From: "Andrey Travin" (andrew@travin.dnttm.rssi.ru)

чтобы не сидеть как собака на сене, пока посылаю тебе имеющиеся
тексты без аккордов  и  без  обработки.  То  есть  для  личного
прочтения.  Для  публикации в Web сделаю вариант - не пройдет и
нынешнего года.




(вольный перевод Брассанса)

Есть бистро одно.
И его, как дно,
мрак укутал.
И найдет его
только тот, кого
черт попутал.
Соберется тут
Сплошь бывалый люд
в пьянках жарких.
Выпало в свой путь
многое хлебнуть
им без чарки.
Рюмками звеня,
у того огня
жизнь проходит...
Но хозяйка здесь,
как благая весть,
К нам приходит.
Право же она,
словно создана
лишь для счастья.
И из рук ее
принимай питье,
как причастье.
И она одна
согревать должна
сброд окраин.
Но доволен всяк.
А один толстяк
Здесь - хозяин.
Пригубить вино
Можешь, только но
врядли сгубишь
ты хозяйку здесь
да и, как к ней лезть,
враз забудешь.
Словно чтя обет,
никого в ответ
не целует.
А ее толстяк,
где и что не так,
плешью чует.
Что связало их,
словно строки в стих,
неделимо,
лучше не гадай,
выпил - и ступай,
молча, мимо.
В дорогом вине
истину на дне
ищут где-то.
В рюмке в той, что пил
ты таких "чернил",
истин нету.
Заключен ответ
вот в такой сюжет,
как из сказки.
Мне-то что с того,
если у него
нет развязки.


 (подражание Ж. Брассансу)

Ты ушла в сентябре помню двадцать второго...
Выбрать время разлук для прощанья не ново.
Мне его не пришлось выбирать.
Ты ушла, когда день становился короче,
Я длинней, чем тогда, не изведовал ночи...
Но на двадцать второе мне нынче плевать.

Размышляя тогда о любви - не о смерти,
в те же дни сентября засушил я бессмертник,
Чтоб тебя в этот день вспоминать.
Но не слышится слез ныне в звуках гитары.
И сухие глаза, как бессмертник тот старый.
И на двадцать второе мне нынче плевать.

Ты ушла в сентябре, помню двадцать второго.
От трагичного год сделал шаг до смешного.
Даже осень не хочет рыдать.
И не пишется мне ныне траурных песен.
Равноденствия День встретил я в равновесье.
И на двадцать второе мне нынче плевать.


         (на мотив песни "Потрепанный Амур")

Я жизнь свою прожил свободно иль порочно,
не мне теперь судить, но знал всегда,что точно
смерть от любви мне не грозит.
но вдруг в дверях стоит вот ангел мой-хранитель,
в мой смертный час пришел ко мне как исполнитель.
Так мне Амур нанес визит.
Чтоб проводить меня в последний путь из дому
в невероятный мир печальный по-другому.
Мы налегке пойдем, юнец.
Уйдем не взяв ничье с собою даже имя:
Забыл я как всегда как звали героиню,
когда комедии конец.
В конце лишь слово "смерть", как и в начале Слово.
И небосвод как раз передо мной багровый,
Воспетый строфами сто крат.
И пусть опять закат ложится мне на плечи,
Но также как всегда мне дарит красноречье
Лишь жизни собственной закат.
За ним ночь не сулит любовную отраду.
Но принимать мне смерть как Рафаэль не надо,
Чтоб в рай моя метнулась тень:
Число своих побед теперь навеки скрою:
доказывать свое достоинство мужское
не надо мне в последний день.
Спасибо, что Амур за мной явился прежде,
примерила пока Смерть белые одежды
В момент торжественный такой.
И видно для того, чтоб с ней смотреться мило,
Заранее давно она уже покрыла
мне шевелюру белизной.
Пока я ухожу навечно и беспечно,
ромашек лепестки в гаданиях сердечных
уносит ветер перемен.
Пусть заменить любовь вовек ничто не сможет,
Когда окончен срок, то все же, все же, все же
Нам смерть дана любви взамен.


    (вольный перевод из Брассанса)

Согласно сведеньям сумбурным
ему подвластны времена.
Людьми хоть назван он Сатурном,
он - разве бог? Он - Сатана.
И он идет в жару, в морозы.
Его ничем не удивить.
И потому он топчет розы,
не в силах шаг остановить.
А нежность прежнюю понятно
как раз нам в осень ощущать.
Разлуки время необьятно,
а я хочу тебя обнять.
Но разделяют наши встречи
уже не время - времена.
И временами года мечу
я кой-какие имена.
Раз эта осень так прекрасна,
тебя я так прошу: забудь
когда-нибудь, Сатурн всевластный,
свои часы перевернуть.

Я делаю также некоторые компиляции, чтобы просто петь песню в компании,
которой плевать на  авторские права. Ниже предлагаю саму удачную.



(В данном случае я подредактировал перевод неизвестного автора.
Андрей Травин)

Решил однажды песенки я спеть для Маринетты,
С гитарою явился в гости к ней, но вот дела...
узнал, что моя песенка похоже спета,
С другим красотка в оперу ушла.

Горчицу принести меня просила Маринетта,
приправу к овощам, чтобы вкуснее был обед.
Когда ж я, наконец, принес горчицу эту,
С другим она кончала есть десерт.

Решил я подарить велосипед той Маринетте,
Ухлопал деньги все, что я на черный день скопил.
Когда же прикатил велосипед я этот.
Другой ей подарил автомобиль.

Решил я предложенье все же сделать Маринетте,
Большой букет цветов я ей купил само собой.
Когда же на свиданье я пришел с букетом,
Мою красотку обнимал другой.

Решил я пулю в лоб тогда пустить той Маринетте,
я страшный револвер купил, такие вот дела.
Однако я узнал, явившись с "пушкой" этой,
От насморка красотка умерла.

Отправился с венком я поскорбеть о Маринетте.
Но целый день искал ее приют среди могил.
На кладбище пустом гуляем я и ветер.
Другой ее, наверно, воскресил.
А я стою с венком среди могил.




(экспортированы с авторского экземпляра из редактора ChiWriter, поэтому
встречаются мусорные спецсимволы).



Простую песенку мою
Тебе, овернец, я пою.
Ты мне дровишек преподнес,
Когда на дворе был мороз.
Ты отогрел меня, когда
Все эти дамы-господа,
Пусть отпираются теперь,           Само радушие теперь
Пред носом захлопнули дверь.
Рассеян дым тех мрачных дней,
Но до сих пор глаза слезит,
А твой огонь в душе горит,
Как свет карнавальных огней.
  Когда, овернец, ты умрешь,
  То, верю я, ты попадешь
  В тот светлый край среди небес,
  Где наш бог-отец.
Простую песенку мою
Тебе, хозяюшка, пою.
Ты мне еду преподнесла,
Когда был один я и слаб.
Ты поделилась со мной, когда
Сытые дамы-господа
Мне пожалели от щедрот -
Я был для господ лишний рот.
Я твой должник с тех давних лет,
За хлеб, за соль благодарю!
Его я в памяти храню -
Роскошный незваный обед.
  Когда, хозяйка, ты умрешь,
  То, верю я, ты попадешь
  В тот светлый край среди небес,
  Где наш бог-отец.
Простую песенку мою
Тебе, прохожий, я пою.
Ты рядом был, когда за мной
Явился жандармов конвой.
Ты улыбнулся мне, когда
Все эти дамы-господа,
Добропорядочней их нет,
Толпой улюлюкали вслед.
Я потому теперь живой,
Что через тьму нелегких лет
Твоей улыбки тихий свет
Как солнце сиял надо мной.
  Когда,прохожий,ты умрешь,
  То, верю я, ты попадешь
  В тот светлый край среди небес,
  Где наш бог-отец.


  Шел летний дождь, а по дороге
  Шел я с зонтом, тому зонту
  Я только что приделал ноги,-
  Уже прошли мы с ним версту.
  В промокшем платье, как нагая,
  Чуть впереди идет она.
  Я ползонта ей предлагаю,
  Сказала "да", но смущена.          Смущенно мне сказала "да"
                             Мне с кротким видом молвит "да"

Скажут мне  выбирай
Или зонт, или рай
Свое место в раю отдал бы.
Правда, зонтик течет...
Ладно - это не в счет.
Разве б я прогадал
Фу, черт!
  А дождь стучит водой ?отвесной%,
  Она молчит, и я молчу.
  В такт этой музыке небесной
  Идем мы с ней плечо к плечу.
  И начал я тайком молиться
  Пускай - потоп, я буду с ней
  Все сорок дней, что он продлится,
  И, как положено, ночей.

