеба.
     -- Извините, господин  поручик, закоптил хлеб-то маленько. Дров нет, на
навозе да на соломе разогревал.
     Мотовилов  махнул  рукой.  В  избе кроме  двухспальной  кровати с кучей
спавших  на ней  ребятишек  и скамьи,  занятой  покойницей,  ничего не было.
Офицер  посмотрел кругом,  ища места,  где бы можно  было поужинать. Мертвая
старуха была невысокого роста, конец  длинной скамьи, на которой она лежала,
оставался  свободным. Мотовилов решительно поставил банку  на скамью,  вынул
складную  вилку  и  принялся  закусывать,  стараясь  не  смотреть  на  новые
остроконечные чулки старухи.
     -- Ваня, а ты не хочешь поесть? -- спросил он Барановского.
     Барановский молчал, вглядываясь равнодушным взглядом в лицо покойницы.
     -- Все сдохнем, -- глухо сказал он.
     --  Они не хотят,  господин поручик. Я  предлагал им. Кушайте одни,  --
ответил за Барановского Фома.
     Колпаков плакал в бреду, как мальчик.
     -- Иван Иванович, за что вы мне двойку поставили? -- умоляющим голосом,
всхлипывая, спрашивал больной. -- Ведь я же знаю все наречия на ять.
     Колпаков бормотал, как школьник, хорошо выученный урок:
     --  Возле,  ныне,  подле, после, где,  отменно,  вне, совсем,  вдвойне,
втройне, вчерне, наедине. Иван  Иваныч, я и на е знаю, поставьте мне три, ну
хоть с минусом.  Иван Иваныч,-- молил больной офицер.-- Вовсе, прежде,  еще,
крайне,  втуне, вообще. Коренные слова  знаю, знаю, -- вдруг весело закричал
Колпаков и  зачастил:  --  Белый, бледный, бедный бес  побежал за редькой  в
лес...  Ой,  папа,  не  бей!  Я  не  останусь  на  второй  год.  Я   выдержу
переэкзаменовки.
     Больной снова заплакал. Мотовилов молча ел. Бред Колпакова напомнил ему
то  время,  когда  он  учился в  кадетском  корпусе.  Офицер  вспомнил,  как
блестящим кадетом  с  погонами  вица щеголял он на институтских балах, кружа
голову наивным, доверчивым институткам.
     "Фу, черт, в такой-то дыре бал вспомнил",-- подумал  Мотовилов, отгоняя
от себя неожиданные воспоминания.
     Колпаков приподнялся на полу, сел и блуждающим взглядом обвел  комнату.
Заметив покойницу, больной  вздрогнул, с ужасом отшатнулся  и закричал дико,
громко:
     --  Я жив,  я  жив. Зачем  меня  с  мертвецами  положили? Ха-ха-ха,  --
истерически  захохотал он. --  Хороши  друзья, живого человека схоронили.  Я
живой, а они  меня в одну  яму  с  мертвецом столкнули. Не хочу  я  умирать.
Возьмите меня отсюда. Жить! Жить!
     Фома стал успокаивать больного. Офицер, не умолкая, истерично кричал:
     -- Жить! Жить! Жить!
     Разбуженные  криком, проснулись, завозились на  полу солдаты,  заплакал
ребенок. Заскрипела люлька:
     -- А-а-а-а-а-а-а!
     Мотовилов раздраженно нахмурил брови.
     -- Фома, сию же минуту с Иваном вытащите эту старуху на двор.
     Хозяйка, услышав  приказание офицера, перестала качать люльку, слезла с
печи:
     -- Что вы делаете?  Крещены вы аль нет? Мертвому и то спокою не  даете,
-- запротестовала женщина.
     Офицер посмотрел  на нее долгим, тяжелым взглядом. Хозяйка как-то сразу
замолчала, глаза у нее испуганно раскрылись.
     Старуху вынесли на двор, положили около  избы, прямо  на снег. Колпаков
успокоился, пошарил вокруг себя руками, нащупал горячее лицо спящего солдата
и, ложась, улыбнулся.
     -- Живой. И я живой.
     Мотовилов  лег  на  освободившуюся  скамью. Ночью  шел снег  с  ветром.
Старуху  почти  всю  занесло.  Из-под  сугроба  торчали  только  ее  ноги  в
остроконечных  чулках, острый нос и замерзший  глаз. Мотовилов утром, выходя
из избы, взглянул на мертвую и отвернулся, потом дорогой у него все стояли в
глазах чулки с острыми носками и космы седых волос, как пудрой, пересыпанные
снегом. Офицер ехал  и  считал, сколько  верст  осталось еще до Читы. Считал
долго, путался,  забывая расстояния  от одного  города до  другого. К  счету
верст примешивался счет пройденных деревень, городов, счет убитых и  раненых
однополчан. Погода  была  теплая. Нежно  ложились  на  лицо мягкие снежинки.
Мотовилов стал дремать. Проснулся он, когда было уже совсем темно.  Батальон
подходил к большому селу, пылавшему багровым заревом десятков костров. Улицы
села были забиты обозами. Люди черными, мятущимися тенями мелькали  на ярком
фоне огненных языков. N-цы с трудом проехали по главной улице и остановились
на площади, сплошь  загроможденной санями,  лошадьми, орудиями. Площадь была
вся в  огнях.  Сотни людей копошились у  костров, готовили  ужин, чай, таяли
снег,  грелись,  закуривали, дремали.  Мотовилов остановился с батальоном  в
нерешительности среди площади у самой церкви.
     К вечеру стало  подмораживать, подул холодный  ветер. Ночевать на улице
не хотелось.  Ехать дальше не было сил,  да и надежды на то, что в следующей
деревне  будут квартиры. Церковь была  не  заперта, внутри ее  мерцал огонь.
Мотовилов вошел, снял шапку.  Старый дьячок гнусаво читал псалтырь над двумя
покойниками. Несколько свеч дрожащими, прыгающими бликами играли на позолоте
иконостаса, освещая суровые лица святых.
     -- Вскую шаташася языцы и людие поучашася тщетным, -- бормотал дьячок.
     Офицер подошел к нему:
     --  Скажите,  отче,  как  у  вас  тут, в  церкви,  переночевать  можно?
Случалось, ночевали здесь наши?
     Дьячок остановился и, поправляя очки, сказал:
     -- Случалось, клали здесь раненых.
     -- Ну вот, так и мы, значит, с больными остановимся.
     Дьячок не ответил, уткнулся в псалтырь.
     --  Отступите  от  меня  вси  делающие  беззаконие...--  точно  упреком
Мотовилову звучали строки псалма.
     Офицер постоял немного, посмотрел на спокойные лица покойников, сам  не
зная  для  чего перекрестился.  Выйдя к своим, приказал заехать в  церковную
ограду.
     -- Кашевары, живо ужин. Кто свободен, заходи  в  церковь. Фома,  тащите
больных и вещи.
     Офицер вернулся  в храм. Прошел вдоль стен, осмотрел все углы -- мебели
не  было. Зашел в алтарь,  чиркнул  спичку:  за престолом стояли два широких
дивана, два кресла и стол для просвирок.
     -- Отлично, здесь и расположимся, -- решил Мотовилов.
     Фома с Иваном внесли Барановского.
     --  Сюда,  сюда, Фомушка. И его и Колпакова  на  диваны положите. Здесь
вот, -- офицер отворил правую дверь алтаря.
     Стали входить  солдаты,, большинство не снимало  шапок. За  долгий путь
люди перестали разбираться в том, где они останавливаются, важно было только
попасть  в теплый  угол. Шаги  вошедших глухо  стучали  под  сводами  храма.
Трепетали, колебались огоньки свеч. Неприветливо смотрели сверху темные лица
икон.  Дьячок  перестал  читать,  обернулся  назад и, укоризненно  покачивая
головой, прогнусил:
     -- Шапки-то снять бы надо, господа. Не в кабак ведь пришли.
     Солдаты  сконфузились,  неловко   стали   снимать  папахи,  креститься.
Мотовилов вынул из чемодана свечку.
     -- Господин поручик, печку бы  затопить надо, да дров нет, -- обратился
к нему Фома.
     Офицер задумался.
     -- Вот что, Фомушка, --  решительно сказал он. -- Там около  входа есть
свечной ящик и стойка. Бери топор и руби их. Вот тебе и дрова, а будет мало,
так вот эти книги сожжем.
     Мотовилов показал на большую кучу  книг, сложенных в углу алтаря.  Фома
заработал топором, подняв страшный треск и грохот в церкви. Дьячок  взглянул
на солдата, всплеснул руками и побежал в алтарь:
     -- Господин офицер, что вы делаете? Храм божий рушите.
     Мотовилов посмотрел на тщедушного рыжего человека в черном подряснике.
     -- Ах  ты,  кутейник,  блинохват паршивый, тоже  еще учить меня хочешь,
чего мне делать. Брысь отсюда!
     Дьячок, испуганно крестясь, вышел из  алтаря, Фома затопил печь. Бойкие
язычки огня быстро лизали полированные сухие доски.
     -- А ну-ка, Фомушка, прибавь книжечек-то. Светлее будет.
     Вестовой стал тискать в печь псалтыри, часословы, молитвенники,  старые
поминания.  Мотовилов подвинул  кресло  к самой  печке  и,  грея  ноги, стал
наблюдать за огнем. Какая-то книга развернулась и, корчась от жару, смотрела
на офицера черным узором своих строк.
     -- Древле  убо  ел  несущих  создавый мя  и образом  твоим божественным
почтый, преступлением же  заповеди  паки  мя возвративый в землю, от  нея же
взят бых... -- читал Мотовилов в горящей книге.
     "Это как же понимать? -- соображал офицер. -- Значит, сдохнешь, сгниешь
и обратишься в землю. Так, это  правильно, но до этого еще далеко. Нужно еще
пожить".
     Фома принес ужин. Мотовилов сел к столу. Кто-то с силой хлопнул входной
дверью и застучал по полу мерзлыми сапогами. В  алтарь вошла женская фигура,
закутанная в оленью шубу.
     -- Здравствуйте, офицерик,  -- обратилась она к  Мотовилову и, снимая с
головы длинноухий сибирский малахай, бойко заговорила, как старая знакомая:
     --  А  мы  ехали,  ехали,  перемерзли все.  Думали  в  селе  где-нибудь
остановиться -- все занято. Смотрим, в церкви  огонь и люди  ходят, ну и  мы
сюда.  А  я  вот,  видите, как  бабочка,  к вам прямо  в алтарь на огонек  и
залетела.
     Женщина  села  в  свободное   кресло  и  засмеялась,  сверкая  большими
блестящими глазами.
     - Как, не обожгусь тут  я у  вас, не опалю около огонька-то вашего свои
крылышки?
     Что-то лукавое бродило по лицу незнакомки. Мотовилов вскочил с кресла.
     -- Ах, черт возьми, да вы не из робких, видно. Разрешите представиться,
-- офицер сделал легкий поклон и подал руку.
     -- Подпоручик Мотовилов.
     Маленькая, крепкая ручка ответила:
     -- Сестра милосердия Воронцова.
     -- Ваше имя?
     -- Антонина Викторовна.
     -- Великолепно, Антонина Викторовна, значит, мы ужинаем вдвоем?
     -- У вас ужин? Отлично. А у меня есть вино. Я сейчас.
     Воронцова вышла на амвон и  закричала сильным  грудным голосом  на  всю
церковь:
     -- Николай, Николай, вы здесь?
     -- Здесь, -- ответил сильный бас.
     -- Принесите мою корзинку сюда да вносите скорей больных.
     Барановский начал бредить:
     -- Таня,  на  вашем платье кровь. Таня, Таня, смотрите, каждый ваш шаг,
каждое движение  оставляет за  собой  кровавые следы. Что  такое,  вы  вся в
крови?  А  ваши  ручки? Боже  мой, вы  убили  кого-то?  Таня,  Таня,  что вы
наделали?
     Воронцова вернулась.
     -- Кто это звал меня? -- спросила она.
     -- Это больной в бреду. Не вас, а Таню.
     -- А, больной. Ну, а вы не больной?
     -- Нет, -- сказал Мотовилов и засмеялся.
     -- Так чего же вы стоите, как соляной столб? Помогите мне раздеться.
     Мотовилов  засуетился,  стал  снимать с Воронцовой  шубу и, заметив  ее
красивые золотистые волосы, пропел вполголоса:

     Люблю я женщин рыжих,
     Нахальных и бесстыжих.

     Антонина  Викторовна  выскользнула   из  мехов   и  погрозила  офицеру.
Мотовилов ловко поймал ее руку и  поцеловал. Вестовой внес в алтарь корзину.
Воронцова  вынула  из  нее  большой  флакон прозрачной жидкости, показала ее
Мотовилову.
     -- Это spiritus vini cum formalini. Поняли! Винный спирт с  формалином.
Чистого нет. Ну, да и этот  не вреден. От формалина только легкая застопорка
сердечных клапанов может быть, и все.
     Сели за стол. Захлопали входные двери:  вносили больных. В церкви стало
шумно. Дьячок перестал обертываться и  возмущаться, ровным, гнусавым голосом
читал псалтырь. Церковь  стала наполняться. Входили все новые и  новые люди.
На  полу  уже  негде  было  ступить. Дьячка стиснули  со всех сторон спящие,
больные  солдаты.  Люди  черной копошащейся  массой лежали  на полу. Кое-кто
курил. Больные кашляли, плевались, бредили, метались в жару, вызывая злобную
ругань и тычки здоровых соседей. Здоровые, раненые -- все смешалось  в  одну
огромную,  стонущую, хрипящую, харкающую,  бормочущую, зловонную груду  тел.
Равнодушно сверху смотрели каменные лица святых. Гнусавыми волнами  носились
стихи псалмов:
     -- Дал еси веселие в сердце моем, от плода пшеницы, вина и елея.
     Мотовилов с Воронцовой пили спирт.
     -- По-моему,  Борис Иванович, нам вовсе незачем  ехать  к Семенову,  --
говорила Воронцова. -- Нам нужно, не доходя  до Нижнеудинска,  повернуть  на
Белогорье и уйти в Монголию, а оттуда в Китай, а там -- и поминай как звали.
Что Семенов, пустяки, его тоже разобьют, -- убеждала сестра офицера.
     Мотовилов соглашался, так  как в  глубине  души  у него  давно  созрело
желание уехать за  границу, избавиться  от тяжелой  обязанности  подставлять
свой лоб под пули.
     --  Но  только  за  границей  нужно  золото,  золото  и  золото.  Иначе
пропадешь, -- продолжала развивать свои планы Воронцова.
     -- А где его взять?
     Какая-то мысль блеснула в  глазах  офицера.  Он  встал, стукнул себя по
лбу.
     -- Эврика! Фома!
     Фома дремал на коврике около царских врат.
     -- Фомушка, убери с престола все чаши  и крест ко  мне в чемодан,  а то
большевики придут, осквернят. Когда будем  наступать,  тогда  привезем  попу
обратно.
     Вестовой  раскрыл большой кожаный чемодан и сложил в него все  золото с
престола. Дьячок читал:
     -- Яко  несть во  устех  их  истины, сердце  их суетно,  гроб  отверст,
гортань их, языки своими льщаху...
     Воронцова смотрела на Мотовилова и смеялась:
     --  А вы не глупый малый. Только к  чему  лгать и стесняться? По-моему,
вестовому  вы просто могли сказать, что,  мол, на это нам молиться теперь не
годится, пора уж горшки покрывать или объяснили бы ему, что раньше у вас был
бог, вы ему  верили, по крайней мере делали вид,  что верите, прикрывали  им
все свои  дела  и  делишки. Имели вы тогда успех, били красных,  ну,  а если
теперь   они   вас  разгромили,  так,  значит,  бога  нет,  или  обманул  он
просто-напросто  вас  и тех, кого  вы  его  именем  посылали в  бой. Обманул
старикашка, ну и, конечно, прекратить с ним всякие сношения, отобрать у него
все имущество, как у обанкротившегося должника.
     Мотовилов возражал:
     -- Мы ведь еще в Монголию-то не уехали, значит, пока что бог нам нужен.
Вот перевалим через границу, тогда уже все пошлем к черту.
     -- Нет,  по-моему,  никогда не стоит стесняться своих мыслей  и чувств.
Вот оттого, что мы  много  скрываем друг от друга,  лжем, загромождаем  себе
жизнь всякими условностями, она у нас и складывается часто скучно, скверно.
     Воронцова медленно выпила рюмку разведенного спирта.
     --  Нужно  быть  всегда  откровенным, прямым,  смелым. А условности все
долой, к черту.
     Сестра шаловливо тряхнула головой и запела:

     Захочу -- полюблю,
     Захочу -- разлюблю,
     Я над сердцем вольна.

     Глаза  Антонины  Викторовны сверкнули  плутоватыми  огоньками.  Женщина
дышала сильно и часто. Мотовилов чувствовал близость ее разгоряченного тела,
вздрагивал от возбуждения.
     -- Вот, Борис Иванович, насчет этих  условностей возьмем  такой пример.
Сидите вы сейчас и смотрите на меня, как баран на новые ворота. Я знаю, вы с
удовольствием заключили бы  меня  в свои  объятия,  но не решаетесь,  мешает
что-то. Я вот не такая. Я хочу сейчас сесть к вам на колени и сяду.
     Воронцова быстро встала и, обняв Мотовилова, села к нему на колени.
     -- Ну что, испугались?
     Глаза сестры  горели, резко  очерченные  губы были совсем рядом с усами
офицера. Она тяжело дышала. Мотовилов крепко прижал к себе Воронцову  и стал
целовать.
     --  Жизнь  коротка. Нас  могут завтра  же убить, как  бродячих собак,--
задыхаясь, говорила она.-- Живите ж, пока живется. Берите жизнь.
     Мотовилов встал и  понес Антонину  Викторовну в боковой пустой и темный
алтарь.  Барановский вскочил с дивана, пробежал по алтарю, упал  в дверях на
колени. Вся церковь полна была стонами и бредом больных. Офицер сжал кулаки,
поднял кверху руки и, грозя иконе бога-отца, закричал:
     -- Ты видишь?  Видишь  наши  муки, злой старик? Как  глуп  я был, когда
верил  в милость и доброту твою. Страдания людей тебе отрада? Нет, не верю я
в тебя. Ты бог лжи, насилия, обмана. Ты бог инквизиторов, садистов, палачей,
грабителей, убийц. Ты их покровитель и защитник.
     Офицер заскрипел зубами, зарыдал.
     --  Будет. Поцарствовал  ты,  довольно.  Будет. Гибнут  создавшие тебя,
погибнешь с ними и ты.
     Барановский ничком без чувств упал на пол.
     -- Запрягай! -- приказывал кому-то тифозный.
     -- Понужай, понужай! -- торопился кто-то в другом углу.
     Татарин  в  большой черной папахе  кидался  на  стену  и в ужасе визжал
тонким надтреснутым голосом:
     -- Кувала! Кувала!
     Колпаков кричал из алтаря:
     -- Господа, за что? За что?
     Равнодушно, молча темнели лики святых, освещенные  трепетными огоньками
свеч. Дьячок монотонно гнусил псалтырь:
     -- Гу-гу-гу-гу-гу...
     Вся  церковь металась  в безумии бреда.  Седой  старик с  высоты купола
бесстрастным взглядом смотрел на муки людей.



     Колпаков умер, и его бросили на  одной  из остановок  в тех же санях, в
которых он ехал больной. Хоронить было некогда.  Тиф гулял  по рядам  белых,
укладывая их в  могилы тысячами. Ехать становилось чем дальше,  тем труднее.
Угрюмыми, молчаливыми  стенами стояла  тайга  по обеим сторонам  узкого пути
бегущих, скрывая в своей глуши отряды красных партизан, часто нападавших  на
отходящие обозы. Большая  армия потеряла всякую способность к сопротивлению.
Люди были  так панически настроены,  что стоило только прогреметь нескольким
выстрелам,  чтобы создать  полнейшую  растерянность  среди оступающих.  Едва
заслышав стрельбу, обозы кидались вскачь, но скверная дорога быстро утомляла
лошадей,  подводы наскакивали  друг  на  друга,  запутывались,  образовалась
пробка. Недолго  думая, обозники рубили гужи, садились верхом  и скакали без
оглядки. Батальон Мотовилова таял с каждым днем. У него осталось всего сорок
штыков. Мотовилов стал мрачным,  раздражительным.  Ему казалось, что солдаты
не по болезни остаются в каждой  деревне, а просто потому, что не хотят идти
дальше.
     "Если я растеряю в конце концов всех людей, то  будет скверно.  Один до
Монголии не доберешься", -- думал офицер и  сейчас же,  стараясь отогнать от
себя дурные мысли, подзывал кого-нибудь из солдат и заводил разговор:
     -- Ну, скажи, Черноусов, ты красным не думаешь сдаться? А?
     --  Что вы, господин поручик, -- возмущался солдат,  -- за кого вы меня
принимаете? Чай, мы добровольцы.  Что нам, что вам -- конец один будет, коли
к красным  попадем.  Знаем  мы их  приказы-то. Мобилизованные  --  по домам,
офицеры и  добровольцы --  по гробам. Нет, уж мы к Семенову, а нет, так пулю
сам себе в лоб пущу.
     Мотовилов успокаивался и говорил солдату, что при встрече с партизанами
теряться не нужно, что нужно отбиваться до последнего патрона.
     --  Да уж будьте благонадежны, господин поручик. Наши не сплошают, чать
не впервой нам.
     Ночь начинала  покрывать  тайгу  темно-синим,  почти  черным  покровом,
усыпанным яркими  мерцающими огнями звезд. Обозы еле ползли в один ряд узкой
дорогой,  часто  останавливаясь, стояли на одном месте по  нескольку  часов.
Лошади  с  трудом то  выбирались из  огромных  выбоин  с тяжело нагруженными
санями, то  снова  ныряли,  скрывались в них вместе с  дугой.  Батальон  шел
непрерывно  четвертые сутки, останавливаясь только для кормежки  лошадей. За
четверо  суток  прошли  всего  сорок  верст.  До  деревни  оставалось  верст
двадцать.  Утомленные  люди  засыпали  на  санях, и  Мотовилову  приходилось
следить, чтобы какой-нибудь подводчик не уснул, не разорвал бы обоз, так как
лошади без кнута не шли и, едва их переставали подгонять, останавливались.
     -- Господин поручик,  вы  бы  отдохнули, легли.  Я останусь за вас,  --
сказал фельдфебель Мотовилову.
     Мотовилов как-то сразу почувствовал страшную усталость.
     -- Спасибо, фельдфебель, останься. Я уже вторые сутки не сплю.
     Офицер  лег  в сани, накрылся тулупом  и  забылся  тревожным, кошмарным
сном. Ему снилось, что в тайге поднялась сильная буря. Ураган  носится между
деревьев, с  грохотом  и  треском валит их в  снег и ревет, то густо и глухо
раскатываясь  по  земле,  то  со  свистом  летя  по  вершинам. Тайга  ожила,
заговорила  тысячами  голосов,  засверкала  сотнями  горящих  волчьих  глаз.
Мотовилову  казалось,  что  волки  бегают  вокруг  обоза,   сверкают  своими
огненными  глазами, воют  протяжно и  резко, щелкают  зубами.  Потом  офицер
увидел,   что  и  его  солдаты  стали,  точно  волки,  сверкать  глазами,  а
фельдфебель  завыл  отрывисто  и  громко. Лошади  захрапели,  понеслись,  не
разбирая дороги, во весь опор.  Офицер проснулся, открыл глаза и увидел, что
обоз, сгрудившись  в одну кучу, стоит среди большой таежной поляны, а кругом
в  тайге вспыхивают огоньки выстрелов, пули свистят  над  мечущимися  тенями
людей, с чмоканьем хлопаются в сани. Фельдфебель звонким голосом командовал:
     -- Батальон, пли! Батальон, пли!
     Как волчьи  зубы,  щелкали  затворы.  По  концам винтовок бегали  яркие
желтые огоньки,  похожие  на  сверкающие глаза хищного зверя.  Кто-то кричал
отчаянно:
     -- Понужай, понужай, братцы!
     Слышались голоса:
     -- Товарищи, сдаемся! Не стреляй!
     Стонали раненые. Гул выстрелов,  громкие крики  людей, храп загнанных и
раненых лошадей  смешивались в сплошной рев и вой. Со стороны тайги  огоньки
приближались, вспыхивали чаще.  На снегу  зачернели  длинные тени всадников.
Как мельничные крылья, махали их руки, рассыпая всюду холодную сталь ударов,
и  без звука, без  стона  падали под их  тяжестью темные фигуры с  поднятыми
кверху руками.  Черная  тайга в суровом  молчании смотрела  на  людей, двумя
высокими стенами огораживая  дорогу с обеих сторон.  Зажатые  в узком лесном
коридоре, метались в  ужасе люди, вязли в глубоком  снегу, падали, сраженные
пулями. Вестовой, думая, что Мотовилов еще спит, тряс его за плечо:
     -- Господин поручик, проснитесь, красные. Проснитесь!
     Мотовилов вскочил с саней.
     "Живой не  сдамся, но уж  и их, чертей,  поколочу.  Надо дороже продать
свою жизнь", -- вихрем неслись у него в голове мысли.
     Барановский  был в сознании, чувство смертельной опасности стеснило ему
грудь, откуда-то набрались силы, он встал с саней. Мотовилов бежал мимо него
к фельдфебелю.
     -- Боря, надо бросать все и отступать. Ведь  нас  прикончат, -- крикнул
ему Барановский.
     -- Сейчас, сейчас, Ваня, -- не останавливаясь, ответил тот.
     Батальон,  отстреливаясь,  удачно  ушел  от  плена,  потеряв  несколько
человек убитыми  и ранеными, бросив  обоз.  После  боя Мотовилов  пересчитал
людей.  В   строю   осталось  двадцать  девять.  Барановский  снова  впал  в
беспамятство,  и  Фома  нес  его  с  другим  вестовым  на  носилках, наскоро
связанных из  сосновых  веток. По  разбитой дороге идти  было очень  трудно.
Солдаты  выбивались  из  сил, а  Фома  еле  передвигал  ноги.  Шли  тихо,  с
остановками. Сидя на снегу, подолгу курили.
     --  Ну и  жара  была  нам,  господин  поручик,  --  говорил  Черноусов,
попыхивая цигаркой.
     -- Да и  сейчас не  холодно,  -- пошутил  кто-то  в  толпе,  снимая  со
взмокшей головы папаху.
     -- Надо лошадей доставать, господин поручик, Пешком пропадем.
     Мотовилов соглашался:
     -- Непременно лошадей.  Утром же достанем. Покурили,  отдохнули, пошли.
Сделали  еще  версты три  и  остановились.  Двигаться дальше  не  было  сил.
Разложили костер. Люди набирали в котелки  снег и вешали их над огнем. Жажда
мучила  всех. У запасливого Фомы в боковой сумке  нашлось фунта два муки, из
которой  он  немедленно начал стряпать  заваруху. Мотовилов  съел  несколько
ложек пресного мучного киселя и махнул рукой:
     -- Ну ее к черту, заваруху эту. Преснятина противная.
     "Надо идти дальше. Деревня недалеко", -- подумал офицер и вслух сказал:
-- Ребята, до деревни недалеко. Идти надо!
     Фома с другим вестовым спеша доели заваруху и снова взялись за носилки.
Батальон пошел. Покачиваясь  от усталости, как пьяные, вошли N-цы в деревню.
Рассвет был  близок. Обозы начинали выходить из деревни. N-цы заняли  только
что  освободившийся овин, разложили в нем три  костра.  Овин  был большой  и
круглый, с  высокой  крышей, продырявленной посредине.  Дым  клубами выходил
через отверстие,  седой  пеленой  закрывая  начинавший  светлеть темно-синий
звездный  свод  неба.  Измученные  люди  тремя  клубками  свернулись  вокруг
костров. Разгоряченные утомительным переходом по разбитой дороге и глубокому
снегу, мокрые от пота, солдаты спали как  убитые.  Не спалось только  одному
командиру, да Барановский громко разговаривал в бреду. Отогревшиеся паразиты
зашевелились под потной рубашкой у Мотовилова; его тело горело от их укусов,
как  обожженное крапивой. Офицер вертелся с боку  на  бок, чесался, никак не
мог заснуть. Барановский говорил кому-то:
     -- Вы знаете Японию! Это дивная страна. Страна восходящего  солнца. Как
красиво -- восходящего солнца. Там солнце яркое-яркое, ласковое.  Япония  --
счастливая земля. Солнце  заливает ее теплом и  светом, а безбрежный  океан,
шумя и волнуясь, дышит на  нее свежей прохладой. Солнце, море,  цветы, вечно
зеленые деревья. Как хорошо там. Боря, ведь мы уедем в Японию? -- не приходя
в сознание, спрашивал Барановский.
     Мотовилов  услышал последнюю фразу  и, подкладывая  в тухнувший  костер
дрова, ворчал:
     -- Да, да, приезжай в Японию. Там тебе рады. Сейчас оседлают, верхом на
шею сядут и возить  себя заставят. Там тебе покажут  кузькину мать. Куда все
твои цветочки, лепесточки полетят. Папу, маму позабудешь, как звали.
     Костры догорали. Через отверстие в крыше, в щели стен заглядывал слабый
свет. Ночь уходила, бросая  последние  багровые  отблески тухнущих углей  на
плотную груду спящих солдат. Барановский бредил:
     --  Настенька,  я  не останусь у  тебя.  Убьют  меня  красные.  Скажут:
золотопогонник -- и к забору... Ну, прощай, прощай,  Настенька,  надо к роте
идти, -- торопился больной.
     Помолчав минуту, Барановский приподнялся, сел на носилках и,  грустными
глазами  смотря на костры,  говорил.  И  нельзя  было понять, бредит  он или
находится в сознании.
     --  Жизнь уходит. Я  чувствую. Я  вижу,  Борис, как  какая-то туманная,
легкая завеса отделяет меня от всех вас. Я умру скоро. Как  жаль, ведь я так
еще молод... Двадцать  лет...  Боже мой, и уже смерть. И сколько  нас таких,
молодых и сильных, лишенных радости жизни, думающих только о ней, костлявой.
Уйди, проклятая!
     Мотовилов подошел к больному, ласково погладил его по голове:
     -- Не  волнуйся, Ванечка,  ляг.  Какая там смерть? Ты поправишься. Экий
молодец умирать собрался. Мы еще повоюем.
     -- Нет, Боря, не  беспокойся, я наполовину уже нездешний. Ты  говоришь,
воевать? -- лицо больного передернулось  нервной  гримасой. --  Нет, нет, не
хочу я больше этого ужаса. Не хочу  смотреть, как люди рвут людей на клочья.
Как рычат они противно А кровь, кровь. Захлебываются все...
     -- Ванечка, успокойся. Ну, чего это ты?
     Мотовилов с ласковой настойчивостью попытался положить  Барановского на
спину. Больной раздраженно задергал плечами.
     -- Не хочу лежать. Подожди, скоро лягу навсегда.
     Офицер приложил руку к глазам, как бы закрываясь от солнца.
     --  Ага, Свистунов  едет,  --  и  громко  на  весь  овин  закричал:  --
Ординарец,  лошадь  командиру батальона!  Боря,  скажи, где  здесь дорога  в
Японию?
     -- Не знаю, Ванечка.
     -- Ах  ты, господи, да кто  же знает, где  дорога? Ведь вот сколько их,
все  путаются,  перемешиваются.  Не  разберешь, какая  же  в  Японию, --  и,
обращаясь к какой-то хозяйке, говорил:  --  Хозяюшка, скажи,  милая,  как от
вашей Крутоярки проехать  в  Японию? Где  у вас тут  дорога? Хозяюшка,  а ты
молочка дашь нам к чаю?
     --  Ничего не понимаю, все дороги  в одну  сторону -- плачущим  голосом
жаловался больной. -- Ох, боже мой, за что такие страдания? У,  злой старик,
ты  издыхаешь. Тебе досадно, что мы  молоды, что мы жить хотим,  и ты загнал
нас в этот хлев и мучаешь. Сам подыхаешь, так и всех других погубить хочешь.
-- Злая улыбка кривила губы Барановского. -- Нет, старый дьявол, не погубить
тебе  людей. Ты сдохнешь, а  мы  будем  жить. Хозяюшка, да скоро, что ли, ты
молока-то  дашь? --  больной устало  закрыл глаза и лег. Проснулся  Фома  и,
почесываясь, стал греть у огня озябший бок.
     -- Фомушка, пожрать бы чего, -- нерешительно сказал Мотовилов.
     -- У нас ничего нет, господин поручик, пойду вот схожу на улицу, обозов
много стоит, может быть, выпрошу чего у каптеров.
     Вестовой  надвинул  шапку  на  уши и  тяжелой  походкой  неотдохнувшего
человека пошел к выходу. Костры почти совсем  потухли. На улице было светло.
Солдаты  зябко  жались  друг  к другу,  вертелись  с  боку на бок, чесались.
Некоторые, продрогнув, вскакивали, начинали  плясать. Фома  вернулся злой, с
пустыми руками.
     -- Ни один черт крошки хлеба не дал.
     --  Ты  еще молод,  Фома. Поучись-ка  вот  у  меня,--  смеялся  молодой
отделенный, замешивая в котле тесто. Фома обернулся к нему.
     -- Ты где это взял?
     -- Ха-ха-ха! Взял. Гусь ты, Фома. Рази нашему брату можно брать так?
     -- А што у сибиряка не взять? Они все за красных.
     --  Ну  нет,  брат, воровать  я  не  согласен. Я  купил за два оглядка.
Ха-ха-ха!
     -- Где? -- полюбопытствовал Фома.
     --  Тамока,  поди поищи,  --  неопределенно махнув  рукой,  посоветовал
отделенный  и,  вытащив из огня раскаленный камень,  стал  наливать на  него
жидкое тесто.  Сняв две  первых лепешки, он  предложил их  Мотовилову, тот с
радостью взял и стал  есть полусырое тесто, подгоревшее  с одного  бока.  До
двух  часов дня  просидели N-цы  в  овине. Кое-кто наворовал картошки, муки,
масла. Кое-как поели.  Перед выступлением из деревни Фома разыскал у хозяина
спрятанную лошадь и сани, приспособил все это для перевозки своего  больного
командира.  Хозяин,  надеясь,  что  лошадь  ему  вернут,  если  он поедет  с
подводой, оделся и вышел из избы. За ним с кучей ребятишек вышла и хозяйка.
     -- Ты нам не нужен, -- сказал Мотовилов.
     -- Господин офицер, а как же лошаденку-то мне отдадите?  -- заискивающе
спросил крестьянин.
     --  Лошадь  я  у тебя реквизирую за то, что ты  ее прятал, думая лишить
нашу  армию  одной лишней подводы,  то  есть,  короче  говоря, ты  прохвост,
большевик и действуешь в их пользу.
     --  Барин, пожалейте ребятишек малых,  не берите сивку,  --  заголосила
баба  и,  упав на  колени,  хватала офицера за  полы  шубы. Вслед за матерью
заплакали и ребятишки.
     Мужик ухватился за повод и кричал:
     --  Как  хотите,  господин  офицер,  хоть  убейте,  лошадь  не   отдам,
последняя. Разоряете совсем ведь.
     Мотовилов был  взбешен  сопротивлением.  Грубо оттолкнув  ползающую  на
коленях женщину, он подбежал  к крестьянину и со всего  размаху  ударил  его
нагайкой по лицу. Мужик схватился руками за глаза, взвизгнул и упал на снег.
     -- Батюшки, глаза выхлыснули? -- закричала женщина и бросилась к мужу.
     Батальон пошел. Оглядываясь назад, Мотовилов видел, как на крик хозяйки
выскочили соседи и несколько баб принялись громко выть,  причитая. Верстах в
трех  от деревни  дорога поворачивала сначала вправо,  потом влево,  образуя
нечто вроде большого колена. Командир решил, что самое лучшее будет  напасть
на  обоз в месте сгиба дороги, так как  тогда  задние и  передние подводы за
поворотами ничего не будут видеть и, услышав  стрельбу,  постараются удрать.
Мотовилов  расположил  батальон за ближайшими деревьями  и  стал  пропускать
обозы, выбирая  наиболее подходящие для нападения. После нескольких десятков
минут ожидания  с засадой поравнялись подводы беженцев на шикарных лошадях и
остатки какого-то штаба или штабной канцелярии. Пули взвизгнули над головами
беженцев. Мотовилов с револьвером выскочил из-за деревьев.
     -- Ура! Сдавайтесь! Сдавайтесь!
     Черноусов схватил под уздцы высокого тонконогого вороного.
     N-цы черным кольцом облепили обоз.
     -- Сдавайтесь!
     Пожилой  полковник  с рыжей бородкой клинышком,  в большой белой папахе
дрожащей рукой отстегивал крышку кобуры.
     -- Жорж, скорее убей нас!
     Жена полковника  прижимала  к  себе  семилетнего сына. Глаза женщины  с
ужасом перебегали от  цепи  N-цев  на  руку  мужа. Блестящий  никелированный
браунинг мягко стукнул у виска. Длинная шуба и длинноухая шапка откинулись в
сторону,  свалились из  саней.  Револьвер  опять стукнул. Мальчик  не  успел
заплакать, скатился под  сиденье.  Рыжая бородка острым клинышком  поднялась
кверху,  папаха слетела. Полковник перегнулся  на спинке  кошевки. Остальные
сдались.  Победитель  развязно  предложил пленникам выйти  из  саней.  Люди,
дрожащие  от  страха,  молча  повиновались.  Женщины  плакали.  Офицер начал
сортировать  вещи своих жертв.  В снег  полетели чемоданы  с бельем, ящики с
посудой, пишущие машинки, канцелярские книги, бумаги. Оставлено  было только
съестное.  Разгрузив  обоз,  Мотовилов  приказал переложить  Барановского  в
другие сани.
     -- Вот вам две подводы под вещи.
     Офицер взглянул на кучку дрожащих пленников, нагло оскалил зубы:
     -- Расстреливать мы вас не будем.
     Дорога впереди очистилась. Мотовилов повел батальон рысью.



