----------------------------------------------------------------------------
     Перевод Н. Россова
     Шекспир У. Гамлет: Антология русских переводов: 1883-1917. Сост. В. Поплавский
     М., Совпадение, 2006
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

                              Действующие лица

     Клавдий, король Дании.
     Гамлет, сын прежнего и племянник царствующего короля.
     Фортинбрас, принц норвежский.
     Полоний, сановник при дворе.
     Горацио, друг Гамлета.
     Лаэрт, сын Полония.

     Вольтиманд   |
     Корнелий     |
     Розенкранц   |
     Гильденштерн } придворные.
     Осрик        |
     Придворный   |

     Патер

     Марцелло |
              } офицеры.
     Бернардо |

     Франциско, солдат.
     Рейнальдо, слуга Полония.
     Актеры.
     Два могильщика.
     Капитан.
     Английские послы.
     Гертруда, королева Дании, мать Гамлета.
     Офелия, дочь Полония.
     Придворные, дамы, офицеры, солдаты, матросы, посланные и прочие.
     Дух отца Гамлета.

                           Действие в Эльсиноре.



                                  Сцена 1

                     Эльсинор. Платформа перед замком.
                   Франциско на страже. Входит Бернардо.

                                  Бернардо

                     Кто тут?

                                 Франциско

                               Стой, отвечай мне сам, кто ты?

                                  Бернардо

                     Да здравствует король!

                                 Франциско

                                            Бернардо?

                                  Бернардо



                                 Франциско

                     Вы исполнительны - как раз пришли.

                                  Бернардо

                     Пробило полночь; спать ступай, Франциско.

                                 Франциско

                     Благодарю за смену. Сильный холод,
                     И грустно мне.

                                  Бернардо

                                     Спокойно ль все?

                                 Франциско

                                                    И мышь
                     Не промелькнула.

                                  Бернардо

                                       Доброй ночи. Если
                     Моих товарищей по страже встретишь -
                     Скажи, чтоб шли они скорей.

                                 Франциско

                                                  Да вот,
                     Мне кажется, они. - Кто здесь?
                        (Входят Горацио и Марцелло.)

                                  Горацио

                                                  Друзья
                     Отечества.

                                  Марцелло

                                И датского монарха
                     Вассалы.

                                 Франциско

                               Доброй ночи вам.

                                  Марцелло

                                                Прости,
                     Примерный воин. Кто сменил тебя?

                                 Франциско

                     Бернардо. - Так спокойной ночи.

                                  Марцелло

                                                     Эй,
                     Бернардо!

                                  Бернардо

                                Здесь. С тобой Горацьо?

                                  Горацио

                                                     Часть
                     Его.

                                  Бернардо

                            Привет, Горацио, привет,
                     Марцелло.

                                  Горацио

                                 Что,являлся он сегодня?

                                  Бернардо

                     Я ничего не видел.

                                  Марцелло

                                         Вот Горацьо
                     Считает призрак прихотью мечты,
                     Не верит, что он дважды нам являлся,
                     А потому я упросил его
                     На эту ночь на страже с нами быть,
                     И, если дух появится опять,
                     Пусть с ним Горацио заговорит
                     И тем докажет правду наших слов.

                                  Горацио

                     Бессмыслица - не явится мертвец.

                                  Бернардо

                     Присядь покамест, и твое неверье
                     В то, что два раза нам являлось ночью,
                     Мы попытаемся опять рассеять.

                                  Горацио

                     Послушаем, что скажет нам Бернардо.

                                  Бернардо

                     В ночь прошлую, когда вон та звезда,
                     Свершая путь от полюса на запад,
                     Сияла так же, как сейчас сияет,
                     Я и Марцелло, только пробил час...
                               (Входит Дух.)

                                  Марцелло

                     Молчи! Смотри, он снова появился.

                                  Бернардо

                     И в образе усопшего монарха.

                                  Марцелло

                     Беседуй с ним, Горацьо, - ты ученый.

                                  Бернардо

                     Похож он на усопшего монарха?

                                  Горацио

                     Разительно! Я в страхе, изумленье.

                                  Бернардо

                     Он хочет, чтоб заговорили с ним.

                                  Марцелло

                     Спроси его, Горацио.

                                  Горацио

                                           Кто ты,
                     Блуждающий в полночный этот час?
                     Своим величьем ты напоминаешь
                     Покойного монарха мощный образ.
                     Я заклинаю небом,говори!

                                  Марцелло

                     Он оскорбился.

                                  Бернардо

                                    Он уходит.

                                  Горацио

                                               Стой!
                     Ответствуй!
                              (Дух исчезает.)

                                  Марцелло

                                   Скрылся, не промолвив слова.

                                  Бернардо

                     Ну что, Горацьо, ты дрожишь, ты бледен?
                     Ведь это не создание мечты?
                     Что скажешь ты теперь?

                                  Горацио

                                            Клянусь Творцом,
                     Я этого б никак не допустил,
                     Когда б воочию не увидал!

                                  Марцелло

                     А как, похож на короля?

                                  Горацио

                                              Как ты
                     На самого себя. В таких же латах
                     С норвежским гордым королем он бился
                     И так же грозно взорами сверкал,
                     Когда, в горячем споре, из саней
                     Раз польского бойца швырнул на лед. -
                     Необычайно виденное здесь.

                                  Марцелло

                     В такой же час с воинственным величьем
                     Он перед нами дважды проходил.

                                  Горацио

                     Что это может значить - я не знаю,
                     Но для страны несчастие предвижу.

                                  Марцелло

                     Да сядем же, и разъясни, кто знает,
                     Зачем нас беспокоят по ночам
                     Столь тщательною, неусыпной стражей?
                     И для чего льют пушки каждый день,
                     В чужих краях снаряды закупают!
                     Не отличая праздников от будней,
                     Работают на верфях против воли?
                     Что заставляет день и ночь трудиться?
                     Кто мне на это может дать ответ?

                                  Горацио

                     Я объясню. Молва идет такая:
                     Король усопший, что являлся нам,
                     Как вам известно, гордым Фортинбрасом -
                     Завистливым властителем норвежцев -
                     На поединок вызван был. Наш Гамлет,
                     Считавшийся героем в этом свете,
                     Убил в единоборстве Фортинбраса
                     И, в силу рыцарского договора,
                     Все земли Фортинбраса взял себе,
                     Чему и Гамлет также подвергался
                     По отношению к своим владеньям,
                     Когда б норвежец победил его.
                     И вот теперь племянник Фортинбраса,
                     В задоре юности и славолюбья,
                     Со всей Норвегии набрал толпу
                     Отчаянных бездомных храбрецов,
                     Что ради хлеба бросятся на все,
                     И думает - как подтвердил и двор наш -
                     Потерянные земли с бою взять.
                     Вот в чем, мне кажется, лежит разгадка
                     Всех наших снаряжений и тревог.

                                  Бернардо

                     И я так думаю. Да, не без цели
                     Зловещий дух в оружье к нам являлся.
                     Он так похож на прежнего монарха,
                     Виновника и будущей войны.

                                  Горацио

                     Мрачит он разум, как соринка глаз.
                     Так некогда в могучем, славном Риме,
                     Пред тем как пал победоносный Юлий,
                     Могилы извергали мертвецов,
                     Бродивших с воплем в саванах повсюду;
                     Кометы с огненным хвостом являлись,
                     Пятнилось солнце, дождь кровавый шел
                     И меркнул месяц - царь стихий Нептуна,
                     Как будто бы мир близился к концу.
                     Такие же предтечи бед грядущих
                     Возникли снова на земле и в небе
                     И отразились в нашем государстве.
                            (Дух возвращается.)
                     Но тс... смотрите, он опять явился, -
                     Я должен преградить ему дорогу,
                     Хотя б из-за того пришлось погибнуть.
                     Остановись, виденье! Если ты
                     Имеешь голос, можешь говорить, -
                     Заговори со мной! Когда могу
                     Я принести тебе успокоенье,
                     Себе - спасение благим деяньем, -
                     Заговори со мной! Иль ты предвидишь;
                     Судьбу тяжелую твоей страны
                     И знаешь, как предотвратить ее? -
                     Заговори со мной! И если ты
                     Зарыл сокровища в земной утробе,
                     Нажитые неправедным путем,
                     За что - идет поверье - мертвецы
                     Осуждены блуждать в ночное время, -
                     Заговори... Держи его, Марцелло!
                               (Поет петух.)

                                  Марцелло

                     Мне не ударить ли его копьем?

                                  Горацио

                     Ударь, коль он уйти захочет.

                                  Бернардо

                                                  Вот он!

                                  Горацио

                     Вот он!
                               (Дух уходит.)
                            Исчез! Его почтенный образ
                     Насильем нашим только оскорбился.
                     Как воздух, недоступен он ударам, -
                     Они одно кощунство перед духом.

                                  Бернардо

                     Он, кажется, хотел заговорить,
                     Но тут внезапно закричал петух.

                                  Горацио

                     И отчего он, как преступник, вздрогнул.
                     Слыхал я, что петух - предвестник утра -
                     Своим пронзительным и громким пеньем
                     Снимает сон с ресниц у бога дня
                     И гонит отовсюду из природы
                     Скитающихся, запоздалых духов
                     В их вечные жилища, и теперь
                     То подтвердилось нам на самом деле.

                                  Марцелло

                     Он скрылся тотчас, как пропел петух.
                     Так, говорят, пред Рождеством Христа
                     Всю ночь поет петух, и в эту пору
                     Не бродят духи, ночи благотворны,
                     Влиянье звезд и чары ведьм бессильны -
                     Так благостно, священно это время.

                                  Горацио

                     И я слыхал и верю в то отчасти.
                     Но вот и утро в алом одеянье
                     Из-за росистого холма выходит.
                     Теперь оставим пост. Я полагаю,
                     Что виденное нами этой ночью
                     Должны мы с юным Гамлетом проверить,
                     И жизнью поклянусь моей, что дух
                     Пред ним уже безмолвствовать не станет.
                     Согласны ль рассказать ему об этом,
                     Как требуют того любовь и долг наш?

                                  Марцелло

                     Мы так и сделаем. Прошу. Я знаю,
                     Где легче нам найти его сегодня!
                                 (Уходят.)


                                  Сцена 2


                           Парадный зал в замке.
    Трубы. Входят король, королева, Гамлет, Полоний, Лаэрт, Вольтиманд,
                              Корнелий, свита.

                                   Король

                     Как ни свежо еще воспоминанье
                     О нашем дорогом умершем брате,
                     Как ни законно нам и государству
                     Скорбеть о нем, но разум над природой
                     Верх одержал, и, помня наше горе,
                     Мы также помышляем о себе.
                     Так, бывшую сестру и королеву-
                     Наследницу воинственной страны -
                     Мы ныне нарекли своей супругой,
                     С подавленною радостью в душе,
                     С улыбкой и слезами на лице,
                     Смеясь при гробе и грустя на свадьбе,
                     Разбавив поровну печаль с весельем, -
                     И вашей мудростью наш брак одобрен,
                     За что приносим благодарность вам.
                     Затем скажу вам: юный Фортинбрас,
                     Считая нас беспомощным чрезмерно
                     И думая, что наше королевство
                     Со смертью брата очень ослабело,
                     Настолько поддался своим мечтаньям,
                     Что к нам осмелился прислать послов,
                     Через которых требует возврата
                     Земель, утраченных его отцом,
                     По праву перешедших к моему
                     Достойнейшему брату. Но о том
                     Довольно. А теперь о нашем деле
                     И цели настоящего собранья.
                     Мы дяде Фортинбраса, королю
                     Норвегии, письмо пошлем. Он стар
                     И болен, и навряд ему известно
                     Про замысел племянника, - пускай
                     Король его поукротит; тем больше
                     Что все приготовления к войне
                     В владениях норвежских происходят.
                     Мы просим вас, Корнелий, Вольтиманд,
                     С приветом съездить к старому монарху.
                     Уполномочиваем вас вести
                     Переговоры с ним согласно тех
                     Статей, какие есть в наказе нашем.
                     Простите и поспешностью явите
                     Свое усердье нам.

                           Корнелий и Вольтиманд

                                       Готовы мы
                     Всегда его во всем вам доказать.

                                   Король

                     Я доверяю вам. Счастливый путь.
                      (Вольтиманд и Корнелий уходят.)
                     Теперь, что скажете, Лаэрт? У вас,
                     Вы говорили, просьба к нам? Какая ж?
                     Со мною - датским королем - ведя
                     Разумно речь, беседа не бесплодна.
                     Что может пожелать Лаэрт, чего б
                     Я не исполнил и без просьбы даже?
                     Не ближе сердце голове, а руки
                     Не более служить готовы рту,
                     Чем твоему отцу корона наша.
                     Скажи, Лаэрт, в чем просьба?

                                   Лаэрт

                                                Государь,
                     Позвольте мне во Францию вернуться.
                     По долгу своему и доброй воле
                     Приехал я ко дню коронованья;
                     Священный долг исполнив, сознаюсь,
                     Что к Франции опять душа стремится
                     И ждет на это вашего решенья.

                                   Король

                     Но ваш отец вас отпустить согласен?
                     Что скажет нам Полоний?

                                  Полоний

                                              Государь,
                     Он вымолил согласье у меня,
                     И я невольно уступил ему.
                     Пусть уезжает, если разрешите.

                                   Король

                     Воспользуйся ж, Лаэрт, удачным мигом,
                     Располагай собою как угодно. -
                     А ты, племянник мой и сын мой, Гамлет...

                                   Гамлет
                                (в сторону)

                     Сын - не совсем, и больше, чем племянник.

                                   Король

                     Ты все еще под облаком печали?

                                   Гамлет

                     Нет, государь, я слишком в блеске солнца.

                                  Королева

                     Не омрачай себя, мой милый Гамлет,
                     И дружески взгляни на короля.
                     Довольно взоры опускать к земле,
                     Как бы ища в ней славного отца.
                     Ты знаешь - общий жребий умирать
                     Всему живущему и в вечность скрыться.

                                   Гамлет

                     Да, это общий жребий, королева.

                                  Королева

                     А если так, то почему же он
                     Необычайным кажется тебе?

                                   Гамлет

                     Мне кажется? Нет, правда, королева,
                     Я никакого "кажется" не знаю.
                     Да, матушка, ни этот черный плащ,
                     Ни соблюденье траурной одежды,
                     Ни тяжкий стон взволнованной груди,
                     Ни взоры, полные обильных слез,
                     Ни выраженье грустного лица -
                     Ничто из всех уподоблений скорби
                     Не выяснит понятья обо мне.
                     Что кажется, то можно и сыграть,
                     Но что в душе, того не показать
                     Прикрасами, убранствами печали.

                                   Король

                     Вот это хорошо, похвально, Гамлет,
                     Воздать дань скорби своему отцу.
                     Но ты, однако же, не знать не можешь,
                     Что каждый из людей терял отца,
                     И хоть обязан сын о том жалеть,
                     Но вечная печаль - упрямство злое
                     И недостойно истинного мужа,
                     Строптивость воли перед небесами
                     И дряблость сердца и незрелый ум.
                     Зачем же сетовать на неизбежность
                     Обыкновенного явленья! Полно!
                     То грех пред Богом, грех перед умершим,
                     Перед самой природой и рассудком,
                     Который постоянно говорит:
                     "Так быть должно". Оставь напрасный ропот
                     И посмотри на нас как на отца;
                     Пусть знает мир, что ты всех ближе нам,
                     Тебя мы любим, как родного сына.
                     Но ты вернуться хочешь в Виттенберг,
                     К наукам, - это не по сердцу нам.
                     Тебя мы просим нас не покидать, -
                     Будь утешеньем и отрадой нам,
                     Как первый из придворных, как племянник
                     И сын.

                                  Королева

                              Ты просьбу матери своей,
                     Мой Гамлет, не оставишь без вниманья, -
                     От нас ты не уедешь в Виттенберг?

                                   Гамлет

                     Мой долг повиноваться королеве.

                                   Король

                     Вполне хороший, дружеский ответ.
                     Так будь же в Дании, как сами мы.
                     Идемте, королева; мне приятно,
                     Что Гамлет здесь охотно остается.
                     И нынче каждый наш заздравный кубок
                     Пальбою пушек небу возвестится,
                     А небеса на королевский тост
                     Откликнутся земным громам. Идем.
                    (Трубы. Все уходят, кроме Гамлета.)

                                   Гамлет

                     О, если б жизнь столь крепкой этой плоти
                     Растаяла, росою испарилась;
                     О, если бы Предвечный Судия
                     Не называл грехом самоубийства!
                     О Боже, Боже, до чего противны,
                     И мелочны, и пошлы, и ничтожны
                     Деяния людей на этом свете!
                     Какая гадость мир! Он - сад бесплодный,
                     Заросший грубой, сорною травой;
                     Одно тлетворное владеет им!
                     И почему до этого дошло?
                     Два месяца, - нет, даже и не два, -
                     Как умер он - великий властелин,
                     Гиперион перед таким Сатиром!
                     А как он нежно мать мою любил -
                     Ее лица и ветер не касался!
                     Земля и небо! должен ли я помнить?
                     Она к нему пылала тою страстью,
                     Какой, казалось, не было конца.
                     И через месяц! Лучше и не думать.
                     Непостоянство - женщины названье.
                     Единый месяц... Не сносилась обувь,
                     В которой шла она, как Ниобея,
                     За бедным прахом моего отца!
                     И вот она, она!.. Творец небесный!
                     Зверь неразумный больше бы грустил!
                     Жена - и брата моего отца!
                     Мой дядя так же на него похож,
                     Как я на Геркулеса! Месяц только...
                     Еще глаза ее от слез притворных
                     Распухнуть не успели докрасна -
                     Она уж замужем. О гнусный пыл -
                     К кровосмешенью быстрая готовность!
                     Нет в этом доброго - и быть не может.
                     Терзайся, сердце! - нужно мне молчать.
                   (Входят Горацио, Марцелло и Бернардо.)

                                  Горацио

                     Привет вам, принц!

                                   Гамлет

                                         Я рад вам, и, когда
                     Не ошибаюсь, вы - Горацьо?

                                  Горацио

                                                Он -
                     И постоянный ваш слуга, мой принц.

                                   Гамлет

                     Нет, только добрый друг, а не слуга;
                     Да, мы друзья. Но что же вас могло
                     Привлечь из Виттенберга к нам? - Марцелло?

                                  Марцелло

                     Мой добрый принц!

                                   Гамлет

                                        Я очень рад вас видеть.
                               (К Бернардо.)
                     Привет. Чем вам наскучил Виттенберг?

                                  Горацио

                     Да обуяла леность, милый принц.

                                   Гамлет

                     И враг ваш этим бы мой слух обидел.
                     Вы на себя клевещете, - не верю:
                     Я лености у вас не замечал.
                     Что ж за дела у вас здесь, в Эльсиноре?
                     Ведь прежде чем уедете отсюда,
                     Мы пьянствовать научим вас.

                                  Горацио

                                              Мой принц,
                     Я к п_о_хоронам короля спешил.

                                   Гамлет

                     Не смейся надо мной, товарищ детства, -
                     На свадьбу матери моей спешил.

                                  Горацио

                     Да, принц, одно другим сменилось быстро.

                                   Гамлет

                     Расчет, расчет, Горацьо! С похорон
                     Холодных блюд хватило и на свадьбу.
                     Нет, легче встретиться с врагом на небе,
                     Чем пережить подобный день, Горацьо!
                     Отец мой... Кажется, его я вижу.

                                  Горацио

                     Где, принц?

                                   Гамлет

                                  В очах души моей, Горацьо.

                                  Горацио

                     Я знал его, - прекрасный был король.

                                   Гамлет

                     Он совершенным человеком был, -
                     Ему подобного мне не увидеть.

                                  Горацио

                     Он прошлой ночью словно мне являлся.

                                   Гамлет

                     Являлся? Кто?

                                  Горацио

                                    Монарх, отец ваш, принц.

                                   Гамлет

                     Монарх! Отец мой!

                                  Горацио

                                        Изумленье ваше
                     Умерьте на минуту, со вниманьем
                     Послушайте, - я расскажу вам чудо,
                     Чему свидетели вот и они.

                                   Гамлет

                     Прошу во имя Бога, расскажи.

                                  Горацио

                     Два раза уж Марцелло и Бернардо,
                     Стоя на страже, видели в полночь
                     На вашего отца похожий призрак,
                     Вооруженный с ног до головы.
                     Он величаво шествовал пред ними
                     Не далее длины его копья,
                     Являясь трижды их смущенным взорам.
                     И, пораженные великим страхом,
                     Они пред ним в оцепененье были.
                     Узнав от них об этом, в третью ночь
                     Я с ними сам отправился на стражу,
                     Где их рассказ на деле подтвердился:
                     В тот час и в том же виде дух явился, -
                     Я помню образ вашего отца:
                     Как эти руки меж собой похожи,
                     Так сходен дух с почившим королем.

                                   Гамлет

                     Где это было?

                                  Марцелло

                                    Где стояли стражей.

                                   Гамлет

                     И с ним вы говорили?

                                  Горацио

                                           Да, мой принц.
                     Но он молчал; раз, словно бы, желал
                     Заговорить, но тут запел петух -
                     И дух исчез...

                                   Гамлет

                                     Необычайно это.

                                  Горацио

                     Клянусь вам жизнью, благородный принц,
                     Все это истинно, и мы сочли
                     За долг свой рассказать вам о виденье.

                                   Гамлет

                     Да, да, но это так меня тревожит...
                     Вы нынче ночью будете на страже?

                            Марцелло и Бернардо

                     Да, принц.

                                   Гамлет

                                 Он был вооружен, сказали?

                            Марцелло и Бернардо

                     Да, принц.

                                   Гамлет

                                 Вполне?

                            Марцелло и Бернардо

                                         От головы до ног.

                                   Гамлет

                     Его лица вы, значит, не видали?

                                  Горацио

                     Нет, видели, - наличник был открыт.

                                   Гамлет

                     Смотрел он гневно?

                                  Горацио

                                         Нет, скорей печально.

                                   Гамлет

                     Румян иль бледен был?

                                  Горацио

                                           Да, очень бледен.

                                   Гамлет

                     И пристально глядел на вас?

                                  Горацио

                                                 Все время.

                                   Гамлет

                     Зачем я не был с вами!

                                  Горацио

                                            Но виденье
                     Вас ужаснуло бы.

                                   Гамлет

                                       Весьма возможно.
                     А долго ли он пробыл с вами?

                                  Горацио

                                                   До ста
                     Успели б насчитать, не торопясь.

                            Марцелло и Бернардо

                     Нет, дольше, дольше!

                                  Горацио

                                          Но при мне не дольше.

                                   Гамлет

                     А борода его была седая?

                                  Горацио

                     Нет, с проседью такою ж, как при жизни..

                                   Гамлет

                     Сегодня ждите и меня на страже:
                     Быть может, он опять придет.

                                  Горацио

                                                  Наверно.

                                   Гамлет

                     И если вновь он примет вид отца,
                     Я с ним заговорю, хотя б сам ад,
                     Разверзнувшись, мне повелел умолкнуть.
                     Я вас прошу, когда до этих пор
                     Хранили вы молчанье о виденье,
                     Молчите также в будущем о нем.
                     И что сегодня ночью б ни случилось -
                     Имейте в мыслях, но не на словах.
                     Я за любовь ко мне вознагражу.
                     Так встретимся мы в полночь на террасе.

                                    Все

                     Готовы мы всегда служить вам, принц.

                                   Гамлет

                     Я лишь любви от вас хочу. Простите.
                        (Все уходят, кроме Гамлета.)
                     Дух моего отца в оружье! Странно...
                     Здесь тайна есть. Скорей бы ночь настала.
                     До тех же пор терпи, моя душа!
                     Злодейства выползут на свет дневной,
                     Хоть их закрой собою шар земной!
                                 (Уходит.)


                                  Сцена 3

                          Комната в доме Полония.
                           Входят Лаэрт и Офелия.

                                   Лаэрт

                     Мои все вещи уж на корабле.
                     Прости, сестра, и при попутном ветре,
                     Как явится благоприятный случай,
                     Не спи и шли мне вести о себе.

                                   Офелия

                     Ты разве можешь в этом сомневаться?

                                   Лаэрт

                     Расположенье ж Гамлета к тебе -
                     Учтивость светская, причуда крови,
                     Фиалка ранняя природы вешней -
                     Цветок благоуханный, но непрочный
                     И сладостный, мгновение - не больше.

                                   Офелия

                     Не больше?

                                   Лаэрт

                                 Да, поверь мне, что не больше.
                     Мы развиваемся не телом только,
                     Но в этом храме ум и дух растут.
                     Допустим, принц тобою увлечен
                     Без тени недостойных пожеланий,
                     И тем не менее страшись его:
                     Он весь во власти своего рожденья,
                     Не может он собой распоряжаться,
                     Как прочие простые горожане;
                     В его избранье - благо государства.
                     В своих желаньях связан он с страной,
                     Которой он - как телу голова.
                     Тебя в своей любви он уверяет, -
                     Будь рассудительна и верь ему
                     Не более, чем может он любить
                     Как принц, согласный с волею народа.
                     Суди ж, как пострадала б честь твоя,
                     Когда б с доверьем слушала его
                     Любовный бред и дерзость буйной страсти,
                     Ты потеряла б сердце через то
                     И омрачила б чистоту свою.
                     Остерегись же, милая сестра,
                     И сохрани себя от увлеченья.
                     Чистейшая из дев не без упрека,
                     Раскрыв красы свои перед луной, -
                     Яд клеветы и добродетель ранит.
                     Червяк съедает первенцев весны,
                     Еще и развернуться не успевших.
                     На утре юности сырой, росистой
                     Всего опасней нездоровый воздух.
                     Смотри же, осторожней поступай,
                     И в юности, враждующей с собою,
                     Страх - наилучший охранитель твой.

                                   Офелия

                     Совет благой поставлю стражем сердца.
                     Но, добрый брат, не окажись и ты
                     Одним из проповедников лукавых,
                     Что, указуя к небу путь тернистый,
                     Меж тем беспечно и легко идут
                     Цветистою дорогой удовольствий,
                     Наперекор своим нравоученьям.