 "Ну вот, пришли!" - сказала звонко
  И капли сдунула с лица.
  Там - в стороне - ее сторонка,
  Ведет тропинка до крыльца.
  Не суждено, как видно, сбыться
  Моим мечтам, пустым мечтам, -
  Она спешит со мной проститься
  И пропадает где-то там.


  Что за дороги, даже в грозы
  Все разбегаются окрест
  Ее тропинка мои грезы
  Перечеркнула словно крест
  Спасибо - молвила прощаясь,
  Заторопилась делово
  И зашагала, удаляясь
  В простор забвенья моего
3.Что за напасть, и в непогоду
  ?Дорожкам сельским нет числа%
  Ее тропа, как дамба воду,
  Поток мечты пересекла.
  Она ушла - лишь "досвиданья",
  Хотелось мне ее вернуть.
  И глядя вслед, я знал заранье -
  К забвенью долгим будет путь.



Жил флейтист искусный в игре,
Капеллу он вел при дворе.
Сам король доволен им был,
Дворянство за труд посулил.
- Не пристало быть мне Доном,-
Отвечал флейтист с поклоном,-
Лишь поставлю герб при ключе -
И фальшь не скроешь ничем!
И пойдет молва-пересуд,
Что флейтист предатель и плут.
    Дворянину, стало быть мне,
    Покажется скучно в селе.
    И на церкви крест маловат,
    И сельский наш бог простоват.
    Подавай мне выше саном -
    Всех святых из Нотр-Дама!
    Но с епископом при ключе -
    Тут фальшь не скроешь ничем!
    И пойдет молва-пересуд,
    Что флейтист предатель и плут.
Дом, где я родился и рос,
Для Дона - лачуга на снос.
Захочу усадьбу и сад,
Ограду, на ней виноград.
Я возлягу на перины
На кровать под балдахином.
Но вот с роскошью при ключе -
Тут фальшь не скроешь ничем!
И пойдет молва-пересуд,
Что флейтист предатель и плут.
    Имя предков я утаю,
    Забуду свой род и семью.
    Знаться с чернью нам - господам,
    Зазорно,- руки не подам!
    Подыщу себе сословье
    С голубой дворянской кровью.
    Но поставишь спесь при ключе -
    И фальшь не скроешь ничем!
    И пойдет молва-пересуд,
    Что флейтист предатель и плут.
Откажусь от свадьбы с Нинон,
С которой я был обручен.
Высший свет, сеньоры в жабо
И я тут - с пастушкой в сабо!
Я женюсь, когда предложат
Дочь испанского вельможи.
Но с принцессою при ключе -
Тут фальшь не скроешь ничем!
И пойдет молва-пересуд,
Что флейтист предатель и плут.
    Тут же он, отвесив поклон,
    Из замка отправился вон.
    Все оставил - славу и герб,
    Лишь флейта в котомке и хлеб.
    Шел к родным он и к подруге,
    Шел к церквушке и лачуге.
    Все ему давали приют.
    Флейтист, иди, тебя ждут!
    Сам господь сказал - Музыкант,
    И впредь береги свой талант.



У Жанны, у Жанны
Дверь таверны открыта всю ночь до утра...
Кто б ты ни был - коль нет ни кола, ни двора,
Тебя здесь ждут,- входи без стука.
Дом этот - райский уголок,
Он светит, словно маячок, - всем бродягам.
У Жанны, у Жанны
Собирается весь одиночества цвет -           свет
Хоть знакомы едва, но родства ближе нет,
Для Жанны лишних не бывает -
Немного потеснятся все,
Найдется место и тебе в ее сердце.
У Жанны, у Жанны
Тут не жди разносолов - хозяйка бедна.
Пусть не ломится стол, но накормит сполна.
А угощать она умеет -
Ее черняшка как пирог,                     горбушка
Вода - чистой воды вино - как две капли.
У Жанны, у Жанны
Не беда, если нечем платить за обед -
Поцелуй ее в лоб, пожелай долгих лет,
Спой, как умеешь, под гитару
Иль покажи ей, где живет
Пес бездомный, драный кот - будет рада.
Для Жанны, для Жанны
Ни в цветах, ни в капусте детей не нашлось,
Их кормить и баюкать ей не довелось,
Другой хватило бы для грусти...
Но - что ей, право, унывать,
Когда для всех она как мать,- наша Жанна!



  Когда он пробил - Славы час,        Есть мненье будто бы все мы
  И привели к победе нас,             Бараньим стадом жить должны.
  Один лишь я, позор какой,           Пусть я осел, но не привык
  Стоял с неснятой головой!           Ходить за всеми напрямик.
Живу я, добры люди,                 Живу я, добры люди,
Как сорняк, как сорняк -            Как сорняк, как сорняк -
Меня в снопы не вяжут               Меня в снопы не вяжут
И скотина есть не будет.            И скотина есть не будет.
И даже смерть косой                 Живу я, добры люди,
Меня обходит, я - сорняк.           Как сорняк, как сорняк.
Пусть это аморально,                Расту на пустыре,
Что поделать, это - так!            Куда не ходит и босяк.
Тра-ля-ля...                        Тра-ля-ля...
Ну почему вам, боже мой,            Ну почему вам, боже мой,
Не по душе, что я живой !           Не по душе, что я живой !
  Душа красотки - каравай,
  С любого края отрезай.
  Но вот с изюминкой кусок
  Лишь для меня хранится впрок!
Живу я, добры люди,
Как сорняк, как сорняк -
Меня в снопы не вяжут
И скотина есть не будет.
Других красотка любит
Не за так, не за пятак,
Мне ж даром достается,
Что поделать, это - факт!
Тра-ля-ля...
Вы как хотите, боже мой,
Я полюблю, пока живой!



   пер.Б.Рысева
  Душа моя, зачем колоть               Боюсь приблизиться в упор,
  Стрелой любви ее же плоть,           Увидеть кожу - всю из пор,
  Ведь может статься,                  В ракушках днище.
  Что разгневится Купидон,             Отдать в закладки нежный стих,
  У нас отнимет счастье он             Чтобы поблек средь мятых книг
  За святотатство.                     О вкусной пище.
                               Куда как проще и верней
Имею честь я не просить           От черных глаз, до черных дней
Руки твоей!                       Упечь в варенье
У любви - свой закон,             Запретный плод, его искус.
И для нас он верней.              Но сладкий привкус смажет вкус,
                               Начнет броженье.
  Меня на слове не лови,
  Хоть это слово о любви -             Среди хлопот и суеты
  Той, что отведал.                    Свободу потеряешь ты
  С кольцом и птица не вольна          Быть той, что прежде.
  Взлететь под солнце - прямо на       Останься, ради нас двоих,
  Седьмое небо.                        Хозяйкой помыслов моих,
                               Мечтой, надеждой.
  Стареть на кухне - вот удел
  Венеры, ставшей, не у дел,
  Лишь половиной.
  А мой - хранить тебя как клад,
  Ромашку обрывать в салат,
  Считать седины.
 ?Как белый флаг висит белье
  Уж отгадали мы свое!
  Непоправимо.%


                                  пер.Н.Стрижевской%
Городишко наш - стар он и мал
Тут меня знает и стар, и мал
Бешусь я или же тих и нем
Я все равно слыву невесть кем.
Зла не чинил никому, ни в коем,
Просто быть хотел я самим собою,
Но люди обычно не любят таких,        [ср.след.куплет]
Кто хоть чуть-чуть не похож на них -
Ругали все наперебой,
Кроме немых, само собой.
     В праздник я не шел ликовать,
     А оставался спокойно спать.
     Марши, музыка в окне -
     Все это было ну не по мне.
     Не причинил никому вреда я,
     Просто мне скучна радость духовая,
     Но люд честной не любит тех,
     Кто чем-то не похож на всех -
     В меня всяк тычет палец свой,
     Кроме калек, само собой.
В саду мальчишка яблок набрал,
И если б не я, то он не удрал -
Горяч был хозяин, и что уж темнить,
Пришлось мне немного его охладить.
Грех мой не велик, и не много стоят
Яблоки, что вор утащил с собою,
Но люди обычно не любят таких,
Кто хоть чуть-чуть не похож на них -
Мне вслед рванулись все гурьбой,
Кроме хромых, само собой.
     Что будет дальше - легко уяснить,
     Не нужно пророком для этого быть,
     Вот только покрепче отыщут пеньку
     И буду болтаться я на суку.
     Я им не попутчик, и злятся пуще,
     Что иду дорогой, не в Рим ведущей,
     .................................
     Все поглазеть придут толпой,
     Кроме слепых, само собой.