     Снег белой искрящейся накипью садился на зеленые иглы деревьев, пенясь,
стекал  по  корявым  темно-красным   стволам,  пушистыми,   легкими  клубами
расползался  под  корнями.  Холодные,  мягкие потоки заливали тайгу и кривую
узкую   дорогу.  Раненых   убрали.  Замерзшая  кровь  рассыпалась  пунцовыми
лепестками мертвых цветов. Убитые лежали кучкой. Поручик Нагибин и прапорщик
Скрылев  с  синими,  помертвевшими  каменными  лицами медленно  раздевались.
Семеро  партизан, опершись на  винтовки,  ждали. Черная  доха Петра Быстрова
серебрилась инеем.
     Длинные усы Ватюкова  побелели от мороза. Тяжелые  широкие  шубы делали
людей  похожими   на   неуклюжие   обрубки.  Нагибин,   скрывая   трусливую,
непроизвольную  щелкающую  дрожь  зубов, снимал с  себя  английский френч  с
потертыми  суконными погонами.  Скрылев,  прыгая  на одной  ноге,  стаскивал
брюки.  У обоих  офицеров кальсоны внизу были завязаны  тонкими тесемочками.
Оба  полуголые,  еще теплые,  пахнущие потом,  согнувшись, долго возились  с
ними. Партизаны молча  ждали.  Быстров  стал  складывать  в сани  офицерские
костюмы,  теплые бешметы  на  кенгуровом меху, белье. Нагибин, совсем голый,
переминался с ноги на ногу, дул в замерзшие руки. Скрылев тер себе уши.
     - Ну, натешились, товарищи? Кончайте.
     Поручик  глазами  рвал на клочья спокойных, неумолимых врагов, тяжелыми
мохнатыми  глыбами окаменевших  в пяти  шагах. Синие  щеки и  носы  офицеров
покрылись белыми  пятнами. Скрылев  не в силах был больше удерживать  нижнюю
челюсть, рот у него широко раскрылся, зубы щелкали. Под ногами у  офицера, в
снегу, дымясь теплым паром, желтела круглая воронка.
     -- У нас патронов мало. Стрелять мы вас не будем. Белый кусок ваты упал
с усов Ватюкова.
     -- Бегите к своим. Добегете, ваше счастье. Не добегете, не взыщите.
     Офицеры повернулись. Оба с  трудом вытащили ноги  из снега, побежали. И
Скрылеву и Нагибину казалось, что бегут они страшно быстро,  ветер свистел у
них в  ушах.  Деревья  мелькали мимо, валились  набок. Партизаны  наблюдали.
Босые ноги  высоко отскакивали от снега,  как  от раскаленной плиты. Толстый
кулак, обросший колючей  щетиной, воткнулся Нагибину в горло. Крутая снежная
гора  выросла  перед  офицером, опрокинулась  на  него,  повалила  навзничь.
Скрылев  свернулся калачиком  рядом. Кулак  раздирал легкие.  Ничего,  кроме
снега, офицеры не видели. Снег засыпал их.
     -- Готовы, как мух сварило.
     Партизаны  сели в сани, поехали в село. Навстречу ползли две санитарные
подводы.
     -- Как, товарищи, раненых, поди, нет больше?
     -- Нет, убитые только остались. Все равно подбирать надо.
     -- Конечно, надо. Сейчас подберем, костер уже готов.
     Лошади  остановились  у  кучи  мертвецов.  Партизаны,  тяжело ступая по
рыхлому снегу, путаясь  в дохах, поднимали убитых за ноги и за руки, бросали
в  широкие  розвальни.  Стукнувшись   затылком  о   мерзлую  мертвую  голову
Пестикова, Костя Жестиков пришел в сознание, приподнялся.
     --  Господа,  скорее  меня в лазарет.  Я доброволец.  Я  сильно  ранен.
Скорее, господа, а то нас бандиты накроют.
     Старик Чубуков переглянулся с зятем.
     -- Слышь, живой доброволец.
     --  Какие  бандиты?  -- притворившись,  с нотками  безразличия  спросил
Чубуков.
     -- Известно какие, красные партизаны.
     -- Ну, брат, до них далеко. Их угнали и не видать.
     -- Угнали, это хорошо. Только скорее, господа, а то я истеку кровью.
     Жестиков оживился, поднял воротник, засунул руки в рукава. Ранен он был
в бедро. Кровь промочила у него все брюки, натекла в валенки.
     --  Сейчас, сейчас, мы вас за  полчаса доставим. Партизаны сели в сани,
дернули вожжи. Кругленькие мускулистые минусинки пошли  мелкой рысцой.  Зять
Чубукова сидел рядом с Жестиковым. Черная борода партизана тряслась, на лицо
добровольцу падали с нее холодные мокрые комья снега.
     -- Давно вы эдак добровольцем-то воюете?
     -- С самого первого дня переворота. Да до переворота я еще в офицерской
организации состоял.
     -- Гм... Награды, поди, имеете?
     --  Нет,  у нас  полковник  скуп  на  этот  счет.  Хотя  меня  все-таки
представили к "Георгию".
     -- Ага, ишь ты!.. Гярой, значит!
     Жестиков самодовольно улыбнулся; бедро заныло, доброволец поморщился.
     -- Да, я повоевал. Свой долг исполнил, теперь и отдохнуть имею право.
     -- Конешно, конешно. Обязательно отдохнуть. Партизан отвернул в сторону
лицо, загоревшееся злобой. Жестиков болтал без умолку:
     --  Пусть кто  другой  повоюет так, как я. Красная сволочь долго  будет
помнить господина  вольноопределяющегося Константина Жестикова. Широкинцы уж
наверняка меня  не  забудут.  Ах,  и почертили  мы там.  Девочка  какая  мне
попалась!..
     К  горлу  партизана  что-то  подкатилось,  не  своим  глухим голосом он
спросил добровольца:
     -- Это в Широком-то?
     -- Да.
     -- Какая?
     --  Совсем,  знаешь  ли, молоденькая, лет пятнадцати, четырнадцати,  не
больше. Невинненькая еще была. Как ее звали?
     Жестиков задумался на минуту:
     -- Да, Маша, Маша Летягина.
     Партизан задрожал, услышав имя своей сестры.
     -- Мы ее с Пестиковым  в  курятнике прижали. Она там пряталась. Потеха.
Кур  всех перепугали. Девчонка наша ревет. Я говорю ей: ложись, мол, добром,
а она разливается, она  разливается. Но, однако,  сразу поняла, в  чем дело,
говорит мне: "Дяденька, я еще маленькая". А Пестиков, чудак такой, он всегда
с шутками да прибаутками,  отвечает ей: "Ничего, ничего, Маша, расти, пока я
штаны расстегиваю". Хи-хи-хи!
     Жестиков тихо засмеялся, схватился за рану.
     -- Ох, нельзя смеяться-то, больно.
     Партизан размахнулся и тяжело стукнул раненого по зубам.
     -- Заткни свою глотку, погань!
     -- Ты чего это?
     Жестиков еще не понимал, в чем дело.
     -- На каком основании?
     Партизан плюнул ему в глаза, бросил вожжи.
     -- Вот тебе, гаду, основания! Вот тебе основания! Вот тебе партизанское
спасибо!
     Жесткие кулаки в косматых шубенках заходили по лицу красильниковца.
     -- Партизаны, а-а-а, караууул!
     Жестиков подавился обломками своих зубов.
     -- На вот тебе, сволочь!
     Чубуков  остановил  лошадь.  Летягин, черный от гнева, топтал Жестикова
ногами.'
     -- Ты чего это, Иван?
     -- Тятя, он ведь Маньку-то  нашу изнасильничал.  Жестиков снова потерял
сознание.
     -- Ну?
     -- Сам расхвастался, гад.
     Иван, тяжело дыша, соскочил с саней.
     -- Никак околел? Айда, Иван. Время неча терять.
     -- Айда!
     Партизаны погнали лошадей. Лицо у Жестикова стало плоским,  как  доска.
Небольшой нос был сломан и  сплюснут. Кровь  дымилась  и, капая с  избитого,
мерзла  коралловыми  гроздьями на  воротнике, на  спине мертвого  Пестикова.
Желтые,  с полураскрытыми ртами тряслись убитые. Летягин еще  раз плюнул  на
Жестикова.  Дорога  круто повернула влево, расползлась широкой белой  плешью
поляны.  Убитых уже  жгли. Огромный  костер пылал  недалеко от дороги. Трупы
были сложены слоями. Слой дров, слой  тел. Лежащие на  самом верху крючились
от  жару.  Над  зубчатой огненной  короной поднимались  темные  руки,  ноги,
обуглившиеся головы мелькали, скрывались в огне. Черный дым тяжелым,  ровным
столбом  качался над  костром. Трое партизан с  длинными  железными рычагами
ходили вокруг  огня,  подправляли разваливающиеся плахи. Чубуков с Летягиным
остановили  лошадей.  Стали  раздевать Жестикова.  Один  отошел  от  костра,
принялся стаскивать с убитых  валенки. Тесть с зятем подтащили добровольца к
костру, приподняли за руки и за  ноги, раскачали, забросили  на верх горящих
тел.
     -- Гоп!
     Летягин крякнул, стал оттирать снегом руки, запачканные кровью.
     -- Товарищи, подсобите мне. Одному не управиться, застыли здорово.
     Пожилой,  рыжеусый  партизан  снял  шапку, тяжело вздохнул.  Около него
чернела  куча валенок,  полушубков.  Жестиков очнулся,  хватил полные легкие
дыму, подпрыгнул, хотел встать, но бедро у него было разбито, он смог только
приподняться на четвереньки.
     -- В-и-и-у-у-у-й!
     Свиной визг тонким, едким ударом кнута метнулся в тайгу, завяз в густой
безмолвной чаще.
     -- Эх,  живой попал!--  Партизан  бросил кочергу, вытащил из-за  пазухи
длинный, тяжелый "смит".
     -- Чего человеку мучиться.
     -- Не тронь.
     Черный, высокий Летягин отвел руку товарища.
     -- У  тебя что, патронов много, что ли? По падали не стреляют. Заслужил
он этого. Сдохнет и так!
     "Смит" нерешительно ткнулся за пояс. Не сильно, но отчетливо щелкнув, у
Жестикова  лопнули  глаза. Волосы  добровольца  пылали,  скипаясь в  черную,
вонючую пену. Язык огня, лизавший голову, был похож на яркий ночной колпак с
острым  концом  и  мохнатой дымчатой  кисточкой  наверху. Раскаленные  щипцы
разодрали живот и грудь. Жестиков скрючился кольцом, ткнулся в угли. Чубуков
с  Летягиным  постояли  немного  молча, пошли  помогать  рыжеусому раздевать
убитых.
     -- Еще бы чернозубого  этого, рыжего  дьявола поймать,  который жану-то
опозорил, -- вслух подумал Летягин.
     Потом они еще два  раза ездили за трупами, снимали  с них все до нитки,
голых кидали  в огонь.  Привезли и  бросили туда  же  замерзших  Нагибина  и
Скрылева.  Дрова  подкладывали  всю ночь. Трупы  горели ровным синим  огнем,
почти не давая дыму.
     -- Ишь, как горит человек. Ровно керосин али спирт.
     Партизаны курили,  сидя  на снегу.  По  черным  сгоревшим  человеческим
головням  бегали тихие  синие огоньки.  Снег  кругом  был  залит  прыгающими
пятнами  синьки и  крови. Тайга, совсем непроглядная, темным  валом обложила
поляну. Мороз залазил партизанам под дохи, толкал их ближе к костру.
     Утром  в  селе  ударил  колокол.  Большой,  тяжелый, широкогорлый.  Ему
ответил  маленький,  тонкоголосый. Вся  колокольня заговорила грустно, тихо.
Медные вздохи разбудили тайгу.
     -- Что  это  такое?  Будто в Пчелине  попа  не  было,  а звон. Да никак
похоронный? Кого-то хотят честь-честью проводить на  тот свет. Но где  взяли
попа?
     Чубуков недоумевал, разводил руками. Костер еще горел.
     В комнате Агитационного Отдела Жарков спорил с Воскресенским:
     --  Слышишь, звонят,  --  говорил  Жарков,--  и ты должен будешь сейчас
пойти в церковь, надеть ризу, отпеть семерых наших партизан и окрестить двух
ребятишек у беженцев. Это уж ты как хочешь, а сделать должен.
     Воскресенский раздраженно пожимал плечами:
     -- Я не понимаю, зачем эта комедия? Разве я для того снимал с себя сан,
чтобы опять здесь восстановить его. Нет, я не хочу.
     -- А  я тебе говорю, что  ты  должен.  Меня старики  еще вчера просили,
чтобы,  значит,  все   устроить   по-христиански.   Я   согласился.   Пойми,
Воскресенский,  что  сознательных  большевиков  у  нас  не  больно много,  а
попутчиков случайных сколько хочешь, их у нас сила, на них  держимся. Ничего
не попишешь, приходится им угождать.
     -- Как это все-таки противно.
     --  Потерпи,  Иван Анисимович,  соединимся  с Красной Армией, тогда  не
станем и со стариками считаться.
     В комнату вошла старуха просвирня, стала креститься на передний угол.
     -- Здравствуйте, крещены которы. Здорово живете.
     -- Здравствуй, матушка.
     --  Ну,  который из  вас батюшка-то, сказывайте?  Воскресенский  слегка
покраснел.
     -- Я, а что?
     -- Ждут вас уж в церкви-то. Покойничков принесли. Пожалуйте.
     Жарков, смеясь, отвернулся к окну.
     -- Иди, Иван Анисимыч.
     Воскресенский  махнул рукой, стал одевать  доху.  Церковь  была  полна.
Партизан боком прошел через  толпу,  скрылся  в алтаре. Золотая твердая риза
сидела неловко, мешком. Воскресенский уже отвык от неудобных одежд духовного
пастыря.  Яркие  большие кресты  из  толстой  ткани  смешно  лезли в  глаза.
Стриженый,  бритый,  скорее  похожий  на   католического  ксендза,   чем  на
православного  священника,  Иван Анисимович  вышел на  амвон, перекрестился,
перекрестил народ.
     -- Во имя отца и сына и святого духа.
     Толпа  поклонилась, вздохнула,  замахала  руками.  Отпевание  началось.
Убитые лежали в белых сосновых гробах.
     -- Со святыми упокой, Христе, души усопших рабов твоих.
     Родные  погибших  плакали, клали земные поклоны.  На улице  развернутым
фронтом, с красными знаменами выстроились две  роты.  Одна Таежного,  другая
Медвежинского  полка.  Воскресенский   незаметно   для  себя  вошел  в  роль
священника,  служил не торопясь, молитвы читал внятно, с чувством. Старики и
старухи, за долгое время скитаний по тайге стосковавшиеся  по церкви, стояли
довольные,  с   ласковыми,  прояснившимися  глазами.   Скорбными,  дрожащими
вздохами падали в сердце толпы слова молитвы.
     -- И сотвори им в-е-е-чную па-а-а-а-мять! Люди опустились на  колени, с
плачем молили:
     -- Сотвори им в-е-е-е-чную п-а-а-а-мять.
     Когда гробы были вынесены на паперть, партизаны запели:

     Вы жертвою пали в борьбе роковой
     Любви беззаветной к народу... В
     ы отдали все, что могли, за него...

     Старики и старухи крестились, всхлипывали:

     Со святыми упокой, Христе, души усопших рабов твоих.

     Нет,  они  не  были  рабами.   Красные  продырявленные  пулями  знамена
отрицательно трясли своими полотнами: нет, нет.  Партизаны, сжимая винтовки,
снимали шапки.

     О павшие братья, мы молимся вам...

     Колыхнувшись, убитые пошли в последний поход. На кладбище Воскресенский
вышел  из  церкви без  ризы, в коротком меховом пиджаке и  папахе.  Поправил
револьвер на широком ремне, быстро зашагал, догоняя похоронную процессию.



     В  деревнях,  заимках,  селах  Таежного  района  белые  создали  тысячи
мучеников. Кровавый посев давал красные всходы. Партизанское движение росло,
крепло,  ширилось.  Крестьяне  и  рабочие,  внешне  спокойные и  покорные, в
сердцах носили огонь ненависти и жажды мести. Красный  гнев клокотал палящей
лавой.  Красное было  розлито  всюду.  Красной полосой легла на  белый  стан
Таежная  Республика.  Красные  точки  и  пятна  сочувствующих  и  помогающих
партизанам  кишели в  тылу у  белых, в их  рядах. Каждый шаг белогвардейцев,
верный  и неверный,  тайный  и явный,  был  известен  партизанам. Крестьяне,
женщины, старики, подростки, девушки добровольно осведомляли красных о всем,
что творилось у белых,  умело, незаметно  разлагали  их ряды,  привлекали на
свою сторону мобилизованных, обманутых.
     В  рождественский сочельник, перед рассветом, от  Медвежьего к тайге по
чистому  полю,  поскрипывая  лыжами,  быстро скользили двое. Среднего роста,
крепкий, широкоплечий, с длинной серебряной бородой,  в малахае и белой дохе
--  Федор  Федорович  Черняков  и высокий, костлявый,  бритый, с  короткими,
обкусанными,  торчащими щетиной усами, в  рыжем  телячьем пиджаке и таком же
картузе -- Никифор Семенович Карапузов. Старики гнулись под тяжестью больших
мешков, привязанных за спиной. Они везли партизанам медикаменты, купленные в
городе. Лыжи глубоко  уходили в снег, нападавший за ночь. Идти  было трудно.
Под теплыми мехами на спине и на груди у лыжников рубахи отсырели от пота.
     -- Закурить бы надо, Федор Федорыч, -- остановился Карапузов.
     -- Оно бы, конешно, хорошо, Никифор Семеныч, да как бы не заметили нас?
     -- Ну, в этаку темень да рань. Поди, спят все без задних ног.
     Карапузов  вытащил  из-за пазухи короткую самодельную  трубку. Черняков
достал  кисет.  Сбоку  в  темноте  фыркнула   лошадь.   Старики  вздрогнули,
насторожились На  дороге  отчетливо  хрустели  конские  копыта, едва  слышно
брякало оружие. Несколько красных точек, покачиваясь, плыло к тайге.
     --  Смотри, курят. Ведь  это  орловские молодцы  в разведку поехали, --
шептал Черняков.
     Разъезд гусар шагом  шел  по  дороге на Пчелино.  Корнет  Завистовский,
безусый восемнадцатилетний  мальчик,  опустил голову и,  развалясь  в седле,
мурлыкал под нос:

     Свое мы дело совершили --
     Сибирь Советов лишена...

     Молодой  офицер  перед выездом из села выпил немного спирту, был весел.
Новенькая,  мягкая,  длиннополая  черная  барнаулка  грела  хорошо. Косматая
тресковая папаха закрывала оба уха.
     -- Так и есть, они.
     -- Давай дернем в сторону с версту и прямо Пчелинским логом ударимся на
спаленную сосну.
     Старики  спрятали  табак,  повернули  влево.   Лыжи   хрустнули,   тихо
взвизгивая,  заскользили  по  белому  пушистому  ковру. В  сумерках рассвета
долго, осторожно  шли по  тайге. Задевая  за сучья, роняли вниз чистые белые
хлопья.  У разбитой, опаленной  молнией  сосны остановились,  сняли  с  плеч
мешки, закурили. Между деревьев медленно светало.
     -- Ну, однако, пора стучать.
     Черняков выдернул из-за  пояса топор, стал  редко, с силой  бить им  по
сухому стволу. Ударив десять раз, остановился. В тайге шумело  эхо. Затрещал
бурелом.
     -- Что это, медведь, что ли? -- спросил Карапузов.
     -- Какой теперя  медведь.  Медведь лежит. Карапузов  сконфуженно махнул
рукой.
     -- Фу, смолол. Хотя, мож, его спугнули? Иль, мож, это зюбрь*?
     (* Изюбрь, или марал (благородный олень))
     -- Нет, зюбрь не так ходит. Зюбря  не услышишь. Он идет -- только хруп,
хруп.  Шагов пяток сделает, да и встанет, послушает и опять -- хруп, хруп. А
этот вон как трещит. Сохатый*, окромя некому.
     (* Сохатый -- лось)
     Черняков опять застучал. Треск стал глуше, затихая, удалялся.
     -- Тяп-шшш! Тяп-шшш! Тяп-шшш!
     Тайга просыпалась. Где-то далеко слабо отозвались:
     -- Тяп! Тяп!
     Старик перестал стучать.
     -- Ага, десять тоже, -- сосчитал он удары.
     -- Наши. Сейчас будут.
     Черняков  засунул  топор  опять  за  пояс,  сел  на  сваленное  дерево.
Карапузов вытирал рукавом вспотевший лоб.
     -- Здорово мы с тобой, Федор Федорыч, отмахали.
     -- Да, подходя.
     В чаще замелькали пестрые лохматые дохи. Несколько партизан бесшумно на
лыжах подбежали к старикам.
     -- Здорово, товарищи!
     -- Здравствуйте!
     -- Ну, чего принесли, старички?
     -- Лекарства кое-какого, товарищи. Бинтов маленько.
     -- Дело хорошее.
     Ватюков разглаживал свои длинные усы. Быстрое нагнулся,  стал ощупывать
мешки.  Доха  у  партизана  распахнулась,  среди   меха   сверкнула  золотом
гимнастерка, расшитая выпуклыми крестами.
     -- Это чего у тебя, Петра?
     Черняков смотрел на необыкновенный костюм партизана. Быстрое засмеялся.
     -- Риза отца Кипарисова. Мы его на  позапрошлой  неделе уконтрамили(*).
Ну,  добру не пропадать же. Я  сшил себе  гимнастерку. Крепкая штука,  долго
проносится.
     (* Уконтрамить -- убить)
     Парень, улыбаясь, оправлял пояс, показывал старикам свою обновку.
     -- Чего банды поговаривают насчет войны? -- спросил Ватюков.
     Карапузов оживленно заговорил:
     --  Мне  Пашка сказывал, вы знаете его, сын-то мой,  что мобилизованные
ждут только  удобного случая, чтобы  перебежать. Дела бандитов совсем плохи.
Красная Армия близко. Гибель свою они уже чуют.  Куируются здорово. В городу
ихних беженцев полно. Офицерье свои семьи за границу, на Восток отправляют.
     Гусары возвращались  из разведки. Дорогой красильниковцы часто  грелись
из фляг со спиртом, ехали с песней:

     Марш вперед, друзья, в поход,
     Штурмовые роты.
     Впереди вас слава ждет,
     Сзади пулеметы.

     Партизаны услышали, примолкли.
     -- Надо щелкнуть петушков красноголовых(*).
     (* Красильниковцы-гусары носили красные бескозырки)
     Ватюков стал распоряжаться:
     -- Черемных и  Панкратов, вы берите мешки и  в Пчелино.  А мы на них. С
двух  сторон  надо охватить. Вали, Быстров,  заходи сзаду. Я спереду. Возьми
себе четверых. Остальные со мной.
     Небольшой отряд разорвался надвое, лавой  брызнул в  разные  стороны, с
легким скрипом скрылся за высокой желтой стеной тайги.  Черемных и Панкратов
навалили себе мешки на плечи.
     -- Вы, товарищи, передайте там  от нас Жаркову-то с Мотыгиным, чтобы не
сумневались, наступали бы на Медвежье, мы поддержим. Силешки  у белых  почти
уже, можно  сказать,  и  не  осталось.  Видимость  одна  только, --  говорил
Черняков.
     -- Обязательно! Уже  это беспременно будет передано. Конечно, наступать
надо, кончать гадов.
     Партизаны повернули лыжи назад, к Пчелину, на старый след.
     -- Ну, прощайте, товарищи. Счастливо вам!
     Черняков и Карапузов постояли немного на месте, проводили взглядами две
фигуры с мешками на спинах.
     -- Пойдем восвояси, Федор Федорыч.
     -- Пойдем, -- старики тихо пошли домой.
     Обходя кучи  бурелома,  оглядываясь  в  сторону дороги, останавливаясь,
прислушивались, затаив дыхание.
     -- Трах! Трах! Tax! Tapapax!
     Лыжники свалили лошадь у гусар,  ранили одного и одного убили. Путь был
отрезан. Красильниковцы метнулись  обратно. Корнет  Завистовский едва владел
собой. Страх, холодный, тяжелый, задавил офицера. Быстров с четырьмя вылетел
из чащи, перегородил дорогу.
     -- Трах! Трах!
     И спереди и сзади. И в затылок и в лоб.
     -- Пиу! Пиу!
     Лыжников была небольшая кучка. Но  казалось, что их страшно  много, что
вся тайга кишит ими. Гусары остановили лошадей. Завистовский уронил повод.
     -- Сдавайся! Сдавайся!
     Партизаны легко и быстро двигали лыжами, винтовки держали наготове.
     -- Слезай с коней! Бросай оружие!
     Высокая  черная  лука казачьего  седла мелькнула в последний  раз перед
глазами офицера. Соскочив с  лошади, он  стал отстегивать  портупею, солдаты
снимали из-за  плеч винтовки, клали их  на дорогу. Лыжники схватили  лошадей
под  уздцы,  отвели в  сторону.  Гусары,  скучившись,  встали  нерешительно,
опустив руки.
     -- Добровольцы есть?
     Пестрые дохи угрожающе стали рядом,  вплотную. Красильниковцы  молчали,
сухо щелкнули затворы, винтовки уткнулись в головы пленных.
     -- Ну?
     -- Мы все мобилизованные. Один корнет доброволец.
     -- Ага!
     Партизаны переглянулись.
     -- Солдаты, отойди к сторонке.
     Гусары  отошли вправо.  Офицер остался один  лицом к  лицу  с  врагами.
Завистовский  стоял с трудом.  Ноги ныли, дрожали. Корнет  не мог понять, от
страха это или от усталости.
     -- Раздевайся! Будет, погулял в погонах!
     Сердце   провалилось   куда-то,   перестало   биться.   Мохнатые   дохи
растопырились, заслонили собой солнце, дорогу и тайгу.
     -- Я замерзну, братцы. Холодно, не надо.
     Дохи ощетинились, зашевелились, засмеялись.
     -- Черт с тобой, замерзай. Нам ты не  нужен, нам шуба да обмундирование
твое нужны.
     Завистовский с трудом  понял  наивность своей  просьбы. Но  умирать  не
хотелось.  Старуха  мать встала перед глазами  как живая. Он -- единственный
сын, он -- последняя  надежда. Без него она не выживет, не перенесет тяжесть
утраты.
     -- Товарищи, у меня мама. У нее больше никого нет. Пощадите!
     Офицер  говорил  глухим,  задушенным,  срывающимся  голосом,  с усилием
поворачивал во рту сухой язык. Злая усмешка тронула лица партизан.
     -- Ты когда ставил к стенке моего отца, не спрашивал, однако, сколько у
него сыновей?
     Завистовский готов  был  расплакаться. Твердость и спокойная  ненависть
красных давили его.
     -- Нечего лясы точить, раздевайся.
     Корнет  не двигался с места,  лицо  у него стало  темно-синим.  Ватюков
раздраженно теребил свои усы.
     --  Ну,  долго  тебя, золотопогонника, просить? Раздевайся,  а то  сами
начнем сдирать, хуже будет.
     Последняя  искорка  надежды  потухла  где-то на  дороге  под  лохматыми
унтами(*) партизан.
     (* Унты -- меховые сапоги.)
     -- Слышишь, мол?
     -- Я сейчас, сейчас, товарищи, я сам.
     А жить хотелось  страстно.  Тайга  стояла молчаливая, спокойная. Ровной
лентой стелилась  узкая дорога.  И лица  партизан  были самые  обыкновенные.
Ничего особенного вообще не было. Все было как и всегда.  Но  зачем-то нужно
умирать.  Жизнь стала вдруг в несколько секунд красивой, влекущей.  Выходило
так, что  раньше  ее как будто не было, не  замечалась она. Зато теперь  она
стала  дорога,  необходима.  Смерть  казалась  глупой,  никому   не  нужной,
страшной.  Избежать ее  очень просто.  Вот  стоит только  этому  длинноусому
сказать пару слов, и он будет жить, его не расстреляют.
     -- Товарищи...
     --  Лучше  не  скули.  Сказано  раздевайся,  и  кончено.  Пестрые  дохи
недовольно, сердито переминались с  ноги на  ногу. Умирать  не хотелось. Все
протестовало против смерти. Оттянуть хоть на сколько минут.
     -- В последний раз, товарищи, дайте покурить.
     -- Кури.
     Ноги больше не могли  стоять.  Офицер  тяжело  всем задом  сел  в снег.
Вытащил портсигар.  Лошади лизали  снег.  От  них  шел легкий пар, с  острым
запахом конского навоза и пота.
     -- Только поскорей поворачивайся.
     Завистовский закурил. Вот и дым  самый обыкновенный,  и табак такой же,
как час тому назад, когда  не было еще этой необходимости умирать,  папироса
только  очень коротка. Догорит и придется... Нет,  это  нелепость  какая-то.
Всего только восемнадцать лет! Зачем же смерть? Надо подумать.  Между бровей
закладываются две  глубокие морщинки.  Глаза  напряженно смотрят на  красную
точку на  конце папиросы. Она  приближается к мундштуку с  каждой  затяжкой.
Значит,  и  та неотвратимая,  ужасная тоже?  А  если не затягиваться?  Дохам
скучно. Папироса все дымится.
     -- Ну, ты чего же, курить так кури, а нет так нет.
     -- Последний раз, товарищи, дайте покурить как следует.
     Ну что  им  стоит  каких-нибудь пять  минут. Прожить  еще пять минут --
огромное счастье. Надо следить  за  папироской, чтобы сильно не разгоралась.
Табак очень сух. Горит быстро, страшно быстро. Дохи обозлились.
     --  Ну,  тебя,  видно, не дождешься. Бросай  папироску!  Голова офицера
свалилась на  левое плечо. Держать ее тяжело. Руки повисли. Спина согнулась.
Мускулы раскисли. Папироска выпала изо рта, зашипев в снегу, потухла.
     -- Раздевайся!
     Неужели все кончено? Пленные гусары отвертывались к лошадям. Но как это
случилось? Почему нужно было сегодня ехать в разведку?  А мама, мама-то как?
Острый нож колет сердце, грудь. Едкие, огненные слезы капают на снег.  Мама!
Мама!
     -- Товарищи, у меня мама. Мамочка. Пощадите, Христа ради.
     Руки хотят подняться и не могут. Голова совсем не слушается. Как хорошо
плакать. Все-таки легче.
     --  Товарищи,  мамочка,  мамочка. Милые товарищи,  дорогие, славные. Ну
миленькие,  родные,  простите.  Я  у вас конюхом буду, за лошадьми ходить. Я
лакеем буду, сапоги стану вам чистить. Милые, пощадите. Ведь у меня мамочка.
Ма-а-а-моч-ка!
     Зачем это так  дергается  все  тело?  Отчего так больно грудь  и щиплет
глаза?
     -- Фу, черт, измотал совсем.
     Доха рассердилась вконец. Человека убить нелегко и так, а он ревет еще.
Надо  скорее. Иначе рука не поднимется. Может  быть, мерещиться потом будет.
Без  команды  приподнялись  винтовки.  Офицер заметил. Глаза  залило  совсем
чем-то красным. И это  сейчас. Сейчас случится это. Это. Осталось только оно
это. За ним неизвестно что. Самое страшное, пока это еще не произошло. Когда
это будет, то  ничего, легко  станет. Главное --  перешагнуть это.  Страшно.
Зачем это?  Надо жить.  Жить!  Долой это!  Сил нет.  Нет  слов. Язык  сухой,
сладкий.
     -- Товарищи, простите. Не надо это.  Товарищи милые, как же мамочка-то?
Миленькие, простите.
     Затворы  щелкнули. Винтовки равнодушно, слепо  тыкались  перед глазами,
покачивались едва заметно. Сейчас  будет это. Еще  секунда, и  все  кончено.
Это.
     -- Мамочка! Ма-а-м-а-м-о-ч...
     -- Пли!
     Черная   барнаулка  покраснела.  Колени  поднялись  кверху,  дергались.
Раздевать не стали. Там, где только что произошло это, быть тяжело. Лучше не
смотреть, уйти  скорее. Сегодня это  было не как  всегда. Дорога стала очень
узкой, тесной.  Идти  по  ней свободно  было нельзя.  Друг  друга  задевали,
толкали. Тут еще пленные мешаются,  напоминают о нем. Лучше бы уж всех. Лыжи
сняли. Они стучали очень громко, подкатывались под ноги. Мешали. Для чего их
на веревках тащить за собой? Если бросить? Мешают страшно. И тайга почему-то
очень молчаливая. Мертвая,  совсем мертвая.  Там прячется это. Это за каждым
деревом. Как надоело это.
     -- Скорее бы кончилась война. Опротивело.
     Ватюков морщился, плевал в сторону, тряс головой.
     -- У-у-у! Тьфу! Гадость!
     -- Ну, этого мальчишку долго не забудешь. Быстров прибавил шагу.
     -- Конешно, мать у всех мать.
     Дорога с глубокими колеями  затрудняла движение. Партизаны спотыкались.
Почему-то было  очень скверно на  душе у всех. Это  было и раньше, но не так
сильно и остро. А теперь это давило.



