Когда наши устои уродские
 Разнесла революция в прах, -
 Жили в Риме евреи Высоцкие,
 Не известные в высших кругах.

 1961



 Не давали мне покоя
 Твои руки, твои губы,
 Мое дело воровское
 Шло на убыль, шло на убыль.

        Я все реже, я все меньше
        Воровал, рисковал,
        А в апреле я навечно
        Завязал.

 1961



 Если нравится - мало?
 Если влюбился - много?
 Если б узнать сначала,
 Если б узнать надолго!

        Где ж ты, фантазия скудная,
        Где ж ты, словарный запас!
        Милая, нежная, чудная!..
        Ах, не влюбиться бы в вас!

 осень 1961



 [Я в своей уголовной практике
 Лучше вас мусоров не встречал.]

 А приятель - ну что ему дашь! -
 Мне сказал, не повел даже бровью:
 "Все мы любим своих Наташ
 Ненадежной, неверной любовью".

 1962



 Мы искали дорогу по Веге -
 По ночной очень яркой звезде.
 Почему только ночью уходили в побеги,
 Почему же нас ловят всегда и везде?

        Потому, что везли нас в телятниках скопом,
        Потому, что не помним дорогу назад,
        Потому, что сидели в бараках без окон,
        Потому, что отвыкли от света глаза!

 1962



 У Наполеона Ватерлоо есть, хотя
 Не терял он времени задаром...
 Ну и что ж такого?! У нашего вождя
 Было "десять сталинских ударов".

 1963



 Каждый год в январе, в одинаковый день
 Поздравляли меня с днем рожденья.
 .........................................
 .........................................

        .........................................
        .........................................
        Не отрывайте лист календаря
        И не спешите в завтра без оглядки!

 1964



 Вранье, ворье, не верь

 лето 1964



 Все мы чьи-то племянники,
 Внуки и сыновья,
 Просто или по пьяни <ли>
 Все мы чьи-то друзьям,

 Все мы чьи-то противники,
 Кому-то мы не с руки,
 Кому-то нас видеть противненько,
 Все мы кому-то враги,

 Все мы кому-то любимые

 1964 или 1965



 Пенсионер Ва<силий> Палыч Кочин
 (Который все газеты прочитал,
 Страдал футболом и болезнью почек,)
 О прелестях футбола толковал:

 "Вы в двадцать лет - звезда на горизонте,
 Вы в тридцать лет - кумиры хулиганов,
 Вы в тридцать пять - на тренерской работе,
 А в сорок пять - на встрече ветеранов!

 Болею за "Торпедо" я, чего там!
 Я мяч пробить в ворота им не мог.
 Но я его послал в свои ворота,
 Я был болельщик лучше, чем игрок.

 ...........

 1965 или 1966



 Заказал я два коктейля,
 Двадцать водки, два салата,
 А в лице метрдотеля
 Приближался час расплаты.

 до апреля 1965



 На мой на юный возраст не смотри,
 И к молодости нечего цепляться:
 Христа Иуда продал в тридцать три,
 Ну а меня продали в восемнадцать.

 Христу-то лучше - все ж он верить мог
 Хоть остальным одиннадцати ребятам,
 А я сижу и мучаюсь весь срок:
 Ну кто из них их всех меня упрятал.

 до апреля 1965



 Сегодня не боги горшки обжигают,
 Сегодня солдаты чудо творят.
 Зачем же опять богов прославляют,
 Зачем же сегодня им гимны звенят?

 апрель 1965



 Шофер ругал погоду
 И говорил: "Влияют на нее
 Ракеты, спутники, заводы,
 А в основном - жулье".

 апрель 1965



 Что-то ничего не пишется,
 Что-то ничего не ладится,
 Жду, а вдруг талант отыщется,
 Или нет, - какая разница!

 весна 1966



 Пишет мне сестричка, только
 В буквы слезы льет,
 Пишет, что гуляет Колька, -
 Только дым идет.

        Все до поры, до времени,
        Потом растает дым,
        Отпустят в октябре меня,
        Тогда и поглядим,
                посмотрим.

 весна 1966



 По полю шли три полуидиота
 И говорили каждый о своем
 ..................................
 Один сказал: "Тяжелая работа!"
 Другой сказал: "Но завтра ведь суббота!",
 А третий промолчал.
 В тонику, в тонику, в тонику
        спел он.

 весна 1966



 А репродуктор все кричал, что немец - зверь,
 Но мы и завтра обойдемся без потерь.

