----------------------------------------------------------------------------
     Ростов-на-Дону, Феникс, 1997
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

     Мой любимый литературный герой - Скалозуб. Любимый чин  -  фельдфебель.
Точки зрения наилучше классифицируются на: 1) моя; 2) неправильная. Когда-то
в университете  на  военных  сборах  присланные  командовать  нами  курсанты
артучилища  вынесли   в   солдатской   чайной   характеристику:   "Все   эти
филологи-идиоты". Детство мое прошло в военных гарнизонах.
     Некогда афиняне на просьбу спартанцев о военной помощи прислали им двух
музыкантов. Подкрепленные музыкой  спартанцы  победили.  Это  можно  считать
первым явлением военной культуры как разновидности массовой.
     Виднейшим представителем массовой культуры в Афинах остается Аристофан.
Комедия расценивалась как жанр низкий.
     Два тысячелетия спустя в этом жанре подвизался Мольер.  "Бру-га-га!"  -
валялся партер. Декламаторы  классических  трагедий  брезгливо  кривились  и
завистливо прикидывали выручку.
     Выручка - душа масскультуры. Высокое искусство  не  может  существовать
без меценатов, спонсоров и дотаций. А если может - тем  самым  автоматически
становится "коммерческим", или, то же самое, "массовым".  Подобный  успех  -
уже знак скверны для тонкого ценителя.
     Кредо: поэтом можешь ты не быть, но можно рукопись продать.
     Однако: если брать критерием прибыль, то королем масс-культа в живописи
остается никак не Глазунов, а Пикассо. Э?
     Если критерий - массовость, то вершина  масс-культа  в  книгоиздании  -
Библия. Религия - опиум для народа?
     Если отличие - потешать толпу, то цирковые  клоуны  есть  люди  низкого
занятия, и при встрече с Юрием Никулиным эстет должен убрать руки за спину и
отвернуться.
     Ага.  Macс-культ  есть  суррогат,  субкультура,  имитация  культуры   с
прикладной целью, осетрина второй свежести для  низколобых.  И  отличает  ее
низкое художественное качество.
     А теперь пусть умные и образованные критики поднимут мне веки и  укажут
ложе для измерения качества.
     Ясно: у каждого жанра свои художественные законы, и что хорошо в  одном
- плохо в другом. И надо или признать древнюю градацию на низкие  и  высокие
жанры, или мерить каждый по его законам.
     Тынянов измерил "Аэлиту" линейкой  "серьезного"  романа  и  объявил  ее
спекулятивной поделкой. Алексей Толстой за многое заслуживает тычков, но  за
"Аэлиту" - вряд ли...
     Обычная  и  поразительно  наивная  ошибка  критики  -  подмена  анализа
качества, что не всегда  просто  и  всегда  спорно,  указанием  на  жанровые
приметы,  что  всегда  просто  и   бесспорно.   Остросюжетность?   Легкость?
Авантюрность? Юмор? Не литература! Чтиво для масс.
     Раскрут  таза  -  и  с  водой  выплеснутся  не  только   дети,   но   и
родоначальники.
     "Робин Гуд" - Наивные романтические вирши о "благородном разбойнике"  -
разумеется, кровавые схватки, страсти и приключения.
     "Декамерон". Сборник  скабрезных  анекдотов,  апеллирующих  к  половому
инстинкту и нездоровому любопытству читателя.
     Шекспир. Сцены из жизни королей и герцогов, снабженные ловко свинченной
интригой, сплошные роковые чувства, заговоры, рубки на  мечах  и  неизменная
гора трупов в финале.
     Д'Артаньян? Шерлок Холмс? Вали в кучу также  Рабле,  плутовской  роман,
детектив, фантастику, приключения, Беранже, Есенина, юмор.
     Высоцкий. Поэта более всенародного Россия не знала. Поэзия возвращена к
своей исконной форме: сам написал и сам исполнил  под  собственный  нехитрый
мелодический аккомпанемент. "Не поэт!" Примитивен,  груб  -  пьянки,  драки,
маргиналы, страсти.
     Жванецкий. Страна хваталась  за  животы  и  переписывала  магнитофонные
пленки. "Не писатель!" Юморист, облегченный жанр, однобоко комический подход
к действительности.
     Забыли, не хотят знать: писать просто и интересно - труднее, чем сложно
и занудно. Не то беда, если книгу все читают, а то беда, ежели читают дрянь.
В первом тире девятом валах издаваемого хлама успешно  выживают  Стругацкие,
Лев Гумилев, Ильф и Петров. Наличие в книге всех примет масс-культа - еще не
определяет ее к нему принадлежность. Определяет - бездарность; пошлость.
     Ведь  ужасающий  конвейер  Барбары  Картленд  не  отменяет  Тристана  и
Изольду.  Программируя  "Лолиту"  как  бестселлер  -   Набоков   однако   не
проституировал. Как всегда: все дело - в таланте.
     Бестселлер - это еще не жанр.
     В "настоящей литературе" - наплыв клочковатых серых  текстов,  выдающих
элементарную неумелость за знак "искусства". Пустое!
     Эпигон-реалист   Репин   предложил   новаторам-модернистам   нарисовать
лошадку. Так ведь не умеют они, дьяволы. Нарисуют  ящик  с  дырочками:  там,
говорят, сидит такой барашек, как тебе нужен.
     Поносить масс-культ - дело святое. Каждому сверчку по шестку  мешалкой.
А культ, для масс, вам Сидни Шелдон настрочит?
 

Популярность: 26, Last-modified: Mon, 15 Sep 2003 16:47:01 GMT