     Окна Медвежинской школы были ярко освещены. На улицу пробивались сквозь
двойные рамы глухие звуки пианино. В светлых четырехугольных пятнах мелькали
силуэты  танцующих.  У полковника Орлова были гости. Сегодня к нему приехали
из города  несколько офицеров  в  обществе двух  сильно накрашенных дам. Обе
были вдовы офицеров одного из сибирских полков, недавно убитых.  Фамилий  их
никто как  следует  не  знал.  Все звали  их  по  имени  и  отчеству.  Одну,
курносоватую блондинку среднего роста, с большим ртом  и  узкими глазами,  в
зеленом платье,  --  Людмилой  Николаевной.  Другую  -- высокую,  полную,  с
пунцовыми  губами,  правильным носом,  подкрашенными карими глазами и пышной
прической завитых  каштановых волос, -- Верой  Владимировной. Легкое светлое
бальное платье открывало  у нее наполовину  грудь и  руки до плеч. В большом
классе было тесно. Адьютант играл на пианино. Подвыпивший полковник развязно
шутил  с  дамами, танцевал, преувеличенно  громко стуча  каблуками  и  звеня
шпорами. Нетанцующие  офицеры  разделились на две  группы, разместившись  за
столами  по разным углам комнаты.  У  сидевших  в  дальнем правом углу около
стола,  уставленного  бутылками спирта, вина и закусками, лица  покраснели и
вспотели,  воротники мундиров и френчей были расстегнуты. Бритый, белобрысый
ротмистр Шварц старался перекричать пианино, стук и шмыганье ног танцующих.

     Эх вы, братцы, смело вперед!
     В нас начальники дух воспитали,
     И Совдеп нам теперь нипочем.

     Офицеры вторили нестройно, вразброд, пьяными голосами:

     Уж не раз мы его побивали
     И опять в пух и прах разобьем.

     Полковник закричал с другого конца комнаты:
     -- Господа офицеры, к черту патриотические песни и политику. Сегодня мы
будем жить только для себя. Довольно, надо когда-нибудь и отдохнуть! Корнет,
матчиш!
     Скучающие  звуки   вырвались   из-под   клавиш.   Орлов   схватил  Веру
Владимировну,  канканируя,  понесся  с  ней  по  комнате. Вера  Владимировна
вертела  задом,  трясла  грудью, откидываясь  всем  телом назад, прыгала  на
носках,  наклонялась  вперед, высоко  поднимала  ноги,  извивалась  в  руках
офицера, выкрикивала тяжело дыша:

     Матчиш я танцевала
     С одним нахалом
     В отдельном кабинете
     Под одеялом...

     Офицеры перестали петь,  разговаривать, блестящими сузившимися  глазами
ощупывали  тонкие  ноги женщины  в  ажурных  чулках, ловили взглядами  белые
кружева  ее  белья. Совершенно  пьяный сотник(*) Раннев  вытащил  из  кобуры
револьвер. Ему  надоела смуглая физиономия Пушкина в  темной массивной раме.
Пуля попала  в угол портрета, разбила стекло. Офицеры подняли стрелявшего на
смех.
     (* Сотник -- казачий поручик)
     - Попал пальцем в небо! Ковыряй дальше!
     Безусый  юнец,  хорунжий(*) Брызгалов,  бросил презрительный  взгляд  в
сторону Раннева, выхватил  свой маленький браунинг, всадил  пулю поэту между
бровей.
     (* Хорунжий -- казачий подпоручик)
     Брызгалову  аплодировали,  пили  за  его  здоровье.  Осмеянный  сотник,
наморщив лоб, встал, подошел к пианино,  медленно вытянул из ножен шашку, со
злобой рубанул по крышке инструмента. Полозов толкнул в бок офицера.
     -- Ты чего это, черт, с ума спятил? Пошел отсюда.
     Патруль,  встревоженный выстрелами в школе, пришел  узнать, в чем дело.
Шарафутдин в передней успокоил солдат.
     -- Нищаво, эта гаспадын афицера мал-мало шутка давал.
     Патруль ушел. Адъютант  играл  без отдыха.  Людмила Николаевна  и  Вера
Владимировна с  легкостью бабочек порхали из  рук одного  офицера к другому.
Отдыхать во время  небольших перерывов  дамам не давали на стульях,  мужчины
бесцеремонно сажали  их к себе  на колени.  Они не  сопротивлялись,  смеясь,
трепали офицерам прически, усы и бороды. Ротмистр Шварц, покачиваясь, волоча
за собой блестящую никелированную саблю, подошел к полковнику.
     --  Какого черта, полковник, у вас так мало дам? Две каких-то пигалицы,
и только. Нельзя ли...
     -- Ладно, ладно, -- перебил Орлов. - Сейчас будут.
     -- Адъютант, корнет, женщин нам, женщин!
     Адъютант закричал:
     -- Шарафутдин, киль мында(*)
     (* Поди сюда)
     -- Я, гаспадын карнет.
     -- Ханым бар?(*)
     (* Женщины есть?)
     Шарафутдин плутовато улыбнулся. Острые черные глаза татарина заблестели
в узких жирных щелочках. Толстые масленые губы раздвинулись.
     -- Бар(*), гаспадын карнет.
     (* Есть)
     -- Бираля(*).
     (* Давай)
     Группа более трезвых  офицеров  в левом углу класса играла  в  железку.
Среди  них был  один невоенный,  заводчик, беженец с  Урала,  приехавший  из
города, Веревкин Сидор Поликарпович. Заводчик приехал в отряд Орлова со всем
имуществом,  погруженным   на  восьми  возах.  В  городе  оставаться  дальше
становилось  опасно,  положение белых  было безнадежное.  В поезд, в один из
эшелонов, уходивших на  Восток, Веревкин не сумел попасть, ехать  на лошадях
самостоятельно побоялся, решил  присоединиться к отряду  полковника  Орлова,
своего старого знакомого. Играл Сидор Поликарпович не  торопясь, спокойно, с
сожалением  вздыхая, говорил  об убытках, причиненных ему войной, удивлялся,
почему погибло в России дело Колчака.
     --  Ведь  правительство  адмирала  совершенно  правильно  опиралось  на
мелкого   собственника.   Оно   великолепно   защищало   интересы   частного
землевладения, вообще частной собственности. Не понимаю, чего еще, какую еще
власть  нужно  сибирякам?  Ведь  здесь  же  совсем  нет   этого  знаменитого
российского   пролетаризировавшегося  бесштанного  крестьянства.  Здесь  все
мужики  крепкие, скопидомы, хорошие хозяева. И вот, поди же ты, идут  против
нас.
     -- Каналья стал народ, измельчал, оподлился, распустился. Забыто все: и
религия, и уважение к власти, ко всякой, какой угодно, даже  к советской, --
говорил Глыбин.
     --  Вы думаете,  у  красных  лучше?  Все  один  черт. Никто  никого  не
признает.  Бей, громи, грабь и  всех и  вся. Вот  чем, вот какими интересами
живет теперь русский народ. Анархия, полнейшая анархия кругом.
     -- Мое, -- открывая карты, сказал Веревкин.
     -- У вас сколько? -- полюбопытствовал Глыбин. Веревкин показал.
     -- Ага! Берите.
     --  Но  ведь нужны же какие-нибудь  рамки,  берега для  разбушевавшейся
стихии анархического разгрома, мятежа. Ведь в этом диком потоке разрушения и
взаимного истребления в конце концов может сгибнуть и самая идея воссоздания
России, и  сам народ, ослепленный красной  ложью, утопит не только нас, но и
себя.
     Сидор   Поликарпович   пристальным,   спрашивающим   взглядом   обводил
партнеров,  разглаживая широкую русую  бороду,  поправляя на правой  стороне
груди университетский значок.
     --  Неужели уж нет больше надежды  на то, что власть  останется в наших
руках? Неужели все  вы, господа, все наше многострадальное офицерство должны
будете   до   конца  жизни   влачить  жалкое  существование  изгнанников?  А
Красильников, ведь это историческая фигура, неужели и он?
     Глыбин неопределенно протянул ответ:
     -- Да, Красильников -- личность.
     Веревкин   оживился.   Вокруг   мясистого  носа  Сидора   Поликарповича
засветились  ласковые  складочки,  коричневатые  мешочки  дряблой  кожи  под
выцветшими-голубыми глазами стали меньше, наморщились.
     -- По-моему,  господа, Красильников  является наиболее яркой, красочной
фигурой, наиболее видным представителем  вашей славной офицерской семьи,  --
говорил  Веревкин.  Офицеры молча  брали  и  бросали  карты,  двигали  кучки
бумажек.
     -- Простите, господа, я  не хочу преуменьшать достоинств каждого из вас
и умалять ваши заслуги перед родиной, по-моему, все вы в большей или меньшей
степени   являетесь   его   подобием,   так   сказать,  его  разновидностью.
Красильников, по-моему, идеальный русский офицер, он соединяет в себе широту
русского размаха с европейской методичностью и чисто азиатской жестокостью и
беспощадностью, которые именно так нужны в деле искоренения большевизма.
     -- Черт знает, опять бита!
     Глыбин швырнул пачку кредиток.
     -- Сколько?
     -- Ваша.
     Игра   шла.  Слушали  Веревкина  рассеянно.  Сидор  Поликарпович  любил
поговорить.
     -- Атаман -- художник своего дела. Он не чинит просто суд и расправу, а
рисует картину  страшного суда  здесь,  на  земле,  над  всеми  непокорными,
бунтующимися.  Возьмите  его публичные  казни, его  танец  повешенных, когда
десятки людей сразу, по одной команде, взвиваются высоко над крышами домов и
начинают,  вися на  журавцах, выделывать  ногами всевозможные  па, а  тут же
рядом  согнано все  село, стоит коленопреклоненное и смотрит.  Жены, матери,
отцы, дети повешенных -- все тут. Атаман сам ходит в толпе, приказывает всем
смотреть на казнь. Тех же, кто проявляет недостаточно внимательности или, по
его  мнению,  нуждается  во  вразумлении,  растягивают,  порют  шомполами  и
нагайками. И так часами длится экзекуция, а Красильников ходит тут же и, как
лектор  световыми  картинами,  демонстрирует свои  беседы  с  народом живыми
сценками   из   злосчастной  судьбы  большевиков.  В   наше   время,   когда
нравственность  и   религия  приходят  в   упадок,   нужно   именно   такими
сильнодействующими  средствами  внедрять их в сознание масс. Нужно заставить
эту  серую скотинку хоть чего-нибудь бояться,  хоть кого-нибудь  признавать.
Красильников  это  отлично  понимает,  учитывает,  а  так как он  человек  с
железными нервами и волей, то немедленно проводит все это в жизнь.
     Лицо Веревкина сияло восхищенной  улыбкой, точно кровавый  атаман стоял
сейчас здесь, и он любовался им.
     -- А его рабочая  политика? Ах,  это восторг!  Мы уже давно, кажется со
времен Лены, не получали со стороны  правительства такой активной поддержки,
какую  имеем теперь  в  лице атамана.  На  заводах,  фабриках, в  шахтах  он
церемонится еще  меньше,  чем  в  деревнях. Там разговор короткий.  Малейшее
подозрение: большевик -- за горло, на землю и пулю в лоб.
     Офицерам надоели рассуждения Веревкина. Каждому из них все это было уже
давно известно, да к  тому же  они  не  особенно интересовались отвлеченными
вопросами внутренней  политики. Их  кругозор не  выходил за пределы  мелких,
будничных  интересов  дня,  дальше  вопросов  о повышениях, перемещениях  по
службе, чинов, орденов и других мелких выгод они не шли. Пожилой  худосочный
прапорщик Лихачев надтреснутым голосом тянул скучный и вялый разговор о том,
что он  при Керенском уже был прапором, в гражданскую  войну дважды ранен, а
все еще прапор. Его перебивал поручик Громов:
     -- Э,  чего вы там скулите,  керенка несчастная,  я вот по крайней мере
николаевский  поручик и  сейчас все поручик.  Но  я горжусь этим. У меня чин
настоящий, царский. Тогда ведь не так-то легко было достукаться до поручика.
А теперь что -- из мальчишек полковников наделали. Не хочу  я этого, не надо
мне ваших чинов.
     Капитан Глыбин бубнил басом себе в кулак:
     --  У меня вот ни одного крестишки  нет,  если не считать паршивенького
Станиславишку. За бой  под Чишмами, когда мы Уфу захватили,  командир  полка
обещал мне клюкву(*), да так подлые штабные душонки и запихали под сукно мое
представление.
     (* Орден Анны 4-й степени)
     Шарафутдин появился в дверях и, подмигивая  корнету, манил его пальцем.
Корнет подошел к нему.
     -- Гаспадын карнет, есть три баб, только ревит бульна. Ристованный баб.
Красноармейский баб, -- зашептал денщик.
     -- Ни черта, Шарафутдинушка, тащи их сюда, мы их живо утешим.
     Шарафутдин  с  другим  денщиком  Мустафиным  стали  тащить  за  руки  и
подталкивать в спины трех молодых женщин.
     -- Ходы, ходы, гаспадын офицера мал-мала играть будут. Вудка вам дадут.
Бульна ревить не нады. Якши(*) будет.
     (* Хорошо)
     Женщины  плакали, закрывали  лица концами  головных  платков.  Ротмистр
Шварц вскочил со стула.
     -- Ага, красиоармеечки, женушки  партизанские, добро пожаловать. Вот мы
вас  сейчас обратим  в  христианскую  веру.  Вы у нас  живо  белогвардейками
станете.
     В  соседней  комнате  что-то трещало, звенели  разбитые стекла, шуршала
бумага. Мрачный сотник Раннев рубил шкафы школьной библиотеки и рвал книжки.
Жажда разрушения овладела  офицером. Оскорбленное  самолюбие  искало выхода.
Руки горели.
     -- Шарафутдин, Мустафин, холуйня проклятая, где вы? -- кричал Раннев.
     Молодое красивое лицо с небольшими усиками было перекошено злобой.
     -- Нате вам бумаги на цигарки.
     Он выбрасывал с полок книги, топтал их, рвал и кричал:
     -- Берите, холуи, годится покурить.
     Несколько офицеров подошли к арестованным женам партизан.
     -- Ну, чего вы, молодухи, расхныкались.  Ведь  не страшнее же  мы ваших
волков красных?
     --  Чего с  ними долго  разговаривать!  --  заорал  Орлов,  --  Господа
офицеры,   не  будьте   бабами!  Энергичней,   господа!  Жизни  больше!   Не
стесняйтесь!  Сегодня  здесь  нет  начальства.  Сегодня  мы  все  равны!  Да
здравствует свобода!
     Шварц  схватил полную  женщину  в  коричневом платье, стал искать у нее
застежки. Лихачев  бросил  карты, подбежал к худенькой, невысокой, в красной
кофточке. Глыбин уцепился за широкую черную юбку.
     -- Раздевать их!
     Женщины визжали, отбивались.
     -- Матушки, позор какой! Матушки! Ой! Ой! Ой!
     Орлов бросился к Вере Владимировне.
     -- Я сама, сама, вы еще платье разорвете.
     Женщина быстро расстегнула все кнопки у кофточки, сбросила легкую ткань
под ноги. Орлов трясущимися руками стал расшнуровывать у нее корсет. Людмила
Николаевна,  совершенно  голая,  вскочила  на стол.  Жены  партизан,  рыдая,
катались по полу, стараясь закрыть свою наготу изорванными юбками.
     --  Господа  офицеры, от имени  женщин  заявляю  протест.  Свобода  так
свобода! Равенство  так равенство! Вы должны сейчас же сбросить свои тленные
одежды!
     -- Правильно! Пррравильно! Браво! Браво!
     Офицеры  с  ревом срывали  с  себя мундиры, расстегивались.  Веревкин с
замаслившимся  помутневшим  взглядом  нерешительно  теребил  себя  за  ворот
рубахи.
     --  Матушки! Ой! Ай! Ай! Ой! У-у-у-у-!  У-у-у! Жирный  живот полковника
белой, трясущейся  массой вывалился из-за тугого широкого пояса брюк. Женщин
было меньше,  чем  мужчин. Вокруг каждой  закрутился горячий,  потный клубок
голых  тел,  дрожащих,  с  перекошенными  похотью лицами,  с  полураскрытыми
слюнявыми ртами, усатыми, бритыми, бородатыми, безусыми.
     -- Женщин мало!
     -- Женщин!
     -- Нам не хватает!
     Вера  Владимировна вырвалась из самой  середины  голой толпы, со смехом
побежала  от  погнавшегося за ней Орлова.  Наглое белое тело  с округленными
упругими формами мелькало по  комнате, туманило мысль, наполняя всех  мужчин
одним страстным, непреодолимым желанием. Орлов в одних носках, тяжело топая,
наскочил животом  на стол,  опрокинув  посуду, со  звоном упал на  пол. Веру
Владимировну схватил Полозов.  Людмилу  Николаевну возил  на  себе  ротмистр
Шварц. Босые ноги женщины торчали впереди голой груди кавалериста.
     -- Мало женщин!
     -- Ой! Ой! Ой! У-у-у! Помогите!
     -- Здесь живут четыре учителки!
     -- К ним! Взять их! -- Десяток ног затопал  по коридору. Голые,  мокрые
от пота  навалились  на  запертую дверь.  Дверь упруго тряслась, трещала.  С
этажерки  посыпались  книги.  Ольга  Ивановна  решительно схватила со  стола
подсвечник,  выбила стекла в обеих  рамах. Царапая и режа  руки, учительницы
вылезли на улицу. Дверь с дрожью рухнула на пол пустой комнаты. Из разбитого
окна клубами валил холодный пар. В классе кричал полковник:
     -- Господа, это безобразие! Надо организовать вечер! Господа! Господа!
     Голые,  со спутавшимися волосами  люди оглохли. Орлов схватил  шашку и,
махая  острым клинком,  набросился  на клубок белых  червей. Темные и  рыжие
пятна шерсти на животах, на головах путались в глазах полковника.
     --  Зарублю! Смирна! Сволочь!  Смирна!  Сверкающая  сталь,  обернувшись
боком, сыпала на горячие тела холодный горох ударов.
     -- Смирна, сволочь!
     Живот у Орлова трясся  жидким студнем, волосатая грудь дышала  с шумом.
Крепкая, обросшая шерстью рука поднималась и опускалась, как шестерня.
     -- Смирна, сволочь!
     -- Ой! Ой! Ой! У-у-у... Позор какой! А-а-а!



     Серо-свинцовая  муть  рассвета  плавала  в  воздухе.  Село спало.  Снег
мягкими, мокрыми  хлопьями  падал  сверху. Было  тепло и тихо. Ночной  дозор
остановился  на   кладбище.   Солдаты,   прислонившись  к  ограде,   курили,
разговаривали вполголоса.  Высокий рябой уфимский татарин  говорил  молодому
сибиряку Павлу Карапузову:
     -- Слышна, брат, красный бульна близка подходит.
     Абтраган(*).
     (* Боюсь)
     --  Чего  ты  плетешь, Махмед? Какой абтраган? За что меня красные бить
будут, если я насильно мобилизованный? Да я только до первого боя, сам к ним
перебегу.
     Махмед недоверчиво крутил головой, сосал цигарку,
     --  Уфимьскай  стрелька  красный  не  берет  плен.  Уфимьскай  стрелька
абтраган.
     Карапузов убежденно возражал: -- Возьмут, брат, красные возьмут.
     -- Уй, красный Рассею бирал, Сибирь забират, как жить с ним?
     Вспышки  цигарки освещали  рябое  скуластое  лицо  татарина  с  черными
щетинистыми усами.
     -- Муй брат китайска  поход  ходил  -- тирпил, японска война  ходил  --
тирпил,  германска  война с  сыном  ходил, лошадкам отдавал  --  тирпил,  ну
русскай свабод никак, говорит, тирпить невозможна. Эта красный свабод сапсим
всих разорял.
     Молодое пухлое лицо Карапузова насмешливо улыбалось.
     -- Зря ты, Махмед, говоришь. Красные  только буржуев  разоряют. Буржуям
они,  верно, спуску не  дают. Конечно, если  у  тебя  брат буржуй,  так  ему
красных не нужно, для  него они плохи.  А  тебе что? Ты  буржуй, что ли? Нет
ведь?
     -- Уй, брат, боюсь красных, абтраган.
     -- Чудак ты, Махмед, по-твоему выходит, белые лучше для тебя?
     -- Мы белый не видал, не знаем. Белый у нас мало стоял, отступал.
     -- То-то и дело-то, кабы ты знал их, так тогда не говорил бы так.
     Недалеко  раздался  сухой,  короткий треск,  точно кто-то  быстро  стал
ломать ветки деревьев.
     -- Диу, дзиу, джиу, дзиу, -- запели над головами говоривших пули.
     - Эге, это наши,-- сказал Карапузов.
     -- Какуй наши, то красный.
     -- Ну да, красные;  вот я и  говорю, наши.  Ты думаешь,  белы,  что ли,
наши? На кой черт сдались мне эти кровопивцы? Язви их душу!
     Торопливо, захлебываясь,  застучал белый  пулемет.  Ему  вторил частый,
беспорядочный огонь  винтовок. Сзади деревни глухо и  тревожно ухнуло дважды
дежурное  орудие,  и  снаряды  с  воем  и  визгом  полетели  в   серую  мглу
предрассветных сумерек.
     -- Дзиу, дзиу, диу, диу, -- редко, но уверенно свистели пули красных.
     Два орудия белых изредка посылали из-за деревни  свои снаряды, но в  их
вое  и  визге  было  больше  жалобных,  плачущих  ноток,  чем злобы  и силы.
Ружейно-пулеметная   стрельба  не  ослабевала.  Бой   разгорался.  Карапузов
забрался  на кладбищенскую изгородь, долго вглядываясь в мутную даль зимнего
утра, вертел головой, прислушивался к звукам боя.
     -- Махмед, айда к красным,-- спрыгнул он на землю.
     -- Уй, боюсь, брат. Абтраган.
     Лицо у Махмеда вытянулось, глаза со  страхом прятались в  землю, голова
опустилась. Карапузов схватил татарина за рукав, с усилием потянул к себе.
     -- Айда, Махмед, ты ведь не буржуй. Чего тебе красных бояться? Айда!
     Щеки   Карапузова,  полные,  розовые,  круглыми  пятнами  стояли  перед
уфимцем.
     -- Мулла наш бульна пугал красным. Присяг бирал с нас.
     --  Ну, черт с  тобой, "уфимьский  стрелька", шары твои  дурацкие, язви
тебя.
     Сибиряк плюнул. Снял с  винтовки японский штык, отточенный на конце, не
торопясь срезал себе погоны.
     -- К черту, довольно!
     Две зеленых тряпочки полетели в снег.
     -- Ай! Ай! Ай!
     Татарин хлопал себя по боку, качал головой.
     -- Ай! Ай!
     Снова примкнутый штык  мягко щелкнул пружиной. Не взглянув  на  рябого,
Карапузов  закинул  за   плечи  винтовку,  пошел  в  сторону   усиливавшейся
перестрелки.



     Хорунжий  Брызгалов  и  поручик  Ивин  стояли  с эскадроном  в резерве.
Брызгалов тянул из фляжки спирт, морщился,  крякал.  Разговаривали о  первых
восстаниях против советской власти.
     -- Смотрю я, господин поручик, на здешний народ, на сибиряков, и думаю,
что сволочь здесь сидит на сволочи. Все большевики. Тут пули жди и спереди и
сзади.  Эх, вот в  наших казачьих областях,  там совсем  не то. Казаки народ
дружный.  Взять  хоть  наших уральцев.  Они за крест  и  бороду  стояли. Все
староверы, все бородачи, как один. А дрались как? Голыми руками  броневики у
красных  крали.  Рубились как? Боже  мой, как  ворвутся, так все  метут, как
метлой, -- и старого, и малого, и комиссаров, и рядовых, и врачей, и сестер,
и подводчиков.
     --  Бросьте  вы,  пожалуйста,  кошму  свою   хвалить.  Знаем  мы   этих
станичников. Герои тоже, в тылу,  за спиной у пехоты, а как на фронте набьют
им морду, так  они так  пятки смазывают,  так  маштачков подхлестывают,  что
только пыль столбом летит.
     Брызгалов недовольно дернул губами, но возражать не стал.
     -- Пришлось мне в самый переворот, во время свержения советской власти,
- быть  в О. Какой подъем  там был, какое единение.  Казалось, что проклятой
революции пришел совсем  конец. Мы, юнкера, прямо уверены были, что  никаких
больше учредилок и советов не будет, а будет Его Императорское Величество, и
баста.
     Ивин ядовито улыбнулся.
     --  Какое  хорошее это было  время, с  каким увлечением  лупили  мы эту
красную  рвань.  Патронов у нас было  мало,  так больше  шашками рубили. Или
поставишь  целую шеренгу в  затылок, выровняешь почище  да первому в  лоб  и
ахнешь, а пуля так всю шеренгу и снижет. Забавно.
     Брызгалов сделал несколько глотков из фляжки.
     -- Казни и наказания  у нас обставлялись с особенной  торжественностью.
Мы старались  придать им характер справедливого  суда народного.  Для  этого
население  всегда  оповещалось, неофициально правда, что "сегодня  состоится
казнь  большевика такого-то".  Помню, очень интересно  прошла  казнь бывшего
заведующего  народным образованием, какого-то студента. Вывели его из тюрьмы
ночью.  Народу собралось масса. Конвоиры -- конные  казаки  с факелами;  как
только вывели его, так сейчас же и раздели, совсем донага. Повели.
     Брызгалов закурил. Несколько раз затянулся.
     --  Да, повели,  а толпа плюет ему в лицо, кидает в него  камнями. Один
камень, видно, здорово стукнул его по голове, он  упал. Казаки его сейчас же
в  нагайки  взяли да  стали  слегка  шашками подкалывать. Живо встал, пошел.
Толпа все свирепеет.  Факелы зловеще освещают лица. Страшно даже стало. Один
какой-то  гражданин  хватил студента  тростью по переносице. Он опять  упал.
Казаки  опять давай стегать  нагайками,  подкалывать  шашками --  не встает.
Тогда один  факельщик  взял,  да и положил ему  горящий факел пониже живота.
Шерстью  паленой запахло, мясом горелым. Вскочил, брат, моментально и пошел.
Однако уже стал качаться, как пьяный. Но куда он  ни качнется, его встречают
острые концы шашек. Он вправо -- его колют. Он влево -- его колют.
     Шел он  так, шел, весь  кровью  облился,  как краснокожий  индеец стал.
Упал. Ему опять факел приложили. Нет, не встал, только ногами задрыгал,  как
лягушка, когда через нее ток пропускают.  Жгли, жгли, кололи, пороли  --  не
встает. Мясом только сильней запахло. Я уже хотел пристрелить его, как вдруг
толпа с ревом кинулась и буквально растоптала, разнесла его на клочки. После
в небольшой ящик сложили кучу грязного мяса и костей.
     --  Молокосос  вы, батенька, порядочный. Такие-то вот типы,  как  вы, в
своем  сверхусердии  и  создали  большевизм  у нас в  тылу,  все  дело-то  и
провалили, -- презрительно сказал Ивин.
     Брызгалов обиделся:
     --  Да,  рассказывайте.  Эти-то  молокососы   в   то  время,  когда  вы
философствовали да сидели сложа  руки, всю революционную дрянь-то  и вывели.
Мы пощады  никому не давали,  не только большевикам, комиссарам, но и просто
советским служащим. Мы рассуждали так: раз служил у красных, значит, помогал
им,  а раз  так,  то  башку  долой.  Рубили  всех: машинисток,  конторщиков,
рассыльных. Всех в одну кучу, как капусту.
     -- Ну вот, теперь и жните, что посеяли.
     -- А что  же очень нос-то  на квинту вешать? --  задорно поднял  голову
хорунжий.
     -- Ну, разобьют нас? Ну что же. Сам  себе пулю пущу в  лоб, и ладно. По
крайней мере буду знать, что не даром жил, кое-что для родины сделал.
     -- За это вы не беспокойтесь. Наше  поражение  давно  предрешено. Мы не
сумели использовать восставших волжан, уральцев, уфимцев. Мы забыли, что все
они восстали против красных потому только, что за людьми не разглядели идеи,
приняли разных уголовных преступников, проходимцев, пролезших к  власти,  за
подлинных сеятелей идей большевизма. Казалось, нам нужно бы учесть  это.  Мы
должны были понять, что массы идут защищать нас по недоразумению.  Мы должны
были быть очень хитрыми и осторожными, чтобы дурачить их до конца, уверять и
делать вид, что идем  защищать  какую-то  свободу. Но  мы  поступили  совсем
иначе.  Мы вообразили себя победителями, распоясались и начали насиловать  и
грабить  в  тылу  жен,  сестер,  отцов, матерей и братьев тех  самых солдат,
которые на фронте по своему недомыслию защищали наши шкуры и карман.
     В первой линии огонь усиливался.
     --  Э,  да что  говорить, чепухи, безобразия,  недомыслия  у  нас  хоть
отбавляй.  Ведь  вот,  к   слову  сказать,  наш  закон  о  земле  прямо-таки
политическая глупость. Красные его у себя полностью перепечатывали и кричали
во всю ивановскую, что вот,  мол, товарищи, смотрите, за что белые воюют.  А
наши финансовые операции? Позор!
     Офицер  махнул  рукой. Брызгалов  молчал,  с  тревогой  прислушиваясь к
перестрелке. Ему казалось, что огонь белых начал ослабевать, стал совершенно
беспорядочным. Наблюдатель, сидевший на дереве, соскочил вниз.
     --  Господин поручик, так что красные  с правого фланка обошли наших, а
пяхота, котора была у нас на фланке, по своим же жарит. Наши бегут.
     Нервная гримаса скривила лицо Ивина.
     -- По коням! Садись! -- Брызгалов допивал фляжку.
     -- Ни черта, мы их сейчас сомнем.
     Ивин неохотно выехал вперед эскадрона.
     -- Шагом маарш!
     Эскадрон  стал  подтягиваться к месту  боя. Выехали  на опушку. Красные
были хозяевами положения.  Их пулеметы дождем обсыпали отходящие цепи белых.
Цепи партизан продвинулись значительно вперед, и эскадрон выехал  им как раз
во фланг.
     -- Шашки вон! -- машинально как-то командовал Ивин.
     --  Ура-а-а!  -- первый  закричал Брызгалов,  сильно  хлестнул нагайкой
своего вороного.
     Эскадрон бросился в атаку. До вражеских цепей ему нужно было проскакать
с  полверсты  по  снежной  равнине.  Красные  заметили  гусар, встретили  их
дружными залпами. Первыми же пулями, Брызгалов был убит. Взмахнув руками, он
свалился с  седла,  но нога у него  увязла в стремени, и  вороной, испуганно
храпя,  поволок  его  в  сторону  красных.  Под  Ивиным  ранило  лошадь, она
свалилась набок, придавив ему ноги, и  он никак не мог из-под нее выбраться.
Расстояние между темной, плотной цепью красных и лавой эскадрона сокращалось
медленно. Снег оказался очень глубоким.  Лошади  гусар  вязли по брюхо. Ряды
атакующих редели заметно. Не дойдя до противника, эскадрон повернул обратно.
Атака не удалась. Ивин видел, как в лесу последним скрылся толстый вахмистр.
Офицер приложил  револьвер  к  виску, нажал гашетку.  Дернувшись в  сторону,
голова поручика расцвела алым цветком  маленькой кровавой ранки. Лицо  стало
одного цвета со снегом. Лошадь храпела, харкала кровью, но встать не могла.