Эй, шарлатаны-ловкачи,
Скорбите - Арчибальд почил
Так некстати
Он приказал вам долго жить,
Сказал - ваш долг за кутежи
Не оплатит. Нет уж, хватит!
Наш Арчибальд и сам был плут,
Но как стерпеть, когда крадут
Больше часа !?
За вором мчался сам не свой
И вдруг со Смертию самой
Повстречался, повстречался.
Кокотка тертая - на вид
Она слонялась между плит
        '
По кладбищу
Мужик пройдет - так подмигнет
    ~
И выше юбку задерет
Всех приличий, срамотища!
Наш Арчибальд в игривый тон -       Позволил дядя моветон
Сказал: Пошла покуда вон,
Ты скелетом
Тут не греми, люблю я баб,
Но чтоб была как баобаб,
А не это - плоти нету.
Глядь, на коне она. И вот
Из-под подола достает
Длинну косу
И хоть он был не лыком шит,
Враз распорола - он лежит
Кверху носом, крутит носом.
Люблю тебя - она ему -
Который год, и никчему
Столько спеси,
Ведь мы помолвлены с крестин,
Теперь ты - мой, мы, как один,
Будем вместе, тили-тили-тесто.
В моих об)ятиях - покой,
Ты - под пятой, я - под рукой,
Прочь, заботы.
Недосягаем будешь для
Волков, собак и даже для
Идиотов, идиотов.
/  И прав и лев ты будешь тут,
Архибалдой не назовут,
Не позволю.
   ~
Уж не придется шею гнуть,
Здесь нет нужды на воду дуть,
Нет и боли, нету боле.
И внял мой дядя словесам,
Унял испуг и, сам с усам,
Предлагает:
Прошу руки вашей, мадам!
И вот пошли к венцу. Куда?
Я не знаю, сам не знаю.


    пер.Б.Рысева
Перейти бы только мосток -
Сбежим, разглядим все на свете.
Дай, возьмусь за юбку, дружок,
   ~
Вон петух кричит о рассвете.
Как нежна на Пасху трава,
Шалим как козлята на воле,
Мы сабо скинем и оба-два
Побежим под звон колокольный
Динь, динь, дон! Он шлет нам привет,
   ~
В нашу честь и звон и заря.
Динь, динь, дон! Не выдай секрет,
Что задобрил я звонаря.
     Дай, возьмусь за юбку, дружок,
     Как ты весела и прекрасна.
     Перейти бы только мосток
     Там цветов цветастое царство.
     Все красавцы - как угадать
     И как отыскать твой любимый
     Не нужна нам мачеха-мать,
     Никчему ни мак, ни барвинок...
     Вот и он - первоцвет, как он мил,
     Как щека твоя он бархатист,
     Норовит под лист схорониться
    "Я до вас никого не любил!"
Только три поворота, прыжок -
Вот вся тебе тут тарантелла.
Дай, возьмусь за юбку, дружок,
Кружева оправлю умело.
Пастушонку мелочи дал -
Он нам подыграет для ладу,
Так начнем весенний наш бал -
Тыщу па и еще - до упаду...
Топ и топ, пенится мох,
Ах, не плачь, коль там на беду
Притаился чертополох,
Я зубами занозу найду.
Нет нужды таиться от всех,
Мы любим и что нам до ?чести%
Пусть зачтется нам этот грех,
Тем верней в аду будем вместе
Перейти бы только мосток,
Я держусь за юбку, дружок!


Когда взбрело мне песенку пропеть для Маринетты,
Явился, а красотка моя в оперу ушла,
Стоял я там с гитарой словно пень, ой мама,
Стоял с моей гитарой словно пень.
Собрался подарить велосипед я Маринетте,
Я прикатил, а там уже стоит автомобиль,
Стоял с велосипедом словно пень, ой мама,
Стоял с велосипедом словно пень.
Однажды поспешил я на свиданье с Маринеттой,
И вижу подходя - она целуется с другим,
Стоял я там с букетом словно пень, ой мама,
Стоял с моим букетом словно пень.
Когда я пулю в лоб влепить задумал Маринетте,
Неверная красотка от простуды умерла,
Стоял я с револьвером словно пень, ой мама,
Стоял я с револьвером словно пень.
Отправился весь в черном поскорбеть над Маринеттой,
А эту Маринетту уж успели воскресить,
Стоял я словно пень с моим венком, ой мама,
Стоял я словно пень с моим венком.
Avec ma petite couronne j'avais l'air d'un con.

Как-то раз пастушка Маргоша
Средь травы котенка нашла,
Тот отбился, видно, от кошки,
Что ж, взяла.
Воротник она расстегнула
И пустила малютку на грудь,           И кладет
Нет подушки - вздохнула пастушка -    у бедной пастушки
Тут побудь.
Ну а кот повел себя смело,
Отыскал что можно сосать,
Чем смутил ее, но не смела
Грудь отнять.
Эту сцену узрел прохожий,
И глаза разъехались врозь,
Всем разнес он весть про Маргошу,
Тут и началось
ПРИПЕВ  Лишь Марго свой корсаж распускала
         И котенка на руки брала,
         Все мужчины сбегались кагалом       [ср.в конце]
         Из села-ла-ла...
         А Марго в простоте полагала,
         Что нелегкая их принесла
         Посмотреть на кота, всем кагалом
         Из села-ла-ла...
Опустели сельпо и школа -
Тут учитель подал пример,
Все - к Марго, кто пеший, кто конный,
Даже мэр
Почтальон, всегда пунктуальный,
На сей раз бросил письма в стол,
Впрочем, их все равно едва ли б
Кто прочел.
А из церкви, прости всевышний,
Посреди молитвы святой
Снялся хор и дунул вприпрыжку,
Боже мой!
И двинулись даже жандармы,
Прямо строем - все трое в ряд,
Дабы всем показать, что не даром
С маслом хлеб едят.
ПРИПЕВ
Мужики совсем обносились,
Все кочуют, забыв дворы.
Ну а жены - те затаились
До поры.
И собравшись как-то оравой -
Кто со скалкой, кто с черпаком,
Учинили они расправу
Над котом.
А Марго, пролив слез не мало,
Вышла замуж с тоски, с тех пор
Только мужу грудь выставляла
На обзор.
Все со временем позабылось,
Старики лишь, так - невзначай,
Вспоминают - Вот в нашу бытность
              '
Был такой случай
ПРИПЕВ  ............................
        Все сбегались - от стара до мала


с заимствованиями из пер.Б.Хлебникова

Ивою загрущу плакучей,
Прощаясь с жизнею земной,
Когда господь наш вездесущий
Мне скажет - Следуй-ка за мной!
И поведет в немые дали,
И там оставит одного...
Как знать - стоит или повален
Тот дуб для гроба моего?
     Не миновать теперь погоста,
     Но есть укромный уголок -
     Я убегал туда подростком,
     Когда прогуливал урок.
     И пусть учитель нынче строгий,
     И пусть могильщики клянут,
     Я в мир иной пойду дорогой,
     Которой школьники идут.
Прежде чем в саван облачиться,
Идти скучать на бал теней,
Я бы хотел поволочиться
За юбкой старенькой твоей.
Опять любить до обалденья,
Любимым быть в конце концов,
И погадать по хризантеме -
Этой ромашке мертвецов.
     Бог даст, моя вдова-подруга
     Всплакнет без лука надо мной.
     За сорок дней найдет супруга -
     Мне будет памятник живой.
     Он в дом войдет, разложит прессу,
     Опорой сядет для семьи...
     Все завещаю я балбесу -
     И даже шлепанцы мои.
Пусть пьет вино, жену лелеет,
Пусть курит лучший самосад,
Но если кошек бить посмеет,
Клянусь, он будет сам не рад.
Призрак-двойник неумолимый
Придет нагонит жуткий страх...
Оригинал был слишком смирный -
Ни грамма ревности в пудах.
     Лишь дописал, как пожелтел он -
     Последний лист мой и завет.
     А на двери пометка мелом -
     Ушел навек, приема нет!
     Я оставляю все, что было,
     И эта ноша нелегка!
     Вот моя братская могила -
     В ней, безымянны, спят века.


