Беззаботность.
     Он был обречен: мальчик заметил его.
     С перил веранды он пошуршал через расчерченный солнцем стол. Крупный:
серая шершавая вишня на членистых ножках.
     Мальчик взял спички.
     Он всходил на стенку: сверху напали! Он сжался и упал: умер.
     Удар мощного жала - он вскочил и понесся.
     Мальчик чиркнул еще спичку, отрезая бегство.
     Он метался, спасаясь.
     Мальчик не выпускал его из угла перил и стены. Брезгливо поджимался.
     Противный.
     Враг убивал отовсюду. Иногда кидались двое, он еле ускользал.
     Не успел увернуться. Тело слушалось плохо. Оно было уже не все.
     Яркий шар вздулся и прыгнул снова.
     Ухода нет.
     В угрожающей позе он изготовился драться.
     Мальчик увидел: две  передние  ножки  сложились  пополам,  открыв  из
суставов когти поменьше воробьиных.
     И когда враг надвинулся вновь, он прянул вперед и ударил.
     Враг исчез.
     Мальчик отдернул руку. Спичка погасла.
     Ты смотри...
     Он бросался еще, и враг не мог приблизиться.
     Два сразу: один спереди пятился от ударов -  второй  сверху  целил  в
голову. Он забил когтями, завертелся. Им было не справиться с ним.
     Коробок пустел.
     Жало жгло. Била белая боль. Коготь исчез.
     Он выставил уцелевший коготь к бою.
     Стена огня.
     Мир горел и сжимался.
     Жало врезалось в мозг  и  выжгло  его.  Жизнь  кончалась.  Обугленные
шпеньки лап еще двигались: он дрался.
     ...Холодная струна вибрировала в позвоночнике мальчика. Рот в  кислой
слюне. Двумя щепочками он взял пепельный катышек и выбросил на клумбу.
     Пространство там прониклось его значением, словно серовато-прозрачная
сфера. Долго не сводил глаз с незаметного шарика между травинок, взрослея.
     Его трясло.
     Он чувствовал себя ничтожеством.

Популярность: 77, Last-modified: Thu, 03 Jul 1997 10:00:53 GMT