     Медвежье  враждебно насторожилось, высыпав на  улицы, ждало.  Крестьяне
кучками  прислушивались к приближающейся перестрелке, открыто  иронизировали
над отходящими обозами белых.
     -- Что, господа хорошие, пограбили, да и будет. Пора и восвояси.  Пятки
смазываете. А кто платить-то за вас будет? А?
     Обозники  угрюмо  молчали,  торопливо  подгоняли  лошадей,  со  страхом
оглядывались назад.  Полубатарея передвинулась дальше за деревню, открыла по
наступающим беглый огонь.
     -- Виууужжж! Виууужжж! -- неслась  над  селом шрапнель за  шрапнелью, и
немного  спустя, в  полутора верстах, за  околицей появлялись  белые облачка
дыма, слышался звук, похожий на громкий плевок.
     -- П! П! П!
     По улице проехали подводы  с  ранеными. Окровавленные солдаты,  наскоро
перевязанные, метались  в  санях,  стоная и  вскрикивая  при  каждом толчке.
Старухи  вздыхали,  охали, крестились. Толпа  сосредоточенно  молчала.  Люди
знали, что многие  или  даже  большинство  раненых были  насильно загнаны на
фронт.
     -- Та-та-та-та-та, тах, та, тах-тах, -- задыхался где-то близко максим,
точно  нервный,  уставший  человек  дышал  часто   и   пугливо,  отмахивался
бессильной рукой от наседавшего врага.
     -- Бум, бум, бум, бум, бум,-- баском вторил ему кольт.
     -- Бум, бум, бум, бум, -- редко стучал пулемет,  и похоже  было на  то,
что кто-то тонет в глубрком  пруду и, поднимаясь со дна, глухо  лопаются  на
поверхности большие пузыри.
     -- Бум, бум, бум.
     -- Трах, трах, трах, -- ломали сухие ветки винтовки.
     -- Диу, диу, диу, -- звонко в морозном воздухе пели пули.
     -- Наша берет, скоро белым амба будет, -- сказали в толпе.
     Настроение крестьян поднималось. Лица становились возбужденнее. В руках
у некоторых  появились пистонные ружья, вилы, топоры,  заржавленные  клинки,
вытащенные из-под спуда.
     Шарафутдин на трех подводах вез полковничье имущество.
     --  Ребята, чего это  мы  орловского холуя  отпускать будем с нашим  же
добром? Бей его!
     Молодой  парень  вскинул  к  плечу  одностволку.  Грянул   выстрел,   и
Шарафутдин, схватившись руками за окровавленное лицо, упал с саней.
     Путаясь  в  длинных  шинелях, по  селу  бежали  пять гусар,  самовольно
оставившие  поле  сражения.  Крестьяне  задержали  их,  отобрали  патроны  и
винтовки.
     -- Ура! Ура! Ура-а-а-а-а!
     -- Наши пошли в атаку, -- закричал старик Черняков.
     -- Ребята,  которые с вилами, к воротам становись, а которые  с ружьями
-- на заплоты. Не дадим сбежать белым гадам.
     Как  солдаты командира, слушались крестьяне  Чернякова. Улица опустела,
затаилась выжидая. Цепи белых дрогнули, смешались и в беспорядке,  почти  не
останавливаясь,  побежали к селу.  Полковник Орлов носился среди  бегущих на
своей белой кобыле и хлестал нагайкой гусар направо и налево.
     -- Гусары, пехота вы вонючая,  а не  гусары! Стой!  Стой! Застрелю!  --
орал он.
     -- Господа офицеры, что вы делаете? Куда бежите, как бабы?
     Никто не слушал  его. Солдаты и офицеры в  животном  страхе  бежали  по
улице, бросая винтовки, патроны.
     -- Бах, бах, -- загремели дробовики из-за заплотов.
     -- Ура! --  закричал Черняков и выскочил  из  ворот с  длинными вилами.
Путь  отступления  был  отрезан.  Бегущие  остановились.  Две  людские стены
сошлись  вплотную  и сцепились в  последней  смертельной  схватке. Вилы были
длиннее винтовок. Крестьяне валили орловцев как снопы.  Яркое зимнее  солнце
выглянуло из-за  туч.  На  конце  улицы  засверкали клинки конных  партизан.
Отчетливо  заалели  красные  банты,  ленты  и  знамя. Судьба  штыкового  боя
решилась  в несколько секунд. Белые, смятые с  двух сторон, были уничтожены.
Бело-желтый  ковер  улицы запачкался  красными  пятнами.  Полковника  Орлова
захватили  живым. Партизан снимал с  него  револьвер  и  шашку. Белая кобыла
полковника  валялась  поперек  дороги,  судорожно  дергая  тонкими  длинными
ногами;  из  живота  ее,  пропоротого  вилами, двумя  ручьями  бежала кровь,
большим пятном расплываясь по  снегу. За конным  дивизионом Кренца по тракту
стала входить пехота.  Впереди шел 2-й Медвежинский полк,  левее его и сзади
по  проселку  двигался 1-й  Таежный,  3-й Пчелинский подходил резервом сзади
всех. Председатель  Армейского  Совета  Жарков и  главнокомандующий Северным
Таежным фронтом  Мотыгин  ехали верхом  вместе с первыми цепями.  Со стороны
Светлоозерного  ползла  черная масса  восставших  шахтеров.  Шахтеры  шли  с
красными  знаменами,  вооруженные винтовками,  самодельными пиками,  вилами,
дробовиками. Легкораненые с красными мокрыми  повязками на головах, на руках
шли в строю.  Шахтеры,  партизаны  и  крестьяне Медвежьего  тремя  бурлящими
волнами сшиблись на середине села, заплескались, зашумели. Хмельная  радость
освобождения разлилась по избам.  Все  Медвежье  высыпало на улицы. Женщины,
дети, старики, старухи, взрослые и  подростки,  парни и девушки.  От радости
плакали. Смеялись,  целовались, жали  друг другу руки.  Убитые  валялись под
ногами.  На них не обращали внимания. Через мертвых шагали,  наступали им на
руки, на ноги, на лица.  Спотыкались, попадая валенками в мягкие, еще теплые
животы.   День  был  яркий,  солнечный.  Снег  сверкал  на  улицах  и  домах
Медвежьего.



     Избенка была построена из тонкого теса и горбылей. Ветер лез в  нее  со
всех сторон  через  широкие щели.  Пол  заменяла утрамбованная земля.  Окна,
наполовину  выбитые, замерзли, облипли снегом. Мотовилов стоял в раздумье на
пороге.
     -- Нет, здесь холоднее, чем просто у костра, -- решил он.
     -- Фомушка, ломайте  эту хибарку и  в огонь. Разложим  костер побольше,
тепло будет. Видишь, постройка-то какая дрянная, в ней только, значит, летом
жили.
     Барановский  лежал  в  санях, невнятно бредил. Фома  с Иваном  сняли  с
петель  дверь,  вырвали рамы, разобрали небольшое  крыльцо,  изрубили  все в
щепки, разложили костер. В темноте, мимо по дороге, звонко скрипели полозья.
Обозы лентой шли  не останавливаясь.  N-цы  отпрягли  лошадей,  набросали им
снопов овсяной соломы, взятой тут же из  огромного зарода. Солдаты  улеглись
плотным кольцом вокруг огня. Мотовилов, отворачивая лицо от жара, грел руки.
Красные  отблески  обливали  пальцы кровью. Дрожащие  кровяные пятна пачкали
шинели и полушубки N-цев, лица и шапки. На  огонь вышла  из темноты  длинная
лошадиная морда с двумя оглоблями. Подъехал верховой, с трудом слез на снег,
прихрамывая подошел к костру.
     -- Кто здесь старший, господа?
     Мотовилов спрятал руки в рукава, обернулся  к говорившему, прищурившись
стал вглядываться в его лицо.
     -- Я старший, а что?
     -- Разрешите мне переночевать у вашего костра?
     Мотовилов кивнул на своих солдат.
     -- Смотрите, сколько у нас народу. Негде.
     -- Ради бога,  как-нибудь.  Я  офицер. У меня  жена вон  в санях лежит,
после тифа. Двое детей.
     -- Ведь  вы же видите, что у  нас  нет  места,  -- немного  раздраженно
ответил Мотовилов.
     В  темноте  заплакал  ребенок.  Незнакомый офицер неожиданно  встал  на
колени, заговорил, сдерживая дрожь отчаяния:
     --  Умоляю  вас  ради бога, заклинаю всем  святым, позвольте остаться у
огня. Мы закоченели. Ребятишки совсем замерзают.  В последней деревне никто,
никто... -- голос оборвался, офицер задрожал, -- никто не пустил нас в избу.
Боже мой,  мы четвертые сутки под открытым небом, измучились вконец.  Умоляю
вас!
     Мотовилов быстро встал.
     --  Что  вы,  что вы  делаете?  Встаньте  сию  же минуту.  Оставайтесь,
как-нибудь потеснимся. Где ваши дети?
     Длинный черный тулуп и белая папаха с усилием поднялись с колен.
     -- Вот.
     Дети,  два  трехлетних  мальчика-близнеца,  закутанные   в  меха,  были
втиснуты  в большие переметные сумы, притороченные к  седлу. Мотовилов помог
офицеру снять их со спины лошади.  Детей и женщину  положили к самому  огню.
Мальчики плакали.
     -- Молечка. Е-е-есть.
     -- Сейчас, сейчас, детки, -- суетился около них отец.
     --  Коля,  молоко  в  передке  саней,  в  большом  мешке.  Офицер  стал
раскалывать над котелком большой мерзлый круг молока.
     В легких санках,  с  кучером на  козлах, остановился у костра  какой-то
полковник.
     -- Какая часть? -- громко крикнул он, не вылезая из саней.
     Черноусов не торопясь ответил:
     -- 1-й N-ский полк.
     --  Сию  же  минуту  очистите  эту  заимку,  костер можете не тушить,--
приказал полковник.
     --  Что-о-о? --  сразу разозлился Мотовилов. -- На каком основании? Кто
вы такой?
     -- Я начальник У-ской дивизии. Сейчас подходят наши боевые части. Здесь
будет первая линия. Красные совсем рядом. Ваш чин? -- в свою очередь спросил
полковник.
     -- Подпоручик.
     --  Так   вот,   подпоручик,   потрудитесь  немедленно   исполнить  мое
приказание, иначе я вас арестую.
     Мотовилов  рассвирепел  совершенно.  Он  не  верил  ни   одному   слову
полковника.   Он  сразу   догадался,   что   его   хотят   взять  на  испуг,
воспользоваться хорошим, большим костром и заимкой, полной корма и хлеба.
     -- Хоть ты и полковник, а мерзавец, -- отрезал подпоручик.
     Полковник вскочил, подбежал к Мотовилову, задыхаясь от гнева.
     -- Молокосос, я сейчас прикажу тебя расстрелять за невыполнение боевого
приказания. Ты ответишь за оскорбление штаб-офицера.
     Мотовилов злорадно расхохотался.
     --  Ха! ха! ха! Расстрелять! Ловчила какой нашелся.  Дураков ищешь?  На
пушку взять хочешь? Не на таких напал.
     Полковник затопал ногами.
     --  Замолчи! Вон отсюда  сию же минуту. Мотовилов отчетливо сделал  шаг
вперед, размахнулся, ударил начальника дивизии по лицу.
     -- Вот тебе, прохвосту, боевой приказ!
     Полковник  качнулся  всем  телом  вправо,  едва  удержался  на   ногах.
Подпоручик  ловко  вновь  ударил его, ткнул ногой в живот,  сшиб  под  себя.
Нагнувшись, с силой ударил лежащего в зубы и в нос.
     -- Подлец!
     Полковник уткнулся лицом  в  снег,  заплакал  громко, навзрыд,  слезами
обиды и бессильной злобы. Обмануть не удалось.
     -- Набаловались, изнежились,  негодяи,  в штабах сидя, так  теперь  и в
тайге намереваются за чужой счет устроить свою особу.
     Полковник, вздрагивая, выл, как  побитая  собака. В темноте его не было
видно. Обозы скрипели, невидимые, но живые и шумные.
     -- Пулеметчики, не отставай! -- кричал кто-то.
     -- Не растягивайся! Подтянись! Не отставай, пулеметчики!
     Полковник плакал. Кучер подошел к нему, нагнулся.
     --  Господин  полковник,  вставайте, поедем  дальше.  Женщина  грела  в
котелке молоко, разговаривала с мужем.
     -- Коля,  когда же  будет  конец  этому кошмару? Будет  ли когда-нибудь
конец этой тайге?
     Офицер тер снегом себе щеки.
     -- Не знаю. Будет, конечно.
     -- Но выберемся ли мы? Ведь мы буквально докатились до последней черты.
Ну  смотри,  что это такое? Подпоручик бьет полковника. Вчера  нас  обобрали
свои  же  казаки.  На ночевках  в деревнях  из  квартир друг  друга  штыками
выбрасывают!
     -- Да,-- неопределенно и равнодушно соглашался офицер.
     Женщина мешала ложкой мерзлые комья молока.
     --  Ужас,  смерть кругом.  Красные --  смерть.  Свои -- грабеж, смерть.
Крестьяне -- тоже смерть. Ты слышал, что здесь на днях в  Ильинском,  ночью,
сонных  наших солдат  целую  роту  мужики топорами  прямо  у  себя  в  избах
зарубили?
     -- Слышал, -- все с тем же безразличием отвечал офицер.
     Женщина только что вышла из  лазарета  одного из ближайших  оставленных
городов.  Ехала с мужем  всего  несколько сот верст, в  обстановке страшного
зимнего  отхода -- без  квартир, почти без каких бы то ни  было средств, без
всякого порядка -- еще не привыкла. Все поражало ее. Молчать ей было тяжело.
Мотовилов вмешался в разговор.
     -- Вы, мадам, давно так едете?
     Женщина обернулась  к  подпоручику. Мотовилов  увидел  лицо,  красное с
одной  стороны,   освещенное  костром,  темное  --  с   другой.   Получалось
впечатление,  что  физиономия  ее   разрезана  надвое.  Красная,  освещенная
сторона, слегка обмороженная, сильно опухла.
     -- Нет,  я  с Новониколаевска только. Но  довольно и  этого. Ах,  какой
ужас, какой ужас! Вы знаете, что творилось при отходе из Новониколаевска?
     Женщина обрадовалась новому собеседнику.
     --  Там разбили  винный  склад. Спирт был  спущен в Обь. В прорубях  он
плавал толстым слоем поверх воды. Его растаскивали ведрами. Казаки напоили в
прорубях лошадей, перепились сами.  По  улицам эта орава ехала с  песнями, с
руганью. Лошади у них лезли на  тротуары, не слушались поводов, сталкивались
с  встречными проезжими. Казаки громили магазины, грабили частные  квартиры.
Офицеров  своих эти негодяи перебили, обвинив их в  проигрыше  войны, даже в
самом ее возникновении. Ах, кошмар!
     Женщина  затрясла головой. Мотовилов  курил длинную, грубую деревенскую
трубку.
     -- Ну, я давно привык к этим фокусам казачков. Я вам скажу, что казаки,
что  жиды --один черт, самый подлый в мире народ. Как пограбить, на чужбинку
проехаться -- они тут как тут. До расплаты же только коснись, сейчас в кусты
-- я не я и лошадь не моя. Во время первых восстаний против советской власти
они впереди -- пороли, рубили, вешали, истязали,  а как дело обертывается  в
другую сторону, так офицерам  руки вяжут и к красным с повинной, с поклоном.
Негодяи.  Помню, проходили через  ихние станицы, придираются на каждом шагу.
Сучка  брошенного не  возьми  у  них  --  сейчас  в станичное  управление, к
атаману, мародерство, мол. А как  сами идут  мужицкими  деревнями, так  стон
стоит  от  грабежа.  Сволочь.  Настоящие  жиды,   трусливые,  как  зайцы,  и
блудливые, как кошки.
     Подъехало еще несколько  саней. Завозились  с распряжкой. Полный офицер
среднего роста в английской шинели подошел к костру.
     -- Господа, разрешите у вас одну головню взять на разжигу?
     Мотовилов  позволил.  Офицер  нагнулся  через лежащих солдат,  железной
лопаткой подхватил пылающий  кусок дерева. Пара углей упала на  шинель Фоме.
Вестовой завозился, быстро смахнул угли с задымившейся материи.
     Стрелки зябко прятали уши в воротники.
     -- Черт вас тут носит.
     Над тайгой свистел ветер. Иглы  деревьев звенели, как струны. Мороз был
сильный. Отец и мать поили сыновей разогретым молоком. Дети, голодные,  пили
жадно, чмокая губами, кашляя, обливаясь теплой, вкусной жидкостью.
     -- Исцо, мама, исцо,  --  маленький  человечек, закутанный  с головы до
ног, тянулся крохотными ручонками в пушистых рукавичках.
     -- Пей, пей, сынок.
     Накормленные  горячим,  согревшись и молоком и у огня, ребятишки быстро
уснули на меховом одеяле около груды горящих головешек. Мать с отцом  сидели
рядом. Женщина положила голову мужу на плечо. Глаза у обоих, усталые, широко
раскрытые,  почти  неподвижные,  казались   мертвыми.  Лица  были  раскалены
докрасна яркими отблесками костра.
     --  Колик,  милый  Колик,  надо  скорее  уехать  куда-нибудь  от  этого
кровавого безумия. Ведь есть же счастливые страны, где не льется кровь,  где
люди остались людьми,  где  живут мирно  и тихо.  Колик,  я  думаю, в Японии
хорошо?
     -- Вероятно, -- вяло согласился мужчина.
     -- Мы бы  могли там устроиться.  Я бы  стала, оба мы стали бы работать.
Хорошо. Там очень много солнца и море, говорят, ласковое, теплое.
     -- Вопрос весь в том, удастся ли выехать отсюда? Боюсь, что нас догонят
красные или захватят партизаны.
     -- Нет, нет, я не хочу.
     Женщина обняла офицера, прижалась ближе.
     -- Плен --  смерть для моего Колика.  У  меня возьмут  мою радость, мое
счастье.  Ведь  если  Мамонтову(*) попадешься,  растерзает.  Нет,  нет,  это
невозможно. Лучше смерть, чем плен.
     (* Один из крупных вождей алтайских партизан)
     --  Да, смерть лучше. Во всяком случае, она ничуть не хуже,  чем жизнь,
вот эта наша, теперешняя.
     Ребенок всхлипывал во сне. Слова любви и ласки в нежном голосе женщины,
маленькие дети среди озлобленных, грубых, холодных, вшивых, грязных солдат и
офицеров походили на цветы, распустившиеся на навозе.
     -- Колик, ты знаешь, сегодня какая ночь? Какое число?
     -- Нет. Я не различаю теперь дней. Все одинаковы.
     -- Сегодня Новый год.
     -- Вон что, -- офицер с горечью усмехнулся.
     -- Новый год.
     -- Знаешь, говорят, что кто как встретит новый год, так и проживет его.
Скверная примета. Колик, неужели это будет продолжаться еще целый год?
     -- Все равно.
     Офицер стал дремать.  Женщина не спускала больших остановившихся глаз с
огня.  У соседей  с  костром дело  не  ладилось, он не разгорался. Офицер  в
английской  шинели  снова  подошел к  N-цам,  стал  греть  над огнем большой
каравай белого хлеба, надетый на штык. Мотовилову не спалось, он скучал.
     -- Вы какой части? -- спросил подпоручик незнакомого.
     -- Ага! Аа-ах! -- Мотовилов  громко  зевнул. Скуки ради задал  праздный
вопрос:
     -- Ну, каково настроеньице у вас, коллега?
     Английская шинель живо вертелась около огня, поворачивала хлеб.
     --  Представьте себе, несмотря на все, я  чувствую себя превосходно.  У
меня появилась твердая уверенность, что наша неудача только временная.
     Мотовилов, удивленный, поднял голову.
     -- Ну? -- недоверчиво переспросил он.
     -- Да,  да,  я  не шучу. Я даю голову  на отсечение, что через полгода,
много  через год, милые  сибирячки, так  ратующие сейчас  за красных, пойдут
против них,  с нами. Надо было нам давно  пустить коммунистов в  Сибирь. Без
боев,  сохранив армию,  по  крайней  мере  добровольческие части,  отойти  к
границам  Монголии и  выждать там, пока здесь чалдонье  познакомилось  бы  с
разверсткой, с разными совдепскими монополиями. Вот это было бы дело.
     -- Ну, а потом что?
     --   Потом   известно  что,  сибирячки,   познакомившись  с  советскими
порядками, стали бы  восставать, а мы бы  стали наступать. Сибирячки-то ведь
наши  в  душе-то, они только  заблудились  маленько. Вот  тогда мы уж Сибирь
захватили бы окончательно. Она бы послужила  нам несокрушимой опорной  базой
для дальнейшей борьбы с Совдепией и по ту сторону Урала.
     -- Ну, а теперь?
     -- Теперь тоже ничего. Положение хоть и скверное, но не безнадежное. Мы
проделаем  то же самое,  но только с  меньшим количеством людей,  но зато  с
наиболее стойкими. Мы  подождем где-нибудь  в  Монголии.  А отступая,  будем
пакостить  красным елико возможно. Разрушим и железную дорогу, и фабрики,  и
заводы.  Должен вам сказать, у меня,  как у подрывника, сердце радуется, как
посмотришь, что  мы за линию оставляем за собой. Ни одного живого  моста. Ни
большого,  ни  маленького. Снимаем  стрелки.  Жезловые  аппараты.  Телеграф.
Телефон. Все  к черту. Посмотрите, в эшелонах на  платформах  драгоценнейшие
части  уральских  заводов.  Везем  и их. Туго придется,  взорвем. Не отдадим
обратно. Я уверен, что мы так  разгромим  все на  своем  пути, что красные в
десять лет не поправят. -- Офицер снял хлеб со штыка, стал пробовать его.
     -- Вот это-то нам только  и нужно. Разверстка,  разруха как свалятся на
шею тугоуму  сибиряку,  как уцепят  его за  горло  железной петлей, тогда он
взвоет. Тут-то мы и явимся. Чего, мол, господа хорошие, хотите: нас грешных,
нас, которые спасут вас, или комиссаров с голодной смертью вкупе. Выбирайте.
     -- А ведь это идея.
     -- Еще бы. Погодите, будет и на нашей улице праздник.
     Английская шинель  пошла к  своим,  пропала в темноте.  Обозы  скрипели
непрерывно.
     -- Не отставай, братцы!
     -- Не растягивайся!
     -- Понужай! Понужай!
     Мотовилов заснул. Ночью мороз окреп.  Ветер, не утихая,  лез  людям  за
воротники, в худые валенки, холодные сапоги, больно  дергал за уши, за носы,
хватался за  щеки.  Спали N-цы плохо. Костер  все время  поддерживали. Утром
проснулись разбуженные  ружейной трескотней, поднявшейся впереди, на дороге.
Обоз остановился, метнулся обратно.
     -- Трах! Трах! Трах! Шшш! Шшш! -- шумело эхо.
     "Пустяки, никаких красных не может быть. Свои же, наверное", -- подумал
Мотовилов.
     Ребятишки плакали. Кончики маленьких носиков  и щечки  у них почернели.
Вчера отец с матерью не заметили белых пятен, не оттерли. За ночь у костра в
тепле началась гангрена. Муж и жена  с  тоской смотрели на детей. Женщина со
страхом оглядывалась в сторону беспорядочной, нервной перестрелки.
     -- Трах! Шшш! Шшш! Трах!
     Мотовилов с  Фомой лопатами  кидали горящие головни на стог соломы и на
огромный зарод  немолоченного  хлеба. Хлеб  вспыхнул, как порох. Барановский
приподнялся в санях.
     -- Что такое? Что ты делаешь, Борис?
     -- Жгу  хлеб,-- коротко бросил  офицер,  торопясь  с  лопатой  углей  к
избенке.
     -- Зачем это? Кому это нужно? Мотовилов злобно огрызнулся:
     -- Пошел к черту!  Нужно для дела нашей победы. Для  всей России. Сожгу
тысяч пять пудов пшеницы, по крайней  мере пять  тысяч  коммунистов на месяц
останутся без хлеба. Вот что.
     -- Какая ерунда!  Дикость! У меня мать  там.  Может быть,  ей  из этого
чего-нибудь достанется.
     -- Сопляк, замолчи. Слюнтяй! Лежи!
     N-цы запрягали  лошадей  с быстротой  пожарных.  Муж  и  жена несколько
секунд молча смотрели друг другу в глаза. У офицера тряслись губы. У женщины
быстро капали слезы. Ребятишки плакали.
     -- Уа! Ааа! Больна! Мама! Уа! Уа!
     Мать  зарыдав,  упала  ничком  в снег.  Отец стремительно, с  отчаянием
выхватил   револьвер,  быстро  нагнулся,   поднял  за  воротник  маленького,
толстенького человечка, сорвал с него мягкую козью шапочку, отвернулся.
     -- Папа! Уа! Ага! Уа!
     Ножонки  в  крохотных валеночках  болтались  в воздухе.  Черный  ствол,
смазанный маслом, едва не  выскользнул из дрожащей  руки. Рукоятка  по самый
курок воткнулась в  русую головку. Под рукой хрустнула  тонкая корочка льда.
Только  вода потекла теплая и красная. Другого поднять не  смог. Сил  уже не
было. Стукнул в лобик прямо на одеяле, на снегу. Хрустнула еще одна корочка.
Ноги  не   слушались.  Пришлось  стать  на  колени.  К  жене  подползти   на
четвереньках.  Рука  плясала. Рукоятка, намазанная теплым, густым и  липким,
прыгала в ледяных пальцах.
     Чтобы не промахнуться, воткнул  дуло в  прическу.  Опалил затылок. Снег
покраснел. Но  не  мог же он  сразу кругом  стать таким красным. Наверно, он
всегда был таким,  и  из туч, сверху, сыпались красные хлопья.  Странно, что
этого никто  не замечал  раньше. Высокая  мушка завязла в волосах.  Вырвал с
усилием. После  выстрела  ствол  все-таки  был  очень холодный.  В висок  не
хотелось.  Офицер  распахнул шубу, поднял гимнастерку и рубаху,  грязную,  в
серых,   ползающих   точках.   Грудью   накололся   на   маленький   кусочек
никелированного  свинца. Удивительного  в этом  не было  ничего. N-цы видели
побольше. Хлеб и солома пылали. Избенка загоралась. Впереди красных не было.
Морской  батальон напал на сотню  казаков, отобрал лошадей. Только и  всего.
Дорога  стала чистой, пустой.  Когда  уезжали,  где-то в  селе били в набат.
Далеко стояло, трепыхалось, зарево. По привычке немного волновались. Набат с
детства был знаком. Навстречу шли крестьяне. Пешком. Лошадей у них отобрали.
Может быть, они подохли, заезженные. Сани на себе не потащишь. Но подреза --
ценная вещь. Крестьяне тащили длинные, толстые железки. Было немного смешно.
Кругом миллионы. А они чудаки с копейками. Не расстаются. Скопидомы.
     У  заимки  вокруг другого потухшего соседнего костра все спали. Заснули
навсегда.  Костер  потух  давно.  Английская  шинель  лежала,  прижавшись  к
плюшевой дамской  шубе.  Черный плюшевый  бок истлел. Случайный уголь.  Дыра
была  большая,  широкая. Темные, землистые  отмороженные пальцы  торчали  из
ощерившегося  сапога. Не нужно спать. Не давать тухнуть костру. Ведь валенки
были худые. Шинель вовсе не теплая. И шуба.
     N-цы  ехали  спокойно,  шагом.  Слева тянулась  проволока  телефона. На
повороте  ее держали  два  голых замерзших красноармейца, воткнутые ногами в
снег. На одном богатырка краснела звездой.
     -- Ага, хоть мертвого, мерзавца, заставили служить в белой армии.
     Мороз был очень сильный. Ветер не меньше.
     -- Карр! Карр!
     Пара черных камней упала около потухшего костра.
     -- Каррр!
     Один,  поумнее, сел  ребенку на  голову.  Теплый мозг легко  глотается.
Другой долбил глаза  плюшевой  шубы  с  котиковой  шапочкой  и  горностаевой
оторочкой. Глаза уже  замерзли.  Зато мозг как сейчас с плиты.  Уж очень его
много.  И вкусен, вкусен. А сочен как. Красная подливка текла  через черные,
жесткие зазубрины  клюва. Чугунная птица спешила, давилась.  Черные лохмотья
закружились в воздухе.
     -- Каррр! Каррр!
     Хватит всем. А костер совсем потух. Давно. Давно уж потух.