Нет, не время, не оперилась
Стрела любви, ее любви -
Она дает себя, как милость,
И не горит огонь в крови.
Ей смешны букеты, романсы
И Венера древних времен,
  ~
Что не будет и целоваться
С тем, кто не мил, не влюблен.
     В сердце - холод, но может телом
     Ненасытный правит бес?
     Так нет - и он живет на первом
     Этаже из семи небес
     Не вздыхает она с томленьем,
     Не качнет ее через край...
     И глядит с недоуменьем
     На тех, кому в об)ятьях - рай.
     Нет, собой она не торгует -
Никто не платит ей за вход.
Все то же платье - там, на стуле,
С утра похмелье - весь доход.
  ~
Не пойдет блюсти на панели
Караульной службы устав.
Все богатство - крестик нательный.
 В копилке - пыль. Она - пуста.
     Отчего ж тогда ей неймется -
     Опять от печки - и в кровать...
 ~
     Когда любовь не стоит свечки,
     То что за блажь в нее играть!
     Как не вспомнить стадо Панурга -
     Тверд бараний принцип как лоб
     Не отстать ни в чем друг от друга.
     За модой вслед, она же - сноб.
 ~
Как знать - вс  может измениться,
Она полюбит, дайте срок,
Стрела шальная в грудь вонзится
И прорастет на ней листок.
Вот тогда легко ей удастся       От души любви предаваться
Роль Венеры древних времен      С тем,кто любим,кто влюблен.


Студит ветер и метет,
А она, как мул прилежный,
В лес с корзиною идет
Собирать валежник,
     Чтоб не мерз ее старик,
     Ожидая смерти.
В забытьи бредет, грустна,
Лесом вымершим устало.
Здесь о суженом она
В юности мечтала,
     О любимом, что лежит,
     Ожидая смерти.
Ветку, сук - за кругом круг -
Как колосья подбирает.
Ног больных, застывших рук
Не щадит - ведь знает
     Там лежит ее старик,
     Тихо умирает.
Не прервет ее трудов
Вещий голос  Зря ты бьешься,
Твой старик быть может мертв,
Ты, когда вернешься
     Тело хладное найдешь -
     Он дождался смерти.
Не смутит глухой укор,
Что, прорвавшись сквозь смиренье,
Вдруг напомнит, как укол,
О его измене,
     Ибо смерти ждет старик -
     Настоящей смерти.


    пер.Б.Рысева
Она казалась неземной -
Спящей красавицей самой
Под сенью сердца - два крыла -
Там птица счастия спала
     Я, на коленях рядом с ней,
     Просил хранить нас добрых фей
     Склонился, чтобы, лишь на миг,
     Губами тронуть тихий лик
Тут пробудилась птица вдруг,
Разнесся крик ее вокруг -
Как ворон кличет - Кар-раул!
Будто на честь я посягнул
  ~
     И этой черной птицы глас
     Услышан в замке был тотчас
     Бежит отец, ведет людей
     На помощь дочери своей
Гомон и лай слышны окрест
Феи оставили свой лес
Злой рок красавица кляня,
Закрыла сердце для меня
     С тех пор прошел немалый срок
     Я стал охотник и стрелок
     Брожу - в руке мой арбалет -
     Везде чужой, мне счастья нет


Башмаки Елены сбиты и грязны
Ни один военный не взглянул бы на Елену
Ах, она - бедняжка
Ей, понятно, было тяжко
    6   ПРИПЕВ  Впредь не ходи, не жди у фонтана,
        Если нужна вода
        Слезы ее текут как из крана -
        Давай ведро сюда
Я не столь надменный
И не солдафон            Не ношу погон
И однажды взялся башмаки я снять с Елены
Снял сначала левый,
Правый снял потом.
Что ж в башмаках у бедной Елены
Видно вам невдомек,
Ножки нашел самой королевы
И для себя сберег
     Юбку у Елены всю побила моль
     Сразу три военных не взглянули на Елену
     Мол - не миловидна
     Разве это не обидно
     ПРИПЕВ
     Я не столь надменный
     И не солдафон
     И однажды юбку я приподнял у Елены
     Поднял до колена,
     Весь подол - потом.
     Что же под юбкою у Елены
     Видно вам невдомек,
     Ноги нашел самой королевы
     И для себя сберег
А душа Елены не умела петь
Целых три военных отвернулись от Елены
Мол - не романтична,
Это просто неприлично
                   17
Я не столь надменный
И не солдафон
И однажды душу приоткрыла мне Елена
Вс , что сокровенно
Я узнал потом.
Что же в душе у бедной Елены?
Ясен вам мой намек
Там я нашел любовь королевы
И для себя сберег               Ее для нас сберег



Припев:  В лесной тиши - здесь цветы цветут,
         Здесь цветы цветут
         В лесах души - для друзей приют,
         Для друзей приют
Когда кончается вино
И в моей бочке видно дно,
Да, видно дно,
Я угощаю вас водой
И пьете вы со мной
Вы поздравляете меня,
Вы собрались, мои друзья,
Мои друзья
Мы были вместе каждый раз,
Когда женился я
Вы провожаете меня
В последний путь, мои друзья,
Забыть нельзя!
Вы шли за прахом каждый раз
Когда б ни умер я


Я как никто от любви пострадал
Вс  от того, что кругозор был узкий -
Я так ?радел%, что сводило глаза,        Мне иногда аж
Когда глядел за низкий вырез блузки
ghbgtd:  Т лка с букетом глядится лучше,
         Клуша она - не высок полет!
         Душу откроешь - залезет в душу
         И вокруг пальца за нос обведет
Всех ее прелестей не описать,
Вс  - высший сорт, и этого - навалом
?Тут не отнимешь! Хоть и брал не мало%.
Я, приступая, не знал где начать,
Даже в огне моем не вс  сгорало.
Но был изъян, что жалеть о пустом -
О голове, в которой не хватало,
Даже гуляя на небе седьмом,
Она, представьте, звезды не хватала!
                       -
Бросить меня - все ж хватило ума,
Да так, что здоровье пошатнулось разом.
И никакие отвары отрав                    из трав
Не помогли мне побороть заразу
Как я был зол! А потом - отошел...
Знаю, она меня давно забыла.
Сердце разбито, и кто б ни завел,
Не застучит оно уж с прежним пылом


Пою прошедших дней любовь. Сперва - гризетка
  ~
Марго была швея, за ней Фаншон - соседка...
В них благородства - ноль, прошу меня простить.
Вы скажете - Что в них помимо голой плоти,
То - нимфы из канав, венеры подворотен!
Но, принц, не всем дано Прекрасных Дам любить!
   Когда вам двадцать лет, сердца еще не зрячи -
   И нижней юбки взмах для вас так много значит,
   Пастушки - пусть в репьях - престиж весьма высок.
   Принцессы нет - влюблюсь я в то, что под рукою.
   Любой цветок хорош - ведь Купидон весною
   Выт сывает стрелы из простых досок.
Красавицу свою на рынке в праздник встретишь,
Друг друга оглядим - и ты меня приветишь...
Чего тут о любви, о чувствах толковать -
Понравилась ты мне и я тебя желаю,
Так на Цитеру - в путь! В обнимку, на трамвае...
И наших душ родство не будем выяснять.
   Пошив из лоскутов - костюм, увы, без лоска,
   Обноски от сестер. Проста ее прическа.
   Тут горностая мех, как видно, не в чести.
   Но вот когда наряд, достойный оперетты,
   Поспешно расстегнув, она швырнет на ветер -
   Психея пред тобой, и глаз не отвести!
Бывало не придет второй раз на свиданье.
Игра ее проста  к любви - через страданье.
Но яду не приму - сыграю на свой лад.
Ромашка, по какой гадал насчет Сюзетты,
Последний лепесток теряла при Лизетте...
Тем на алтарь любви и мы вносили вклад!
   Что в грациях таких помимо голой плоти,
   То - нимфы из канав, венеры подворотен!?
   Так что ж, я их любил, прошу меня простить.
   Средь них Манон, Нини, Сюзон, Мими, Мюзетта,
   И первая - Марго, потом Фаншон - соседка.
   Да, принц, не всем дано Прекрасных Дам любить!


