Сказочная повесть


     ---------------------------------------------------------------------
     Книга: П.Маар. "Семь суббот на неделе. И в субботу Субастик вернулся"
     Paul Maar. Eine Woche Voller Samstage
     Verlag Friedrich Oetinger, Hamburg, 1973
     Перевод с немецкого В.Островского
     Издательство "Детская литература", Москва, 1988
     Поиск книги: Ната Л.
     OCR: Андрей К., 25 сентября 2002 года
     SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 24 ноября 2002 года
     ---------------------------------------------------------------------




     В субботу утром господин Пепперминт сидел у себя в комнате и ждал.
     Чего он ждал? Этого он и сам точно не мог бы сказать.
     Зачем же  тогда он  ждал?  Вот  это  объяснить уже проще.  Правда,  нам
придется начать рассказ с самого понедельника.
     А  в понедельник в дверь комнаты господина Пепперминта вдруг постучали.
Просунув голову в щель, госпожа Брюкман объявила:
     - Господин Пепперфинт,  к  вам гость!  Проследите только,  чтобы он  не
курил в комнате:  от этого портятся занавески!  Пусть не садится на кровать!
Для чего я вам стул дала, как вы думаете?
     Госпожа  Брюкман  была  хозяйкой  дома,  где  снимал  комнату  господин
Пепперминт.  Когда она  сердилась,  она всегда называла его "Пепперфинт".  А
сейчас хозяйка сердилась, потому что к нему пришел гость.
     Гость,  которого в  тот  самый  понедельник хозяйка втолкнула в  дверь,
оказался  школьным  приятелем  господина  Пепперминта.   Его   фамилия  была
Понеделькус.  В  подарок  своему  другу  он  притащил  целый  кулек  вкусных
пончиков.
     После понедельника был вторник,  и  в этот день к господину Пепперминту
явился  хозяйский племянник -  спросить,  как  решить задачу по  математике.
Племянник хозяйки был лентяем и второгодником. Господин Пепперминт ничуть не
удивился его визиту.
     Среда,  как и  всегда,  пришлась посреди недели.  И  это,  конечно,  не
удивило господина Пепперминта.
     В  четверг  в  соседнем  кинотеатре  неожиданно показали  новый  фильм:
"Четверо   против   кардинала".   Вот   тут   господин   Пепперминт  немного
насторожился.
     Наступила пятница.  В этот день на репутацию фирмы, где служил господин
Пепперминт,   легло  пятно:  весь  день  контора  была  закрыта,  и  клиенты
негодовали.
     А  случилось это  потому,  что хозяин фирмы очень боялся воров.  Каждый
вечер он прятал ключ от своей конторы в другое место.  В четверг он придумал
особенно надежный способ  его  хранения.  Завернув ключ  в  носовой  платок,
хозяин сунул его в ботинок, который поставил в платяной шкаф; накрыв ботинок
шляпой, он запер шкаф. Ключ от шкафа хозяин вложил в коробку для сигар, а ее
спрятал в ящик письменного стола и его тоже запер.  Затем он спрятал ключ от
письменного стола.  В пятницу утром он отлично помнил,  где надо искать ключ
от конторы. А вот куда, он спрятал ключ от письменного стола, этого он никак
не мог вспомнить.  И  стало быть,  не мог и отпереть ящик письменного стола,
чтобы  достать оттуда  ключ  от  платяного шкафа,  без  которого нельзя было
подобраться к  ключу от дверей конторы.  И ему не оставалось ничего другого,
как отослать господина Пепперминта домой и погрузиться в размышления. До тех
самых пор, пока он не вспомнит, куда же он положил ключ.
     Теперь,  сказал  себе  господин Пепперминт,  все  ясно  -  ни  о  каких
случайных  совпадениях не  может  быть  и  речи:  в  понедельник -  господин
Понеделькус с  пончиками;  во  вторник -  Второгодник;  среда,  как  всегда,
посреди недели;  в  четверг -  премьера фильма  "Четверо против кардинала" в
соседнем кинотеатре; в пятницу - пятно на чести фирмы!
     И  вот  нынче  утром господин Пепперминт сидит у  себя  в  комнате и  с
волнением ждет, что же принесет ему суббота...
     Ему не пришлось долго ждать:  в  дверь громко постучали.  От волнения у
господина Пепперминта перехватило дыхание,  и он не мог выговорить ни слова.
Но это была всего лишь госпожа Брюкман, которая вошла в его комнату с ведром
и метлой в руках.
     - Вы что,  не можете сказать "Войдите!", как всякий нормальный человек?
- осведомилась хозяйка и  с  грохотом поставила ведро на пол у ног господина
Пепперминта.
     Тот  пугливо спрятал ноги под  стул.  Ему  очень хотелось ответить:  "А
какой нормальный человек входит в комнату, не услышав слова "Войдите!"?"
     Но  господин Пепперминт с  его добрым и  кротким нравом терпеть не  мог
ссор.  К  тому же он немного побаивался госпожи Брюкман,  ведь она была выше
его  ростом чуть ли  не  на  целую голову.  Но  главное -  она была хозяйкой
комнаты,  которую он снимал,  и могла выселить его в любую минуту. Потому-то
господин Пепперминт и промолчал.
     - У вас что,  язык отнялся,  господин Пепперфинт?  - продолжала госпожа
Брюкман, принявшись подметать пол.
     - А не могли бы вы,  если,  конечно,  это вас не затруднит,  убрать мою
комнату несколько позднее? - отважился пролепетать господин Пепперминт.
     - Ступайте-ка  погулять,  если я  вам мешаю!  -  грубо ответила госпожа
Брюкман. Затем она скомандовала: - Уберите ноги!
     И  метла тотчас двинулась в атаку на ботинки господина Пепперминта.  Он
поставил ступни на сиденье стула.
     - Грязнуля несчастный!  -  закричала хозяйка.  -  Как вы смеете пачкать
ботинками мой прекрасный стул? Сейчас же ступайте на кухню за тряпкой!
     Господин Пепперминт покорно  поплелся на  кухню.  Когда  он  вернулся с
тряпкой,  то увидел, что госпожа Брюкман уже успела водрузить стул на стол и
принялась мыть  пол.  Со  вздохом  взял  он  свою  шляпу,  накинул куртку  и
направился к двери.
     - Куда это вы собрались? - крикнула ему вдогонку госпожа Брюкман.
     - На прогулку!
     - Это  на  вас  похоже:  прогуливаться среди бела дня,  когда все  люди
работают!
     - Но  вы же сами сказали,  чтобы я  шел гулять!  -  возмутился господин
Пепперминт.
     - И  правильно сказала!  Идите,  идите,  домосед  несчастный!  -  снова
закричала хозяйка. - Вы же день-деньской торчите в четырех стенах.
     Господин Пепперминт быстро захлопнул входную дверь и выскочил на улицу.
Было прекрасное субботнее утро,  ярко светило солнце,  и  он радовался,  что
больше не слышит брани хозяйки.
     На  углу  тесной  кучкой  стояли  люди.   Подталкиваемый  любопытством,
господин Пепперминт устремился к  ним.  Люди что-то  разглядывали -  что-то,
судя по  виду,  очень маленькое,  потому что  они  смотрели вниз.  Господину
Пепперминту не  терпелось узнать,  что  они там рассматривают,  но  люди так
сгрудились, что ничего не было видно.
     - Надо  сообщить в  зоопарк.  Наверняка он  сбежал оттуда.  Дома такого
никто держать не станет! - сказала женщина, стоявшая в самой середине круга.
Очевидно, там сидел какой-то зверек.
     - Это, наверное, такая обезьяна, - заявил кто-то из мужчин.
     - Обезьяна?  С  пятачком?  Да  он  куда  больше  похож  на  лягушку!  -
воскликнул другой мужчина.
     - Какая же  это лягушка?  Он  же огненно-рыжий!  Видали вы когда-нибудь
лягушку с рыжими волосами? Да еще такую большую!
     Любопытство  разбирало  господина  Пепперминта  все  сильней:  подумать
только, ну и зверек, похожий сразу и на лягушку и на обезьяну!
     - Стыдно,  господа,  издеваться над ребенком! Взрослые люди, а так себя
ведете!  -  возмущенно заявила какая-то  толстуха,  окинув  строгим взглядом
собравшихся.
     - Ребенок?  Вы, наверно, близоруки! - сказал тот самый мужчина, который
принял загадочное существо за обезьяну.
     Но толстуха не унималась. Она наклонилась к зверьку и спросила:
     - Как тебя, деточка, зовут?
     Господин Пепперминт по-прежнему ничего не  мог разглядеть.  Но  зато он
кое-что  услышал.  Звонкий,  пронзительный голосок ответил толстухе громко и
четко:
     - Никакая я не деточка, мадам! Бе-е-е!
     Люди, стоящие вокруг, разинули рты от изумления.
     - Подумать только, оно умеет говорить! - воскликнул кто-то из мужчин.
     - Да еще человеческим языком! - удивленно пробормотала какая-то дама.
     - Говорила же я  вам:  это ребенок!  -  гордо заявила толстуха и  снова
наклонилась  к  загадочному существу:  -  Скажи  мне  что-нибудь,  детка!  -
попросила она.
     - Толстуха! Толстуха! - прокричал тот же пронзительный голосок.
     - Это ты меня так называешь? - побагровев от обиды, спросила толстуха.
     Некоторые из стоявших рядом людей захихикали.  А  пронзительный голосок
вдруг запел:

                Жила-была толстуха.
                Вот как-то раз она
                Совком копала ямку
                И вырыла слона.

                Нахальная толстуха
                Уселась на него:
                "Хоть я и не пушинка,
                Но это ничего!"

                Заплакал слон от боли:
                "Найди себе коня!
                Ведь слон я, а не лошадь!
                Раздавишь ты меня!"

                Нахальная толстуха
                Не слушала слона -
                Болтала, стрекотала,
                Хихикала она.

                Надулся слон, как глыба,
                Взревел что было сил
                И лопнул с громким треском -
                Толстухе отомстил!

     - Какая наглость! - прошипела толстуха, повернулась и ушла.
     Господин  Пепперминт  не  стал  терять  времени  даром.  Он  ринулся  в
открывшуюся брешь, протиснулся вперед и очутился перед загадочным существом,
которое сидело на тротуаре, во все горло распевая песню.
     Теперь господин Пепперминт понял, почему люди не знали, как назвать это
существо.  И  впрямь нелегко было бы описать его:  конечно,  не человек,  но
вроде бы и не зверь!
     Взять хотя бы голову:  два умных, нахальных глаза; огромный рот - такой
огромный,  что хочется назвать его пастью;  вместо носа -  хоботок с круглым
пятачком;  светло-зеленая кожа  усыпана большими синими  крапинками;  из-под
густых  рыжих  волос,   торчащих,   как  колючки  у  ежа,   выглядывают  два
оттопыренных уха.  А  туловище?  Прежде  всего  бросается в  глаза  живот  -
огромный,  зеленый,  круглый и тугой, как барабан. Ручки, ладошки существа -
как у обыкновенного ребенка,  зато ножки очень смахивают на лягушечьи лапки.
Грудка зеленая,  гладкая,  а  спинка покрыта рыжей шерстью,  как у  молодого
орангутанга.
     Загадочное  существо  допело  свою  песенку.  Оно  спокойно  сидело  на
тротуаре, нахально оглядывая столпившихся вокруг него прохожих.
     - Одно ясно:  это не зверь, - сказал мужчина из толпы. - Звери не умеют
говорить.
     - Может, по-вашему, это ребенок? - спросил другой мужчина.
     - Нет, не ребенок.
     - Так что же это такое?
     - Может, пришелец с Марса? Марсианин!
     - Перестаньте  молоть  вздор!  -  вмешался  в  разговор  строгого  вида
господин.  - Данное существо не имеет никакого отношения к Марсу. Можете мне
поверить.  Я  знаю,  что  говорю.  Ведь  я  учитель -  старший преподаватель
Стуккенкрик!
     "Данное существо" при этих словах пустилось в пляс.  Притопывая ножкой,
оно запело:

                Самый старший наш учитель,
                Наш губитель и мучитель,
                Наш гонитель Стуккенкрик
                Спрятал лысину в парик!

     Затем существо плюхнулось на тротуар,  сложило лапки на брюшке и  снова
принялось нахально оглядывать толпу.
     - Прекрати   это   дурацкое  пение!   -   возмущенно  крикнул   старший
преподаватель.
     Вместо ответа существо показало ему длинный желтый язык.
     - Сейчас  же   скажи  нам,   как   тебя  зовут!   -   приказал  старший
преподаватель.
     Загадочное существо расхохоталось.  И  тут же  снова пустилось в  пляс,
горланя во все горло:

                Все вы просто дураки, дураки!
                Вместо лысин - парики, парики!

     Старший преподаватель был вне себя от ярости.
     - Прекрасно!  Значит, все мы дураки! А умней тебя не сыщешь! - закричал
он.  -  А не соблаговолишь ли ты объяснить,  почему все мы,  на твой взгляд,
дураки?
     - Потому что я  знаю,  кто ты,  а  ты не знаешь,  кто я,  -  засмеялось
неведомое существо. И снова запело:

                Сколько вас тут дураков, дураков!
                Я спою - и был таков, был таков!
                Хоть полвека вам гадать, вам гадать, -
                Мое имя не узнать, не узнать!

     - Если  ты  воображаешь,  что  у  нас  есть охота перебирать все  имена
подряд,  то ты заблуждаешься!  - грозно объявил старший преподаватель. - Нам
некогда отгадывать загадки. Не скажешь, кто ты, - вызовем полицию!
     - Полицию?  -  удивленно воскликнуло загадочное существо. - Вы думаете,
полиция знает, кто я?
     - Зато я, кажется, знаю! - вырвалось у господина Пепперминта. Его вдруг
осенила догадка.  Как  же,  как же!..  В  понедельник приходил Понеделькус с
пончиками,  во  вторник заявился Второгодник,  среда была посреди недели,  в
четверг показали фильм "Четверо против кардинала",  в пятницу на честь фирмы
легло пятно, а сегодня - суббота... Суб-бо-та! - Ты - Субастик! - решительно
объявил господин Пепперминт.
     От  удивления загадочное существо выпучило глаза  так,  что  они  стали
похожи на  блюдца,  и  разинуло рот так,  что без труда проглотило бы  целую
буханку.
     - Как ты догадался?  Откуда ты знаешь,  что я  Субастик?  -  растерянно
спросило оно.
     - Надо  уметь  логически  мыслить,  -  ответил  господин  Пепперминт  и
горделиво оглянулся вокруг.
     И  тут произошло нечто неожиданное.  Быстро и проворно,  как обезьянка,
Субастик  вскарабкался  по  ногам  и  животу  господина  Пепперминта,  уютно
расположился у него на руках и сказал:
     - Да, конечно, уж кто-кто, а мой папочка умеет логически мыслить. А вот
вы не умеете! Вы все дураки!
     Затем он засунул в  рот большой палец и,  громко причмокивая,  принялся
его сосать.
     - Так  бы  сразу и  сказали,  что  это ваш ребенок!  -  злобно прошипел
старший преподаватель Стуккенкрик и зашагал прочь.
     - Честное слово,  я... - начал было господин Пепперминт, но Субастик не
долго думая протянул лапку и попросту зажал ему рот.
     Прежде чем  господин Пепперминт успел что-либо объяснить,  все прохожие
разошлись по своим делам, и он остался на улице - с Субастиком на руках.
     - Почему ты  зовешь меня  папой?  По-моему,  это  просто нахальство!  -
сказал господин Пепперминт. Он и вправду разозлился не на шутку.
     - Как так -  почему?  -  переспросил Субастик и от удивления даже вынул
палец изо рта. - Ты же теперь мой папа!
     - Какой я тебе папа? Моя фамилия - Пепперминт. Я живу вон в том доме. И
детей у меня нет.  Это все подтвердят!  - воскликнул господин Пепперминт. Он
был бы  рад стряхнуть Субастика.  Но тот крепко-накрепко прижался к  нему и,
казалось, вот-вот заплачет.
     - Ведь у нас так принято! Тот, кто опознает Субастика, должен взять его
к себе в дом. И кормить.
     - Взять тебя  в  дом?  -  в  ужасе переспросил господин Пепперминт.  Он
подумал о  госпоже Брюкман.  -  Это невозможно!  К  тому же я  не знаю,  что
субастики едят.
     - Они все едят,  папочка,  все!  -  ответил Субастик и  тут же принялся
грызть лацканы на пиджаке господина Пепперминта.
     Тот не успел вымолвить и слова, как Субастик отгрыз весь воротник.
     - Сейчас  же  перестань  грызть  мой  пиджак!  -  испуганно  воскликнул
господин Пепперминт.
     - Но это очень вкусное сукно,  папочка! - проговорил Субастик с набитым
ртом и потянулся к шляпе господина Пепперминта.
     - Не смей есть мои вещи! - крикнул тот, пытаясь спасти свою шляпу.
     - Это приказ или просьба? - спросил Субастик, не переставая жевать.
     - Приказ! - сурово ответил господин Пепперминт.
     - Ах,  вот как! - сказал Субастик и мигом сгрыз шляпу, потом он вытащил
из кармана господина Пепперминта носовой платок и принялся за него.  - Какая
прекрасная нежная ткань! - приговаривал он, блаженно закрывая глазки.
     - Хорошо, если так, я прошу тебя оставить в покое мои вещи! - торопливо
проговорил господин Пепперминт, испуганно прикрыв галстук рукой.
     - Ты просишь меня,  папочка?  -  переспросил Субастик. Он тут же вернул
господину Пепперминту носовой платок  с  обгрызенным концом и  выплюнул все,
что у него еще было во рту.  -  Раз ты меня просишь,  папочка,  я,  конечно,
выполню твою просьбу.
     - Как  же  мне  теперь быть?  -  простонал господин Пепперминт.  -  Как
избавиться от тебя?
     - Давай-ка пойдем вместе домой, - предложил Субастик. - Я устал, хочу в
кроватку - баиньки.
     - Выслушай  меня   внимательно...   -   начал   господин  Пепперминт  и
приготовился произнести длинную речь.  Но  тут  он  взглянул на  Субастика и
увидел, что тот спит сладким сном.
     Покачав  головой,  господин Пепперминт немного постоял на  углу,  потом
повернулся и  зашагал к  дому  госпожи Брюкман.  Неподалеку от  парадного он
снова остановился.
     - Кажется,  мы уже пришли?  - спросил Субастик и приподнялся на руках у
Пепперминта.
     - Хорошо,  что ты проснулся!  -  сказал господин Пепперминт.  -  Я  все
обдумал...  Одним словом,  я  не  могу тебя взять к  себе.  Это  невозможно!
Попадись ты только на глаза мамаше Брюкман, она выгонит нас обоих из дома!
     - Подумаешь,  старуха Клюкман! - ухмыльнулся Субастик и высунул язык. -
Да скажи ей просто, что к тебе приехал в гости племянник.
     - Она сразу же поймет, что ты мне вовсе не племянник. Да и вообще ты не
такой, как все дети. И к тому же голый.
     - А ты купи мне костюмчик, и все тут! - распорядился Субастик.
     Господин Пепперминт взглянул на часы.
     - Сегодня же суббота! Магазины вот-вот закроются. А завтра воскресенье.
     - Значит,  купишь мне костюмчик в понедельник! - решил Субастик. - А до
тех пор придется тебе меня спрятать.
     - Где же тебя спрятать? - простонал господин Пепперминт.
     - Если ты меня здесь бросишь, я стану кричать на всю улицу и не замолчу
до тех пор, пока не прибежит старуха Клюкман. Я скажу ей, что ты мой папа, и
она сама впустит меня к тебе! - заявил Субастик.
     - Не смей кричать!  -  испуганно прошептал господин Пепперминт.  - Уж я
постараюсь сообразить,  как пронести тебя в  комнату тайком.  А ты,  смотри,
сиди смирно и молчи, пока я не вернусь!
     С   этими  словами  он   усадил  Субастика  под  раскидистым  кустом  в
палисаднике и направился было к дому,  но не успел сделать и двух шагов, как
услышал пронзительный голосок:

                Сидит наш Субастик, сидит на траве,
                А песня звучит у него в голове.
                Но бедный Субастик послушно молчит,
                Не скачет, не плачет и в дверь не стучит!

     Господин Пепперминт чуть не подпрыгнул от ужаса.  Резко обернувшись, он
зашипел на Субастика:
     - Тихо! Будешь ты молчать или нет?!