 И погребав какого-то нациста

 весна 1966



 И отец давал ему отцовского пинка:
 "Двойки получаешь, неразумный ты детина!
 Твой отец в тринадцать лет уже был сын полка,
 Ну а ты пока еще - всего пока сын сына!"

 весна 1966



 В энском царстве жил король -
 Внес в правленье лепту:
 Был он абсолютный ноль
 В смысле интеллекту.

 август 1966



 Потихоньку, гады!
 Не ругались, не вздорили,
 Проиграли в карты
 Или просто проспорили.

        Жалко Кольку!

 август 1966



 Схлынули вешние воды,
 Высохло все, накалилось.
 Вышли на площадь уроды -
 Солнце за тучами скрылось.

        А урод на уроде
        Уродом погоняет.
        Лужи высохли вроде,
        А гнилью воняет.

 август 1966



 Мне приснился сон, будто я - Наполеон!
 Я проснулся весь в поту холодном

 конец 1966



 Мать говорила доченьке:
 "Нет, - говорит, - больше моченьки!
 Сбилась с ног, и свет не мил, давно не вижу солнца:
 То приведет сквалыжника, то - водяного лыжника,
 А тут недавно привела худого марафонца..."

 ...........................
 ...........................
 Хоть, говорит, вы - лысенький, но вы, говорит, не физики,
 А нам, грит, нужно физика - не меньше кандидата.

 Борясь с ее стервозностью, я к ней со всей серезностью,
 Мол, сбился с ног, мол, свет не мил, давно не вижу солнца
 ............................
 ............................

 осень 1967



 Почти не стало усов и бак -
 Цирюльник мигом усы изымет,
 Тупеют морды <и> у собак,
 Которых раньше звали борзыми.

        Что теперь знатный род, для девчонок - изыск!
        Не порода рождает сократов.
        Говорят, уничтожили вместо борзых
        Супостатов-аристократов.

 Уже не стало таких старух,
 Какие долго хранят и помнят,
 Хотя и редко болтают вслух
 Про тех, кто жили в проспектах комнат.

 осень 1967



 Нынче мне не до улыбок,
 Я возле дома иду,
 Слишком уж много ошибок
 Сделано в этом году.

 И что ни шаг - то оплошность,
 Словно в острог заключен...
 Крупнопанельная пошлость
 Смотрит с обеих сторон.

 осень 1967



 Нынче он закончил вехи -
 Голова его трещит...
 Каковы зато успехи
 На спортивном поприще!

        На любовном фронте - нуль,
        На спортивном - тысяча,
        Он представлен к ордену
        И в печати высечен.

 осень 1967



 Ох, ругает меня милка,
 Голова болит еще.
 Я заветную бутылку
 Из-за шкафа вытащу,

 И когда начнется спор, ну
 Откупорю разом я,
 И по-тихому, в уборной
 Чокнусь с унитазом я...

 осень 1967



 У нее некрасивые люди
 Не имели успеха совсем

 1967



 Я - летчик, я - истребитель,
 Вылетов шесть на дню.
 Хотите - в "мессершмитте",
 В двух "фокке-вульфах", хотите?
 Ладно, повременю.

 Сейчас эскадрилья тяжелых - девятка
 Уходит в ночной полет.
 Ну, а теперь я начну по порядку,
 Зачем забегать вперед?

 Я ложь отличаю от боли,
 Положено мне отличать.
 Мы Брест сегодня отбили,
 Вчера же мы Брест бомбили,
 А в Бресте и дом мой, и мать.

 Мы сопровождали тяжелых девятку,
 Свои свой же город бомбят.
 Но... Видите, я не могу по-порядку,
 Опять забегаю назад.

 Теряю я голову редко,
 Я - ас, но внизу же - Брест!
 Один так и садит в отметку.
 Я чуть не нажал на гашетку,
 Случайно поймав его в крест.

 Но вот отбомбилась тяжелых девятка,
 Внизу все, как надо, идет.
 Все было, как надо, и скоро посадка,
 А я забегаю вперед.

 Я - летчик, я - истребитель,
 Со мною случилась беда,
 Я ночью летал в прикрытье...
 Хотите - еще пошлите,
 Но чтобы не знать, куда!

 <1968>



 Я сказал врачу: "Я за все плачу!
 За грехи плачу, за распущенность.
 Уколи меня, - я сказал врачу, -
 Уколи за все, что пропущено."