Скажу вам напрямик, кто может - осуждайте,
Если б "Титаника" был я тогда капитан,
Когда тонул титан, я крикнул бы:"Спасайте
В первую очередь жен всех неверных, то'сть - дам!"
ghbgtd   Грешницу бить не смей! Не бросайте камней -
 ~
         Я там - за нею!
Ибо, когда один, то ласке знаешь цену,
Если, конечно, не хлеб свой единый жевать.
Ночью нельзя зевать - лишь муж уйдет на смену,
Теплое место спешу я скорее занять.
Что же до вас, месье, любите как хотите,
Но для меня ничего нет верней и нежней,
Чем лоно неверных жен, их страсть...к новым открытьям -
Счастье свое ищу я в тени их мужей.
Ищу в тени мужей, но с кроною погуще.
И уж само собой - предпочел бы я дуб.
Если к мадам Дюпон меня приблизит случай,
То и Дюпон е  тоже быть должен не скуп.
Желательно, чтоб муж был из себя пригожий
?Чувство прекрасного спать мне порой не дает%,
Жажда, как говорят, - не тетка, но не гоже
Пить из посуды, хозяин которой урод.
Что вспоминать дебют - наивный, допотопный -
Я ж с половиною "мусора" юность прожил.
С тех пор прошел я курс, имею вкус и опыт,
Горько жалею - в кого же я столько вложил!
Теперь же я не прост, педант - порой сверх меры:
Мужем назвался - веди себя как джентельмен,
Ведь не хватает всем Надежды, Любы, Веры,
Так передай эстафету другому - в обмен.
Бывает муж - мужлан, не пашет, но посеет.
Делает вид, что учтив - тут, мол, хватит на всех!
А сам, уж отлюбив, лежит как п с на сене -
Незаменимым он мнит себя в деле утех.

Хоть я нашел свой круг, но всеж тужу безмерно,
Долг исполняя супруга с женой неродной -
За друга встанет друг, и ляжет - если верный...
Свято храним наши узы под крышей одной.
Но дом бывает порой - куда твому Содому
Баба она как горшок  что ни влей - вс  кипит!
Не выносить же сор, кричу - Уйду из дому!
Муж умоляет - Ну смилуйся, ну потерпи!
Я слаб, я остаюсь, пытаюсь сгладить лестью
- Не рогоносец, вы - рыцарь Печальных Рогов!
А он в ответ - Мон шер, скажу я вам по чести,
Были - кривые, но ваши - подарок богов!
С тех пор я здесь осел. И вот когда весталка

Вдруг упорхает к тому, кто не жжет очага,
А муж, предатель-муж, он где-то на рыбалке,
То остается с детьми ваш покорный слуга.


пер.?предварительный% Б.Рысева
Превратить наш роман в любовь до гроба
Для Венеры было б сущей игрой,
Но она не взялась, видать - хвороба,
     А Купидон был в те дни сам не свой.
     Да и просто халтурит он порой!
Где носило тогда его - пострела,
Вместо дела занят был ерундой,
Вот и выпали нам тупые стрелы.
     Бывают дни - Купидон сам не свой.
     Да и просто халтурит он порой!
Тех, кто хочет любить, всегда навалом -
Он не смог для нас найти час-другой,
Чтоб наладить свой лук и причиндалы.
     Бывают дни - Купидон сам не свой.
     Да и просто халтурит он порой!
На свой лад - без его благословенья
Мы резвиться взялись в траве густой...
Я от страсти - пылал, а вы - лишь тлели
Я раз двадцать загадал на ромашке
"Нет, не любит" - таков был жребий мой.
Потерпела крах идилия наша
Нынче вам, молодым, встречать рассветы.
Пусть вам небо пошлет любви слихвой.
Мне же с ней не везло - прискорбно это
   здесь нет одного куплета - с "блистал своим отсутствием"


Когда заводят речь о новостях, делах столичных,
Я становлюсь слегка, как бы сказать, меланхоличным.
В этой теме нет того, что б резало мне слух, но
 О любви - молчок, а не то как дам прямо в ухо,
 При всем моем почтеньи к вам.
Примите мое "фэ", певцы эротики - пииты,
Что блеют о цветах и лижут зад у Афродиты,
Все писаки, хлеб которых - голая парнуха
Я в жизнь свою привн с букет идей непротивленья,
И сдерживал свой злобный нрав, мне данный от рожденья,
?Хотя характер злобный мне достался от рожденья,%
Но теперь пришла она и выпустила духа
Известный персонаж - дитя-найд ныш в шляпке алой,
И эта шляпка с головой красотку выдавала.
Как-то раз с гостинцами пошла к родне-старухе
Я ждал ее весь день, я ждал всю ночь - аж до рассвета,
Я целый год прождал и жду сейчас, но нет как нету.
Видно раскусил ее волчище с тонким нюхом
Мерзавец Купидон тут применил свой фокус старый -
Нарочно обмакнул свою стрелу прямо в кураре,
В зелье приворотное отравы он набухал
Глядь, а там лежит и свою жертву ждет гадюка
На бедного меня пускай пад т седьмое небо,
Когда отчаянье толкнет меня туда, где небыль,
Но и тут из гроба повторю, хотя и глухо


Я ни перед кем шляпы не снимал,
Не шаркал ножкой.
Волчий был оскал, кто бы ни ласкал -
Из рук - ни крошки.
Был я п с цепной, нынче, сам не свой,
На задних ножках
Перед ней хожу, как щенок лижу
Ее ладошки.
ПРИПЕВ   Что за чудо-кукла досталась мне -
       Лишь только тронь - так "мама" ноет.
       Что за чудо-кукла досталась мне -
       Кладешь - сама глаза закроет.
Был я толстокож как гиппопотам,
Пресен, запущен.
Но прошел я курс и к ее устам
Теперь допущен -
Зубки как камеи, когда она
Поет, смеется.
Но клыки желтеют, когда она
В гневе зайдется.
Позовет - готов за нее горой,
Раб ее верный,
Только вот ревнива она порой
Сверх всякой меры
Как-то любовался в лесу цветком,
Назвал красивым,
Побледнев от злости, она зонтом
Его скосила.
Маги, прорицатели всех мастей
Дают понять мне,
Что закончу век свой я на кресте
Ее об)ятий.
Есть немало пыток похлеще, но
Не столь приятных.
Что же, я не прочь, если суждено    Мне быть распятым.




 ОНИ ПРИЛАГАЮТСЯ НИЖЕ


(Histoire de faussaire)

 В сусальной зелени кругом
 Как на картинке - сельский дом,
 Тут вс  поддельно, например,
 Солома кровли - полимер.
 В саду лже-клумбы, лже-пруды,
 Колодец ложный - ни воды,
 Ни истины, ни стар, ни мал
 Со дна его не поднимал.
 Хозяйка этого угла
 Навстречу мне с улыбкой шла
 В костюме, будто весь наряд
 Взят из театра напрокат.
 Букетик мой тотчас же сник,
 Когда вступили мы в цветник -
 Весь из искусственных цветов
 Любых оттенков и сортов.
 Аллеей липовой ведом
 За нею вслед вошел я в дом.
 Тут неестественно пылал
 Камин - без дыма и тепла.
 Буфет - на вид Анри Второй,
 В шкафу томов старинных строй,
 Мореный дуб не из древес,
 Тома закуплены на вес.
 Поддельный Рубенс под стеклом,
 И лже-доспех - железный лом.
 Фальшивый жемчуг, лже-топаз
 И лже-ресницы лживых глаз.
 Фальшивил, дребезжал рояль,
 А белых клавиш кость едва-ль
 Могла бы быть уличена
 В происхожденьи от слона.
 В неверном свете ложных свеч,
 Лже-кружева срывая с плеч,
 Шептала, тягостно дыша -
 О! ты мой первый ложный шаг!
 Фальшивы девственность и стыд,
 Ненастоящий жар ланит
 Поддельный ангел напрокат,
 Седьмого неба суррогат.
 Одно средь всех подделок мне          Да, в этой сцене Купидон
 Казалось искренним вполне            Повел себя как скопидом,
 Мое влеченье, а потом                 Как лже-свидетель. Ко всему
 Неодолимый горький ком,               Венера вторила ему -
 Застрявший в горле поперек,           Один другого чище. Вс  ж
 Когда с собой ее увлек                Скрыть правду - это та же ложь.
 Явившийся из дальних мест             Признаюсь, что обязан им
 То ль Карабас, то ль, может, Крез.    Я кратким счастием своим.