                Нет! Нет! Нет! Не хочу!
                Ни за что не замолчу! -

звонко пропел Субастик.
     - В  таком  случае,  ищи  себе  другого папу!  -  возмущенно проговорил
господин Пепперминт и пошел прочь.
     - Но  послушай,  папочка!  -  закричал ему вдогонку Субастик.  -  Ты же
просто спросил меня,  замолчу я  или  нет.  Со  мной  совсем по-другому надо
разговаривать!
     - Я  хочу,  чтобы ты сидел смирно и  молчал,  -  уже спокойней произнес
господин Пепперминт.
     - Опять не так! - покачал головой Субастик.
     - А как же надо? - удивленно спросил господин Пепперминт.
     - "Прошу тебя..." - подсказал Субастик.
     - Хорошо! Прошу тебя, сиди смирно и молчи, пока я не вернусь. Понятно?
     Субастик кивнул головой и затих.
     Господин Пепперминт направился к парадной двери и попытался неслышно ее
отпереть.  Но  госпожа Брюкман давно подстерегала его и  пулей примчалась из
кухни в тот самый миг, когда он собирался проскользнуть в свою комнату.
     - Долго же вы гуляете!  - заявила она. - Только не рассчитывайте, что я
сейчас принесу вам обед! Не торчать же мне, в самом деле, весь день у плиты,
дожидаясь,  когда  наконец господину Пепперфинту заблагорассудится вернуться
домой.  Да  и  в  каком виде вы  возвращаетесь?  Неужто вам не стыдно эдаким
оборванцем переступать порог моего дома?  Интересно,  где  это  вы  оставили
воротник от своего пиджака?
     Господин  Пепперминт  пробормотал  в  ответ  нечто  невнятное,   бочком
протиснулся в свою комнату и запер за собой дверь.
     Как же пронести Субастика,  чтобы не заметила госпожа Брюкман? Может, в
корзине для мусора?  Нет,  хозяйка сразу все увидит.  Или,  может, в большой
коробке?  Но  что сказать госпоже Брюкман,  если та  вдруг заинтересуется ее
содержимым?  Порывшись в  своем шкафу,  он  наконец нашел то,  что  ему было
нужно: большой вещевой мешок.
     Когда вскоре после этого господин Пепперминт вышел из комнаты,  госпожа
Брюкман не  поверила своим глазам:  на  нем  была зеленая куртка с  роговыми
пуговицами,  бриджи, гольфы и альпинистские ботинки. В руке он держал палку,
а на спине нес рюкзак.
     - К-к-куда это вы собрались? - проговорила она, запинаясь от изумления.
     - Походы очень полезны для  здоровья!  Свежий воздух укрепляет легкие и
улучшает цвет лица! - ответил ей господин Пепперминт и исчез за дверью.
     Но  еще больше удивилась госпожа Брюкман,  когда через пять минут снова
открылась парадная дверь и  показался господин Пепперминт.  С быстротой пули
промчался он мимо хозяйки и, прежде чем она успела что-либо сказать, скрылся
за дверью своей комнаты. При этом ей почудилось, будто он тоненьким голоском
пропел: "Тетушка Брюкман! Бабушка Клюкман!"
     У  себя в  комнате господин Пепперминт сразу же открыл рюкзак и вытащил
оттуда Субастика.
     - Вот  здесь я  буду  жить?  -  спросил тот,  с  любопытством оглядывая
комнату.
     - Ты же обещал молчать! - принялся упрекать его господин Пепперминт.
     - А то я не молчал? - удивленно возразил Субастик.
     - Конечно, нет! Ты вдруг запел: "Тетушка Брюкман! Бабушка Клюкман!"
     - А...  так это же я  потом запел!  Ты ведь просил меня сидеть смирно и
молчать до тех пор,  пока ты не вернешься,  - сказал Субастик и тут же снова
запел:

                Пока ты не вернешься, пока ты не вернешься,
                Пока ты не вернешься, мой миленький дружок!

     - Сейчас же замолчи!  -  крикнул господин Пепперминт, сгреб Субастика в
охапку и сунул его в кровать, под пуховое одеяло.
     Раздался стук в дверь.
     - Вы звали меня,  господин Пепперминт?  -  спросила из-за двери госпожа
Брюкман.
     - Нет!  -  гаркнул в  ответ  господин Пепперминт и  еще  глубже засунул
Субастика под одеяло. Но тот продолжал невозмутимо распевать под ним:

                Субастик гложет лапу,
                Не огорчая папу!

     Господин Пепперминт стал  поспешно вспоминать,  как  нужно обращаться с
субастиками.
     Слегка приподняв одеяло, он прошептал:
     - Я очень прошу тебя замолчать!
     И Субастик тотчас перестал петь.  В ту же минуту дверь приоткрылась,  и
госпожа Брюкман сунула голову в щель.
     - Вы,  кажется,  с кем-то разговариваете? - спросила она, подозрительно
оглядывая комнату.
     - Я только попел немножко! - солгал господин Пепперминт.
     - "Попел"! - передразнила его хозяйка и снова захлопнула дверь.
     Господин Пепперминт стал ходить по комнате взад-вперед, думая только об
одном:  чем  же  все  это  кончится?  Разве не  глупо,  не  легкомысленно он
поступил, взяв к себе Субастика? В конце концов их вышвырнут из дома - и его
самого, и этого смешного малыша!
     Он  приподнял одеяло,  чтобы сказать об  этом Субастику.  Но  тот спал,
уютно устроившись на подушке.  Господин Пепперминт со вздохом присел на край
кровати.
     - Хоть  бы  пообедать по-человечески,  тогда и  жить было бы  легче!  -
пробормотал он.
     - Чего  бы  тебе  хотелось  на  обед?  -  сонно  переспросил  Субастик.
Очевидно, он услышал горестный вздох Пепперминта.
     - Ну,  к  примеру,  жареного цыпленка с  картофелем.  А  на  сладкое  -
мороженое.
     - Цыпленка с  картофелем.  Потом -  мороженое.  Хорошо!  -  пробормотал
Субастик, перевернулся на другой бок и снова заснул.
     Почти в ту же секунду раздался стук в дверь. Господин Пепперминт быстро
накрыл  Субастика одеялом,  расправил покрывало и  пересел  на  стул.  Потом
сказал:
     - Войдите!
     Дверь  распахнулась,  и  в  комнату с  подносом в  руках  вошла госпожа
Брюкман.  Очевидно, она все еще не оставила своих подозрений и наконец нашла
предлог еще раз заглянуть в комнату к своему жильцу.
     - Вы  сегодня не  пришли на  кухню  пообедать.  В  порядке исключения я
решила доставить вам обед в комнату,  - проговорила она и опустила поднос на
стол.
     - А что у нас сегодня на обед?  - спросил господин Пепперминт, с трудом
оправившись от изумления.
     - Цыпленок с картофелем.  А на сладкое -  мороженое, - ответила госпожа
Брюкман. - Приятного аппетита!




     Господин Пепперминт проснулся оттого,  что  над  самым его  ухом кто-то
громко распевал.
     Сначала он решил,  что это ему снится, и перевернулся на другой бок. Но
пение  не  прекращалось.  Звонкий,  пронзительный голос,  чудовищно  искажая
мелодию, пел:

                Спи, мой папаша, усни,
                Глазки скорее сомкни!
                Пир мы устроим в саду,
                Клюкман утопим в пруду...
                Глазки скорее сомкни,
                Спи, мой папаша, усни!
                В комнате очень темно.
                Клюкман уснула давно -
                Спит и зубами скрипит.
                Черт под кроватью сидит.
                Глазки скорее сомкни...

     Господин Пепперминт разом  очнулся и  поднял  голову.  В  окно  светило
солнце.  На дворе стояло раннее воскресное утро.  А  рядом с  ним в  постели
сидел Субастик и  во  все горло распевал песню.  Господину Пепперминту сразу
вспомнилось все:  да,  вчера он  привел сюда это загадочное существо,  этого
горластого Субастика, от которого теперь никак не может избавиться.
     - А ты все еще здесь! - вздохнул он.
     - Конечно, папочка, - кивнул Субастик.
     - Зачем же ты так громко поешь? - с укором спросил господин Пепперминт.
     - Это я колыбельную для тебя пою, папочка! Не слышишь разве?

                Спи, мой папаша, усни,
                Глазки скорее сомкни!
                Скоро хозяйка придет.
                Черта сюда приведет...

     - Тихо, а то сюда в самом деле придет госпожа Брюкман и выгонит меня из
дома!
     - Нет, нет, папочка, это исключается!
     - Почему?
     - Потому что она даже не сможет сюда войти. Я запер дверь. Вот ключ.
     - Сейчас же дай сюда ключ!  Когда я запираюсь у себя в комнате, хозяйка
обижается не на шутку и бранится, как... как...
     - Как рыба?.. - заботливо подсказал Субастик.
     - Сейчас  же  дай  сюда  ключ!   -   вместо  ответа  повторил  господин
Пепперминт.
     - Сам возьми,  папочка!  -  засмеялся Субастик и  мигом вскарабкался на
шкаф. Усевшись наверху, он принялся подбрасывать ключ пятачком.
     Господин Пепперминт соскочил с  постели,  схватил  трость  и  попытался
стащить Субастика со шкафа.
     Тут раздался стук в дверь, и голос госпожи Брюкман прокричал:
     - Безобразие!  Неслыханная наглость!  Что за шум посреди ночи? Посмейте
только еще раз пикнуть, и придется вам самому стряпать себе обед!
     Не успел господин Пепперминт собраться с мыслями, как Субастик закричал
ей в ответ со шкафа:
     - Какая же сейчас ночь, госпожа Клюкман? Врете вы все! Смотрите, солнце
сияет вовсю!
     При  этом Субастик так мастерски подражал голосу господина Пепперминта,
что госпожа Брюкман не заметила бы обмана, будь она даже в комнате.
     - Сейчас же  откройте дверь,  а  не  то я  вызову полицию!  -  не своим
голосом заорала хозяйка.
     - Не могу...  - простонал в ответ господин Пепперминт и снова попытался
стащить со шкафа Субастика.
     - ...да и не понимаю,  госпожа Клюкман, почему я ее должен открывать, -
закончил фразу Субастик голосом господина Пепперминта.
     - Как - почему? Комната ведь моя! - гаркнула из-за двери хозяйка.
     - А за что же тогда я плачу вам каждый месяц деньги, тетушка Клюкман? -
пропел Субастик.
     - Это квартирная плата!  И  я запрещаю вам перевирать мою фамилию!  Моя
фамилия - Брюкман. Понятно?
     - Если  вы  берете  с  меня  квартирную плату,  значит,  вы  сдаете мне
комнату,  а  раз вы ее мне сдаете,  значит,  я  имею право запирать дверь на
ключ! - заявил Субастик.
     На это госпоже Брюкман,  видимо,  нечего было возразить. Так или иначе,
прошло несколько минут, прежде чем она нашлась, что ответить.
     - Сегодня я не стану кормить вас обедом!  -  крикнула хозяйка.  - После
таких оскорблений!..
     - Да что вы,  госпожа Брюкман!  -  воскликнул господин Пепперминт,  уже
оставивший надежду поймать Субастика.
     - Да что вы,  госпожа Клюкман!  Да что вы,  госпожа Хрюкман! - сразу же
подхватил Субастик голосом господина Пепперминта.
     - Вы бессовестный нахал, господин Пепперфинт! Вам отлично известно, что
моя фамилия Брюкман! - снова загрохотала хозяйка.
     - Вы бессовестная нахалка,  госпожа Брюкман!  Вам отлично известно, что
моя фамилия Пепперминт! - крикнул в ответ Субастик.
     Госпожа Брюкман не знала,  что и сказать.  Громко топая,  она прошла на
кухню и захлопнула за собой дверь.
     - А что,  здорово мы ей всыпали,  папочка!  - гордо заявил Субастик. Он
подбежал к господину Пепперминту и протянул ему ключ.
     - "Всыпали, всыпали"! - сердито передразнил его тот. - Увидишь еще, чем
все это кончится! Завтра она наверняка выставит меня!
     - Уж если она сегодня тебя не выставила,  завтра она и подавно этого не
сделает! - невозмутимо ответил Субастик и принялся грызть корзину для бумаг.
     - Оставь в покое мою корзину! - прошипел господин Пепперминт. Из страха
перед хозяйкой он даже не смел громко ругаться.
     - Корзина-то, оказывается, картонная! А картон очень вкусный! - одобрил
Субастик и  дожевал корзину со  всем ее  содержимым.  Затем,  смачно чавкая,
направился к столу.
     - Посмей  только  тронуть  мой  стул!  -  сказал  господин Пепперминт и
поскорее уселся на него.
     - А стул деревянный! - определил Субастик, принюхиваясь к ножкам.
     Но  господин  Пепперминт заслонил  от  него  стул  своим  телом.  Тогда
Субастик взобрался на стол и начал жевать цветы в вазе.
     - М-м-м, какой вкусный салат! - приговаривал он, заглатывая один цветок
за другим.
     - Не смей есть мои цветы!  И вообще ничего здесь не трогай!  -  крикнул
господин Пепперминт. От волнения он даже забыл понизить голос.
     Субастик и бровью не повел -  схватив цветочную вазу,  он запихнул ее в
рот и принялся с хрустом жевать осколки.
     - Ваза с водой, - бормотал он, причмокивая, - изысканнейшее блюдо!
     Затем Субастик подошел к печке.
     - Смотри-ка,  железная печка,  -  старательно обнюхав ее,  заявил он. -
Железо тоже неплохая вещь!
     От удовольствия он даже зажмурился и весело похлопал себя по брюху.
     - Я  очень прошу тебя,  не трогай ничего в  этой комнате!  -  торопливо
проговорил господин Пепперминт, опасаясь, что Субастик вот-вот начнет грызть
печку. К счастью, он вовремя вспомнил, что, разговаривая с субастиками, надо
всегда добавлять слово "прошу".
     Субастик сразу перестал обнюхивать печку. Он даже вынул изо рта кусочек
вазы,  который еще не успел проглотить, аккуратно положил его на стол, а сам
смирно уселся на кровать.
     - Вот  таким-то  ты  мне  больше  нравишься,  -  похвалил его  господин
Пепперминт. - Но где я теперь возьму новую корзину для бумаг?
     - Мы ее купим, папочка! Мы же завтра все равно пойдем покупать для меня
костюмчик, - заявил Субастик. - Мне просто не терпится попасть в магазин!
     И Субастик весело запел:

                Универмаг,
                Универсам!
                Я просто маг,
                Я просто сам
                Куплю костюм
                И съем все сам!

     - Пожалуйста,  замолчи!  - взмолился господин Пепперминт. - Сейчас сюда
опять ворвется госпожа Брюкман и устроит скандал!
     - Ты и в самом деле ее боишься? - участливо спросил Субастик.
     - Она все время ко мне придирается, - начал оправдываться Пепперминт. -
Что  бы  я  ни  сделал,  она  вечно бранится!  Правда,  иной раз  меня так и
подмывает загнать ее на шкаф - хорошо бы она осталась там навсегда!
     - На шкаф?  -  засмеялся Субастик.  -  Вот о чем ты мечтаешь,  папочка?
Великолепная мысль!  -  Он запрыгал по комнате,  хихикая,  фыркая и повторяя
сквозь смех: - Подумать только, на шкаф!
     В конце концов господину Пепперминту все это надоело.
     - Прошу тебя, Субастик, выслушай меня! - строго проговорил он.
     Субастик  сразу   же   перестал  смеяться  и   взглянул  на   господина
Пепперминта.
     - Ты уже наелся,  -  сказал тот,  -  а  я  голоден.  Придется мне снова
спрятать тебя  в  рюкзак и  вынести из  дома.  Сегодня мы  совершим с  тобой
вылазку на лоно природы!
     - Отлично!  Да  здравствует  вылазка  на  лоно  природы!  -  воскликнул
Субастик. Он тут же забрался в рюкзак и запел:

                Мы скалолазы
                И верхолазы.
                В горных ущельях
                Ищем алмазы!

     - Неужели я должен без конца говорить тебе,  что шуметь нельзя?  К тому
же я вовсе не намерен лезть в горы! Мы совершим самую обыкновенную прогулку,
- принялся объяснять господин Пепперминт.
     - Ты  же  сказал,  что мы будем лазать!  -  возразил Субастик,  высунув
голову из рюкзака.
     - Я сказал,  что мы совершим вылазку на лоно природы, это совсем другое
дело.  А сейчас,  прошу тебя,  сиди смирно!  - ответил господин Пепперминт и
завязал рюкзак.  Затем  он  накинул куртку,  надел  рюкзак и  тихо  вышел из
комнаты.
     Он крался на цыпочках по коридору,  но вдруг остановился как вкопанный.
Он не верил своим глазам:  в  коридоре на самом большом шкафу сидела госпожа
Брюкман с тряпкой в руках.
     - Что это вы делаете там на шкафу, госпожа Брюкман? - удивленно спросил
господин Пепперминт.
     - Чем задавать дурацкие вопросы,  лучше помогли бы мне слезть! - угрюмо
проворчала та. - Я хотела смахнуть пыль наверху, а стремянка вдруг свалилась
на пол.
     Господин Пепперминт,  ухмыляясь, поднял с пола стремянку и приставил ее
к  шкафу.  Госпожа Брюкман все с  тем же  мрачным выражением лица спустилась
вниз, схватила свое ведро и скрылась на кухне, хлопнув дверью.
     Теперь уже  без  всяких помех  господин Пепперминт выбрался из  дома  и
зашагал по тротуару.  Он миновал сначала одну улицу,  затем другую,  а затем
еще  много-много улиц,  пока не  кончился город.  Дальше он  пошел полями...
Наконец он снял с себя рюкзак и выпустил Субастика.
     - Хорошие камушки!  -  воскликнул тот и сразу же начал надкусывать один
за другим камни, валявшиеся у дороги.
     - Знаешь что,  поешь тут как следует, а я пока схожу в лесное кафе. Так
каждый из нас получит обед по своему вкусу, - предложил господин Пепперминт.
     - Ладно, согласен, - ответил Субастик, кивнув головой.
     Чуть  погодя  господин  Пепперминт оглянулся назад.  Субастик сидел  на
рюкзаке; в руках у него была большая деревяшка, и он весело помахивал ею.
     - Деревяшка!  Деревяшка! - упоенно кричал он. - Знаешь, папочка, дерево
еще вкуснее стекла! Вкусное, как ириска!
     Господин Пепперминт пошел дальше своим путем.  А  в  догонку ему летела
песня Субастика:

                Ириски
                И индюшки!
                Сосиски
                И ватрушки!
                Диваны
                И подушки!
                Стаканы
                И игрушки!
                Все годится на обед -
                Очень вкусный винегрет!

     Господин  Пепперминт  прошагал  еще  с  полкилометра до  лесного  кафе.
Сначала он заказал себе обед, затем выпил кружку пива и задумался.
     После  первой  кружки  он  вскоре  попросил  вторую.   Обычно  господин
Пепперминт этого не делал.  И  вот теперь,  сидя за второй кружкой пива,  он
продолжал думать.
     А  думал  он  о  том,  что  Субастик все  время  шумит и  его  никак не
утихомиришь.  И  еще он думал о том,  что госпожа Брюкман непременно выгонит
его из  дома,  как только обнаружит Субастика.  И  еще он думал о  том,  что
Субастик не  пощадил даже его  корзину для бумаг и  вазу с  цветами!  И  как
знать,  может,  чего доброго, он еще сгрызет и стол господина Пепперминта, и
стул, и кровать.
     Все это обдумав, он решил: "Нет, так дело не пойдет! Я не могу оставить
у  себя Субастика,  хоть мне его и очень жаль".  Затем он заплатил за обед и
вышел из кафе через черный ход.
     Он долго брел лесом,  а потом - полем. Сделав огромный круг, он обогнул
весь город и вернулся туда с противоположного конца.
     Очень усталый и к тому же измученный угрызениями совести, он только под
вечер наконец доплелся до дома.
     Тихо  открыл он  парадную дверь,  незаметно пробрался в  свою  комнату,
запер  дверь  изнутри и  зажег свет.  Затем он  разделся,  завел будильник и
откинул одеяло.
     На его подушке спал Субастик!
     - Наконец-то ты вернулся домой,  папочка! - сонно пробормотал тот. - Ты
что, заблудился?
     - Как  ты  п-п-по-пал  в  комнату?  -  заикаясь от  изумления,  спросил
господин Пепперминт.
     - Через окно,  папочка!  Оно было открыто,  вот я  и влез,  -  объяснил
Субастик. - Рюкзак я принес домой. Он лежит в шкафу.
     - А тебя кто-нибудь видел? - пугливо спросил господин Пепперминт.
     - Нет,  никто!  -  заверил его Субастик.  Но  чуть погодя он проговорил
виноватым голосом: - Я тут немножко нашалил, папочка...
     - Господи! Что еще ты наделал?
     - Я нечаянно съел ручку от оконной рамы! Она так вкусно пахла!
     - Да что там:  семь бед - один ответ! - вздохнул господин Пепперминт и,
слегка потеснив Субастика, улегся в кровать.
     - А ручка-то была железная!  -  спросонок пробормотал Субастик. - Очень
вкусная ручка!
     Господин Пепперминт погасил свет. Оба уснули.