     На линии  железной дороги у  белых дела обстояли не лучше, чем в тайге.
Весь путь,  как  мог  только  видеть  глаз, был  забит эшелонами,  войсками,
штабами, беженцами, продовольствием, интендантским  имуществом, снаряжением,
вооружением.  По  обеим  сторонам рельсов,  прямо на снегу, кучами  валялось
новое  английское  обмундирование  в  соломенной  упаковке: белье,  валенки,
зимние английские шинели на  меху,  с воротниками.  Вороха  обмундирования и
белья перемешивались с горами ящиков с патронами, снарядами. Тут же валялись
автомобили, аэропланы,  орудия, туши мяса, мешки муки, сахару, бочки масла и
трупы расстрелянных  арестантов, которых некому и некогда было конвоировать,
и их просто без суда и следствия убивали в  вагонах, выбрасывали  на полотно
дороги.
     N-цы,  выйдя к железной  дороге,  принялись за нагрузку  своего  обоза.
Грузили  исключительно продовольствие,  а обмундирование и белье сменяли тут
же, забегая  для переодевания  по  два, по три человека в будку стрелочника.
Через  несколько минут грязных,  оборвавшихся N-цев нельзя  было узнать. Все
надели  новенькие меховые шинели,  папахи,  теплые  малахаи,  сменили белье,
валенки,  шаровары,  френчи.  Оделись   как  с  иголочки.  Каптенармус  роты
Колпакова, увязывая большой воз,  смотрел на  дорогу  и думал, что хорошо бы
было все это добро свезти к себе домой, сложить в амбары, кладовки, запереть
на замок, а потом понемногу, не торопясь, расходовать.
     "На всю бы жизнь хватило. И работать бы не надо, -- мысленно высчитывал
он. -- Одного масла-то на сколько верст раскидано".
     Завязав воз, жадный каптенармус  побежал к  эшелонам, рассчитывая найти
там  чего-нибудь  поценнее.  Но сколько он ни открывал брошенных вагонов, из
каждого на  него смотрели десятки замерзших стеклянных глаз  мертвых солдат.
Больные или раненые, они были оставлены в нетопленных товарных вагонах.
     --  Эк,  народу-то сколько померло,  --  спокойно сказал  каптенармус и
повернулся к своему обозу.
     Подъехали  к станции. Мотовилов  пошел в  первый класс. Платформа  была
завалена трупами замерзших больных и раненых.  Убирать их было некому, и они
так  и  лежали, никому не  нужные,  всеми забытые. На концах  платформы снег
намел целые  сугробы,  и из-под них кое-где  торчали  руки,  ноги или головы
мертвецов. Тут же бродили и живые люди. Много было женщин в дорогих  шубах и
дохах, детей. На первом пути стоял огромный эшелон с беженцами.  На кострах,
рядом  с  вагонами,  кипятились  чайники  и  котелки.  Офицер  шел,   иногда
перешагивая через трупы, валяющиеся  по дороге.  Шел, не удивляясь, спокойно
думал, что в жизни всегда приходится шагать через трупы мертвых, замученных,
павших в жестокой  борьбе за существование. В зале первого класса была та же
картина,  с той только  разницей, что  там на  полу  были еще  и живые люди,
лежавшие вперемежку с мертвыми. Пол,  диваны, стулья, столы, буфетная стойка
были покрыты  сплошной серой массой  людей, копошившихся в  страшной  грязи,
съедаемых  паразитами.  Все   чесались,  стонали,  охали,  курили,  кашляли,
плевали. Воздух  был  пропитан смрадом заживо гниющих тел и экскрементов тут
же испражняющихся больных. Какой-то тифозный бредил:
     -- Красные, красные! Бежим! Бежим!
     Офицер остановился в дверях. Ему хотелось  получить сведения  о городе.
Поискав  глазами, к кому  бы обратиться,  Мотовилов тронул за плечо сидящего
недалеко от  входа на  диване  офицера  в погонах капитана. Капитан качнулся
всем телом вперед, стукнулся лицом об стол и диким исступленным голосом стал
молить о помощи:
     -- Братцы,  помогите, смерть пришла. Смерть. Смерть. Смерть! --  хрипло
вырывалось из груди больного.
     Мотовилов почувствовал себя нехорошо. Усатый человек с отупевшим мутным
взглядом, в фуражке железнодорожника, прошел мимо офицера.
     --  Послушайте,  послушайте,  -- обрадовался  тот живому  человеку. Ему
хотелось спросить о городе, но с языка сорвалось совсем другое.
     -- Что это у вас здесь такое?
     -- Сами видите, -- равнодушно ответил железнодорожник.
     Мотовилов догнал его:
     --  Скажите, почему это  эшелоны все с паровозами под парами и стоят на
месте? Почему бросают с поездов ценное имущество, патроны?
     Железнодорожник   разнервничался.   Вопросы  офицера   показались   ему
наивными.
     -- Да что вы, с неба что ли свалились?
     -- Нет, я из тайги выехал, -- немного обидевшись, поправил Мотовилов.
     -- Стоят, потому что идти некуда. Весь путь забит до  Иркутска. Бросают
вещи, потому что шкуры  свои спасают.  Услышат  где-нибудь  стрельбу  и,  не
разбираясь что, как, почему, выскакивают  из  эшелона,  бегут  на  несколько
верст  вперед. Увидят,  что стоит  поезд груженый под парами, что перед ним,
может быть,  верст  на десять путь свободен, ну сейчас же выкидывают  все из
него,  садятся  сами,  а машиниста заставляют ехать.  Так  вот  и  двигаются
вперед, раскидывают свое добро.
     -- Едем в город,-- сказал командир, подходя к своему батальону.
     Выехали  на  тракт.  По  тракту бесконечной лентой тянулись  подводы  с
больными. Мотовилов хотел переждать, пока пройдут  все  они, насчитал двести
подвод и плюнул.
     -- Въезжай в середину,-- приказал он своему кучеру.
     Обоз  больных был разорван.  Санитары  ругались, хотели силой  выкинуть
N-цев  обратно,  но те  взялись  за  винтовки, и  безоружные  люди  уступили
вооруженным.  Мотовилов  ехал  впереди  батальона.  Перед  глазами  у   него
надоедливо мелькало  лицо  мертвеца, сидящего на  последних  санях.  Мертвый
солдат  сидел  спиной  к  лошади,  высоко  подняв голову,  смотрел  на  небо
стеклянными глазами, улыбался. Мотовилов отвертывался от неприятного соседа,
но что-то  тянуло глаза в его  сторону, и  офицер снова начинал  смотреть на
мертвеца.  Подпоручика раздражало постоянное выражение лица  трупа. Когда бы
он ни взглянул на него,  тот  улыбался.  Офицер подолгу  вглядывался в  лицо
замерзшего --  неизменная улыбка не  сходила с мертвых губ.  Мотовилов  стал
нервничать.
     "Ну чего  он  смеется? Неужели ему было весело умирать? О чем он думал,
когда испускал последний вздох?" -- спрашивал себя офицер.
     --  Санитар, --  крикнул Мотовилов, -- у  тебя  умер один. Выбрось его.
Лошадям легче будет,
     Санитар  взглянул на труп, вскочил в сани и с усилием столкнул  его  на
дорогу.  Мертвец  перестал  улыбаться.  Голова  его  глубоко  ушла  в  снег.
Мотовилов вздохнул  с  облегчением. Потом он видел, как санитары осматривали
сани и сбрасывали в  снег еще теплые тела. Дорога по обеим  сторонам чернела
пятнами людских и конских трупов, грудами разломанных саней и фургонов.
     Было  уже  темно,  когда  N-цы  приехали  в  город.  На  улице  щелкали
винтовочные выстрелы. Стреляли пьяные  солдаты.  Со  стороны  винного склада
несся гул. Мотовилов решил запастись спиртом. У винного склада шумела пьяная
толпа погромщиков, состоявшая  из солдат и  местных подонков. Офицер  тщетно
пытался пробраться  в  помещение склада, упругая  масса  тел отбрасывала его
назад, как пробку.
     -- Батальон, в ружье, -- скомандовал Мотовилов.
     Заработали  приклады.  Дорога в склад была  расчищена. Весь  пол склада
завален был  бутылками  и четвертями  с  водкой. Мотовилов  ходил по ворохам
вина, разыскивая спирт, но  его  почти весь  растащили.  Офицер нашел  всего
только две бутылки. В подвал набивались непрерывно. В бутылках рылись жадно,
как собаки в падали. Друг на друга косились, ругались. Каждый хотел  набрать
больше. Погромщики орали  около склада, накидывались на выходящих из подвала
с вином, отнимали у них бутылки, вступая из-за добычи в драку, пускали в ход
все, что  попадалось под руку. Два солдата сцепились из-за спирта со злобной
руганью. Один  из  них, пониже  ростом,  размахнулся выхваченной бутылкой  и
ударил  своего  противника по щеке. Разбитое стекло глубоко врезалось в лицо
высокому, и кровь со спиртом потекла на шинель.
     -- На вот тебе, орясина долговязая. Не тебе и не мне. Никому не обидно,
-- крикнул маленький и стал энергично прокладывать себе дорогу в склад.
     Рев  толпы смешивался  со  звоном  разбитой посуды  и редкими  хлопками
выстрелов. Люди, как озверелые, лезли в двери склада.
     -- Ну ребята, довольно,-- крикнул Мотовилов и, вытащив револьвер, пошел
к выходу.
     Пьяные,   перекошенные  физиономии,  торопливо  шарахались  от  черного
длинного нагана, давали дорогу.  Набрав  вина, Мотовилов  повернул к  центру
города,  думая  найти  там  квартиру. Навстречу попадались  местные  жители,
сгибавшиеся под тяжестью тюков с обмундированием, везшие на салазках бочки с
маслом, мануфактуру.
     -- Господин поручик, надо взять матерьялов,  годится дорогой-то на хлеб
менять,-- напомнил командиру Фома.
     --  Верно, Фомушка. Молодец! Как  приедем  в деревню, да  разложим  там
товары  красные, так  все девки,  бабы  наши  будут.  Айда, ребята,  гони  к
интендантскому.
     Мотовилов  успел уже  выпить,  поэтому был весел. Около  интендантского
склада  бурлила  толпа  громил,  пьяных  жаждой наживы.  Особенно  старались
местные  жители, надрывавшиеся под тяжестью  награбленного. Мотовилов сам не
пошел в склад, послал туда каптенармуса и фельдфебеля с солдатами.  Какая-то
старуха еле волокла по снегу несколько связанных вместе кусков сукна.
     -- Ой, батюшка, помоги на спину поднять,-- обратилась она к офицеру.
     Голос старухи дрожал и срывался. Дышала она тяжело.
     -- Ой, замучилась, еле вытащила. Ребятишки у меня, у дочери, голые. Ой,
нужда, одеть нечего.
     Мотовилов засмеялся:
     -- Ай да бабуся, тащи, тащи. Это дело хорошее. По  крайней мере красным
не останется. А ну, давай я помогу тебе!
     Офицер легко положил увесистый тюк старухе на спину. Старуха пригнулась
совсем к земле и тихо пошла по улице, благодаря за помощь.
     -- Ну, спасибо тебе, батюшка, дай бог тебе доброго здоровья.
     Каптенармус  сиял.  Мануфактуры в  складе  было  много,  и он брал  для
батальона, на выбор, лучшие материи.
     N-цы   складывали  себе   в   сани  куски  тонкого   сукна,  диагонали,
цинделевского  сатинета, батиста,  бумазеи  и  шелка. Солдаты  сверх шинелей
надели новенькие непромокаемые плащи, попавшиеся им в этом же складе.
     -- Эх, только при отступлении оделись как следует. Что раньше бывало!..
На фронте оборванцами ходили. Когда мы  через Белу  переправлялись,  красные
так и команду подавали: "По оборванцам часто начинай", -- вспомнил Фома.
     --  А все оттого, что измена кругом. Видишь ты, добро какое  в  складах
держали, а  нам  чего  давали?  Английское  обмундирование только  в  Утином
выдали. Вон уж когда, -- рассуждал вестовой.
     Нагрузив   мануфактуры,   батальон   пошел   искать   себе    квартиры.
Расположились в большом  доме богатого  купца, бежавшего на  Восток. Дом был
брошен на прислугу. Мотовилов  в шубе и в валенках прошел прямо в  гостиную,
не  раздеваясь сел в мягкое  кресло.  Фома  положил Барановского  в соседней
комнате на широкий турецкий диван, заботливо укрыв дохами.
     -- Фомушка, -- увидел его Мотовилов, -- в разведку насчет всего этого и
прочего. Чтобы ужин был на ять.
     -- Слушаюсь, господин поручик.
     Вошел фельдфебель почти пьяный и, приложив руку к виску, хотя и был без
шапки, доложил:
     -- Так што, господин  поручик, там  две барыни-беженки и офицер с ними,
просятся ночевать. Ух, одна барыня и хороша!
     Фельдфебель,    сладко    зажмурившись,   затряс   головой.   Мотовилов
обрадовался.
     -- Проси, проси скорей.
     Офицер  оказался  однокашником  Мотовилова, это  был  кавказец Рагимов.
Старые знакомые заключили друг друга в объятия.
     -- Ну, как живем, дюша  мой?  --  спрашивал  Рагимов,  отряхивая снег с
папахи.
     -- Да, стой, -- спохватился он, -- забыл тебе представить моих дам. Эта
вот Амалия Карловна фон Бодэ, жена капитана генерального штаба,  --  говорил
Рагимов, подводя Мотовилова к полной блондинке. -- А это Александра Павловна
Бутова, супруга  некоего  фабриканта,  в Японию  преблагополучно  удравшего.
Прошу любить и жаловать!
     Мотовилов  расшаркался. Дамы, решив  привести  в порядок свои  туалеты,
удалились в соседнюю комнату. Офицеры остались вдвоем. Рагимов снял шубу.
     --  Да  ты  уже  поручик?  --   удивился   Мотовилов.  --  И,  кажется,
георгиевский  кавалер?  --  дрогнувшим  голосом   спросил  он.  В  его  душе
зашевелилось неприятное чувство зависти.
     -- Как же, как же,  дюша мой. Я у красных батарею отнял. Ну, Колчак нам
звезда третий давал  и крест.  Мы  человек кавказский, резать  много  любим.
Отчаянный народ!
     Рагимов  самодовольно  щелкнул  языком. Мотовилова  мучила зависть. Ему
было  досадно,  что  он, сын  гвардии полковника,  кадет, окончивший  корпус
виц-унтер-офицером, а училище старшим портупеем,  служивший в славной N-ской
дивизии, ничего не имеет,  а вот выскочка  Рагимов  успел и чин и  "Георгия"
схватить.
     "Хоть бы мне "Владимира" иметь и то  хорошо. Шикарный крестик, красный,
как кровь, с  мечами и черно-малиновым бантом",-- бродили у  него  в  голове
честолюбивые мысли.
     -- Ну, а это что за  дамы с  тобой? --  Мотовилов  перевел разговор  на
другую тему.
     --  Одна  --  Амалия  Карловна,  жена  нашего   начальника  штаба,  моя
любовница. Другая  -- Александра Павловна, брошенная своим мужем жена, особа
скучающая. Можешь заняться  ей. Познакомился я  с ними потому,  что  ехали в
одном  эшелоне,  даже  в  одном  вагоне.  Ехали мы  так, ехали,  да  в  один
прекрасный день красные кавалеристы наскочили на нас. Конечно, можно бы было
отстреляться. Мужчины у нас в эшелоне и  военные,  и не военные --  все были
вооружены. Ну, выскочили мы  из эшелона, постреляли,  постреляли, смотрим, а
наши купчики и другие удирающие субчики уже пятки смазывают. Пришлось и нам.
Хорошо,  деревня была близко.  В первом же дворе я  достал  подводу да вот с
дамами-то и ускакал. Ну, вот тебе и все, -- закончил Рагимов.
     Вошел Фома.
     -- Так что, господин поручик, достал кое-чего.
     -- Где, Фомушка?
     -- Варенье у хозяев нашлось, да мы еще тут съездили с Иваном на Большую
улицу,  там солдаты магазины разбили, так мы конфет набрали, вина  сладкого,
меду, сыру, колбасы.
     -- Молодец, Фома. Назначаю тебя старшим вестовым.
     -- Покорнейше благодарю, господин поручик.
     -- А ты почему думаешь, что вино-то сладкое?
     -- Да мы попробовали маленько, -- ухмылялся Фома.
     -- Ну, ладно. Теперь пулей, Фомушка, в кухню и насчет ужина.
     Вошли  дамы.  Завязался общий разговор.  Говорили на  тему о  том, куда
ехать  и  стоит  ли  вообще дальше  ехать.  Фома накрывал  на  стол. Рагимов
говорил,  что дальше он не поедет, что он останется здесь и сдастся красным.
Мотовилов удивился:
     -- Как, ты, поручил, георгиевский кавалер, хочешь сдаться в плен?
     -- Э,  дюша мой,  довольно. Мы воевали. Честно  рэзали.  Наша не бэрет.
Пойдем к тем, чья берет.
     -- Но ведь это же подло, Рагимов. Это недостойно офицера.
     --  К  чему  громкие слова,  Борис,  "подло,  нечестно, непатриотично".
Помнишь, ты  в училище еще  развивал  теории о  том, что  жить  будет только
сильный, что жизнь  --  борьба. Ну  вот я и  борюсь за свою шкуру, но не как
все,  с красивыми  фразами  долга  перед  родиной или  революцией,  под гром
литавров,  с  развевающимися знаменами. Нет, я более откровенен. По-моему, и
родина, и революция  --  просто красивая ложь, которой люди  прикрывают свои
шкурные  интересы.  Уж  так  люди  устроены, что  какую  бы  подлость они ни
сделали, всегда найдут  себе оправдание. Капиталист  гнет  рабочих в бараний
рог, выжимает из них пот и кровь, а сам кричит, что это  он делает для блага
родины, во  имя закона и  порядка, которые  он сам  сочинил  и установил для
обеспечения своего кармана.  Большевики объявили  священную  войну буржуазии
всего мира и кричат, что подняли знамя социальной революции. К черту знамена
и революции! Не лучше  ли  просто сказать: идем душить  буржуев,  потому что
если мы  их не передушим, то они  одних из нас с кашей  слопают, а из других
масло будут пахтать. Я, брат, не буржуй и не пролетарий. Я -- среднее. И для
меня безразлично: у буржуя служить или у  пролетария, у  белых, у красных, у
черных, у  зеленых. Я буду  работать одинаково добросовестно и черту и богу,
лишь бы платили хорошо да предоставили соответствующие жизненные удобства. Я
торгую своими знаниями. В них все нуждаются -- и красные, и белые.  Служил я
у  белых,  был  поручиком,  носил  погон с  тремя  звездами,  был командиром
батальона. Теперь белой  армии скоро не  будет. Я перейду  к красным,  нашью
себе три квадратика и  тоже  буду  командовать  батальоном.  Раньше я  лупил
красных, и,  как видишь,  хорошо  лупил  (Рагимов показал на  свой беленький
крестик). Теперь я  буду лупить белых. Хорошо буду лупить. Попадись ты мне в
бою, не пощажу.
     -- Ты какое-то чудовище, Рагимов.
     -- Э,  опять  громкие  фразы.  Я  тебе  говорю, что  меня совершенно не
интересует то, кто будет мне платить, лишь бы платили. Мне безразлично,  кто
сидит на троне: царь в короне или Ленин в кепке.
     Дамы  со  скучающими лицами  едва поддерживали разговор. Обе  они  были
настроены непримиримо.  Фон Бодэ трясла своей маленькой головкой и говорила,
что она никогда не согласится жить в Советской России.
     -- Я не плебейка. Я получила хорошее воспитание. Я не могу жить с этими
мужиками. Я не могу  себе представить, как пережила бы я этот ужас унижения,
когда  вас насильно  заставляют работать. Заставляют  делать  самую  грязную
работу. Фи!
     Немка брезгливо передернула плечами.
     --  Да,  да, в Совдепии  так,--  подтвердила  Бутова.--  Там заставляют
работать поголовно всех.  Да  и к  тому  же  отбирают  все  ваше  имущество,
накопленное  и приобретенное  вами с  таким трудом. Нет,  благодарю покорно,
нищей быть, с  сумой ходить я  не  намерена. И меня просто удивляет, как это
мосье Рагимов думает, что он хорошо будет жить у красных.
     Мотовилов,  заметив, что дамы  скучают,  стал угощать  их  вином.  Дамы
оживились и весьма охотно взялись за рюмочки с кюрасо. Бутова томно смотрела
на Мотовилова и  говорила, что она ужасно скучает, что ее мучит одиночество,
что она потеряла  надежду  увидеть своего мужа. Офицер усиленно наливал ей в
рюмку  крепкое вино и говорил общие  утешительные фразы о том, что скоро все
переменится,  что  скоро  придут  японцы  и   от  большевиков  только  мокро
останется.  Говорил, что вообще не стоит много думать,  а надо жить  просто,
без рассуждений, и если случится среди месяцев тоски и  скуки веселый  день,
хорошая встреча, то надо использовать их вовсю.
     -- Счастье  так  мимолетно,  так коротко. Его нужно  ловить,--  убеждал
Мотовилов.
     Бутова  смотрела  на смуглое, энергичное лицо  офицера, на его  крутой,
упрямый лоб и думала:
     "А он недурен и не глуп".
     Рагимов  пил  жадно, наливая себе рюмку за  рюмкой английской  горькой.
Амалия Карловна подняла бокал:

     Да здравствует веселье,
     Да здравствует вино,
     Кто пьет его с похмелья,
     Тот делает умно!

     Барановский пришел в сознание.
     -- Фомушка, где ты?  -- позвал он вестового. Мотовилов услышал, подошел
к больному.
     -- Ну что, Ваня, лучше тебе? Больной отрицательно покачал головой.
     -- Ты не встанешь к столу? У нас Рагимов. Сегодня встретились случайно.
     -- А, Рагимов,--  безразлично как-то вспомнил Барановский и добавил: --
Нет, не могу.  Слабость, сил  совсем нет.  Ты лучше дай мне сюда чего-нибудь
поесть.
     -- Фома, -- крикнул  Мотовилов и,  когда вестовой вошел, сказал: -- Дай
своему командиру поесть.
     Фома обрадовался.
     -- Вы очкнулись, господин поручик? -- обратился он к Барановскому.
     Офицер слабо улыбнулся:
     -- Очкнулся, Фомушка, очкнулся.
     -- Ну, слава богу, сейчас я вам дам поесть.
     Мотовилов налил большую рюмку мадеры и сам принес ее больному.
     -- Выпей, Ваня, лучше будет.
     Барановский  выпил  и  попросил  еще.  Фомушка  поставил  перед больным
тарелку  бульона, сухари и бутерброд с сыром и  маслом. Барановский  поел  с
аппетитом. Ослабевшее сердце,  поддержанное двумя рюмками мадеры, заработало
сильней.
     -- Фомушка, сядь около меня,-- попросил офицер. Вестовой сел.
     -- Ну, расскажи, Фомушка, чего нового есть у вас?
     --  Хорошего  мало, господин поручик. Все  едем.  Отступаем.  О японцах
чего-то не слыхать, а  до Семенова  вряд  ли дойдем. Говорят, что Красноярск
занят  красными партизанами и будто бы белых  на их сторону  много перешло и
все они вместе задерживают и разоружают обозы.
     --  Чем скорее, тем  лучше, Фомушка. Ну, попадем  к красным, что-нибудь
одно:  либо расстреляют, либо в тюрьму посадят. По крайней мере будем знать,
что все кончено,  что завтра  ехать никуда не нужно, что  за тобой никто  не
гонится.
     -- Господин  поручик, а  за  что  же мы  воевали? Неужто все труды наши
прахом пойдут и нам придется красным подчиняться? Да разве с ними уживешься?
     -- Уживешься, Фомушка. С настоящими красными уживешься. Ты, Фомушка, не
видел еще их,  хороших-то. У вас  на заводе были  не красные, а  так,  дрянь
разная, которую  они  потом сами  и  расстреляли. Настоящие  красные -- люди
нового мира  и никогда старому, прогнившему не победить их. Мы  с  тобой  --
обломки старого, мы люди обреченные, конченые. Мы неизбежно должны погибнуть
и погибнем. Да, Фомушка,  были  у  вас на заводе  какие-то негодяи, выдавали
себя за красных,  обижали  вас. Вы их  прогнали  легко  и быстро,  а  пришли
настоящие красные и погнали вас. Нет, не победить нам.
     Фома огорченно говорил:
     -- Вы говорите: мы -- старый мир, а мы вовсе не за старый режим шли, мы
за Учредительное Собрание, за народную власть.
     Барановский улыбнулся. Амалия Карловна пела:

     Пускай умрем мы.
     Эко диво!
     Ведь умирали раньше нас.
     Жизнь так превратна.
     Так бурлива,
     Что смерти жди ты каждый час.

     Мотовилов, Рагимов и Александра Павловна вторили:

     Нальем, друзья, бокалы полнее,
     И будем мы так чаще пить.
     С вином ведь кровь кипит сильнее,
     С вином нам как-то легче жить.

     -- Вот  в том-то и дело, Фомушка, что  красное знамя-то у вас  было, да
вам его Колчак на полосатое, георгиевское сменил. Восстали-то вы за народную
власть, а стали защищать не народную, а адмиральскую. 0бманули вас, Фомушка.
Вашими руками чужие дяденьки для себя каштаны из костра вытаскивали.
     -- Что же делать  нам, господин  поручик?  Воевать  не  за что,  бежать
некуда, в плен не возьмут, -- со слезами в голосе говорил вестовой.
     -- Поедем дальше, Фомушка, а там будь что будет.
     Рагимов был почти пьян. Тяжело ворочая языком, он говорил Мотовилову:
     -- Да, Борис, живут и побеждают только сильные. Я иду к  сильным. Белая
армия летит в пропасть -- скатертью дорога. Со своей стороны я не прочь дать
ей  пинка под спину, чтобы  заслужить  расположение  победителей. Я  держусь
принципа: падающего толкни.
     Мотовилов не слушал, занятый флиртом с  Бутовой. Рагимов встал со стула
и, стуча себе в грудь кулаком, декламировал:

     Я комиссар,
     В груди пожар!
     Я комиссар,
     В груди пожар!

     Бутова была пьяна. Мотовилов, сидя рядом с ней, обнимал  ее  за талию и
целовал  долгими,  горячими поцелуями  высокую  белую  грудь, полуобнаженную
глубоким вырезом кофточки. Александра Павловна смеялась и трепала офицера за
волосы.
     -- Нехороший шалун.  Что он делает? -- как маленькому ребенку, говорила
она Мотовилову.
     Амалия  Карловна  смотрела  на  Рагимова  горящими,  зовущими  глазами.
Рагимов сел и начал расстегивать у нее кофточку. В комнате стало душно.



     Стекла зазвенели в окнах.
     Мотовилов проснулся.  Бутова, разметавшись, спокойно спала  на  диване.
Предутренний свет, смотревший в окна, серыми пятнами освещал ее усталое лицо
с большими черными кругами у глаз.  Одеяло свалилось со спящей, и она лежала
раздетая, в белой ночной сорочке  без рукавов,  с  большим вырезом на груди.
Мотовилов сел на постели. Белый мрамор рук и груди Бутовой красиво оттенялся
локонами иссиня-черных кудрей. Офицер,  привстав с постели, нагнулся,  хотел
поцеловать  высокую, упругую  грудь  женщины, но  вдруг  быстро  выпрямился,
задрожал от брезгливости. По белой  атласной коже  Бутовой, по ее  кружевной
сорочке,  медленно ползали жирные грязно-серые  насекомые. Стрельба в городе
усиливалась.  Мотовилов прислушался  и  уловил  привычным  ухом  характерную
двухстороннюю трескотню винтовок.
     -- Восстание, -- вслух сказал он и встал.
     Барановский кричал:
     -- Фомушка, запрягайте скорей.
     Вскочив с дивана и потеряв сознание, забормотал в бреду:
     -- Япония! Япония! Ура! Мы спасены! Япония! Япония!
     Мотовилов с презрением посмотрел в сторону больного.
     --  Как противны мне  такие  людишки,  как презираю  я  этих мягкотелых
неженок. Они палец о палец  не ударят,  все философствуют.  То нехорошо, это
нехорошо,  это  подло.  Мотовилов,  по-ихнему,  грабитель, мародер,  а  сами
преспокойно  кушают   награбленное  им.   Красные,   по-ихнему,  хороши,  но
перебежать на их сторону открыто и смело  они боятся или, может быть, просто
рассуждают, что, мол, плыви мой челн по воле волн. И живут ведь так, плавают
без руля и без ветрил по бурливому океану жизни, сами не зная, что им нужно.
Ведь вот прохвост  Рагимов знает, что ему нужно. Я тоже знаю, что мне нужно.
А он что? А они что?  -- обернулся  офицер к  Барановскому. --  Живые трупы.
Разве победишь  с ними? Разве они способны бороться? Будь они  прокляты, эти
мягкотелые нытики. В общем, черт с ними.
     Мотовилов был нетрезв, мысль его работала скачками.
     -- Как  жаль, что все так скверно кончилось. Красноярск в руках красных
партизан. Вся Сибирь горит огнем восстаний. Путь отступления отрезан. Ну что
же, конец так конец. Уж лучше я сам себя убью, чем эта сволочь.
     Офицер  вытащил револьвер. Бутова взвизгнула  и  полуодетая побежала из
комнаты.
     Все плыло, как в тумане, перед глазами подпоручика. В голове надоедливо
вертелось четверостишие:

     Каждый, жизнь целуя в губы,
     Должен должное платить
     И без жалоб, стиснув зубы.
     Должен молча уходить.

     "Мой отец, гвардии полковник  Мотовилов, честно сложил  свою голову  за
веру, царя и отечество  на полях Галиции. Сын гвардии полковника Мотовилова,
подпоручик Мотовилов, хочет быть достойным своего отца. Подпоручик Мотовилов
в  плен не сдастся, сапоги у  красной жидовни  лизать не будет. Предоставляю
сделать это вам,  подпоручик Барановский,  когда партизаны схватят  вас, как
куренка, за шиворот".
     Офицер злобно засмеялся, подошел к больному, грубо  толкнул его ногой в
бок.
     -- Смотри, ты, размазня. Старая гвардия умирает, но не сдается.
     Мотовилов вложил дуло револьвера себе в рот.  Холодная железка стукнула
по  зубам.  Язык  брезгливо дернулся, лизнув  масляную  смазку. Серо-красный
сгусток мозга и крови прилип к стене.
     N-цы  под  командой фельдфебеля  уходили  из  города.  Фома  был  очень
удивлен, когда  увидел в толпе восставших поручика с "Георгием", но уже  без
погон и  креста, с красным  бантом во всю грудь.  Рагимов носился по пестрой
толпе солдат  и рабочих,  командовал,  распоряжался,  стрелял  в отступавших
N-цев, кричал:
     -- Товарищи, смелее! Вперед! Белые банды бегут.
     N-цы,  погоняя лошадей, отстреливаясь, выскочили  из города.  Фоме пуля
пробила мякоть ноги,  пониже колена. Он сидел на санях рядом с Барановским и
перевязывал себе  рану.  Ехали быстро.  Как страшные  вехи,  трупы  солдат и
лошадей чернели на пути отступления. С боковых дорог  выходили  на тракт все
новые и новые бесконечные вереницы  обозов. Подул  ветерок,  поднимая столбы
мелкого, легкого  снега. Стало холодней. N-цы закутались  в воротники  своих
шинелей. Снег начал падать и сверху. Обозы шли. Тайга молчала.



     Красные   вагоны,   обклеенные   снежной   бумагой,   молчали.   Ветер,
присвистывая, белой метлой  скреб полотно дороги,  заметал, путал  блестящие
нитки рельсов.
     Черный   паровоз   нахватал  полные   глаза  легкой,   холодной   пыли.
Отфыркивался.  Железная   рука  семафора   загораживала  путь.  Красный,   с
закопченной головой, курил из огромной трубки, пуская клубы дыма, зяб в двух
верстах от станции.
     Генерального штаба генерал-майор Ватагин хорошо знал, что если чехи его
возьмут в свой эшелон, то он  спасен. Генерал шел к длинному составу пешком,
через снежное поле, вяз по пояс, задыхался, потел. Усталости не было. Смерть
сильнее. Она пожаром  полыхала  за спиной. Ватагин не думал о месте в жаркой
теплушке. Огромное  счастье  попасть  на  тормоз.  Руки  в рваных  перчатках
вцепились в  холодное железо.  Высокие  ступеньки четко встали  перед лицом.
Сейчас. Нет. Белый, мохнатый загородил дорогу.
     -- Куда! Нельзя!
     -- Ради бога.
     -- Пшоль!
     -- Я генерального штаба. Я генерал.
     -- Генерал,  зачем бежишь? Боишься драться, русск  свинья. Тебе бы  чех
все делаль. Пшоль!
     -- Красные рядом! Спасите!  Умоляю! Христа ради. Над головой изогнулась
черная короткая змея.
     -- Нагайкой хочишь?
     -- А-а-а! А-а-а!
     -- Пшоль!
     Снег  оказался очень  жестким.  Больно  стукнул  по  затылку. Хотя  это
неважно.  Лежать можно  было свободно. Генерал вытянулся вдоль рельсов вверх
лицом.  Белый,  мохнатый чех  на  тормозе ничего  не видел.  Паровоз  только
фыркал, отплевывался и курил. Острая  бритва раскаленной железкой закраснела
вдоль  длинного  бока  поезда,  колющими искрами  брызнула в  тонкие  доски.
Обожгла.  Тараканами от света метнулись  наружу. Свинцовый  кипяток свистнул
над  головами, ошпарил. Корчиться  стали, кувыркаться. В  плен взяли  только
раненых. Много было  женщин. Они хотели с мужьями уехать в Чехию.  Разбирать
некогда.
     Спирька Хлебников  стал  обшаривать  карманы.  Клочков полез  в  вагон.
Красноармейцы раздевали убитых. Вольнобаев покачивал головой.
     -- Эх, бабья-то сколько наклали.
     Женщины лежали  все  вместе,  кучей.  Их  было  не меньше  сотни.  Чехи
заторопились  домой.  С  русскими не  считались.  Отбирали  у них  паровозы,
выкидывали  из  поездов. Что  русские?  Красные ведь  тоже русские  и  белые
русские.  Русские с  русскими  разберутся. Скорее. Домой. Бежали на  Восток,
путались  в  стальной  паутине  дороги,  вязли  в снегу. Нет  времени отойти
спокойно.  Красные молнии мечутся по бокам.  И впереди.  Да,  они уже далеко
впереди.  Может быть, придется пойти  на  соглашение. Поклониться есть  чем.
Бросить  красным  подачку.  Его,  самого  главного.  Он  со  своим   поездом
задыхается тут же. Вот хорошо. Его. Надо иметь в виду.
     Богдана Павлу  сменил новый консул,  доктор  Гире.  Дальновидный. Начал
заигрывать  с земцами. А его что? Его надо  придерживать на всякий случай. И
пускать вперед и не пускать.
     Он   волновался.  Весь  эшелон  его   нервничал.  Вызывали  чехов   для
объяснений. Они были любезны, но отвечали уклончиво.
     В столовой салон-вагона он говорил с майором Вейроста.
     --  Майор, я прошу  вас  не задерживать мой поезд. Говорят, что красные
близко. Дамы нервничают. Надеюсь, не задержите.
     Чех предупредительно улыбался, кивал головой.
     -- Конечно, я сделаю все, что в моей власти.
     Колчак сердился, но был бессилен.
     -- Но,  майор, это не ответ. Я прошу вас сказать мне определенно, когда
будет отправлен наш поезд?
     Дамы  готовы  были  расплакаться. Они  сидели за столом. Тут же.  Майор
Вейроста повертывал холеное  лицо к нему, к присутствующим. Немного странно,
что ему не верили. Разве чешский офицер будет лгать.
     -- Не беспокойтесь, ваш поезд будет отправлен при первой возможности.
     У  Колчака  бритое  лицо, распаханное  летами,  седеющая голова. Сухие,
крепкие пальцы  комкали салфетку.  Взгляд  тяжело упал на  жирную белую щеку
майора.
     -- А, наконец, я не понимаю вас. Тогда говорите  прямо, что надежды  на
наше немедленное отправление нет. Так?
     Вейроста верен себе. Точно исполняет предписание своего начальства.
     -- Мы сделаем все возможное.
     Больше терпеть невозможно. Чех просто издевается.
     Диктатор горд. Едва кивнул майору. Обед оставил. Вышел. Заперся в своем
куце. Тяжелые плюшевые диваны мешали. Душно. Неужели конец? Власть, конечно,
ушла из рук.  Но жизнь?  И  она разве? Адмирал видел смерть не раз. Та  была
бледная,  белая.  Встречал ее спокойно. Не  тронула. Теперь другая. Красная.
Страшна. Как раньше не  замечал, что она неизбежна. Ее  не прогонишь. С кем?
Кто поможет? Порядка не было. Людей нет и не было. Никто не слушался. Всякий
свое. О России не  думали.  О  себе.  Только. Ну кто, кто  они? На  пружинах
мягко. Глаза надо закрыть. Вот, можно вспомнить...
     Атаман Анненков не  хотел даже  дать сведений,  сколько у него  штыков.
Грубый. Не вы  мне  дали их, не вам и считать. Партизанщина.  И сейчас тоже.
Чехи  о себе. Железнодорожники  требуют взяток. Давал много. Обещают.  Потом
обманывают. Не отправляют.  Эшелон стоит.  Никто не слушается...  Рядом  кто
стоял? Иван Михайлович.  Мальчик  с  виду,  в  душе черный.  Сил  много.  Но
авантюрист...  Пепеляев,  Виктор  Николаевич.  Тоже еще  у  кадетов  в цека.
Недалек,  ограничен,  хотя  и  прямолинеен...  Вологодский,  старая шляпа...
Старынкевич, хитрый  иуда.  Продал свою  партию с Областной Думой и Уфимское
совещание.  За  власть  отдаст все.  И себя.  Россию,  безусловно... Георгий
Ганс... Кто его знает, не  то целует  он, не то яду  сыплет тебе в стакан...
Тольберг... Проныра... Людей нет. Зачем было ввязываться в это дело? Хорошо,
один  откажется,  другой  откажется.  Кому-нибудь  надо  же  Россию спасать.
Наконец, это нечестно. Ну, вот и пошел. Ввязался.
     За окном  плясала метель.  Мерзлыми космами  жестких  волос шлепала  по
стеклу. Смеркалось. Ехидная рожа Гайды. Нет покоя.
     "Да, ваше высокопревосходительство, уметь управлять кораблем -- это еще
не значит уметь управлять всей Россией".
     И вот хватило  наглости у человека. Прямо  в глаза  так и вылепил. Хотя
немного  он  прав. Сделать  многого не  сумели. Взять,  например, Осведверх.
Агитация. Кому она на руку только? Да. Лучше, безусловно, не думать об этом.
На этот  случай хорош профессор Болдырев. О философии хорошо толкует. Одному
страшно.  Бархатные мягкие диваны давят. Как могильные плиты. Воздуха совсем
нет. И теснота ужасная.
     Пришел профессор.  Зажгли  огонь. Метель  все  равно пялила в окно свою
белую рожу и косматую гриву. Ну ее. Профессор вздумал тоже говорить об этом.
Какой несносный. Не просили же его об этом. Остановить неловко. Говорит.
     -- Положение нашей армии таково, что не только на победу -- надежды нет
на  простую остановку фронта. Мы в полосе заговоров и восстаний. Но эсеры не
выступят, потому что они одни бессильны.  Опасны  они тем, что могут войти в
соглашение  с  чехами,  которым  анархия  мешает  эвакуироваться.   Эсеры  и
меньшевики не  страшны, только их  участие  в  оппозиции плюс для  красных и
минус  для  правительства.   Кадеты  бессильны.  Промышленники  и  биржевики
откололись и раскололись. Одних  отталкивает непримиримость по  отношению  к
Семенову, других -- политика по  отношению к  японо-русским делам.  А кольцо
восстаний все  суживается.  Города  и  земства  открыто  говорят  о  борьбе.
Настроение военных паническое. Настроение обывателя равнодушно-озлобленное.
     Довольно об этом. Есть мысли, которые живут вне времени и пространства.
Чистые мысли. Жить надо ими. Этого касаться не надо.
     В столовой старуха Pop говорила с полной брюнеткой:
     -- Я не понимаю,  почему они  так ненавидят нас?  Почему они гонят нас,
почему отобрали у нас  дома, все  имущество? Ведь это же грабеж. Все, что мы
имели, досталось  нам с мужем  от моего отца после его смерти. Отец приобрел
все честным трудом. Я не понимаю, в  чем моя вина перед ними. За всю жизнь я
никому не сделала зла. Я  со всеми  была вежлива и даже  прислуге никогда не
говорила ты. Я всегда участвовала во всех благотворительных базарах в пользу
бедных.
     Старуха с негодованием пожимала плечами. Брюнетка соглашалась:
     -- Ах, это ужасно, ужасно. И  вы знаете, эти звери не щадят никого. Они
не считаются с тем, сделали ли вы им что плохое или нет.
     -- Ужасно! Ужасно!
     По бокам дороги,  вдоль всей линии,  ползли  обозы.  Больные, здоровые,
раненые, живые и мертвые. Вшивые, голодные.
     -- Нет, лучше не будем говорить об этом. Мне хочется закрыть все шторы,
чтобы не видеть этого кошмара, этих мук нашей бедной армии.
     Брюнетка закрыла  лицо  руками. Пальцы атласные, с кольцами. Сквозь них
не видно.
     --  Да,  да,  не  будем  говорить  об этом. Может быть, даст  бог,  все
устроится.
     Ротмистр  Беков всегда  выручал.  Веселый  человек.  Кавказский. Огонь.
Кинжал в серебре. Пояс. Строен.  Ловок.  Патроны  на груди.  Глаза огромные,
черные. Нос хорош. Усы. Зубы -- две пластинки. Белые-белые.  Сапожки мягкие.
Ноги быстрые, легкие.

     Эх, есть у нас легенды, сказки, сказки.
     Обычай наш кавказский, кавказский.

     Прыгает ротмистр по ковру. Машет кинжалом. Гнет тонкую талию.

     Есть у нас легенды, сказки, сказки.

     Он  уже  плывет.   Едва  ступает.  Кинжал  сверкает.  Выхватил  другой.
Поменьше. Сталь звенит.

     Есть у нас легенды, сказки, сказки.