пер.Аванесов + Зайцев + Рысев

 Тот, кто в правилах упрям,
 Считает, будто впрямь
 Скамейки вдоль аллей
 Сделаны для толстопузых или доходяг.
 Только это сущий вздор -
 Известно с давних пор#
 Они куда нужней
 Тем, кто делает в любви свой самый первый шаг.
  ПРИПЕВ
   Сидят, целуясь, парочки, как голубки,
   Голубки, голубки...
   Им плевать на злые языки
   Благонравных граждан.
   Сидят, целуясь, парочки, как голубки,
   Голубки, голубки...
   Их признанья жарки и легки,
   Рука касается руки&
 Им, ?озябшим на ветрах%,
 Рисуется в мечтах
 Уютный тихий дом#
 В голубых обоях спальня, мягкая кровать,       белая
 Рядом в креслах у окна
 Он - с трубкою, она -
 Склонилась над шить м,
 Обсуждают, споря, как им первенца назвать.
 Мимо движется народ,
 Порой семья плывет,
 Довольная собой.
 Тут уж берегись, они укажут, что есть грех.
 Но готов поклясться я,
 Будь даже та семья
 Хоть Троицей Святой,
 Каждый был бы сам непрочь вкусить таких утех.
 Но минуют месяца,
 Остынут их сердца
 От первых слез и гроз.
 И когда затянет серым каждый день с утра,
 Погрустнев, поймут они,
 Что на скамейках дни
 Среди невинных гр з -           наивных
 Это и была любви их лучшая пора.



Ж. Брассанс
                 (пер. М. Фрейдкина)


       (MARINETTE)

  Когда хотел я песенку пропеть для Маринетты,
  Неверная красотка убежала в "Опера",
  И с песенкой своей я смотрелся очень глупо,
  С ней выглядел, ей-богу, я как мудак!

  К обеду раз горчицу я принес для Маринетты -
  Неверная красотка принималась за десерт.
  С горчицею своей я смотрелся очень глупо,
  С ней выглядел, ей-богу, я как мудак!

  В подарок я купил велосипед для Маринетты -
  Неверная красотка укатила на авто.
  На редкость глупо выглядел я с велосипедом,
  С ним выглядел, ей-богу, я как мудак!

  Весь в мыле я примчался на свиданье к Маринетте -
  Неверную красотку обжимал какой-то тип.
  С букетиком своим я смотрелся очень глупо,
  С ним выглядел, ей-богу, я как мудак!

  Тогда я к ней явился, чтоб прикончить Маринетту -
  Неверная красотка от простуды умерла.
  И с револьвером выглядел я на редкость глупо,
  С ним выглядел, ей-богу, я как мудак!

  В печали я пришел на погребенье Маринетты -
  К приходу моему она опять была жива.
  И с траурным венком я смотрелся очень глупо,
  С ним выглядел, ей-богу, я как мудак!


 (LE NOMBRIL DES FEMMES D`AGENTS)

  Нет слов, пупок жены мента
  С позиций чистого искусства -
  Картина, в сущности, не та,
  Что возвышает ум и чувства.
  Но я слыхал про старика,
  Чьи вожделенья и амбиции
  Сводились к зрелищу пупка
  Жены сотрудника полиции.

  "Мой путь по жизни был таков, -
  Вздыхал старик седоголовый, -
  Что видел сотни я пупков
  Супруг всех классов и сословий.
  Я свой умел собрать налог
  С аристократа и с патриция,
  Но не дал Бог узреть пупок
  Жены сотрудника полиции.

  Отец мой видел наяву
  Пупки супруг жандармов бравых.
  Брат очень близко знал вдову,
  С которой жил инспектор нравов.
  Счастливец-сын видал пупок
  Жены советника юстиции.
  А я пупка найти не смог
  Жены сотрудника полиции!"

  Так горько сетовал он вслух
  В толпе бездушной и холодной,
  Когда раздался голос вдруг
  Одной гражданки благородной:
  "Пускай был рок к тебе жесток,
  Я все воздам тебе сторицею:
  Я покажу тебе пупок
  Жены сотрудника полиции!"

  Чуть жив от счастья, наш старик
  Вскричал в восторге: "Аллилуйя!
  Он близок, долгожданный миг!"
  И к ней под юбку, торжествуя,
  Полез добряк, мечтой влеком,
  Забыв приличия кондиции,
  Чтоб усладить свой взор пупком
  Жены сотрудника полиции.

  Но был бедняга изнурен
  Больной фантазией своею -
  Ведь как-никак полвека он
  Провел в страданьях за идею,
  И смерть настигла чудака
  Под грудой дамской амуниции,
  И не увидел он пупка
  Жены сотрудника полиции.


  (LE PORNOGRAPHE)

  Помню, когда моложе был,
  Вслух я ругаться не любил,
  А коль уж брал на душу грех,
  То никак не при всех,
  Но
  Нынче, когда с артиста спрос
  Катастрофически возрос,
  Я матерюсь, хоть сам не рад,
  При всех подряд.

  Славно умею
  Спеть о дерьме я
  И про понос -
  Я виртуоз!

  Чтобы галерку ублажать,
  Чтоб жеребцов заставить ржать,
  Я запускаю в оборот
  Сотни грязных острот,
  Но
  После концерта, встав к трюмо,
  Я сам себе кричу: "Дерьмо!
  Мерзкая рожа! Гнусный тип!
  Чтоб ты охрип!"

  Но пресновата
  Песня без мата.
  Раз уж поешь -
  Вынь да положь!

  В церкви я каялся в грехах:
  Дескать, про жопу пел в стихах
  И обещал я впредь попу
  Класть на жопу табу,
  Но
  Если табу на жопу класть,
  То на жратву придется красть.
  Значит опять, ядрена мать,
  Табу снимать.

  Петь в нашем деле
  Нужно о теле,
  А о душе -
  Нельзя уже!

  У жены моей в мыслях крен,
  Как бы к кому вскочить на хрен.
  Мне ж она мелет всякий вздор
  Про венерин бугор,
  Но
  Вы согласитесь, что точней
  Будет в песне сказать о ней,
  Дескать, слаба она чуток
  На передок.

 Грустный мотивчик,
 Бюстик и лифчик -
 Шарм этих тем
 Доступен всем.

  Был бы мне чужд с собой разлад,
  Если бы я, забыв разврат,
  Пел благонравность поз и лиц
  Непорочных девиц,
  Но
  Муза мне говорит: "Пенек!
  Это ж совсем не твой конек.
  Публика ждет твоих идей
  Про жизнь блядей!"

  И что есть духу -
  Лишь про порнуху!
  И что ни день -
  Про похабень!


 (LA TRAITRESSE)

  Я хожу сам не свой, я ночами не сплю,
  Я готов хоть сейчас головою в петлю.
  Бытия мне открылся звериный оскал -
  Я вчера свою птичку под мужем застал.

  Моя душечка -
  Проблядушечка!

  Наш галантный роман протекал на "ура",
  Но отныне все кончено, ибо вчера
  Я застал их в кустах, и поверьте мне, что
  Было архибезнравственным зрелище то.

  Описать свои чувства смогу я едва ль:
  Покуситься дерзнула развратная тварь,
  На святая святых - на любовника честь,         ?
  Чтоб высокую страсть до интрижки низвесть.

  Знать, я вовсе ослеп средь любовной игры,
  Если не разглядел, что с недавней поры
  В наших актах не стало былого огня,
  Да и дети пошли у нее не в меня.

  А теперь, чтобы в воду упрятать концы
  И впридачу подсыпать на рану сольцы,
  Эта шлюха с улыбкой твердит нам двоим,
  Мол, не тот рогоносец, кто кажется им.