     В  понедельник утром их  разбудил звонок будильника.  Субастик сразу же
проснулся, привстал на кровати и воскликнул:
     - А что, мы с самого утра пойдем в магазин?
     - Какой там  еще  магазин,  мне на  службу надо!  -  проворчал господин
Пепперминт, вылезая из кровати.
     - Ты же обещал купить мне костюмчик! - возмутился Субастик.
     - Да, но только не утром! Вечером, после работы.
     - А тебе нравится ходить на службу?  - спросил Субастик. - Хотел бы ты,
к примеру, сегодня остаться дома?
     - Кто же этого не хочет?  Особенно в понедельник!  - засмеялся господин
Пепперминт.
     - Я не спрашиваю о том, чего хотят другие. Мне важно знать, чего хочешь
ты, - не унимался Субастик.
     - Конечно, я рад был бы остаться дома! - ответил господин Пепперминт. -
Да что толку!  Сегодня здесь останешься ты.  Я  не могу взять тебя с собой в
контору.  Но  смотри:  попадешься на  глаза  госпоже  Брюкман  -  нас  обоих
вышвырнут за дверь!
     - Я  буду  сидеть совсем смирно,  папочка!  -  пообещал Субастик.  -  Я
спрячусь в шкафу.
     - В  таком случае,  прошу тебя:  не вздумай в мое отсутствие съесть все
вещи без остатка! - строго проговорил господин Пепперминт.
     Закончив необходимые приготовления,  он  вышел из  дома  и  на  трамвае
поехал в контору.
     Контора по-прежнему была  закрыта.  Господин Пепперминт пересек двор  и
направился к  дому,  где жил его хозяин -  владелец фирмы господин Тузенпуп.
Господин Пепперминт постучал в дверь квартиры,  потом еще постучал, но никто
не ответил. Тогда он попросту толкнул дверь и вошел.
     В одной из комнат он увидел своего хозяина. Но сначала он увидел дюжины
две пустых коробок,  все содержимое которых было высыпано на пол.  На диване
стопками громоздились книги.  На  письменном столе  стояли  стулья.  Люстра,
снятая с  потолка,  лежала на шкафу рядом с  грудой чашек и блюдец.  Большой
обеденный стол был завален постельным бельем, а посреди груды белья восседал
владелец фирмы и  так рьяно рылся в своей подушке,  что пух и перья летели в
разные стороны.
     - Что все это значит? - спросил господин Пепперминт.
     - "Что значит!  Что  значит"!  -  в  бешенстве передразнил его владелец
фирмы.  - Я ищу этот дурацкий ключ. Пока я его не найду, я не смогу отпереть
этот дурацкий шкаф и вынуть оттуда другой дурацкий ключ - от дверей конторы!
     - Хотите, я помогу вам искать? - спросил господин Пепперминт.
     - Вы мне только на нервы действуете! Ступайте-ка лучше домой! - сердито
ответил хозяин.
     - С превеликим удовольствием! - ответил господин Пепперминт, поклонился
хозяину и ушел.
     Субастик ничуть не удивился,  когда господин Пепперминт вернулся домой.
Он выскочил из шкафа и завизжал:
     - Универмаг! У-ни-вер-маг! Мы пойдем в универмаг!
     - В универмаг так в универмаг, - согласился господин Пепперминт. Он был
очень доволен, что выдался свободный день.
     - Купишь мне костюмчик? - волновался Субастик.
     - Куплю,  куплю,  -  сказал господин Пепперминт.  - Только не знаю, как
доставить тебя в магазин.
     - Известно как: в рюкзаке! - заявил Субастик. - Кенгуру, например, тоже
носят своих детенышей в сумке.
     Субастик залез в рюкзак.  Господин Пепперминт надел рюкзак на плечи,  и
так - вдвоем - они сели в трамвай и поехали в универмаг.
     Они  увидели  огромное здание  с  двадцатью витринами,  тремя  входами,
восемью эскалаторами и сотнями прилавков.
     Господину Пепперминту было немного не по себе,  когда с  тугим рюкзаком
на  спине  он  стал  протискиваться сквозь толпу на  первом этаже,  а  затем
поднялся на  эскалаторе вверх.  Во  всем универмаге он оказался единственным
человеком с рюкзаком на спине,  и он очень боялся,  что его примут за вора -
из тех, что промышляют в магазинах.
     На  втором  этаже  находилась СЕКЦИЯ  ВЕРХНЕЙ ДЕТСКОЙ ОДЕЖДЫ.  Об  этом
крупными  буквами  сообщала  вывеска.   Господин  Пепперминт  остановился  у
прилавка и стал оглядываться вокруг.
     К нему тут же бросился продавец и спросил:
     - Что вам угодно, уважаемый господин?
     - Да, знаете ли, что-нибудь из одежды... - ответил господин Пепперминт.
     - Костюм?  Жакет? Или, может, брюки? - начал расспрашивать продавец. Он
принадлежал к  той породе продавцов,  которые беспрерывно улыбаются и на все
случаи жизни  имеют в  запасе подходящую поговорку...  И  уж  конечно,  сами
всегда одеты по последней моде.
     - Да,  откровенно говоря,  все нужно,  - чуть смущенно ответил господин
Пепперминт.
     - Прекрасно!  Вам  повезло,  что вы  попали в  наш универмаг!  Только я
должен попросить вас, уважаемый господин, проследовать за мной, я отведу вас
сейчас в  другой отдел,  потому что  здесь  у  нас  продается только детская
одежда.
     - Так я же не для себя покупаю! - начал объяснять господин Пепперминт.
     - Не для себя?  - переспросил продавец и стал оглядываться по сторонам:
где же ребенок?
     Господин Пепперминт снял с себя рюкзак,  развязал его и выпустил оттуда
Субастика.
     - Вот кого надо одеть! - сказал он.
     При  виде  Субастика продавец широко  разинул  рот  от  удивления и  на
какой-то миг перестал улыбаться. Но тут же он вновь овладел собой.
     - Очаровательный малыш  сидел  у  вас  в  рюкзаке!  Прелестная  крошка!
Только, простите, мальчик это или девочка?
     Господин Пепперминт растерянно наклонился к Субастику и спросил:
     - Так кто же ты в конце концов - мальчик или девочка?
     Тот еще теснее прижался к нему и зашептал ему на ухо:
     - Я Субастик, папочка, сам знаешь!
     - Н-да...  Ну,  предположим,  мальчик,  -  заявил  господин  Пепперминт
продавцу. Надо ведь было как-то ответить на этот вопрос!
     - Хорошо,  предположим, мальчик, - повторил продавец с каменной улыбкой
на лице.  -  Да и  какой папаша в наши дни так уж доподлинно знает,  кто его
отпрыск!.. Словом, мальчик, пойдем со мной!
     Но  Субастик был слишком поглощен всем,  что происходило вокруг,  чтобы
воспользоваться этим  приглашением.  Остановившись  в  проходе  между  двумя
прилавками,  он  разглядывал людей,  поднимавшихся по  эскалатору на верхний
этаж, обнюхивал полки с товарами и прислушивался к музыке, которая лилась из
репродукторов.
     - Как  здесь весело,  папочка!  -  воскликнул он,  восхищенно закатывая
глаза.
     Из  репродуктора  донесся  удар  гонга,   и   женский  голос  произнес:
"Уважаемые покупатели!  Не забудьте прихватить с  собой головку голландского
сыра. Наш голландский сыр - лучший подарок клиентам!"
     - Сыр? А что это такое? - удивленно выпучив глаза, спросил Субастик.
     - Как, ты не знаешь, что такое сыр? - в свою очередь удивился продавец.
     Субастик покачал головой.
     - Внизу,  в продовольственном отделе, на прилавке лежат большие красные
шары. Вот это и есть голландский сыр, детка! - объяснил продавец.
     - Шары! Красные шары! Ура! - закричал Субастик, бросился к эскалатору и
поехал вниз.
     Вскоре снизу донесся чей-то вопль, и тут же эскалатор примчал Субастика
обратно - с огромной красной головкой сыра в руках.
     - Очень вкусно!  -  еще издали крикнул он, откусывая один большой кусок
за другим.
     Продавец кинулся к Субастику,  схватил его за волосы и вырвал у него из
рук головку сыра.
     - Это же самое настоящее воровство!  - закричал он. - Как ты смеешь, не
спросясь, не предъявив чека, хватать целую головку сыра?
     - Но ведь тетенька там, наверху, сказала, чтобы мы не забыли прихватить
с  собой  по  головке сыра!  -  оправдывался Субастик,  показывая пальцем на
потолок, откуда доносился голос дикторши.
     - Не говори глупости!  Она просто предложила клиентам купить у нас сыр!
- в ярости крикнул продавец.
     - Неправда! Она не говорила "купить"! - негодовал Субастик.
     - Хватит!  Либо платите за  сыр,  либо я  позову полицию!  -  пригрозил
продавец господину Пепперминту.
     - Перестаньте кричать!  Я  заплачу  за  ваш  сыр!  -  пытался успокоить
продавца господин Пепперминт.  - Поймите, ребенок первый раз в жизни попал в
универмаг. Он еще не совсем понимает, что к чему!
     - Если  уплатите,  я  готов не  вспоминать больше об  этом  прискорбном
случае,  - сказал продавец и положил головку сыра на стул. Он даже попытался
вновь изобразить улыбку.  -  В конце концов,  покупатель всегда прав. Клиент
везде и всюду - король. Но давайте же наконец оденем ребенка!
     - Кто король? - спросил Субастик.
     - Известно кто - клиент! - ответил продавец.
     - А что такое "клиент"? - не унимался Субастик.
     - Всякий покупатель и есть клиент.
     - Значит, я тоже клиент?
     - Разумеется!
     - Слышишь,  папочка,  я король! - в упоении закричал Субастик. - Корону
хочу! Корону!
     - Перестань болтать глупости!  Ты  будешь  носить шапочку,  как  всякий
порядочный мальчик! - сказал продавец и подошел к прилавку с одеждой.
     Но Субастик тем временем сделал еще одно открытие. На низком прилавке в
отделе готового платья лежали ковбойские шляпы и  индейские головные уборы с
перьями.  Субастик тут же нацепил на себя корону из пестрых перьев, запрыгал
от восторга и закричал:
     - Вот эта шапка мне по вкусу! Купи мне ее, папочка!
     - Такие головные уборы носят только на карнавале,  - сказал продавец и,
отобрав у Субастика корону из перьев, бросил ее на прилавок.
     - Но ведь ребенку нравятся эти перья! - возразил господин Пепперминт.
     - Мальчику  нужны  приличные вещи,  -  заявил  продавец.  -  Мы  сейчас
подберем ему подходящий костюм и все прочее.
     Крепко взяв за руку упиравшегося Субастика,  он потащил его к  кабинке,
где примеряют одежду.
     - Для начала я  предложил бы  вот этот костюм,  -  обратился продавец к
господину  Пепперминту,  показывая  темно-коричневый комплект  из  блестящей
ткани. А Субастику он сказал: - А ну-ка, натягивай свой костюм, детка!
     Но Субастик стоял как вкопанный и не шевелился.
     - Ну что же,  детка, почему ты не надеваешь костюм? - сердито спросил у
него  продавец,  но,  тут  же  спохватившись,  одарил  господина Пепперминта
любезной улыбкой.
     - Ко мне так нельзя обращаться! - сказал Субастик.
     - А как же?
     - Короля всегда называют "ваше величество",  -  снисходительно объяснил
Субастик.
     - Знаешь  что,  мальчик,  перестань грубить!  -  рассердился продавец и
погрозил Субастику пальцем.
     - Может, все же вы не сочтете за труд называть его "ваше величество"? -
вмешался в разговор господин Пепперминт.  -  Видите ли,  ребенок каждое ваше
слово принимает за чистую монету!
     - Вы  это всерьез говорите?  -  спросил продавец.  Он вынул из верхнего
кармана пиджака цветастый носовой платок  и  вытер  лоб.  Затем,  сделав над
собой усилие,  сказал: - Ваше величество, не соблаговолите ли вы надеть этот
костюм?
     По-прежнему не шевелясь, Субастик ответил:
     - Незачем его надевать. Он мне велик.
     - Можешь положиться на меня,  детка!  Костюм будет тебе в самый раз!  -
сердито возразил продавец.  - Я уже четырнадцать лет служу в этом магазине и
давно уже с первого взгляда умею определять, какой, у клиента размер!
     Субастик начал натягивать на  себя костюм,  а  сам  при  этом не  спеша
выдыхал воздух.  Под конец он  и  вовсе задержал дыхание и  стал тощий,  как
палка. Новые штанишки и куртка болтались на нем, как на огородном пугале.
     - Костюм ребенку велик! - заявил господин Пепперминт.
     - Пожалуй, он и вправду великоват, - вынужден был признать продавец.
     Он  тут  же  принес  темно-синий  костюм  несколько меньшего размера  и
протянул Субастику.
     - На,  скорей натягивай,  уж  этот костюм наверняка будет тебе в  самый
раз! - сказал продавец.
     - А как нужно ко мне обращаться? - высокомерно осадил его Субастик.
     Продавец весь кипел от злости.
     - Натягивайте костюм, ваше величество, - поправился он.
     И Субастик натянул костюм. Он по-прежнему задерживал дыхание.
     - А дышать в этом костюме можно?  -  с самым невинным видом осведомился
он.
     - Разумеется,   ваше  величество.  Какой  дурацкий  вопрос!  -  ответил
продавец.
     Субастик сделал  глубокий вдох,  и  его  живот  надулся,  как  барабан.
Раздался треск, и синий костюм лопнул по всей длине.
     - Дрянное сукно!  -  объявил Субастик.  -  Для носки совсем непригодно!
Разве что для еды сойдет!
     - Что ты сделал с  костюмом?  -  в ужасе воскликнул продавец.  Он снова
вынул из кармана свой изящный платочек и вытер лоб.
     - А я ничего не делал! - ответил Субастик. - Я только вздохнул.
     Оглядевшись по сторонам,  продавец бросил разорванный костюм в мусорную
корзину.  И  тут  же  без  промедления принес новый костюм.  На  этот раз  -
темно-зеленого цвета.
     - Вот,  ваше величество, примерьте-ка этот, - сказал он, протягивая его
Субастику.
     Субастик надел костюм и спросил:
     - А в этом дышать можно?
     - Нет, ваше величество, упаси вас господь! - в ужасе закричал продавец.
     Как  раз  в  эту минуту мимо проходил заведующий секцией.  Он  был куда
дородней продавца,  и  костюм на нем был еще элегантней.  На пальцах у  него
сверкали два толстых золотых кольца,  а  на носу сидели темные роговые очки.
Услышав вопль продавца, он подошел к нему.
     - А что, к нам пожаловал высокий гость? - зашептал он, кивнув в сторону
примерочной кабины.
     Не  успел  продавец ответить,  как  Субастик высунул  оттуда  голову  и
крикнул:
     - Нет! Это он меня все время зовет "ваше величество"!
     - Тебя? - переспросил заведующий секцией, удивленно вскидывая брови.
     - А еще он запретил мне дышать! - продолжал Субастик.
     - Это правда? - грозно спросил заведующий секцией.
     - Да!  И еще он бросил рваный костюм в корзину для мусора!  -  закончил
Субастик.
     Заведующий секцией  нагнулся,  пошарил рукой  в  корзине для  мусора  и
извлек оттуда штанину.
     - Неслыханно!  -  завопил  он.  -  Этот  продавец говорит  детям  "ваше
величество", запрещает им дышать и к тому же рвет и выбрасывает костюмы! Вот
что, милейший, немедленно покажитесь врачу!
     - Но  позвольте,  господин заведующий...  -  начал  было  оправдываться
продавец.
     Однако тот сразу же осадил его.
     - Никаких оправданий!  Немедленно ступайте к  врачу  или  считайте себя
уволенным! - загрохотал он.
     Продавец молча поклонился и исчез.
     - Значит,  как,  можно  мне  теперь дышать или  нельзя?  -  обратился к
заведующему Субастик.
     - Ну,  конечно  же,  детка!  Конечно,  можно!  -  смеясь,  ответил  ему
заведующий и потрепал Субастика по щеке.
     Тот глубоко вздохнул,  живот его надулся, и - тр-рах-х! - темно-зеленый
костюм тоже лопнул.
     - Что ты сделал? - сердито закричал заведующий секцией.
     - Мальчик всего  лишь  вздохнул,  -  заметил господин Пепперминт.  -  И
предварительно даже спросил у вас на то разрешения!
     Субастик кивнул головой.
     Теперь  уже  заведующий секцией  вытащил из  пиджачного кармана носовой
платок и  вытер пот со лба.  Затем,  озираясь по сторонам,  он сунул остатки
темно-зеленого костюма туда,  где лежали обрывки темно-синего,  - в мусорную
корзину.
     - Для этого особого случая я предложил бы кожаные штаны! - торжественно
объявил заведующий секцией и тут же принес штаны из толстой кожи.  -  Прошу!
Кожаные штаны не разорвешь!
     - И не разгрызешь? - полюбопытствовал Субастик.
     - А  ты  попробуй,  малыш,  погрызи!  -  насмешливо произнес заведующий
секцией. - Ты себе зубы в порошок сотрешь!
     Взяв штаны,  Субастик обнюхал их,  затем быстро откусил большой кусок и
проглотил его.
     - Очень вкусно! - одобрительно сказал он. - Воловья кожа!
     - Сейчас же перестань грызть штаны! - завопил заведующий и вырвал их из
рук Субастика.
     - Ты же сам велел мне их попробовать! - удивился Субастик.
     - Да, вы сами ему велели, - подтвердил господин Пепперминт.
     Заведующий в  ярости  скомкал кожаные штаны  и  швырнул их  в  мусорную
корзину, где уже лежали два других костюма. Затем он куда-то исчез и на этот
раз долго не возвращался.  Когда же наконец он вернулся,  в  руках он держал
резиновый водолазный костюм.
     - Вот!  -  сказал он. - Этот костюм наверняка подойдет ребенку. Резина,
как известно, растягивается.
     - Но это же костюм водолаза! - удивился господин Пепперминт.
     - Ну и что же?  -  спросил заведующий. - Что тут плохого? Ведь это наша
гордость, наша новинка - непромокаемый и несгораемый костюм!
     - Несгораемый?  -  удивился Субастик.  -  А зачем это нужно?  Где у вас
горит?
     - Здесь горит,  здесь!  -  с раздражением ответил заведующий и постучал
себя пальцем по лбу.
     - Горит! Горит! - сразу же закричал Субастик. - Пожар!
     Продавщица из соседней секции, услышав крики, испуганно завопила:
     - Где пожар? Где? Скорей! На помощь! Скорей гасите огонь! Пожар! Пожар!
     - Пожар! Пожар! - подхватил стоявший с ней рядом покупатель и ринулся к
эскалатору.
     - Тихо!  Что за  вздор?  -  рассвирепел заведующий и  бросился догонять
клиента.
     - Пожар! Пожар! - восторженно твердил Субастик.
     Он бежал следом за заведующим и орал во все горло:

                Пожар! Пожар!
                Огонь! Угар!
                Эй, где вода?
                Скорей сюда!
                У дядьки жар -
                Во лбу пожар!

     - Замолчи ты, свиненок! - обругал его заведующий и повернул назад.
     - Ты сам сказал,  что у тебя горит в голове,  - возразил Субастик. - За
что же ты на меня злишься?
     А  тем  временем  паника  охватила  весь  универмаг.  То  тут,  то  там
раздавались крики:  "Пожар! Пожар!" Один догадливый продавец включил сирену,
другой притащил резиновый шланг.
     - Ура,  ура! Вода! - весело воскликнул Субастик при виде шланга и мигом
облачился в резиновый костюм. - Ура! Поплаваем теперь!
     - Успокойтесь!  Ничего не  случилось!  -  вопил заведующий секцией.  И,
точно курица,  сорвавшаяся с  насеста,  он  метался по  этажу.  -  Сейчас же
выключите сирену! Отбой! Уберите шланг! Разойдитесь по местам! Успокойтесь!
     Но никто его не слушал.
     - Где горит?  Где?  -  кричал продавец,  который притащил шланг: ему не
терпелось сразиться с огнем.
     - Вон у того дяденьки в голове горит!  - крикнул ему Субастик и показал
на бесновавшегося заведующего.
     - Пошел вон отсюда!  -  в ярости завопил тот, схватил головку сыра, все
еще лежавшую на стуле, и со всего размаху бросил ее в Субастика.
     - Ура! Гол! - крикнул Субастик и проворно пригнулся.
     Сыр  пронесся над  его  головой  и,  описав  в  воздухе  красивую дугу,
пролетел над эскалатором вниз и с треском грохнулся на прилавок с конфетами,
шоколадом,  жевательной резинкой и  прочими сластями.  Сласти разлетелись по
всему  первому  этажу  -  к  величайшему восторгу ребятишек,  которых матери
теперь уже никак не могли вывести из магазина.  Дети не обращали внимания на
сирену -  они  пригоршнями хватали с  пола  конфеты и  набивали себе  рты  и
карманы.  Продавцы  их  даже  не  останавливали -  бестолково  суетясь,  они
носились взад и вперед по залу.  Одни хотели погасить пожар, а другие бежали
к выходу,  спасаясь от огня. Во всеобщей сутолоке опрокинули прилавок, потом
еще один,  послышался звон стекла,  грохот падающих кастрюль,  какие-то люди
вопили  от  страха,  кто-то  хохотал,  и  повсюду на  корточках сидели дети,
старательно подбирая с  пола конфеты и  шоколад,  а в зале пронзительно выла
сирена...
     - Прекрасно! - Мордашка Субастика сияла от восторга. - Ну и каша!
     Господин Пепперминт,  смотревший в  зал  сверху,  решил,  что эти слова
относятся к сцене в универмаге,  и кивнул головой. Но Субастик, оказывается,
имел в виду совсем другую кашу -  ту,  что была в мусорной корзине. Не успел
господин Пепперминт раскрыть рот,  как Субастик подхватил корзину и принялся
жевать обрывки костюмов вместе с кожаными штанами.
     - Очень вкусно!  -  заявил Субастик, с удовольствием причмокивая. - Чем
не каша с изюмом!
     Господин Пепперминт взял его за руку и  сквозь толпу потащил к  выходу:
ведь аппетит,  как известно,  приходит во время еды,  и  кто знает,  что еще
натворил бы Субастик.  Когда они вышли на улицу,  к универмагу подкатили две
полицейские машины и семь пожарных.
     Субастик  разгладил  свой  водолазный костюм,  вскарабкался на  руки  к
господину Пепперминту и,  глядя на  мчавшихся мимо  пожарных с  лестницами и
шлангами, восторженно зашептал:
     - Знаешь,  папочка,  я,  конечно,  думал,  что в универмаге должно быть
очень весело, но что там будет та-а-ак весело, мне и во сне не снилось!