 Пусть другие пьют в семь раз пуще нас.
 Им и карты все. Мой же кончен бал.
 Наказали бы меня за распущенность
 И уважили этим очень бы.

 Хоть вяжите меня - не заспорю я.
 Я и буйствовать могу - полезно нам.
 Набухай, моей болезни история,
 Состоянием моим болезненным!

        Мне колют два месяца кряду -
                Благо, зрячие.
        А рядом гуляют по саду
                Белогорячие.

 февраль 1968



 А меня тут узнают -
 Ходят мимо и поют,
 За мое здоровье пьют
        андоксин.
 Я же славы не люблю -
 Целый день лежу и сплю,
 Спросят "что с тобой" - леплю:
        так, мол, сплин.

 А ко мне тут пристают:
 Почему, мол, ты-то тут, -
 Ты ведь был для нас статут
        и пример!
 Что же им ответить мне? -
 Мол, ударился во сне,
 Мол, влияние извне,
        лик химер...

 А меня

 февраль 1968



 Короткие, как пословицы,
 И длинные от бессонницы
 Приходят ночи-покойницы
 Ко мне, когда гасят свет.
 [Мне белый стих чей-то вториться
 Про то, что воздастся сторицей,
 Что сам посмеюсь на сторицей
 Обычной, как белый свет.

 Когда ж это превозмогается -
 Ничто уже не надругается,
 Но там, где-то там отлагается
 Благим и отлогим холмом,
 И спит - незаметней старания,
 Старения и умирания,
 Стокра<т>ней и старше <предания> -
 Как недозвучавший псалом.

 Не быть больше поползновениям,
 Ни пениям, ни вдохновениям,
 И только в душе исступлением,
 Иступленным свинским ножом, -
 Что были и громы небесные,
 Что жили и гномы чудесные,
 Что жили и были телесны<е>...
 Да вот и отжили потом.]

 февраль 1968



 На острове необитаемом
 Тропинки все оттаяли,
 Идешь - кругом прогалины,
        И нету дикарей.
 Пришел корвет трехпалубный,
 Потрепанный и жалобный.
 Команда закричала б: "Мы
        Остались поскорей!"

 Тут началась истерика:
 "Да что вам здесь - Америка?" -
 Корвет вблизи от берега
        На рифы налетел.
 И попугая спящего,
 Ужасно говорящего,
 Усталого, ледащего
        Тряхнуло между дел.

 Сказали - не поверил бы:
 Погибли кости с черепом,
 А попугай под берегом
        Нашел чудной вигвам.
 Но он там, тем не менее,
 Собрал все население
 И начал обучение
        Ужаснейшим словам.

 Писать учились углями,
 Всегда - словами грубыми,
 И вскорости над джунглями
        Раздался жуткий вой.
 Слова все были зычные,
 Сугубо неприличные,
 А попугай обычно им:
        "А ну-ка, все за мной!"

 апрель 1968



 Где-то там на озере
 На новеньком бульдозере
 Весь в комбинезоне и в пыли -
 Вкалывал он до зари,
 Считал, что черви - козыри,
 Из грунта выколачивал рубли.

 Родственники, братья ли -
 Артельщики, старатели, -
 Общие задачи, харч и цель.
 Кстати ли, некстати ли, -
 Но план и показатели
 Не каждому идут, а на артель.

        Говорили старожилы,
        Что кругом такие жилы! -
        Нападешь на крупный куст -
        Хватит и на зубы, и на бюст.

 Как-то перед зорькою,
 Когда все пили горькую,
 В голову ударили пары, -
 Ведомый пьяной мордою,
 Бульдозер ткнулся в твердую
 Глыбу весом в тонны полторы.

 Как увидел яму-то -
 Так и ахнул прямо там, -
 Втихаря хотел - да не с руки:
 Вот уж вспомнил маму-то,
 Кликнул всех - вот сраму-то! -
 Сразу замелькали кулаки.

 Как вступили в спор чины -
 Все дела испорчены:
 "Ты, юнец, - Фернандо де Кортец!"
 Через час все скорчены,
 Челюсти попорчены,
 Бюсты переломаны вконец.

 1968



 Не печалься, не качайся
 Под тяжелой ношей золотой,
 Ведь на приисках начальство
 С позолоченной душой!

 Как узнаешь, что он хочет,
 Что он на сердце таит?
 Он сначала пропесочит,
 А потом позолотит!

 июнь 1968



 Кончился срок, мой друг приезжает,
 Благодарю судьбу я.
 Кончился срок, не который мотают,
 А тот, на который вербуют.