                                   Лаэрт

                     Не бойся за меня. Но мне пора.
                             (Входит Полоний.)
                     А вот отец. В двойном благословенье
                     Заключена двойная благодать.
                     Вторичный случай мне проститься с вами.

                                  Полоний

                     Ты здесь, Лаэрт! Скорее на корабль!
                     Уж ветром паруса его надуты.
                     Тебя там ждут. Прими благословенье
                        (кладет руку на голову его)
                     Да правила вот эти не забудь:
                     Не говори всего, чт_о_ на уме;
                     Не делай ничего, не обсудив;
                     Со всеми ласков будь, но не навязчив;
                     Дружися с тем, кого узнаешь строго,
                     Связав его с собой стальною цепью,
                     Но всякому руки не подавай.
                     Ссор избегай; поссорившись, держись
                     Того, чтоб недруг твой тебя боялся.
                     Внимая всем, с немногими беседуй;
                     Чужое мненье слушай, но свое
                     Имей и одевайся так богато,
                     Как позволяют средства, но без вычур -
                     По платью часто виден человек, -
                     Во Франции ж в одежде знают толк.
                     Не занимай и не давай взаймы -
                     Нередко одолженье портит дружбу
                     И займы расточительность внушают.
                     А главное, будь верен сам себе;
                     За этим следует, как день за ночью,
                     Что ты ни перед кем не будешь лжив.
                     Прости. Благословляю все, что я
                     Тебе сказал.

                                   Лаэрт

                                     Почтительно прощаюсь.

                                  Полоний

                     Ступай - пора, и слуги ждут тебя.

                                   Лаэрт

                     Прости, Офелия, не забывай,
                     Чт_о_ я сказал тебе.

                                   Офелия

                                           Твои слова
                     Я заключила в памяти моей,
                     Ключ от нее возьми с собой.

                                   Лаэрт

                                                  Прости.
                                 (Уходит.)

                                  Полоний

                     Офелия, о чем была беседа?

                                   Офелия

                     О принце Гамлете он говорил.

                                  Полоний

                     А! это очень кстати. Я узнал,
                     Что будто Гамлет с некоторых пор
                     Наедине с тобой бывает часто
                     И ты его охотно принимаешь.
                     Когда согласно с истиною это, -
                     О чем я был уже предупрежден, -
                     То для тебя неясно, вероятно,
                     Как подобает дочери моей
                     Себя вести, не унижая чести.
                     Скажи по правде, чт_о_ у вас такое?

                                   Офелия

                     Он уверял меня в своей любви.

                                  Полоний

                     "В любви"? Ты рассуждаешь, как дитя,
                     Не сознавая, в чем опасность здесь.
                     И ты поверила его словам?

                                   Офелия

                     Не знаю, право, чт_о_ и думать мне.

                                  Полоний

                     Вообрази, что ты совсем ребенок,
                     Когда его пустые уверенья
                     За чистую монету принимаешь.
                     Цени ж свое достоинство построже,
                     Иль слово дерзкое не удержу
                     И дурой назову тебя.

                                   Офелия

                                            Отец мой,
                     Он так учтиво мне в любви признался.

                                  Полоний

                     "Учтиво"? Что и говорить! Еще бы!

                                   Офелия

                     Свое признание он увенчал
                     Священнейшими клятвами.

                                  Полоний

                                             Силки
                     На ротозейных птиц! Я знаю сам:
                     Когда в нас закипает кровь, то сердце
                     Внушает клятвы языку без счету,
                     Но в этом больше блеску, чем огня, -
                     Такой огонь мгновенно потухает.
                     Смотри на это так, как есть на деле,
                     И в будущем скупей будь на свиданья,
                     Ревнивей относись к своей беседе
                     И ею каждого не награждай.
                     О принце ж Гамлете скажу одно:
                     Поверь ему лишь в том, что молод он,
                     Что он свободнее тебя безмерно.
                     Но клятвам ты его не доверяй -
                     Они личина грязных пожеланий
                     И благочестны с виду для того,
                     Чтоб этим было легче обмануть.
                     Раз навсегда тебе я говорю:
                     Отныне с принцем Гамлетом ни слова
                     В ответ на бесполезный разговор.
                     Запомни это хорошо. Ступай.

                                   Офелия

                     Я повинуюсь.
                                 (Уходят.)


                                  Сцена 4

                                 Платформа.
                     Входят Гамлет, Горацио и Марцелло.

                                   Гамлет

                     Холодный воздух так и леденит.

                                  Горацио

                     Да, очень холодно, до боли щиплет.

                                   Гамлет

                     Который час?

                                  Горацио

                                    Наверно,скоро полночь.

                                  Марцелло

                     Уже пробило.

                                  Горацио

                                   Разве? Я не слышал.
                     Так близко время появленья духа.
                   (За сценой трубы, пушечные выстрелы.)
                     Что это означает, принц?

                                   Гамлет

                                               Король
                     Всю эту ночь проводит в пированье;
                     Едва хвастун ничтожный, полупьяный
                     Осушит кубок рейнского вина,
                     Провозглашая чье-нибудь здоровье,
                     Ему в ответ - гром пушек и литавр.

                                  Горацио

                     Но, может быть, такой уже обычай?

                                   Гамлет

                     Да, да; но - я хоть и родился здесь
                     И к этому обычаю привык -
                     Все ж лучше бы его не сохранять:
                     За эти пиршества у всех народов
                     О нас идет нелестная молва -
                     Они нас пьяницами обзывают
                     И прозвищами грязными клеймят.
                     Все это омрачает нашу доблесть,
                     Как ни была бы велика она.
                     И частному лицу такая ж участь,
                     Когда оно с каким-нибудь пороком:
                     С наклонностью ль упорно разрушать
                     Всю вероятность доводов рассудка,
                     Иль с нетерпимою совсем привычкой
                     (В чем и винить нельзя, - то от природы),
                     Но в мненье общества одно пятно
                     Врожденных иль случайных недостатков,
                     При всевозможных прочих совершенствах,
                     Марает человека навсегда,
                     И капля зла вредит всему благому.
                               (Входит Дух.)

                                  Горацио

                     Взгляните, принц, вот он!

                                   Гамлет

                                                О силы неба!
                     Святые ангелы, спасите нас!
                     Кто б ни был ты - дух мира иль проклятья,
                     Небесный свет или дыханье ада,
                     Спасения иль гибели предвестник, -
                     Но образ твой меня зачаровал!
                     К тебе взываю: Гамлет, мой король,
                     Отец! Датчанин царственный, ответь,
                     Не оставляй в мучительном незнанье!
                     Скажи, зачем твои честные кости,
                     С обрядами зарытые в могилу,
                     С себя сорвали саван гробовой?
                     Зачем извергнут ты из недр земли
                     Тяжелой пастью мраморной гробницы?
                     И как понять, что твой застывший труп,
                     Окованный доспехами стальными,
                     Является в сиянии луны
                     И ужасом окрашивает ночь,
                     И нас - беспомощных шутов природы -
                     Сражает мыслями нездешней силы?
                     Скажи, зачем? К чему? Что делать нам?
                            (Дух манит Гамлета.)

                                  Горацио

                     Он знаками к себе вас призывает,
                     Как бы желая сообщить вам что-то.

                                  Марцелло

                     С какою ласкою он вас манит!
                     Но следовать за ним нельзя.

                                  Горацио

                                                  Нельзя!

                                   Гамлет

                     Но он молчит, и я иду за ним.

                                  Горацио

                     Нет, принц, не следуйте.

                                   Гамлет

                                              Чего бояться?
                     Жизнь для меня ничтожнее булавки,
                     А над душой моей не властен призрак -
                     Она бессмертна так же, как и он.
                     Опять манит! Я следую за ним.

                                  Горацио

                     А если, принц, он увлечет вас к морю
                     Иль на вершину дикую скалы,
                     Нависшую над бездною пучины?
                     И там, приняв невыносимый вид,
                     До сумасшествия вас доведет?
                     Подумайте - уж самое то место,
                     Где пропасти бушующие волны,
                     Отчаянье способно возбудить.

                                   Гамлет

                     Он все манит! Иди, - я за тобой!

                                  Марцелло

                     Вы не пойдете, принц!

                                   Гамлет

                                          Прочь руки, прочь!

                                  Горацио

                     Послушайтесь, - нельзя идти туда!

                                   Гамлет

                     Судьба меня на это призывает
                     И силу льва Немейского дарит
                     Малейшим нервам в этом существе!
                                (Дух манит.)
                     Он продолжает звать меня.
                                (Вырываясь).
                                               Пустите!
                     Клянусь, тот сам в виденье превратится,
                     Кто помешает мне идти за ним!
                     Я повторяю, прочь! Иди, - я - вслед...
                           (Удаляется за Духом.)

                                  Горацио

                     Видение свело его с ума!

                                  Марцелло

                     Пойдем за ним: ослушность тут законна.

                                  Горацио

                     Последуем. Чем кончится все это!

                                  Марцелло

                     Подгнило что-то в Датском королевстве.

                                  Горацио

                     В том промысл Божий.

                                  Марцелло

                                           Следуем за ним.
                                 (Уходят.)


                                  Сцена 5

                          Другая часть платформы.

                            Входят Дух и Гамлет.

                                   Гамлет

                     Куда ведешь? Я дальше не пойду.

                                    Дух

                     Внимай.

                                   Гамлет

                              Я слушаю.

                                    Дух

                                         Час недалек,
                     Когда я снова должен возвратиться
                     К невыразимым мукам в серный пламень.

                                   Гамлет

                     Увы, несчастный дух!

                                    Дух

                                           Не сожалей -
                     Внимательно послушай, чт_о_ скажу.

                                   Гамлет

                     Моя обязанность тебе внимать.

                                    Дух

                     И отомстить зато, чт_о_ ты услышишь.

                                   Гамлет

                     Что?

                                    Дух

                            Пред тобой дух твоего отца.
                     Я осужден бродить ночной порою,
                     А днем страдать в огне неугасимом,
                     Пока не выгорят грехи мои,
                     Свершенные при жизни на земле.
                     Когда бы смел я рассказать тебе
                     О тайнах нынешней моей темницы,
                     Твоя душа от одного бы слова
                     Затрепетала ужасом мгновенно,
                     И стала б льдом кровь юная твоя,
                     И выпали бы из орбит своих
                     Твои глаза - сияющие звезды -
                     И развились бы и поднялись дыбом
                     Твои волнистые, густые кудри,
                     Как иглы на сердитом дикобразе.
                     Но тайны вечности не для живущих.
                     О слушай, слушай, слушай! Если ты
                     Когда-нибудь любил отца...

                                   Гамлет

                                                 О Боже!

                                    Дух

                     Отмсти за гнусное убийство.

                                   Гамлет

                                                   Как,
                     Убийство?

                                    Дух

                               Гнусное, как все убийства.
                     Но это злодеянье несравненно!

                                   Гамлет

                     Скажи мне все. На крыльях мысли иль
                     Любовных грез я устремлюсь ко мщенью!

                                    Дух

                     Твою готовность к этому я вижу,
                     Иначе б был ты хуже сорных трав,
                     Тучнеющих у Леты берегов.
                     Послушай, Гамлет: слух идет такой,
                     Что я во сне змеей ужален насмерть;
                     Такою ложью Данию смутили.
                     Но знай, мой честный юноша, что змей,
                     Лишивший жизни твоего отца,
                     Теперь его короною владеет.

                                   Гамлет

                     Мое предчувствие - он, дядя?

                                    Дух

                                                  Он -
                     Кровосмесительный, развратный зверь -
                     Колдующим умом и даром лести
                     (Проклятие дарам, ведущим к злу)
                     Склонил к постыдной страсти королеву,
                     Такую непорочную по виду.
                     Что за паденье это было, Гамлет!
                     Забыть мою нежнейшую любовь,
                     Хранившую всегда обет свой брачный,
                     И предпочесть ничтожное творенье!
                     Но как благое не склонить к греху,
                     Хотя б явился он в небесном виде,
                     Так сладострастие - соединись
                     Оно и с небожителем лучистым
                     И насладись в объятиях его,-
                     Захочет снова погрузиться в грязь.
                     Но чувствую предутреннюю свежесть
                     И сокращаю мой рассказ. В саду
                     Полдневною порой я отдыхал,
                     И в этот час подкрался дядя твой
                     Со склянкой сока белены проклятой
                     И, сонному, мне в ухо влил ее.
                     И тотчас же она, подобно ртути,
                     Проникла в тело - и свернулась кровь,
                     Как молоко от действий кислоты,
                     И весь покрылся я тогда, как Лазарь,
                     Корою гнойных нестерпимых струпьев.
                     Так, сонный, я рукой родного брата
                     Лишен короны, жизни, королевы,
                     Сражен в разгаре всех моих грехов
                     Без причащения и покаянья.

                                   Гамлет

                     О ужас, ужас, несказанный ужас!

                                    Дух

                     Когда же чувств еще ты не утратил,
                     Не допусти, чтоб царственное ложе
                     Кровосмешеньем мерзким загрязнялось.
                     Но, наказуя гнусное деянье,
                     Сам не губи души своей грехом -
                     Не будь жестоким с матерью твоей.
                     Пусть судят Небеса ее. И скорбь,
                     Таящаяся у нее в груди,
                     Да будет наказаньем ей. Прости.
                     Светящий червь вещает близость утра -
                     Уже бледнеет слабый блеск его.
                     Прости, прости! И помни обо мне.
                                (Исчезает.)

                                   Гамлет

                     Воители небесные! Земля!
                     И что еще? Ад не воздвигнуть ли?
                     Нет, нет! Не бейся же, не бейся, сердце!
                     И не дряхлейте так поспешно, мышцы, -
                     Храните силы. Помнить о тебе?
                     Да, да, блуждающий, несчастный дух,
                     Покуда потрясенный этот череп
                     Владеет памятью, - он не забудет.
                     Забыть тебя? Да я с души своей
                     Сниму всю будничность моих заметок -
                     Всю книжную ученость, все мечтанья,
                     Все впечатленья от прошедших дней,
                     Все наблюденья юности моей, -
                     И только твой родительский завет,
                     Без примеси других понятий низших,
                     В мозгу моем навеки сохраню.
                     Да будет мне свидетель в этом Небо!
                     О мать преступная! О негодяй
                     С улыбкой на устах! Заметить надо,
                     Что улыбаться может и злодей,
                     По крайней мере, в Дании наверно.
                               (Записывает.)
                     Вы, дядя, здесь. Теперь слова отца:
                     "Прости, прости! И помни обо мне".
                     Я поклялся!

                             Горацио и Марцелло
                                (за сценой)

                                  Принц, принц!

                                  Марцелло
                                (за сценой)

                                                 Принц Гамлет!

                                  Горацио
                                (за сценой)

                                                              Бог
                     Вас сохрани!

                                   Гамлет

                                   Да будет так!

                                  Горацио
                                (за сценой)

                                                  Го! принц!

                                   Гамлет

                     Го, го! Сюда, сюда, мой ясный сокол!
                        (Входят Горацио и Марцелло.)

                                  Марцелло

                     Что с вами, принц?

                                  Горацио

                                        Что нового у вас?

                                   Гамлет

                     О, чудеса!

                                  Горацио

                                Принц, расскажите нам.

                                   Гамлет

                     Вы разболтаете.

                                  Горацио

                                     Нет, принц.

                                  Марцелло

                                                  Нет, принц.

                                   Гамлет

                     Вот видите - и можно ль было думать?
                     Но сохраните тайну.

                             Горацио и Марцелло

                                         Принц, клянемся.

                                   Гамлет

                     Судите ж, каждый в Дании злодей...
                     Есть в то же время жалкий негодяй.

                                  Горацио

                     И только, принц? Чтоб это возвестить,
                     Не стоит из могилы выходить.

                                   Гамлет

                     Вы правы, правы, и, без дальних слов,
                     Пожмем друг другу руки и простимся.
                     Вы можете идти, куда зовут
                     Желанья ваши иль занятья ваши -
                     У всякого желанья и дела -
                     А я... я, знаете ль, пойду молиться.

                                  Горацио

                     Все это, принц, бессвязные слова.

                                   Гамлет

                     Мне очень жаль, когда они обидны,
                     Сердечно жаль.

                                  Горацио

                                      Здесь нет обиды, принц.

                                   Гамлет

                     Клянусь святым Патриком, есть обида,
                     И очень тяжкая. Насчет виденья
                     Могу сказать вам: это честный дух;
                     Но если вы желаете узнать,
                     Чт_о_ между нами было, - потерпите.
                     Теперь же, школьные друзья мои
                     И рыцари, - ведь вы мои друзья, -
                     Не откажите в малой просьбе мне.

                                  Горацио

                     В чем дело, принц?

                                   Гамлет

                                        Ни слова никому
                     О том, чт_о_ видели сегодня ночью.

                             Горацио и Марцелло

                     Не скажем никому.

                                   Гамлет

                                        Клянитесь.

                                  Горацио

                                                    Принц,
                     Клянусь!

                                  Марцелло

                              Клянусь и я!

                                   Гамлет

                                            О, нет, мечом
                     Моим!

                                  Марцелло

                           Мы им уже поклялись вам, принц.

                                   Гамлет

                     Еще раз на мече моем.

                                    Дух
                                (под землей)

                                            Клянитесь!

                                   Гамлет

                     Ага! ты здесь? ты требуешь того же?
                     Друг в подземелье, слышите? Клянитесь.

                                  Горацио

                     Скажите нашу клятву, принц.

                                   Гамлет

                                                  О том
                     Молчать, чт_о_ видели, - мечом клянитесь.

                                    Дух
                                (под землей)

                     Клянитесь!

                                   Гамлет

                                Здесь и всюду он! Сюда,
                     Сложите руки на моем мече,
                     Клянитесь никому не говорить,
                     Чт_о_ видели и слышали.

                                    Дух
                                (под землей)

                                              Клянитесь.

                                   Гамлет

                     Так, старый крот! Ты роешь землю быстро, -
                     Отличный землекоп! Сюда, друзья...

                                  Горацио

                     Непостижимы таинства природы!

                                   Гамлет

                     И не старайтесь их постичь, Горацьо.
                     Есть в небесах и на земле такое,
                     Что нашей мудрости и не приснится.
                     Но к делу.
                     Клянитесь мне опять, что никогда,
                     Как я загадочно б ни поступал,
                     Хотя бы мне пришлось прослыть безумным,
                     Вы не скрестите этак рук своих,
                     С значеньем не кивнете головой,
                     Не бросите двусмысленную фразу,
                     Как, например: "да, да, мы это знаем!"
                     Иль: "мы могли бы, если бы желали";
                     Иль: "если б мы молчать не обещали";
                     Иль: "если б только смели говорить!"...
                     Итак, ничем не выдайте меня,
                     В чем Вседержитель милостью своей
                     Вам да поможет в трудный час. Клянитесь.

                                    Дух
                                (под землей)

                     Клянитесь!

                                   Гамлет

                                 Утишь, утишь себя, смятенный дух!
                     С приязнью вам вверяюсь, господа,
                     И ежели такой бедняк, как Гамлет,
                     Что-либо может совершить для вас -
                     Во имя чувства дружбы и любви,
                     При Божьей помощи он совершит.
                     Идем. И пальцы на губы, прошу вас.
                     Исчезла связь веков. Проклятый рок,
                     Зачем мне суждено возобновить
                     Ее?.. Идем, идем, друзья!
                                 (Уходят.)





                                  Сцена 1

                          Комната в доме Полония.
                        Входят Полоний и Рейнальдо.

                                  Полоний

                     Отдай ему, Рейнальдо, эти деньги
                     И письма.

                                 Рейнальдо

                                Слушаю вас, господин.

                                  Полоний

                     Рейнальдо, ты разумно б поступил,
                     Когда бы, прежде чем к нему явиться,
                     Разведал, как он там ведет себя.

                                 Рейнальдо

                     Я, господин, так и хочу устроить.

                                  Полоний

                     Вот хорошо! Вот это хорошо!
                     Сперва узнай, кто из датчан теперь
                     В Париже, как и где живут, и с кем
                     Знакомы, много ль проживают денег.
                     Узнавши стороной, что сын мой им
                     Известен, следуй дальше, но опять
                     Не прямо; намекни, что ты его
                     Немного знаешь, например: "отец
                     Его, друзья его и он отчасти
                     Знакомы мне". Уразумел, Рейнальдо?

                                 Рейнальдо

                     Уразумел прекрасно, господин.

                                  Полоний

                     Итак: "отчасти и его" - но только
                     Отчасти. "Если это тот, то он
                     Большой повеса и способен делать
                     И то и се"... Наговори чт_о_ хочешь,
                     Но только не пятнающее честь, -
                     Конечно, этого остерегись,
                     Распространяясь больше о грехах
                     Обычных юности.

                                 Рейнальдо

                                      Как например -
                     Игра?

                                  Полоний

                            Пожалуй, иль кутеж, иль склонность
                     Буянить, драться на дуэли, блуд -
                     Об этом можешь говорить свободно.

                                 Рейнальдо

                     Но ведь и это может опозорить?

                                  Полоний

                     Ничуть. Все дело в том, как скажешь ты.
                     Не нужно представлять его совсем
                     Развратным, - я не этого хочу:
                     Сумей заманчиво смягчить его
                     Проступок, объясняй все вспышкой крови,
                     Характером, не терпящим стеснений,
                     Что свойственно так юности.

                                 Рейнальдо

                                                 Однако ж,
                     Мой господин...

                                  Полоний

                                      Зачем все это нужно?

                                 Рейнальдо

                     Да, я бы знать желал.

                                  Полоний

                                           Ну, вот мой план -
                     И, думаю, вполне благоразумный:
                     Когда ты сына моего слегка
                     С такими недостатками представишь,
                     Тогда - заметь - и тот, кого ты будешь
                     Выпытывать о нем, весьма возможно,
                     Его узнает из твоих расспросов
                     И станет сам поддакивать тебе,
                     Сказав: "да, сударь мой", иль - "друг мой", иль -
                     "Любезный"; словом, как там величают,
                     Смотря по званью.

                                 Рейнальдо

                                       Верно, господин.

                                  Полоний

                     А там... Но что же я хотел сказать?
                     На чем остановился?

                                 Рейнальдо

                                          Да на том,
                     Что станет он поддакивать, что скажет:
                     "Да, сударь мой", иль - "друг мой"...

                                  Полоний

                                                Да, он скажет.
                     Он скажет: "Я его ведь тоже знаю;
                     На днях, или вчера его я видел...
                     Действительно, как вы мне говорили,
                     Он вел игру и с тем-то вот, и с тем-то,
                     И в ссору впутался, играя в мяч,
                     И предавался пьянству". - Может быть,
                     Еще он скажет: "Видел также я,
                     Как он входил в такой-то дом разврата"...
                     Ну, и так далее, - все в этом роде.
                     Теперь себе вполне ты уясняешь,
                     Что ложь твоя подхватит рыбку правды.
                     Вот так-то мы, находчивые люди
                     И полные глубокого ума,
                     Путем окольным достигаем цели.
                     Так, взявши все мои советы в толк,
                     О сыне ты и разузнаешь все.
                     Меня ты понял ли, иль нет?

                                 Рейнальдо

                                                Вполне,
                     Мой господин.

                                  Полоний

                                    Ну, Бог с тобой. Прости.

                                 Рейнальдо

                     Мой добрый господин...

                                  Полоний

                     Присматривай за ним и сам.

                                 Рейнальдо

                                                 Готов,
                     Мой господин.

                                  Полоний

                                    И пусть он веселится.

                                 Рейнальдо

                     Прекрасно, господин.

                                  Полоний

                                           Прости.

                             (Рейнальдо уходит.
                              Входит Офелия.)

                                                   Что ты,
                     Офелия? Что скажешь?

                                   Офелия

                                          Ах, отец мой,
                     Я так перепугалась!

                                  Полоний

                                         Чт_о_ с тобой?

                                   Офелия

                     Я у себя сидела за шитьем, -
                     И вдруг является ко мне принц Гамлет -
                     Без шляпы и в небрежном одеянье,
                     С лицом - бледнее, чем его рубашка,
                     С неверною, дрожащею походкой;
                     А выражение в глазах такое,
                     Как будто бы он вырвался из ада,
                     Чтоб рассказать нам ужасы его.

                                  Полоний

                     Не помешался ль от любви к тебе?

                                   Офелия

                     Не ведаю, но думаю, что так.

                                  Полоний

                     О чем же вел он разговор с тобой?

                                   Офелия

                     Он крепко за руку меня схватил
                     И, отступя на всю длину своей
                     Руки, другою осенив мой лоб,
                     Стал так рассматривать мое лицо,
                     Как бы желая срисовать его.
                     И долго он стоял передо мной,
                     Потом тихонько руку мне потряс
                     И, покачав три раза головой,
                     Так глубоко и горестно вздохнул,
                     Что в нем как будто разрывалась грудь,
                     Как бы уж смерть овладевала им.
                     И наконец, меня оставил он,
                     Через плечо вперив в меня свой взор,
                     Не обернувшись к выходу ни разу,
                     Весь поглощенный мыслью обо мне.

                                  Полоний

                     Так, к королю. Иди и ты со мной.
                     Бесспорно, от любви сошел с ума.
                     Своих порывов гибельною силой
                     Любовь сама себя уничтожает,
                     Она к таким же бедствиям приводит,
                     Как всякая другая страсть на свете,
                     Присущая природе человека.
                     Жаль. Не была ль ты с ним чресчур сурова?

                                   Офелия

                     Нет, мой отец, я только поступала
                     Согласно с тем, что приказали вы, -
                     Не принимала писем от него
                     И уклонялась от свиданий с ним.

                                  Полоний

                     Вот отчего и помешался он!
                     Прискорбно, что судил о нем превратно.
                     Я думал, просто он с тобой играет
                     И хочет только гибели твоей.
                     Проклятье подозрениям моим.
                     Знать, старость так чрезмерна в опасеньях,
                     Как молодость чрезмерна в увлеченьях.
                     Идем, идем скорее к королю.
                     Я должен это рассказать ему.
                     Молчать опаснее о страсти принца,
                     Чем обнародовать ее. Идем.
                                 (Уходят.)