     Во  вторник  утром  господина  Пепперминта и  Субастика снова  разбудил
будильник.
     - Пошли в магазин? - предложил Субастик, спрыгивая с кровати.
     - Опять в магазин?  А что ты собираешься покупать?  -  спросил господин
Пепперминт.
     - Чего-нибудь  на  завтрак,  -  ответил  Субастик.  -  Головку сыра,  к
примеру,  или кожаные штаны,  шоколад,  цветочные вазы, жевательную резинку,
два-три костюма...
     - Как бы не так! Сегодня я иду на службу. А ты останешься дома.
     - Но ведь твой хозяин потерял ключ от конторы!
     - Возможно, он его уже отыскал.
     - Да-а... Скучно весь день одному торчать в комнате!
     - Ты должен остаться здесь, иначе тебя увидит госпожа Брюкман!
     - Ну и  пусть увидит!  Я же теперь мальчишка.  У меня и костюм есть!  -
гордо заявил Субастик.
     Господин Пепперминт внимательно взглянул на него.
     - Как ты  вырос!  -  удивленно проговорил он.  -  Позавчера ты был куда
меньше:  Чем это объясняется?  Сегодня,  сдается мне, ты уже не уместишься в
рюкзаке.
     - Все  очень  просто,  папочка!  -  рассмеялся  Субастик.  -  Ведь  мы,
субастики,  за день вырастаем так,  как другие дети за целый год. Неужели ты
этого не знал?
     - За  день так,  как другие дети за целый год?  -  переспросил господин
Пепперминт. - Хорошо еще, что мы купили тебе резиновый костюм!
     - А почему это хорошо? - поинтересовался Субастик.
     - Ясно,  почему!  Потому что резина растягивается. А не то нам пришлось
бы каждый день покупать тебе новый костюм...  Да-а,  самое время представить
тебя госпоже Брюкман!  Того и гляди,  ты и меня перерастешь.  Но вот как мне
тебя назвать? Не могу же я сказать хозяйке: "Познакомьтесь, это Субастик!"
     - Ты прав, папочка. Как же ты меня назовешь?
     - Может, Ганс? - предложил господин Пепперминт.
     - Нет, это слишком длинное имя! - заявил Субастик.
     - А ты можешь предложить покороче?
     Субастик кивнул:
     - Конечно, Робинзон!
     Господин Пепперминт недовольно покачал головой:
     - Во-первых,  "Робинзон" гораздо длиннее,  чем "Ганс".  Во-вторых,  это
очень редкое имя.
     - А в-третьих,  меня теперь зовут "Робинзон", и дело с концом! - заявил
Субастик и натянул на себя резиновый костюм.
     - Как хочешь,  -  ответил ему господин Пепперминт и тоже оделся. - Если
тебе будет скучно,  можешь сбегать на детскую площадку и поиграть, - добавил
он.
     - А я не хочу играть! - возразил Субастик.
     - Тогда займись каким-нибудь делом.
     - Не хочу заниматься делом! - капризным тоном продолжал Субастик.
     - Ну что ж, если так, скучай.
     - Не хочу скучать! - не унимался Субастик.
     - А  знаешь  ли  ты  вообще,  чего  ты  хочешь?  -  возмутился господин
Пепперминт.
     - Я  хочу  пойти  с  тобой  в  контору!  -  сказал Субастик и  умоляюще
посмотрел на господина Пепперминта.
     - Об этом не может быть и речи!  Либо оставайся в комнате,  либо ступай
играть! - отрезал господин Пепперминт. - А сейчас пойдем завтракать.
     Вдвоем они отправились на  кухню и  приготовили себе завтрак.  Обычно в
этот  час  госпожа Брюкман еще  спала.  Но  не  успели господин Пепперминт и
Субастик сесть за стол,  как дверь распахнулась и  в кухню -  еще в халате -
ворвалась госпожа Брюкман.
     - Вы  с  кем-то разговариваете,  господин Пепперминт!  -  крикнула она,
оглядываясь по сторонам.
     Субастик сидел на  стуле напротив господина Пепперминта.  Но как только
распахнулась дверь, он сразу же юркнул под стол.
     - Тетушка Клюкман! Тетушка Клюкман! - донеслось из-под стола.
     - Как вы смеете меня оскорблять,  господин Пепперминт! - напустилась на
своего жильца госпожа Брюкман.
     - Но  ведь я  же  еще  и  рта не  раскрыл!  -  начал оправдываться тот,
стараясь толкнуть Субастика ногой, чтобы он замолчал.
     - Тетушка  Хрюкман!   Тетушка  Хрюкман!  -  снова  запищал  под  столом
Субастик.
     Обежав всю  кухню,  госпожа Брюкман просунула руку под  стол,  схватила
Субастика за волосы и извлекла его наружу.
     - Ой! - в ужасе вскрикнула она и, разжав руку, выпустила его. - Это еще
что такое?
     - Это Робинзон!  - крикнул Субастик и весело задвигал ушами. - Робинзон
Пепперминт!
     - Робинзон Пепперминт? - оторопело переспросила госпожа Брюкман.
     - По-позвольте мне  пред-представить вам  м-мо-его племянника,  госпожа
Брюкман! - запинаясь, проговорил господин Пепперминт и показал на Субастика.
- Малютка Робинзон давно уже мечтал навестить своего дядюшку!
     - Вы хотите поселить его у себя?  - спросила госпожа Брюкман. - Об этом
не может быть и речи!
     - Разумеется,  я  готов больше платить за квартиру!  -  сказал господин
Пепперминт.
     - Больше платить за квартиру?  - переспросила госпожа Брюкман. - Что ж,
в  таком случае,  он может остаться здесь.  Только сперва пусть вымоется как
следует,  а то у него все лицо в каких-то синих пятнах.  Робинзон, сейчас же
ступай  в  ванную  комнату и  умойся.  Но  только  не  смей  вытираться моим
полотенцем!..  Ничего,  так обсохнешь! Ну и вид у тебя! Лицо совсем зеленое!
Это все оттого, что твой дядюшка так много курит! А что за нос у тебя? Какой
ужас!  Свиной пятачок,  а не нос! Это все оттого, что ты ковыряешь в носу! И
не забудь причесаться как следует!  Выйдешь из ванной -  чтоб пробор был как
по ниточке!  Понял?  И что за костюм на тебе? Потеха, да и только! Не стыдно
тебе разгуливать в таком виде?  Надел бы лучше штанишки и курточку,  как все
приличные мальчики!..  Что же ты молчишь,  Робинзон? Разве ты не знаешь, что
надо отвечать, когда к тебе обращаются взрослые?
     Субастик слез  со  стула,  молча  юркнул за  дверь и  скрылся в  ванной
комнате.  Он  пустил было  воду,  но  тут  же  вернулся назад и  встал перед
госпожой Брюкман.
     - Это еще что такое?  Не станешь же ты меня уверять, что успел вымыться
за полминуты? Синие пятна на лице так и остались! А зачем ты надуваешь щеки?
И что это у тебя во рту? Сейчас же покажи, что у тебя во рту, Робинзон!
     Субастик слегка  поманил ее  пальцем,  и  госпожа Брюкман наклонилась к
нему.  Тогда он  снова ее  поманил,  и  она нагнулась еще ниже.  Когда же ее
голова была совсем рядом с его головой,  Субастик фыркнул и выплеснул в лицо
хозяйке не меньше трех литров воды!
     - Поняла теперь,  что у  меня было во рту?  -  осведомился Субастик.  -
Вода!
     Не  успела  госпожа  Брюкман оправиться от  потрясения,  как  Субастик,
учтиво поклонившись ей, произнес:
     - До свиданья,  госпожа Брюкман! Счастливо оставаться, госпожа Брюкман!
Честь имею, госпожа Брюкман! - и вышел из кухни.
     Госпожа  Брюкман  хотела  уже  обрушиться  на  господина  Пепперминта с
бранью,  как вдруг снова распахнулась кухонная дверь,  и Субастик просунул в
нее голову:
     - Кстати,  не советую вам курить так много сигар,  госпожа Брюкман!  От
дыма портятся занавески!
     С этими словами он повернулся и выбежал из дома.
     - Бессовестный мальчишка!  Чтоб ноги этого нахала здесь не  было!  Да и
дядюшка хорош!  Постыдились бы,  господин Пепперминт!  - все больше и больше
распалялась госпожа Брюкман.  -  Чем вот так сидеть и ухмыляться,  сейчас же
ступайте и принесите мне полотенце! Ну, живо! А не то сейчас выгоню!
     Господин Пепперминт принес  из  ванной  комнаты полотенце и  подал  его
хозяйке.  Затем отправился в свою комнату за портфелем и собрался уйти.  Но,
уже  очутившись у  парадной двери,  он  словно что-то  вспомнил,  ухмыляясь,
вернулся назад, просунул голову в кухонную дверь и учтиво произнес:
     - До свиданья,  госпожа Брюкман! Счастливо оставаться, госпожа Брюкман!
Честь имею, госпожа Брюкман!
     - Молчать! - завопила хозяйка и швырнула в него полотенцем.
     - Да  что  вы,  госпожа  Брюкман!  -  проговорил  господин  Пепперминт,
поднимая с пола полотенце. - Я ведь только хотел проститься с вами как можно
вежливей!
     Она не успела ответить,  как он уже повернулся и, насвистывая, вышел из
дома. На улице он огляделся по сторонам, но Субастика нигде не было видно.
     Скоро  подошел  трамвай,  которого  дожидался господин  Пепперминт.  Он
уселся на  одно из свободных мест впереди и  развернул газету.  На следующей
остановке в  трамвай вошло много людей.  Они кучей столпились сзади,  вокруг
кондуктора. Вдруг с задней площадки донесся пронзительный голосок:
     - Дайте мне билет!
     - Куда? - спросил кондуктор.
     - В руку, конечно! - ответил тот же пронзительный голос.
     Господин Пепперминт вскочил с места.  Неужели Субастик здесь?  Не может
быть!  Наверно, господину Пепперминту это просто померещилось. Схожие голоса
- не такая уж редкость.
     - Куда ты едешь? - спросил кондуктор.
     - В контору! - ответил голосок.
     Люди в вагоне засмеялись.
     - Покажи-ка свои деньги, - коротко приказал кондуктор.
     - Зачем? - спросил голосок. - Ты что, не знаешь, как выглядят деньги?
     - Хватит! - закричал кондуктор. - Будешь платить или нет?
     Вместо   ответа   послышался  звон   монет.   Пронзительный  голосок  с
удовлетворением произнес:
     - Очень вкусно! Прекрасный металл!
     - Нахальный  мальчишка!   Он  проглотил  все  мои  монеты!  -  закричал
кондуктор. - А ну-ка поди сюда, негодяй!
     Теперь у  господина Пепперминта уже не оставалось никаких сомнений.  Он
стал пробираться назад.  Тут  трамвай резко затормозил.  От  толчка какое-то
существо в  резиновом костюме  пролетело вперед,  упало,  ударилось об  ногу
господина Пепперминта и, ухватившись за нее, восторженно завопило:
     - Папа! Ты здесь, папочка!
     Это был Субастик.
     - На  выход!  Живо!  -  скомандовал  господин  Пепперминт,  соскочил  с
подножки трамвая и выволок вслед за собой Субастика.
     Кондуктор не  успел и  глазом моргнуть,  как двери вагона автоматически
сомкнулись, и трамвай покатил дальше.
     - Повезло нам с тобой, папочка! - заявил Субастик.
     - Если ты и дальше не уймешься, мы с тобой обязательно угодим в тюрьму!
- принялся распекать его  господин Пепперминт.  -  Как ты  вообще оказался в
этом трамвае?
     - Я ехал к тебе в контору, - виноватым голосом пробормотал Субастик.
     - Я же запретил тебе увязываться за мной! Сейчас же ступай домой!
     - К этой старухе Брюкман?
     - Не хочешь к ней - иди на детскую площадку!
     - Не хочу-у-у-у!
     - Я пойду на службу один,  и точка!  А ты поступай как знаешь,  мне все
равно! - сказал господин Пепперминт и зашагал прочь.
     На углу он обернулся.  Нет, Субастик не стал его догонять, он продолжал
стоять на  том  же  самом месте,  где  господин Пепперминт простился с  ним.
Довольный, господин Пепперминт быстро зашагал в контору.
     Дверь  конторы  была  по-прежнему заперта.  Как  и  накануне,  господин
Пепперминт пересек двор и направился к дому своего хозяина - владельца фирмы
господина Тузенпупа.  Он  постучал в  дверь  и,  хотя  никто не  крикнул ему
"Войдите!", все равно вошел в квартиру.
     Владелец фирмы Тузенпуп в  полном изнеможении восседал на груде тарелок
и тупо глядел в пространство.  На полу выстроились чашки,  на абажуре лежали
книги,  обеденный стол  стоял  на  письменном,  постельное белье  свисало со
шкафа, а стулья загромоздили всю тахту.
     - Ну  что,  удалось вам отыскать ключ от  конторы?  -  спросил господин
Пепперминт.
     - Нет, - глухо ответил Тузенпуп. - Все напрасно! Дверь конторы придется
взломать.  Я  нашел булавку от  галстука,  которую тщетно разыскивал вот уже
четырнадцать лет,  а  также открытку,  которую мне прислали еще в 1931 году;
она содержит чрезвычайно важное сообщение!  Кроме того,  я  обнаружил восемь
монет,  три игральные карты и  одну пишущую машинку.  Но  ключа нет как нет!
Интересно, а куда вы обычно прячете свой ключ?
     - Я?  - удивленно переспросил господин Пепперминт. - Я вообще никуда не
прячу ключ. Я просто кладу его в карман.
     - В карман! - передразнил его господин Тузенпуп. - Да вы начисто лишены
фантазии.
     При этом он невольно сунул руку в карман брюк.
     И тут же вскочил, словно его укусила оса, и завопил:
     - Вот!  Вот этот неуловимый ключ,  беглец проклятый!  -  Он  вытащил из
кармана ключ от своего письменного стола. - Почему вы не сказали мне об этом
вчера? - упрекнул он Пепперминта.
     Господин Тузенпуп отпер письменный стол,  потом открыл шкаф  и  наконец
вытряхнул из ботинка ключ от конторы.
     - За работу!  - воскликнул он, как только ключ оказался у него в руках,
пересек двор в два прыжка и вихрем ворвался в свой кабинет.
     Господин Пепперминт поспешил за ним.
     В  конторе стоял  большой дубовый письменный стол  с  кожаным креслом и
маленький столик с деревянной табуреткой.
     В  кожаное  кресло  сел  владелец фирмы,  а  на  деревянную табуретку -
господин Пепперминт. И оба принялись за работу.
     Господин  Тузенпуп  выписывал счета,  а  господин  Пепперминт проверял,
верно  ли  хозяин подсчитал итог.  Затем господин Пепперминт складывал бланк
каждого счета пополам и запечатывал его в конверт.
     Владелец  фирмы  выполнял свою  работу  с  помощью  счетной  машины,  а
господину Пепперминту приходилось производить все  расчеты в  уме.  А  чтобы
господин Пепперминт не мог схитрить и сказать: "Итог верен", не проверив его
как следует, хозяин записывал каждую сумму на отдельном листке и вносил ее в
бланк  счета  только тогда,  когда у  господина Пепперминта получалась точно
такая  же  сумма.  Само  собой  разумеется,  что  при  помощи счетной машины
господин  Тузенпуп производил все  расчеты  гораздо  быстрее,  чем  господин
Пепперминт -  в  уме.  Поэтому на столе у  господина Пепперминта очень скоро
скапливалась кипа счетов, тогда как его хозяину нечего было делать. Со скуки
он скатывал бумажные шарики и запускал их в другой угол комнаты,  где стояла
мусорная корзина.  Чаще  всего  он  попадал в  цель.  Но  случалось,  снаряд
пролетал мимо. Тогда он говорил:
     - А ну-ка, Пепперминт, бросьте эту бумажку в мусорную корзину!
     Выполнив  распоряжение  хозяина,  господин  Пепперминт  возвращался  на
место,  но при этом всякий раз сбивался со счета, и ему приходилось начинать
все сначала. На это, разумеется, уходила уйма времени.
     Хозяин  изнемогал  от  скуки  и,  чтобы  развеять  ее,  отправлялся  на
полчасика в пивную.
     Вот и сегодня хозяин несколько часов спустя встал и ушел в пивную. Пока
он  сидел  там,  у  господина Пепперминта работа шла  полным ходом.  Он  так
углубился в подсчеты, что даже не поднял голову, когда через некоторое время
хозяин вернулся.  Господин Пепперминт слышал,  как он уселся в  свое кожаное
кресло и зашелестел бумажками.
     "Сейчас  опять  запустит  бумажный  шарик  в  мусорную  корзину!"  -  с
раздражением подумал он.  Но вместо этого послышалось чавканье,  и  знакомый
голос произнес:
     - Очень вкусно! Нежнейшая бумага - лучше печенья!
     Господин Пепперминт рывком обернулся назад. Нет, не хозяин его вернулся
- в  директорском кресле  сидел  Субастик!  И  он  как  раз  принялся грызть
линейку, с помощью которой господин Тузенпуп подчеркивал итоговую сумму.
     - Привет,  папочка! - сказал Субастик, не переставая жевать. - Отличная
у тебя контора. Бумага высшего сорта! И дерево тоже классное!
     - Ты все-таки увязался за мной!  Сейчас же убирайся отсюда!  -  гаркнул
господин Пепперминт. - И не смей пожирать документы!
     Он схватил Субастика за руку и  хотел было вытолкнуть его за дверь,  но
побоялся, как бы это не увидел хозяин. Тогда он посадил Субастика к себе под
стол, заслонил его корзиной для бумаг и сказал:
     - Прошу тебя, Субастик, спрячься получше, как только придет мой хозяин!
Понятно?
     - Понятно,  папочка!  Я очень люблю играть в прятки!  -  весело ответил
Субастик.
     - Из-за тебя мне придется начать все сначала! - сердито сказал господин
Пепперминт.
     - А что ты делаешь, папочка? - полюбопытствовал Субастик.
     - Считаю!
     - Ах, вот что! А я думал, что у тебя очень тяжелая работа!
     - Куда уж тяжелее!  -  обиделся господин Пепперминт.  -  Знаешь,  какие
большие числа я должен складывать!
     Он взял счет, лежавший перед ним, и стал считать:
     - 411  плюс 319  плюс 217 плюс 334 плюс 556 плюс 192 плюс 2346!  Может,
скажешь, не трудно все это сосчитать?
     - Конечно, не трудно! - ответил Субастик. - Получается 4375.
     - Как ты сказал?
     - Четыре тысячи триста семьдесят пять!
     - Что  за  ерунда!   -   пробормотал  господин  Пепперминт  и  принялся
подсчитывать.  Спустя несколько минут он удивленно воскликнул: - Какую сумму
ты назвал?
     - Четыре тысячи триста семьдесят пять!  -  ответил Субастик.  Теперь он
уже возился с большими конторскими часами.
     - Совершенно верно!  -  с изумлением воскликнул господин Пепперминт.  -
Может, ты подсмотрел это на листке у шефа на письменном столе?
     - А зачем? - обиделся Субастик. - Я сам сосчитал!
     - Даже счетная машина не умеет считать так быстро,  - возразил господин
Пепперминт.
     - Счетная машина не умеет, а субастики умеют! - гордо заявил Субастик.
     - Раз так, иди сюда и помогай мне!
     - Конечно, папочка!
     Господин Пепперминт прочитал:
     - 45 плюс 193 плюс 87 плюс 23 плюс 92!
     - Четыреста сорок! - тут же объявил Субастик.
     И господин Пепперминт записал итог.
     Так и  пошла у  них работа.  И  когда через десять минут владелец фирмы
вернулся,  Субастик уже сидел в  укрытии под столом,  а  господин Пепперминт
развлекался тем, что метал бумажные шарики в мусорную корзину.
     - Вам что, делать нечего? - строго спросил владелец фирмы.
     - Нечего, господин Тузенпуп! - радостно подтвердил господин Пепперминт.
     - А ваши подсчеты?
     - Все выполнены!
     - Не  может быть!  -  воскликнул хозяин и  вынул из кармана листок,  на
котором были записаны итоговые суммы. - Читайте!
     Господин Пепперминт стал  перебирать счета  и  называть суммы  с  такой
скоростью,  что  его  начальник  едва  успевал  сопоставлять  их  со  своими
собственными.
     - Поразительно!   -   изумился  господин  Тузенпуп.   -   Очевидно,  вы
воспользовались в мое отсутствие счетной машиной?
     - И не думал даже!  -  возразил господин Пепперминт. - Все подсчитано в
уме.
     При этом он  даже не  солгал -  ведь подсчеты и  вправду были сделаны в
уме. Только сделал их Субастик.
     - Чтобы произвести все эти подсчеты в  уме,  требуется по  крайней мере
часов шесть! - заявил господин Тузенпуп.
     - А сейчас уже пять часов вечера!  - ответил Субастик голосом господина
Пепперминта.
     - Замолчи сейчас же! - испуганно шепнул Субастику господин Пепперминт.
     - Пять часов?  Не болтайте глупости!  -  сказал хозяин и,  обернувшись,
посмотрел на большие часы, висевшие над дверью.
     Стрелки показывали ровно пять.  Пока Тузенпуп изумленно разглядывал их,
Субастик бесшумно подкрался к  нему,  проворно вытащил у  него из  жилетного
кармана часы, перевел стрелки и тут же сунул часы обратно в карман.
     Минуту спустя господин Тузенпуп дрожащей рукой вытянул часы за  цепочку
из жилетного кармана и, взглянув на них, простонал:
     - А ведь правда пять часов! Ну и ну! Я был уверен, что сейчас не больше
двенадцати.
     Субастик, вернувшийся тем временем в свое укрытие, отозвался оттуда:
     - Похоже, у вас потеря памяти, господин Тузенпуп!
     - Потеря памяти? - в ужасе переспросил владелец фирмы, скомкал листок с
цифрами и бросил в мусорную корзину,  но промахнулся,  и бумажный шарик упал
рядом.
     И  тут же шарик полетел назад и  приземлился на письменном столе самого
владельца фирмы.
     - Пепперминт, что вы себе позволяете? - накинулся на него шеф.
     - А я ни при чем! - ответил тот.
     И это была чистейшая правда. Но как заставить Субастика сидеть спокойно
и не проказничать?
     Господин Тузенпуп снова  метнул скомканную бумажку в  мусорную корзину,
внимательно следя при этом за господином Пепперминтом.
     Тот  невозмутимо  сидел  за   своим  столиком  и   аккуратно  складывал
документы.  И тем не менее секунду спустя бумажный шарик вернулся на большой
письменный стол.
     - Чудо какое-то!  -  пробормотал владелец фирмы и опять метнул бумажный
шарик в  мусорную корзину.  На этот раз он угодил прямо в цель.  -  Кончайте
работу,  Пепперминт! - распорядился он. - Поиски ключа очень утомили меня. Я
сегодня лягу спать пораньше!
     - По-моему,  часы идут неверно,  господин Тузенпуп,  -  сказал господин
Пепперминт. - Я уж лучше задержусь еще немного.
     - Сказано вам -  ступайте домой,  так извольте слушаться! - рассердился
господин Тузенпуп.
     - Как вам угодно, - ответил господин Пепперминт и встал.
     В  эту  секунду  на  письменный стол  владельца фирмы  снова  шлепнулся
бумажный шарик.
     - Опять этот дурацкий шарик вернулся!  - простонал хозяин. - И вдобавок
что-то написано на бумажке. Это вы написали, Пепперминт?
     - Честное слово,  господин Тузенпуп,  я ничего не писал!  - заверил его
господин Пепперминт.
     - Но  ведь здесь что-то написано!  -  возразил владелец фирмы,  хлопнув
ладонью по бумажке.
     Господин Пепперминт склонился над столом.
     - Это ваш почерк, господин Тузенпуп! - произнес он минуту спустя. - Это
вы написали!
     - Мой почерк?  Вы уверены,  господин Пепперминт?  Да, в самом деле! - И
владелец фирмы в полной растерянности начал читать:

                Пепперминт и Тузенпуп,
                Вам домой уже пора!
                Тузенпуп, как пробка, глуп -
                У него во лбу дыра.