 июнь 1968



 Шофер самосвала не очень красив,
 Показывал стройку и вдруг заодно
 Он мне рассказал трюковой детектив
 На черную зависть артистам кино:

 "Сам МАЗ - девятнадцать, и груз - двадцать пять,
 И все это - вместе со мною - на дно...
 Ну что - подождать? Нет, сейчас попытать,
 И лбом выбивать лобовое стекло?.."

 август 1968



 А про нее слыхал слегка -
 Что рядом нет уже Санька,
 Что перед ней швейцары двери
 Лбом отворяют, муж - в ЦеКа,
 Ну что ж, в нее всегда я верил.

 август 1968



 Вова испугался и сначала крикнул: "Ой!"
 Но потом напал на таракашку.
 Отвернул он красный кран с горячею водой
 И струю направил на букашку.

 Папа с мамой встали, Вова плакал на полу,
 Разобрались, приняли решенье:
 Вову в наказание поставили в углу,
 Ну а Нине дали два печенья.

 осень 1968



 То бишь, о чем? - о невесте я:
 Стерва и малость скупа,
 Очень красивая бестия,
 С ямкой в районе пупка.

 Вдоль-поперек, по окружности
 Лучше ее не шукай.
 Женщина видной наружности -
 Первая баба на край!

 Кто норовил в обладатели,
 Будь он нечесан и груб!..
 Ох! Рыли землю старатели,
 Чтобы наполнить ей пуп.

 Малость успел насладиться - и
 Место отдай, не скули!
 Святы и вечны традиции
 Этого пупа земли.

 ...

 Дунька лежала убитая
 Прямо в избе топором...
 Золото! Где ты, добытое
 Дунькиным честным пупом?!

 <начало 1969>



 В порт не заходят пароходы,
 Во льду вся гавань, как в стекле.
 По всей планете нет погоды -
 Похолодало на земле.

        Выпал снег на экваторе,
        Голым неграм беда!
        В жилах, как в радиаторе,
        Стынет кровь - не вода.

 В Стамбуле яростно ругался
 Ровесник Ноя, сам не свой -
 Не вспомнил он, как ни старался,
 Такого холода весной.

        На душе моей муторно,
        Как от барских щедрот:
        Где-то там перепутано,
        Что-то наоборот...

 Кричат на паперти кликуши:
 Мол, поделом и холод вам,
 Обледенели ваши души,
 Все перемерзнете к чертям!

        А на Юге Италии
        ................
        И закованы талии
        В кандалы

 начало 1969



 [Видно не в стезе, не в полосе я
 ................................
 Этого английского Рамсея
 На досуге обыграю в рамс.]

 весна 1969



 В Африке, в районе Сенегала,
 Европейцам - форменный бардак:
 Женщины хоть носят покрывала,
 А мужчины ходят просто так.

 .........................
 .........................
 Сами независимость хотели,
 А теперь пеняйте на себя!

 весна 1969



 Говорят, лезу прямо под нож.
 Подопрет - и пойдешь!

 Что ты в тине сидишь карасем?
 Не хочется - и все!

 весна 1969



 А пулемет нанизывал десант
 На иглы светящихся трасс.
 .................................
 .................................

 Нет погоды, нет чистого неба,
 Загораем внизу под дождем.
 .................................
 .................................

 март 1969



 Ответ не сложен:
 Клинок из ножен!
 На шпагах - милости прошу, мы это можем.

 И эта злюка
 Любила Глюка
 А также Шумана - ведь вот какая штука.

 .......................
 .......................
 Ваша маркиза де Фош - просто, пардон, потаскуха!

 март 1969



 По переулкам, по переулкам,
 По переулкам гуляют фраера.
 По закоулкам, <по закоулкам,>
 По закоулкам, разрушенным вчера.

 Не понимают, не понимают,
 Не понимают гулящих дураков.
 ...........................
 ...........................

        Хватит
                гулять спокойно,
        Братья,
                средь нас покойник!
        Надо
                смеяться над собой.
        ...........................


                Когда гуляешь один,
                Когда навстречу - блондин,
                Когда не хочется смеяться и любить,
                Тогда - ужасно легко,
                Тогда на сердце темно,
                И люди очень мешают побродить.

 октябрь 1969



 Я сегодня поеду за город
 И поляну найду для себя

1969


         спектаклю по сказкам Б.Шергина

          1



 И с нашей мощной стартовой площадки
 Уходят в небо тонны и рубли.