  Я застал их вдвоем (пусть Господь им зачтет!)
  При попытке свой брак подновить за мой счет.
  Я застал свою цыпочку, вставшей в партер,
  При попытке по кругу пустить адюльтер.

  Моя душечка -
  Проблядушечка!


    (LA GUERRE DE 14-18)

  С тех пор как чаянья народов
  Свелись лишь к войнам и резне,
  Из всех сражений и походов
  Какой же памятнее мне?
  Свой выбор скрыть я не умею:
  Мне среди всех родней одна,
  Всех симпатичней, всех милее
  Та незабвенная война!

  Нет, я отнюдь не презираю
  Сражений честной старины
  И никогда не забываю,
  Как Бисмарк нам спустил штаны.
  От войн таких в душе светлее,
  Их не пошлешь так просто на...
  Но лично мне всего милее
  Та незабвенная война!

  Я знаю, что герои Спарты
  Дрались в боях, подобно львам,
  И гренадеры Бонапарта
  Палили не по воробьям.
  Их беспримерны эпопеи,
  Их легендарны имена,
  Но для меня всего милее
  Та незабвенная война!

  И брань, что нас покрыла славой
  В тот роковой сороковой,
  Была достаточно кровавой,
  Чтоб насладиться таковой.
  Швырнуть упрек ей я не смею -
  Грош, мол, такой войне цена,
  Но и ее, по мне, милее
  Та незабвенная война!

  Я признаю в ряду достойных
  И стычки доблестных "маки",
  Ведь в этих, пусть незнатных, войнах
  Шли в ход не только кулаки.
  В любой из них - свои трофеи,
  В любой - свой шарм и новизна,
  Но только мне всего милее
  Та незабвенная война!

  Наш добрый Марс с похвальным рвеньем
  Готовит новой бойни план.
  То, верно, будет откровеньем
  Для всех, кто в этом не профан.
  Я лишь одну мечту лелею,
  Чтоб поскорей пришла она!
  Ну, а пока мне всех милее
  Та незабвенная война!




  Негодный мальчуган, тоски моей виновник,
  Он крылья отцепил и, как простой чиновник
  В костюме темном и глухом,
  О крахе услыхав и о банкротстве скором
  Сердечных наших дел, - суровым кредитором
  Он входит в наш печальный дом.

  Без тени торжества, без капли сожаленья
  Он заявляет нам: "Прошу без промедленья
  Вернуть просроченный кредит,
  А также весь комплект заемных безделушек:
  Стрелу, колчан и лук - подбор таких игрушек
  Обоим вам уже претит".

  Забытую найдя ромашку, по которой
  Гадали мы в те дни, когда еще о скорой
  Разлуке было невдомек,
  Он лепестки собрал и, копошась забавно,
  Расставил по местам - а ведь совсем недавно
  Я б удавить за это мог.

  Он методично сжег весь наш архив любовный:
  Записочки, стихи и прочий хлам альбомный -
  На все смотрели мы без слез.
  И я не закричал от горя и утраты,
  Когда небрежно он швырнул в огонь проклятый
  Прядь золотых твоих волос.

  Он вытер со стены, чтоб счеты кончить сразу,
  "Поль любит Вирджини" - классическую фразу,
  Столь актуальную вчера.
  Что ж, Вирджини, Ортенс, а может, Каролину...
  Я часто забывал, как звали героиню,
  Лишь только кончится игра.

  "Пора уже уметь любовь не путать с флиртом,
  Недолговечных роз - с вечнозеленым миртом, -
  Он на прощанье молвил нам. -
  И чтоб не мнили вы серьезными делами
  Тот вздор и пустяки, что были между вами,
  Я впредь кредита вам не дам!"

  Родная, не прими все это к сердцу близко!
  Причины, по каким я ностальгией взыскан,
  Тебе скорей всего чужды.
  И я без долгих слов похерю эту драму,
  Пока, чтоб подновить слегка мою программу,
  Не будет в песнях мне нужды.


(LA PRINCESSE ET LE CROQUE-NOTES)

  Там, где теперь этот сквер и фонтан,
  Раньше тянулся унылый квартал
  Грязных бараков без племени-рода -
  Кучка лачуг, что годны лишь на слом...
  Но обитатели этих хором
  Слыли элитой бездомного сброда.

  Аристократы ночлежных углов,
  Голь, бедняки, потерявшие кров,
  Воры в бегах, проститутки, клошары,
  Нищие в язвах своих накладных -
  Терся и лабух приблудный меж них,
  Горький пропойца с разбитой гитарой.

  В этом чаду социального зла
  Юная фея в те годы цвела -
  Нежный росток средь равнины безлесой.
  Крошкой нашли ее возле ручья
  В тонких пеленках ручного шитья
  Ну и прозвали, конечно, Принцессой.

  Словом, однажды (на то и весна)
  Влезла к нему на колени она
  И прошептала с улыбкой смешною:
  "Я тебя принцем решила назвать.
  Можешь меня обнимать, целовать,
  А если хочешь - и все остальное".

  "Слушай, Принцесса, - ей лабух в ответ, -
  Рано в Сатиры мне в тридцать-то лет!
  Да и самой тебе только тринадцать.
  Так что об этом забудь и грустить -
  За малолетку на нарах коптить
  Нет никакой мне охоты, признаться.

  Ты еще только в проекте была,
  А мое сердце к рукам прибрала
  И повзрослей, и покраше подружка..."
  Тут убежала Принцесса и от
  Горькой обиды всю ночь напролет,
  Верно, проплакала где-то в подушку.

  Так не свершилась преступная связь.
  Лабух наутро, ни с кем не простясь,
  В фуре старьевщика смылся куда-то,
  И оказавшись спустя двадцать лет
  В этих местах, где минувшего нет,
  Чувствует он что-то вроде утраты.


(SI MECHANTE AVEC DE JOLIES SEINS)

  Когда б я только знал, мадам, что Ваше обаянье
  Скрывает тайные шипы, как роз цветущий куст,
  Я б, вероятно, был скромней в любовных притязаньях -
  Зачем Вам дан столь злобный нрав и столь роскошный бюст?

  Зачем Вам дан столь злобный нрав и столь роскошный бюст?
  О боже, такой роскошный бюст!

  Я б, вероятно, был скромней в любовных притязаньях,
  Я б до безумств не допустил ни рук своих, ни уст.
  Я б их всегда держал от Вас на должном расстоянье -
  Зачем Вам дан столь злобный нрав и столь роскошный бюст?

  Вам, наделенной с юных лет всех Граций достояньем,
  Не грех ли злоупотреблять тончайшим из искусств?
  К чему оттачивать на мне свое очарованье?
  Зачем Вам дан столь злобный нрав и столь роскошный бюст?

  К чему оттачивать на мне свое очарованье?
  Да, я попался в Вашу сеть, но Ваш улов не густ.
  Ведь я уже почти старик - что Вам мои страданья?
  Зачем Вам дан столь злобный нрав и столь роскошный бюст?

  Ведь я уже почти старик - что Вам мои страданья?
  Что Вам за радость от того, что я почти без чувств
  Повержен, словно Карфаген, в прах несуществованья?
  Зачем Вам дан столь злобный нрав и столь роскошный бюст?

  Зачем Вам дан столь злобный нрав и столь роскошный бюст?
  О боже, какой роскошный бюст!



---------------------------------------------------------------
 Перевод с французского: Ярослав Старцев
 From: yaroslav.startsev@uapa.ru
 Date: 2 Dec 1998
---------------------------------------------------------------




И вправду, как милы все эти деревушки,
Поселки, городки, всяк населенный пункт,
Где памятники есть, музеи да церквушки -
Все хорошо, лишь жаль - как жаль - что в них живут.
Как жаль, что в них живут людишки, что с презреньем
На мир едва глядят, оседлав свой насест.
Любители кокард, погромов и питейной -
Радостные кретины из тех самых мест.

Будь прокляты они, все дети "малых родин",
Насажены на шпили колоколен их!
Здесь вам покажут все, чем край богоугоден,
Смозолят вам глаза, достанут и слепых.
И будь их родиной Париж, Москва иль Порто,
Иль Чертовы Кулички, или Бухарест,
Иль Мухосранск - они всегда горды до черта,
Радостные кретины, что из этих мест.