                                  Сцена 2

                              Комната в замке.

     Трубы. Входят король, королева, Розенкранц, Гильденштерн и свита.

                                   Король

                     Привет вам, Розенкранц и Гильденштерн.
                     Мы радостно встречаем вас опять
                     И ждем от вас большой услуги нам.
                     Вы слышали, как изменился Гамлет;
                     Я говорю об этом потому,
                     Что он душой и телом стал другой.
                     Кончина ли отца иль что иное
                     Рассудок поразило в нем - не знаю.
                     Вы с ним росли, воспитывались с ним
                     И близки по летам ему и свойствам,
                     Поэтому я попросил бы вас
                     Остаться с нами при дворе на время
                     И возбудить в нем склонность к развлеченьям,
                     А вместе с тем и как-нибудь разведать,
                     Чт_о_ сделало его таким печальным.
                     Узнавши это, мы могли б найти
                     И средство исцеленья для него.

                                  Королева

                     Он очень часто говорил о вас,
                     И я уверена, что в целом мире
                     Нет больше двух таких людей, к которым
                     Его приязнь была б сильней, чем к вам.
                     Когда вы к нам питаете радушье -
                     Побудьте с нами при дворе немного
                     И помогите нам в надеждах наших.
                     Мы королевски вас вознаградим.

                                 Розенкранц

                     Во власти царственной величеств ваших
                     Без просьб повелевать всецело нами.

                                Гильденштерн

                     Мы повинуемся желаньям вашим -
                     И без конца готовы вам служить.

                                   Король

                     Благодарю вас, Розенкранц, и вас,
                     Любезный Гильденштерн.

                                  Королева

                                            Благодарим вас,
                     Любезный Розенкранц и Гильденштерн.
                     Мы просим вас сейчас же навестить
                     Так страшно изменившегося сына.
                     Пусть к Гамлету проводят сих господ.

                                Гильденштерн

                     Дай Бог, чтоб наш приезд принес ему
                     Веселие и пользу оказал.

                                  Королева

                                              Аминь.
                   (Розенкранц и Гильденштерн и некоторые
                     из свиты уходят. Входит Полоний).

                                  Полоний

                     Мой государь, послы, что были
                     В Норвегии, вернулись с доброй вестью.

                                   Король

                     Ты вести добрые всегда приносишь.

                                  Полоний

                     Да, в самом деле, государь? Поверьте,
                     Что, как душа моя во власти Бога,
                     Так эта плоть принадлежит лишь вам,
                     А потому осмелюсь утверждать,
                     Что я иль потерял способность мыслить,
                     Иль угадал, на чем помешан Гамлет.

                                   Король

                     О, говори! Я жажду это знать.

                                  Полоний

                     Примите ж, государь, послов сначала.
                     Мое открытье - лакомство в конце
                     Роскошной трапезы.

                                   Король

                                         Почти их сам
                     И лично их введи.
                             (Полоний уходит.)
                                       Он говорит,
                     Гертруда дорогая, что нашел
                     Причину, по какой твой сын сошел
                     С ума.

                                  Королева

                              Я думаю, одна причина -
                     Наш брак стремительный и смерть отца.

                                   Король

                     Мы постараемся все разузнать.
             (Полоний возвращается с Вольтимандом и Корнелием).
                     Добро пожаловать, друзья мои.
                     Скажите, Вольтиманд, чт_о_ шлет нам брат -
                     Король норвежский?

                                 Вольтиманд

                                         Истинный обмен
                     Приветствий и хороших пожеланий.
                     Он после первого ж свиданья с нами
                     Велел тотчас же прекратить призыв
                     К походу, чт_о_, как думал он, был вызван
                     Необходимостью сразиться с Польшей;
                     Но, рассмотрев в подробности все дело,
                     Король увидел в этом вам опасность
                     И, сокрушаясь, что его болезнь
                     И старость обессиливают так,
                     Что он становится ловушкой зла,
                     Строжайше приказал призвать к себе
                     Виновника похода - Фортинбраса.
                     Племянник короля тотчас явился,
                     Смиренно выслушал упреки дяди,
                     Торжественно поклявшись перед ним
                     Не подымать оружья против вас.
                     Старик король обрадован был этим,
                     И наградил племянника окладом
                     В три тысячи червонцев в год, и дал
                     Согласие идти на Польшу с войском.
                     Затем, как сказано в посланье этом,
                     Он просит, чтоб племяннику его
                     Позволили пройти чрез ваши земли,
                     При обеспечении всех условий,
                     Поименованных уже в письме.

                                   Король

                     Вполне мы этим можем быть довольны
                     И, прочитав посланье на досуге,
                     Обдумавши, дадим ответ. Теперь же
                     Благодарим вас за успешный труд.
                     Располагайте отдыхом своим,
                     А ночью будем вместе пировать.
                     Сердечнейше приветствуем приезд ваш.
                              (Послы уходят.)

                                  Полоний

                     Окончено прекрасно это дело.
                     Так, повелитель мой и королева,
                     Пускаться в рассуждения о том,
                     Что есть величество, и что есть долг,
                     И почему день - день, а ночь есть ночь,
                     И время - время, значит проводить
                     И день, и ночь, и время понапрасну.
                     И, следственно, как краткость есть душа
                     Ума, а велеречье - лишь покров
                     Его, - я буду на слова не щедр.
                     Ваш благородный сын сошел с ума,
                     Затем что выражение "сойти
                     С ума" и значит... что сойти с ума.
                     Но мы оставим это...

                                  Королева

                                            Да, поменьше
                     Цветов риторики и больше дела.

                                  Полоний

                     Тут нет ее, клянусь вам, королева.
                     Что он лишен рассудка, это правда,
                     И правда то, что это удручает,
                     А удручает потому, что правда -
                     Преглупая фигура. Ну, довольно -
                     Я к красноречью больше не прибегну.
                     Установим, что он лишен рассудка.
                     Теперь нам остается отыскать
                     Причину только этого аффекта,
                     Или, вернее, этого дефекта,
                     Затем что собственно дефект в аффекте
                     Не без причины тоже появился.
                     Итак, вот что мы видим в результате,
                     А этот результат таков. Прошу
                     У вас внимания к моим словам:
                     Я дочь имею; эта дочь моя,
                     И вот она, по долгу послушанья -
                     Заметьте - мне передала сей лист.
                     Теперь вы сами можете судить.
                                 (Читает.)
                     "Небесному созданию, царице
                     Души моей, Офелии прелестной"...
                     "Прелестной" - пошлое определенье.
                     Однако же послушайте и дальше:
                                 (Читает.)
                     "На белоснежной несравненной груди...
                     Пусть эти строки"... И так дальше.

                                  Королева

                     И это Гамлет пишет к ней?

                                  Полоний

                                                Прошу,
                     Немного потерпите; все прочту.
                                 (Читает.)
                        "Не верь в сиянье звезд огнем,
                         В ход солнца на пути своем
                         И в святость истины самой,
                         Но веруй, что любима мной.
О   милая  Офелия,  я  плохо  пишу  стихи,  мое  чувство  не  укладывается в
размеренные  строки,  но  не  сомневайся  в  моей нежной любви. Прости, твой
навсегда, бесценная моя, пока дышу. Гамлет".
                     Послушное дитя не скрыло это
                     И сообщила мне подробно все, -
                     Все обстоятельства его признаний.

                                   Король

                     И как же отнеслась она к нему?

                                  Полоний

                     А вы каким считаете меня?

                                   Король

                     Достойным, преданным нам человеком.

                                  Полоний

                     И это мне б хотелось доказать.
                     Как вы бы поглядели на меня,
                     Когда бы я, узнав о страсти принца
                     (Что я без дочери давно заметил),
                     Остался бы безгласным и слепым,
                     Как записная книжка неподвижным?
                     Чем мог бы я и вам и королеве
                     При этом оправдать свое молчанье?
                     Нет, я отнесся к делу очень строго
                     И девочке своей сказал открыто:
                     "Принц Гамлет недоступен для тебя, -
                     Об этом нечего и говорить".
                     Затем внушительно ей предложил,
                     Насколько можно, избегать с ним встреч,
                     Не принимать подарков от него
                     И посланных к себе не допускать.
                     Она вполне послушалась меня,
                     А он, отринутый, - речь сокращаю, -
                     Стал унывать, утратил аппетит,
                     Лишился сна и, падая все ниже,
                     Уж окончательно сошел с ума
                     И тем нас ввергнул в страшную печаль.

                                   Король

                     Ужель от этого? Как полагаешь?

                                  Королева

                     Весьма возможно, да, весьма возможно.

                                  Полоний

                     Желал бы знать, случалось ли хоть раз,
                     Чтоб положительное "да" мое
                     В осуществленье оказалось "нет"?

                                   Король

                     Такого случая я не припомню.

                                  Полоний
                         (указывая на свою голову)

                     Снимите ж голову мою, когда
                     И в данном случае я ошибаюсь:
                     Коль обстоятельства в моих руках,
                     Я доберусь до истины, хотя б
                     Ее зарыли в самый центр земли.

                                   Король

                     Но как удостоверимся мы в этом?

                                  Полоний

                     Вы знаете, что в этой галерее
                     Он иногда часа четыре бродит.

                                  Королева

                     Действительно, он часто здесь гуляет.

                                  Полоний

                     Вот в этакий момент я дочь мою
                     С ним и сведу, а мы уйдем сюда
                     За занавес, послушаем их речи.
                     И ежели не любит он ее
                     И не любовь расстроила в нем ум,
                     Тогда мне не в совете заседать,
                     А мызой иль извозом управлять.

                                   Король

                     Ну что же, испытаем это средство.

                                  Королева

                     Идет... читает... Бедный, как печален!

                                  Полоний

                     Уйдите же, прошу, уйдите оба,
                     А я сейчас же с ним заговорю.
                   (Король, королева, придворные уходят.
                           Входит Гамлет, читая.)
                     Как здравствует добрейший принц наш
                     Гамлет?

     Гамлет. Прекрасно, слава Богу.
     Полоний. Меня вы знаете, мой принц?
     Гамлет. Отлично - вы рыбак.
     Полоний. Нет, принц.
     Гамлет. Желалось, чтоб вы были так же честны.
     Полоний. Так же честен, принц?
     Гамлет.  Да,  в этом мире честный человек едва ль найдется и в десятках
тысяч.
     Полоний. Чистейшая то правда, принц.
     Гамлет.  И  если солнце - бог, лаская падаль, рождает в ней червей... У
вас есть дочь?
     Полоний. Есть, принц.
     Гамлет.  Так  запретите  ж  ей гулять на солнце; зачатие есть благодать
небес, но если упадет на вашу дочь оно, - смотрите, друг.
     Полоний.  Что  этим  вы  сказать  хотите?  (В сторону.) А все о дочери!
Сначала не узнал меня, сказал, что я рыбак. Он далеко зашел в своем безумье.
В  юности  и я из-за любви страдал немало и был таким же, как и он. Попробую
еще поговорить. Что вы читаете, мой принц?
     Гамлет. Слова, слова, слова.
     Полоний. Но в чем же именно тут дело, принц?
     Гамлет. Чье дело, с кем?
     Полоний. В чем суть того, что вы читаете, мой принц?
     Гамлет. В злословии. Вот этот негодяй сатирик описывает, что у стариков
седые  волосы,  в  морщинах  лица,  слезящиеся  взоры,  слабый  ум и слабые,
дрожащие  колени.  Хотя  я  этому  глубоко  верю, но обнародовать такие вещи
считаю  совершенно  неприличным.  И вы могли б состариться, как я, когда бы,
словно рак, способны были ползти назад на жизненном пути.
     Полоний  (в  сторону).  Хоть  и безумие, но в нем видна система. Принц,
здесь сквозит - уйти бы вам.
     Гамлет. В могилу?
     Полоний.  Да,  там  действительно  нет сквозняков. (В сторону.) Как он,
однако,  ловко  отвечает! Безумцы иногда так здраво говорят, что превосходят
самый  строгий ум. Пойду обдумать, как устроить встречу меж ним и дочерью. -
Достойный принц, позволите ль оставить вас?
     Гамлет. Ни с чем я не расстался б так охотно, как с жизнью, с жизнью, с
жизнью.
     Полоний. Простите, принц.
     Гамлет. Несноснейший глупец!
                    (Входят Розенкранц и Гильденштерн.)
     Полоний. Вы принца Гамлета хотите видеть? - Вот он.
     Розенкранц (Полонию). Спаси вас Бог.
                             (Полоний уходит.)
     Гильденштерн. Любезный принц!
     Розенкранц. Добрейший принц!
     Гамлет.  Милейшие  друзья!  Что, Гильденштерн? Что, Розенкранц? Ну, как
живется вам?
     Розенкранц. Как незначительным сынам земли.
     Гильденштерн.  Счастливым  тем,  что не в чрезмерном счастье - не самая
верхушка колпака Фортуны.
     Гамлет. И не подошва башмаков ее?
     Розенкранц. Нет, принц.
     Гамлет. Вы, значит, в центре милостей Фортуны?
     Гильденштерн. Действительно, мы пользуемся ими.
     Гамлет.  Так  вы  с  ней  оба в близких отношеньях? Неудивительно - она
блудница. Что нового?
     Розенкранц.  Да  ничего,  принц.  Только  разве  то, что мир становится
честнее.
     Гамлет.  Так,  вероятно,  близок Страшный суд. Но ваша новость - вздор.
Скажите  мне,  чем  провинились  вы  перед Фортуной, что вас она отправила в
тюрьму?
     Гильденштерн. В тюрьму, принц?
     Гамлет. Конечно. Дания - тюрьма.
     Розенкранц. Тогда и целый мир тюрьма.
     Гамлет.  Великолепная,  -  где  столько  камер, застенков, всевозможных
тайников. И Дания одна из худших тюрем.
     Розенкранц. Мы думаем иначе, принц.
     Гамлет.  Ну,  так для вас она и не тюрьма - все относительно в понятьях
наших: мне Дания тюрьма.
     Розенкранц.  Тому  причиной  ваше  честолюбье - ваш дух в ней чувствует
себя стесненным.
     Гамлет.  О  Боже,  даже  в  скорлупе ореха я чувствовал себя б владыкой
мира, когда бы не мучительные сны.
     Гильденштерн.  Вот  эти  сны и означают честолюбье: основа честолюбия -
тень сна.
     Гамлет. Да ведь и самый сон есть только тень.
     Розенкранц. Бесспорно. Честолюбье так воздушно и так неуловимо, что его
иначе и назвать нельзя, как только тенью тени.
     Гамлет.  Итак, все наши нищие - тела, а короли, гигантские герои - лишь
тени их? Идемте ко двору, - я, право, умничать не в состоянье.
     Розенкранц и Гильденштерн. Готовы вам служить.
     Гамлет.  Не  говорите  так.  Я  не  хочу  вас  смешивать  с толпой моих
льстецов;  скажу  вам  прямо  -  мне  они несносны. Но, дружески, зачем вы в
Эльсиноре?
     Розенкранц. Единственно, чтоб видеть вас, принц.
     Гамлет.  Я нищ и благодарностью, но все же благодарю вас, милые друзья,
хотя,  конечно,  благодарность  эта  не ценится и в грош. Скажите ж мне, вас
вызвали иль вы здесь добровольно?
     Гильденштерн. Но что же вам сказать, принц?
     Гамлет.  Что  вам  угодно,  лишь  ответ на мой вопрос. Вы присланы? Я в
ваших  взглядах прочел признание, и ваша скромность его не в силах утаить. Я
знаю, добрейший наш король и королева за вами посылали?
     Розенкранц. С какой же целью, принц?
     Гамлет.  Вот  это  вы  и  объясните  мне.  Я умоляю вас правами дружбы,
созвучьем  полным  наших юных лет и всем, чем только может заклинать оратор,
более меня искусный. Скажите прямо, присланы ко мне иль нет?
     Розенкранц (тихо Гильденштерну). Как поступить?
     Гамлет  (в сторону). О, я отлично понимаю вас! - Когда вы любите меня -
не лгите.
     Гильденштерн. Да, принц, за нами посылали.

                                   Гамлет

                     И я скажу - зачем. Мое предчувствье
                     Избавит вас от трудного признанья,
                     И верность королю и королеве
                     Ни на волос не может пострадать.
                     С недавних пор, - не знаю, почему, -
                     Я не могу уж больше веселиться,
                     Я позабыл о всех моих занятьях
                     И чувствую в душе такую грусть,
                     Что это превосходное созданье -
                     Земля - мне кажется бесплодным мысом,
                     А небо - этот величавый свод,
                     Блестящий золотом горящих звезд, -
                     Смешеньем ядовитых испарений.
                     Что совершенней в мире человека?
                     Что благороднее его ума?
                     Что безграничнее его талантов?
                     И что изящней образа его?
                     Деяньями он ангелам подобен,
                     А разуменьем самому Творцу, -
                     Венец творения! вселенной царь!
                     Но что же для меня он - этот прах,
                     Лишь бесконечно утонченный... Нет,
                     Я не люблю людей и даже женщин,
                     Хотя улыбка ваша говорит,
                     Что вы тому не верите.

     Розенкранц. Напротив, принц...
     Гамлет. Зачем же усмехнулись вы, когда я произнес, что не люблю людей?
     Розенкранц.  Я  думал,  принц,  что  если  вам несносны люди, то как же
отнесетесь  вы  к  актерам,  которые  направились сюда? - Мы их опередили на
дороге.
     Гамлет.  Напротив,  кто  играет королей - того приму со всем радушьем и
почетом;  и  храбрый  рыцарь  также  здесь  найдет работу своему мечу, и шут
заставит хохотать особенно смешливых, любовник вздохов даром не растратит, а
героиня  обнаружит душу, хотя бы белому стиху пришлось хромать от этого. Что
это за актеры?
     Розенкранц. Те самые, которых вы любили - городские трагики.
     Гамлет.  Но что же заставляет их скитаться? - И репутация и сборы лучше
на постоянном месте.
     Розенкранц. Мне кажется, последние нововведенья.
     Гамлет.  И  что  же,  слава  их не ослабела - театр их так же постоянно
полон?
     Розенкранц. Нет, далеко не полон.
     Гамлет. А почему? - Испортились они?
     Розенкранц.  Нет,  их  старательность не изменилась, но появилось целое
гнездо  детей,  неоперившихся  птенцов,  которых писк находит одобренье. Они
теперь  в  таком  большом  почете  и так относятся к "простым театрам" - как
называют  все  другие  сцены,  -  что многие и из носящих меч, боясь гусиных
перьев их друзей, совсем уже не смотрят прочих трупп.
     Гамлет.  Как, дети и играют на театре? Но кто же им дает на содержанье?
И  бросят  ли  они  свое  искусство,  когда  лишатся  детских  голосов, иль,
возмужав,  пойдут  в  обычные  актеры? При скудости их средств возможно это.
Вспомянут  ли они тогда добром тех авторов, которые теперь их будущность так
унижают?
     Розенкранц. Не раз за то происходили схватки, а публика еще и поощряла:
бывало,  пьеса  не  давала сбору, когда из-за нее не враждовали до потасовки
автор и актеры.
     Гамлет. Возможно ли?
     Гильденштерн. Да, и проломленных голов немало.
     Гамлет. И дети одержали верх?
     Розенкранц. Да, принц, и Геркулес, и груз его теперь в руках у них.
     Гамлет.  Неудивительно: вот дядя мой теперь властитель Дании, и те, кто
раньше  на  него  смотрел  с  гримасой,  сейчас  десятками  и сотнею дукатов
оплачивают  маленький  портрет  его. Да, дьявол побери все это, - тут что-то
сверхъестественное скрыто, что философия должна б разведать.
                             (Трубы за сценой.)

     Гильденштерн. Вот и актеры.
     Гамлет.  Я  очень рад вас видеть в Эльсиноре. Давайте руки: вежливость,
любезность  -  обычный долг радушия и моды, и я хочу принять вас как друзей,
чтоб  не  могли  вы  после  мне  сказать, что я с актерами (приму их должно)
гостеприимней  вел себя, чем с вами. Я от души вам приношу привет. Но дядя -
мой отец и тетка-мать ошиблись слишком сильно.
     Гильденштерн. В чем, милый принц?
     Гамлет.  Я  сумасшествую при северо-восточном ветре, при южном же сумею
отличить... ну - сокола от цапли.
     Полоний (входя). Здравствуйте, господа.
     Гамлет. Вниманье: это взрослое дитя еще не вышло из пелен своих.
     Розенкранц.  Он,  может,  снова  в них попал, ведь старость - говорят -
второе детство.
     Гамлет. Заранее скажу, что он пришел нам возвестить приезд актеров. Да,
это было в понедельник утром.
     Полоний. Принц, я скажу вам новость.
     Гамлет. И я скажу вам новость... В то время в Риме был актером Росций.
     Полоний. Приехали актеры, принц.
     Гамлет. Не может быть!
     Полоний. Даю вам слово.

                                   Гамлет

                     "И каждый актер был верхом на осле".

     Полоний.  Во  всем  свете  нет  лучше  этих  актеров, как для трагедий,
комедий,         историй        пасторальных,        пасторально-комических,
историко-пасторальных,                                 трагико-исторических,
трагико-комико-историко-пасторальных  и  отдельных  сцен  без  определенного
наименования.  Для  них  не  слишком  мрачен  и  Сенека,  для них и Плавт не
чересчур забавен. Их исполнение вне подражанья, как в пьесах правильных, так
и без всяких правил.

                                   Гамлет

                     О Иеффай - Израиля судья,
                     Что за сокровище имеешь ты!

     Полоний. Какое же сокровище, принц?

                                   Гамлет

                     Прекрасную, единственную дочь,
                     Любимую любовью беспредельной.

     Полоний (в сторону). А все про дочь!
     Гамлет. Не так ли, старый Иеффай?
     Полоний.   Коль   разумеете   меня   под  Иеффаем,  принц,  то  у  меня
действительно есть дочь, которую я глубоко люблю.
     Гамлет. Совсем неверно ваше заключенье.
     Полоний. А что же верно, принц?
     Гамлет.  А  вот  что:  "Случилось  то, что Богом решено"... А остальное
можно  отыскать  в  полудуховной  песне,  в  первой  части... Я прерываю - и
причина - вот.
                        (Входят несколько актеров.)
Прошу вас, господа, я очень рад вам. О, старый друг, как обросло твое лицо с
тех пор, как видел я тебя последний раз! Ну, что ж, ты прибыл в Данию затем,
чтоб  подразнить меня своей бородкой? А! молодая героиня, я готов поклясться
Пресвятою  Девой,  что  вы  теперь уж подскочили к небу на весь венецианский
каблучок!  Дай  Бог,  чтоб  не  надтреснул  голос  ваш, как старая, негодная
монета.  Однако,  как французские сокольничьи, скорей набросимся на все, что
встретим. Ну, проявите мне свое искусство - какой-нибудь горячий монолог!
     Первый актер. Какой же, принц?
     Гамлет.  Мне вспоминается один отрывок. На сцене он ни разу не читался,
а  ежели  и  был  произнесен,  то  уж наверное не больше разу - так пьеса не
понравилась  толпе.  Но я и многие, чье мненье выше, нашли ее вполне хорошей
вещью,  написанной  и  скромно  и  с  искусством. Я помню, утверждали, что в
стихах  нет соли для приправы содержанья, а в мыслях слишком мало украшений,
но в этом видели изящный вкус. Я там особенно любил один отрывок: то монолог
Энея  пред  Дидоной,  и  более  всего  то место, где он излагает злую смерть
Приама. И ежели оно еще в уме - начни его вот с этого стиха:

                     "Жестокосердый Пирр, как зверь Гирканский..."
Не так, но именно начало с Пирра.
                     "Жестокосердый Пирр, в доспехах черных,
                     Как памятная ночь резни, огня,
                     Когда, под властью замыслов тлетворных,
                     Пирр скрылся в недрах страшного коня, -
                     Теперь еще свирепее явился:
                     В крови отцов, сынов, и жен, и дев
                     От головы до пят он обагрился,
                     Убийствами свой насыщая гнев!
                     И в улицах, пожарами пылавших,
                     Собою путь к злодействам освещавших,
                     Пирр, в брызгах ссохшейся крови на нем,
                     Палимый огненными языками,
                     Сверкая молньеносными очами,
                     Приама ищет поразить мечом..."
                     Прошу.

     Полоний. Ей-богу, принц, прочитано чудесно, сердечно, благородно!

                                Первый актер

                     "И вот уже его он настигает.
                     Напрасно бьется с греками Приам:
                     Меч прадедов из длани выскользает
                     И падает во прах, и остается там.
                     Пирр к старцу ринулся бойцом неравным:
                     И только что взмахнул над ним мечом,
                     Приам уж пал под взмахом беспощадным,
                     Сраженный свистом стали, как бичом.
                     И, словно чувствуя его паденье,
                     Град Илион пылающей вершиной
                     Внезапно рушился в одно мгновенье
                     Всесокрушающей громовою лавиной.
                     Явленье это Пирра поразило,
                     Рука, таившая Приамову кончину,
                     Мгновенно в воздухе как бы застыла,
                     И он собой напомнил ту картину,
                     Где был изображен злодей в ужасный миг
                     Борьбы меж волею и преступленьем.
                     И Пирр в раздумье головой поник.
                     Но как пред бурей часто нет волненья,
                     Недвижны тучи, ветер не шумит
                     И гробовая всюду тишина;
                     А час настанет, - гром заговорит,
                     Природа пробуждается от сна -
                     И страшно все вдруг в мире затрепещет, -
                     Так и свирепый Пирр, очнувшись от раздумья,
                     Мечом своим неумолимым блещет,
                     Предавшись снова ярости безумья.
                     И никогда циклопов даже млат,
                     Ковавших Марсу грозное вооруженье,
                     Не наносил таких ударов ряд,
                     Исполненных лютейшего ожесточенья!
                     Позор, позор негоднице Фортуне!
                     О боги олимпийские, внимайте:
                     Вы злую власть ее оставьте втуне,
                     И обод, спицы колеса ее сломайте,
                     И с высоты Олимпа вы ее столкните
                     И в бездну преисподней заключите!"