                Любит пиво старый Пуп,
                Думает о кружке.
                У него ведь в голове
                Не мозги, а стружки!

     Владелец фирмы  вынул  носовой платок,  вытер  с  затылка пот  и  глухо
проговорил:
     - Господин  Пепперминт,   мое  здоровье  в  худшем  состоянии,   чем  я
предполагал.  Можете  до  конца  этой  недели  считать себя  свободным.  Мне
необходим безотлагательный отдых!  Сейчас я прилягу и постараюсь проспать до
послезавтра. Мы встретимся в понедельник.
     С этими словами он схватил господина Пепперминта за плечи, вытолкнул из
конторы и последовал за ним.
     Когда они пересекали двор, владелец фирмы вдруг вздрогнул:
     - Ужасно!  У меня начались галлюцинации! Лучше уж я одним махом просплю
до пятницы!
     - А что вам померещилось? - спросил господин Пепперминт.
     - Нечто невероятное, немыслимое!
     - Но что же все-таки?
     Господин Тузенпуп наклонился к уху господина Пепперминта и прошептал:
     - Представьте себе,  мне  показалось,  будто из  конторы выбежала рыжая
обезьяна в водолазном костюме. Не правда ли, ужасно?
     - Ужасно, ужасно! - согласился господин Пепперминт.
     Господин Тузенпуп пошел спать,  а господин Пепперминт завернул за угол,
где его уже поджидал Субастик.
     - Хорошо  ты  себя  ведешь,  нечего сказать!  -  укоризненно проговорил
господин Пепперминт.
     - Очень хорошо!  - весело поправил Субастик. - Среда, четверг и пятница
- три свободных дня!  А сегодня ты с полудня уже свободен! И мы можем гулять
до самого вечера!
     - Не возражаю! - сказал господин Пепперминт и взял Субастика за руку.
     - Как тебе понравились мои стихи? - спросил тот.
     - Слишком нахальные!
     - Значит,   хорошие!   Слушай  внимательно,   папочка.   Я  же  сочинил
продолжение!
     - Опять такие же нахальные стихи?
     - Вовсе не  нахальные!  -  заверил его  Субастик и  начал распевать так
громко, что прохожие стали оборачиваться:

                Нам контора не нужна,
                Надоели вожжи!
                Тузенпуп лишился сна
                И покоя тоже.

                Целых три свободных дня -
                Наш хозяин болен.
                Это праздник для меня,
                Папочка доволен!

     - Не один только папочка доволен! - вставил господин Пепперминт.
     - Конечно,  -  согласился Субастик.  - Я так сочинил потому, что больше
ничего не умещается в строчке. Однако слушай дальше!
     - Как, еще стихи?
     - На сегодня последние! - заверил его Субастик и опять громко запел:

                Наша дружная семья
                Отдохнет по праву.
                Тузенпупа нынче я
                Обманул на славу!

     - Что правда, то правда, - пробормотал господин Пепперминт.
     Больше Субастик стихов не сочинял.  Они пошли гулять и гуляли весь день
до позднего вечера.




     В среду Субастик снова разбудил господина Пепперминта громким пением:

                Наш хозяин Тузенпуп, Тузенпуп,
                Как известно, очень глуп, очень глуп!
                А мой папа молодец, молодец,
                Пусть проснется наконец, наконец!

     Господин Пепперминт приподнялся на кровати и стал бранить Субастика:
     - Ты уж лучше сразу крикни:  "Я здесь,  госпожа Брюкман!" Пусть услышит
весь город! Вчера мы с тобой прокрались сюда так, что никто даже не заметил,
а сейчас ты воешь, как сирена.
     - Я,   папочка,  нечаянно  запел  так  громко,  -  начал  оправдываться
Субастик.
     - Ты пел не нечаянно громко,  а отчаянно громко! - продолжал отчитывать
его господин Пепперминт. Он слез с кровати и запер дверь изнутри.
     Спустя секунду в комнату уже ломилась госпожа Брюкман.
     - Господин Пепперфинт!  Почему у  вас  до  сих  пор живет этот негодник
Робинзон? - кричала она. - Немедленно отоприте дверь!
     - Если человек платит за комнату,  он имеет право запереться в  ней!  -
храбро прокричал в ответ господин Пепперминт.
     - Прекрасно! - прошептал Субастик. - Ты, папочка, делаешь успехи!
     - Я  еще  рассчитаюсь с  вами  за  все,  господин  Пепперфинт!  За  все
рассчитаюсь! - пригрозила ему госпожа Брюкман и удалилась в свою комнату.
     - Вот,  видал? - сердито буркнул господин Пепперминт. - Приспичило тебе
петь!
     - Все дети поют, - защищался Субастик.
     - Да,  но не в  такую рань!  Они и  не могли бы распевать в такую рань,
потому что в это время все дети в школе! - объяснил ему господин Пепперминт.
     - Бэ-э-э!  -  заблеял Субастик и  высунул язык  чуть ли  не  до  самого
подбородка. - Не хочу в школу! Бэ-э-э!
     - Совершенно  незачем  показывать язык!  -  строго  продолжал  господин
Пепперминт.  -  Школа пошла бы тебе только на пользу. Там тебе объяснили бы,
когда можно петь, а когда нельзя.
     - Я пою, когда хочу, - заявил Субастик. - А когда не хочу, меня петь не
заставишь! И это правильно, потому что мне так нравится!
     - Прошу тебя,  Субастик,  сходи-ка  ты  хоть  разок в  школу.  Тогда ты
заговоришь по-иному!
     - Вот  еще дурацкая просьба!  Ну  совсем дурацкая просьба!  -  заворчал
Субастик, но все же оделся, привел себя в порядок и помчался в школу.
     Когда  господин старший преподаватель Стуккенкрик вошел  в  класс,  там
царило небывалое оживление.
     - Тихо! - громовым голосом рявкнул он и хлопнул книжкой по столу.
     Все ученики мгновенно смолкли,  рассыпались по своим местам и замерли у
парт.
     - Что за шум? - грозно спросил учитель.
     - У нас новенький! - ответил один из учеников.
     - Он такой смешной! - крикнул другой.
     - На нем водолазный костюм! - заявил третий.
     - А лицо в чернильных пятнах! - добавил четвертый.
     - Тихо! - снова рявкнул господин Стуккенкрик. - Говорите по очереди!
     Сурово оглядев всех  учеников подряд,  он  начал медленно прохаживаться
между партами,  дошел до  стены,  резко обернулся и  медленно зашагал назад.
Затем он сел за стол и выложил на него свои книги.
     - Садитесь! - приказал он.
     И, облегченно вздохнув, ученики сели на свои места.
     Только  теперь  он   уставился  на  новичка,   который  все  это  время
невозмутимо восседал за первой партой.
     - У тебя что, ноги отнялись? - спросил учитель.
     - Нет, ноги у меня в полном порядке! - вежливо ответил новичок и встал.
     - Почему  ты  сидишь  за  первой  партой?  -  продолжал допрашивать его
учитель.
     - А я вовсе не сижу за первой партой, - ответил новичок.
     - Что-о-о?
     - Я стою за первой партой, - серьезно произнес новичок.
     - Не смей грубить!  Сядь!  -  закричал учитель. - Я тебя спрашиваю: кто
тебя туда посадил?
     - А я сам сюда сел!
     - У нас нельзя садиться куда хочешь!  Все места в классе распределяю я!
- прикрикнул на него учитель. - Немедленно убирайся с этого места!
     Новичок вышел из-за парты и встал в проходе.
     - Клаус Фридрих Подлизанцер!  -  гаркнул старший преподаватель. - Какие
места в классе свободны? - И взглянул на Клауса поверх очков.
     Подлизанцер, первый ученик, вскочил.
     - Только  одно  место  свободно,   господин  старший  преподаватель!  -
отбарабанил он. - На первой парте!
     - Хорошо,  - изрек старший преподаватель. - В таком случае, пусть новый
ученик сядет за первую парту.
     И новичок сел на прежнее место.
     Старший преподаватель Стуккенкрик грозно шагнул к нему.
     - Как тебя зовут? - спросил он.
     - Робинзон, - весело смеясь, ответил новичок. Это был Субастик.
     - Отставить   смех!   -   приказал   господин   старший   преподаватель
Стуккенкрик, сердито нахмурив лоб.
     - Почему? - удивился Субастик.
     - Потому что здесь нельзя смеяться! - заявил старший преподаватель.
     - Да что ты!  Очень даже можно! - возразил Субастик. - Вот, смотри. - И
он улыбнулся так широко, что рот расплылся у него до ушей.
     И  все  ребята тоже  заулыбались,  а  потом начали хохотать -  очень уж
заразительно смеялся Субастик.
     - Тихо!  -  в ярости закричал старший преподаватель Стуккенкрик. - И не
смей обращаться ко мне на "ты". В твои годы давно пора знать такие вещи!
     - А как же надо к тебе обращаться? - удивился Субастик.
     - Мне надо говорить "вы". Понял?
     - "Вы"?  "Вы" говорят, когда обращаются к большой компании людей. Разве
ты компания?
     - Нахал!  -  накинулся на него Стуккенкрик.  -  Смешать меня с какой-то
компанией! Наглость!
     - А разве компания - это плохо? - спросил Субастик.
     - Да нет, ничего плохого, в сущности, нет, если только, разумеется, это
не дурная компания! - решил сострить старший преподаватель. - Однако...
     - Отчего же ты тогда ругаешься? - спросил Субастик.
     - "Вы"! - уже не владея собой, поправил его господин Стуккенкрик.
     - Мы ругаемся?  -  удивленно переспросил Субастик и оглянулся вокруг. -
Нет, ребята не ругаются. Во всяком случае, я их не вижу...
     - Кого?
     - Да тех ребят, которые ругаются.
     - Кто сказал, что ребята ругаются?
     - Ты сказал.
     - "Вы"! - дрожа от ярости, рявкнул господин Стуккенкрик.
     - Ну  вот,  опять "вы"!  Наверно,  это  очень плохая компания -  та,  о
которой ты  мне  все  уши прожужжал!  Все время она бранится!  Придирается к
каждому слову!
     - Сейчас же прекрати эту дурацкую болтовню! Твоя идиотская компания мне
надоела! - заорал старший преподаватель.
     - Вовсе не  моя  это  компания!  Нет  у  меня еще  никакой компании!  Я
новенький, пришел сегодня в школу первый раз...
     - Молчать! - оборвал его господин Стуккенкрик.
     - Ты мне это говоришь? - осведомился Субастик.
     - "Вы"! - снова рявкнул господин Стуккенкрик.
     - "Вы"?..  Ах да,  ты же разговариваешь со своей компанией, - понимающе
кивнул головой Субастик.
     Господин старший преподаватель Стуккенкрик в немом отчаянии уставился в
потолок.
     - Ты сказал,  что тебя зовут Робинзон, - немного поостыв, продолжал он.
- А фамилия?
     - Пепперминт! - с гордостью ответил Субастик.
     - А почему на тебе такой нелепый костюм?
     - Потому что все другие костюмы на мне рвутся!
     - Как так "рвутся"? - удивился господин старший преподаватель.
     - А  вот  так!  -  ответил Субастик.  Схватив господина Стуккенкрика за
рукав пиджака, он рванул его к себе, и пиджак лопнул у всех на глазах.
     - Вон!  -  побагровев  от  гнева,  закричал  старший  преподаватель.  -
Убирайся отсюда сию  же  минуту!  Твое  счастье,  что  теперь запрещено бить
учеников! В прежние времена ты отведал бы у меня палки!
     - А хорошо бы!  -  обрадовался Субастик. - Палки вкусные, как барбарис,
они просто тают во рту!
     - Вон!  -  еще  громче завопил господин Стуккенкрик.  -  Вон  из  моего
класса!
     - Как  хочешь!  -  ответил  Субастик и  не  спеша  направился к  двери.
Остановившись на пороге,  он небрежно бросил через плечо:  -  А  я  и сам не
остался бы  в  твоем  классе!  Чему  может научить ребенка учитель,  который
связался с  дурной компанией и  к  тому же не способен толком ответить ни на
один вопрос!
     Хорошо,  что Субастик вовремя успел захлопнуть за собой дверь: господин
Стуккенкрик схватил книжку и  швырнул ее  вслед непокорному ученику.  Книжка
громко ударилась о  дверь,  и  тогда  Субастик снова  заглянул в  класс и  с
невинным видом сообщил:
     - Я слышал стук... Кажется, кто-то что-то уронил...
     И тут он поспешил захлопнуть дверь.  Укоризненно покачивая головой,  он
наблюдал из коридора,  как сотрясается дверь под градом ударов:  Стуккенкрик
швырнул в нее подряд три книжки, линейку и собственный портфель...
     - Слишком шумно в  этом классе!  -  проговорил Субастик.  -  Пойду-ка я
поищу себе какой-нибудь другой, получше!
     Он неторопливо прошел по длинному коридору и остановился у двери, из-за
которой слышался громкий смех.
     - Вот это мне больше нравится! - сказал Субастик.
     Он открыл дверь и от изумления застыл на пороге:  за учительским столом
сидела девочка - ничуть не старше остальных учеников и учениц этого класса.
     - Ой, какая маленькая учительница! - удивленно воскликнул Субастик.
     Дети засмеялись.
     - Я  молодая учительница,  а  не  маленькая!  -  поправила его девочка,
сидевшая за учительским столом.  - И вовсе я не маленькая для моих лет! А ты
вот кто такой?
     - Я новичок. Меня зовут Робинзон, - представился Субастик.
     - Тогда  найди  себе  место  и  сядь,  -  сказала  девочка.  -  Только,
пожалуйста, поскорее! Нам надо продолжать урок.
     Субастик сразу же нашел свободное место и сел. А девочка за учительским
столом тем временем объясняла классу,  как образуются облака. Если кто-то из
учеников чего-либо не понимал,  она объясняла подробнее,  а другие ребята ей
помогали.  Когда же  она  обращалась с  вопросом к  ученикам,  они наперебой
вскидывали руки: им не терпелось показать, что они все отлично поняли.
     - Почему  у  вас  учительница  такая  молоденькая?  -  шепотом  спросил
Субастик у своего соседа по парте.
     Тот сначала рассмеялся, а потом зашептал в ответ:
     - Да это же вовсе не учительница!  Настоящий наш учитель сидит вон там,
за последней партой. Видишь?
     Субастик обернулся. И в самом деле, за партой сидел взрослый дядя.
     - Ну и лентяй же ваш учитель! - вырвалось у Субастика.
     - Сейчас же возьми свои слова назад!  - воскликнул его сосед по парте и
сунул ему кулак под пятачок.
     - А почему он сидит без дела? - спросил Субастик.
     - Потому что мы все умеем делать сами! Каждый, кто захочет, может сесть
на  место учителя и  вести урок.  И  только если он  запнется на чем-нибудь,
настоящий учитель придет на помощь и  все объяснит вместо него.  Эрика у нас
первая по географии.  Поэтому, когда мы проходим части света, дальние страны
и города,  урок ведет она.  Бернд сильнее всех в устном счете.  Он помог нам
выучить таблицу умножения.  И  так у  нас всегда.  Что ни  день,  то  другой
учитель.  Все очень внимательно слушают,  и  нам никогда не  бывает скучно -
учиться ведь так интересно!
     - Значит,  каждый может стать учителем? - спросил Субастик. - Если так,
я тоже хочу вести урок!
     Сосед по  парте вскинул руку.  Девочка за  учительским столом тотчас же
спросила:
     - Ты что?
     - Робинзон хочет вести урок!
     - Робинзон?   -  переспросила  она.  -  Но  ведь  я  еще  не  закончила
объяснений... Кто за то, чтобы урок вел Робинзон, поднимите руку!
     Почти все подняли руку - Робинзон был новенький, и ребятам не терпелось
познакомиться с ним поближе.
     Субастик  величественно поднялся,  подождал,  пока  девочка-учительница
вернется на  свое  место,  и  уселся за  учительский стол.  Потом он  строго
оглядел подряд всех учеников,  как  это делал господин старший преподаватель
Стуккенкрик, и заорал:
     - У вас что, ноги отнялись?
     Ребята удивленно вытаращили на него глаза,  а потом вдруг,  схватившись
за животы, разразились оглушительным хохотом.
     - Тихо!  -  завопил Субастик. Он кричал так же громко, как незадолго до
этого старший преподаватель Стуккенкрик.
     Но  у  ребят это вызвало новый взрыв смеха.  Многие хохотали так,  что,
казалось, вот-вот задохнутся. Громче всех хохотал настоящий учитель.
     - Разве я что-нибудь делаю неправильно? - спросил Субастик.
     - Учителя  не  позволяют себе  ничего  подобного!  -  покачав  головой,
сказала та самая девочка,  которая вела урок до него.  -  Учителя никогда не
кричат на учеников. А чему ты вообще собираешься нас учить? Крикам, что ли?
     - Нет,  - смущенно ответил Субастик, - не крикам. Я хотел провести урок
стихосложения.
     - Урок стихосложения?  Значит,  ты будешь сочинять стихи, а мы - только
слушать? Но мы же умрем от скуки!
     - Нет,  -  объяснил Субастик,  -  мы будем сочинять стихи все вместе. Я
скажу первую строчку,  а кто-нибудь из вас придумает вторую. Разумеется, она
должна рифмоваться с  первой.  В  награду он  получит право  сочинить третью
строчку,  а остальные ребята должны придумать четвертую, которая рифмовалась
бы с третьей. И так далее...
     - Не понимаю! - сказала девочка.
     - Сейчас поймешь! Итак, я начинаю:

                Его зовут Робинзон.

     - Не пойму я, что хочет он! - воскликнула девочка.
     - Прекрасно!  - похвалил ее Субастик. - Итак, у нас уже есть две первые
строчки:

                Его зовут Робинзон.
                Не пойму я, что хочет он.

     Теперь придумай третью строчку.
     - Третью? Хорошо! Как ты, так и я:

                А вот я... мое имя Эрика...

     - Кто следующий? - спросил Субастик.
     Толстый мальчик с пятой парты поднял руку и гордо продекламировал:

                А вот ты... твое имя Эрика.
                Далеко от Берлина Америка!

     - Сочиняй дальше! - сказал ему Субастик.
     Толстый мальчик задумался, потом начал:

                А меня вот назвали "Вернер"...

     Тут  поднял руку настоящий учитель и,  как  только Субастик предоставил
ему слово, произнес:

                Хоть тебя и назвали "Вернер",
                Но играете вы неверно.
                Все вы - ты, и он, и она -
                Зря рифмуете имена.
                Как бы ни было это звучно,
                Получается очень скучно.
                Для стихов одной рифмы мало.
                Начинайте-ка все сначала!

     - Отлично!  -  воскликнул Субастик.  - Я и сам лучше бы не придумал! Но
дальше-то как нам быть, чтобы получилось интересно?
     - Давайте сочиним какую-нибудь историю в стихах!  - предложил настоящий
учитель.  -  Интересную историю, в которой был бы смысл. А то, спрашивается,
какое отношение имеет Америка к нашей Эрике или,  скажем,  к нашему Вернеру?
Нам бы такую штуку придумать, которая...
     Не успел настоящий учитель сказать,  что за штуку он имеет в виду,  как
Субастик сразу же подхватил:
     - Конечно, конечно! Давайте сочиним стихи про Буку! Внимание! Начинаю:

                Старый Страус - лентяй и злюка -
                Прятал в доме мохнатую Буку.
                Выл за домом свирепый Волк...

     - Ну,  и что же сделал этот Волк?  - спросила с третьей парты девочка в
круглых очках.
     - А это уж ты сама придумай! - ответил Субастик.
     - Ах, вот оно что! - сказала девочка. - Хорошо:

                Выл за домом свирепый Волк.
                Слопав Страуса, он умолк.

     - Как это жестоко!  - воскликнула ее соседка по парте. - И к тому же мы
решили сочинить стихи про Буку, а не про Страуса.
     - Ладно,  -  сказала  девочка в  круглых очках.  -  Придумаю что-нибудь
другое:

                Встретив Буку, воспитанный Слон
                Ей отвесил глубокий поклон.

     - Не нравится мне этот Слон.  Подхалим какой-то!  - возмутилась соседка
по парте.
     - А что ты можешь предложить? - спросил ее Субастик.

                Выл за домом свирепый Волк.
                И явился тут тигров полк.

     - Хорошо!  -  похвалил ее Субастик.  - Уже, по крайней мере, намечается
сюжет! А дальше как?

                Тигры сразу - к Страусу в дом... - 

предложила девочка.
     И весь класс хором закончил:

                И увидели Буку в нем.
                И сказали: "Свободна ты!"

неуверенно произнесла другая девочка.

                Под землей ликуют кроты, - 

продолжил ее сосед.
     - Тут у нас явно что-то не ладится, - возразил Субастик. - Нет развития
сюжета,  хоть тигры и  спасли узницу из плена жестокого Страуса.  И кроты ни
при чем... Кто придумает что-нибудь поинтересней?
     Тут с последней парты вскочил самый высокий мальчик и,  захлебываясь от
восторга, сказал:
     - Я! Я придумал совсем другое! И очень интересное! Слушайте!

                Пригласила Жаба Лягушку.
                Та пришла и сразу - в кадушку.
                Почернела Жаба от злости:
                "Разве так ведут себя гости?"
                В это время пришел Бегемот...

     И весь класс хором закончил:

                Засопел и разинул рот.

     Вернеру самому очень захотелось есть, и он тотчас же сказал:

                Проглотил хозяйку и гостью,
                Поперхнувшись хозяйкиной костью,
                И сказал: "Пообедал я всласть!"

     Но одной девочке стало жаль Лягушку, и она закричала:

                А Лягушка из брюха - шасть!