Их курицы несут лишь страусовы яйца,
На пляжах их песок - уж точно золотой,
А воздух, чем они так искренне гордятся,
Повсюду знаменит целебной чистотой.
И понемногу, по чуть-чуть до них доходит,
Что и навоз их крепкий - другим тяжкий крест:
От зависти к нему с ума весь мир посходит,-
Радостные кретины, что из этих мест.

И место, где они на этот свет явились
Не общее ничуть - им жаль от всей души
Тех бедных чудаков, чьи жизни не сложились,
Кто родом не отсюда - значит, из глуши.
Но лишь набат над ними зазвучит, скликая -
Тотчас они поротно идут под оркестр
Чтоб пасть в бою с очередными чужаками, -
Радостные кретины из тех самых мест.

Господь, как хорошо жилось бы всем на свете,
Когда б породу ту Ты скрыл во мгле веков,
Ту, что везде кишит и что повсюду встретишь -
Породу патриотов, "местных", земляков.
И жизнь была б чудесна... Только Ты блефуешь:
Порода эта плешь кому хочешь проест.
Вот аргумент за то, что Ты не существуешь -
Радостные кретины из тех самых мест.
				                               //












Раньше на месте вот этих садов
Были трущобы, чей вид был не нов:
Ветхость лачуг только небом накрыта.
Даже не римских развалин уют,
Фауна же, обитавшая тут
Ох, не дурна же была, - просто элита.

Нет, не дурна - элита площадей
Из безработных, пропащих, бомжей,
Из собиравших подачки и тару.
Здесь, средь бродяг и пропивших талант
Жил один лабух, один музыкант -
Он умещал весь свой скарб на гитару.

Удочеренная этим мирком
Здесь же цвела ароматным цветком
Юная фея иного замеса.
Найдена в детстве была у ручья,
В пышном наряде, неведомо чья -
И ее тут же прозвали "Принцесса".

Вот, как-то вечером - Боже, храни! -
Наедине оказались они.
Лабуху девочка молвит, краснея,
Но на колени к нему взгромоздясь:
"Я влюблена, поцелуемся всласть,
И делай со мною все, что сумеешь".

"Ну-ка, принцесса, помедли чуть-чуть,
Я не сатир, лучше спрячь свою грудь-
Мне скоро тридцать, тебе - лишь тринадцать.
Разница есть, да и я не стремлюсь
Камеру ощупью знать наизусть" -
"Но я клянусь, что не буду трепаться."

"И не проси, продолжал он, прости,
Ты не в моем вкусе, также учти -
Сердцем моим завладела другая..."
Прочь устремилась принцесса бегом
Прочь, чтобы выплакать горе тайком:
Грубо любовь ее так отвергают.

Чтоб малолетнюю не совращать,
Лабух решил по-английски сбежать,
Утром в повозке старьевщика скрылся,
Струны щипал и слова бормотал...
Лет через двадцать он там проезжал
И на себя без причины сердился.                    //












Пасть за идею - что ж, идея превосходна,
Но я едва не пал, когда не думал так.
Поскольку те, кто знал, как это благородно,
Грозили смертью мне, предприняв ряд атак.
И, с этим аргументом согласившись все же,
Моя шальная муза с ними стала в ряд,
Но припевает тихо, вечно невпопад:
"Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже."

Решив, что не грозит отечеству опасность,
В дорогу на тот свет не станем мы спешить.
Ведь торопясь, увы, ума теряем ясность,
Пав за идеи, что не будут завтра жить.
Но вряд ли есть судьба печальнее и горше,
Чем перед смертью в полной мере осознать:
Не ради той идеи стоит умирать!
Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже.

Ораторы, вожди, на подвиг призывая,
Как правило, увы, погибнуть не спешат.
"Пасть за идею" - вот их истина благая:
Их жизней в этом смысл, а жить они хотят.
В любой из штаб-квартир немало их, похоже,
Чье долголетье просто удивляет всех
Я знаю, они шепчут про себя сквозь смех:
"Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже."

Идей ценою в жизнь вокруг совсем немало,
Их оптом или врозь вам могут предлагать.
Не раз пред новичком проблема возникала:
Как выбрать так, чтоб не зазорно было пасть?
Но, раз они все друг на друга так похожи
Мудрец ничуть к могиле не спешит, когда
Идут толпой под флагом храбрецы туда:
"Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже."

Когда б, благодаря побоищам и войнам,
Мир изменился весь и стал прекрасным вдруг,
Героев череда, теперь уже покойных,
Нам рай земной давно бы создала вокруг.
Но, даже если головы другие сложат,
Как горизонт, век золотой опять вдали,
А смерть опять, опять владычица земли.
Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже.

Святые бунтари, миссионеры славы,
Хотите пасть в бою - мы не мешаем вам.
Но, черт меня возьми, другим оставьте право
Жить просто чтобы жить, как каждый хочет сам.
Поскольку Смерть не дура, и справляться может
Без этих ваших столь навязчивых услуг,
Довольно говорить, что эшафот нам друг!
Пасть за идею - я лишь "за"! Но лучше позже,
Я - "за"! Но лучше позже.
					                //











Имея честь всегда с ней в дружбе находиться
Хотел бы я воспеть, признательность храня,
В телах прекрасных дам ту часть, что не сравнится
Ни с чем другим, - но всяк молчит, ее ценя.

Та песнь могла бы стать и лебединой песней,
С любовью серенад и стройностью баллад,
Но к горю моему, ту часть, что всех чудесней,
Лишь грязные слова вульгарностью клеймят.

Как жалок сей позор для языка родного,
Ахиллова пята, бесчестье и вина,
Ведь нет ни одного не площадного слова
Чтоб обозначить то, чем счастливы сполна.

Тогда как у цветов столь чудные названья,
Тела прекрасных дам, ваш ласковый цветок
Чей аромат пьянит, не требуя признанья,
К несчастью окрестил совсем не пышный слог.

Но хуже всех, - увы, всего распространенней-
Словцо из пяти букв, что больно вспоминать
Поэзии в нем нет, однако есть зловонье,-
Позор тому, кто смог впервые так сказать.

Позор тому, кто смог в досаде или сдуру,
В похмельном ли бреду, в одно объединить
То, что вдыхает жизнь в прекрасную натуру,
С ругательств грязных тьмой, чтоб в мир им путь открыть.

Обиженный женой или кастрат ехидный,
К Венериным садам нисколько не влеком
Был тот мерзавец, что осмелился постыдно
Смешать одно с другим в злонравии своем.

Чума бы забрала все однокоренные,
Которые, ничуть не ведая стыда,
Сближают воровство, вранье, грехи иные
С той частью женских тел, что славится всегда.

О небо, сделай так, чтоб вдохновленный гений,
В порыве торжества и в творческом огне
Сметая все века молчанья и гонений
Ей имя бы создал достойное вполне.

Чтоб в ожиданьи зря приязнь не пропадала
Не будем забывать, что способов других
Воздать хвалу и честь ей создано немало
Что все они годны, и что я знаю их.
И что я знаю их.                                              //







Хоть я и не совсем уж круглый идиот,
Я не мыслитель, чужд мне гения полет,
Но парень неплохой и добродушный я,
И в этом ценность есть своя.

Припев:

Когда кретин активен
Ну как я
Ну как ты
Ну как мы
Ну как вы
Он в общем безобиден.
Пусть решает,
Совершает
Все, что глупо,
Все, что тупо, -
То, что с ним неладно
Никому не в падлу.
Портит всю картину
То, что из
Тройки шиз
Двое злы
Как козлы -
Упертые кретины.
Вдохновляясь,
Возбуждаясь,
Развивают,
Продвигают,
С пылом их нет сладу,
Всей округе в падлу.

Вот если б некто Х был дворником простым
И тихо дурковал - ну и пускай, Бог с ним!
Но он, скотина - вождь, и в партии всю жизнь.
Как понесет его - держись! (Припев)

Вот если б некто Z был дятел без чинов,
То он не дергал бы отечества сынов.
Но он ведь генерал, в генштабе главный босс.
Он в деле - нужен труповоз. (Припев)

Прости меня, Господь, коль речь моя горька.
Но, совместив с козлиной мордой дурака,
Два жанра тем смешав, Ты сделал, уж поверь,
Из мира дьявольский бордель. (Припев)



Популярность: 53, Last-modified: Wed, 02 Dec 1998 16:00:08 GMT