     Полоний. Но это очень длинно.
     Гамлет.  Да,  вроде  вашей  бороды.  Не  худо  б  их вместе к брадобрею
отослать.  Прошу  вас  дальше продолжать, мой друг. Он спит, когда не слышит
пошлых шуток. Ну, продолжайте - о Гекубе.

                                Первый актер

                     "О, если бы кто мог увидеть тут
                     Полураздетую царицу!"

     Гамлет. Полураздетую царицу?
     Полоний. "Полураздетую царицу!" - хорошо, прекрасно!

                                Первый актер

                     "Босую, с ветхим покрывалом на главе,
                     Еще за час короною блиставшей,
                     И, вместо одеянья, в простыне,
                     Ее сухие чресла прикрывавшей.
                     Беспомощно она металась средь огней,
                     Стремясь ручьями слез пожар залить
                     И ядом преисполненных речей
                     Фортуны вероломство обличить.
                     И сами боги при ее стенанье,
                     Как Пирр рубил в куски ее супруга,
                     Коль им не чужды смертного страданья,
                     Ее бедой растрогали б друг друга,
                     И очи их слезами б оросились,
                     И небеса бы воплем огласились!"

     Полоний.  Взгляните,  как  он побледнел! Его глаза увлажнены слезами...
Довольно, я прошу - довольно!
     Гамлет.  Прекрасно,  друг,  а  остальное  после. Я вас прошу принять их
хорошо; актеры - хроника и отраженье века. Плохая эпитафия по смерти для вас
не так страшна, как их злословье при жизни вашей.
     Полоний. Я отнесусь к ним по заслугам, принц.
     Гамлет.  О,  нет, напротив, несравненно лучше. Когда б ценили только по
заслугам, то кто ж тогда бы мог избегнуть розог? Примите их согласно с вашим
саном; чем меньше в них достоинств на вниманье, тем выше будет ваша доброта.
     Полоний. Пойдемте, господа.
     Гамлет.   Ступайте   же   за  ним,  друзья  мои,  а  завтра  мы  увидим
представленье. Да, старый друг, вы можете ль сыграть нам "Смерть Гонзаго"?
     Первый актер. Можем, принц.
     Гамлет.  Вот  хорошо.  А  в  случае  нужды  моих  стихов двенадцать иль
шестнадцать вам в эту пьесу можно ль вставить?
     Первый актер. Можно, принц.
     Гамлет.  И  превосходно!  Следуйте  за  ним,  за  этим  господином. Но,
смотрите,  насмешками  его не осыпайте. Друзья, до вечера расстанусь с вами;
Я очень рад вас видеть в Эльсиноре.

                                 Розенкранц

                     Мой добрый принц.

                                   Гамлет

                     Бог с вами.
                    (Розенкранц и Гильденштерн уходят.)
                                  Наконец-то я один!
                     О, я презренный, жалкий человек!
                     Не удивительно ли, что актер,
                     При вымысле, воображенье страсти,
                     Способен так играть своей душой,
                     Что и бледнеет, и теряет голос,
                     И ужасается, и слезы льет,
                     Весь отдаваяся своей мечте.
                     И все из-за чего? Из-за Гекубы?
                     А что такое для него Гекуба?
                     Что он Гекубе? И о чем тут плакать?
                     Когда б у нас один был повод к скорби,
                     То чт_о_ тогда он мог бы совершить!
                     Он затопил бы весь театр слезами,
                     Громовой речью растерзал бы слух,
                     Виновного бы сделал сумасшедшим,
                     Невинного ошеломил бы страхом,
                     Заставил бы задуматься невежду,
                     Оцепененьем бы сковал толпу!
                     А я - медлитель, черствый негодяй -
                     Мечтаньями бесплодными терзаюсь,
                     За короля и слова не промолвлю,
                     Чей трон и жизнь похищены так низко!
                     Я трус? Но кто же скажет, что я подл?
                     Или дерзнет мне череп раскроить?
                     Или вцепиться в волосы мои
                     И бросить прядью их в мое лицо;
                     Иль грубо надругаться надо мной
                     И сжать гортань мою названьем "лжец"!
                     Да, кто дерзнул бы посягнуть на это?
                     А я смиренно б снес все оскорбленья -
                     Я сердцем голубь, у меня нет желчи,
                     Чтоб горячо почувствовать обиду, -
                     Не то давно б насытил хищных птиц
                     Негодным трупом этого мерзавца!
                     О гнусный, кровожадный сластолюбец,
                     Безжалостный, бессовестный предатель!
                     О, мщение! Какой ослиный пыл!
                     Сын милого, погибшего отца,
                     Влекомый к мести небом и землей,
                     Я, как распутница, словами тешусь,
                     Ругаюсь, как торговка, судомойка.
                     Как отвратительно! Проснись, рассудок!
                     Я слышал, что преступники в театре
                     Бывали так потрясены искусством,
                     Что тут же признавались в злодеяньях.
                     Без слов убийство может говорить
                     Чудесным, но понятным языком:
                     Я перед дядею велю представить
                     Похожее на гибель моего
                     Отца. Я стану наблюдать за ним,
                     Проникну в глубину его души,
                     И если вздрогнет он - мой долг мне ясен.
                     Прекрасный вид принять умеет демон,
                     Он, может, зная слабость и тоску
                     Мою (чем власть его еще сильней),
                     Влечет меня на вечное мученье...
                     Нет, мне улики нужны поверней.
                     Итак, за представлением следя,
                     Я уловлю в нем совесть короля.
                                 (Уходит.)




                                  Сцена 1

                              Комната в замке.

                     Входят король, королева, Полоний,
                     Офелия, Розенкранц и Гильденштерн.

                                   Король

                     И вам не удалось никак узнать,
                     Зачем он притворяется безумным
                     И нарушает мир своей души
                     Опасным, своенравным поведеньем?

                                 Розенкранц

                     Он сознает, что ум его расстроен,
                     Но чт_о_ тому виной - не говорит.

                                Гильденштерн

                     Понять его для нас недостижимо -
                     И он с особой хитростью безумья
                     От всех вопросов наших уклонялся,
                     Не допуская нас к душе своей.

                                  Королева

                     А как он принял вас?

                                 Розенкранц

                                          Вполне прилично.

                                Гильденштерн

                     Но словно бы насилуя себя.

                                 Розенкранц

                     Расспрашивал, но скупо отвечал.

                                  Королева

                     Вы предлагали ли ему развлечься?

                                 Розенкранц

                     Мы по дороге встретили актеров
                     И сообщили это принцу. Он
                     Как будто бы обрадовался им.
                     Теперь актеры прибыли сюда,
                     И, кажется, он хочет, чтоб они
                     Сегодня вечером пред ним сыграли.

                                  Полоний

                     Да, это правда. Принц через меня
                     Просил на это поглядеть и ваши
                     Величества.

                                   Король

                                  Ну что ж, я очень рад,
                     Что он теперь в таком расположенье.
                     Старайтесь, господа, в нем поощрять
                     Веселости.

                                 Розенкранц

                                 Охотно, государь.
                    (Розенкранц и Гильденштерн уходят.)

                                   Король

                     Уйди и ты, любезная Гертруда.
                     Мы меж собой устроили тайком,
                     Что Гамлет вдруг появится и будто
                     Случайно здесь Офелию увидит.
                     Ее отец и я - законный сыск -
                     Займем такой удобный уголок,
                     Где мы, не быв замечены, увидим,
                     О чем они заговорят при встрече,
                     И заключим, любовь иль что другое
                     Гнетет его.

                                  Королева

                                  Я повинуюсь вам. -
                     Любезная Офелия, как я
                     Хочу, чтоб ваша красота была
                     Разгадкой, почему расстроен Гамлет.
                     Тогда прекраснейшие свойства ваши
                     Его опять бы сделали здоровым
                     К взаимной вашей чести.

                                   Офелия

                                             Если б так!
                             (Королева уходит.)

                                  Полоний

                     Офелия, ты здесь должна гулять.
                     А мы, властитель мой, когда угодно,
                     Тут спрячемся.
                                (К Офелии.)
                                    А ты же сделай вид,
                     Что будто углубилась в чтенье книги,
                     Чем объяснишь свое уединенье.
                     Мы часто все в притворстве пребываем;
                     Известно, что благочестивым видом
                     Иль лицемерно-честным обращеньем
                     И дьявола усахарить возможно.

                                   Король

                     О, к сожаленью, это справедливо.
                                (В сторону.)
                     И как меня слова те уличают!
                     Развратницы накрашенной лицо
                     Не так противно, как мое злодейство.
                     О, бремя тяжкое!

                                  Полоний

                                      Он уж идет!
                     Нам надобно укрыться, государь.
                         (Король и Полоний уходят;
                              входит Гамлет.)

                                   Гамлет

                     Быть иль не быть? Вот в чем вопрос. Что глубже:
                     Сносить безропотно удары стрел
                     Безжалостной судьбы иль стать лицом
                     Пред морем бедствий и окончить их
                     Борьбою? Умереть - уснуть, не больше,
                     И знать, что с этим сном исчезнут все
                     Волненья сердца, тысячи страданий -
                     Наследье праха. О, такой конец
                     Желанный! Умереть - уснуть. Уснуть?
                     А сновиденья? Вот она - преграда:
                     Какие грезы скрыты в смертном сне,
                     Когда освободимся мы от плоти?
                     Вот почему так долговечно горе.
                     Иначе кто б переносил насмешки
                     И кровожадность века, гнет тиранов,
                     Высокомерье гордецов, тоску
                     Отвергнутой любви, судей бесстыдство,
                     Законов медленность, презренье тли
                     К заслуге скромной, ежели один
                     Удар кинжала успокоить может?
                     Кто б, обливаясь п_о_том и стеная,
                     Бродил под бременем земных невзгод,
                     Когда б не страх чего-то после смерти
                     Перед таинственной страной, откуда
                     Не возвращался ни единый путник?
                     Вот отчего слабеет наша воля
                     И заставляет нас скорей терпеть
                     Зло жизни, чем бежать к безвестным бедам.
                     Так всех нас трусостью объемлет совесть,
                     Так вянет в нас решимости румянец,
                     Сменяясь бледным цветом размышленья,
                     И замыслов великих начертанья
                     Чрез то не облекаются в деянья.
                     Прелестная Офелия! О нимфа,
                     Меня в своих молитвах не забудь.

                                   Офелия

                     Как провели вы это время, принц?

                                   Гамлет

                     Благодарю вас, - хорошо.

                                   Офелия

                     Есть у меня от вас подарки, принц,
                     Я их давно хочу вам возвратить.
                     Возьмите их.

                                   Гамлет

                                  Нет, нет, я никогда
                     И ничего вам не дарил.

                                   Офелия

                     Дарили, принц, и это вам известно.
                     И каждый из своих подарков вы
                     Вручали мне с таким приветом нежным,
                     Что я ценила их еще дороже.
                     Но аромат сердечности исчез,
                     А потому, прошу, возьмите их
                     Назад. Для душ открытых дар бесценный
                     С утратою дарителя - дар бренный.
                     Возьмите ж их, принц.

     Гамлет. Вы целомудренны?
     Офелия. Принц!
     Гамлет. Красивы?
     Офелия. Что этим вы сказать хотите, принц?
     Гамлет.  Когда  вы  целомудренны,  красивы,  то  ваше целомудрие должно
чуждаться красоты.
     Офелия. Но что ж достойнее для красоты, чем целомудрие?
     Гамлет.   Конечно;   но,   к   прискорбью,  красота  скорее  развращает
целомудрье,  чем целомудрье возвышает красоту. Когда-то это было парадоксом,
теперь же стало аксиомой. Я любил вас прежде.
     Офелия. Да, принц, и я имела основанье поверить этому.
     Гамлет.  Не  нужно  было верить. Добродетель не прививается настолько к
нам, чтоб уничтожить в нас и самый след несовершенства нашей старой плоти. Я
не любил вас.
     Офелия. Тем больше я была обманута.
     Гамлет.  Ступайте  в  монастырь.  Зачем  плодить  собою грешников? Я не
бесчестен,  а  все ж заслуживаю столько порицаний, что лучше б было мне и не
родиться. Я горд, злопамятен, честолюбив, во мне живут такие недостатки, что
их  нельзя  определить  уму,  нельзя  нарисовать  воображенью,  -  не хватит
времени, чтоб их осуществить. И для чего б таким, как я - негодным - ютиться
между  небом и землей? Мы все мерзавцы, никому не верь. Идите в монастырь...
Где ваш отец?
     Офелия. Он дома, принц.
     Гамлет. Так пусть оттуда он и не выходит и строит дурака не при других,
а только у себя. Прости.
     Офелия (в сторону). О Небо, помоги ему!
     Гамлет.  А  если  выйдешь  замуж, дам тебе в приданое такое заклинанье:
будь целомудренна, как лед, чиста, как снег, но клеветы не избежишь. Укройся
в  монастырь.  Прости.  Когда ж ты непременно хочешь выйти замуж - то выбери
себе в мужья глупца, а умным очень хорошо известно, что за чудовищ вы из них
творите. Итак, скорее в монастырь. Прости.
     Офелия (в сторону). О сонм небесных сил, спаси его!
     Гамлет. Слыхал я также о прикрасах ваших. Вам Всемогущий дал одно лицо,
вы  ж  превращаете его в другое; вы скачете, кривляетесь, нарочно картавите,
созданьям  Божества  даете злые имена в насмешку и называете свое распутство
наивностью.  Чудесно!  Но  довольно: вот это и свело меня с ума. Я говорю, у
нас  еще  не будет браков... И только те, которые женились, пускай живут, но
кроме одного. А прочие останутся как были... Скорее в монастырь! (Уходит.)

                                   Офелия

                     Какое совершенство в нем погибло!
                     Блестящий царедворец, храбрый воин,
                     Ученый, цвет, опора королевства,
                     Предмет изящества и подражанья -
                     Все рушилось! И мне - глубоко-скорбной,
                     Несчастнейшей, вкусившей мед его
                     Обетов гармоничных, привелось
                     Теперь свидетельницей быть тому,
                     Что этот благородный ум расстроен,
                     Как колокольчиков разбитый звон, -
                     И чудный образ юности цветущей
                     Отныне омрачен безумьем. Горе!
                     Что прежде видела и что сейчас
                     Я вижу!
                      (Король и Полоний возвращаются.)

                                   Король

                             Нет, он не любовью болен;
                     В его речах хотя и мало связи,
                     Но в них безумия я не заметил.
                     Его душа в себе скрывает что-то,
                     И это может кончиться несчастьем.
                     Предупредить беду я так решил:
                     Отправить в Англию его немедля,
                     Чтоб получить недоданную дань.
                     Моря и страны новые в пути
                     Разнообразием своим, быть может,
                     Излечат то, что он от нас таит
                     И отчего он стал неузнаваем.
                     Что вы на это можете сказать?

                                  Полоний

                     Я эту мысль полезной нахожу,
                     Но все-таки мое предположенье,
                     Что основание его печали -
                     Неразделенная любовь. Ну что,
                     Офелия? А впрочем, то, что принц
                     Сказал, не повторяй, мы знаем. Ваше
                     Величество, как вам угодно будет,
                     Так вы и поступите с принцем, но
                     Я все же посоветовал бы вам,
                     Чтобы сейчас же после представленья
                     С ним королева-мать поговорила
                     Наедине, прося его открыть
                     Причину своего унынья, также
                     Чтоб в обращении она была
                     Суровее, а я - когда согласны -
                     Их разговор подслушаю. И если
                     Ей не удастся выпытать его -
                     Решите с ним, как скажет ваш рассудок, -
                     Отправьте в Англию иль в заключенье.

                                   Король

                     И я вполне так поступлю. Безумье
                     Людей, отмеченных высоким саном,
                     Оставить без надзора невозможно.


                                  Сцена 2

                                Зал в замке.

                     Входят Гамлет и несколько актеров.

     Гамлет.  Прошу - произносите монолог согласно с тем, что я вам объяснял
-  без  напряжения, легко, свободно. А если станете выкрикивать стихи, в чем
многие  из  вас  не  без  греха,  тогда  я предпочел бы, чтобы их проговорил
какой-нибудь  разносчик.  Не  надо  также слишком разводить руками, и даже в
высшем  напряженье  страсти старайтесь быть умеренны. Меня всегда до глубины
души  волнует,  когда,  в  косматом  парике, невежа терзает в клочья сильные
места   и   только   оглушает  уши  черни,  способной  восхищаться  криком и
кривляньем. Он стбит плети за свое юродство, беснуясь хуже Термаганта. Прошу
вас, избегайте это.
     Первый актер. Ваше высочество, я поручусь за себя.
     Гамлет. Не будьте также чересчур и вялы, пусть вас наставит собственный
рассудок.  Движенья  согласуйте  со  словами,  слова - с движеньями. И чт_о_
всего  важней  -  храните  простоту.  Все,  чт_о_ преувеличено, роняет смысл
театра,  вся  цель которого была и есть и будет - показывать, как в зеркале,
природу,  изображать порок и добродетель в их собственных чертах, согласно с
данным  веком.  Когда  ж  все  это  будет  очень  резко  иль слабо, - хоть и
рассмешит невежд, но оскорбит понятия знатоков; а мнение и одного из них для
вас  должно  важнее  быть,  чем все восторги остальных. Да, есть актеры, - я
видел  их  и  их  весьма  хвалили,  которые  -  без всякого пристрастья - не
походили  ни  на христиан, ни на язычников. Так страшно выли, что думалось -
они сотворены каким-нибудь поденщиком природы, столь человечество тускнело в
их игре.
     Первый   актер.   Надеюсь,   что   мы  достаточно  отделались  от  этих
недостатков, принц.
     Гамлет.  Совсем отделайтесь. Да пусть шуты не говорят, чего у них нет в
роли. Из них - и многие, чтобы смешить толпу, ломаются в такой момент, когда
необходимо  полное  вниманье.  Такие  выходки  недопустимы и обличают жалкое
тщеславье. Идите, приготовьтесь.

                              (Актеры уходят.
                Входят Полоний, Розенкранц и Гильденштерн.)

                     Ну что, король придет на представленье?

                                  Полоний

                     Да, вместе с королевой и сейчас же.

                                   Гамлет

                     Ну, так велите же спешить актерам!
                             (Полоний уходит.)
                     Не поторопите ли их и вы?

                         Розенкранц и Гильденштерн

                     Охотно, принц.
                    (Розенкранц и Гильденштерн уходят.)

                                   Гамлет

                                     Горацьо, где же ты?

                                  Горацио

                     Я здесь, добрейший принц, к услугам вашим.

                                   Гамлет

                     Ты, мой Горацьо, лучший из людей
                     Среди встречавшихся со мною в жизни.

                                  Горацио

                     О милый принц!..

                                   Гамлет

                                      Не думай, что я льщу.
                     Мне выгод от тебя не ждать. Весь твой
                     Достаток - здравый ум. Ты им живешь,
                     А потому зачем льстить бедняку?
                     Язык медоточивый изощряют
                     Для глупой роскоши. Пусть гнутся там
                     Послушные колени, где дают
                     За пресмыкательство награду. Слушай:
                     С тех пор как юная душа моя
                     Приобрела способность выбирать
                     Людей, ее избранник - ты один.
                     Ты переносишь так свои страданья,
                     Как будто б ты и не страдал вовеки,
                     Ты одинаково благословляешь
                     И счастье и несчастие. И тот
                     Блажен, в ком мысль и кровь слились настолько,
                     Что он не служит дудкою Фортуне,
                     Звучащею по прихоти ее.
                     Произнеси мне имя человека,
                     Способного не быть рабом страстей,
                     Я сохраню его в душе души
                     Моей, как сохранил тебя. Но вот что:
                     Сейчас пред королем сыграют пьесу.
                     Одна из сцен напоминает смерть
                     Отца. Прошу, заметив это место,
                     Всем существом смотри на короля,
                     И если он при этом не смутится,
                     То дух, который нам являлся - демон,
                     И подозрения мои черны,
                     Как кузница Вулкана. Все вниманье:
                     Я прикую мой взор к его лицу
                     И что увидим, вместе и обсудим.

                                  Горацио

                     Согласен, принц. И если что-нибудь
                     Он утаит во время представления
                     И увильнет, - я заплачу за кражу.

                                   Гамлет

                     Идет. Надеть необходимо маску.
                     Займи же место.

(Датский марш. Трубы. Входят король, королева, Полоний, Офелия, Розенкранц,
               Гильденштерн, придворные и стража с факелами.)

                                   Король

                     Как поживает наш племянник Гамлет?

                                   Гамлет

                     Великолепно, как хамелеон -
                     Глотаю воздух щедрый обещаний...
                     Вам так и каплунов не откормить.

     Король. Такой ответ не для меня, Гамлет, и эти выраженья не мои.
     Гамлет.  Теперь  они и не мои уже. (К Полонию.) Вы говорили, что играли
сами на сцене в университете?
     Полоний. Да, принц, и слыл большим актером.
     Гамлет. Кого же вы играли?
     Полоний. Юлия Цезаря. Меня убивал Брут в Капитолии.
     Гамлет. Вполне он оправдал свое названье, зарезав капитального теленка.
Ну, что актеры наши?
     Розенкранц. Готовы, принц; ждут только ваших приказаний.
     Королева. Садись со мною, милый Гамлет.
     Гамлет. Нет, матушка, здесь есть магнит сильнее.
     Полоний (королю). Ого! Вы слышите!
     Гамлет. Позволите ль прилечь к вам на колени? (Ложится у ног Офелии.)
     Офелия. Нет, принц.
     Гамлет. Но только головой?
     Офелия. Можно, принц.
     Гамлет. Вы думали, что я скажу вам грубость?
     Офелия. Я ничего не думала, принц.
     Гамлет. Ну что ж, и мысль заманчива - лежать в ногах у девушки.
     Офелия. Что вы сказали, принц?
     Гамлет. Ничего.
     Офелия. Вы веселы, принц?
     Гамлет. Кто, я?
     Офелия. Вы, принц.
     Гамлет.  О  Боже,  ваш  угодливый  забавник! Что ж людям делать, как не
веселиться?  Как весела, смотрите, мать моя, а только два часа, как умер мой
отец!
     Офелия. Нет, принц, уже четыре месяца.
     Гамлет.  Так  много!  Пусть  же  дьявол  носит  траур,  а я себя украшу
соболями. О небеса, два месяца со дня его кончины - и, однако, не забыт! Ну,
есть  надежда,  что  великий  человек  переживет себя хоть полугодом... Но я
готов поклясться Пресвятою Девой, для этого необходимо строить церкви, иначе
он подвергнется забвенью, как деревянная лошадка с такою надписью:
                     "Увы, увы! Позабыт деревянный конек!"

(Звуки  труб.  Начинается  пантомима.  Входят  влюбленные король и королева,
обнимаются;  она  на  коленях  выражает  ему  свою любовь, он поднимает ее и
склоняет  голову на ее плечо, затем ложится на дерновое ложе. Увидав, что он
заснул,  королева  уходит;  тогда  появляется  незнакомец,  снимает с короля
корону,  целует  ее, вливает яд в ухо короля и удаляется. Королева снова при
ходит  и,  найдя  короля мертвым, сильными жестами выражает свое горе; потом
опять  приходит  отравитель с двумя или тремя безмолвными лицами и притворно
присоединяется к ее горю. Умершего уносят. Отравитель объясняется королеве в
любви,  предлагает ей подарки. Королева сначала колеблется, отталкивает его,
          но в конце соглашается на его любовь, затем оба уходят.)

     Офелия. Что это означает, принц?
     Гамлет. Да что-то злое.
     Офелия. Быть может, в пантомиме - содержанье пьесы?
                              (Входит Пролог.)
     Гамлет.  А  вот  он  объяснит  нам все. Актеры чужие тайны сохранять не
могут.
     Офелия. И он объяснит нам эту пантомиму?
     Гамлет.  Да,  как  и  всякую,  и  даже  вашу.  Не  постыдитесь лишь ему
представить, а он не постыдится объяснить, что это значит.
     Офелия. Как злы вы, принц, я лучше буду слушать пьесу.

                                   Пролог

                          "Для нас и представленья
                          Мы просим снисхожденья,
                          Вниманья и терпенья".
                                 (Уходит.)

     Гамлет. Что этим выражается - пролог?
     Офелия. Как коротко!
     Гамлет. Как женская любовь.
                  (Входят два актера - король и королева.)

                                Актер-король

                     "Уж тридцать раз вкруг суши и морей
                     На колеснице Феб свершил путь свой,
                     И тридцать раз, блестя красой чужих лучей,
                     Двенадцать лун пронзали мрак ночной
                     С тех пор, как чарами любви цепей
                     Нам сплел сердца и руки Гименей".

                               Актер-королева

                     "Пусть столько ж раз и солнце и луна
                     Еще над нашей жизнью пролетят,
                     Не будет наша страсть от этого бедна.
                     Но мысли мрачные меня томят:
                     Ты захворал и потерял веселье...
                     А может, друг, не велика беда:
                     У женщины тревожное волненье
                     С любовью неразлучно никогда.
                     В любви мы холодны иль пламенны безмерно,
                     Моя ж любовь доказана тебе -
                     Она с тревогою моею равномерна:
                     Они всегда между собой в борьбе.
                     Чем страсть сильней, тем более мученья,
                     Мученье ж придает ей больше увлеченья".

                                Актер-король

                     "Нет, жизнь моя, расстанусь я с тобой,
                     Я угасаю, кровь слабей течет,
                     Ты ж будешь жить, и, может быть, другой
                     Супруг..."

                               Актер-королева

                                "Остановись! Ничто не завлечет
                     К измене отвратительной меня...
                     Пусть буду жить, всю жизнь свою кляня,
                     Когда осмелюсь полюбить другого -
                     Убийца мужа лишь выходит за второго!"

     Гамлет (в сторону). Полынь! полынь!