     - Ловкая  эта  Лягушка!   -  вздохнула  другая  девочка.  -  Но  ничего
интересного не делает.
     Все задумались. Немного погодя Субастик сказал:
     - Раз уж вы все молчите, я сейчас сочиню другую историю:

                Жил-был Котенок, забавный на вид:
                Мягкие лапки и... пара копыт!
                Кошки смеялись: "Ну-ну, грамотей!
                В наше-то время - да жить без когтей!"
                Взрослых спрошу я, спрошу малышей:
                Много ль копытом наловишь мышей?

     - Нечего и спрашивать!  - воскликнула Эрика. - И так ясно, что много не
наловишь.
     - Да и  не бывает таких животных!  -  сказал серьезный мальчик в очках,
который сидел на задней парте.
     - Не бывает?! - переспросил Субастик. - Еще и не такие бывают! Слушайте
внимательно:

                В лесу, где мрак, и теснота,
                И шишки под ногами,
                Я встретил серого Кота
                С ветвистыми рогами.
                Хоть очень смелый, верь - не верь,
                Струхнул я тут немножко!
                "Скажи мне правду, чудо-зверь:
                Олень ты или Кошка?"

     - Интересная история! - сказал Вернер. - И что же он ответил?
     - Не перебивай меня, а слушай! Ответил он вот что:

                "Я все сказать тебе готов,
                Люблю я любопытных.
                Мой папа родом из котов,
                А мама - из копытных.

                Мой дядя - старый толстый Бык,
                А тетя - Кенгурушка.
                И я давно уже привык
                Чесать ногою ушко.

                Есть у меня сестра Свинья,
                В нарядных ходит брюках.
                Не выдержав, однажды я
                От зависти захрюкал.

                Я в братья взял себе Дрозда -
                Ведь мы с ним однолетки.
                Я мошек ем и иногда
                Чирикаю на ветке.

                Моя племянница - Змея.
                Я с ней, конечно, знаюсь.
                Не удивительно, что я
                Шиплю и извиваюсь".

                В лесу, где мрак, и теснота,
                И шишки под ногами,
                Я встретил серого Кота
                С ветвистыми рогами.

     - Что же это все-таки был за зверь? - спросила Эрика.
     - А я и сам не знаю! - ответил Субастик и широко улыбнулся.
     Все дети весело рассмеялись и захлопали в ладоши.
     - Прекрасно,  Робинзон!  - похвалил его учитель и поднялся с места. - А
сейчас всем нам пора разойтись по домам: уже давно прозвенел звонок.
     ...Вскоре Субастик постучал в окно господину Пепперминту.
     Тот распахнул окошко, быстро оглянулся по сторонам и втащил Субастика в
комнату.
     - Скажи-ка, ты и вправду был в школе? - спросил он.
     - Конечно, ты же сам мне велел!
     - Ты  уж прости меня,  Субастик,  теперь я  жалею об этом!  -  вздохнул
господин Пепперминт.
     - Да что ты,  папочка! - засмеялся Субастик. - Не надо ни о чем жалеть!
В  школе мне  еще больше понравилось,  чем в  универмаге.  Надо только уметь
выбирать учителей.
     - А что,  ты уже успел поучиться у многих учителей?  - спросил господин
Пепперминт.
     - Да, у многих...
     - И какой же учитель самый лучший?
     - Какой  самый лучший?  -  переспросил Субастик и  задумался.  -  Самый
лучший тот, который провел сегодня урок стихосложения!
     - Наверно, это был учитель языка и литературы. Такой высокий, худой, со
светлыми волосами?
     Субастик прыснул.
     - Нет, папочка, - проговорил он, когда наконец перестал смеяться, - как
раз наоборот:  маленький,  толстенький, с рыжей щетинкой! И, если память мне
не изменяет, в водолазном костюме.




     В четверг господин Пепперминт проснулся сам.
     - Чудеса! - воскликнул он. - И будильник не звонит, и Субастик не поет!
     Он взглянул на часы и увидел, что уже больше одиннадцати.
     - А  что,  хорошо  бы  спеть?  -  спросил  Субастик.  Пристегнув ремень
господина Пепперминта к  карнизу для занавесок,  он  качался на нем,  как на
качелях.
     - Ни  в  коем  случае!   -  проговорил  господин  Пепперминт,  зевая  и
потягиваясь. - Я сегодня отлично выспался!
     - Я очень хотел,  чтобы ты выспался,  -  ответил Субастик, раскачиваясь
взад и вперед. - Потому я и играл так тихо.
     Господин Пепперминт долго смотрел, как он качается. Да, Субастик сильно
вырос.  И  ежедневное умывание явно  пошло  ему  на  пользу:  синих пятен на
мордочке почти не осталось. Господин Пепперминт снова потянулся и спросил:
     - А чем же мы займемся сегодня?
     - Хочешь,  нальем воды в туфли тетушке Брюкман? - предложил Субастик. -
Или купим много-много головок сыра и сыграем на кухне в футбол.  А еще можно
протянуть веревку от  шкафа до  люстры и  учиться ходить по канату.  Тебе-то
чего хочется?
     - Уж я  -  то знаю,  чего мне хочется,  -  ответил господин Пепперминт,
нежась в постели. - Но чего нельзя, того нельзя.
     - А чего же все-таки тебе хочется? - продолжал допытываться Субастик.
     - Больше всего мне хотелось бы пролежать весь день в  постели и  вообще
ничего не делать. Самое большее - немножко почитать.
     - А почему это нельзя?  -  спросил Субастик. - Тебе же сегодня не нужно
идти на службу!
     - Потому  что  так  не  полагается,   -  попытался  объяснить  господин
Пепперминт.  -  А вдруг госпожа Брюкман войдет в комнату и увидит, что я все
еще лежу в постели. Что она подумает?
     - А  что  она может подумать?  -  возмутился Субастик.  -  Скажем,  она
подумает:  "Завтра пятница".  Или:  "Вчера была среда".  И что плохого, если
даже она подумает: "А господин Пепперминт лежит в постели"?
     - Боюсь,  что  меня весь день будет совесть мучить,  -  сказал господин
Пепперминт.
     - "Совесть!  Совесть"!  -  передразнил его Субастик. - А я хоть три дня
подряд готов проваляться в  постели -  мне все нипочем!  Вот разве что скука
меня бы замучила...  Просто ты ни разу не пробовал. Но вот сегодня пролежи в
кровати весь день, и дело с концом!
     - Я хочу есть!
     - Отлично! В таком случае, ты получишь свой завтрак, - заявил Субастик.
- Но все равно оставайся в постели. Я раздобуду тебе еду!
     - Деньги возьми в моем брючном кармане. Сбегай в сосисочную - купи пару
сосисок и  булочку!  -  распорядился господин Пепперминт.  Ему  все больше и
больше нравилась эта затея.  - Я помогу тебе вылезть из окна, ты сбегаешь за
покупками, а потом я втащу тебя обратно. И Брюкманша ничего не заметит.
     - Так дело не пойдет,  - сказал Субастик. - Хочешь провести весь день в
постели -  строго соблюдай постельный режим.  Я не допущу, чтобы ты вставал,
высаживал меня из окна и втаскивал обратно!
     - А как же ты выберешься на улицу?
     - Уж как-нибудь выберусь, не беспокойся.
     - Хорошо.  А как ты вернешься в комнату? Ты же не сможешь влезть в окно
без моей помощи, если в руках у тебя будут свертки с едой.
     - А мне вовсе незачем возвращаться в комнату!
     - Так я должен голодать, по-твоему?
     - Зачем голодать?  -  удивился Субастик.  -  Ведь не  я  тебе нужен,  а
сосиски с булкой!
     - Значит,  мне  все равно придется встать,  чтобы взять их  у  тебя!  -
рассмеялся господин Пепперминт.
     - Нет,  сегодня ты не встанешь с постели! - рассердился Субастик. - Еда
сама к тебе пожалует!
     - Как же она ко мне пожалует, если ты не сможешь войти в комнату, а мне
нельзя будет подойти к окну? - спросил господин Пепперминт.
     - Об этом позаботится МДС, - сказал Субастик.
     - МДС? Это еще что такое?
     - Машина, Доставляющая Сосиски! - объяснил Субастик.
     - Что за чушь!  -  возмутился господин Пепперминт.  - Нет здесь никакой
Машины, Доставляющей Сосиски!
     - Пока еще нет. Но зато у тебя есть Робинзон! - гордо заявил Субастик и
так быстро выскочил за  дверь,  что господин Пепперминт ни  о  чем больше не
успел спросить.
     Через несколько минут Субастик вернулся.  В руках у него была метелка и
небольшая корзиночка.
     - Хозяйка  ничего  не  заметила!  -  заверил он  господина Пепперминта,
положил метелку с корзинкой на пол и начал рыться в шкафу.
     - Зачем  ты  принес метлу?  -  изумился господин Пепперминт.  -  Хочешь
комнату подмести?
     - Да что ты,  папочка!  -  рассмеялся Субастик.  - Метла - важная часть
МДС!
     Господин Пепперминт с интересом смотрел,  как Субастик сначала вынул из
шкафа ботинок,  затем набил портфель тяжелыми книжками и,  наконец,  снял  с
полки бутылку.
     - Теперь мне нужна веревка. Длинная-длинная веревка, - сказал Субастик.
- Где-то я видел здесь целый клубок.  Я точно знаю, что веревка была, - ведь
я отгрыз от нее большой кусок. Очень было вкусно!
     - В  рюкзаке,  наверно,  -  ответил господин Пепперминт.  Его разбирало
любопытство.
     - Ну  конечно!  -  воскликнул Субастик и  тут  же  вытащил  из  рюкзака
веревку. - Теперь у меня есть все, что нужно.
     Сначала он  запер дверь комнаты на ключ.  Затем откусил от клубка кусок
веревки и  привязал один ее конец к люстре,  а другой -  к ботинку,  который
стал качаться, как маятник, взад и вперед.
     - Отлично!  - похвалил сам себя Субастик, взял ботинок и насадил его на
дверную ручку. Потом он подставил бутылку под одну из ножек стула.
     - Знаешь,  это  небезопасно!  -  счел нужным предостеречь его  господин
Пепперминт,  недоуменно следивший  за  всеми  приготовлениями.  -  Небольшой
толчок, и стул опрокинется!
     - Что ты говоришь? - обрадовался Субастик. - Но это же великолепно.
     Теперь  предстояло сделать  самое  главное.  Субастик  перевернул метлу
щеткой кверху и прислонил ее к стенке, затем взял портфель, набитый толстыми
книжками, взобрался с ним на стол и водрузил портфель на щетку.
     - Послушай,  это еще опаснее!  - предостерег его господин Пепперминт. -
Стоит слегка толкнуть метлу, и портфель свалится.
     - Совершенно  верно!  -  подтвердил Субастик  и  прикрепил  один  конец
веревки к  ручке портфеля.  Затем,  раскрутив клубок,  он  перекинул веревку
через рейку для гардин и  высунул другой конец в  окно.  -  Ах  да,  чуть не
забыл! - спохватился он, втащил веревку обратно и привязал к ней корзиночку.
Затем он  опустил ее  в  окно.  -  Вот так,  папочка,  теперь мне нужна твоя
трость, - заявил Субастик, с довольным видом оглядывая свое сооружение.
     - Моя трость?  Это еще зачем?  - спросил господин Пепперминт. - Сдается
мне, ты просто решил сыграть со мной злую шутку, а я тебе еще помогаю!
     - Что ты,  папочка,  как ты мог такое подумать?  - обиделся Субастик. -
Послушай меня.  Ручкой трости ты, не вставая с кровати, подцепишь корзинку с
сосисками,  как только она появится в  окошке.  Ведь тебе ни  в  коем случае
нельзя вставать!
     - А  как же  корзинка появится в  окне?  Чепуху ты болтаешь!  -  сказал
господин Пепперминт.
     - А  вот  увидишь -  сосиски будут поданы тебе прямо в  постель...  Как
только я  свистну за окном,  ты должен крикнуть:  "Тетушка Клюкман!  Тетушка
Клюкман!" - заговорщически прошептал Субастик.
     - Не  стану  я  кричать "тетушка Клюкман"!  Ведь  тогда госпожа Брюкман
ворвется ко  мне  в  комнату и  начнет  ругаться!  -  запротестовал господин
Пепперминт.
     - Не сможет она ворваться к тебе в комнату, потому что я запер дверь на
ключ,  -  сказал Субастик.  -  А  ты  обязательно должен крикнуть:  "Тетушка
Клюкман!", иначе Машина, Доставляющая Сосиски, не сработает!
     - Ладно,  так и быть, - сказал господин Пепперминт. - Хотя, признаться,
не очень-то я верю в твою Машину, Доставляющую Сосиски!
     - Погоди немного, и поверишь! - пообещал Субастик, вылезая из окошка на
улицу.
     Не прошло и пятнадцати минут, как он вернулся и стал у окна. Притянув к
себе корзиночку,  он вложил в нее сосиски и булку. Потом всунул два пальца в
рот и негромко свистнул.
     Господин Пепперминт,  нежась в постели,  услышал свист. Но он все же не
решался закричать "тетушка Клюкман",  да  и  вся затея казалась ему нелепой.
Однако Субастик под окном не унимался -  он свистел все громче и  громче.  И
тогда господин Пепперминт подумал:  "Если госпожа Брюкман услышит свист, она
все равно начнет ругаться, а раз так, можно и крикнуть!"
     Набрав в легкие воздуха, он крикнул во весь голос:
     - Тетушка Клюкман! Тетушка Клюкман!
     "Интересно, что же теперь произойдет", - подумал он.
     А произошло вот что. Госпожа Брюкман ринулась к его двери с бранью:
     - Какая наглость! Что вы себе позволяете, господин Пепперфинт?
     В  ярости она начала трясти запертую дверь и  дернула ручку,  тем самым
приведя в движение Машину,  Доставляющую Сосиски. Как только госпожа Брюкман
в коридоре нажала дверную ручку, внутри комнаты - с другой стороны - с ручки
соскользнул насаженный на нее ботинок.  Привязанный веревкой к люстре, он не
упал на пол,  а качнулся,  как маятник,  и толкнул стул, одна ножка которого
стояла на бутылке.  Стул повалился и ударился о палку метлы.  Метла упала, и
водруженный на  щетку  портфель плюхнулся на  пол.  А  к  ручке портфеля был
привязан  конец  веревки;   когда  он  оказался  на  полу,  другой  конец  с
привязанной к нему корзинкой взлетел кверху.  И теперь корзинка покачивалась
в окне. Господин Пепперминт без труда подцепил ее ручкой трости и притянул к
себе.
     А вскоре через окно в комнату влез сам Субастик.
     - Ну как, хорошо сработала моя Машина, Доставляющая Сосиски?
     - Поразительно!  -  не  мог не  признать господин Пепперминт,  уписывая
сосиски за  обе  щеки.  -  Правда,  достаточно было бы  спустить корзинку на
веревке за окно, а потом снова подтянуть ее наверх.
     - Что верно,  то верно,  -  согласился Субастик,  - но ведь так гораздо
интересней!
     - И  обошлось бы  без шуму!  -  добавил господин Пепперминт,  хотя,  по
правде говоря, он ничуть не сердился.
     - Теперь ты весь день пролежишь в постели? - спросил Субастик.
     Господин Пепперминт кивнул.
     - Очень хорошо! - похвалил его Субастик. - А я пойду прогуляюсь. Скучно
все время в  комнате торчать,  да  и  ты  наверняка станешь на меня ворчать.
Торчать-ворчать!  Торчать-ворчать! - повторил Субастик. - Смотри, как хорошо
я рифмую! Я, наверное, великий поэт: слагаю стихи, сам того не замечая.
     - Поразительно! - воскликнул господин Пепперминт.
     Субастик вылез в окно, весело напевая:

                Вредно папочке ворчать -
                Здесь не стану я торчать!
                Не такой я дурачок -
                Скок в окошко, и молчок!