     Дамы улыбались. И старуха красавица Pop и брюнетка.  И женщина в лисьем
горжете с двухлетней девочкой.  Их  много было там. Это было уж ночью. Обозы
остановились, жгли  костры.  Мерзли у огня. Вши ужасно  надоели.  Назойливое
зарево  кровью  мочило шторы.  Нечего обращать  внимание. Думать не надо.  У
костров грызли  черствый,  мерзлый  хлеб. Спали сидя. К чему  все это? Когда
"есть у нас легенды, сказки".
     Ротмистр  устал. Девочка  попросила  апельсин. Офицер бросился к себе в
купе. У него много апельсинов Он умеет доставать. У чехов.
     -- Тебе очистить?
     -- Я сама.
     -- Ну, ну.
     -- Шоколаду, может быть, хочешь, крошка?
     -- Хоцю.
     -- На вот, кушай.
     Сам  вышел проститься.  Он был очень вежлив. Адмиральские погоны совсем
еще новенькие. Орлы на них  черные. И  куртка  черная. По-английски любил он
говорить. Знал хорошо.
     -- Покойной ночи.
     Очень мило. Обязательно чего-нибудь добавит. Какое-нибудь пожелание.
     -- Бог поможет -- все будет хорошо.
     Говорил так. Думал иначе. О чехах, о чехах. Ненавидел их он.
     "Чехи на фронт не пойдут, хоть  плати им платиной вместо золота, потому
что  они,  во-первых, сволочь  и трусы,  во-вторых, достаточно  награбили  и
дорожат  своей  шкурой,  торопятся домой.  Голове  тяжело.  Уснуть, пожалуй.
Думать не стоит".
     -- Покойной ночи.
     Шторы в окнах плотно закрыты. Полусвет. Тепло. Уютно. Чисто.  Почему-то
только  вот  обитые  бархатом  диваны  давят,  как  могильные плиты.  Ничего
подобного в действительности нет, конечно. Это только так кажется. А кровь в
окнах?  Об этом  не  надо говорить. Не  надо замечать.  Ротмистр  очень мил.
Неутомим.

     Есть у нас легенды, сказки, сказки.
     Обычай наш кавказский, кавказский.

     Может быть, там, за линией, в стороне, на  морозе, никого и нет. Никто,
может быть, и не  замерз, не умер.  Ах, зачем об  этом думать. Бог даст, все
устроится. Мы отступаем. Мы слабее красных. Не в силе он, а в правде. Да, мы
правы.  Да.  Опять об этом же.  Как  бы избавиться, не думать. Очень просто.
Вино есть великолепное.  И ротмистр мил,  мил  бесконечно. Он уже  откупорил
бутылку. Пьем.  Дам много и офицеров. Все штабные. Отчего не провести время.
Пьем.
     Так жили.
     А  красные уже  далеко  забежали  вперед.  Диктатору  доложили,  что  в
Иркутске почти Совдеп. Узнали об этом днем. Он бросил беседу с Болдыревым. О
философии. Вышел в салон. Приложил руку к козырьку.
     --  Господа  офицеры, благодарю  вас за службу. Вы свободны. Кто хочет,
может идти к новому правительству, кто хочет,  пусть остается и разделит  со
мной мою участь.
     Смерти он никогда  не боялся.  Теперь привык и  к  красной.  Был  очень
спокоен и тверд.
     Железная дорога не артерия.  Она вена. Артерии сбоку, в стороне. В вене
черная,  отработанная,  почти  гнилая  кровь.  В  артериях  чистая,  свежая,
горячая, красная. Била потоками, кипела.
     Так было.



     Покраснела  зеленая  шаль  тайги. Покраснело толстое  снежное одеяло на
земле.  Покраснели  кудрявые,  серо-белые  овчины  на  небе.  Красная  стена
загородила дорогу.  Красный ужас морозом сжал сердца  бегущих.  Ткнувшись  в
красное, несокрушимое, обозы  сгрудились, сдались, покорные, жалкие  в своем
бессилии.
     N-цы с длинной кишкой подвод приплелись в  город,  занятый партизанами,
тупые, равнодушные ко всему, без  сопротивления положили оружие. Барановский
с Фомой попали в лазарет.
     Красное победило.
     По белой России  забили красные ручьи. Тонкими струйками  бежали они по
проселкам, в реки сливались на больших дорогах, шумели и хлестали половодьем
на трактах, на железной линии.
     Заместитель Молова Давид Гаммершляг, командир роты Степан  Вольнобаев и
красноармеец  Андрей  Клочков  шли  рядом, впереди полка.  Сзади на головных
санях играло с ветром красное знамя. Все были  в желтых полушубках, шапках с
ушами и  валенках. У Клочкова на шее  мотался огромный алый шарф. Двое молча
улыбались.  Было чему. Третью тысячу верст  шли  без  отдыха, без поражений.
Клочков  оглядывался на пегого мерина в первых  санях. Запах  пота  и навоза
напоминал о тихом, родном. Красноармеец, невнятно бормоча, ткал канву стиха.

     Двигай, пеганый, скоро
     Пройдет метель,
     Остались далеко горы,
     Бредет апрель.

     Клочков был поэт.

     Очистится небо ясным,
     Не будет тьмы.
     Далеко покровом Красным
     Уедем мы.

     -- Ты чего, Андрей, бормочешь?
     Красный шарф трепался на ветру.
     --  Хорошо, Степа. Помнишь Челябинск? Так же шли. На Восток. Теперь  он
наш. Жалко, Трубина убили. Хорошо.

     Сильней упирай шипами --
     Несется пар,
     Вывертывай лед кусками,--
     Везем пожар(* Стихи поэта-рабочего А. Шульгина).
     (*)

     -- Степа, сибиряки, наверно, и не чуют, какой грохот поднимем мы  у них
тут со своим приходом.
     Немного тяжеловатый,  полный,  белокурый,  с  пушистыми светлыми  усами
Вольнобаев, высокий, сухой, рыжий,  горбоносый Гаммершляг не отвечали. Слова
не нужны. Был мороз, снег хрустел под ногами полка, под полозьями саней. Пар
валил от лошадей. Красный N-ский полк подходил к Медвежьему.
     Звоном  колокольным ударило при входе  в  улицу. Золото икон и хоругвей
блеснуло  навстречу.  Пирогами,  шаньгами,  свежим  хлебом  запахло.  Широко
расступились дома. Огромная толпа на  площади. В середине зачем-то черный  с
крестом Мефодий Автократов. И звон. Ведь тогда тоже был звон. Тогда он лгал.
А  теперь? Разве радовался?  Опрокинуть все это. Залить своим. Теснее  ряды.
Лица тверды и суровы. Снег хрустит.

     Вставай, проклятьем заклейменный...

     Проснитесь, вставайте. Не надо его с крестом.

     Весь мир насилья мы разрушим
     До основанья...

     В ногу. Все как один. Лица зарумянились ветром. Знамена кричат. Красный
шарф Клочкова протестует.

     Мы наш, мы новый мир построим...

     Кто они? Что несут на штыках? Что написано у них на знаменах?

     С Интернационалом
     Воспрянет род людской.
     С Интернационалом
     Воспрянет род людской.

     А Он? Есть  Он? Колокол  лезет со  своей болтовней,  напоминает  о Нем.
Чепуха. Долой Его! Нет Его! Куда Ему против нас. Не верим мы!

     Никто не даст нам избавленья --
     Ни бог, ни царь и ни герой...

     Но  как  же все-таки?  Родные  вы, близкие,  ждали  вас.  Только понять
невозможно. Никогда не слыхали. Слушайте, слушайте нашу песнь:

     Добьемся мы освобожденья
     Своей лишь собственной рукой...

     Иных  путей нет. Сомнений быть  не  должно. Так поют угнетенные рабы во
всем мире. Так поем мы, освободившиеся. И верим. Убеждены:

     С Интернационалом
     Воспрянет род людской.
     С Интернационалом
     Воспрянет род людской.

     Только. Да. Разве это не так? Не видите? Вот он, Интернационал. Мы. Мы.
Смотрите. Гаммершляг -- бывший военнопленный  немецкий еврей. Вольнобаев  --
русский столяр. Клочков  -- кузнец наш.  Он поэт. Вот  у него какой  красный
шарф. Рядом товарищ Ван Ю-ко,  желтолицый, косоглазый.  Косу остриг. Черный,
упрямый,  красногубый Сегеш  -- мадьяр.  Бледный,  белый,  высокий,  широкий
Смалькайс -- латыш. Курносоватый Петров. Интернационал. Мы. Мы.
     Наконец  он  замолчал.  Язык его  повис холодной  сосулькой  в  широкой
круглой дыре.  Ушел  и он, черный, с  крестом. Золото икон скрылось. Красные
знамена торжествовали.
     -- Ура! Да здравствует Красная Армия!
     -- Да здравствуют красные партизаны! Да здравствует Советская Сибирь!
     -- Ура! Ура! Ура!
     Наконец-то они  пришли. Нет больше белых.  Нет Таежной Республики.  Вся
Сибирь  --  Социалистическая  Федеративная  Советская  Республика.  Толпа  с
радостным любопытством разглядывала красноармейцев.
     Штаб таежного фронта давно уже стоял в городе. В Медвежьем случайно был
Суровцев. Ревком поручил ему выступить с первым словом приветствия. Партизан
вышел на трибуну.
     --   Товарищи,  мы,  красные   партизаны  Сибири,  с  чистой   совестью
приветствуем вас. В  то время, когда  вы шли от  берегов Волги,  мы здесь не
сидели  сложа руки.  Перед кровавым диктатором голов покорно не склонили. Мы
ушли в глушь тайги, как смогли,  сорганизовались там  и бросили гордый вызов
шайке  палачей  трудящихся,  душителей революции.  И  мы  боролись  с  ними,
уничтожали их без пощады.
     -- Правильно! Смерть белым гадам! Правильно.
     Партизаны и крестьяне  были единодушны в своем негодующем приговоре над
вчерашними хозяевами страны.
     -- Смерть гадам!
     Толпа закачалась, потемнела, взволнованная воспоминаниями.
     --  Теперь, когда  вы  здесь,  когда мы  соединились,  раздавив  общими
усилиями  белую гадину, мы  приветствуем вас,  как своих старших товарищей и
соратников. Мы знаем, что  за годы борьбы  вы окрепли, закалились, приобрели
огромный  опыт  и знания.  Мы  знаем,  что теперь  Красная Армия сильна, что
теперь  нам  не страшны никакие враги.  Но если кто осмелится  вновь  встать
против нас, если  найдутся у нас новые враги, то на борьбу с ними, на борьбу
до конца красные партизаны готовы выступить хоть сейчас.
     -- Правильно! Готовы! Нет пощады буржуям! Все пойдем!
     -- Да здравствует Красная Армия!
     -- Ура! Ура! Ура!
     Красноармейцы улыбались.
     -- Да здравствует единая Красная Армия рабочих и крестьян!
     С  ответной  речью выступил Гаммершляг. Говорил по-русски он совершенно
свободно, с едва уловимым акцентом.
     -- Товарищи партизаны, рабочие и крестьяне Сибири, мы приветствуем вас,
как  стойких  защитников  власти трудящихся. Ваши  заслуги перед  революцией
неоценимы. Вы сумели понять истинный смысл событий. Вы не дали обмануть себя
ни  сладкоречивым  меньшевикам,  ни  эсерам.  Вы  не  подчинились  кровавому
диктатору. Вы правильно поняли характер Октябрьской  революции как революции
пролетарской. Глубоко верно  вы решили, что начавшаяся война двух классов --
буржуазии  и  пролетариата --  не  может  кончиться ранее того, как  одна из
сторон  будет  сломлена,  побеждена. Вы не  пошли на  соглашение  со  своими
угнетателями. В глубоком тылу у  врага, почти без  оружия,  без  средств, вы
подняли  знамя восстания, вступив  в неравную борьбу с вооруженными до зубов
культурными зверями. В неравной схватке вы не уступили  врагу  ни пяди, вы с
честью  выполнили  до конца свой долг революционера. История не забудет  ваш
труд и вашу кровь.
     Партизаны стояли довольные.
     -- Но знайте, товарищи, борьба еще не кончена.  Наш  враг -- буржуазия,
многоголовая  страшная гадина, когда  ей  размозжат одну  хищную  пасть, она
щелкает зубами другой, ей другую -- она третьей.
     -- Сокрушим! Посшибам!
     -- Колчак уничтожен, Деникин разбит, но враги есть еще. Мы уверены, что
буржуазия  еще  не  раз  попытается задушить  нас вооруженной рукой.  Еще не
одного Колчака и не двух Деникиных придется нам разбить.
     -- Разобьем!
     --  До  тех  пор,  пока   рабочие   и  крестьяне  других  стран   будут
бездействовать,  будут  покорно гнуть  спины  под властью  капиталистов,  мы
должны быть готовы  каждую минуту отразить нападение  мировых хищников. Пока
пожар коммунистической революции не охватит  весь земной шар, пока власть не
перейдет в  руки пролетариата,  трудящихся  во  всем  мире, мы должны  иметь
сильную армию.  Она  есть у нас. Наша рабоче-крестьянская  Красная  Армия --
угроза всему буржуазному миру. Вам, товарищи, остается только влиться в нее,
пополнить  ее  ряды.  Честь вам  и место,  герои-партизаны,  в рядах славной
Красной Армии.
     -- Мы  готовы! Пусть только хоть  один буржуй зашевелится! --  поднялся
старик Черняков, снял шапку, тряхнул  серебром кудрей.  -- Товарищи, да рази
мы, да рази я...  (старик волновался,  не  вполне владел собой). Да никогда!
Чтобы, значит, опять под этими гадами жить. Двух сыновей шомполами запороли.
     На глазах Чернякова заблестели слезы, голос задрожал:
     --  Двух сыновей до смерти. Почти у каждого, однако, ведь так.  Сколько
сирот понаделали белые гады, сколько  народу погубили. Товарищи, мы все, все
пойдем.  Уж, значит,  чтоб до конца. Мы  знаем, что пока эти кровососы живы,
так нам и жизнь не в жизнь.
     Черняков разволновался, не мог больше говорить, махнул рукой. Слушатели
поддержали оратора дружными аплодисментами и криками:
     -- Верно, дедушка! Верно!
     Чернякова на трибуне сменил сутуловатый, черноусый шахтер Коптев.
     -- Нет угла такого! Всю Россию окровянили! Гады!
     -- Товарищи,  нам,  побывавшим под  властью Колчака, нечего говорить  о
необходимости  борьбы  с буржуазией. Убеждать  нас не надо. Мы на  своей шее
вынесли весь гнет белогвардейщины и знаем теперь отлично, что может рабочему
дать власть разных атаманов и  генералов. Нельзя спокойно  говорить об  этих
кровопийцах.
     Шахтер сжал кулаки, нахмурил брови, сделал паузу.
     -- Что они  наделали, мерзавцы. Ведь всю страну залили  кровью. Сколько
погибло народу. Сколько  запорото, повешено, засечено. Нет той деревни, того
города, завода, фабрики, копей,  где  бы не  было замученных ими. Я не знаю,
есть ли хоть одна семья  в Сибири, в которой не было бы жертв золотопогонных
негодяев, сиятельных убийц.  Моя жена, когда меня  арестовали, пошла с двумя
ребятишками к  палачу в  золотых погонах просить о моем  освобождении. А он,
негодяй, зверь, он ее...
     Коптев согнулся. Усы тряслись и губы прыгали.
     -- Он  ее при ребятишках, при ребятишках  изнасиловал. Обезумевшая, она
бросилась из комнаты,  а в сенях ее  сгреб денщик. И он  тоже. Холуй, гадина
пресмыкающаяся, он тоже, как и его барин, тут же в сенях, на полу, на глазах
у детей. А ребятишки стояли  и плакали. Мать-то  с ума  сошла потом, а дочка
семилетняя мне  все рассказала, когда меня, выпоротого, отпустили из тюрьмы.
Пожалуй, расскажи об этом в обществе благородных негодяев -- не поверят. Как
же можно, они -- люди культурные. Ух, эту культуру ихнюю...
     Рабочий потряс кулаками, стиснул зубы.
     -- Эту культуру я бы  всю истер  в порошок. Эту  культуру, которая дает
право вылощенному  хлыщу насиловать наших  жен, а  нас самих пороть, вешать,
стрелять  без  счета  и конца. Нет  уж,  довольно, будет. Попили  они  нашей
кровушки, эти звери культурные.
     -- Будет! Будет! Довольно с них!
     --  Шахтеры  Светлоозерного  не  выпустят  винтовок из своих рук,  пока
где-нибудь будет жив еще хоть один такой негодяй. По первому зову  советской
власти мы готовы вступить в ряды нашей Красной Армии.
     -- Хоть сейчас! Идем!
     На трибуну  снова  вошел  Черняков,  от  имени  ревкома объявил  митинг
закрытым, пригласил красноармейцев обедать.
     -- Вы,  товарищи, наголодались  там, в Росеи-то, а у нас хлеба  хватит.
Заходите, товарищи, в любой дом.
     Площадь стала пустеть. Хозяйки выходили из домов,  наперебой приглашали
к себе красноармейцев. Толпа, растекаясь по улицам, уводила  с собой гостей.
Широко  распахивали  избы двери, встречали  теплым, ласковым запахом мягкого
хлеба, мясных щей, жареных поросят и гусей.
     -- К нам, товарищи!
     -- К нам, к нам!
     Спирька Хлебников тяжело  ввалился в светлую просторную горницу.  Шапку
не снял. Сел  в передний угол. Бросил на  стол  черный  длинный  револьвер и
кошелек, распухший от золота. У чехов взял. У генерала Ватагина.
     -- Хозяйка, я хулиган. Корми меня -- заплачу.
     -- Что ты, батюшка, зачем нам деньги. Мы рады вам и так.
     Старуха кланялась.
     -- Не спрашиваем  мы, кто рад нам  али нет. Мы идем. Я хулиган. Не дают
-- беру. Дают -- плачу. Гони, хозяйка, все на стол.
     Клочков  на своей  квартире  встретился с  беженцами.  Испуганные,  они
забились в угол избы, со страхом смотрели на красноармейцев. У них было трое
ребят.  Клочков принес  из саней фунтов  пять  сахару, полведра масла, мешок
рису. По дороге насобирали. У белых отняли.
     -- Берите, товарищи, это все народное.
     Беженцы отказывались. Клочков настаивал. Увидел, что дети плохо  обуты,
притащил им маленькие валеночки. В брошенном эшелоне подобрал.
     В  других  избах  красноармейцы  раздавали хозяевам  мануфактуру,  чай,
спички, обувь. Всего было много. Некуда девать. Сани ломились.
     -- Берите, товарищи, это все народное.
     К чему все это. Мир  весь завоевали. Мир наш. А тряпки -- чепуха. Их не
надо лишних. Они взяты белыми у этих же крестьян.
     -- Берите, товарищи, это все ваше, народное.
     Четверо -- Ван Ю-ко, Смалькайс, Сегеш, Петров - сидели  вместе. Хозяева
суетились у стола. Накрывали скатертью. Чай подали со сметанными шаньгами, с
творогом, с маслом, с топленым молоком. Гуся  жирного, огромного распластали
в жаровне. Хлеба снежно-белого  горку  набросали. Блинчики,  легкие, нежные,
горячей стопкой поставили.
     -- Кушайте, товарищи.



     Бегущие  остановились.  Некуда  было бежать. Измученные,  обмороженные,
раненые, больные  прятались в лазареты.  Набивались  теснее,  чем  селедка в
бочке. Копошились, как черви в язвах, падали. Вместе  клали.  По трое  -- на
две  койки.  По  двое  -- на одну.  На нары, под нары, на пол в проходах,  в
коридорах  без тюфяков,  матрацев,  на  тонкую  соломенную подстилку. Белых.
Красных.  Офицеров.  Комиссаров.   Солдат.  Красноармейцев.  Мобилизованных.
Добровольцев.
     Окна были выбиты. Пар холодными клубами лез. Его тряпками затыкали. Все
равно  лез.  Мерзлая  морда,  седобородая,  седоусая,  щерилась на  стеклах.
Холодно. Карболка. Йодоформ.  Гнилые  раны. Испражнения. Испарина.  Лампочек
мало. Темно. Врачи и сестры ходили спотыкаясь через больных и от  усталости.
Спать некогда. С  верхних нар падали  вши  врачам  на головы, за  воротники,
сестрам за  пазухи,  ползали  под ногами,  на халатах. Захворал  --  ложись.
Сваливали в кучу. Все одинаковы. Все в сером. Коротко острижены.
     Выздоравливали мало. Умирали каждый день,  каждую ночь сотнями.  Нет --
тысячами в яму.
     На нижних  нарах ничего не  видно. Гнилой кровью  только несло.  Стонал
каппелевец с отмороженными  ногами, отвалившимися по  колени. Барановский  с
Моловым лежали рядом  под одним  одеялом. Выздоравливали. Бредили иногда. По
ночам  поднималась  температура.  У Молова борода.  У  Барановского  черный,
мягкий пушок на  щеках. Оба похудевшие. Глаза большие. Больные на ты. Смешно
иначе.  На   одной  постели.   Разговаривали  сутками.   Спорили.   Усталые,
забывались. Отдыхали. И снова. Говорили. Говорили. Никого не замечали. Нужно
было много выяснить. Сошлись  с  разных  полюсов.  Молов не разговаривал  --
учил, пророчествовал.  Он  верил  глубоко. Убежден  был.  Барановский  слабо
сопротивлялся. Хватался за осколки, склеивал, собирал. Ничего не выходило.
     Было  это  днем  или ночью --  все равно.  Стены  отсырели, плакали.  С
потолка капали  слезы.  В окнах  черные заплаты.  Больные,  кажется,  спали.
Дежурные санитары  и  сиделки  ходили,  боролись  с  дремотой. Лампочки  еле
горели. Молов сидел на нарах, поджав  ноги.  Барановский  лежал  около  и не
видел   комиссара.  Голос  Молова  стучал  в  темноте  топором.  Барановский
придавлен. Топор стучит, но он не согласен. Надо протестовать.
     -- Новый мессия... хм... палач  твой мессия. Не хочу... Довольно крови.
Слышишь, довольно. Ты слушаешь?
     В потемках не видно. Голос отвечает;
     -- Слушаю, говори.
     -- Когда я был еще у белых,  я  говорил,  что  вы, красные, люди нового
мира, что вы несете с собой счастье освобождения и мира всему  человечеству.
Я  всегда  вас противопоставлял белым, думая,  что вы действительно борцы за
светлую идею  всемирного братства  и  равенства  народов. Я всегда вспоминал
вас, когда видел у нас какую-нибудь мерзкую жестокость.
     Барановский  говорил  торопясь.  С  мысли на  мысль  скакал.  Надо  все
сказать. Накопилось много.
     -- Ведь в белых ничего уже не осталось человеческого. Я с ужасом в душе
давно  уже отвернулся  от  них, понял,  что  ихнее дело  -- черное  дело.  Я
сдавался  в плен  с надеждой, что  у вас  этого нет, что  я  попаду совсем в
другой мир, где не будут греметь залпы по безоружным, поставленным к стенке,
где не будет порок, виселиц, где будет порядок, мир и тишина. Ведь крестьяне
так хвалили вас.  И  вдруг  теперь я слышу,  что  ты говоришь,  как о  своем
идеале, о каком-то звере, кровожадном и  мстительном. Боже мой, как  тяжело,
какая мука.
     Офицер стонал. Крови видел много. Она давит. Она преследует.
     -- Где же люди? Куда они девались? Есть на земле хоть уголок, где бы не
лилось это страшное, красное, теплое, липкое? Неужели  все  думают  только о
борьбе и мести? Нет, довольно крови.
     Молов молчал. Палата бредила. Кровь гнила.
     -- О-о-о-х!
     Нельзя понять. Кто это? Один, двое или все?
     -- О-о-о-х!
     -- О-о-о-х!
     -- Сестрица милая, поцелуй меня.
     Просит  в  бреду. Не  знает, что  ноги  у  него  отвалились.  Отмерзли.
Разлагаются.
     -- Поцелуй, сестрица!
     -- О-о-о-х!
     Конечно, не один так стонал. Не сочтешь, сколько.
     -- О-о-о-х!
     -- Комиссар, ты слышишь? Тебе мало  этого?  Ты хочешь  еще?  Без  конца
хочешь мучить людей, мстить им, бить их? Ты крови хочешь? Слушай, слушай.
     -- Милая, приласкай, поцелуй. Сестрица!
     -- О-о-о-х!
     -- Слышишь, комиссар, это не один он, больной, просит ласки. Его устами
-- все человечество, уставшее,  измученное.  Довольно крови, черных убийств.
Ласки дай людям, если ты новый мессия.
     -- О-о-о-х!
     Теперь его очередь. Смеялся и негодовал.
     --  Кто  виноват  в  этом?   Кто  свалил  сюда  эту  кучу  обезумевших,
изуродованных, больных  людей?  Кто обратил их  из  жизнерадостных, живых  в
гниющие трупы?
     Отвечать не давал.
     -- Вы,  гнилые, гниющие, распространяющие  трупную  отраву,  заражающие
других. Вы,  которые  не  можете жить  без  убийств  и  войн. Вы,  лицемерно
хныкающие  о любви к ближнему.  Вы все сделали это. И ты хочешь, чтобы мы, в
октябре  вышедшие  на  дорогу  счастья  всего  человечества,  на  борьбу  за
немедленное  прекращение  всех войн,  за  мир всего  мира, на баррикады  для
последнего и  страшного боя с  вами, вековыми угнетателями, рабовладельцами,
ты  хочешь,  чтобы мы  были  снисходительны к вам,  виновникам всех бедствий
наших, всего кошмара капиталистического "рая". Нет.  Никогда. Своих  палачей
мы миловать  не будем. Они нас в щеку,  мы их в другую, за горло, на землю и
колено им в грудь. Что же ты думаешь, мы простим ваших карателей, тех самых,
которые  насиловали  наших  жен,  сестер,  матерей,  пороли,  вешали  отцов,
братьев? Нет. Палачей, инквизиторов  нам  не надо. Палач, раз став им, никем
другим быть не может. Каратель уже не человек, он зверь кровожадный, правда,
только  одетый  в щегольский европейский костюм,  сшитый  по последней моде.
Куда их? В яму. Иначе они будут мешать нам строить новое, прекрасное. Во имя
светлого грядущего, во имя избавления от страданий вот всех этих несчастных,
во  имя прекращения раз и навсегда всех войн и  установления действительного
братства народов да здравствует священная война с буржуазией, да здравствует
красный террор. Я за кровь. Я за Чека, за ее очистительную, железную метлу.
     Комиссар  горел. На  нижних нарах стало жарко. Его горячее  дыхание все
слышали.  Шевелились.  Ловили  жадно.  Говори.   Говори.   Где  выход?   Где
избавление? Надоело страдать. Довольно мук. Довольно крови.
     -- О-о-о-х!
     -- Ты говоришь, довольно крови. Согласен,  довольно крови. И для  того,
чтобы  она  не  лилась  из всех  трудящихся, из  нас, надо  выпустить  ее из
буржуазии.  Понял?  Нужно  уничтожить  класс  капиталистов,  уничтожить  все
классы, создать общество бесклассовое. Только тогда не будет крови и тюрем.
     Барановский  потрясен.  Уничтожить  целый   класс.   Всех.   И  Татьяну
Владимировну.  И профессора. И его мать. И  Колю, брата.  За что? За то, что
они думают иначе. Кому они сделали плохо? Разве Таня убила  кого-нибудь? Это
ее-то нежные пальчики? Клевета. Зверство. Бесчеловечно.
     -- Ты, комиссар, всех считающий зверями, сам не замечаешь на себе шкуры
тигра? Чем  виноваты люди, что они плохо воспитаны, что они заблуждаются? Их
научить  надо,  поддержать,  показать настоящий путь к  миру и счастью всех,
всей вселенной.
     -- Ха-ха-ха!
     Разве  можно смеяться в лазарете.  Испугались больные. Белые задрожали.
Кто это хохочет?
     -- О-о-о-х!
     -- Ха-ха-ха! Учить? Вас учить! Ха-ха-ха! Мы, рабочие, должны просвещать
вас,  интеллигентов.  Нет, учить вас нечему, вы сами отлично знаете.  Купить
вас -  да, это еще можно. Купить ваши знания. Заставить работать на нас, это
мы можем.  И  мы  делали  так.  Здесь  ваша  трусость и  жажда наживы  прямо
пропорциональны вашей высокой  образованности. Гнилые людишки, вы даже  свои
классовые  интересы  не  можете  как  следует  отстоять.  Каждый  из  вас по
отдельности и весь ваш  класс  в целом -  гниль. И мы в этой  гнили выбираем
кое-что,  используем частью как удобрение для  посева будущего,  частью  как
вспомогательный материал  для постройки нового. Ты ведь знаешь, что в  нашей
армии  старые  царские  офицеры.  Из них найдется не  так-то  много искренне
желающих нам добра.  Но  мы  заставили  их  работать. Расстреливая, устрашая
одних, подкупая других, мы добились того, что они даже у вас в тылу работали
в нашу пользу. Ты помнишь встречу с капитаном Вишняковым? Помнишь, в Утином?
Ведь он наш шпион.
     Барановский не дышал. Только дрожал. Смертный приговор давит.
     --  И вас всех белогвардейцев мы используем. Мы соберем,  свалим  вас в
кучи, в подвалы Чека и особых отделов и опытными руками отберем  еще годных,
еще  не   совсем  сгнивших.  Карателей,  безусловно,  безоговорочно  в  яму.
Остальных  возьмем.  И  заставим  работать.  И,  может  быть,  со  скрежетом
зубовным,  но  вы, господа, будете служить у нас, нам работать,  на нас, для
нас. Да!
     Белым  тяжело.  Не  Барановскому   только.  Всем.  Единая,  страдающая.
Огромная  палата раскололась  пополам. Половина  затряслась.  Перед могилой.
Молов беспощаден.  Роет.  Роет. Глубже. Бьет.  По  головам. По  головам.  Не
словами. Топором.
     -- О-о-о-х!
     -- Выучить, воспитать. К черту ваше учение и воспитание, вашу культуру.
Разве  можно учить одному и  делать  другое.  Возлюби  ближнего  своего, как
самого себя. Не убий -- это затевая многолетнюю-то  бойню. Лицемеры.  У  вас
все  так. Вы кричите  одно, а  делаете  совсем  другое. Вы  до  революции со
вздохами  и  закатыванием  глаз  пели:  "Весь мир  насилья  мы  разрушим  до
основанья",  а когда  пришлось  на деле  его  разрушить,  когда  с  заступом
могильщика  явился тот, кто и должен закопать старый мир, уничтожить его, вы
испугались, захныкали, сложили лапки и затоптались на месте. Как бы, мол, не
погибла культура. Октябрьская революция вскрыла  вашу подлинную,  трусливую,
подлую душонку. Идейно  вы обанкротились: всем  теперь  видно ваше  духовное
убожество.   Культура,   культурные  люди...   С   тех  пор,   как  началась
империалистическая   бойня  с  ее  сорокадвухсантиметровой   артиллерией,  с
удушливыми  газами,  с  разгромом  музеев, памятников  искусства,  созданных
десятилетиями, столетиями мирного труда, с  ее уничтожением, сожжением целых
областей и истреблением миллионов  человеческих жизней,  с  тех  пор, как вы
благословили  все это,  назвав войной за мир всего  мира,  о какой  культуре
будете еще бормотать, о каком воспитании, образовании? За последнее время вы
учили  молодежь только одному  --  искусству  убийства.  Только. И вы хотите
продолжать и в дальнейшем двигать жизнь по  этой  своей "культурной" дороге,
по  дороге  вашего  "прогресса"?  Нет, довольно.  Больше  мы  вам  этого  не
позволим.
     Барановский неподвижен.  Возражать  нельзя.  В  груди  комиссара  огонь
клокочет. Больные, раненые слушали, сдерживали стоны.
     -- Культура...  Вы  думаете, если мы пришли чумазые, грязные, с фабрик,
заводов, с  полей,  так  сейчас  и  распластаемся  перед  вами,  перед вашей
образованностью. Так и так, мол, господа хорошие, благодетели наши, народ мы
темный,  поучите  нас,  поуправляйте  нашей  свободной страной.  Ошибаетесь,
голубчики. Мы пришли, мы совершили величайшую в мире революцию не  для того,
чтобы  смотреть,  как чужие  дяденьки  нашим  именем  будут  вершить  судьбу
миллионов нам подобных вчерашних  рабов. Нет,  мы сами себе хозяева, хозяева
жизни. Мы  все  возьмем сами.  Мы  пришли  и  разберемся  в  созданных  вами
культурных ценностях, мы переоценим их  и возьмем лишь то, что действительно
ценно. Все остальное в помойку.
     -- Ты варвар, вандал.
     -- Называй как  хочешь.  Нам это  не помешает разрыть до основания,  до
самых сокровенных глубин весь ваш мир, перестроить его заново. Варвар. А что
же,  по-твоему, мы должны в полной целости, невредимости  оставить  все ваши
подлые  порядки?  Никогда. Разве мы можем  терпеть дольше,  чтобы  фабрикант
по-прежнему жирел,  еле таскал брюхо, а рабочий был бы тощ,  как  комар, и в
тридцать  лет  выглядел стариком. Или, может быть,  ты  скажешь, что  вообще
рабочего н крестьянина не надо допускать к управлению  государством, так как
они  темны  и необразованны? Может быть, ты  найдешь более удобным  оставить
крестьян по-старому без земли и сохранить  за ними  право  работать не менее
любой ломовой клячи?
     Барановский  сердится. Почему комиссар так груб и узок? Не об  этом  он
хотел  говорить.  Не  о   том,  кто  будет  владеть  землей,  кто  управлять
государством.  Это  его  мало  интересует. Ему  хочется  выяснить  вопрос  о
ценностях иного порядка и об интеллигенции. Комиссар не останавливался.
     --  Мы  люди  дела,  труда прежде всего,  мы думаем,  что каждый обязан
завоевать себе право на жизнь работой. Живет и будет жить теперь только тот,
кто трудится.  С этой именно точки  зрения мы  и будем  оценивать все  живое
наследство, оставленное нам старым  строем,  то  есть каждого  гражданина  в
отдельности.
     -- Значит, меня вы уничтожите?
     -- Почему?
     -- Белые мне противны. Вас я не понимаю. Ошибся  в вас. Не сумею жить у
вас. Я лишний.
     Молову смешно.
     --  Лишний.  Лишние люди. Нет, у нас не будет  таких.  Мы  всем  найдем
работу. Лишние люди... Какая  это на  самом деле глупость. Кругом  дела угол
непочатый, а тут  находятся  господа, которые  не знают,  куда  девать  свой
досуг. И ведь было у вас  так. Столетиями шло так, что в огромной богатейшей
стране, где на каждом шагу -- только копни -- клад, где ступить негде, чтобы
не попасть на золото,  были люди голодные и безработные. И вместе с тем были
сытые и праздные, ничего  не делающие,  тоскующие  сами не зная  о  чем,  не
знающие,  куда  девать   свой  досуг,  интересничающие   своей  праздностью,
меланхолическим, скучающим взглядом, показной  разочарованностью. Я говорю о
людях  в  плащах  Чайльд-Гарольда,  о всех  этих Онегиных, Печориных и ихних
братцах родных  Рудиных, Неждановых.  Вот здесь-то  и  сказалась  подлость и
непригодность вашего общественного устройства. Они лишние, им делать нечего,
потому  что кто-то  за них все делает.  Кто-то кормит их, обувает,  одевает,
катает на рысаках. Кто-то, работая день  и ночь, создает им  огромный досуг.
Теперь  мы  говорим:  довольно!  Мы смеемся  над  вами, срываем  с вас плащи
поэтической  лени  и  говорим:  не  трудящийся  да не  ест.  Врете,  господа
белоручки, возьметесь  за ум, за  дело,  если  кушать  захочется. Да, лишних
людей  у  нас не  будет,  мы  всем  найдем  работу,  всех выучим и  заставим
работать.
     Комиссар  закашлялся.   От  каппелевца   несло  гнилью.  Гнили  многие.
Барановский не возражал. Мысли запутались. Растерялись. Он собирал их.
     -- О-о-о-х!
     -- Настало время  разрушить, растереть в порошок созданный вами порядок
жизни.  Иначе  человечество  обречено  на вырождение. При  капиталистическом
строе  ведь вырождаются все классы. Буржуазия -- от  праздности и обжорства,
рабочий  класс  и  крестьянство  --  от   чрезмерной  работы  и  недоедания.
Интеллигенция,   чувствующая   свою   зависимость    от   правящего   класса
капиталистов,--  фактически приказчик  толстосумов,--  воспитанная  в  ваших
школах, где вытравлялось все оригинальное, талантливое, ноет,  погружается в
безнадежную  тоску,  делается  дряблой, безвольной,  ни на  что не годной...
Гнилые люди.  Вы гниете все вместе и каждый по  отдельности. Родится  новое,
молодое  поколение,  получая  от  отцов  целиком  богатейшее  наследство  --
неумение  жить,  алчность  к наживе,  непреоборимую  склонность к  безделью.
Единицы  из вас  с предпринимательской творческой инициативой. Все остальные
-- гниль, гниль физическая и духовная.
     Палата бредила или нет. Слышно не  было. Никто как будто не стонал.  Но
слушали. Жадно. Все. Молов не говорил. Разил.
     --  Буржуазия, интеллигенция  вырождаются  не  только физически,  но  и
нравственно.  Рабочий   класс  и  крестьянство  главным   образом   и  почти
исключительно -- физически.
     Молов остановился. Перевел дыхание.
     --  Спроси  тебя, где  же  выход? Как  спасти  хоть часть человечества,
здоровую часть его -- трудящихся? Как предотвратить их дальнейшее не  только
физическое, но  неизбежно и нравственное  вырождение. Ты, конечно, захнычешь
об образовании,  воспитании. Мы же  говорим,  что выход  один -- сокрушающим
молотом  революции   разбить  в  прах  весь  ваш  прежний,  подлый  порядок,
капиталистический строй и  создать свой,  новый, где не  будет ни рабов,  ни
господ, где  будут все равны, где  не будет предоставлено возможности  одним
жиреть  за  счет  других.  Долой  ваш  старый,  гнилой  мир,  мир насилия  и
угнетения...  Довольно вам, гнилым,  пакостить жизнь,  топтать  в  грязь  ее
лучшие  цветы,  отравлять своим дыханием падали чистый  воздух. Довольно. Мы
пришли уничтожить вас.
     Барановский  сопротивлялся.  Слабо. Сил  нет.  К  борьбе  не  способен.
Испугался.  Умирать не хочется. Комиссар  страшен. В его голосе коса смерти.
Звенит.
     --  Но зачем же всех  уничтожать? Чем  я виноват,  что меня мобилизовал
Колчак,  что я  родился  в  семье генерала, а не рабочего.  За что  же  меня
убивать?
     Молов смеялся. Но и в смехе острая сталь.
     --  Чудак, да  мы и не  думаем уничтожать  вас всех  физически, каждого
лишать жизни. Не  такие  уж  мы кровожадные,  как  тебе кажется.  Мы убиваем
только тех, кто лезет сам на  нас с  ножом.  Вообще же  всех наших классовых
врагов, людей, враждебных нам  только по убеждению, мы уничтожаем, если  так
можно выразиться,  экономически.  Только.  То есть  отнимаем у  них фабрики,
заводы, землю, дома,  лишаем их возможности жить за счет эксплуатации чужого
труда.  Заставляем  их  стать  гражданами  трудовой  Республики.  Нужно тебе
сказать, что, совершая Октябрьский переворот, мы  не думали вводить смертную
казнь.   Помнишь,   мы    безнаказанно   отпустили    юнкеров    Керенского,
сопротивлявшихся нам, и членов Временного  правительства.  Но раз  вы  сами,
господа, снова полезли на нас со всех сторон, то уж извините.
     Барановскому скучно. Все  это кровь. Все  о крови.  Борьба. Без  конца.
Надоело.  Не  хочет он драться.  Не  хочет  войны.  Ему отдохнуть.  Комиссар
остановился.
     А гнилью все пахло. И стонали, стонали, бредили.
     -- О-о-о-х!
     -- Зачем белую сволочь  выше меня положили? Я старый красноармеец, меня
под нары, а  белого гада  на нары.  Я его сброшу. Я его  сброшу. Я -- старый
красноармеец.
     -- Сестра, чего он, гад, льет на меня сверху?
     -- Сестра! Сестрица! O-o-o-x!
     -- Какой я белый? Мобилизовал Колчак. Что поделаешь.
     Темно.  Ничего не  видно.  Слышно только, льется с верхних нар. Капает.
Теплое, зловонное. Люди не  помнят, не знают. Где они. Встать не могут. Тиф.
Барановский спит. Бормочет:
     -- Татьяна  Владимировна, паркет затоптан. Затоптан. Мама, я у красных.
Я с тобой,  Настенька, я  приеду к  тебе, Настенька, ты слышишь? Комиссар, у
тебя всегда в груди пожар? Комиссар?
     -- О-о-о-х!
     Трое  красных  и четверо белых  плачут. Лежат  рядом.  Бредят  или нет?
Темно. Не поймешь.
     --  За  что  дрались?  Зачем   дрались?  О-о-о-х!   Карболкой   воняет,
йодоформом, испражнениями.
     Рядом с  комиссаром тепло.  У него пожар. Огонь.  Одеяло только узко  и
коротко. Трудно под одним. Холодно. Ближе. Ближе надо. Обнялись. И белые.  И
красные.
     -- О-о-о-х!
     Ни дня, ни ночи не  было. Было только  тяжело всем. Страдали все. Седой
щерился на стеклах окон. На нарах люди.
     -- О-о-о-х!
     Барановский  спал  долго. Встал,  наверное,  утром.  Стекла  замазались
красным. Был,  кажется, рассвет. Подошел  к окну. Ноги дрожали. Ухватился за
подоконник. Сестра положила руку на плечо. Взглянула в глаза ласково.
     -- Поправляемся?
     Голос. Нет, не голос. Музыка. Ведь она родная. С ней хорошо.
     -- Сестрица,  возьмите в  конторе мои деньги и купите мне шоколаду.  Не
откажите, милая.
     -- На ваши деньги коробку спичек не купишь, их аннулировали.
     Барановскому страшно немного.
     -- А как же я без денег-то? Кудая  пойду? Да и с деньгами-то. Я  боюсь.
Совсем ведь другой мир. Я ничего не знаю в нем.
     Женский голос успокаивает:
     --  Бояться нечего, устроитесь отлично. Будете служить в Красной Армии.
Я тоже чужая у красных. Они у меня мужа расстреляли. А ничего, вот видите --
служу.  Замолчали.  Смотрят  в   окно.  Белая,  седобородая,  седоусая  рожа
покраснела. Обоим грустно. Отчего? Не знают. Но и хорошо.
     Сестру позвал больной. Белые и красные зябли, жались друг к другу.
     -- О-о-о-х!
     Между  теплыми,  еще  живыми,  лежали  холодные,  мертвые. Неподвижных,
застывших выносили  на носилках. На  мороз.  Живые  боялись. Как бы  их.  По
ошибке.
     -- Я живой, сестрица. Живой.
     -- Живой, живой. Скоро гулять пойдешь. Выпей бульона.
     Рука  теплая, как у  матери. Гладит по голове. Святая. Молиться хочется
на нее. Молов бредил. Он еще болен.
     -- Мы вас выметем красными метлами. Выметем. Метут. Метут.
     Барановскому  тяжело.  Одиночество. И эта  неизвестность.  Что  там? За
стеклами. Ледяная штора закрывает это там. Там новое. Красное. Офицер, почти
касаясь  губами, задышал на мерзлоту. Медленно протаяла  щелочка. Ослабевшим
пальцем с длинным ногтем расцарапал шире. Прижался большим черным  глазом  с
густыми  ресницами.  За  окном, на  дворе лазарета, бродили полудохлые одры,
валялись сломанные  сани.  Остатки  белых  обозов.  Одров  кормить нечем.  И
некому. Они ели свои  испражнения и дохли тут  же на  дворе. Издыхая, ржали.
Там же ходили люди с красным на  шапках, на рукавах,  на груди. Красный флаг
кричал на соседнем корпусе. Офицеру жутко. Красное с  непривычки волнует. Но
глаз не отрывает от щелки.
     Недалеко, в  другом  городе, диктатор Сибири последний раз  взглянул на
черные дырки  винтовок.  Красный полог закрыл его  навсегда. По всей  стране
красными  топорами  стучали  залпы. Кровь  за  кровь. Кровь кровью. Железные
метлы  Чека  и  особых  отделов мели, как  сор, в свои подвалы. Беспомощных,
обезоруженных   карателей  и  палачей,  вчерашних  хозяев.  Вчерашние  рабы,
униженные,  растоптанные,  иссеченные  нагайками  и  шомполами,  перепоротые
розгами  "поборниками  человечности,  справедливости и  порядка", поднялись.
Огнем лечили раны. Смывали, кровь кровью.