                               Актер-королева

                     "Вступить в супружество вторичный раз
                     Нас принуждает лишь корысти глаз.
                     Супруг умерший снова б мной терзался,
                     Когда б другой со мной соединялся".

                                Актер-король

                     "Я верю в искренность твоих речей.
                     Но прочны ли намеренья людей?
                     Они собою память нам изображают:
                     Вначале сильные, потом ослабевают.
                     На дереве так плод зеленый зреет
                     И падает легко, когда поспеет...
                     И обещания, в разгаре увлеченья,
                     Имеют ли когда осуществленье!
                     В пылу любви чего не обещаешь,
                     Но охладел - и все позабываешь.
                     Где легче горе, там любовь бедней.
                     Непостоянен мир. Зачем же изумляться,
                     Что с счастьем и любви возможно изменяться?
                     До сей поры еще никто не знает,
                     Что самовластнее - любовь иль счастье:
                     Случится сильному попасть в несчастье -
                     И сонм друзей его, гляди, уж отпадает.
                     Возвысился бедняк - враги ему друзья;
                     Так горе с радостью - всегда одна семья.
                     Несчастие в друзьях врагов приобретает,
                     А счастие ж везде друзей себе встречает.
                     Но снова говорю - удел такой
                     Сыздавна предназначен нам судьбой.
                     Решаем так, выходит же иное,
                     Мечты мои, а исполненье их чужое.
                     Решила верной быть моя подруга,
                     Но... я умру - и ты опять супруга".

                               Актер-Королева

                     "Пускай земля не даст мне пропитанья,
                     А небо - благ и ночь - отдохновенья,
                     Пусть день лишит меня приветного сиянья,
                     Пускай отчаянье гас_и_т мое веселье,
                     Пусть жизнь моя в тюрьму мне обратится
                     И радость чистая печалью отравится,
                     Проклятье вечное пусть будет надо мной,
                     Коль, овдовев, решусь другого быть женой!"

     Гамлет. Что, ежели она нарушит клятвы?

                                Актер-Король

                     "О, клятвы страшные! Но силы оставляют,
                     Я утомлен, душа забыться сном желает...
                     Мой друг, теперь пока оставь меня".
                                (Засыпает.)

                               Актер-королева

                     "Пусть сон желанный укрепит тебя,
                     И пусть ничто наш мир не омрачает".
                                 (Уходит.)

     Гамлет. Как нравится вам пьеса, королева?
     Королева. Я нахожу в ней слишком много обещаний.
     Гамлет. Она, наверное, их сдержит.
     Король.  Тебе  известно  содержанье  пьесы?  И  нет  ли  в  ней  какого
неприличья?
     Гамлет.  Нет;  здесь  для  шутки  только отравляют - обидного нет ровно
ничего.
     Король. А как названье?
     Гамлет.  "Ловушка  на мышей", но в переносном смысле. Изображается одно
убийство,  случившееся  в  Вене. Короля зовут Гонзаго, а жену его Баптистой.
Сейчас увидите - прегнусное деянье! Но вашего величества и нас всех с чистой
совестью то не заденет.

                     "Пусть бьет себя чесоточная кляча -
                     У нас от этого не будет плача..."
                              (Входит Луциан.)

     Вот Луциан - племянник короля.
     Офелия. Вы прекрасно исполняете роль хора, принц.
     Гамлет.  Я  мог  бы  также объяснить и то, что бы могло случиться между
вами и вашим другом при горячей встрече.
     Офелия. Вы колки, принц.
     Гамлет. Один ваш вздох - и колкости моей не стало.
     Офелия. Не хуже, и не лучше.
     Гамлет. Вот так вы ошибаетесь в мужьях. Ну, начинай, убийца, брось свое
ломанье, начинай -
                     "Уже о мщенье ворон вопиет..."

                                   Луциан

                     "Душа черна, рука сильна, ужасен яд;
                     Удобный час - ничей не видит взгляд.
                     Ты, влага смертоносная травы проклятой,
                     Ты, трижды зараженная Гекатой,
                     Своей волшебной силой мне вонми
                     И жизнь его в мгновение возьми!"
                        (Вливает яд в ухо спящего.)

     Гамлет. Он отравляет короля в саду затем, чтоб завладеть его престолом;
его  зовут  Гонзаго.  Это быль, написана отличным итальянским языком. Сейчас
увидите, как отравитель приобретет любовь жены Гонзаго!
     Офелия. Король поднялся с места!
     Гамлет. Как? испугался ложного огня!
     Королева. Что с тобою, мой король?
     Полоний. Прекратите представление!
     Король. Огня сюда! Скорей уйдемте!
     Все. Огня, огня, огня!
                  (Все, кроме Гамлета и Горацио, уходят.)

                                   Гамлет

                     Пусть лань пронзенная кричит,
                     А невредимая резвится,
                     Один заснул, другой не спит -
                     И так на свете все вертится!
Когда  б  судьба  меня  чресчур зажала, то эта сцена, да султан на шляпе, да
пары две прованских роз на башмаках меня могли б принять в актеры, друг мой!
     Горацио. На половинную долю.
     Гамлет. На полную!

                     Сам Зевс царил над нами, друг Дамон,
                     Но этот век прошел,
                     Теперь вскарабкался на царский трон
                     Совсем... совсем... павлин!

     Горацио. Вы могли бы закончить в рифму!
     Гамлет. О, дорогой Горацио, теперь мне слово каждое из речи Духа дороже
тысячи червонцев. Ты заметил?
     Горацио. И очень, принц.
     Гамлет. Когда дошло до отравленья?
     Горацио. Я все время смотрел на него.
     Гамлет. Ха-ха! Эй, музыку, эй, флейтщиков сюда!

                     Когда король не любит представленья...
                    (Входят Розенкранц и Гильденштерн.)
                     Так значит, он не любит представленья.
Эй, музыку сюда!
     Гильденштерн. Добрейший принц, позвольте вам сказать два слова.
     Гамлет. Хоть целую историю.
     Гильденштерн. Принц, король...
     Гамлет. Что с ним?
     Гильденштерн. Удалился к себе и очень возбужден.
     Гамлет. Вином?
     Гильденштерн. Нет, принц, гневом.
     Гамлет.  Вы оказались бы мудрей, когда б уведомили доктора об этом; мое
ж лечение ему не в пользу.
     Гильденштерн.  Добрейший  принц,  прошу  вас  говорить определенно, без
уклонения от сути разговора.
     Гамлет. Смиряюсь, говорите.
     Гильденштерн.  В  ужасном огорченье королева - ваша мать меня послала к
вам.
     Гамлет. Прошу вас...
     Гильденштерн.  Любезный  принц,  я  знаю  цену этого приветствия. Когда
угодно  вам  ответить  мне  благоразумно, я выполню препорученье королевы, в
противном случае, простите, я уйду и тем закончу это дело.
     Гамлет. Я не могу.
     Гильденштерн. Чего, принц?
     Гамлет.  Ответить вам благоразумно: мой мозг расстроен, но такой ответ,
какой  доступен  мне,  -  к услугам вашим или, верней, к услугам королевы...
итак, вы говорите, мать моя...
     Розенкранц. Находит ваше поведение крайне удивительным.
     Гамлет.  О,  дивный  сын,  столь удививший мать свою! Однако же за этим
удивленьем не следует еще чего-нибудь?
     Розенкранц.  Она  желает  с  вами  говорить  пред  тем,  как вы пойдете
почивать.
     Гамлет.  Мы  повинуемся, хоть десять раз она будь нашей матерью. За тем
что дальше?
     Розенкранц. Вы некогда меня любили, принц.
     Гамлет. Да и теперь еще люблю. Клянусь руками!
     Розенкранц.  Любезный  принц,  что ж за причина вашего расстройства? Вы
сами угнетаете себя, тая от друга то, что вас тревожит.
     Гамлет. Мне не дают продвинуться, любезный.
     Розенкранц.  Но  как же это может быть, когда и сам король назначил вас
наследником престола?
     Гамлет.  Да,  но...  "покуда  травка  подрастет..."  Пословица  немного
обветшала.
                     (Возвращаются актеры с флейтами.)
А  вот  и  флейтщики. Прошу одну. Зачем вы все вокруг меня вертитесь, как бы
желаете загнать в тенета?
     Гильденштерн.  О,  принц, когда я слишком смел в своем старанье, то это
происходит только от любви к вам.
     Гамлет.  Я  что-то  не  совсем вас понимаю. Сыграйте что-нибудь на этой
флейте.
     Гильденштерн. Не могу, принц.
     Гамлет. Прошу вас.
     Гильденштерн. Право, не могу, принц.
     Гамлет. Я умоляю вас.
     Гильденштерн. Да я не в состоянии взять ни одной ноты, принц.
     Гамлет.  Но  это,  верьте,  не трудней, чем лгать: перебирайте пальцами
отверстья  и  приложите  рот  сюда  -  и  флейта заговорит отличной музыкой.
Взгляните.
     Гильденштерн. И все же я не сумею извлечь из нее гармонии.
     Гамлет.  Какое  ж  я  ничтожество  для  вас!  Вам хочется меня игрушкой
сделать,  вы  будто бы хотите доказать, что знаете, как подойти ко мне, чтоб
овладеть  вполне  моею  тайной...  Хотите вырвать из моей души все струны от
начала  до  конца,  и  между тем и из такой вещицы, где столько удивительных
мелодий,  вы не умеете извлечь и звука! Да неужели ж вы вообразили, что мною
легче  овладеть,  чем  флейтой?  Предоставляю  называть  меня  каким  угодно
инструментом, вы даже можете разбить меня, но вы не можете играть на мне.
                          (Возвращается Полоний.)
Мое почтение, достойнейший.
     Полоний. Принц, королева желает говорить с вами, и немедленно.
     Гамлет. Вы видите ль там облако? На вид чуть не верблюд!
     Полоний. Клянусь обедней, очень походит на верблюда.
     Гамлет. Иль на хорька?
     Полоний. Спина вот точно, как у хорька!
     Гамлет. Иль у кита?
     Полоний. Совсем как у кита!
     Гамлет.  Итак,  я к матери сейчас приду. (В сторону.) Они действительно
сведут меня с ума. Сейчас приду.
     Полоний. Так я и передам. (Уходит.)
     Гамлет. Сказать "сейчас" - легко. Друзья, простите.
                       (Все, кроме Гамлета, уходят.)
                     Настал таинственный полночный час,
                     Когда могилы извергают мертвых
                     И самый ад на мир заразой пышет!
                     Теперь я выпил бы горячей крови,
                     Свершил бы то, пред чем бы дрогнул день...
                     Скрепись - мать ждет. О, сердце, не забудь
                     Святую связь родства. Душа Нерона
                     Не завладеет этой мощной грудью,
                     Не доведу суровость до злодейства!
                     Пускай слова в кинжалы обратятся -
                     Я изменю порывам чувств моих -
                     И чт_о_ скажу - на деле не исполню.
                                 (Уходит.)


                                  Сцена 3

                              Комната в замке.

                 Входят король, Розенкранц и Гильденштерн.

                                   Король

                     Несносен он, и нам небезопасно
                     Терпеть его безумье. Приготовьтесь,
                     Я вам сейчас же грамоту вручу
                     И с вами в Англию его отправлю.
                     Наш сан не может допустить смятенья,
                     Чем сумасшествие всегда грозит.

                                Гильденштерн

                     Готовы мы. Заботы ваши святы
                     О сохраненье вашего народа,
                     Живущего своим лишь государем.

                                 Розенкранц

                     Мы все должны бороться против зол,
                     Особенно же тот, кто заключает
                     В себе спокойствье тысячей подвластных.
                     Властитель умирает не один,
                     Но, как водоворот, уносит все,
                     Что только было на его пути.
                     Монарх - громаднейшее колесо
                     На самой высочайшей из вершин;
                     К его зубцам могучим прикрепляют
                     Огромное число предметов меньших,
                     И, ежели падет оно, с ним вместе
                     Погибнет и малейшая вещица.
                     Король один ни разу не страдает:
                     С ним вместе и народ его рыдает.

                                   Король

                     Прошу вас, поспешите же к отъезду.
                     А мы опасность эту закуем -
                     Она чресчур свободна.

                         Розенкранц и Гильденштерн

                                            Не замедлим.
                     (Розенкранц и Гильденштерн уходят.
                              Входит Полоний.)

                                  Полоний

                     Принц к матери пошел, мой государь;
                     Я за коврами спрячусь, все услышу.
                     Она его, поверьте, устыдит.
                     Но как сказали вы - и очень здраво -
                     Что кроме матери необходимо,
                     Чтоб слышал их еще бы кто-нибудь, -
                     Ведь мать всегда пристрастна по природе,
                     Я сам прослушаю беседу их.
                     Прощайте, государь, и раньше чем
                     Изволите пойти в опочивальню,
                     Явлюсь и расскажу все, чт_о_ услышу.

                                   Король

                     Благодарю.
                             (Полоний уходит.)
                                О, гнусный мой проступок!
                     Смрад от него доходит до небес.
                     Проклятье первое на этом зле,
                     Проклятье древнее - убийство брата!
                     С молитвой к Богу глаз поднять не смею,
                     Хотя и страстное на то желанье.
                     Огромность злодеянья моего
                     Сражает силу этого влеченья,
                     И я сейчас - как человек, который,
                     Взяв на себя свершение двух дел,
                     Стоит в недоумении, не зная,
                     С какого же из них начать работу, -
                     И ничего не делает в конце!..
                     Ужели для моих проклятых рук,
                     Хотя бы сплошь покрытых кровью брата,
                     Дождя не хватит у благих небес,
                     Чтоб их отмыть до снежной белизны!
                     К чему ж тогда и милосердье, если
                     Оно не может умягчить проступок?
                     К чему двоякая в молитве сила,
                     Как не к тому, чтоб обезвредить грех
                     И испросить для грешника прощенье?
                     Осмелюсь взоры к небесам возвесть, -
                     Проступок мой уж прошлое теперь.
                     Но, Господи, как мне начать молитву?
                     "Прости мне гнусное мое убийство?"
                     Возможно ли: оно дало мне все,
                     Чем я владею чрез него - короной,
                     Могуществом моим и королевой.
                     Простятся ли когда грехи тому,
                     Кто благоденствовал от их плодов?
                     Продажность правосудья в этом свете
                     Хотя и может оправдать проступок-
                     Ведь золоту послушен и закон, -
                     Но там, на небе, ухищрений нет:
                     Там дело явится в прямом значенье
                     И там от нас за наши прегрешенья
                     Потребуют строжайшего отчета.
                     Но что же, что же остается мне?
                     Испробовать, чт_о_ может совершить
                     Раскаянье? Чего оно не может!..
                     Но если я раскаяться бессилен?
                     О, тяжкое мученье! Грудь черна,
                     Как смерть. Душа, погрязшая в грехах,
                     Ты тщетно рвешься убежать от них!
                     О духи неба, помогите мне!
                     Согнитесь, непреклонные колени,
                     Стальное сердце, размягчись, как мышцы
                     Новорожденного младенца. Может,
                     Еще возможно для меня прощенье.
                   (Становится на колени; входит Гамлет.)

                                   Гамлет

                     Желанный миг - он углублен в молитву.
                     Решусь. И он отправится на небо?
                     Отмщу ли тем? Обдумать надо. Изверг
                     Сгубил отца, а я - единый сын
                     Его - на небеса убийцу шлю.
                     О, то наградой, а не местью будет.
                     Он умертвил предательски отца,
                     Среди роскошеств и в пылу грехов,
                     Расцветших словно май, и чт_о_ с отцом
                     Теперь - известно одному Творцу.
                     Ум и догадки наши говорят,
                     Что очень нелегко ему сейчас.
                     Убить злодея на молитве - месть ли,
                     Когда готов он к переходу в вечность?
                     Нет, меч в ножны, дождись иной минуты,
                     Застань его во сне иль в пьяном буйстве,
                     В кровосмесительных объятьях страсти,
                     В разгаре игр и гневных сквернословии,
                     В деянье, чуждом и следа спасенья, -
                     Тогда его низвергни вверх пятами
                     С его проклятой, черною, как ад,
                     Душой. Мать ждет. Но это замедленье
                     Тебе, жалчайшему, не даст спасенья.
                                 (Уходит.)

                                   Король
                                 (вставая)

                     Слова не небе, мысли ж все в земном;
                     Без мысли слово - грех пред Божеством.
                                 (Уходит.)


                                  Сцена 4

                              Покои королевы.

                         Входят королева и Полоний.

                                  Полоний

                     Сейчас он будет здесь. Построже с ним.
                     Скажите, что ведет себя он дико,
                     Что, будучи защитницей ему,
                     Вы подвергаетесь большому гневу.
                     Я спрячусь тут. Итак, суровей с ним.

                                  Королева

                     Ручаюсь за себя. Не беспокойтесь.
                     Вот он идет, я слышу, - удалитесь.
                       (Полоний прячется за ковром.)

                                   Гамлет
                                  (входя)

                     Что вам угодно, матерь, - говорите?

                                  Королева

                     Ты оскорбил отца жестоко, Гамлет.

                                   Гамлет

                     Отец мой вами оскорблен жестоко.

                                  Королева

                     Твои слова безумье, Гамлет. Полно!

                                   Гамлет

                     А ваши - преступление. Довольно!

                                  Королева

                     Чт_о_ это значит, Гамлет?

                                   Гамлет

                                                Что угодно?

                                  Королева

                     Да ты забыл, кто я?

                                   Гамлет

                                          Нет, нет, клянусь.
                     Вы королева, вы супруга дяди
                     И, к сожалению, вы - мать моя.

                                  Королева

                     Так пусть с тобой другие говорят!

                                   Гамлет

                     Останьтесь, сядьте и ни шагу с места:
                     Я зеркало открою перед вами,
                     Где отразится вся душа твоя.

                                  Королева

                     Что хочешь сделать ты? Убить меня?
                     Ко мне, на помощь!.. Ах!

                                  Полоний
                                (за коврами)

                                               Сюда, на помощь!

                                   Гамлет

                     А! мышь! Червонец об заклад - мертва!
                     Мертва!
                          (Пронзает мечом ковер.)

                                  Полоний
                                (за коврами)

                               Убит я!

                                  Королева

                                        Горе! Что ты сделал?

                                   Гамлет

                     Не знаю, что... Король?

                                  Королева

                     Кровавое, безумное деянье.

                                   Гамлет

                     Да, да, кровавое, почти такое ж,
                     Как умертвить властителя и стать
                     Женою брата мужа своего.

                                  Королева

                     Что! Умертвить властителя - сказал?

                                   Гамлет

                     Да, королева, это я сказал...
                     А ты, навязчивый, презренный шут,
                     Прости. Тебя я принял за другого -
                     Сановнее, - вини судьбу свою.
                     Губительна услужливость чрез меру.
                     Да не ломайте рук и успокойтесь.
                     Я растерзаю сердце вам, когда
                     Порок не превратил его в железо,
                     Не закалил до омертвенья чувства.

                                  Королева

                     Но что ж я сделала? За что так строго
                     Меня коришь?

                                   Гамлет

                                   Такое преступленье,
                     Что скромности стыдливый лик тускнеет
                     И добродетель кажется притворством;
                     Любви невинной розы увядают
                     И превращаются в гнилую язву.
                     О, этим преступленьем брачный долг
                     Низводится до клятвы игрока,
                     И самый брак становится игрушкой.
                     Как перед днем последнего суда,
                     Проступок этот зажигает небо
                     И омрачает скорбью шар земной.

                                  Королева

                     Увы, какое ж это преступленье,
                     Когда о нем одно воспоминанье
                     Уж вызывает страшную грозу?

                                   Гамлет

                     Смотри сюда, на эти две картины:
                     На них представлены родные братья.
                     Что за величье в этих очертаньях:
                     Лицо Зевеса, кудри Аполлона,
                     Взор Марса - повелительный, суровый,
                     И стан Гермеса - вестника богов
                     На высоте заоблачной горы.
                     Все боги неба отразились в смертном
                     И дали миру образец созданья.
                     И это был твой муж. Теперь взгляни
                     Сюда: вот настоящий твой супруг!
                     Как колос Фараонова виденья,
                     Сожравший своего родного брата!
                     Но где ж глаза? И как с прекрасных гор
                     Упасть в болото и питаться им?
                     Иль ты слепа? Ведь это не любовь, -
                     В твои лета кровь не бурлит потоком,
                     А мирно служит доводам рассудка.
                     Что ж за рассудок был в такой замене?
                     Ведь есть же у тебя способность думать,
                     Иначе - что могла б ты понимать?
                     Но, видно, паралич разбил твой ум,
                     Само б безумье не ошиблось так
                     При выборе столь резкого несходства.
                     Глаза, слух, осязанье, обонянье
                     И даже часть больная добрых чувств
                     Так грубо обмануться не могла...
                     Утрачен стыд-уж больше не краснеют!
                     Да, если адский пыл в крови матроны,
                     То добродетель юности мятежной
                     Пусть тает воском в собственном огне!
                     И что порочного кипеть распутством,
                     Когда и самый лед горит пожаром,
                     И разум сводничает вожделенью?

                                  Королева

                     О, Гамлет, замолчи! Ты в глубь души
                     Проник - и черных, вечных пятен ряд
                     Ее покрыл пред взорами моими.

                                   Гамлет

                     И все же жить в поту любви зловонной
                     На мерзком ложе страшного разврата
                     И тешиться позорным наслажденьем
                     В болоте гнусного свиного хлева?

                                  Королева

                     О, Гамлет, перестань! Твои слова
                     Кинжалами вонзаются в мой слух!

                                   Гамлет

                     Убийца, злой, ничтожный негодяй,
                     Холоп, не стоящий и сотой доли
                     Убитого властителя! Король
                     Шутов и вор, схвативший с пьедестала
                     Великую корону и тайком
                     Ее унесший под своей одеждой.

                                  Королева

                     Молчи!

                                   Гамлет

                             Властитель из негодных лоскутов...
                               (Входит Дух.)
                     О, воины небесные, спасите,
                     Крылами вашими меня закройте!
                     Чего ты хочешь, образ величавый?

                                  Королева

                     О Боже, он с ума сошел!

                                   Гамлет

                     Меня не упрекать ли ты приходишь,
                     Что время провожу в бесплодном гневе,
                     Не исполняя грозный твой завет?
                     О, говори!

                                    Дух

                                 Не забывай. Я здесь
                     Затем, чтоб укрепить твою решимость.
                     Смотри, в каком смятенье мать твоя.
                     Утешь ее в ее борьбе душевной, -
                     У слабых страшен пыл воображенья.
                     Беседуй с ней.

                                   Гамлет

                                     Что с вами, королева?

                                  Королева

                     Увы, с тобою что? Зачем глядишь
                     С таким сосредоточьем ты в пространство
                     И с воздухом бесплотным говоришь,
                     И мыслью дикою горит твой взор?
                     Как воины, поднятые тревогой,
                     Взвилися дыбом волосы твои,
                     И в них как словно бы проникла жизнь.
                     О милый сын, терпением холодным
                     Умерь огонь недуга твоего.
                     Кого ты видишь там?

                                   Гамлет

                                          Его! Его!
                     Смотри, как бледен он и как глядит!
                     Лицо такое и такой удел
                     И в камнях бы нашли себе участье:
                     О, отврати свой безотрадный взор, -
                     Ты уничтожишь им мою решимость,
                     И за тебя не кровь пролью, а слезы.

                                  Королева

                     С кем говоришь?

                                   Гамлет

                                     Ты ничего не видишь?

                                  Королева

                     Нет, ничего; хотя, чт_о_ здесь - все вижу.

                                   Гамлет

                     И ничего не слышишь?

                                  Королева

                                           Ничего!
                     За исключеньем слов.

                                   Гамлет

                                           Гляди сюда:
                     Гляди - отец мой, как живой! Взгляни,
                     Вот он уходит, вот ушел.
                              (Дух исчезает.)

                                  Королева

                                               Все это
                     Лишь только плод расстроенного мозга, -
                     Безумие порою создает
                     Искуснейшие образы видений.

                                   Гамлет

                     "Безумие"? Но пульс мой с вашим схож.
                     Его мелодия вполне здорова.
                     Что говорил я - не безумье было.
                     Хотите, я припомню все слова?
                     Так сумасшедший поступать не может.
                     О, не врачуй души бальзамом лести,
                     Свой грех считая за мое безумье.
                     Душевных ран бальзам тот не залечит,
                     Он лишь слегка затянет их; внутри ж
                     Незримый гной все будет разливаться
                     И заразит тебя кругом. Молись
                     За прошлое, грядущего страшись
                     И почвы плевелам не удобряй.
                     Не упрекай меня за эти речи.
                     В наш развращенный, ожиревший век
                     И добродетель ползает пред злом,
                     Моля позволить быть ему защитой.

                                  Королева

                     Ты надвое рассек мне сердце, Гамлет!

                                   Гамлет

                     Отбрось, отбрось его гнилую часть
                     И, обновленная, живи с здоровой.
                     Прости. Не разделяй же ложа с дядей,
                     Хоть с виду добродетельною будь,
                     Коль нет ее. Чудовище-привычка,
                     Уничтожающая в нас благое,
                     И ангелом бывает иногда -
                     Через нее нам добрые деянья
                     Отрадны так, как легкие одежды.
                     И стоит только воздержаться нынче,
                     Как завтра ж воздержанье будет легче,
                     Чем далее, тем легче. О, привычка
                     Срывает и клеймо самой природы.
                     Волшебное могущество ее
                     И демона способно укротить
                     И выгнать вон. Еще раз, доброй ночи.
                     Теперь благослови меня, когда
                     Сама от Бога ждешь благословленья.
                           (Указывая на Полония.)
                     А этого мне жаль. Но небесам
                     Угодно нас с ним вместе наказать.
                     Я исполнитель воли их и меч.
                     За смерть его ответить я сумею.
                     Ночь добрая. И если был жесток,
                     То из любви к тебе. Зло свершено,
                     Но худшее недалеко. Два слова...

                                  Королева

                     Скажи, что делать мне?

