---------------------------------------------------------------
Оригинал этого текста расположен на странице Александра Авдуевского
http://www.glasnet.ru/~cyco/r/books/sorokin/sorokin.htm

---------------------------------------------------------------
                       "Я до сих пор не понимаю, почему то,
                    чем я занимаюсь, нравится кому-то еще"

     Владимир   Сорокин  -  культовый  писатель,  то  есть,  он
пользуется известностью в самых широких слоях населения, но при
этом у ограниченного количества читателей. Вызвано это в первую
очередь, тем, что издается он в России  очень  редко  и  малыми
тиражами.  Нормой для него является тираж примерно в пять тысяч
экземпляров, не больше. Причина  такой  редкой  издаваемости  в
том,   что   сам  писатель  не  стремится  к  тому,  чтобы  его
произведения печатались:"Надо  сказать,  что  читателя,  как
такового  я  не  учитываю.  Может  по этому меня здесь так мало
печатают. <...> Я до сих пор  не  понимаю,  почему
то,  чем  я  занимаюсь,  нравится  кому-то еще", впрочем он
против этого и не возражает, благодаря  чему  собственно  мы  и
имеем возможность знакомиться с его творчеством.

     Творчество  В. Сорокина весьма неоднозначно воспринимается
как  читателями,  так  и  коллегами  по  цеху.  Мнения  о   его
произведениях  проходят  все градации: от лаконичных "Гадость!"
или "Круто" до многословных "Как можно такое писать (читать)" и
"Бред и паранойя, но цепляет". Петр Вайль, в своем эссе

http://agama.garnet.ru/Alt/r_club/journals/inostran/N1/wayl.htm

     проводит  параллели  между В. Сорокиным и К. Тарантино. Во
многом  он  прав,  поскольку  у  Сорокина  как  и  у  Тарантино
чудовищное  зачастую  становится обыденным и наоборот. При этом
жестокий,  отталкивающий  антураж  у   Сорокина   не   является
самоцелью - главное это слова, из которых собираются шокирующие
неискушенного читателя конструкции.  Сорокин  часто  использует
слово,  как  художник краски. И как из хаоса мазков при взгляде
издали возникает законченная картина, так и  у  Сорокина  слова
обретают  смысл  только  после  того,  как  будет прочитано все
произведение  до  конца.  То  есть  все  слова  в  совокупности
обретают  смысл,  а не каждое по отдельности. Книги В. Сорокина
ничему не учат и ни к чему  не  призывают,  за  что  противники
писателя называют их бездушными, не замечая главного эффекта от
их прочтения - пробуждение у читателя остроты восприятия слова.
Сам  Сорокин  говорит:  "У  меня нет общественных интересов.
<...> Все мои книги - это отношение с  текстом,  с
различными  речевыми пластами, начиная от высоких, литературных
и кончая бюрократическими или нецензурными. Когда  мне  говорят
об  этической  стороне  дела:  мол,  как  можно воспроизводить,
скажем элементы порно- или жесткой литературы, то мне непонятен
такой    вопрос:    это    всего    лишь   буквы   на   бумаге.
<...>   Текст   -   очень   мощное   оружие.    Он
гипнотизирует,   а  иногда  -  просто  парализует."  Весьма
интересное,  во  многом  неожиданное  и  спорное,  исследование
творчества   В.   Сорокина  провел Игорь
Левшин
http://www.glasnet.ru/~cyco/r/books/sorokin/modny3.htm
(не  путать  с  однофамильцем   из   ComputerWorld)
Впрочем,  судить  о творчестве писателя по чужим словам нелепо,
необходимо читать его произведения


     Пронзительная  повесть,  газетный  вариант  который  можно
прочитать здесь:
dahau.txt
http://unclear.rinet.ru/~eps/koi/industr/dahau.htm


     Книга впервые издана парижским издательством "Синтаксис" в
1985 году. Прочитать этот роман в диалогах можно здесь:
ochered.txt
http://www.sparc.spb.su/Avz/lit/Sorokin/ochered.html


     Роман опубликован в альманахе "Конец века". Четверо людей,
входящих  в   непонятную   тоталитарную   организацию,   чем-то
напоминающую  загадочное  "параллельное  правосудие"  из романа
Кафки "Процесс", повинуясь  непонятной  магии  чисел,  как  нож
сквозь  масло  проходят сквозь окружающих их людей, неотвратимо
приближаясь к цели своей жизни: 6, 2, 5, 5.


     Молодая  женщина  сложной  судьбы,  склонная  к  религии и
диссидентству, сменяет 29 любовниц и так и не  познает  счастья
настоящей  Любви,  пока в минуту душевного кризиса не встречает
секретаря парткома Завода  Малогабаритных  Компрессоров.  Роман
издан  отдельной  книгой  в  России,  и  до  недавнего  времени
спокойно продавался в Доме Книги,  что  на  Новом  Арбате,  как
книжка  какого-нибудь Лимонова. Не исключено, что его еще можно
купить.


     Пьеса  опубликована  в журнале "Искусство кино" номер 6 за
1990 год. Однако модный был журнал в свое  время,  жаль  что  я
тогда этого не знал.


     Шансов   получить  эту  книгу  у  вас  мало,  но  все-таки
попытайтесь ее найти через  знакомых.  Процитирую  рецензию  из
"Агамы":  Я  постараюсь  к  марту, ну в крайнем случае к рыжему
пройдохе апрелю поместить у себя отрывки из книги.  Но  кое-что
оттуда  (как  и  многое  у  Сорокина) надо читать целиком. Одни
письма к Мартину Алексеевичу чего стоят!


     Последний  на  сегодняшний  день (и вообще последний, если
верить самому Сорокину, потерявшему интерес к литературе)  труд
автора.  Прочитавшему  этот  роман  необходимо  давать денежную
премию (причем  в  валюте).  В  продолжении  трехсот  с  лишним
страниц  читатель  будет  наслаждаться  наследием  классической
русской литературы XIX века, узнавая о жизни Романа, его любви,
о  прелестях  деревенской  жизни,  охоте  в  лесу и т.д. и т.п.
Особенно удались автору описания  застолий  и  исконно  русских
деликатесов (как-то: соленья, квашенья и разнообразные народные
алкогольные  напитки).  Но  любители  Тургенева  будут  жестоко
наказаны за свое долготерпение: ведь Танюша все-таки позвонит в
деревянный колокольчик...


                                           Александр Авдуевский

Популярность: 65, Last-modified: Fri, 20 Mar 1998 15:32:22 GMT