     ***** Послесловие *****

     жить  в  Красной  Армии.  Я  тоже  чужая  у  красных. Они у  меня  мужа
расстреляли. А  ничего, вот  видите  --  служу.  Замолчали. Смотрят  в окно.
Белая, седобородая,  седоусая рожа  покраснела.  Обоим  грустно.  Отчего? Не
знают. Но и хорошо.
     Сестру позвал больной. Белые и красные зябли, жались друг к другу.
     -- О-о-о-х!
     Между  теплыми,  еще  живыми,  лежали  холодные, мертвые.  Неподвижных,
застывших  выносили на  носилках.  На мороз. Живые боялись.  Как бы  их.  По
ошибке.
     -- Я живой, сестрица. Живой.
     -- Живой, живой. Скоро гулять пойдешь. Выпей бульона.
     Рука теплая, как у  матери. Гладит по голове. Святая. Молиться  хочется
на нее. Молов бредил. Он еще болен.
     -- Мы вас выметем красными метлами. Выметем. Метут. Метут.
     Барановскому  тяжело.  Одиночество.  И эта неизвестность.  Что  там? За
стеклами. Ледяная штора закрывает это там. Там новое. Красное. Офицер, почти
касаясь губами, задышал  на мерзлоту.  Медленно протаяла щелочка. Ослабевшим
пальцем с длинным  ногтем расцарапал шире. Прижался большим черным глазом  с
густыми ресницами.  За  окном,  на  дворе лазарета, бродили полудохлые одры,
валялись  сломанные  сани.  Остатки  белых  обозов.  Одров кормить  нечем. И
некому. Они ели свои  испражнения и  дохли тут  же на дворе. Издыхая, ржали.
Там же  ходили люди с красным на шапках, на рукавах, на груди. Красный  флаг
кричал на соседнем корпусе. Офицеру жутко. Красное  с непривычки волнует. Но
глаз не отрывает от щелки.
     Недалеко, в другом городе,  диктатор Сибири последний  раз  взглянул на
черные дырки винтовок. Красный  полог  закрыл  его навсегда.  По всей стране
красными  топорами стучали залпы.  Кровь  за  кровь. Кровь  кровью. Железные
метлы Чека  и особых  отделов  мели, как сор, в свои  подвалы.  Беспомощных,
обезоруженных  карателей  и  палачей,   вчерашних  хозяев.  Вчерашние  рабы,
униженные,  растоптанные,  иссеченные  нагайками  и  шомполами,  перепоротые
розгами  "поборниками  человечности,  справедливости и  порядка", поднялись.
Огнем лечили раны. Смывали, кровь кровью.