                                   Гамлет

                                            Отнюдь не то,
                     О чем просил. Пусть жирный ваш король
                     Опять вас привлечет на ложе страсти
                     И щиплет щеки, мышкой называет,
                     Пускай за пару грязных поцелуев,
                     Щекоча шею вам рукой проклятой,
                     Заставит вас подробно рассказать
                     О мнимом помешательстве моем;
                     Вы передайте все ему. Похвально!
                     Не королеве ж умной и прекрасной
                     Такие обстоятельства скрывать
                     От этой жабы, мерзкого кота,
                     Летучей мыши. О, возможно ль это?
                     Нет, вопреки рассудку, стань на крышу
                     С корзиною и выпусти оттуда
                     Всех птиц; сама ж, как обезьяна в басне,
                     В корзину влезь и голову сломай.

                                  Королева

                     Когда слова - дыханье, а дыханье
                     Есть жизнь, то у меня не хватит жизни,
                     Чтоб вымолвить твои слова, поверь.

                                   Гамлет

                     Вы знаете, я в Англию назначен?

                                  Королева

                     Ах, я забыла - это решено.

                                   Гамлет

                     Готовы письма - и два школьных друга,
                     Которым верю я, как двум ехиднам,
                     Уполномочены их отвезти
                     И приготовить путь мне в западню.
                     Ну что же, пусть работают друзья.
                     Забавно, мастера подземных мин
                     Его снарядом же взорвать на воздух.
                     И будет уж особенным несчастьем,
                     Когда за их подкопную работу
                     Я не взорву их также до луны...
                     А эту падаль нужно прочь убрать.
                     Ночь добрая... Однако, как стал важен
                     И молчалив советчик, говорун,
                     Всю жизнь проживший, как пустой болтун!..
                     Спокойной ночи, матерь.




                                  Сцена 1

                              Комната в замке.

            Входят король, королева, Розенкранц и Гильденштерн.

                                   Король

                     Но есть причина этого расстройства,
                     И ты должна мне сообщить ее.
                     Где сын твой?

                                  Королева

                     Прошу вас на минуту удалиться.
                    (Розенкранц и Гильденштерн уходят.)
                     Ах, мой супруг, чт_о_ видеть мне пришлось!

                                   Король

                     Чт_о_ ж именно! Что с Гамлетом, Гертруда?

                                  Королева

                     Беснуется, как в бурю ветер с морем.
                     В припадке исступленья, услыхав,
                     Что за коврами что-то шевелится,
                     Он выхватил вдруг меч и крикнул - мышь!
                     И доброго, почтеннейшего старца,
                     Скрывавшегося там, убил в безумье.

                                   Король

                     Преступно! Ведь и мы могли б там быть,
                     И с нами то же бы могло случиться.
                     Его свобода гибельна для всех.
                     Кто за пролитье крови даст ответ?
                     Нас за нее осудят несомненно,
                     И мы должны употребить все силы,
                     Чтоб юного безумца обезвредить.
                     Любя его с такой слепою страстью,
                     Мы поступаем лишь во вред ему.
                     Так одержимый скверною болезнью
                     До той поры стыдится в ней признаться,
                     Пока он заживо не разложится.
                     Где он теперь?

                                  Королева

                                    Понес куда-то труп
                     Полония. Но и в безумье он
                     Блестит, как золото в руде, среди
                     Металлов грубых. Горестно он плачет
                     О том, что совершил такой проступок.

                                   Король

                     Пойдем скорей, Гертруда. И едва
                     Забрезжит солнце на вершинах гор,
                     Мы Гамлета отправим на корабль.
                     А что касается его злодейства,
                     То всею нашей властью и искусством
                     Мы это дело обелить сумеем.
                     Эй, Гильденштерн!
                 (Розенкранц и Гильденштерн возвращаются.)
                                       Друзья мои, возьмите
                     Кого-нибудь с собою на подмогу:
                     Безумным Гамлетом убит Полоний;
                     Из комнат королевы он его
                     Повлек и где-то спрятал. Вы должны
                     Увидеть Гамлета и расспросить
                     Его помягче. Труп снести в часовню.
                     Поторопитесь же. Идем, Гертруда,
                     И созовем умнейших из друзей,
                     Откроем им, чт_о_ думаем мы сделать
                     И чт_о_ уже совершено, к несчастью.
                     Быть может, шепот злобной клеветы,
                     Чт_о_ облетает целый мир собой
                     И так же верно попадает в цель,
                     Как смертоносный пушечный огонь, -
                     Не долетит до нас и грянет лишь
                     В неуязвимый воздух. О, уйдем
                     Скорей. Душа моя полна смятенья.
                     Меня терзают страшные сомненья.


                                  Сцена 2

                          Другая комната в замке.

                               Входит Гамлет.

                                   Гамлет

                     Упрятан хорошо.

                         Розенкранц и Гильденштерн
                                (за сценой)

                                        Принц Гамлет, Гамлет!

                                   Гамлет

                     Что там за крик? Кто Гамлета зовет?
                     А! вон они явилися сюда!
                    (Входят Розенкранц и Гильденштерн.)

                                 Розенкранц

                     Что сделали вы с трупом, принц?

                                   Гамлет

                                                     Смешал
                     Его с землей, с которой он в родстве.

                                 Розенкранц

                     Скажите, где его вы положили,
                     Чтоб мы могли отнесть его в часовню.

                                   Гамлет

                     Не думайте.

                                 Розенкранц

                                 О чем?

                                   Гамлет

                     О том, что я, беречь умея вашу тайну,
                     Не в состоянии сберечь своей.
                     И что ответит королевский сын,
                     Когда его допрашивает губка?

     Розенкранц. Вы губкой называете меня?
     Гамлет.  Да,  уважаемый, я вас считаю губкой, вбирающей в себя награды,
приказанья,  все королевские соизволенья. Такого сорта слуги иногда бывают и
полезны  королю. Он бережет их словно обезьяна, что за щеку кладет орехи про
запас:  едва  захочет  что-нибудь король изо всего, что вы в себя вобрали, -
ему вас стоит только подавить - и снова вы, как губка, сухи.
     Розенкранц. Я вас не понимаю, принц.
     Гамлет. Отрадно - грубый слух для необычной речи глух.
     Розенкранц.  Принц,  вы должны сказать, где тело, и следовать за нами к
королю.
     Гамлет. Оно у короля, король же не при теле. Король есть нечто.
     Гильденштерн. Нечто, принц?
     Гамлет.  Или ничто. Ведите же меня к нему. Ну, хоронись, лиса, и все за
нею.
                                 (Уходят.)


                                  Сцена 3

                          Другая комната в замке.

                        Входит король с придворными.

                                   Король

                     Я приказал сыскать его и труп.
                     Опасно то, что на свободе принц;
                     Но наказать его путем закона
                     Нельзя: народ к нему горит любовью,
                     Толпа глазами судит, не умом, -
                     Она лишь только кару замечает,
                     Вину ж преступника не хочет видеть.
                     Чтоб это дело мирно разрешить,
                     Его изгнанье нужно объяснить
                     Уже давно обдуманным решеньем.
                     В отчаянной болезни неизбежно
                     Отчаянное средство к исцеленью,
                     Или ничто не может исцелить.
                            (Входит Розенкранц.)
                     Ну, чт_о_ такое происходит там?

                                 Розенкранц

                     Куда девал он тело, государь,
                     О том никак мы не могли узнать.

                                   Король

                     А где он сам?

                                 Розенкранц

                                   В соседнем помещенье,
                     Под стражею и ждет велений ваших.

                                   Король

                     Ввести его сюда.

                                 Розенкранц

                                      Эй, Гильденштерн,
                     Введите принца!
                      (Входят Гамлет и Гильденштерн.)

                                   Король

                                     Гамлет, где Полоний?

                                   Гамлет

                     На ужине.

                                   Король

                                На ужине! Но где же?

                                   Гамлет

                     Где ест не он, а где его едят.
     С  ним  общество  разъевшихся  червей; в съедобном червь - первейший из
царей.  Мы кормим на убой животных для того, чтоб после откормить себя; себя
ж  откармливаем  для червей. Король откормленный и тощий нищий - два блюда к
одному столу. Таков конец обоим.

                                   Король

                     Увы, увы!

     Гамлет.  Возможно  удить  рыбу  на  червя, который "скушал" короля, - и
съесть ее, поевшую червя такого.

                                   Король

                     Что этим ты намерен мне сказать?

     Гамлет.  Хочу  сказать,  как  может и король в кишках у нищего свершить
свой путь.

                                   Король

                     Но где же все-таки Полоний?

     Гамлет. На небесах, - пусть там его поищут; коль не найдут - ищите сами
где-нибудь;  но,  впрочем,  ежели  и  через месяц он не отыщется, то, говоря
открыто, тогда он будет выдан обоняньем под лестницей, ведущей в галерею.

                                   Король
                           (некоторым придворным)

                     Ищите там.

                                   Гамлет

                     Он не уйдет - дождется вас.
                            (Придворные уходят.)

                                   Король

                     Скорбя о том, что совершил ты, Гамлет,
                     И ради безопасности твоей
                     Решили мы немедленно тебя
                     Отправить в Англию. Сбирайся в путь.
                     Корабль и спутники твои готовы
                     Отплыть уж.

                                   Гамлет

                                  В Англию?

                                   Король

                                             Да, Гамлет.

                                   Гамлет

                                                        Хорошо.

                                   Король

                     И в этом ты вполне бы убедился,
                     Когда бы знал намеренья мои.

                                   Гамлет

                     Вот Херувим, который видит их.
                     Поедем в Англию. Простите, мать.

                                   Король

                     Твой любящий отец, мой Гамлет.

     Гамлет.  Нет, мать. Отец и мать - муж и жена; муж и жена - одна и та же
плоть. Итак, мы в Англию поедем, мать. (Уходит.)

                                   Король

                     Идите вслед за ним и постарайтесь
                     Скорее на корабль его завлечь;
                     Не тратьте времени и непременно
                     Сегодня же отправиться он должен.
                     Все дело уж оформлено. Спешите.
                    (Розенкранц и Гильденштерн уходят.)
                     Ну, Англия, когда приязнь моя
                     Тебе нужна - а это несомненно -
                     Чему способствуют мои победы:
                     Еще недавно датские мечи
                     Тебе удары тяжко наносили
                     И ран твоих красны еще следы, -
                     Ты не дерзнешь перечить нашей воле
                     И Гамлета сейчас же умертвишь.
                     Исполни ж, Англия, мое желанье:
                     Меня он, как горячка, угнетает -
                     И ты должна моим лекарством быть.
                     Пока же не исполнится решенье,
                     До той поры не знать мне утешенья.
                                 (Уходит.)


                                  Сцена 4

                              Равнина в Дании.

                        Входит Фортинбрас с войском.

                                 Фортинбрас

                     Монарху датскому привет свой шлю, -
                     Прошу сказать ему, что Фортинбрас,
                     С его согласья, просит позволенья
                     Пройти чрез датские владенья с войском.
                     О том, где встретить нас, - известно вам.
                     А если что-нибудь от нас угодно
                     Его величеству, придем к нему
                     С поклоном сами. Так и передайте.

                                  Капитан

                     Я все исполню, принц.

                                 Фортинбрас

                                            Вперед, но тихо.

                    (Фортинбрас с войском уходит; входят
                Гамлет, Розенкранц, Гильденштерн и другие.)

                                   Гамлет

                     Скажите мне, какое это войско?

                                  Капитан

                     Норвежское.

                                   Гамлет

                                  Куда оно идет?

                                  Капитан

                     На часть владений польских.

                                   Гамлет

                                            Кто начальник?

                                  Капитан

                     Всем войском управляет Фортинбрас,
                     Норвежского властителя племянник.

                                   Гамлет

                     Что ж - он намерен в глубь страны проникнуть
                     Иль удовольствоваться лишь границей?

                                  Капитан

                     Ответить справедливо, без прикрас,
                     Так мы идем приобрести такой
                     Клочок земли, какой нам ничего
                     Не даст, Я даже и пяти червонцев
                     Не заплатил бы за него. Ни нам,
                     Ни Польше он не может быть полезен.

                                   Гамлет

                     Так Польша биться за него не станет.

                                  Капитан

                     Напротив, он уж окружен войсками.

                                   Гамлет

                     Две тысячи людей и двадцать тысяч
                     Дукатов загубить необходимо,
                     Чтоб о соломинке решить вопрос.
                     Таков нарыв богатства и покоя -
                     Он прорывается у нас внутри
                     Негаданно и нам приносит смерть.
                     Благодарю покорно.

                                  Капитан

                                          Бог над вами.
                                 (Уходит.)

                                 Розенкранц

                     Угодно ли вам, принц, продолжить путь?

                                   Гамлет

                     Я тотчас же приду; вперед ступайте.
                       (Все, кроме Гамлета, уходят.)
                     Как все винит меня и клонит к мщенью!
                     И что такое человек, когда
                     Вся жизнь его проходит в сне и пище?
                     Животное он - больше ничего.
                     Но Тот, Кто создал нас с таким умом,
                     Что мыслью мы способны обнимать
                     Грядущие и прошлые века,
                     Не для того нам дал небесный дух,
                     Чтоб он у нас в бездействии погас.
                     Чем объясню медлительность свою?
                     Звериною ли тупостью забвенья,
                     Иль страхом размышленья об исходе -
                     Три четверти трусливости тут вижу
                     И только четверть доводов рассудка.
                     Зачем живу, бесплодно повторяя:
                     "Я должен это сделать непременно",
                     Меж тем молчу, имея все для дела -
                     И силу, и желание, и повод.
                     Весь мир примером может мне служить.
                     Хотя бы этот нежный, слабый принц,
                     Ведущий сильное, большое войско.
                     В порыве вдохновенного величья
                     Он шутит над неведомым грядущим, -
                     Из-за какой-то скорлупы идет
                     Навстречу легкомысленной Фортуне,
                     Столь часто гибельной для слабых смертных.
                     Тот истинно великий человек,
                     Кто без причин глубоких не восстанет,
                     Но вместе с тем и бьется за безделку,
                     Когда задета честь. А что же я?
                     Мать опозорена, отец отравлен.
                     Ни здравый смысл, ни побужденье крови
                     Меня не пробудили ото сна.
                     С стыдом гляжу, как двадцать тысяч войска
                     Из-за надежд честолюбивой славы -
                     Спешат на гибель, точно на постели,
                     Сражаясь за такой клочок земли,
                     Где всем им даже и не уместиться,
                     Где и могил не хватит для убитых.
                     Отныне только кровь - мои стремленья,
                     Иль будь они достойны лишь презренья!


                                  Сцена 5

                         Эльсинор. Комната в замке.

                   Входят королева, Горацио и придворный.

                                  Королева

                     Я не хочу с ней говорить.

                                 Придворный

                                                 Она
                     Отчаянно и неотступно молит,
                     Нельзя к ней отнестись без сожаленья.

                                  Королева

                     Что ж нужно ей?

                                 Придворный

                                      Отца все вспоминает
                     И говорит, что мир несправедлив,
                     Бьет в грудь себя и стонет тяжело;
                     В речах ее бессмыслица почти,
                     Но наводящая на размышленья, -
                     В ее движениях, намеках, взорах
                     Есть хоть туманный, но ужасный смысл.

                                  Горацио

                     Во избежание опасных толков
                     Необходимо с ней поговорить.

                                  Королева

                     Пускай войдет.

                            (Придворный уходит.)

                                (В сторону).
                                     Такое свойство зла:
                     Больной душе моей страшна и мелочь.
                     Злодейство никому не доверяет
                     И через то себя же обличает.
                       (Входит придворный с Офелией.)

                                   Офелия

                     Где Дании прекрасная царица?

                                  Королева

                     Что, что, Офелия?

                                   Офелия
                                   (поет)

                        Как угадать в толпе большой
                             Мне друга твоего?
                        По шляпе, обуви простой
                             И жезлу у него.

                                  Королева

                     Ах, милая, что значит эта песня?

                                   Офелия

     Прошу, еще послушайте.
                                  (Поет.)
                        Увы, уж жизнь его застыла
                             И в землю он зарыт;
                        Травою заросла могила
                             И камнем он прикрыт.
     О-ох!

                                  Королева

                     Ну полно же, Офелия!

                                   Офелия

     Нет, прошу, послушайте.
                                  (Поет.)
                        Белее снега саван гробовой...
                              (Входит король.)

                                  Королева

                     Ах, посмотрите на это!

                                   Офелия
                                   (поет)

                             Был милый весь в цветах,
                        Но слез любви подруги молодой
                             Уж не увидел прах.

                                   Король

                     Как поживаете, дитя мое?

     Офелия.  Я  -  хорошо.  Да  сохранит  вас Бог... А говорят, сова - дочь
хлебопека.  О Боже, нам известно, что мы значим, но неизвестно, чем мы можем
быть. Благослови Создатель ваш обед.

                                   Король
                                (в сторону)

                     Все бредит о своем отце.

     Офелия.  Прошу,  не  будем говорить об этом, но если спросят, чт_о_ все
это значит, откройте вот чт_о_:
                         День Валентинов наступает.
                         И в дымке утренних лучей
                         Моя душа уж поспешает
                         Быть Валентиною твоей.
                         Он услыхал, он встрепенулся,
                         Мгновенно двери отворил
                         И с ней наедине замкнулся,
                         Но уж не девой отпустил.

                                  Королева

                     Прекрасная Офелия...

                                   Офелия

     Да, в самом деле... Только не клянитесь. Вот я докончу:
                                   (поет)
                         Спаситель, Пресвятая,
                         В мужчинах нет стыда:
                         Жениться обещая -
                         Лишь губят нас всегда.
А он ответил:
                         - Я женился б, может статься, -
                         Ты ж поспешила мне отдаться.

                                   Король

     Давно ли это с нею?

     Офелия.  Но я надеюсь, все пойдет отлично, необходимо только потерпеть;
но  все  же  не  могу не плакать, когда подумаю, что он зарыт в сырую землю.
Брат  узнает  все.  Благодарю  за  добрый  ваш  совет;  подайте  же сюда мой
экипаж...  Покойной  ночи  милым  дамам, покойной ночи милым дамам, покойной
ночи, покойной ночи. (Уходит.)

                                   Король

                     Идите вслед за ней. И я прошу вас
                     Как можно лучше охранять ее.
                             (Горацио уходит.)
                     Глубокой скорби яд в нее проник,
                     Его источник - смерть ее отца.
                     Гертруда, о моя Гертруда, беды
                     Охватывают нас не в одиночку,
                     А полчищем: убит отец ее,
                     Затем отплытье сына твоего,
                     Изгнавшего себя своим проступком,
                     И возмущение всего народа
                     Кривыми толками о том, как был
                     Убит Полоний; промах наш, что мы
                     Тайком его зачем-то хоронили,
                     Офелии внезапное безумье, -
                     А без ума мы истуканы, звери, -
                     И в довершение всех наших бед -
                     Из Франции Лаэрт вернулся тайно.
                     Он в мрачном раздраженье заперся
                     В своем жилище, отравляя слух свой
                     Наветами наушников презренных.
                     Они, за неименьем точных данных,
                     Конечно, на меня вину всю сложат.
                     Все это, как убийственный снаряд,
                     Наносит мне смертельные удары.
                               (Слышен шум.)

                                  Королева

                     Ах, что за крики там?

                                   Король

                                            Сюда! Эй, стража!
                     Сказать, чтоб охраняли всюду двери.
                        (Входит другой придворный.)
                     Что там за шум?

                                 Придворный

                                      Спасайтесь, государь!
                     Сам океан, свои вздымая волны,
                     Не так стремительно глотает долы,
                     Как, во главе разнузданной толпы,
                     Лаэрт всю вашу стражу поражает.
                     Уж королем его зовет народ!
                     Как будто только что создался мир, -
                     Забыты все преданья и обычай -
                     Единые вершители порядка, -
                     И чернь кричит: "Лаэрт пусть нами правит!" -
                     Махает шляпами, и рукоплещет,
                     И вопит к небесам: "Лаэрт король наш!
                     Лаэрт король наш!"

                                  Королева

                                         Лают хорошо.
                     Но все ж на ложный след они напали...
                     О, датские презренные собаки!
                              (Шум за сценой.)

                                   Король

                     Сломали двери!
                           (Лаэрт, за ним народ.)

                                   Лаэрт
                               (вооруженный)

                                     Где король? Друзья,
                     Останьтесь там.

                                   Народ

                                      Нет, нет, и мы войдем!

                                   Лаэрт

                     Я вас прошу остаться.

                                   Народ

                                           Пусть так будет!

                                   Лаэрт

                     Благодарю. Посторожите вход. -
                     Король презренный, возврати отца!

                                  Королева

                     Прошу вас успокоиться, Лаэрт!

                                   Лаэрт

                     Да если каплю хоть спокойной крови
                     Почувствую я у себя в груди,
                     Тогда я буду незаконный сын,
                     И матери невинное чело
                     Клеймом развратницы омрачено!

                                   Король

                     Но что причиной этого восстанья?
                     Оставь, Гертруда, не страшись за нас.
                     Власть короля божественна настолько,
                     Что перед ней измена может быть
                     Сильна лишь на словах, но не на деле.
                     Скажи, Лаэрт, чем недоволен ты?
                     Скажи же... Не мешай ему, Гертруда.

                                   Лаэрт

                     Где мой отец?

                                   Король

                                    Он умер.

                                  Королева

                                             Мы невинны.

                                   Король

                     Пускай вполне он выяснит, что хочет.

                                   Лаэрт

                     Как умер мой отец? Себя провесть
                     Я не позволю, - к дьяволу присягу!
                     Долг подданного, совесть, добродетель -
                     Все в преисподнюю! Не устрашусь
                     И вечного мученья. Я теперь
                     Вполне к земле и небу безучастен.
                     Пускай свершится то, чт_о_ быть должно;
                     Я полон только местью за отца.

                                   Король

                     И что же, в этом кто тебе мешает?

                                   Лаэрт

                     Моя лишь воля - и ничто другое.
                     А что касается до средств отмщенья -
                     Я с малой силой многого добьюсь.

                                   Король

                     Любезный наш Лаэрт, стремясь найти
                     Виновных в смерти твоего отца,
                     Ужель захочешь также погубить
                     И невиновных с ними?

                                   Лаэрт

                                          Нет, одних
                     Виновных.

                                   Король

                                Ты желаешь их узнать?

                                   Лаэрт

                     За это б я друзьям раскрыл объятья
                     И их насытил бы своею кровью,
                     Как благородный, нежный пеликан.

                                   Король

                     Вот это речь, достойная тебя,
                     Как сына доброго и дворянина.
                     Что я невинен в смерти твоего
                     Отца и глубоко о ней скорблю -
                     Должно твой разум озарить, как день.

                                   Народ
                                (за сценой)

                     Впустить ее!

                                   Лаэрт

                                   Чт_о_ это? Чт_о_ за шум?
                           (Офелия возвращается.)
                     О пламень, иссуши мой мозг!.. О слезы,
                     Сильнейшей солью выжгите глаза!
                     За сумасшествие твое, клянусь,
                     Я стану мстить до той поры, пока
                     Не выкупят его ценой тягчайшей.
                     О дева милая, о роза мая!
                     Прекрасная Офелия! Сестра!
                     Ужели юной девушки рассудок
                     Непрочен так же, как жизнь старика?
                     О, как чувствительна любви природа:
                     Часть наилучшую себя самой
                     Приносит в жертву другу своему!

                                   Офелия
                                   (поет)

                     С непокрытым лицом его в гробе несли,
                     О горе, лютейшее горе!
                     И на гроб его слезы ручьями текли, -
                     О горе, лютейшее горе!
                     Прости, мой голубок!

                                   Лаэрт

                     Когда б и в разуме она взывала к мщенью,
                     Я не был бы сильней к нему подвигнут!

     Офелия.  Вам  нужно  петь:  "клади  вниз его как можно глубже". И такой
припев  я  нахожу  уместным. Речь идет о злобном управителе, который похитил
дочь у своего хозяина.

                                   Лаэрт

                     Загадочный бред.

                                   Офелия

                     Вот розмарин - на память обо мне...
                     Пожалуйста, будь верен мне, мой друг...
                     Вот незабудка - не забудь меня.

     Лаэрт.  Есть  скрытый  смысл  в  ее  безумье:  верность  в соединенье с
памятью.
     Офелия. Вот тмин, вот колокольчики, вот рута - для вас и также для меня
немного, - ее зовут воскресной благодатью. А вот и маргаритка! Но фиалок нет
-  завяли  после  смерти  моего  отца; но, говорят, он умер без страданий...
(Поет.)
                     Любезный мой Робин, все счастье мое...

                                   Лаэрт

                     У ней печаль, и скорбь, и самые мученья
                     Проникнуты благою красотой.

                                   Офелия
                                   (поет)

                        Он не вернется к нам опять?
                        Он не вернется к нам опять?
                            Ах, умер, дорогой, -
                            И я умру с тобой.
                        Нет, нет, он не вернется к нам...
                            Он был с седою бородой
                            И с белоснежной головой...
                            Скончался он, скончался он!
                            К чему теперь и плач и стон!
                            Пошли ему Господь покой...
                     Всех христианских душ в молитве помяну...
                     И сохрани вас Бог! (Уходит.)

                                   Лаэрт

                     Ты видишь это, Господи!

                                   Король

                                              Лаэрт,
                     Дай разделить с тобой твою печаль, -
                     Ты в этом мне не можешь отказать.
                     Сзови мудрейших из своих друзей,
                     И пусть они рассудят нас с тобою.
                     И если косвенно иль прямо я
                     Причина смерти твоего отца -
                     Бери себе престол, корону, жизнь
                     Мою. Но если я не виноват,
                     Будь терпелив - и мы с тобой поищем,
                     Чем можно дать покой твоей душе.

                                   Лаэрт

                     Да будет так. Внезапная кончина
                     И похороны тайно, без трофеев,
                     Без рыцарских обрядов, - это все
                     О мщении ужасном вопиет,
                     И я потребовать суда обязан.

                                   Король

                     Так именно вам должно поступить.
                     Преступника никак нельзя щадить,
                     И я прошу вас следовать за мною.


                                  Сцена 6

                          Другая комната в замке.