     Субастик  неторопливо  зашагал  по   улице.   Вдруг  он  увидел  пустую
консервную банку,  выпавшую из  мусорного ведра,  и  начал  гонять  ее,  как
футбольный мяч.  Чудесный звон раздавался всякий раз,  когда она ударялась о
край тротуара или стенку дома!  Но  вот Субастик,  не  рассчитав силы удара,
подкинул банку слишком высоко, и она перелетела через забор.
     Субастик хотел было перемахнуть через него,  чтобы отыскать свой "мяч",
но  тут же решил,  что куда проще найти другую консервную банку,  и  зашагал
дальше.
     Не  успел он  сделать и  нескольких шагов,  как услышал громкие детские
голоса. Тут Субастик прибавил шагу и вскоре увидел площадку для игр. Со всех
сторон ее окружали деревянные скамейки,  на которых сидели мамаши и  вязали.
Они переговаривались между собой и  время от  времени покрикивали на  детей:
"Не смей кидаться песком!",  "Смотри не испачкай платье!",  "Сейчас же отдай
лопатку!".
     Одни  дети  возились в  огромной песочнице,  другие  катались с  горки.
Иногда они принимались играть в пятнашки. Но, как правило, чья-нибудь мамаша
сразу же начинала кричать:
     - Не смей бегать так быстро! Упадешь и разобьешь голову!
     Дети  тотчас оставляли игру и  снова забирались в  песочницу.  Субастик
тоже  забрался туда  и  стал  смотреть,  как  дети наполняют песком железные
формочки и переворачивают их вверх дном.
     - Что это вы делаете? - спросил он.
     - Не видишь разве? Мы печем пирожки, - ответила маленькая девочка.
     - Пирожки? - переспросил Субастик. - А можно мне съесть один?
     - Это же пирожки из песка! Их нельзя есть! - засмеялась девочка.
     - Почему  нельзя?  -  удивился  Субастик.  И,  ухватив  пирожок,  мигом
проглотил его. - М-м-м, очень вкусно! - аппетитно чавкая, проговорил он. - А
можно еще один?
     Его  сразу же  обступила целая стайка малышей.  Они с  увлечением стали
печь для  него пирожки из  песка и  очень радовались,  что отыскался наконец
человек,  которому их  пирожки  пришлись по  вкусу.  Исподтишка они  и  сами
пытались съесть кусочек-другой...  Вокруг Субастика собиралось все  больше и
больше детей. Облизывая пальцы и причмокивая, он сидел в песочнице, а вокруг
нее плотным кольцом стояли веселые малыши с перепачканными песком рожицами.
     Встревоженные неожиданным весельем, две-три мамаши подошли к песочнице.
     - Фу! Сейчас же выплюнь песок! - закричали они и отняли у Субастика все
пирожки.
     - Почему? - спросил он. - Песок очень вкусный!
     - Песок  очень вреден.  У  тебя  заболит живот,  -  стали объяснять ему
мамаши.
     - Живот заболит от  песка?  -  переспросил Субастик.  -  Ни  за  что не
поверю!
     Он наклонил голову и спросил у своего живота:
     - Живот, а живот, скажи, вреден тебе песок?
     И тут же сам ответил тоненьким голоском:
     - Нет, дружище Робинзон, от песка мне сроду еще никакого вреда не было!
     - Вот видите!  -  заявил мамашам Субастик. - Живот мой говорит, что ему
сроду еще от песка не было вреда.
     Дети, стоявшие вокруг, засмеялись.
     - Посмей еще раз взять в  рот песок,  и мы прогоним тебя с площадки!  -
пригрозила ему одна мамаша, а все остальные дружно закивали.
     - Покатайся-ка ты лучше с горки,  там ребята постарше, а то эти малыши,
чего доброго, начнут брать с тебя пример, - приказала ему другая мамаша.
     Субастик обиженно стряхнул со  своего комбинезона песок и  направился к
горке.
     Сначала надо было подняться по железной лестнице на маленькую вышку,  а
затем  по  металлическому желобку  скатиться  вниз.  У  лестницы  все  время
толпились дети в  ожидании своей очереди.  Случалось,  им  приходилось ждать
довольно долго:  стоя на вышке, иной боязливый малыш лишь после нетерпеливых
окриков решался наконец съехать вниз.
     Самый горластый и  рослый мальчишка стоял внизу -  он решал всякий раз,
чья очередь скатываться.  И решал, надо сказать, не очень справедливо. Одним
он позволял съезжать с горки хоть по три раза кряду, а других ставил в конец
очереди.
     - И как ты это терпишь? - спросил Субастик у девочки, которую горластый
только что отогнал от лестницы, приказав ей снова стать в конец очереди.
     - А что мне делать?  -  пожав плечами,  ответила девочка. - Ведь Губерт
сильнее меня!
     Мальчишка,  которого она назвала Губертом, небрежной походкой подошел к
Субастику, встал перед ним, подбоченясь, и грозно спросил:
     - Вопросы есть?
     - Вот  чудеса:   такой  малыш,   а  уже  разговаривает!  Ты  же  просто
вундеркинд! - насмешливо проговорил Субастик.
     Стоявшие рядом дети прыснули.
     - Я те сейчас покажу вундеркинда! - в ярости закричал Губерт.
     - Нет,  спасибо,  не надо мне показывать вундеркинда!  -  величественно
ответил Субастик.
     - Вот что тебе надо!  -  заорал Губерт и  вскинул ногу,  чтобы со всего
размаху пнуть Субастика.
     Тот, защищаясь, схватил Губерта за ногу.
     - Ты думаешь,  мне вот это нужно?  -  спросил он и притянул к себе ногу
Губерта, чтобы рассмотреть ее поближе.
     Губерт запрыгал на  одной  ноге,  тщетно пытаясь вырвать другую из  рук
Субастика. В конце концов он потерял равновесие и шлепнулся на землю.
     - Нет, - заявил Субастик, внимательно изучив ногу Губерта, - это мне ни
к чему! - И выпустил ногу.
     Дети хохотали во все горло.
     Багровый от злости, Губерт вскочил.
     - Сейчас я тебе кое-что покажу!  - закричал он и, растолкав толпившихся
вокруг детей, влез на вышку. - Сначала скатись, как я, а уж потом задавайся,
понял?
     Он  лег на живот головой вперед и  скатился с  горки.  Дети закричали в
восторге:
     - Здорово! Классно!
     Заносчиво подбоченясь, Губерт встал перед Субастиком.
     - Только и  всего?  И  больше ты ничего не можешь?  -  пренебрежительно
осведомился Субастик.
     Взобравшись на  вышку,  он  лег  на  спину  головой вперед  и  в  таком
положении скатился вниз.  Но этого мало! Съехав на землю, он немного отошел,
разбежался и взмыл вверх на животе.
     - Ну, что ты теперь скажешь? - спросил он Губерта, слезая с лестницы.
     Дети хлопали ему  еще  сильнее,  чем Губерту,  когда тот показывал свое
искусство.
     - Вот я позову моего старшего брата! - пригрозил Губерт. - Увидишь, что
он с тобой сделает!
     - А сейчас он где? - спросив Субастик.
     - В городе.
     - Ах,  вот оно что!  -  обрадовался Субастик.  -  Раз уж  ты  все равно
отправишься в  город за  братом,  не сочти за труд прихватить заодно пятерых
моих старших братьев.  Ты найдешь их в боксерском клубе. Они готовятся там к
международным состязаниям по боксу.
     - Подумаешь,   воображала!   Нацепил  какой-то  дурацкий  комбинезон  и
важничает! - вне себя от злости крикнул Губерт.
     - Не  дурацкий это  комбинезон,  а  водолазный,  -  мягко  поправил его
Субастик. - Но где тебе это знать! Ты ведь не ловил акул в Тихом океане.
     - А  ты ловил?..  И  это правда водолазный костюм?..  Когда ты плавал в
Тихом  океане?  Расскажи нам  поскорей!..  -  наперебой закричали дети.  Они
плотно обступили Субастика, и даже Губерт взглянул на него с любопытством.
     - Да  боюсь,  вам  скучно будет  слушать про  наши  семейные забавы,  -
скромно заметил Субастик.
     - Да что ты!  Рассказывай скорей!  С кем ты был на Тихом океане?  -  не
унимались дети.
     - Известно с кем - с папой! - начал сочинять Субастик.
     - А как его зовут?  Он что, капитан? И у него такой же смешной нос, как
у тебя?
     - Фамилия моего папы - Пепперминт!
     - Пепперминт! - рассмеялись дети. - Какая смешная фамилия!
     - Ах так,  вам не нравится его фамилия?  -  грозно проговорил Субастик.
Дети тотчас же перестали смеяться.  -  Мой папа плавает штурманом на большом
океанском корабле.
     - А как зовут капитана?
     - Фамилия капитана -  Тузенпуп.  Он  вечно куда-то прячет якорь,  чтобы
воры его не утащили. И бывает, потом долго не может его отыскать, и тогда он
отпускает всех матросов на берег.  А еще на корабле у нас есть повариха.  Ее
фамилия - Брюкман.
     Субастик взглянул на детей и спросил:
     - Почему вы не смеетесь над тетушкой Брюкман?  Вот у нее и в самом деле
смешная фамилия!
     Дети послушно засмеялись и стали упрашивать Субастика:
     - Ну, рассказывай, рассказывай!
     Субастик поднял глаза к небу, откашлялся и начал:
     - Значит,  так.  Плывем мы  как-то  раз на  нашем прекрасном корабле по
Тибетскому океану...
     - Ты же,  кажется, говорил, что плавал по Тихому океану? - прервала его
одна из девочек.
     - Уж и оговориться нельзя!  -  буркнул Субастик. - Ясное дело, я имел в
виду Тихий океан.
     - А какой он, океан? - не отставала девочка.
     - "Какой,  какой"!  Известно какой!  -  отозвался Субастик.  - Вверху -
небо,  внизу  -  вода...  Значит,  плывем  мы  по  этой  воде  со  скоростью
восемьдесят узлов в час.  Делать нечего.  Я лежу на палубе и загораю.  Вдруг
вижу:  слева из воды высовывается огромный квадратный плавник... Или, может,
это было справа? - задумался Субастик. - Дайте-ка мне вспомнить... Я не хочу
вас обманывать...
     - А  у  акул треугольные плавники,  -  вставил маленький мальчик,  пока
Субастик размышлял.
     - Вот как?  Треугольные,  говоришь?..  А  ты не прерывай меня на каждом
слове! Так на чем же я остановился?
     - На квадратном плавнике.
     - Да,  на квадратном плавнике!  -  повторил Субастик.  -  Я тут же зову
капитана:  "Капитан,  смотрите,  что это за диковинная рыба?.. Акула? Нет! У
нее  ведь  квадратный  плавник!"  Капитан  перегнулся  через  борт.  Тут  он
побледнел как полотно,  схватился за мачту и  пролепетал:  "Мы погибли!  Это
акула по  кличке Стуккенкрик!  Она  уже  сожрала больше матросов,  чем самый
огромный слон на всем белом свете!"
     - А слоны вовсе не едят матросов! - возразила какая-то девочка.
     - То-то и оно! - подтвердил Субастик. - Именно это я и сказал капитану.
     - А  почему у  акулы был  квадратный плавник?  -  не  отставал один  из
мальчиков.
     - Потому что  как-то  раз  в  морском бою  ей  ядром отхватило верхушку
плавника,  -  небрежно  разъяснил ему  Субастик и  продолжал:  -  Я  тут  же
натягиваю свой водолазный костюм,  хватаю рулон веревки и прыгаю в волны!  Я
вынырнул совсем рядом с акулой.
     - Ой,  боюсь!  До чего страшно!.. А что было потом? - наперебой кричали
дети.
     - Я победил акулу и перевязал веревкой ее огромную зубастую пасть!
     - А как?! Как ты это сделал?
     - Той самой веревкой, которую я взял с собой.
     - Нет, ты расскажи, как тебе удалось победить акулу!
     - Я не хочу утомлять вас подробностями,  - отмахнулся Субастик. - Скажу
лишь, что мы взяли акулу на буксир и дотянули ее до ближайшего порта.
     - А где теперь эта акула? - спросили дети.
     - Где она теперь?  - повторил Субастик и задумался. Но тут его осенило,
и он просиял:  -  Теперь акула живет в ванной у тетушки Брюкман.  Хотите, на
той неделе приходите к ней в гости - взглянуть на акулу. Но ни в коем случае
не являйтесь всей гурьбой.  Только по одному человеку!  А когда придете,  не
забудьте почаще  нажимать звонок.  Тетушка Брюкман очень  любит,  когда  без
конца нажимают звонок! - закончил Субастик свой рассказ, громко расхохотался
и стрелой помчался домой.




     Субастик вытащил из письменного стола самый большой ящик,  поставил его
на пол и сел в него, как в лодку. Он греб в воздухе тростью, будто веслом, и
громко распевал:

                Не страшно нам! Не страшно нам!
                Мы мчимся с папой по волнам!

     От  этого  пения  господин  Пепперминт  проснулся  и,  приподнявшись на
кровати, сказал:
     - Послушай Субастик, ты ведь уже большой, а развлекаешься, как малыш. И
игра нелепая, и песня глупая... Одним словом, не смешно!
     - Не  смешно?  -  обиделся Субастик.  -  Не смешно?  -  И  тут он вдруг
затараторил:

                Но это смешнее, чем пьяный верблюд,
                Вприсядку танцующий польку.
                И это смешнее, чем связанный спрут,
                Сосущий лимонную дольку.

                И это смешней, чем веселый барсук,
                Слона укусивший за ухо,
                И это смешней, чем солидный индюк,
                Лишившийся перьев и пуха.

                И это смешней...

     - Хватит,  хватит!  - прервал его господин Пепперминт. - Мало того, что
ты меня разбудил, - ты мне еще морочишь голову дурацкими стихами!
     - Вовсе они не дурацкие! - возразил Субастик. - И разбудить тебя не так
просто. Я играл и пел, а ты все не просыпался.
     - Попробуй не проснуться!  -  вздохнул господин Пепперминт.  - Да любой
сосед, зайди он ненароком сюда, от такого шума в страхе попятился бы назад!
     - Обязательно попятился бы!  -  радостно подхватил Субастик.  - Значит,
вышел бы  из комнаты задом наперед.  А  раз так,  он был бы уже не Сосед,  а
Десос!
     - Что еще за Десос? - удивился господин Пепперминт.
     - Да очень просто.  Задом наперед -  все наоборот. Вот если бы Робинзон
попятился,  он  сразу  превратился бы  в  Нознибора.  А  если  бы  попятился
Гулливер, из него тотчас получился бы Ревиллуг.
     - Нознибор!  Ревиллуг!  Ничего  не  понимаю!  -  растерянно  проговорил
господин Пепперминт, пожимая плечами.
     - Прочти имена "Робинзон" и  "Гулливер" задом наперед,  и  ты сразу все
поймешь! - воскликнул Субастик.
     Тут только господин Пепперминт сообразил, что к чему, и рассмеялся.
     - В таком случае,  -  сказал он,  - пятиться или, как ты говоришь, идти
задом наперед имеют право только те люди, которых, к примеру, зовут Анна или
Отто!
     Субастик кивнул головой в знак согласия.
     - А  здорово,  когда все наоборот!  -  мечтательно протянул он.  -  Да,
кстати,  мне  вдруг пришло в  голову одно стихотворение.  Сейчас я  тебе его
прочитаю.
     - А   обязательно  сейчас   читать?   -   недовольно  буркнул  господин
Пепперминт. - Можно сказать, ни свет ни заря!
     - Ни свет ни заря?  -  удивился Субастик.  - А я уже целых три часа как
проснулся!
     - Но  ведь  ты  не  провалялся  весь  вчерашний  день  в   постели,   -
оправдывался господин  Пепперминт.  -  Ты  не  представляешь себе,  как  это
утомительно!
     - Будешь и дальше так валяться,  совсем разленишься, - заявил Субастик.
- Еще, чего доброго, станешь ленивым, как Удакак!
     - Кто? - переспросил господин Пепперминт. - Какой еще Удакак?
     - Ты же не хочешь слушать мои стихи! - лукаво отозвался Субастик.
     - Ладно уж,  так и быть, читай, а то, пожалуй, лопнешь от нетерпения, -
милостиво проговорил господин Пепперминт.
     Субастик не  заставил его  повторять разрешение дважды:  не  вылезая из
ящика, он стал в подобающую позу и объявил:
     - "Удакак и Лидокорк".
     За этим последовала длинная пауза - Субастик переводил дух.
     - Очень  уж  короткое  у   тебя  стихотворение,   -   заметил  господин
Пепперминт.
     - Это же только заглавие, - объяснил Субастик.
     Господин Пепперминт засмеялся.
     - Вот  что получается,  когда на  весь день оставляешь своего папочку в
постели,  -  сказал Субастик.  -  Теперь он  еще  смеется надо  мной!  Итак,
стихотворение называется "Удакак и Лидокорк". Слушай!

                Большой зеленый Лидокорк
                Нырнул в глубокий Нил.
                Он, пятясь, вылез из воды:
                "Привет! Я - Крокодил!"
                В просторной лодке на реке
                Качается гамак.
                Кто растянулся в гамаке?
                Ленивый Удакак!
                "Ты знаешь, как тебя зовут?
                А ну-ка, не ленись!
                Сейчас же задом наперед
                На пальму поднимись! -
                Так разгильдяя наставлял
                Степенный Крокодил. - 
                Взлети на пальму поскорей!" - 
                Упрямцу он твердил.
                "Нет! - огрызался Удакак. - 
                Живу я без забот,
                И не хотелось бы летать
                Мне задом наперед!"
                Он был, конечно, трусоват
                Себе же на беду.
                Вот почему - хоть сам не рад -
                Не стал он Какаду!