     Советская литература накопила  немало  художественных ценностей.  К ним
относятся  и  "Два  мира"  --  первый советский роман,  написанный сибирским
писателем Владимиром Яковлевичем Зазубриным.
     Книга  Владимира Зазубрина вышла в свет  в 1921 году. Она была издана в
Иркутске  к  четвертой  годовщине  Октябрьской революции в  походной военной
типографии Политуправлением 5-й Армии и  Восточно-сибирским военным округом,
или, как тогда говорили, Пуармом 5  и  ВСВО. "Два мира" явились по  существу
одним  из  первых  в  советской  литературе  художественных  произведений  о
гражданской  войне, написанных по неостывшим следам  только  что отгремевших
событий.  В  литературе  тогда не  было  ни  "Разгрома",  ни  "Чапаева",  ни
"Железного  потока", пи  "Тихого Дона".  Тема революции и гражданской  войны
лишь начинала завоевывать  права гражданства  и почти  целиком исчерпывалась
поэмой  А.   Блока  "Двенадцать",  рассказами   и   повестями  Вс.   Иванова
"Партизаны", И. Касаткина "Лесные братья", П. Низового "Крыло птицы".
     Талантливая  и   беспощадно  правдивая  книга  В.  Зазубрина  сразу  же
привлекла  к себе  всеобщее  внимание.  Старейшин  советский  писатель Борис
Лавренев вспоминает: "Я помню, с каким волнением  и радостью мы, молодые, не
имеющие   еще  опыта  искатели,  встречали  в  те  дни  первые  цветы  нашей
литературы. Помню, как в Политуправлении Туркфронта в 1921 году был  до  дыр
зачитан  всеми  работниками первый  (кстати, незаслуженно забытый) советский
роман В. Зазубрина "Два мира".(*)
     (* Борис Лавренев. На  новой ступени,  "Литературная газета", 1957,  No
123)
     В одном  из  первых  печатных  откликов  роман  справедливо был признан
"живой   панорамой   классовой   смертельной   схватки",   первой   попыткой
"использования  агитационной  мощи  художественной  литературы".  Отмечая  у
автора  "незаурядный  талант  художника",  рецензент  далее  указывал,  что,
несмотря  на  отдельные  недостатки  --   импрессионизм   письма,   элементы
натурализма,  плакатность  и  пр.,--  Зазубрину удалось  создать "хорошую  и
нужную книгу", нарисовать "широкую, в  общем  правдивую, порой захватывающую
картину из великой борьбы двух миров в Сибири,  создать живые памятники этой
борьбы".(*)
     (* В. Правдухин. Зазубрин В.  "Два мира", "Сибирские огни", 1922, No 1,
с. 166--168.)
     Глубокое сочувствие и живой отклик нашел роман в красноармейской среде.
Солдаты, командиры  и  политработники Красной Армии  были первыми читателями
книги  В.  Зазубрина.  "Два  мира"  зачитывались  до  дыр,  вызвали  десятки
инсценировок  на  красноармейских   и   рабочих   сценах.   Печатный   орган
Политуправления Краской Армии  журнал  "Политработник",  No  2  за  1922 год
посвятил первому роману о борьбе с колчаковщиной восторженную статью, назвав
книгу  "яркой  картиной  колчаковского  режима  и борьбы  с  ним  партизан",
картиной, написанной "молодым,  но сильным талантом". "Политработник" писал:
"Книгу  надо  читать  всем. Ее надо прочитать каждому красноармейцу, каждому
рабочему  и  крестьянину.  Ее  надо перевести на все  языки  и как клеймящий
документ бросить буржуазии, смеющей твердить о культуре и гуманности"(*). Не
менее  высокую  оценку встретила книга  сразу же  после своего  появления  в
печати и у А.  В. Луначарского. Последний буквально через несколько  месяцев
после ее выхода в  свет обратился к автору со специальным письмом, в котором
он писал об "огромном удовольствии", доставленном  ему чтением романа. А. В.
Луначарский с присущей  ему энергией сразу  же решил написать на  "Два мира"
рецензию  для  журнала "Печать  и  революция",  он  же  предложил  редактору
"Красной нови" А. Воронскому перепечатать роман в  ближайших номерах журнала
и одновременно  ознакомил с ним В. И. Ленина. "Я,-- писал А. В. Луначарский,
-- сообщил роман,  как очень любопытную эпопею, В.  И.  Ленину, который  его
прочитал, но мнения его пока не знаю; когда узнаю -- напишу Вам".
     (* Цит. по кн.  В. Зазубрин. Два мира, 4-е изд., Новосибирск, 1928,  с.
9.)
     С точки зрения самого Луначарского, "Два мира"  "чрезвычайно удавшееся"
произведение.  По  его  мнению,  роман  излишне  перегружен  ужасами,  хотя,
возможно,  это  и  оправданно, так  как  "он  отражает  столь  полные  ужаса
события". Революция, по  Луначарскому, должна быть  показана в литературе во
всей своей неприкрытой правде,  ее события не  следует обертывать в "золотые
бумажки".  Эти  события  сами  по себе  должны агитировать и  убеждать. "Мы,
конечно,-- заявляет он,--  имеем полное  право говорить всю правду. Вы это и
делаете. Для  душ сильных, революционных или склоняющихся к революции  роман
будет крепким  призывом".  Автор  письма признается,  что в  "художественном
отношении есть блестящие главы и страницы"(*).
     (* Там же)
     В. И. Ленин,  ознакомившись  через Луначарского с романом  "Два  мира",
отозвался  о них,  по словам  А.  М.  Горького,  следующим  образом:  "Очень
страшная, жуткая книга, конечно, не роман, но хорошая, нужная книга"(*).
     (* А.  М.  Горький. Предисловие к кн.  Владимира Зазубрина  "Два мира",
ГИХЛ, М., 1935, с. 3.)
     Эта  "хорошая,  нужная  книга"   в  середине  двадцатых  годов  вызвала
плодотворную  и оживленную  дискуссию как среди рядовых читателей,  так и  в
прессе.  Особенно  интересна  подборка  высказываний  о  романе  "Два  мира"
крестьян одной из сибирских коммун, сделанная сельским учителем А. Топоровым
и  опубликованная в первом номере журнала "Сибирские  огни"  за 1928 год. А.
Топоров читал его коммунарам вечерами глубокой осенью 1927 года (с 22 ноября
по 5 декабря). Судя по  многочисленным  высказываниям слушателей, роман этот
произвел на них колоссальное, потрясающее впечатление"(*).
     (*   А.  Топоров.  Деревня  о  современной  художественной  литературе,
"Сибирские огни", 1928, No 1.)
     Коммунары  после  длительной и бурной дискуссии пришли  к  единодушному
выводу о том, что "Два  мира" -- "широчайшая и жуткая художественная история
колчаковщины в Сибири. Это  лучшая из всех  известных нам книг, изображающих
белый  террор в нашем  крае  в 1918--1919 годах и всенародный  мятеж  против
Колчака". По  словам  А. Топорова, "никакое  другое произведение современной
художественной литературы, прочитанное и разобранное в нашей  аудитории,  не
зажгло у нас  столько  озлобления  и ненависти  против угнетателей трудового
народа, сколько вызвали их "Два мира".
     Рассказав о  том, как жадно воспринимался коммунарами роман, насыщенный
"незаурядной"    художественной   мощью,   увлекательностью    фабулы,   все
пронизывающей  "страстью революционной романтики", А. Топоров замечает:  "Во
время читки  "Двух миров" порой  мне  казалось, что я не  читал,  а бросал в
публику стрелы.  Так многочисленны и дружны были ответные взрывы восклицаний
коммунаров".
     Материалы  обсуждения романа, собранные и опубликованные А.  Топоровым,
воочию  свидетельствовали  о той колоссальной впечатляющей силе воздействия,
которое  оказывала  книга  Зазубрина  на  рядового  массового  читателя.  Не
случайно А. М. Горький советовал напечатать эти выступления крестьян  в виде
послесловия к "Двум мирам",  рассматривая их как "эхо, мощно отозвавшееся на
голос   автора",   как   "подлинный   глас   народа"(*).   Волнующая   своей
неприкрашенной  и страшной  правдой  о  деградации  старого  мира, книга  В.
Зазубрина  не могла оставить к себе равнодушным не только рядового читателя,
но и журналистские круги того  времени. О  нем писал А.  Воронский  в  своей
статье "О  мудрой точке" в альманахе  "Наши дни"(**) и, наконец, с подробным
анализом  "Двух   миров"   мы   встречаемся  в  статье   Ф.  И.   Тихменева,
опубликованной  во  втором  номере журнала  "Сибирские  огни" за  1928  год.
Тихменев  сумел очень  верно  и  тонко  уловить  и  оценить  историческое  и
обусловленное временем художественное своеобразие романа, его острую идейную
направленность в  тот  период, когда борьба  еще по  существу  продолжалась.
Критик прав, когда он пишет:  "Борьба еще не остыла, и  роман начинялся, как
снаряд. И выпущен этот снаряд Пуармом 5, тем самым, который только что вышел
на  бруствер  окопов  и  железной  логикой   мысли  крушил  врагов,  еще  не
сокрушенных  его  железом.  "Два мира"--это литературный  кирпич  революции,
вложенный в советское здание в нужный момент гражданской войны"(***).
     (*  М. Горький. Предисловие к кн. Владимира Зазубрина "Два мира", ГИХЛ,
М., 1935, с. 3.)
     (** Альманах "Наши дни" 1925, No 5.)
     (*** "Сибирские огни", 1928, No 2, с. 214.)
     Напомнив о том, что 1921 год, год выхода в  свет романа, был для Сибири
годом  разгрома  кулацких восстаний, критик справедливо  замечает, что автор
"не мог вынашивать и ждать", так как необходимо было наиболее  оперативно  в
наглядной и убедительно простой форме содействовать победе революции в новых
обострившихся  условиях.  На  страницах  книги  чувствуется горячее  дыхание
революции, на них сохранились, по  образному  выражению критика,  оттиски ее
жестких  и  корявых  пальцев,  нетерпеливо  перевертывавших  еще  не  совсем
дописанные страницы.  И, несомненно, оправданным оказался в отношении романа
В. Зазубрина  исторический  прогноз  Ф.  И.  Тихменева, высказавшего в своей
статье  следующую  справедливую  мысль:  "И  чем далее  отодвигается от  нас
героическая, но "страшная" эпоха, тем с большой охотой читает и будет читать
жуткую  книгу родов революции новый  советский  читатель. Как глубоко верное
отображение колчаковщины, она на сто процентов выполнила и выполнит для него
свою историческую социальную роль"(*).
     (* "Сибирские огни", 1928, No 2, с. 214)
     Одним  из страстных пропагандистов и почитателей "Двух миров" был А. М.
Горький.  Еще  в 1928 году он настойчиво советовал молодежи  познакомиться с
романом  Зазубрина. "Очень советую вам,  товарищи,-- писал  он,-читать книгу
писателя  Зазубрина  "Два  мира":  в  этой  книге  он  удивительно  правдиво
изобразил дикую расправу белогвардейцев с крестьянами Сибири"(*).
     (* М. Горький. Собр. соч. в 30 томах, т. 24, М., 1963, с. 464)
     К  талантливому  и  яркому  произведению  В.  Зазубрина  А.  М. Горький
обращался неоднократно в своих печатных выступлениях, письмах, речах и т. д.
Так, в 1930  году,  говоря  о достижениях молодой  советской литературы,  он
сетовал на  то, что наша критика не  дала еще  должной  и  необходимой как с
художественной,  так и  с  идейной стороны оценки произведениям, посвященным
гражданской войне, книгам, написанным  на  этом  "героическом и  трагическом
материале". Он прямо заявлял: "Надолго останутся в новой  истории литературы
яркие работы  Всеволода Иванова, Зазубрина, Фадеева, Михаила Алексеева, Юрия
Либединского, Шолохова и десятков других авторов,-- вместе они дали широкую,
правдивую и талантливейшую картину гражданской войны"(*).
     (* М. Горький. Собр. соч., т. 25, с. 253)
     В другой  раз, снова возвращаясь  к мысли о  необходимости хорошо знать
историю гражданской войны, хорошо знать о подвиге  народа и  его жертвах  во
имя свободы, он опять-таки напомнил о "талантливости  и красоте" таких книг,
как "Тихий  Дон"  М. Шолохова, "Хождение по мукам" А. Толстого, "Большевики"
М.  Алексеева,  "Два  мира"  Зазубрина,  заметив,  что   некоторые  из  этих
произведений "еще недостаточно  высоко оценены"(*). Для Горького В. Зазубрин
неизменно  оставался  "весьма  даровитым   писателем,   успешно   и  усердно
работающим  над собой"(**), чей  роман  "Два мира"  "всегда должен  быть  на
книжном рынке". В одном из писем к Р. Роллану Горький охарактеризовал автора
"Двух миров" как "очень талантливого молодого литератора"(***).
     (* М. Горький. Собр. соч., т. 30, с. 135)
     (** М. Горький. Собр. соч., т. 27, с. 267)
     (*** М. Горький. Собр. соч., т. 30, с. 87)
     Великий  пролетарский  писатель   не   ограничился   приведенными  нами
высказываниями.  Он  сопроводил  книгу  сибирского   писателя  своим  весьма
сочувственным предисловием, в котором писал: "В 21-м году я  видел эту книгу
на столе В. И. Ленина:
     -- Очень страшная, жуткая книга, конечно, не роман, но  хорошая, нужная
книга.
     Мне тоже  кажется, что социальная полезность книги  этой значительна  и
совершенно неоспорима. Написал ее человек весьма даровитый"(*).
     (* М. Горький. Предисловие к кн. Владимира  Зазубрина "Два мира". ГИХЛ.
М, 1935. с. 3)
     Мы сознательно привели здесь целый ряд фактов, свидетельствующих прежде
всего  о  том поистине  огромном  познавательном и воспитательном  значении,
какое приобрела тотчас же  после первого своего  появления  в  печати  книга
Владимира  Зазубрина.  К  сожалению,  в сороковые, пятидесятые годы как  сам
роман,  так  и  его автор были  незаслуженно забыты,  забыты  настолько, что
современный читатель и особенно молодежь не имеют ни малейшего представления
о  "Двух  мирах"-- первом  крупном художественном произведении о гражданской
войне, о бесчеловечных зверствах колчаковщины и героической борьбе народа.
     Напомнить читателю о заслугах одного из литераторов старшего поколения,
одного  из  зачинателей  советской литературы, чей  роман и поныне  обжигает
сердца суровой, волнующей  правдой, живо воскрешая героическое прошлое нашей
родины, мы и ставим своей целью.
     Владимир Яковлевич Зазубрин  (настоящая его фамилия  Зубцов) родился  в
1895 году  на  Волге, в семье  железнодорожного  служащего.  Учился  будущий
писатель  в реальном училище. Юношей в 1916 году он  был схвачен и арестован
царской охранкой  за  участие в  революционном движении.  В тюрьме  Зазубрин
начинает вести дневник, мечтает серьезно заняться литературой, он обдумывает
и вынашивает замысел крупного произведения, надеясь написать роман. В эти же
годы им  был  послан  "как-то даже  рассказ  в  одну из "Правд",  но  его не
пропустила цензура"(*).
     (*  В.  Зазубрин. Заметки о ремесле, "Сибирские огни". 1928,  No 2,  с.
243)
     В  период гражданской  войны в Сибири Зазубрин был мобилизован  в армию
Колчака,  откуда  ему вскоре удалось бежать  и  перейти на  сторону  Красной
Армии.  В  1921 году  он вступил  в  Коммунистическую  партию. В  это  время
появляется в печати его первое крупное произведение -- роман "Два мира". Как
вспоминал  впоследствии  сам писатель, трудиться  над  книгой приходилось  в
редкие минуты отдыха, урывая время от изнурительной журналистской работы  --
Зазубрин  тогда  был армейским  политработником,  он редактировал ежедневную
красноармейскую газету, издававшуюся Пуармом 5, "Красный стрелок".
     Гораздо  позже, уже  в 1928 году,  автор "Двух миров",  говоря о себе в
третьем лице, живо  воспроизвел ту атмосферу,  в которой  создавался  первый
советский   роман.  "Конечно,   в  гражданскую   войну  и  в  годы  военного
коммунизма,--  рассказывает  он,--  некогда  было  писать.  Но в  1920 году,
очнувшись  после  трех  недель  тифозного бреда, мой товарищ в  тифозном  же
бараке  взялся за перо. В  1921  году он издал свой первый роман.  Гонораров
тогда  еще  не  было. Тем  не  менее ему выдали  в качестве премии 5 000 000
рублей.  Пять  миллионов  рублей! Мой товарищ  не  был особенно  расчетливым
человеком,  он  не  положил  денег в  сберкассу или на свой текущий счет,  а
истратил  их сразу же все на дрова, купил три воза настоящих березовых дров.
Помню,  мы с  ним жарко натопили комнату, и он  немедленно же  сел  за новый
роман".(*)
     (* В.  Зазубрин. Заметки  о ремесле, "Сибирские огни", 1928, No  2,  с.
243)
     С 1923 по 1928 год Зазубрин был секретарем  журнала "Сибирские  огни" и
одним  из  ведущих руководителей Сибирского  Союза писателей,  в  создании и
организации   которого  он  принимал  активнейшее  участие.  Вообще  следует
заметить, что ему принадлежит немалая заслуга в собирании художественных сил
Сибири, в поддержке талантливой писательской молодежи.
     В  своем докладе, посвященном  пятилетию "Сибирских огней", художник  в
красочной и образной, речи нарисовал правдивую картину становления сибирской
советской литературы. Живо  и непринужденно  рассказал  он о том, как вокруг
литературного костра, зажженного "Сибирскими огнями", собирались талантливые
люди из разных уголков обширного края, как на этот притягательный огонек шли
Вс. Иванов, А. Караваева, Л. Сейфуллина, В. Итин, Г. Пушкарев и др.(*)
     (* В. Зазубрин. Проза "Сибирских огней",  "Сибирские  огни", 1927, No2,
с. 185--201)
     На  базе  "Сибирских огней" возник в  марте 1926  года  Сибирский  Союз
писателей, насчитывавший в своих рядах свыше сотни литераторов, положивших в
основу  своей работы  известную  резолюцию ЦК  ВКП(б) "О политике  партии  в
области художественной литературы". Будучи одним  из вдохновителей Союза, В.
Зазубрин повел страстную, непримиримую борьбу за единство и консолидацию сил
сибирской  советской  литературы, против  всяких  проявлений  групповщины  в
литературной  среде.  Он  был   ярым  врагом   "сектантов"  от   литературы,
последовательно  и  настойчиво   боролся  за  здоровые   формы  литературной
организации, за  "нормальные отношения" между  литераторами. Он  с горечью и
гневом говорил о том, что "писатели нередко растрачивали силы в  бесполезной
групповой борьбе", вместо того чтобы всецело отдаться творческой  работе(*).
Блестящий и талантливый полемист, В. Зазубрин не раз отбивал злопыхательские
нападки  на молодую литературу  Сибири  всевозможных  рапповских критиков  и
ортодоксов  типа Родова.  Он  по праву гордился тем, что "Сибирские  огни" и
Сибирский Союз писателей много сделали для культурного  роста Сибири, хорошо
сознавая,   что   литература   здесь  --   "явление   большого   культурного
порядка"(**).  Полемизируя со своими литературными противниками, писатель от
лица многих  сибирских литераторов имел  все основания заявить: "...Скромные
маленькие крупинки в общее дело  строительства литературы мы все же вносили,
вносим и будем вносить"(***).
     (* В. Зазубрин. Писатели и Октябрь в Сибири, "Сибирские огни". 1927, No
6, с. 186)
     (** Там же, с. 190)
     (*** Там же)
     Много сделал  В.  Зазубрин  не только  по  собиранию  разрозненных  сил
литературы  Сибири,  но  и для повышения  ее  уровня, идейно-художественного
мастерства.  Он   оказывал   большое   влияние  на   развитие  литературы  и
непосредственно как художник слова, автор прославленного романа  "Два мира",
и  как  вдумчивый  критик  и   товарищ  по  профессии.  Старейшая  советская
писательница Лидия  Сейфуллина,  вспоминая о  своей  начальной  писательской
учебе,  о  поисках  своего  места  в  литературе,  рассказывает:  "Роман  В.
Зазубрина "Два  мира" произвел на меня огромное  впечатление"(*).  (К  слову
сказать, Л.  Сейфуллина,  одна из  первых  организаторов  "Сибирских огней",
много сделала наряду с Правдухиным и другими,  чтобы привлечь В. Зазубрина к
работе в только что организованном журнале).
     (* Лидия Сейфуллина. Памятное, пятилетие, "Сибирские огни". 1927, No 1,
с. 218)
     Прекрасно понимая  общественную роль литературы  и  искусства,  высокое
назначение художника слова, В. Зазубрин неустанно призывал собратьев по перу
к совершенствованию своего мастерства, идейной четкости и ясности. "Стиль,--
говорил он, вспоминая крылатое изречение  Бюффона,-- это не только  человек,
но эпоха"(*).  Писать,  по его  словам, нужно  "просто  и  мудро", добиваясь
предельной ясности и лаконичности.  Романы и повести надо строить так, чтобы
они были "достойными  и страны,  и эпохи"(**).  А это  можно сделать  только
тогда, когда проникнешься духом своей родины,  когда органически  впитаешь в
себя  идеи века, идеи  пролетарской революции и социализма. Напоминая о том,
что  нигде  в  мире   писатели  не  окружены   таким   вниманием  и  заботой
правительства и народа, как  у нас в  СССР,  художник требовал от сибирского
писателя, чтобы его книга цвела "всей гаммой цветов Сибири"(***).
     (* В. Зазубрин. Литературная пушнина,  "Сибирские огни", 1927, No 1, с.
212)
     (** "Сибирские огни", 1927, No 2, с. 201)
     (*** Там же, с. 187)
     Задачи  современной литературы  он  видел "в бескорыстном служении делу
Октябрьской революции"(*). По его мнению, писатель не может быть нейтральным
в  ожесточенной идеологической борьбе  эпохи. Место художника  или в  лагере
революции или  же в стане ее врагов. Он полностью разделял ленинский лозунг,
выдвинутый  еще  в годы гражданской  войны: кто не с нами,  тот  против нас.
"Преступление,-- говорит писатель,-- именно  сейчас быть безучастным"(**). В
идеях   ленинизма,  в  идеях   пролетарской  революции  В.   Зазубрин  видел
неиссякаемый источник  творческого  вдохновения.  "Наш  писатель  -- боец  и
строитель",-- говорит  он  в  другом  месте(***). Автор "Двух  миров" сурово
критиковал  тех   писателей,  которые   за   нэпманскими  буднями,  за  этим
"мелководьем" не видели революционной перспективы, утратили непосредственное
чувство  нового.  Он   не  одобрял  тех,  кто  склонен  был  "преувеличивать
обмельчание дня"  и  "принимать  его  за  обмельчание  революции"(****).  В.
Зазубрин  не раз сетовал на то,  что в литературе Сибири не нашел еще своего
должного  воплощения подлинный  герой современности -- образ коммуниста,  не
нашла  своего  яркого  отражения  и  роль  Коммунистической  партии.   Идеал
положительного героя для него  был воплощен в образе В. И. Ленина.  Ссылаясь
на известные воспоминания А. М.  Горького о Ленине, он замечает: "Вот такого
коммуниста  -- многогранного,  живого, с его "адски трудной деятельностью" у
нас еще  в  литературе,  товарищи,  нет"(*****). Явно  недостаточно, по  его
мнению, было уделено внимания  в литературе  и  Красной  Армии,  заслужившей
более пристальное к себе отношение со стороны художников слова.
     (* "Сибирские огни", 1927, No 6, с. 191)
     (** Там же)
     (*** В.  Зазубрин. Литературная  пушнина, "Сибирские огни", 1927. No 1,
с. 209)
     (****  В. Зазубрин. Проза "Сибирских огней", "Сибирские огни", 1927. No
2, с. 200)
     (***** В. Зазубрин. Проза "Сибирских огней", "Сибирские огни", 1927, No
2, с. 200)
     Примечательно  и  то, что  В. Зазубрин уже в двадцатые  годы настойчиво
добивался   от   литературы    расширения   ее   кругозора,    усиления   ее
интернациональных  связей.  Он  призывал  сибирских  писателей  вспомнить  о
"ближайших соседях"-- Индии, Китае,  Монголии, Тибете и других странах Азии,
где  зреет   колоссальная  революционная  энергия;  именно  здесь  настоящий
художник  может  найти  неиссякаемый  материал и "широчайшие возможности для
творчества"(*).
     (* Там же)
     Наконец, важно указать в духовном облике писателя и на такую его черту,
как  сознание величайшей ответственности  художника  перед человечеством  за
судьбы  мира.  Отмечая  в  своем  юбилейном докладе, посвященном десятилетию
Октября,  что  сибирские  писатели единодушны  в  своей готовности встать на
защиту СССР, когда это будет нужно, В. Зазубрин четко и ясно  заявил: "Мы...
единодушны  в  искреннем  желании  отстаивать мир, до последней  возможности
бороться с теми, кто  его  хочет нарушить"(*). Это  высказывание  тем  более
необходимо  отметить, что оно было  сделано в  тот  момент, когда внешняя  и
внутренняя  реакции  активизировали  свою  деятельность,  когда  образовался
единый антисоветский фронт от Керзона до Троцкого.
     (* Зазубрин. Писатели и Октябрь, "Сибирские огни", 1927, No 6, с. 187)
     До самозабвения  влюбленный  в жизнь,  страстный рыболов и  охотник, В.
Зазубрин был  человеком темпераментным и необыкновенно общительным. Личные и
литературные связи его огромны. Он любил выступать с докладами о литературе,
с  чтением  своих  произведений  в  рабочих  и   красноармейских  клубах.  В
новосибирской печати  середины  и  конца двадцатых годов  нередко можно было
встретить сообщения  такого рода:  "В клубе Н-ской  дивизии ГПУ  с  докладом
"Чека и ГПУ в литературе" выступил т. Зазубрин,  впервые прочитавший отрывки
из нового  своего романа  "Щепка"(*),  или:  "С  докладами  на  литературных
вечерах у красноармейцев выступали В. Зазубрин и В. Итин"(**).
     (* См. заметку  "Писатели у красноармейцев", "Сибирские огни", 1928. No
2. с. 267)
     (** Tам же, с. 268)
     В 1927  году Зазубрин участвовал в  работе XV  партсъезда, о котором он
оставил чрезвычайно интересные эскизные зарисовки.
     Его  заметки о  съезде  написаны  рукою  вдумчивого  и  наблюдательного
художника. Живые  человеческие характеры, бытовые, неповторимые детали метко
схвачены  писателем  в  беглых,  но  выразительных  зарисовках  Петровского,
Ворошилова, Буденного, Орджоникидзе, Рудзутака,  Феликса  Кона,  Литвинова и
других делегатов съезда. Он справедливо полагал, что  литератору  необходимо
быть на съезде партии, так как "Съезд --это колоссальный аккумулятор энергии
масс", где "собирается коллективный опыт масс"(*).
     (*  В.  Зазубрин. Заметки о  ремесле, "Сибирские огни",  1928, No 2, с.
246, 250)
     Художнику  особенно было приятно отметить,  что  на  этом  историческом
съезде,  наметившем   перспективы   первой   пятилетки,  взявшем   курс   на
коллективизацию сельского хозяйства,  билась  вечно живая  ленинская  мысль,
чувствовалась  его  воля.  Создавалось  "впечатление,-- говорит  писатель,--
будто  он  несколько минут тому назад  выступал и  сейчас  куда-то ушел"(*).
Зазубрин  признавался,  анализируя  свои впечатления  от съезда: "Мне как-то
хорошо от сознания  того, что  вся эта многотысячная  толпа  --  люди  одной
партии и единой воли"(**).
     (* Там же, с. 248)
     (** Там же, с. 247)
     В конце 20-х  годов  Зазубрин,  будучи председателем  Сибирского  Союза
писателей и одним из  редакторов "Сибирских огней", поддерживает  оживленную
связь  с А. М. Горьким. В  то  время как отдельные  сибирские литераторы  из
троцкистской  группы  "Настоящее"  обливали  грязью   и   клеветой  великого
пролетарского  писателя,   Зазубрин   и  его   товарищи  посвящают  Горькому
специальный номер  "Сибирских  огней",  в котором публикуются приветственные
статьи  и  воспоминания  о  крупнейшем пролетарском  художнике В.  Итина, Г.
Вяткина, поздравительные телеграммы,  письма самого А.  М. Горького и другие
материалы.
     В  приветственной   статье,  открывающей   горьковский  номер  журнала,
Зазубрин  с  большой  теплотой  и  признательностью  говорит  о Горьком  как
"мужественном бойце, ласковом, внимательном друге и товарище", как человеке,
которому  "многим обязана" литература Сибири. "Молодая литература  Сибири,--
пишет  он,--  никогда  не забудет  нужных,  правдивых,  ободряющих  слов  М.
Горького, сказанных ей вовремя"(*).
     (* В. Зазубрин. Максим Горький, "Сибирские огни", 1928, N 2, с. 4)
     Большая общественная и журналистская  работа отнимала  у писателя массу
времени,  необходимого   для  интенсивного   творческого  труда.   Но  огонь
творчества никогда не угасал в Зазубрине. В двадцатые годы он много и упорно
работал  над романом о чекистах. Идея нового произведения зародилась  у него
после  знакомства  и последующих  бесед с одним из работников ГПУ. "Когда он
мне рассказал,-- говорит писатель,-- о своей  тягчайшей работе, я понял, что
напал на нетронутые золотые россыпи материала"(*).
     (* В. Зазубрин. Заметки о ремесле, "Сибирские огни", 1928, N 2, с. 243)
     Роман этот  под названием "Щепка" создавался на тихой маленькой уличке,
напоминающей деревенскую своими низчнькими домиками с  крепкими  воротами  и
ставнями,   засыпанными   снегом.   Но   любимому  произведению   Зазубрина,
потребовавшему от  художника  более пяти лет напряженнейшего труда, так и ни
суждено было увидеть свет. Книга  осталась  незавершенной в  рукописи,  и не
случайно. Дело в том, что В. Зазубрина как художника всегда отличала острота
в постановке  наболевших вопросов, но эти наболевшие вопросы писатель подчас
освещал  в   искаженном   свете,  не  находя   правильного  их   разрешения.
Показательны  в  данном случае его  произведения, написанные еще  до  романа
"Щепка" -- "Общежитие" и "Бледная правда". Обе эти вещи были опубликованы на
страницах "Сибирских огней" в 1923 году.
     Путь  В. Зазубрина в литературе был сложным  и противоречивым. Художник
мечтал  сделать,  говоря его  словами, хоть  скромную,  маленькую,  но  свою
зазубринку на огромной  шкале культурных завоеваний Октября. Он лелеял мечту
написать  книгу  "о  простых  вещах и простых людях", книгу, где не  было бы
крови и ужасов. Ему  была знакома величайшая радость художника, завершившего
свое  творение,  которое  заставит читателя жить  его радостями,  болеть его
болью. "Мы бываем,-- говорит он,-- самыми счастливыми людьми на  всей земле,
когда ставим последнюю точку на последней странице своей новой книги и когда
видим, что рука читателя, ее читающего, радостно вздрагивает и на лбу у него
мелькают облачка раздумья"(*).
     (* В.  Зазубрин. Заметки о  ремесле.  "Сибирские огни", 1928,  No 2, с.
246)
     На  долю Зазубрина  такое счастье,  если не считать романа  "Два мира",
выпадало  скупо  и  редко.  В  конце  1928 года  он  вынужден  был  покинуть
Новосибирск и  перебраться  в  Москву.  В Новосибирске  вокруг писателя была
создана  "настоященцами"  болезненная  и  нездоровая  обстановка, его  стали
травить, исключили из Союза  Сибирских писателей, в организацию  которого он
вложил столько  труда  и энергии.  До 1937 года Зазубрин  заведовал одним из
отделов  журнала "Колхозник". В начале  30-х годов им  был опубликован новый
роман "Горы". Однако  и  этот последний  труд  писателя мало что  прибавил к
славе  автора "Двух миров". В нашей большой литературе В.  Зазубрин  остался
творцом первого советского романа, выдержавшего в свое время за сравнительно
короткий срок 10 изданий.
     "Два мира" явились первым непосредственным откликом на события, которые
еще  не успели отойти  в прошлое  и  стать историей. Роман вышел в то время,
когда, по словам писателя, "автор и  все его художественные "корреспонденты"
буквально  еще  не успели износить  ботинок,  в которых они  месили липкую и
теплую грязь полей сражения"(*).
     (*  В.   Зазубрин.   Предисловие   к  четвертому   изданию.  Два  мира,
Новосибирск, 1928, с. 6)
     Указанное   обстоятельство   наложило  неизгладимый  отпечаток  на  все
произведения В. Зазубрина, обусловило его идейно-художественное своеобразие.
Приступая  к  работе   над  книгой,  автор  поставил  перед   собою   вполне
определенную  задачу  --  "дать  красноармейской  массе  просто   и  понятно
написанную  вещь  о борьбе  "двух  миров" и  использовать агитационную  мощь
художественного слова" (*).
     (* Там же, с. 6)
     Такое  вполне осознанное стремление к использованию "агитационной  мощи
художественного  слова"  обусловило  и  известную  поспешность  в  обработке
материала, притом основная работа в газете отнимала массу времени, и поэтому
книга вышла до некоторой степени, по мнению писателя, сырой и незавершенной.
На  страницах  романа  постоянно  чувствуется  рука  как  художника,  так  и
политработника, которые "не всегда были в  ладу", иногда в нем политработник
брал  верх  над  художником,  отчего  художественная  сторона  работы подчас
страдала. Но, как справедливо  полагал еще  в 1923 году писатель,  книга и в
своем  первоначальном  виде   "сможет  дать...  некоторое  представление   о
колчаковщине в  Сибири"(*). Позднее автор сознательно отказался  от каких бы
то ни  было исправлений текста, считая,  и  не без  основания,  что  "нельзя
исправлять записей, сделанных по свежей памяти и по рассказам очевидцев", не
успевших еще износить тех башмаков, в которых они шагали по полям сражений.
     Таким   образом,   роман   В.   Зазубрина   не  просто   художественное
произведение, а  одновременно  и взволнованный, страстный, написанный кровью
сердца  живой  человеческий  документ,  возникший   по   горячим   следам  и
оставленный  потомству  одним  из  непосредственных участников  изображаемых
событий.
     (* В. Зазубрин. Предисловие ко второму изданию.  Два мира, Новосибирск,
1928, с. 6)
     Книга,   посвященная  показу  героической  борьбы  трудового  народа  с
бандитскими  ордами Колчака, стойкости  и самоотверженности простых  русских
людей,   была  адресована  писателем  сотням  и  тысячам  безвестных  героев
гражданской войны.  Не случайно роману  "Два мира"  предпослано волнующее  и
торжественное посвящение. Уже само это торжественно-приподнятое, необычайное
посвящение сразу же вводит читателя в атмосферу книги -- атмосферу грозовую,
трагическую и героическую в своей основе.
     "Два мира",  названные автором  романом,  по существу не укладываются в
традиционное  представление  о романе. Напрасно мы  стали  бы  здесь  искать
сюжетные  линии  и  их  развитие,  художественную  разработку  тех  или иных
характеров  в  нашем   обычном  представлении.  Книга  В.  Зазубрина  скорее
своеобразная хроника,  где развитие  действия соотнесено с развитием больших
исторических  событий  в их календарной последовательности.  Логика развития
характеров, сюжета  у  него подчинена другой логике -- железной и неумолимой
логике классовой борьбы  в ее наивысшем выражении. Его роман представляет из
себя по  существу множество интенсивно  нагнетаемых и, как правило, страшных
кровавых сцен, внешне как будто мало связанных  друг с другом; иногда их без
ущерба для развития сюжета можно даже поменять местами. Но эти  разрозненные
сцены   и   эпизоды   сцементированы   единым    идейным   замыслом,   общей
направленностью книги, воскрешающей правду о колчаковщине, правду о нелегком
торжестве   революции  и  ее  героических  участниках  и  творцах.  В  итоге
причудливая  художественная  мозаика  воссоздает  цельную  и  яркую  картину
гражданской войны в Сибири, где отдельные эпизоды  воспринимаются как  части
единого  в  своей  композиционной   завершенности  художественного  полотна,
грандиозной художественной панорамы.
     Повествование  в  книге В.  Зазубрина  все  время  идет на  контрастах,
читатель постоянно ощущает эти два  взаимоисключающих  потока -- борьбу двух
миров  --  революции и контрреволюции, народа и  его поработителей. Вместе с
тем в изображении  лагеря контрреволюции художник в свою очередь не скупится
на  контрастные,  часто  прямолинейно-плакатные  краски,  настойчиво выявляя
разницу  между  разглагольствованиями  колчаковцев  о  гуманности,  свободе,
культуре, цивилизации  и пр.  и их внутренней, настоящей сущностью. В  нашей
литературе   мало   найдется   книг,   в   которых    разоблачение   зверств
белогвардейщицы было бы  дано с такой обнаженной, потрясающей душу  правдой.
Издевательства,  насилия, расстрелы, повешение, закапывание живьем,  грабеж,
поджоги целых  деревень,  массовые порки, убийство  стариков  и  малолетних,
необузданные,  дикие   пьяные  оргии,   торговля   родиной,   мародерство  и
беззастенчивая спекуляция, полная  моральная  деградация --  вот те страшные
вехи, которые оставили  на пути своего следования Колчак  и его сатрапы, вот
что  подметил  в  сибирской   белогвардейщине  зоркий  взгляд   художника  и
разоблачение чего составляет, пожалуй, наиболее сильную сторону его книги.
     Уже буквально с  первых  же страниц романа  перед  читателем  возникает
фигура  толстогубого  поручика  Громова  с  гладко выбритым  четырехугольным
подбородком, фигура человека, который методично, с дьявольским хладнокровием
расстреливает деревенских беженцев -- стариков, женщин, ребятишек. "Разбитые
телеги  сгрудились  в  кучу; лошади,  издыхая, дергали ногами;  с вырванными
животами,  оторванными  руками и ногами, с разбитыми черепами валялись люди.
Кто-то  стонал. Мертвые руки Жарковой сжимали маленькую головку  Васи. Русые
пушистые волосы ребенка слиплись, стали красными. Головки убитых детей среди
груды разломанных  телег, дохлых лошадей, мертвых и  раненых  людей пестрели
нежными цветками  голубеньких,  черных, синих  глазенок,  сверкающих еще  не
высохшими слезами".
     С      беспощадным      реализмом,     зачастую      переходящим      в
натуралистически-обнаженное изображение нечеловеческих жестокостей, художник
рисует кровавую  вакханалию  белогвардейских  карателей  -- красильниковцев,
анненковцев и  других.  С особой тщательностью  в романе выписаны  "подвиги"
полковника-карателя Орлова и его банды. Вот на  глазах стариков родителей, в
присутствии  мужа и детей  насилуют молодую  крестьянку,  вот измываются над
девочкой-подростком,   вот   солдатня  врывается  к   девушке-учительнице  и
оскверняет ее, вот избивают старика и т. д.  --  все  в  том же духе. Первая
глава, носящая символическое  название  "Коготь", заканчивается  характерным
идейно-художественным   штрихом:   избитая,   опозоренная   и   обесчещенная
учительница, очнувшись, замечает на затоптанном и заплеванном полу воззвание
адмирала  Колчака  к  населению  России, воззвание, в  котором  незадачливый
адмирал  обещает  народу помочь "осуществить великие идеи свободы", заявляя,
что  он,  Колчак,  не  пойдет "ни  по пути  реакции, ни  по гибельному  пути
партийности", клянется  установить в стране "законность и правопорядок".  На
этот  лживый  манифест "верховного  правителя  Сибири" упал зловещий отблеск
пожарищ, насилий и пыток, чудовищного кровопролития. Писатель нашел точный и
верный  фокус,   позволивший  ему  раскрыть   в  истинном  свете   драматизм
происходящего,  которое  является   своего  рода  прологом  и  выразительным
комментарием  к этому манифесту. Он  нашел и в  чисто  художественном  плане
верную и выразительную психологическую деталь. Обезумевшей от надругательств
девушке  хищный  росчерк  слитографированной  фамилии  омского  диктатора  с
разбрызганными   каплями  чернил  представляется   когтем  с   почерневшими,
засохшими капельками крови; этот зловещий черный коготь хищника постепенно в
ее  затуманенном  сознании  "стал  расти,  краснеть, кровь  потекла  с  него
ручейками".
     Огнем  и  мечом  истребляет  полковник  Орлов  непокорное  крестьянство
Сибири,  выжигая и уничтожая целые  селения, оставляя  после себя обагренные
кровью пепелища.  Автор говорит  о нем: "Полковник  принадлежит  к числу тех
офицеров,  которые работали  в  армии  не за страх,  а  за  совесть.  Он был
ослеплен ненавистью  к красным,  его жестокость не знала  рамок. Он принялся
искоренять большевизм со всем рвением фанатика-черносотенца".
     Но, возможно,  Орлов  --  исключение, патологическое  уродство? История
гражданской войны свидетельствует как раз об обратном. Образы кровавых белых
карателей  запечатлены и  в  художественной  литературе,  и в многочисленных
документах эпохи.
     Типичность  образа  Орлова  нагляднее  и  ярче  всего  проявляется  при
сопоставлении его  с обликом других  персонажей из  белогвардейского лагеря,
нарисованных  писателем.  Перед  читателем,  как  в  калейдоскопе,  проходят
защитники  старого   мира  всех  мастей.   Роднит  их   одно   --  звериная,
зоологическая ненависть к восставшему народу, сближает единственное заветное
желание -- поскорее вернуть свои прежние привилегии. Эти затаенные мечты все
время прорываются  наружу у героев Зазубрина. И  о  том,  что писатель здесь
опять-таки не погрешил против исторической  правды, говорят стихи утонченной
в   прошлом  поэтессы  --  декадентки  Зинаиды  Гиппиус,  заявившей  в  годы
революции: "Скоро в старый хлев ты будешь загнан палкой, народ, не уважающий
святынь". Чувства,  испытываемые Зинаидой Гиппиус к народу, близки и понятны
белогвардейцам, изображенным Зазубриным.
     Кто  же они, эти  почитатели  и хранители  "святынь"? Это  спекулянты и
колчаковские офицеры,  вступающие с ними в сделку, это бежавшие от советской
власти под  крылышко Колчака профессора, лицемерно произносящие длинные речи
о гуманности и одновременно под покровом своего словоблудия скрывающие ту же
зоологическую  ненависть  к  народу,  который  они  в  минуту  откровенности
призывают беспощадно  уничтожать, профессора,  отводящие  душу  в  дружеских
беседах  с теми  же  спекулянтами; кадеты, меньшевики, эсеры  и  пр.,  и пр.
Выразительную галерею этих  типов  дополняют бывшие  фабриканты, заводчики и
военные "союзнички" России по  первой мировой войне -- французы, американцы,
англичане, итальянцы, не говоря уже о  поляках и особенно чехах. В ряде сцен
романа живо воспроизведены расправы интервентов над  мирным населением. Так,
в главе  "Победят люди" автор, приведя длинную краснобайскую речь профессора
о  победе  человека  над  зверем, речь,  обращенную  к отъезжающим на  фронт
офицерам, переносит  читателя  на  станцию Тайшет,  где расквартированы были
чешский  и  румынский  эшелоны,  и  первое,   что  видит   читатель,--   это
самодовольно улыбающийся чешский комендант, стоящий возле трех повешенных. В
другой раз  он  заставляет  читателя  пережить всю  сцену  казни,  учиненной
чешскими офицерами  без суда и следствия над группой крестьян.  Не  уступают
чехам в  мародерстве, насилиях  и жестокостях и  французы,  и  американцы, и
японцы,  не  говоря  уже  о  колчаковцах,  продавших свою родину иностранным
интервентам.  С  наибольшей художественной силой и  убедительностью  автором
разработан образ подпоручика Мотовилова -- потомственного кадрового офицера.
Подпоручик Мотовилов такой же убежденный фанатик черносотенного толка, как и
полковник   Орлов.  Мотовилов   не  скрывает   своих   махрово-монархических
убеждений.  Он грубо  обрывает  офицера  Колпакова, когда  тот  заговорил  о
"великой   России,  свободе,   законности  и  порядке".  Ему   противно  это
"либеральное словоблудие". "Какое там  к черту царство свободы! --  заявляет
Мотовилов.  --  Кричите  царство  Романовых,  и  кончено.  Вот  это  дело, я
понимаю". Ему ничего не стоит ударить  по лицу солдата, старика крестьянина.
Мотовилова восхищает  расправа  чехов  над  его  же  соотечественниками.  Он
презирает  всякие  человеческие  чувства,  особенно ему ненавистна  жалость.
Подпоручик признает только право  сильного. В действительности это приводило
к   оправданию  беззакония,  открытого  бандитизма,  толкало  на  грабежи  и
убийства.
     Под   стать  Мотовилову   и  какой-нибудь   Костя  Жестиков,  садистски
наслаждающийся  жестокостями, насилующий  малолетних,  убивающий  и  губящий
десятки жизней. Не  лучше их  и беспринципный Рагимов, которому безразлично,
на чьей  стороне правда. Он готов служить, по его словам, "и  черту, и богу,
лишь бы платили хорошо".
     Своеобразное место в  "Двух мирах" занимает  фигура офицера-подпоручика
Барановского. В отличие от Мотовилова  его разъедают сомнения в правильности
избранного им пути.
     Уходя на фронт,  Барановский  выслушивает напутствия любимой им девушки
-- нарядной  и  изнеженной дочки  профессора. Татьяна Владимировна настолько
ослеплена ненавистью к красным, к  большевикам, что,  не задумываясь, готова
пожертвовать  жизнью  любимого человека  ради  спасения своего благополучия.
Народ  для  нее  --  "стадище  баранов". Она  стоит за  власть немногих,  но
"мудрых, культурных людей".
     Непосредственное  общение с людьми типа  Мотовилова, долгие размышления
над  происходящим   постепенно  убеждают  Барановского  в   совершенной   им
трагической ошибке. Он чувствует  себя  чужим среди белых и вместе с  тем не
решается, боясь,  как офицер, гнева народного, смело и решительно перейти на
сторону красных.  И  только  в пылу опьянения он  с горечью высказывает свои
затаенные мысли.
     Белая идея  оказалась  кровавой,  античеловеческой  идеей. Не  случайно
возникает перед больным Барановским  в его  бредовых видениях  образ некогда
любимой им женщины, обагренной кровью невинных жертв.
     Потрясающее  впечатление оставляют картины, изображающие отступление  и
деморализацию колчаковской  армии.  Вся  гниль, вся нечисть, все звериное  и
скотское,  что несло в себе белое движение, теперь  всплыло  на поверхность,
стало разлагаться и смердить. Даже природа, окружающая разваливающуюся армию
Колчака,  утратила  всю  свою  прелесть и  краски. Бывшие хозяева  России не
только внутренне  опустошены,  разбиты, но  они не нужны  и  враждебны всему
окружающему.
     Этому  агонизирующему,  страшному  старому  миру в  романе противостоит
нарождающийся  новый мир. Художник и здесь не  погрешил против правды. Он не
замалчивает  в  своих   героях  недостатков,  порой   жестокости,  рецидивов
собственнической психологии и пр. Особенно это сказалось в главе "Всему миру
или тебе", где крестьяне, предводительствуемые хитрым и трусливым старостой,
из-за  боязни   расправы  заживо  закапывают  в   могилу  одного   из  своих
односельчан.
     Пробуждение к активной борьбе многомиллионного сибирского крестьянства,
широта  и  размах  партизанского  движения  встают  перед читателем  в  ряде
колоритных и живописных  сцен романа.  На  всенародную борьбу за правое дело
поднимаются не только крестьяне,  так или иначе пострадавшие от колчаковской
тирании,  но  и отдельные  представители господствующих  классов,  решивших,
подобно бывшему  священнику  Воскресенскому, навеки  связать  свою  судьбу с
судьбой родины  и  родного народа. Постепенно  начинают прозревать и рядовые
колчаковцы, особенно те из них, кто насильственно был призван в белую армию,
-- тысячи обманутых эсерствующей и меньшевистской  демагогией представителей
трудящихся.
     Нелегок   и  сложен  путь  этих  простых  русских  людей,   совершивших
трагическую ошибку, к постижению правды.
     Значительное  место   в  романе  занимают   образы  партизан,   картины
возмущения и гнева народного. Правда, справедливость требует отметить, что в
художественном отношении образы партизан, особенно руководителей, таких, как
комиссар  Молов, командир Жарков и других, разработаны значительно бледнее и
схематичнее,   чем  представителей  противоположного  лагеря.   Художнику  в
изображении партизанского  движения  более  удались  так называемые массовые
сцены  -- сцены собраний партизан, сцены боев. Особенно выразительно сделана
глава  "Пили, пили...", ярко  передающая все  напряжение  и  остроту схватки
горстки партизан  с вооруженным и многочисленным противником. Весь драматизм
положения  партизанского отряда, прижатого к непроходимой тайге, героическое
прокладывание  под постоянным  огнем противника дороги через  сплошную стену
леса оставляют у читателя  сильное  и неизгладимое впечатление, воскрешая  в
памяти аналогичную сцену из "Разгрома" А. Фадеева.
     Атмосферу   эпохи   живо   передает   в  романе  и   необычная   манера
повествования. Часто автор не высказывает своего  прямого, непосредственного
отношения к происходящему.  Создается впечатление, что он только бесстрастно
фиксирует  события,  предоставляя читателю  самому  делать  вывод.  Но  этот
объективизм художника  мнимый, кажущийся.  Весь  пафос  книги,  расположение
светотеней в ней направлены на утверждение правды революции, ее  неизбежного
торжества.
     Художественное своеобразие книги ярко проявляется и в ее языке, во всем
стилистическом строе. Колоритно  выписанные рукою художника сцены и  картины
перемежаются частыми публицистическими комментариями.
     Время врывается  в повествование многочисленными частушками, песнями: и
революционными, и народными, и офицерскими, и открыто белогвардейскими.  Вот
некоторые из них: "Русски с  русскими воюют,  а  чехи  сахаром торгуют". Или
знаменитые частушки,  которые  с  визгом исполняет  шансонетка  в  одном  из
колчаковских  кафешантанов:  "Костюм  английский,  Погон  российский,  Табак
японский, Правитель Омский".
     Колорит  эпохи  оживает  не  только  в  песнях  и  частушках,  но  и  в
многочисленных  приказах, воззваниях  и  указах белогвардейских генералов  и
атаманов,  которыми  автор  обильно  уснащает  свое  повествование.  Следует
заметить,  что  введение в художественный  текст деловых  документов  только
усиливает цельность впечатления, острее оттеняя правду изображаемого.
     Своеобразна и  авторская манера строить фразу, особенно при изображении
массовых сцен.  Эта  манера роднит  В. Зазубрина с нашей литературой  начала
двадцатых годов, когда  многие молодые писатели --  и Лавренев, и  Фадеев, и
др.--прошли  через  так  называемую рубленую прозу.  Определенную дань отдал
этому и автор "Двух миров", для стиля которого характерна короткая, рубленая
фраза. "Звоном колокольным ударило при входе в улицу. Золото икон и хоругвей
блеснуло  навстречу.  Пирогами,  шаньгами,  свежим  хлебом  запахло.  Широко
расступились дома. Огромная толпа на  площади. В середине зачем-то  черный с
крестом Мефодий Автократов. И звон. Ведь тогда тоже был звон. Тогда он лгал.
А теперь? Рачве  радовался? Опрокинуть все  это. Залить своим.  Теснее ряды.
Лица тверды и суровы. Снег хрустит".
     Таким образом, в стилевом,  композиционном  и сюжетном  отношении роман
"Два мира" представляет из себя сложный сплав различных и, на первый взгляд,
разнородных  элементов,  где  рубленая  проза перемежается  ярко  выраженной
публицистикой, живая  зарисовка  сменяется пространной речью  или  столь  же
пространным  спором, как в конце  романа  спор между Моловым  и Барановским,
задорная частушка  -- революционным гимном, документ приказа  или инструкции
--  массовой  сценой, картины истязаний  и расстрелов -- сценами  митингов и
собраний, необузданными  оргиями, эпизодами  сражений, панического бегства и
т.  д.,  и т.  д.  И  вместе с тем  эта  кажущаяся пестрота подчинена общему
идейному  замыслу -- дать  наглядную картину гражданской  войны  и  разгрома
колчаковщины в Сибири.
     С этой важнейшей задачей художник,  как видим, справился прекрасно.  Он
создал  поистине   новаторское  произведение,  впервые  с   такой   полнотой
изобразившее  участие широких народных  масс  в революции. Поэтому  с полным
правом автор "Двух миров", анализируя свой собственный  писательский  опыт и
опыт своих  товарищей по перу,  мог позднее сказать: "Революция  научила нас
писать  по-новому. Она научила нас оперировать массами, заставила  писать по
принципу "смещения планов"(*).
     (* В. Зазубрин. Писатели и Октябрь в Сибири, "Сибирские огни", 1927, No
6, с. 185)
     Книга В. Зазубрина -- явление не только историческое. Она и в  наши дни
звучит необычайно  современно.  Это  не  только правдивый рассказ о рождении
нового  мира, о подлинно  народном  характере  Октябрьской  революции, но  и
гневный протест художника  против "прелестей" буржуазной "свободы", порядков
и нравов "свободного мира". Его роман наглядно показывает, что несут с собой
белые знамена контрреволюции.
     Рассказывая о виденном и пережитом, писатель вскрывает истоки народного
гнева  против   поработителей.  В  одном  месте  романа   он   пишет:  "Гнет
атамановщины в  районе  Медвежьего, Пчелина  и Широкого становился  с каждым
днем все сильнее. Порки, расстрелы  чередовались с виселицами, конфискациями
я сжиганием целых сел  и деревень.  Жизнь в местах расположения  иностранных
войск  и  группы атамана  Красильникова  стала опасной  самому  безобидному,
чуждому  всякой   политики  землеробу.   Все  крестьянство  подозревалось  в
сочувствии  и содействии большевикам. Суда и  следствия  не существовало, их
заменяло  усмотрение  начальства.  Голословный оговор,  анонимный донос  или
подозрение являлись достаточным основанием  для приговора  к смерти десятков
людей. Крестьяне  бросали  свои хозяйства, дома и с семьями уходили в тайгу,
пополняли партизанские отряды.  Остающиеся  дома были  запуганы до последней
степени, до потери рассудка и здравого смысла".
     В главе "Все  пойдем" художник свои наблюдения и размышления переплавил
в волнующую картину народного гнева, его перехода от пассивности к  активной
борьбе с ненавистным врагом.
     Так "Два мира" В. Зазубрина из  волнующего документа героической  эпохи
превращаются в обвинительный и беспощадный приговор миру насилия и лжи, миру
реакции и контрреволюции.
     Первоначально роман  был  задуман как  своеобразная трилогия, в которой
"Два  мира"  должны  были  составить  первую  часть.  В  1922  году писатель
опубликовал  на  страницах журнала  "Сибирские огни"  отрывки  из  второй  и
третьей  книг  задуманной  им  эпопеи.  В  этих  отрывках  он  рассказал  об
установлении  советской  власти  в  районах,  освобожденных  от  Колчака,  о
налаживании хозяйственной  и  культурной жизни, о  первых  попытках создания
крестьянских коммун.  Из  них  же  мы узнаем о дальнейшей  судьбе  отдельных
персонажей  "Двух  миров",  в  частности  о  трагической  и  нелепой  гибели
подпоручика Барановского,  погибающего случайно, по  недоразумению, вместе с
другими пленными белогвардейцами.  Об этом рассказано  в главе с характерным
названием "Под колесами".
     Подпоручик  Барановский   с  его  поисками  справедливости,  неизжитыми
иллюзиями   абстрактного  буржуазного  гуманизма   пал  жертвой  собственных
противоречий, оказался под колесами неумолимой в своем ходе истории.
     В главе  "Чудо"  из третьей части романа художник поведал  о том, как в
новых  условиях,  в условиях окончательной победы  народа, классовая  борьба
принимает  новые формы,  как  замаскировавшиеся  враги прибегают  к скрытым,
изощренным и не менее жестоким приемам борьбы с советской  властью.  В главе
"Чудо"   снова  появляется   зловещая  фигура,  эпизодически  мелькавшая  на
страницах  "Двух миров", попа Автократова с  его  неистребимой  ненавистью к
победителям.
     Как  известно, писатель  в  дальнейшем  отказался от продолжения  своей
книги, очевидно полагая, что главное им уже было сделано в "Двух мирах".
     Роман  В. Зазубрина останется в нашей  литературе как первая  серьезная
попытка осмысления художником  событий  большого исторического значения, как
яркая  и волнующая  страничка гражданской войны и одновременно  как один  из
первых  опытов,  первых  шагов  в  становлении  советской  прозы.  Книга  В.
Зазубрина доносит до нас живое, горячее  дыхание героической  эпохи.  Она  и
поныне учит революционной бдительности, ненависти к врагам  родины, уважению
и любви к великому  русскому народу  и его славным  революционным традициям,
его духовной мощи, здоровью, красоте и силе.
     (В. Трушкин)

Популярность: 3, Last-modified: Wed, 24 Sep 2008 04:41:31 GMT