                          Входят Горацио и слуга.

                                  Горацио

                     Кто это хочет говорить со мной?

                                   Слуга

                     Матросы, сударь, с грамотами к вам.

                                  Горацио

                     Пускай войдут.
                              (Слуга уходит.)
                                    Не знаю, чье приветствье
                     И из какой страны писать мне могут,
                     Коль не от принца Гамлета оно?
                             (Входят матросы.)

                               Первый матрос

                     Благословенье Божие над вами!

                                  Горацио

                     Благословенье Божье и тебе.

     Первый  матрос.  И  Он благословит, когда захочет. Вот, сударь, грамоты
вам  от  посла,  отправленного в Англию, - возьмите, коль вас зовут Горацио,
как мне сказали.
     Горацио  (читает).  "Горацио, когда прочтешь посланье, доставь матросам
доступ  ккоролю,  -  у них есть также письма и к нему. Мы на море не пробыли
двух  суток,  как  уже встретили воинственных пиратов. Мы, зная, что корабль
наш  грузен  на  ходу,  невольно  обратились в храбрецов; во время схватки я
вскочил  на  борт к пиратам, но они вдруг отцепились, и я один попал к ним в
плен.  Они  со мною обращались как великодушные злодеи, зная, конечно, чт_о_
творят.  Необходимо мне услужить им. Постарайся, чтоб доставили мои посланья
королю, затем беги ко мне так быстро, как если б ты бежал от самой смерти. Я
прошепчу  тебе  такое,  чт_о_  сделает тебя немым, но все ж слова мои не так
сильны,  как  то,  что  составляет сущность их. Матросы эти проведут тебя ко
мне.  А  Розенкранц  и Гильденштерн плыть продолжают в Англию. Прощай. Твой,
как тебе известно, Гамлет".
                     Идем. Я письма ваши помогу вам
                     Доставить к королю. Затем меня
                     Скорей к тому сведите, кто их дал вам.
                                  (Уходят.)


                                  Сцена 7

                          Другая комната в замке.

                           Входят король и Лаэрт.

                                   Король

                     Теперь должны вы оправдать меня
                     Своею совестью и от души
                     Во мне увидеть друга своего.
                     Вы сами слышали, что тот, кто был
                     Убийцей вашего отца, хотел
                     Покончить собственно с моею жизнью.

                                   Лаэрт

                     Да, это так, но только почему
                     Не наказали вы деянье злое,
                     К чему обязывали вас ваш сан,
                     Рассудок, собственная безопасность?

                                   Король

                     По двум весьма внушительным причинам;
                     Для вас они не важны, может быть,
                     Но для меня значительный в них смысл.
                     Мать-королева сыну своему
                     И разум свой и душу посвятила.
                     А я - на радость иль на горе, все
                     Равно - так связан с ней всем существом,
                     Что без нее и шагу не ступлю,
                     Уподобляяся звезде, чт_о_ только
                     В своих пределах двигаться способна.
                     Вторичная ж причина та, что он
                     Любим столь сильно грубою толпой,
                     Что даже и пороки все его
                     Собой любовь такая покрывает,
                     И как источник в камень превращает
                     Растения, так и его проступок
                     Толпа святыней может объявить,
                     И стрелы, обращенные к нему,
                     При страшном возмущении ее,
                     В конце меня же могут поразить.

                                   Лаэрт

                     Я потерял достойного отца,
                     Лишилась разума моя сестра,
                     Которая - о, позднее признанье -
                     Для всех времен могла б стать совершенством,
                     Но все же час отмщения настанет.

                                   Король

                     Вы сна себя лишите этой мыслью;
                     Но не подумайте, что я так слаб,
                     Что безнаказанно себя позволю
                     За бороду схватить и это шуткой
                     Счесть. Скоро выкажусь вполне пред вами.
                     Я вашего отца любил настолько,
                     Насколько самого себя люблю,
                     И это я надеюсь доказать.
                        (Входит вестник с письмами.)
                     Что нового?

                                  Вестник

                                 Вот письма, государь,
                     От Гамлета - для вас и королевы.

                                   Король

                     От Гамлета? Кто их принес?

                                  Вестник

                                                 Матросы,
                     Как говорят, но я их не видал;
                     Мне эти письма Клавдио вручил,
                     Ему ж их посланный принес.

                                   Король

                                                 Лаэрт,
                     Я их прочту тебе. А ты ступай.
                      (Вестник уходит. Король читает.)
     "Высокий  и  могущественный,  извещаю вас, что я нагим высажен на берег
ваших  владений.  Завтра  дерзну испросить позволения предстать перед вашими
королевскими  очами  и,  обратясь к вам с мольбою о прощении, рассказать все
обстоятельства,   при  которых  я  так  странно  и  неожиданно  возвратился.
Гамлет".
                     Что это? И вернулись ли другие?
                     Иль это ложь - и больше ничего?

                                   Лаэрт

                     А почерк знаете?

                                   Король

                                      Да, Гамлет пишет:
                     "Нагим". А здесь приписано - "один".
                     Что посоветуете мне?

                                   Лаэрт

                                          Я сам
                     Не знаю, что подумать, государь.
                     Но пусть он явится. Душа моя
                     Разбитая уж радостью трепещет
                     При мысли, что могу сказать ему
                     В глаза и скоро: "вот что сделал ты!"

                                   Король

                     Нет, этого нельзя. Но как иначе?
                     Хотите ль положиться на меня?

                                   Лаэрт

                     Да, государь. Ни звука лишь о мире.

                                   Король

                     Мир только для души твоей. Когда
                     Вернулся он и не захочет вновь
                     Свершить второе путешествье, я
                     Придумал план, ему грозящий смертью;
                     Мне за нее не будет порицанья,
                     И даже мать его нас не осудит
                     И эту смерть случайной назовет.

                                   Лаэрт

                     Советам вашим повинуюсь я
                     Охотно, если их орудьем буду.

                                   Король

                     Так именно и будет. С той поры,
                     Как ты из Дании уехал, здесь
                     Тебя нередко очень восхваляли,
                     Особенно одно твое искусство,
                     Рождавшее во многих зависть даже,
                     Хотя, по мне, оно среди других
                     Твоих способностей не очень важно.

                                   Лаэрт

                     Какое же искусство, государь?

                                   Король

                     На шляпе юности обычный бант,
                     Но щегольство для юности прилично,
                     Как меховое одеянье старцам,
                     Дающее здоровье и величье.
                     Два месяца тому назад здесь жил
                     Нормандский дворянин. Видал французов
                     Немало я, да и сражался с ними;
                     Им, как наездникам, цены не знаю,
                     Но этого волшебником зову:
                     Он словно прирастает к своему
                     Седлу и правит лошадью так ловко,
                     Как будто воплощается в нее.
                     Я и придумать бы не мог всего
                     Того, что делал он с своим конем.

                                   Лаэрт

                     Нормандец, говорите?

                                   Король

                                           Да, нормандец.

                                   Лаэрт

                     Клянусь душою, то Ламонд наверно.

                                   Король

                     Он самый.

                                   Лаэрт

                               Я знаком с ним очень близко.
                     Он красота всей нации, бесспорно.

                                   Король

                     Он о тебе нам много говорил,
                     Восторженно превознося твое
                     Искусство фехтоваться на рапирах:
                     "Как было б любопытно посмотреть, -
                     Сказал он, - если б кто-нибудь дерзнул
                     С тобою выступить на поединок".
                     Он уверял, что у него в отчизне
                     Никто с тобой не может фехтоваться,
                     Что лучшие, сражаяся с тобой,
                     Теряли разом все свои приемы.
                     И Гамлет, слушая их похвалы,
                     К тебе такою завистью проникся,
                     Что только и мечтал о том, когда
                     Приедешь ты, чтоб и ему с тобой
                     Померяться в единоборстве, но...

                                   Лаэрт

                     Что значит это "но", мой государь?

                                   Король

                     Любил ли своего отца Лаэрт,
                     Иль он - бездушная картинка скорби?

                                   Лаэрт

                     К чему вы задали такой вопрос?

                                   Король

                     Я знаю, что его любили вы,
                     Но и любовь у времени во власти,
                     И в самом ярком пламени ее
                     Всегда находится большой нагар,
                     Который угашает этот пламень -
                     И он в своем же преизбытке мрет.
                     И то, что страстно мы желаем сделать,
                     Нельзя откладывать на долгий срок,
                     Ведь так изменчивы желанья наши;
                     В них столько ж поводов для колебаний,
                     Как сколько языков и рук, и всяких
                     Случайностей встречается на свете,
                     И это все кончается потом
                     Одними вздохами, которых вред
                     Уж в том, что, временно даря покой,
                     Затем еще сильней отягощают.
                     Но прикоснемся к главному предмету:
                     Вернется Гамлет - как поступишь ты?

                                   Лаэрт

                     Его зарежу я, хотя бы в церкви!

                                   Король

                     Да, для убийцы нет нигде защиты,
                     Для мщения границ не существует, -
                     Но все ж пока запрись в своем жилище.
                     Вернувшись, Гамлет будет знать, что здесь ты.
                     Я вновь велю хвалить твое искусство, -
                     Мы тем еще усилим блеск его,
                     Который придал похвалой тебе
                     Француз. А далее мы вас сведем,
                     Побившись об заклад о вас обоих.
                     Прямой и чуждый подозренья, Гамлет
                     Оружия осматривать не станет,
                     Тогда легко ты выберешь рапиру
                     С отточенным концом. Ударом ловким
                     Ты отомстишь ему за смерть отца.

                                   Лаэрт

                     Вполне с советом вашим соглашаюсь.
                     Теперь я отравлю свою рапиру:
                     Одним врачом мне продан яд смертельный, -
                     Пред ним бессильны все лекарства в мире.
                     В снадобье это опустить клинок, -
                     Царапины достаточно одной,
                     Чтоб человека погубить совсем.
                     Я омочу конец рапиры ядом:
                     Один укол - и Гамлету уж смерть.

                                   Король

                     Нам это строго нужно обсудить,
                     Представить ясно положенье дела,
                     И ежели оно невыполнимо
                     И в нем узнают скоро нашу цель,
                     То лучше б за него не приниматься.
                     Поэтому, на случай, нужно нам
                     Другой исход найти. Сообразим.
                     Торжественно побьемся об заклад
                     О ваших преимуществах... Нашел!
                     Когда, разгорячась на поединке,
                     Вы сильную почувствуете жажду -
                     Для этого сильнее нужно драться -
                     И он потребует себе воды,
                     То мной уж будет приготовлен кубок.
                     Один глоток - и он в руках у нас.
                     Коль ускользнет он от твоей рапиры,
                     То ядовитое питье его
                     Прикончит несомненно. Что за шум?
                             (Входит королева.)
                     Что скажешь, дорогая королева?

                                  Королева

                     За горем горе по пятам летит
                     Громадною толпою - утонула
                     Твоя сестра, Лаэрт!

                                   Лаэрт

                                          Что! утонула?

                                  Королева

                     На берегу ручья я знаю иву, -
                     Посеребренные листы ее
                     В его струях зеркальных отразились.
                     Туда пришла она в гирляндах разных -
                     Из маргариток, лютика, крапивы
                     И бледно-фиолетовых султанов:
                     Их пастухи зовут так неприлично,
                     У скромных девушек цветы такие
                     Известны под названьем "мертвый палец".
                     Когда к склонившимся ветвям она
                     Прильнула, чтоб на них расположить
                     Свои венки, предательские ветви
                     Под нею обломились, и она,
                     В цветах, упала в плачущий поток.
                     Но платье не давало ей тонуть,
                     И, как сирена, поплыла она
                     С напевами отрывков древних песен,
                     Не сознавая гибели своей,
                     Как бы живя в родной для ней стихии.
                     Но это очень длится не могло:
                     Намокшая одежда потянула
                     Своею тяжестью ее ко дну,
                     И бедную, с ее напевом нежным,
                     Смерть в илистом потоке схоронила.

                                   Лаэрт

                     Так утонула?

                                  Королева

                                  Утонула, да!

                                   Лаэрт

                     Несчастная Офелия! Итак,
                     Водою ты в избытке залита,
                     А потому не буду больше плакать,
                     Хотя меня невольно душат слезы,
                     Как стыд ни умеряй мою печаль.
                     Но выплачусь - и женственность моя
                     С слезами испарится навсегда.
                     Простите, государь. Есть много слов
                     Во мне кипучего негодованья,
                     Но им мешает глупых слез поток.
                                 (Уходит.)

                                   Король

                     Ну, наконец-то, милая Гертруда,
                     Я бешенство его угомонил!..
                     Теперь боюсь, чтоб снова он не вспыхнул.
                     Пойдем за ним.
                                 (Уходят.)




                                  Сцена 1

                                 Кладбище.

                     Входят два могильщика с лопатами.

     Первый  могильщик.  Да  разве  ту,  которая  сама хотела умереть, можно
схоронить по-христиански?
     Второй  могильщик.  Значит, можно; копай скорей могилу; о смерти ее уже
был суд - и решили похоронить по христианскому обряду.
     Первый  могильщик.  Но как это? Разве она утопилась неумышленно, как бы
вроде самозащиты?
     Второй могильщик. Должно, так и рассудили.
     Первый  могильщик.  Может,  тут было какое оскорбленье. Все дело в том,
если  я  топлюсь  умышленно - это действие, а действие составляют три части:
возникновение, делание и завершение, - значит, она утопилась умышленно.
     Второй могильщик. Послушай-ка, товарищ-гробокопатель...
     Первый  могильщик.  Дай  докончить.  Вот  вода  - хорошо; вот человек -
хорошо.  Когда человек пошел к воде и утопился, значит, хотел иль не хотел -
пошел. Вот ты и размысли. А ежели вода побежит к нему и утопит его, - так он
себя  не  утопил.  Значит,  кто  сам  не хотел своей смерти, тот неповинен в
пресечении своей жизни.
     Второй могильщик. Разве так выходит по закону?
     Первый могильщик. По закону, - да еще по следственному закону.
     Второй могильщик. А хочешь скажу по правде? Кабы она не была дворянкой,
не хоронили бы ее по-христиански.
     Первый  могильщик.  Вот,  вот  -  истинно! В том-то и беда, что знатным
людям  и  топиться-то  или  вешаться  удобнее,  чем  нам,  хотя  и  таким же
христианам.  Давай-ка  заступ.  Нет дворянина древнее по роду, чем садовник,
землекоп и могильщик - Адамово ремесло у них.
     Второй могильщик. А разве Адам был дворянин?
     Первый могильщик. Он многое имел для этого.
     Второй могильщик. Ой ли?
     Первый  могильщик.  Да  что ты? никак язычник? А? Ты понимаешь Писание?
Там  говорится:  "Адам копал землю". А как он мог копать, если у него ничего
не было? Попробуй-ка, разреши этот вопрос; но если не разрешишь, сознайся.
     Второй могильщик. Задавай.
     Первый  могильщик. Кто может строить крепче каменщика, корабельщика или
плотника?
     Второй  могильщик.  Тот,  кто  делает  виселицы.  Его  постройка  может
пережить тысячи жильцов.
     Первый  могильщик.  Ты  не глуп, право: виселица... это благотворно. Но
кому  от  виселицы  благотворно?  Тому,  кто  делает  злое дело. Вот ты тоже
делаешь  зло,  говоря,  что  виселица  строится прочнее церкви, значит, тебя
следует повесить. Ну-ка, другой ответ.
     Второй могильщик. О том, кто строит прочнее каменщика, корабельщика или
плотника?
     Первый могильщик. Да, скажи-ка - и пошел себе гулять.
     Второй могильщик. А вот, право слово скажу.
     Первый могильщик. Ну!
     Второй могильщик. Как пред Богом, не знаю, что сказать.
            (Входят Гамлет и Горацио и становятся в отдалении.)
     Первый  могильщик.  Не  ломай  напрасно свою башку: как ни бей ленивого
осла  - шибче не побежит. А когда тебе еще раз зададут этот вопрос - говори:
"могильщик".  Жилище,  построенное  могильщиком, простоит до Страшного суда.
Ступай-ка лучше в кабачок и принеси мне водки.
           (Второй могильщик уходит; первый поет, копая могилу.)

                       Я в юности любил, любил,
                            В любви все полагал,
                       В ней - ох! - только время - ах! - проводил,
                            Ей силы отдавал.

     Гамлет. Да неужель глупец не сознает, что делает? Могилу роет - и поет!
     Горацио. Привычка сделала его таким бесстрастным к своему занятью.
     Гамлет.  Да,  тонкая  чувствительность сильна лишь там, где менее труда
для рук.

                              Первый могильщик
                                   (поет)

                       Но тайно старость приплелась -
                            И я в когтях у ней;
                       Вся радость жизни пронеслась,
                            Нет больше прежних дней.
                            (Выбрасывает череп.)

     Гамлет.  И  в  этом  черепе  язык  был  также,  и  он мог петь. С каким
ожесточеньем  швырнул его на землю этот плут, как череп Каина-первоубийцы...
Быть  может,  это  череп дипломата, мечтавшего перехитрить и Бога. Не правда
ли, возможно это?
     Горацио. Возможно, принц.
     Гамлет.  Или  придворного, который восклицал: "С хорошим днем, любезный
принц!  Как  вы  живете,  милый  принц!" И этот череп принадлежать мог также
господину  такому-то,  хвалившему  коня  такого-то  в надежде получить его в
подарок. Да, и это быть могло?
     Горацио. Конечно, принц.
     Гамлет.  Теперь  же череп - собственность червей, обглодан, и могильщик
бьет его. Преудивительное превращенье! - когда б могли мы проследить за ним.
И  эти  кости  холили  затем, чтоб ими лишь играть, как в кегли? О, при этой
мысли ноют и мои суставы!

                              Первый могильщик
                                   (поет)

                       Кирка, лопата гробовая
                            Да саван мертвеца, - ох! -
                       И в яме мрачной плоть земная
                            Истлеет до конца.
                        (Выбрасывает другой череп.)

     Гамлет.  Еще...  Быть  может, это был законовед... Ну, где ж теперь его
крючки,  уловки,  иски, все тонкости? Зачем он равнодушно относится к ударам
этого  невежи,  не  тащит  в  суд  его  за оскорбленье? А может быть, он был
большим  дельцом,  приобретателем  больших  имений... И где ж сейчас его все
неустойки, двойные обеспеченья, доходы? И неужель от всех своих владений ему
достался  лишь клочок земли в длину и ширину не больше двух контрактов? Да в
этом  ящике едва ль бы уместились одни уж акты на его угодья! И тем не менее
владельцу их достанется не более пространства! А?
     Горацио. Не более, принц.
     Гамлет. Пергамент делают ведь из бараньей кожи?
     Горацио. Да, принц, - и из телячьей также.
     Гамлет. Бараны и телята те, кто ищет в нем обеспеченья. Заговорю с ним.
Приятель, чья эта могила?
     Первый могильщик. Моя, сударь. (Поет.)
                       Ох! - И в яме мрачной плоть земная
                            Истлеет до конца.
     Гамлет. Не потому ль, что ты в нее забрался?
     Первый  могильщик. Вы, сударь, не в могиле еще; отсюда ясно, что она не
ваша, а моя, хотя я пока до нее не докопался.
     Гамлет. Ты лжешь: могилы роют мертвецам, а не живым.
     Первый  могильщик.  Так  эта  ложь, сударь, живая, если она от меня вам
сообщилась.
     Гамлет. Но для кого могила? Для мужчины?
     Первый могильщик. Не для мужчины, сударь.
     Гамлет. Ну так для женщины?
     Первый могильщик. И не для женщины.
     Гамлет. Кого ж схоронят здесь?
     Первый  могильщик.  Да  ту,  которая  была женщиной, а теперь уже прах,
прости ее Господь.
     Гамлет.  Что за придира этот грубиян! С ним нужно разговаривать точней,
его  двусмысленность нас загоняет. Клянусь, Горацио, в последние три года на
этом  свете  все  так  заострилось, что и крестьянин силится до боли ужалить
остроумием вельможу... А сколько лет ты роешь здесь могилы?
     Первый  могильщик.  С  того  памятного  дня,  когда покойный наш король
Гамлет разбил Фортинбраса.
     Гамлет. А именно?
     Первый  могильщик. Как будто вы не знаете? Всякий дурак вам скажет, что
в  тот день родился молодой Гамлет, который теперь сошел с ума и отправлен в
Англию.
     Гамлет. Зачем его отправили туда?
     Первый  могильщик. А затем, что он помешался, а там выздоровеет, а если
и не выздоровеет, то беда невеликая.
     Гамлет. А почему?
     Первый  могильщик.  Там  это никому не бросится в глаза, потому что там
все сумасшедшие.
     Гамлет. Но отчего же он сошел с ума?
     Первый могильщик. Говорят, от чего-то диковинного.
     Гамлет. Но отчего, однако?
     Первый могильщик. Да так просто рехнулся.
     Гамлет. На чем же именно рехнулся?
     Первый  могильщик.  Да  на  собственной датской земле. Вот уже двадцать
лет, как я здесь могильщиком: еще мальчишкой начал.
     Гамлет. А долго ль может человек лежать в земле?
     Первый  могильщик. Да если не подгнил еще при жизни (а таких подгнивших
прежде  смерти  теперь  немало),  то лет восемь или девять. Кожевник наверно
выдержит девять.
     Гамлет. Но почему ж он долее других?
     Первый  могильщик. Да потому, сударь, что, выделывая чужие кожи, он тем
самым  так  закаляет свою, что она долго не поддается воде, а вода - злейший
враг  этих  мерзких  трупов.  Вот  череп...  Этот  череп  пролежал  в  земле
двенадцать лет.
     Гамлет. А чей это?
     Первый могильщик. Самого беспутного негодника. Ну, чей бы, вы думали?
     Гамлет. Не знаю.
     Первый  могильщик. Ах, чтоб ему ни дна и ни покрышки! Он как-то однажды
вылил  на  мою  голову  целый  кубок  рейнвейна.  Это, сударь, череп Йорика,
королевского шута.
     Гамлет. Этот?
     Первый могильщик. Этот самый.
     Гамлет.  Дай  мне  взглянуть. (Берет череп.) Увы, мой бедный Йорик!.. Я
знал  его,  Горацио.  В  этом существе бежал неиссякаемый родник веселости и
остроумья.  Сколько  раз  носил  меня  он  на  плечах  своих.  Теперь  какой
невыносимый  вид!  Мутит  при взгляде на него! Здесь были губы, и я их часто
целовал.  Ну,  где ж теперь твои остроты, песни и прыжки, твои неподражаемые
шутки,  так возбуждавшие безумный хохот среди всех пировавших за столом? Нет
ни  одной, хотя бы для того, чтоб посмеяться над своей же костяной гримасой.
Все исчезло. Что ж, поди сейчас в уборную красавицы, скажи ты ей: пускай она
хоть  в  палец  толщины  наложит на свое лицо румян - ему не избежать такого
превращенья...  И  пусть  она  над этим посмеется... Горацио, скажи одно мне
только...
     Горацио. Что, принц?
     Гамлет. Как думаешь, и Александр Великий в земле таким же был?
     Горацио. Таким же, принц.
     Гамлет. С таким же запахом? (Кладет череп.)
     Горацио. Да, принц.
     Гамлет.  Как  унизительна земная участь! И если проследить воображеньем
за   благородным   прахом  Александра,  то  почему  его  бы  не  представить
какой-нибудь замазкою для бочки с пивом?
     Горацио. Такое рассужденье слишком необычно.
     Гамлет.  Нисколько  -  и  вполне  правдоподобно - без всяких ухищрений:
Александр  скончался,  схоронен,  стал  прахом;  прах  -  земля,  а из земли
приготовляют  глину.  И почему ж бы не могла та глина, которой стал в могиле
Александр, служить замазкой для щелей?

                       О славный Цезарь, целый мир
                       Склонялся в страхе пред тобой!
                       Теперь - ты прах, замазка дыр
                       В стенах во время бурь зимой!
Король и королева, целый двор!

 (Входят патеры и проч. с похоронной процессией, прах Офелии, Лаэрт, свита,
                          король, королева, двор.)

                     Кого они так скромно провожают?
                     То признак, что из знатных кто-нибудь
                     Сам умертвил себя в минуту злую.
                     Внимание.
                       (Отходит в сторону с Горацио.)

                                   Лаэрт

                     Какие же еще обряды будут?

                                   Гамлет

                     Вот благородный юноша Лаэрт.

                                   Лаэрт

                     Какие же еще обряды будут?

                                   Патер

                     Дозволенный обряд мы совершили.
                     Предосудительна ее кончина,
                     И если бы не высшее веленье,
                     Пришлось бы ей до Страшного суда
                     Неосвященною лежать в земле,
                     И не молитвы бы над ней читали,
                     А камнями ее бы забросали.
                     Она ж украшена венцом девичьим,
                     И убрана невинными цветами,
                     И с погребальным звоном опочиет.

                                   Лаэрт

                     И больше ничего?

                                   Патер

                                      Нет, ничего.
                     Мы оскорбили б погребенья смысл,
                     Когда бы реквием для ней пропели.
                     Свершать заупокойные молитвы
                     Мы можем лишь о непорочных душах.

                                   Лаэрт

                     Спускайте же ее скорей в могилу.
                     И из ее невиннейшего праха
                     Благоуханные фиалки выйдут.
                     Тебе ж скажу, жестокосердый пастырь,
                     На небе ангелом сестра моя
                     Пребудет, ты же - в ад пойдешь на муку.

                                   Гамлет

                     Как? Милая Офелия!

                                  Королева
                               (бросая цветы)

                     Прекраснейшей прекрасное. Прости.
                     Тебя в мечтах своих я называла
                     Женою Гамлета, убрать хотела
                     Цветами ложе брачное твое,
                     Но осыпаю ими лишь могилу!

                                   Лаэрт

                     О, многочисленные беды пусть
                     Обрушатся проклятьем на того,
                     Кто был убийцей твоего ума!
                     Не зарывайте гроба, дайте мне
                     Еще раз заключить ее в объятья.
                           (Бросается в могилу.)
                     Теперь на мертвую и на живого
                     Земли такую гору взгромоздите,
                     Что выше, чем древнейший Пелион
                     Иль голубой Олимп, ушедший в небо!