     - Неплохо!  -  сказал господин Пепперминт. - Ты давно сочинил эти стихи
или только сейчас?
     - Только сейчас!  - гордо заявил Субастик, раскланялся и вылез из своей
лодки.
     - Знаешь,  я  все же попрошу тебя вставить ящик в письменный стол,  а я
пока умоюсь, - сказал господин Пепперминт.
     - Это не ящик, а лодка, - поправил его Субастик.
     - Что ж, тогда тебе придется убрать эту лодку в письменный стол.
     - Ты хочешь, чтобы я сделал это еще до завтрака?
     - Да,  да,  непременно до завтрака,  прошу тебя,  - спокойно проговорил
господин Пепперминт.
     Субастик тут же принялся за дело.
     - Послушай,  - начал господин Пепперминт, глядя, как он убирает ящик, -
а ведь у тебя совсем не осталось синих крапинок на лице. Наверно, ты сегодня
очень хорошо умылся?
     - Совсем не осталось крапинок?  -  испугался Субастик и выпустил из рук
ящик. - Где зеркало?
     - Нет,   две-три  крапинки  все  же  есть,   -  успокоил  его  господин
Пепперминт.  -  Но вот только что исчезла большая крапинка на пятачке.  А  я
готов спорить на что угодно: всего секунду назад я ее видел.
     - Ты  же  сам  только что  свел  ее  своей  глупой просьбой,  -  сказал
Субастик.
     - Я свел? - удивился господин Пепперминт.
     - Конечно, ты! А то кто же?
     - Чепуха! - сказал господин Пепперминт. - Как это я свел твою крапинку?
     - Ты же сказал "прошу тебя".
     - И что я попросил?
     - Чтобы я убрал ящик в письменный стол.
     - Ну вот видишь!  -  удовлетворенно проговорил господин Пепперминт. - Я
вовсе не просил тебя избавиться от крапинки.
     - Да,  но всякий раз,  когда ты обращаешься ко мне с  просьбой,  у меня
исчезает какая-нибудь крапинка, - сказал Субастик.
     - Как так? Ничего не понимаю! - воскликнул господин Пепперминт.
     Субастик схватился за голову: до чего же туго соображают эти взрослые!
     - Крапинка исчезает! Понял? - крикнул он. - Всякий раз, когда ты меня о
чем-нибудь просишь,  я лишаюсь крапинки.  А когда ни одной не останется,  ты
уже больше ни о чем не сможешь меня попросить.
     - Почему  это  я   больше  ни  о   чем  не  смогу  тебя  попросить?   -
поинтересовался господин Пепперминт.
     - Просить ты  можешь,  но  только ни  одно твое желание не сбудется,  -
объяснил Субастик.
     - А  до сих пор...  не хочешь ли ты сказать,  что до сих пор каждое мое
желание сбывалось? - взволнованно спросил господин Пепперминт.
     - А как же! - воскликнул Субастик. - Неужели ты не заметил?
     - Нет, конечно! Почему ты от меня это скрывал?
     - А это и так все знают...
     - Но мне ничего подобного и в голову не приходило!
     - Почему же  ты  всегда говорил:  "Прошу тебя,  Субастик!",  когда тебе
что-нибудь было надо?
     - Очень просто:  я  заметил,  что ты  только тогда слушаешься,  когда я
произношу эти слова.
     - Ну, вот видишь! - сказал Субастик.
     - Но  это  ровным  счетом  ничего не  значит,  -  не  отступал господин
Пепперминт.  -  Если ты скажешь мне:  "Прошу тебя,  оденься наконец! Сколько
можно  ходить раздетым?",  я,  разумеется,  оденусь.  Но  из  этого вовсе не
следует, что я могу исполнить любое твое желание!
     - А помнишь,  как ты пожелал, чтобы тетушка Брюкман оказалась на шкафу?
И как ты не хотел идти на службу в понедельник? - спросил Субастик.
     - Это случайное совпадение,  -  возразил господин Пепперминт. - Тетушка
Брюкман сидела на шкафу потому,  что у нее упала стремянка, а свободный день
на службе выдался потому, что мой хозяин не мог отыскать ключ от конторы.
     - Нет!  Нет!  Нет!  - закричал Субастик. - Все произошло только потому,
что ты этого хотел!
     Господин Пепперминт в  глубокой задумчивости уселся  на  свою  кровать.
Затем он посмотрел на Субастика и сказал:
     - А  неплохо бы  сейчас закусить как следует.  Прошу тебя,  сделай так,
чтобы мы хорошо позавтракали.
     Не успел он договорить,  как в дверь постучала госпожа Брюкман и, войдя
в комнату, поставила на стол поднос с завтраком.
     - Ага!  -  закричала она,  увидев Субастика.  - Так я и знала, господин
Пепперфинт!  Думаете,  я  случайно  принесла вам  завтрак  в  комнату?  Нет,
господин Пепперфинт,  совсем не случайно.  Я хотела проверить,  здесь ли еще
ваш Робинзон!  Даю вам десять минут!  Если через десять минут он не уберется
из моего дома, можете складывать свои пожитки! Понятно?
     С этими словами она выбежала из комнаты и громко хлопнула дверью.
     - Ну вот, видишь! - сказал Субастик.
     - Ничего  я  не  вижу!  Ровным  счетом  ничего!  -  воскликнул господин
Пепперминт. - Ясно одно: хозяйка выгоняет меня из дома.
     - Но ведь ты получил завтрак, который хотел? - не унимался Субастик.
     - Получил,  -  нехотя согласился господин Пепперминт.  - Но и это могло
быть чистейшим совпадением.  Зато теперь я знаю, как проверить, умеешь ли ты
и в самом деле исполнять любые желания.
     - Как же? - спросил Субастик.
     - А  вот я сейчас пожелаю что-нибудь такое...  совсем необычное.  Одним
словом, невозможное!
     - Чего же ты хочешь?
     - Прошу тебя, сделай так, чтобы в комнате пошел снег!
     - Дурацкое желание!  Дурацкое, да и только! - жалобно протянул Субастик
и ринулся к шкафу.
     - Что тебе там понадобилось? - спросил господин Пепперминт.
     - Хочу  скорей надеть пальто,  -  отозвался из  шкафа  Субастик.  -  Не
замерзать же мне, в самом деле!
     И в это мгновение в комнате повалил снег.
     Из  ее  северо-восточного угла подул ледяной ветер,  он принес с  собой
метель,  и  снежинки  вихрем  закружились по  комнате,  оседая  на  кровати,
письменном столе и шкафу.  Занавески надулись,  как паруса, а кофейные чашки
зазвенели, как льдинки.
     - Прихвати мое пальто!  -  крикнул господин Пепперминт.  -  И не забудь
взять шерстяные носки!
     С  каждым словом из  его  рта вырывались густые облака пара.  Присев на
кровать, он спрятал закоченевшие руки под мышки.
     - Будет  сделано!  -  крикнул в  ответ  Субастик и  сквозь метель начал
пробивать себе дорогу к кровати.
     Он  шел по пояс в  снегу;  особенно трудно было одолеть высокий сугроб,
выросший за письменным столом.
     - Надо  соорудить  навес,  -  заявил  Субастик,  добравшись наконец  до
кровати, - а не то нас засыплет с головой!
     Общими  усилиями  они  стянули  с  кровати  одеяло,  развесили его  под
потолком и спрятались от снежной бури.
     Под грузом снега сорвалась рейка с гардинами, открыв вид на улицу.
     Сквозь ледяные узоры окна смутно мерцало теплое майское солнце.
     В  комнате  между  тем  температура упала  ниже  нуля.  Кофе  в  чашках
превратился в  лед.  Письменный стол  уже  не  был  виден под  сугробом,  из
которого торчала лишь спинка высокого стула.
     - Надо подняться еще выше, а не то снег завалит нас с головой! - заявил
господин Пепперминт.
     И  тут со шкафа с  грохотом сорвалась лавина.  Едва не задев обитателей
комнаты, она лишь по счастливой случайности пронеслась мимо.
     - Спасайся кто может! - крикнул Субастик и первым взобрался на шкаф.
     Господин Пепперминт последовал за ним.
     А  госпожа Брюкман тем временем стояла на  кухне и  следила за  часовой
стрелкой.
     - Десять минут  давно  уже  прошли,  а  этот  негодник Робинзон еще  не
убрался из дома!  - ворчала она. - Ну, теперь я разделаюсь с Пепперфинтом. Я
его сейчас выставлю за дверь!
     Она выбежала из кухни, промчалась через коридор, резко распахнула дверь
в комнату своего жильца, и выпалила:
     - Господин Пеппер...
     Она не  успела договорить.  На нее обрушилась лавина снега и  накрыла с
головой. Увлекая за собой хозяйку, лавина пронеслась по коридору и ворвалась
в кухню. Здесь огромный снежный ком стукнулся о кухонный шкаф, разлетелся на
куски и выпустил наконец из своего плена госпожу Брюкман.
     - Какой ужас! Моя бедненькая чистенькая кухонька! - запричитала госпожа
Брюкман и начала выгребать снег совком.
     А в комнате на шкафу господин Пепперминт и Субастик все теснее и теснее
прижимались друг к другу. Мороз крепчал, и метель не унималась. Теперь уже и
спинка стула скрылась под снегом.
     Из угла,  где всегда стоял письменный стол,  вдруг послышалось зловещее
рычание.  Из-под  снега  выполз  огромный белый  зверь  и  оскалил  страшную
клыкастую пасть.
     - Эт-то-то  кто  еще та-та-кой?  -  спросил господин Пепперминт,  стуча
зубами от холода и страха.
     - Бе-бе-лый ме-ме-дведь, на-наверное, - отстучал в ответ Субастик.
     - От-от-ку-ку-да он? - изумился господин Пепперминт.
     - Где  ль-льды и  сне-сне-га,  там и  бе-белые ме-медведи,  -  объяснил
Субастик.
     - Мо-может,  мне  по-пожелать,  чтобы моя  тро-тросточка превратилась в
ружье? - вслух подумал господин Пепперминт.
     - А ра-разве ты умеешь ст-стрелять? - удивился Субастик.
     - Ко-конечно, нет! Где бы я мо-мог этому вы-выучиться?
     - То-тогда мо-можно по-подсказать тебе же-же-лание по-получше?
     - Ка-какое же?
     - По-пожелай оттепель!
     - Пра-правильно!  -  воскликнул  господин  Пепперминт  и  хлопнул  себя
ладонью по лбу.  - Я так раз-вол-волновался, что сов-совсем не по-подумал об
этом.  Про-прошу тебя,  Субастик,  сделай так, чтобы на-наступила оттепель и
пе-перестал валить ду-ду-ра-рацкий снег!
     Не успел он произнести эти слова,  как пурга стихла и  в  комнате сразу
заметно потеплело.  Снег таял прямо на глазах.  Капало со шкафа и  с книжных
полок,  скоро  стала видна спинка стула,  затем показался письменный стол  и
наконец кровать!
     Только вот из  талого снега,  разумеется,  получилась вода,  и  кровать
господина Пепперминта,  мягко колыхаясь,  поплыла, как ладья. А между тем со
шкафа,  с  книжных полок и  с  люстры по-прежнему текли ручьи,  и  вскоре на
волнах закачался стул.  Наконец всплыл и  письменный стол.  Один  лишь белый
медведь  пока  еще  не  собирался плавать.  Он  сидел  по  горло  в  воде  и
завороженно глядел на  банку с  маслом,  плясавшую на волнах перед самым его
носом.
     - Вот  я  сейчас покажу Пепперфинту!  -  донесся из  кухни крик госпожи
Брюкман.  Она только что справилась с  уборкой снега,  выкинув его совком за
окно.  -  Он  заплатит мне  за  все это безобразие!  Я  ему скажу,  чтобы он
немедленно убирался из квартиры!
     Она пулей вылетела из кухни, промчалась по коридору, распахнула дверь в
комнату господина Пепперминта и только успела рявкнуть:
     - Господин Пеппер...
     Она не договорила.  Потому что в  раскрытую дверь хлынула мощная волна,
сбила хозяйку с ног,  завертела ее,  как щепку, пронесла по всему коридору и
выпустила из  своих  тисков  лишь  в  кухне,  когда  водяной столб,  пенясь,
разбился о холодильник, и начался отлив.
     Госпожа Брюкман,  вымокшая до нитки, восседала на холодильнике и вопила
не своим голосом:
     - Безобразие! Моя бедненькая чистенькая кухонька!
     Потом она слезла на пол,  вброд перебралась через поток воды к буфету и
стала шарить в нем в поисках тряпки.
     А  господин Пепперминт с Субастиком по-прежнему сидели на шкафу в своей
комнате.
     - А не думаешь ли ты, папочка, что пора бы покончить с этой сыростью? -
спросил Субастик.
     Господин Пепперминт кивнул и сказал:
     - Я  желаю,  чтобы  все  высохло.  И  притом  немедленно.  Прошу  тебя,
Субастик!
     Он не успел договорить... Комната в тот же миг снова стала такой, какой
была  до  пурги и  потопа.  Только рейка для  гардин по-прежнему валялась на
полу.  А  на  кухне госпожа Брюкман стояла на коленях с  тряпкой в  руках и,
глядя на сухой чистый пол, качала головой.
     - Одно из двух:  либо я сошла с ума,  либо этот Пепперфинт опять сыграл
со мной злую шутку, - проговорила она. - Пойду-ка и выставлю его из дома раз
и навсегда!
     Бросив сухую тряпку в  угол,  хозяйка ринулась в  коридор.  Подскочив к
двери господина Пепперминта,  она хотела было ее открыть, но та распахнулась
сама,  и  из комнаты вылез огромный зверь.  Это был белый медведь,  которому
стало уже чересчур жарко.
     - Держать домашних животных в комнате строго запрещается!  Это записано
в договоре о найме квартиры! - завопила госпожа Брюкман.
     Белый  медведь разинул огромную пасть,  показав свои  острые  клыки,  и
сладко зевнул. Госпожа Брюкман попятилась, круто повернулась и, пулей влетев
на кухню, заперла за собой дверь. А белый медведь не обратил на нее никакого
внимания. Он протопал к парадной двери, толкнул ее своей большой белой лапой
и  за  порогом уселся  в  сугроб  -  сюда  госпожа Брюкман сбросила снег  из
кухонного окна.
     - Странно,  что тетушка Клюкман до сих пор не появилась,  - чуть погодя
заметил Субастик.
     Стоя  на  письменном столе,  он  прибивал к  стене  рейку с  гардинами.
Господин Пепперминт,  встав на стул, помогал Субастику. Он по-прежнему был в
теплом зимнем пальто и уже сильно вспотел.
     - А вот я ничему не удивляюсь!  - ответил он. - Если человеку доведется
увидеть в  собственной комнате пургу,  белого медведя,  а  затем  оттепель и
наводнение, то он разучится удивляться!
     - Главное то, что ты наконец поверил в мои крапинки, - заявил Субастик.
- Хочешь, я привяжу твой ремень снаружи к оконной раме и вывешусь из окна?
     - Это еще зачем?
     - Очень просто. Старуха Хрюкман сказала, что выгонит тебя из дома, если
через десять минут я  не уберусь отсюда.  Она придет,  а ты ей скажешь:  "Он
висит за окном!" А раз уж я убрался из комнаты, она не сможет тебя выгнать.
     - Она и  так меня не выгонит!  Ведь у  меня есть Субастик с мордашкой в
синюю крапинку!
     - Что ты придумал?
     Господин Пепперминт улыбнулся и сказал:
     - Пусть госпожа Брюкман всякий раз,  когда ей  захочется меня выругать,
говорит совсем не то,  что думает, а как раз наоборот. Прошу тебя, Субастик,
исполни мое желание!..
     Хозяйка между тем  пришла наконец в  себя и,  слегка приоткрыв кухонную
дверь,  выглянула в коридор.  Белого медведя не было видно.  Обмотав половой
тряпкой щетку,  хозяйка просунула ее в  дверную щель и  пошарила за порогом.
Ничего!  Расхрабрившись, госпожа Брюкман вышла в коридор и через распахнутую
настежь парадную дверь  увидела медведя -  он  сидел  в  сугробе у  крыльца,
прислонившись спиной к стене дома.  Подкравшись к двери,  хозяйка захлопнула
ее.  Затем  ринулась к  двери господина Пепперминта,  резко дернула ее  и  с
багровым от  ярости лицом  ворвалась в  комнату.  Уперев руки  в  бока,  она
закричала:
     - Господин Пепперминт! Вы необыкновенно симпатичный и приятный человек!
Вы самый лучший из всех жильцов!
     Господин Пепперминт по-прежнему стоял на стуле.
     Он вежливо поклонился хозяйке и ответил:
     - Благодарно вас, госпожа Брюкман! Спасибо вам за добрые слова!
     - И  мне ничуть не жаль,  что вы залезли в ботинках на мой великолепный
стул! Ведь ему уже лет тридцать пять, не меньше, и давно пора уже сменить на
нем обивку! - продолжала вопить госпожа Брюкман.
     - Да что вы,  госпожа Брюкман, - смущенно возразил господин Пепперминт.
- Право, в этом нет никакой нужды. Обивка вполне еще хороша...
     - Что...  что такое я говорю? - выпучив глаза и запинаясь, пробормотала
хозяйка. - Кстати, и занавески в вашей комнате тоже давно пора заменить!
     - Что правда,  то правда!  - радостно воскликнул господин Пепперминт. -
Эти старые занавески до того уродливы!
     - Что вы сказали?  - взревела хозяйка. - Мои занавески уродливы? Да они
просто ужасны, просто чудовищны!
     - Совершенно  с  вами  согласен,  -  подтвердил  господин  Пепперминт и
подмигнул Субастику. - А как нам теперь быть с Робинзоном?
     Госпожа Брюкман тотчас снова побагровела и оглушительно завопила:
     - Робинзон?  Ах,  Робинзон!  Да  это  же  самый тихий,  самый послушный
ребенок из  всех,  кого я  когда-либо видела!  Пожалуйста,  не отсылайте его
домой,  пусть  хоть  еще  немножко поживет  у  нас!  Мне  так  приятно будет
завтракать в  его  обществе!  Если же  он  задержится у  вас  надолго,  мне,
конечно,  придется  несколько изменить  сумму  квартирной платы.  Вы  будете
платить мне на двадцать марок меньше - ведь у вас и без того большие расходы
на ребенка!
     Госпожа  Брюкман  растерянно  прислушивалась  к  собственным  словам  и
наконец выпалила:
     - Сама не пойму, что я такое говорю! У меня совсем не то было на уме! Я
хотела сказать:  если  милый  крошка останется здесь,  вы  будете платить за
квартиру на тридцать марок меньше!
     - Об этом не может быть и речи,  госпожа Брюкман, - отмахнулся господин
Пепперминт.  -  Я  буду  платить вам  за  квартиру ровно столько,  сколько и
раньше!
     - Так я же хотела сказать...  -  Тут она осеклась и покачала головой: -
Если вы не возражаете,  я  сейчас пойду к себе.  Надеюсь,  вы извините меня.
Желаю вам хорошо провести сегодняшний день!
     Она кивнула ему и ушла.
     - Какая обходительная дама! - сказал Субастик.
     - Только  пока  еще  несколько излишне  крикливая,  -  заметил господин
Пепперминт.  -  А  вообще говоря,  до  чего же  приятно жить в  одном доме с
приветливыми людьми! Не сомневаюсь, со временем она привыкнет вести себя так
со всеми. Да и самой ей будет легче! Она скоро поймет, как это утомительно -
браниться с утра до вечера.
     - А ты слышал,  что она сказала про меня? - не унимался Субастик. - Она
говорит,  что я самый тихий и послушный ребенок из всех, кого она когда-либо
видела. А ты еще обозвал меня "сиреной"!
     - Хорошо бы ты и  в  самом деле был таким тихим!  Особенно по утрам,  -
вздохнул господин Пепперминт.
     - Тс-с-с!  -  испуганно зашипел Субастик. - Смотри не выскажи по ошибке
еще какое-нибудь нелепое пожелание!  Во-первых,  я  вовсе не собираюсь стать
тихим и послушным ребенком.  Во-вторых, желания надо расходовать экономно. Я
не вижу своего лица, но думаю, что на нем уже почти не осталось крапинок!
     Господин Пепперминт внимательно взглянул на лицо Субастика.
     - Ты прав,  -  сказал он.  -  Осталось всего лишь две синих точки - под
левым ухом.
     - Н-да!  -  протянул  Субастик.  -  В  таком  случае,  папочка,  ты  уж
хорошенько подумай, прежде чем ими распоряжаться.
     - Завтра будем думать!  -  отмахнулся господин Пепперминт.  - А сегодня
пойдем лучше погуляем,  пока светит солнце,  и порадуемся,  что благополучно
пережили эту ужасную пургу!
     - Завтра?  - удивленно переспросил Субастик. - Но ведь завтра, папочка,
меня уже здесь не будет.
     - Как так? Почему?
     - Но ведь завтра же суббота!
     - Ну и что?
     - Как - что? Субастики всегда остаются только до субботы!
     - Ты и в самом деле хочешь меня покинуть? Ты шутишь?
     - Нет,  папочка,  не шучу.  Субастики всегда так поступают.  И  поэтому
пожелай себе что-нибудь сегодня.
     - Неужели ты не можешь остаться?  Я ведь спрашиваю не только из-за этих
желаний!
     Но Субастик покачал головой и сказал:
     - Нет, не могу.
     Господин Пепперминт сел за свой письменный стол и задумчиво уставился в
пространство. Наконец он взял лист бумаги, карандаш и написал несколько слов
в  столбик.  Чуть  погодя он  покачал головой,  зачеркнул все,  что  написал
раньше, и снова погрузился в раздумье.
     - Что это ты делаешь? - спросил Субастик.
     - Обдумываю, чего бы мне пожелать, - ответил господин Пепперминт.
     - Если так,  я лучше пока схожу погуляю,  -  решил Субастик. - Тогда ты
сможешь спокойно размышлять, а я смогу спокойно распевать.
     Господин Пепперминт рассеянно кивнул.
     - Если  ты  хочешь изложить свою  просьбу в  стихах,  то  это  нелегкая
задача, - продолжал Субастик. - Какую рифму, спрашивается, можно подобрать к
слову "прошу"?  Разве что "укушу" или "шу-шу"...  Может,  ты  хочешь болонку
Шушу?
     - Нет,  спасибо, - улыбнулся господин Пепперминт. - Не надо мне никакой
болонки!
     - Ну, как знаешь, - ответил Субастик и вылез из окна на улицу.
     До  самого  вечера  господин Пепперминт просидел над  листком бумаги  у
письменного стола и размышлял.  Временами он что-то писал на нем,  но тут же
зачеркивал  написанное,   а  потом  писал  какие-то  другие  слова  и  опять
размышлял.
     К исходу дня Субастик просунул голову в окно и закричал:
     - Ну  что,  папочка,  придумал  что-нибудь?  Может,  хочешь  нервущиеся
помочи? Или третий глаз на затылке? А не то слона в клеточку?
     Господин Пепперминт ответил ему:
     - Боюсь,  я  так и  не  найду верное решение!  Не раз мне уже казалось,
будто я  его  нашел.  Но  стоило мне немного подумать,  как я  понимал,  что
ошибся.  Что проку от денег, если нет здоровья? А на что человеку здоровье и
долголетие,  если ему  суждено провести всю жизнь в  одиночестве?  Что проку
человеку от  свободы,  если он нищ или,  чего доброго,  слеп?  Я  должен еще
подумать.
     - В  конце  концов  что-нибудь  придумаешь!  -  постарался утешить  его
Субастик и снова выпрыгнул из окна на улицу.
     Лишь  поздно  вечером  Субастик  вернулся  домой.  Господин  Пепперминт
восседал на своей кровати с очень довольным видом.
     - Ну как, папочка, придумал что-нибудь стоящее? - спросил Субастик.
     Господин Пепперминт кивнул.
     - Что же ты придумал?
     - Я  хочу такую машину,  которая исполняла бы  все  мои желания!  Прошу
тебя, Субастик!
     - Отлично! Очень разумное желание! - обрадовался Субастик.
     Тут  же  раздался звонок  в  парадную дверь.  Вскоре  появилась госпожа
Брюкман и сказала:
     - Господин Пепперминт,  только  что  вам  принесли посылку.  Мне  очень
приятно,  что в  час,  когда все порядочные люди уже давно спят,  меня будят
громким звонком и  приносят для  вас  разные свертки!  Разрешите вручить вам
посылочку!
     Господин Пепперминт открыл дверь, взял из рук госпожи Брюкман посылку и
положил ее  на  письменный стол.  Когда он наконец дрожащими руками развязал
шнур  и  снял  оберточную  бумагу,   то  увидел  великолепную,  ослепительно
прекрасную  "Машину  желаний".   В   ее   сверкающем  металлическом  каркасе
отразилось счастливое лицо господина Пепперминта.
     - Чудесная машина! - воскликнул Субастик.
     - И  правда чудесная,  -  согласился господин Пепперминт.  -  А  как ее
включить?
     - Никак нельзя, - сказал Субастик.
     - Что значит "никак нельзя"? Почему? - возмутился господин Пепперминт.
     - Есть два рода машин, исполняющих желания, - объяснил Субастик. - Одни
приводятся в  движение при  помощи  рукоятки и  колеса,  другие  -  нажатием
кнопки. Ты же сказал только, что хочешь машину, но не уточнил, какую именно.
Поэтому для начала я распорядился,  чтобы тебе принесли "Машину желаний".  А
теперь  можешь  попросить дополнительно к  ней  рукоятку с  колесом  или  же
кнопку. У тебя ведь остается еще одно неиспользованное желание.
     - Если так,  я  хочу кнопку!  Кнопку к "Машине желаний"!  И обязательно
красную,  чтобы ее лучше было видно! Прошу тебя, Субастик, прошу! - закричал
господин Пепперминт.
     Но машина оставалась такой же,  какой была раньше.  Господин Пепперминт
дважды обежал вокруг нее,  а  следом за  ним семенил встревоженный Субастик.
Кнопка так и не появлялась! Господин Пепперминт решил попытаться снова.
     - Прошу тебя,  Субастик,  раздобудь мне красную кнопку к этой машине! -
громко и отчетливо проговорил он.
     Но кнопка на машине не появлялась - ни красная, ни синяя, ни белая.
     Господин Пепперминт взглянул на Субастика и воскликнул:
     - У тебя не осталось на лице ни одной крапинки!  Понятное дело,  кнопка
не появляется!
     - Ни одной крапинки?  -  растерянно спросил Субастик.  - Ты же говорил,
что их две!
     - Две и были!
     - А как они располагались?
     - Совсем рядом. Одна под другой.
     - Так я и думал!  -  простонал Субастик.  - Не две это были крапинки, а
одна.  Понимаешь,  не две точки,  а двоеточие! Двоеточие предназначается для
исполнения особенно сложных и необычных желаний.  Но теперь, когда у меня не
остается ни одной крапинки, я уже не могу исполнять желания! Мне очень жаль,
папочка!
     - Какой мне прок от машины,  которая не работает? - печально проговорил
господин Пепперминт. - Хочешь, съешь ее. Ты же любишь железо!
     - Что ты,  что ты,  папочка! - замотал головой Субастик. - Мне, правда,
сейчас уже пора идти -  ведь через несколько минут пробьет полночь. Но ты же
знаешь, при некоторых обстоятельствах я могу вернуться. И вернусь опять весь
в синюю крапинку. И чего бы ты ни попросил, я все для тебя сделаю!
     - При каких обстоятельствах? - спросил господин Пепперминт.
     - Разве ты не знаешь?  В понедельник - визит Понеделькуса! Во вторник -
визит Второгодника, в среду - середина недели...
     - Понял!  Понял!  - закричал господин Пепперминт. - А в субботу - визит
Субастика!
     - Да,  рад буду снова встретиться с тобой,  -  ответил Субастик.  -  Но
сейчас мне пора уходить!
     Господин Пепперминт подбежал к  шкафу,  порылся в  нем и вытащил теплый
шерстяной свитер и пару коричневых ботинок.
     - Вот!  -  сказал он,  протягивая их Субастику.  - Это тебе. Ночи стоят
холодные. Возьми себе!
     - Добряк ты,  папочка! - радостно воскликнул Субастик. - Какой красивый
свитер и какие прекрасные ботинки!  Большое спасибо,  папочка! Все это очень
вкусно!
     И  не  успел  господин  Пепперминт  что-либо  возразить,  как  Субастик
проглотил и ботинки и свитер.
     - Очень вкусно!  Пальчики оближешь!  -  воскликнул он.  -  До свиданья,
папочка!  Мне у тебя очень понравилось.  И такое чудесное угощение! Рад буду
новой встрече.
     Субастик распахнул окно и  вылез на улицу.  Господин Пепперминт увидел,
как он прошел мимо темных кустов к  кухонному окну,  под которым по-прежнему
лежал,  свернувшись,  белый медведь.  Субастик забрался к  нему на спину,  и
медведь побежал прочь.  Когда он  поравнялся с  уличным фонарем,  его  белая
шкура вспыхнула на мгновение ярким пятном в  серебристом свете,  и тотчас же
обоих поглотил мрак.




     В  субботу утром господин Пепперминт поднялся спозаранок,  сел в пижаме
за письменный стол и начал писать письмо своему другу Понеделькусу:

                            Дорогой Понеделькус!
     Прошу тебя,  непременно приходи ко мне в гости в следующий понедельник.
Для меня это чрезвычайно важно.  Если сможешь, принеси пончики, но в крайнем
случае можно и  без  них.  Я  возмещу тебе все  расходы.  Только обязательно
приходи в понедельник!
     С сердечным приветом
                                                       твой друг Пепперминт.

     Написав это письмо,  господин Пепперминт вложил его в конверт,  заклеил
его, написал на нем адрес и быстро выбежал из дома.
     Госпожа Брюкман,  наблюдавшая за  ним из  окна своей спальни,  покачала
головой и крикнула ему вдогонку:
     - Доброе утро,  господин Пепперминт!  Как это мило,  что вы  бегаете по
саду в пижаме!
     Господин Пепперминт вздрогнул,  оглядел свой  наряд  и,  поняв,  что  в
спешке он забыл одеться, тотчас же бросился назад к себе в комнату.
     Не прошло и  пяти минут,  как он снова выбежал из дома -  на этот раз в
коричневом костюме.  Он  промчался мимо  госпожи Брюкман,  вежливо кивнувшей
ему,  и бросился к ближайшему углу,  где висел почтовый ящик. Опустив в него
письмо, он вернулся домой.
     Но не успел он присесть на кровать, как тотчас же вскочил с криком:
     - Ох и осел же я! В спешке позабыл наклеить марку!
     И  господин Пепперминт снова сел  за  письменный стол  и  снова написал
точно такое же  письмо.  Затем,  наклеив на конверт марку,  он в  третий раз
выбежал из дома с письмом в руке.
     Бросив его в почтовый ящик, он зашагал к дому.
     Госпожа Брюкман по-прежнему сидела у раскрытого окна.
     - Мне очень нравится, что вы все время порхаете взад-вперед с письмами,
как почтовый голубь! - крикнула она ему, когда он проходил через палисадник.
- И двери хлопают без конца и калитка! Восхитительно!
     Не обращая внимания на эти слова, господин Пепперминт спросил:
     - А придет ко мне послезавтра - во вторник - ваш племянник?
     - Второгодник-то?  Почем я  знаю?  Если опять не сможет решить задачку,
наверняка придет.
     - Значит,  придет,  говорите? Отлично! Во вторник придет Второгодник! -
запел господин Пепперминт.
     С веселым пением он прошел в свою комнату и запер за собой дверь.
     И вот теперь господин Пепперминт сидит и ждет.
     Он ждет той самой недели, когда в понедельник к нему придет Понеделькус
с пончиками в руках, а во вторник явится Второгодник. В среду будет середина
недели,  а  в четверг,  надо надеяться,  снова покажут фильм "Четверо против
кардинала".
     И  пусть в пятницу на репутацию фирмы,  где служит господин Пепперминт,
снова ляжет пятно. Пусть хозяин опять потеряет ключ от конторы, к тому же не
надо  будет идти  на  службу.  А  в  субботу вернется Субастик!  И  господин
Пепперминт попросит его сколдовать красную кнопку для "Машины желаний"!


     Господин Пепперминт уже  давно придумал первое желание,  которое должна
будет исполнить машина. Он нажмет пальцем красную кнопку и скажет медленно и
четко:
     "Я хочу,  чтобы Субастик не покидал меня в  следующую субботу.  Я хочу,
чтобы Субастик всегда был со мной!"

Популярность: 50, Last-modified: Wed, 11 Dec 2002 11:37:37 GMT