Тучи истончались, всплывая. Белесые разводья голубели. Луч  закрытого
солнца перескользнул облачный скос. Море вспыхнуло.
     Воробьи встреснули тишину по сигналу.
     Троллейбус с шелестом вскрыл зеленоглянцевый пейзаж по черте шоссе.
     Прошла девушка в шортах, отсвечивали линии загорелых  ног.  Он  долго
смотрел вслед. Девушка уменьшалась в его глазах, исчезла в их  глубине  за
поворотом.
     - Паша, как дела, дорогой? - аджарец изящно помахал со скамейки.
     Паша приблизил сияние белых брюк и джемпера.
     - В Одессу еду, - пригладил волосы.  -  В  университет  поступил,  на
юридический.
     - Как это говорится? - аджарец дрогнул усами.  -  С  богом,  Паша,  -
сердечно потрепал по плечу.
     Они со вкусом попрощались.
     Он следил за ними, улыбался, курил.
     Кончался сентябрь. Воздух был свеж, но влажный, с прелью,  и  лиловый
мыс за бухтой прорисовывался нечетко.
     Сквер спускался к пляжу. Никто не купался. Море тускнело и взрезалось
зубчатой пеной.
     Капля прозвучала по гальке и, выждав паузу, достигли остальные.
     Он встал и направился в город.
     Дождь мыл неровности булыжников. Волнистые  мостовые  яснели.  Улочки
раскрывались изгибами.
     В  полутемной  кофейне   стеклянные   водяные   стебли   с   карнизов
приплясывали  за  окном.  Под  сурдинку   кавказцы   с   летучим   азартом
растасовывали  новости.  Хвосты  табачного  дыма  наматывались   лопастями
вентиляторов.
     Величественные старцы воссели на  стулья,  скребнувшие  по  каменному
полу. Они откидывали головы,  вещая  гортанно  и  скорбно.  Коричневые  их
сухощавые руки покоились на посохах, узлы суставов вздрагивали.
     Подошла официантка с неопрятностью в походке. Запах кухни тянулся  за
ней. Она стерла звякнувший в поднос двугривенный вместе с крошками.
     На плите за барьером калились джезвы. Аромат точился из медных  жерл.
Усач щеголевато разводил лаковую струю по чашечкам, и их  фарфоровые  фары
светили черно и горячо.
     Он глотнул расплав кофе  по-турецки  и  следом  воды  из  запотевшего
стакана. Сердце стукнуло с перерывом.
     Старики разглядывали блесткую тубу из-под  французской  помады.  Один
подрезал ее складным ножом, пристраивая  на  суковатую  палку.  Глаза  под
складчатыми веками любопытствовали ребячески.
     Остаток  кофе  остыл,  а  вода  нагрелась,  когда   дождь   перестал.
Посветлело, и дым в кофейне загустел слоями.
     Он пошел по улице направо.
     Базар был буен, пахуч, ряды конкурировали свежей рыбой, мандаринами и
мокрыми цветами. Теряясь в уговорах наперебой и  призывах  рук,  он  купил
бусы жареных каштанов. Вскрывая их ломкие надкрылья, с  интересом  пожевал
сладковатую мучнистую мякоть.
     Серполицый грузин ощупал рукав его кожаной куртки:
     - Продай, дорогой. Сколько хочешь за нее?
     - Не продаю, дорогой.
     - Хочешь пятьдесят рублей? Шестьдесят хочешь?
     - Спасибо, дорогой; не продаю.
     Грузин любовно следил за игрушечной  сувенирной  финкой,  которой  он
чистил каштаны. Лезвие было хорошо хромировано,  рукоятка  из  пупырчатого
козьего рога.
     - Подарок, - предупредил он. - Друг подарил.
     Тогда он гостил у друга в домике  вулканологов.  Расстояние  слизнуло
вуаль  повседневности  с  главного.  Они   посмеивались   над   выдохшимся
лекарством географии. Вечерние фразы за спиртом и консервами  рвались.  Им
было о чем молчать. Дождь штриховал фразы, шуршал до утра в высокой  траве
на склоне сопки.
     ...Допотопный вокзальчик белел над магнолиями в центре города. Пустые
рельсы станции выглядели нетронутыми. Казалось, свистнет сейчас  паровозик
с самоварной трубой, подкатывая бутафорские вагоны с медными поручнями.  В
безлюдном зале сквозило влажным кафелем и  мазутом.  Древоточцы  тикали  в
сыплющихся   панелях.   Расписания    сулили    бессрочные    путешествия,
превозмогающие терпение.
     - Вам  куда?  -  полуусохшая  в  стоялом  времени  кассирша  клюкнула
приманку разнообразия.
     - ...
     Сумерки привели  его  к  саду.  Чугунные  копья  ворот  были  скованы
крепостным  замком.  Скрип  калитки  звучал  из  давно  прошедшего.   Шаги
раскалывались по плитам дорожки.
     Листья лип чутко пошевеливались. Купол церкви стерегся за  вершинами.
Грузинские надписи вились по древним стенам.  Смирившаяся  Мария  обнимала
младенца.
     ...В кассах Аэрофлота потели в ярких лампах среди реклам  и  вазонов,
проталкивались плечом, спотыкаясь  о  чемоданы,  объясняли  и  упрашивали,
просовывая лица к окошечкам, вывертывались  из  сумятицы,  выгребая  одной
рукой и подняв другую с зажатыми билетами; он включился в движение,  через
час купил билет домой на утренний самолет.
     Прокалывали небосвод созвездия и одиночки.
     Пары мечтали на набережной. Он спустился к воде. Волна легла  у  ног,
как добрая умная собака.
     Сухогрузы у пирсов светились по-домашнему. Иллюминаторы  приоткрывали
малое  движение  их  ночной   жизни.   Изнутри   распространялось   мягкое
металлическое сопение машины.
     Облака, закрывая звезды, шли на юг, в Турцию.
     Ему представились носатые картинные турки в малиновых фесках, дымящие
кальянами под навесом кофеен на солнечном берегу.
     За портом прибой усилился;  он  поднялся  на  парапет.  Водяная  пыль
распахивалась радужными веерами в луче прожектора.
     Защелкал слитно в неразличимой листве дождь.
     В тихом холле гостиницы швейцар читал роман, облущенный от переплетов
и оглавлений. Неловкие глаза его не поспевали за торопящейся перелистывать
рукой.
     Коридорная сняла ключ с пустой доски и уснула на кушетке.
     Номер был  зябок,  простыни  влажноваты.  Он  открыл  окно,  свет  не
включал.
     Не скоро слетит в рассвете желтизна фонарей.
     И - такси, аэропорт, самолет, и все это время до дома и еще  какие-то
мгновения после привычно кажется, что там, куда стремишься, будешь иным.
     Он расчеркнулся окурком в темноте.

Популярность: 48, Last-modified: Thu, 03 Jul 1997 10:00:39 GMT