                                   Гамлет
                             (выступая вперед)

                     Кто громко так здесь горесть проявляет?
                     Чей скорбный вопль задерживает звезды
                     На их пути и изумляет их,
                     Как слушателей, дивом пораженных?
                     Смотри, перед тобой датчанин Гамлет!

                                   Лаэрт
                                 (бросаясь)

                     Пускай твоей душой владеет дьявол!

                                   Гамлет

                     Твоя молитва очень нечестива.
                     Послушай, перестань меня душить,
                     Я не горяч, но все-таки опасен, -
                     Советую - остерегись... Прочь руки!

                                   Король

                     Разнять их!

                                  Королева

                                  Гамлет, Гамлет!

                                    Все

                                                  Господа!

                                  Горацио

                     О, успокойтесь, дорогой мой принц!

                                   Гамлет

                     Нет, в этом с ним соперничать я стану,
                     Пока мои ресницы не сомкнутся!
                              (Их разнимают.)

                                  Королева

                     В чем дело, сын?

                                   Гамлет

                                      О, так, как я любил
                     Офелию, - и сорок тысяч братьев
                     Ее любили б меньше моего!
                     Что для нее ты мог бы совершить?

                                   Король

                     Лаэрт, ты видишь, он с ума сошел!

                                  Королева

                     О, ради Бога, пощади его!

                                   Гамлет

                     Скажи, что хочешь сделать для нее?
                     Рыдать, сражаться, голодать, пить яд?
                     Терзаться, крокодилов пожирать?
                     Я тоже. Воешь? Хочешь мне в упрек
                     Живым в могилу броситься? Я тоже.
                     Ты повествуешь о высотах горных?
                     Пускай падут на нас мильоны гор,
                     Покуда знойный пояс не спалит
                     Вершину их, в сравнении с которой
                     И Осса лишь горошиною будет.
                     Я в хвастовстве тебе не уступаю.

                                  Королева

                     Недуг безумия им овладел,
                     Но это скоро у него пройдет -
                     И снова он и тих и терпелив,
                     Как кроткий голубь посреди птенцов.

                                   Гамлет

                     Послушайте, чем мог я вас обидеть?
                     За что со мной такое обращенье?
                     Я вас всегда любил. Но, впрочем, суть
                     Не в том: чт_о_ Геркулес ни совершай -
                     Коту - мяуканье, собаке - лай.
                                 (Уходит.)

                                   Король

                     Последуйте за ним, Горацьо добрый.
                             (Горацио уходит.)
                     Пусть ободрит тебя терпеньем наш
                     Последний разговор. Скорее к делу. -
                     Следи за сыном, милая Гертруда.
                     Над гробом памятник живой поставим.
                     Часы покоя уж недалеки,
                     Пока ж себя терпеньем укрепим.
                                 (Уходят.)


                                  Сцена 2

                               Зала в замке.

                          Входят Гамлет и Горацио.

                                   Гамлет

                     Оставим  это, перейдем к другому.
                     Ты все ли обстоятельства запомнил?

                                  Горацио

                     Как мог я не запомнить их, мой принц?

                                   Гамлет

                     Я полон был какою-то борьбой
                     И потому не мог заснуть. Мне было
                     Несносней, чем убийце в кандалах.
                     Вдруг - будь благословенна эта смелость -
                     Порою легкомыслие полезней
                     До мелочей обдуманных расчетов,
                     И в этом виден промысл Божества
                     Над нами, как бы мы ни поступали.

                                  Горацио

                     Не сомневаюсь в том.

                                   Гамлет

                                            Я в темноте,
                     Накинув плащ, пробрался из каюты,
                     Стал ощупью искать их и нашел.
                     Схватил бумаги - и опять к себе
                     Вернулся. Опасения во мне
                     Изгладили приличия законы:
                     Я королевское посланье вскрыл
                     И низость королевскую обрел:
                     По множеству различных оснований,
                     Для блага общего двух государств,
                     По невозможности оставить жизнь
                     Такому пугалу, как я, - немедля
                     Меня убить, не дав и наточить
                     Топор, - вот этого посланья суть.

                                  Горацио

                     Возможно ли?

                                   Гамлет

                                   Оно со мной. Прочти
                     В другое время. Рассказать конец?

                                  Горацио

                     Пожалуйста.

                                   Гамлет

                                   Опутанный изменой,
                     Как сетью, долго думать я не стал.
                     Мгновенно план сложился сам собой:
                     Я сел и написал свое посланье.
                     Когда-то я считал, как наша знать,
                     Стыдом иметь разборчивую руку,
                     Старался даже портить почерк свой.
                     Но тут он мне услугу оказал
                     Немалую. Ты хочешь знать письмо?

                                  Горацио

                     Да, разумеется, добрейший принц!

                                   Гамлет

                     В своем послании я написал
                     Торжественную просьбу короля
                     О том, что если Англия желает
                     Быть верной данницей для нас, что если,
                     Как пальма, зеленеет наша дружба
                     (И многих этих "если" я отправил),
                     То посланных немедленно казнить,
                     Не дав им времени и на молитву.

                                  Горацио

                     Но чем вы запечатали посланье?

                                   Гамлет

                     И в этом помогли мне небеса:
                     Я в кошельке имел печать отца -
                     Подобье нынешней печати датской;
                     Сложив, как подлинник, свое письмо
                     И запечатав,я отнес его
                     На место - и подлог остался скрытым.
                     Чрез день у нас была морская стычка,
                     А остальное все тебе известно.

                                  Горацио

                     Так Розенкранц и Гильденштерн умрут!

                                   Гамлет

                     Они искали это назначенье,
                     Их смерть меня нисколько не смущает.
                     Их гибель - добровольное холопство.
                     Небезопасно низкому душой
                     Стать между двух противников могучих,
                     Вступивших в беспощадную борьбу.

                                  Горацио

                     Какое же созданье наш король!

                                   Гамлет

                     Не правда ли, что рассчитаться с ним
                     Пришла пора? Убийца моего
                     Отца, бесчестья матери виновник,
                     Лишил меня надежды на престол
                     Противно воле самого народа
                     И думал тайно умертвить меня -
                     Не грех ли допустить, чтоб эта язва
                     Собою заражала мир?

                                  Горацио

                                          Он скоро
                     Из Англии получит весть о деле.

                                   Гамлет

                     Пусть так, но промежуток наш еще,
                     А жизнь людей не больше, чем сказать
                     Успеешь: "раз". Жаль, добрый мой Горацьо,
                     Что пред Лаэртом я забылся так:
                     Его судьба с моей судьбою схожа.
                     Но он чрезмерно раздражил меня
                     Хвастливым языком своей печали.

                                  Горацио

                     Потише... Кто идет сюда?
                              (Входит Осрик.)

     Осрик. Приветствую ваше высочество с возвращением в Данию.
     Гамлет. Благодарю. (Тихо Горацио.) Ты знаешь эту муху?
     Горацио (тихо Гамлету). Нет, принц.
     Гамлет  (тихо Горацио). Тем лучше. Знать его - уже порок... Он обладает
плодоносною  землей, но сделайте скота владыкою скотов - и он сочтет себя не
ниже короля.
     Осрик. Прелестный принц, если имеете время, я передам вашему высочеству
кое-что от его величества.
     Гамлет. Я очень слушаю... Наденьте шляпу - она для головы.
     Осрик. Благодарю вас, ваше высочество, очень жарко.
     Гамлет. Нет, что вы... Холодно!
     Осрик. Действительно, принц, холодновато.
     Гамлет. А, впрочем, душно... Иль моя натура...
     Осрик. Удивительно, принц, душно, я даже не нахожу слов, как душно! Но,
принц, его величество повелел мне передать вам, что он держал за вас большой
заклад... Суть в том...
     Гамлет. Да не забудьте ж, умоляю вас. (Принуждает его накрыться.)
     Осрик.  Уверяю вас, принц, мне так удобнее... Недавно, ваше высочество,
возвратился  Лаэрт;  это  вполне  безупречный  кавалер,  полный всевозможных
достоинств,  удивительно  приятный  в  обращении и с образцовой наружностью;
право,  это  -  безукоризненное  явление  среди  высшего  общества.  Вы сами
соблаговолите  увидеть,  что  он  совмещает  в себе все подобающие дворянину
блестящие качества.
     Гамлет.  Он  совершенство  в  вашем  описанье;  без  шуток,  он великий
человек, и разве только зеркалу возможно вполне его величье отразить.
     Осрик. Ваше высочество даете о нем наивернейший отзыв.
     Гамлет. Но для чего такой великий образ мы омрачаем нашей грубой речью?
     Осрик. Принц...
     Горацио. Не поняли. Значит, нужно сказать иначе, чтоб вы поняли.
     Гамлет. Зачем мы говорим об этом дворянине?
     Осрик. О Лаэрте?
     Горацио  (тихо  Гамлету).  Кошелек  его  истощился,  все  золотые слова
утрачены.
     Гамлет. О нем, достойнейший!
     Осрик. Я знаю, что вы осведомлены...
     Гамлет. Не прочь, чтоб это было вам известно, хотя мне все равно. Итак,
достойный!
     Осрик. Вы осведомлены о совершенствах Лаэрта?
     Гамлет.  Вот этим знаньем не могу хвалиться; знать хорошо другого - это
значит знать самого себя.
     Осрик.  Я хочу, принц, сказать о том, как он владеет оружием. Молва его
считает несравненным в этом искусстве.
     Гамлет. Какое же его оружье?
     Осрик. Рапира и кинжал.
     Гамлет. А, значит, не одно. Ну, дальше!
     Осрик.  Король  ставит за вас против Лаэрта шесть варварийских коней, а
Лаэрт,  насколько  мне  известно, ставит против вас шесть французских шпаг и
шесть кинжалов со всеми принадлежностями очень изящного вида.
     Гамлет. Что вы называете принадлежностями?
     Горацио  (тихо  Гамлету).  Я  знал,  что  без  поучений  вам  с  ним не
договориться до конца.
     Осрик. Это те части, принц, к которым укрепляют шпагу.
     Гамлет.  Названье  это было бы удачно, когда бы вместо шпаги мы на боку
носили  пушки, а пока пусть это - портупеи... Но далее... Шесть варварийских
коней  против  шести  французских  шпаг  -  прием  совсем французский. В чем
заклад?
     Осрик.  Король настаивает на том, принц, что из двенадцати ударов Лаэрт
не  даст  вашему  высочеству  трех;  Лаэрт  же  утверждает, напротив, что из
двенадцати  даст  вам девять ударов. Этот спор мог бы разрешиться сейчас же,
если бы вашему высочеству благоугодно дать на это согласие.
     Гамлет. А если я не соглашусь?
     Осрик. Я склонен думать, принц, что вы согласитесь.
     Гамлет.  Я  буду  здесь.  И  если королю угодно и Лаэрт готов на это, я
постараюсь  выиграть  заклад  его  величеству, а не сумею - так мне и стыд и
лишние удары.
     Осрик. Это самое я и должен передать?
     Гамлет. Да, именно. Прикрасы же все ваши.
     Осрик. Ваше высочество, поручаю себя вашей милости. (Уходит.)
     Гамлет.  Я весь к услугам вашим. Хорошо, что сам себя он поручает мне -
никто не постарался бы об этом.
     Горацио. Умчался прирожденный шут!
     Гамлет.  Да, он, как многие его же сорта, усвоил только модные манеры и
внешние  приемы обращенья, и это действует на умных даже, но дуновенье опыта
- и все пропало! (Входит придворный.)
     Придворный.  Принц,  король, от юного Осрика узнав, что вы ожидаете его
величество  в  этой  зале,  желает  знать, хотите ли вы теперь состязаться с
Лаэртом или думаете отложить этот поединок на другое время?
     Гамлет.  Что  решено,  того не изменяю - и я исполню волю короля сейчас
или когда ему угодно.
     Придворный. Король, и королева, и все придворные сейчас сюда пожалуют.
     Гамлет. Что ж, в добрый час!
     Придворный.  Королева желала бы, чтобы вы до поединка сказали несколько
дружеских слов Лаэрту.
     Гамлет. Ее совет хорош.
                            (Придворный уходит.)
     Горацио. Вы можете проиграть заклад, принц.
     Гамлет.  Не  думаю.  Когда  он  был  во  Франции,  я много упражнялся в
фехтованье.  Но ты вообразить себе не можешь, как тяжело на сердце у меня...
А впрочем, все равно.
     Горацио. Нет, добрый принц...
     Гамлет. Ребячество! Предчувствия способны тревожить разве женщину.
     Горацио.  Если  вас  смущает  какое-либо сомнение, не отвергайте его. Я
сообщу им, что вы сейчас не расположены.
     Гамлет. Нет, нет, предчувствия не страшны мне: без воли Бога воробей не
гибнет  -  не  после,  так теперь, а не теперь, так после несомненно - вот и
все.  Никто  не знает, что оставит здесь, и потому не все ль равно, оставить
то поздней иль раньше? Будь что будет!
  (Входят король, королева, Лаэрт, придворные, Осрик и другие с рапирами и
                         фехтовальными перчатками.)

                                   Король

                     Ну, Гамлет, вот тебе рука его.
                     (Соединяет руки Гамлета и Лаэрта.)

                                   Гамлет

                     Простите мне, Лаэрт, я вас обидел,
                     По-рыцарски простите мне. Все знают,
                     И сами, вероятно, вы слыхали,
                     Что болен я душевною болезнью.
                     Все то, что в вас я грубо оскорбил -
                     Достоинство, и вашу честь, и сердце -
                     Я громко объявляю здесь безумьем.
                     Лаэрт обижен Гамлетом? О, нет!
                     Когда мятущийся душою Гамлет
                     Был в состоянье оскорбить Лаэрта, -
                     Не Гамлет то, а лишь его недуг,
                     Которым он и сам не меньше ранен -
                     Врага в безумстве видит бедный Гамлет.
                     Позвольте ж думать, что мое признанье
                     И при собрании всего двора
                     Достаточно вас может убедить,
                     Что здесь такая же моя вина,
                     Как, если бы, пустив стрелу чрез дом,
                     Случайно ею поразил я брата.

                                   Лаэрт

                     Душой своей я примиряюсь с вами,
                     Хотя б должна она взывать ко мщенью,
                     Но, по законам чести, не могу
                     Идти на примирение до той
                     Поры, пока нас не рассудят так,
                     Что миром я себя не запятнаю.
                     На вашу дружбу отвечаю дружбой,
                     Ценя ее достойною ценой.

                                   Гамлет

                     Пусть так. Я братски вызов принимаю.
                     Рапиры нам!

                                   Лаэрт

                                  Начнем. И мне рапиру!

                                   Гамлет

                     Лаэрт, я буду вам орудьем славы.
                     Искусство ваше чрез мое незнанье
                     Блеснет, как яркая звезда во тьме.

                                   Лаэрт

                     Принц, вы смеетесь надо мной?

                                   Гамлет

                                                   О, нет!

                                   Король

                     Рапиры, Осрик! Гамлет, вам известно,
                     В чем наш заклад?

                                   Гамлет

                                        Отлично, государь, -
                     Избрали вы слабейшего бойца.

                                   Король

                     Я не боюсь, я знаю вас обоих;
                     А если и искусней он, за то
                     На нашей стороне ударов больше.

                                   Лаэрт

                     Мне эта тяжела, другую дайте.

                                   Гамлет

                     Годится эта мне. Что - все одной
                     Длины?

                                   Осрик

                             Да, благородный принц, одной.
                             (Готовятся к бою.)

                                   Король
                                (придворным)

                     Вино поставите на этот стол.
                     Удары принца - пушкой возвещать,
                     А мы поднимем кубки за него
                     И бросим в кубок несравненный перл,
                     Ценней, чем тот, что на короне датской
                     Подряд четыре короля носили.
                     Подайте же мне кубки и да грянут
                     Литавры трубам, трубы пушкарям,
                     А пушки небесам, а небеса -
                     Земле приветствье датского монарха
                     С заздравным кубком Гамлету. Начните.
                     Вы, судьи, повнимательней следите.

                                   Гамлет

                     Начнем.

                                   Лаэрт

                              Начнемте, принц.
                                 (Бьются.)

                                   Гамлет

                                                Раз!

                                   Лаэрт

                                                      Нет!

                                   Гамлет

                                                           Но... судьи..

                                   Осрик

                     Удар бесспорный.

                                   Лаэрт

                                       Хорошо. Продолжим.

                                   Король

                     Постойте, дайте прежде выпить мне.
                                (К Гамлету.)
                     Перл твой. Пью за твое здоровье, Гамлет.
                   (Трубы, пушечные выстрелы за сценой.)
                     Преподнесите этот кубок принцу.

                                   Гамлет

                     Нет, прежде мы окончим состязанье.
                                 (Бьются.)
                     Что скажете? Еще удар, не так ли?

                                   Лаэрт

                     Да, вы задели, я в том сознаюсь.

                                   Король

                     Наш Гамлет несомненно победит.

                                  Королева

                     Он от усталости так трудно дышит.
                     Вот, Гамлет, мой платок, утри лицо.
                     Пью за твою удачу, Гамлет мой!

                                   Гамлет

                     О, королева...

                                   Король

                                     Нет, не пей, Гертруда!

                                  Королева

                     Простите, государь мой, но я выпью.

                                   Король
                                (в сторону)

                     Отравлен кубок! Поздно спохватился!

                                   Гамлет

                     Мне пить еще не время, королева.

                                  Королева

                     Но дай мне отереть твое лицо.

                                   Лаэрт

                     Король, теперь я нанесу удар!

                                   Король

                     Навряд.

                                   Лаэрт
                                (в сторону)
                                      
                              Хоть совести противно это.

                                   Гамлет

                     Итак, начнемте в третий раз, Лаэрт...
                     Вы словно шутите... Сильней, сильней!

                                   Лаэрт

                     Вы полагаете, что я шучу?
                     Продолжимте!
                                 (Бьются.)

                                   Осрик

                                   Вничью удары эти!

                                   Лаэрт

                     Так вот же вам!
                 (Ранит Гамлета, затем, в разгаре схватки,
               обмениваются рапирами, и Гамлет ранит Лаэрта.)

                                   Король

                                      Скорей их разнимите!
                     Они ожесточились!

                                   Гамлет

                                       Нет, еще!
                             (Королева падает.)

                                   Осрик

                     Взгляните... королева... Ах!

                                  Горацио
                                      
                                                   Они
                     Друг друга кровью обагрили! Принц,
                     Не дурно ль вам?

                                   Осрик

                                       Не дурно ль вам, Лаэрт?

                                   Лаэрт

                     Как птица, я запутался в силках,
                     Погиб от собственной измены, Осрик.

                                   Гамлет

                     Что с королевою?

                                   Король

                                       Ей дурно стало
                     При виде крови!

                                  Королева

                                      Нет, о нет... тот кубок...
                     О милый Гамлет... кубок тот отравлен.
                                 (Умирает.)

                                   Гамлет

                     О злодеянье! Двери на замок!
                     Измена! Где она?
                              (Лаэрт падает.)

                                   Лаэрт

                                      Здесь, Гамлет. Ты
                     Погиб - и никакое средство в мире
                     Тебя от смерти не могло б спасти,
                     Тебе осталось жить лишь полчаса,
                     В твоей руке отравленный клинок.
                     Мое предательство меня ж сгубило.
                     Вот я упал и больше уж не встану,
                     И мать твоя отравлена. Нет сил...
                     Король... один король всему виной.

                                   Гамлет

                     А, и клинок отравлен, говоришь?
                     Исполни ж, яд, свое предназначенье!
                            (Закалывает короля.)

                                    Все

                     Измена, измена!

                                   Король

                     Друзья, спасите... только ранен я!

                                   Гамлет

                     Допей же яд, кровосмеситель гнусный!
                     Так вот каков твой драгоценный перл?
                     Ступай же вслед за матерью моей.
                             (Король умирает.)

                                   Лаэрт

                     Ему возмездье это по заслугам,
                     Отраву эту сам он приготовил...
                     Простим друг другу, благородный принц.
                     Пусть смерть моя и моего отца
                     Твоей души не тяготят, а также
                     И я за смерть твою пусть не отвечу.
                                 (Умирает.)

                                   Гамлет

                     И да простит тебе ее Господь.
                     Я за тобой... Горацьо, умираю...
                     О королева бедная, прости...
                     Вы, бледные свидетели развязки,
                     Безмолвные, трепещущие страхом,
                     Будь время, но - палач жестокий - смерть
                     Спешит неумолимо... я сказал бы,
                     Горацьо, поздно. - Смерть пришла. Ты жив,
                     Ты объяснишь незнающим всю правду.

                                  Горацио

                     О нет, и я жить больше не хочу,
                     Я больше древний римлянин, чем я
                     Датчанин. Там еще отрава есть...
                            (Хочет взять кубок.)

                                   Гамлет

                     Когда ты муж, отдай мне эту чашу.
                     О добрый мой Горацио, какой
                     Позор меня покрыл бы после смерти,
                     Когда б все бывшее осталось в тайне!
                     И если ты любил меня немного,
                     То отдались на время от блаженства,
                     Побудь еще в презренном этом мире
                     И оправдай меня.
                        (Марш за сценой и выстрелы.)
                                      Что там за звуки?

                                   Осрик

                     То юный полководец Фортинбрас,
                     Победоносно возвратясь из Польши,
                     Шлет английским послам привет военный.

                                   Гамлет

                     Горацио, вот смерть... И сила яда
                     Захватывает дух. Я не услышу,
                     Что скажут в Англии, но предрекаю,
                     Что будет избран Фортинбрас на трон,
                     Пред смертью за него даю свой голос...
                     И передай ему подробно все,
                     Чего желалось мне... Конец - молчанье.
                                 (Умирает.)

                                  Горацио

                     Не бьется благороднейшее сердце.
                     Прости. Спокойной ночи, милый принц.
                     Пусть хоры ангелов тебя хранят...
                     Что значит этот барабанный бой?
  (Марш за сценой. Входят Фортинбрас и английские послы с барабанным боем,
                            знаменами и свитой.)

                                 Фортинбрас

                     Где это зрелище?

                                  Горацио

                                      Что нужно вам?
                     Из бедствий бедствие? - так вот оно!

                                 Фортинбрас

                     Какая беспощаднейшая бойня!
                     И что за пиршество у гордой смерти
                     В ее жилище вечном, если ей
                     Понадобилось вдруг отнять дыханье
                     У стольких царственных людей?

                                Первый посол

                                                Ужасно!
                     И мы из Англии явились поздно,
                     Нас не услышит тот, кому б должны
                     Сказать мы, что исполнено веленье
                     Его - и Розенкранц и Гильденштерн
                     Мертвы. Кто нам окажет благодарность?

                                  Горацио

                     Когда б его уста могли открыться
                     И вновь заговорить, он вас не стал бы
                     Благодарить за это дело - он
                     Их смерти никогда не мог желать.
                     Но если к этому несчастью - вы
                     Из английских владений, вы - из Польши -
                     Успели съехаться, то повелите
                     Все эти трупы на помост снести
                     И дайте мне поведать миру все,
                     Чт_о_ здесь случилось. И услышат все
                     О злодеяньях самых безобразных,
                     Неслыханных, чудовищных веленьях,
                     Случайных, неумышленных поступках
                     И, наконец, о замыслах таких,
                     Которые погибель причинили
                     Нежданно их же собственным творцам.
                     В моем рассказе будет только правда.

                                 Фортинбрас

                     Мы с нетерпеньем слушать вас желаем,
                     Совет знатнейших поспешим собрать.
                     Но счастие свое встречаю с грустью:
                     Имею я старинные права,
                     Чтоб Датским королевством управлять,
                     И их не заявить я не могу.

                                  Горацио

                     Об этом я вам также сообщу
                     Слова из уст того, чей голос даст вам
                     Собою много голосов других.
                     Но прежде это кончим поскорее,
                     Дабы невежество иль низкий замысл
                     В народе бед не возбудили больших
                     При нынешнем волнении умов.

                                 Фортинбрас

                     Труп Гамлета, как рыцаря, к помосту
                     Пусть четверо начальников несут.
                     Когда б ему пришлось царить, наверно
                     Он мог бы стать достойнейшим монархом.
                     Все почести военные ему
                     Отдать и музыкою проводить.
                     Пусть эти трупы тоже уберут.
                     Картина эта свойственна войне -
                     Здесь неприлично зрелище такое.
                     Пусть из орудий воины гремят!
                   (Погребальный марш. Уходят с трупами.
                            Пушечные выстрелы.)


                     Н. П. Россов (наст. фам. Пашутин)

     Шекспир В. Гамлет (принц Датский) : трагедия в 5 актах / пер. [предисл.
и прим.] Н. Россова. СПб., 1907.

     Россов    (наст.   фам.   Пашутин)   Николай   Петрович   (1864-1945) -
актер-самоучка.  Работал  в  театре  Горевой,  выступал в Пензе. Россов имел
прекрасные  внешние  данные,  но  заикался. Трудом и усилием воли он поборол
свой  недостаток,  и  на сцене заикание не было заметным. Известность актеру
принесла  роль Гамлета. Россов имел на сцене невиданный успех. После Гамлета
в репертуаре Россова появились Дон Карлос, Уриэль Акоста, Отелло. Россов был
к тому же одаренным литератором, перевел драмы Виктора Гюго "Марион де Лорм"
и "Рюи Блаз".
     Россов  играл  свой  перевод  "Гамлета"  и никому в своем исполнении не
подражал.  Гамлет  Россова  был  внешне  привлекательным, миловидным юношей,
который  вглядывался  в  мир  и видел его несправедливость, скорбел по этому
поводу,  проливал  слезы,  но  не стремился к тому, чтобы мир был исправлен.
Дуэль   с   Лаэртом   -   акт   отчаяния.  Гамлет  Россова  имел  все  черты
сентиментального героя.
     Россов выступал на сцене и с чтением литературы о Шекспире и "Гамлете".

Популярность: 38, Last-modified: Wed, 17 Jan 2007 09:03:03 GMT