          2



 Вновь меня потянуло на сказки -
 Мрачные и веселые

          3



 Как тут быть - никого не спросить.
 Ну, решили присесть, закусить,
 Червячка заморить, табачка покурить,
 Побурить, поострить, подурить.

        Разногласья сразу в группе,
        Хучь и водка на столе:
        Кто - кричит, кто - ездит в ступе,
        Кто - летает на метле...

 конец 1969

          4



 Мимо баб я пройти не могу.
 Вот вам сказка про Бабу-Ягу, -
 Про ее ремесло, про ее помело,
 Что было и чего не было.

        Как прохожих варит в супе,
        Большей частью молодых,
        Как секретно ездит в ступе,
        Ловко путая следы...

 конец 1969



 Пусть в беспорядке волосы в косе,
 Сама коса на редкость аккуратна

 1969-1970



 Слушайте, дайте пройти!
 Чо вы толпитесь в проходе?

 1969-1970



 Заживайте, раны мои,
 Вам два года с гаком!
 Колотые, рваные,
 Дам лизать собакам.

        Сиротиночка моя,
        Губки твои алы!
        Вмиг кровиночка моя
        Потечет в бокалы!

 1969-1970



 Сочиню сейчас такие вещи
 И еще чего-нибудь похлеще

 1969-1970



 Не бывает кораблей без названия,
 Не бывает и людей без призвания,
 Каждый призван что-то делать,
        что-то совершить,
 И на всем на свете белом
        надо как-то быть.

 зима 1969-1970



 Боксы и хоккеи - мне на какого черта!
 В перспективе - челюсти или костыли.
 А легкая атлетика - королева спорта,
 От нее рождаются только короли.

 Мне не страшен серый волк и противник грубый -
 Я теперь на тренерской в клубе "Пищевик".
 Не теряю в весе я, но теряю зубы
 И вставною челюстью лихо ем шашлык.

        К слову о пророчестве - обещают прелести.
        Только нет их, почестей - есть вставные челюсти.

 Да о чем - ответьте-ка! - разгорелся спор-то?
 Все равно ведь в сумме-то - все одни нули.
 Легкая атлетика - королева спорта,
 Но у ней рождаются не только короли.

 до июня 1970



 Я ей Виктора простил
 И кривого Славку,
 Об одном ее просил:
 "Отпусти удавку!"

 до июня 1970



 Как заарканенный -
 Рядом приставленный,
 Дважды пораненный,
 Дважды представленный.

 до июня 1970



 У кого на душе только тихая грусть,
 Из папье-маше это легкий груз.

 Знаете,
        Может быть, правы те,
 Кто усмехается, кто недоверчиво так усмехается:
 Свадьбами
        Дел не поправите, -
 Что-то испортилось, что-то ушло, и шитье расползается.

 <1970>



 За окном -
        Только вьюга, смотри, -
                Да пурга, да пурга...
 Под столом -
        Только три, только три
                Сапога, сапога...

                Только кажется, кажется, кажется мне,
                        Что пропустит вперед весна,
                Что по нашей стране, <что по нашей стране>
                        Пелена спадет, пелена.

        Попутной
                Машиной доберись,
        И даром
                Возьми да похмелись,
        Ты понимаешь,
                Мне нужен позарез, ну а ты ни при чем.
        И сам ты знаешь -
                И что к чему, и что почем.

 За окном
        Все метет, метет...

 <1970>



 Не будь такой послушный и воспитанный я, -
 Клянусь, я б просто стал ей кавалером:
 Была розовощекая, упитанная,
 Такая симпатичная холера!

        Кто с холерой не в ладах -
        Тот и чахнет на глазах,
        А кто с холерою в ладах -
        Не испытывает страх.

        Люди ходят на руках,
        Позабыли о делах,
        Но жена - всегда в бегах,
        Как холера в сапогах.

 осень 1970

          х х х

 Эврика! Ура! Известно точно
 То, что мы - потомки марсиан.
 Правда, это Дарвину пощечина:
 Он большой сторонник обезьян.

        По теории его выходило,
        Что прямой наш потомок - горилла!

 В школе по программам обязательным
 Я схватил за Дарвина пять "пар",
 Хохотал в лицо преподавателям
 И ходить стеснялся в зоопарк.

        В толстой клетке там без ласки и мыла
        Жил прямой наш потомок - горилла.

 Право, люди все обыкновенные,
 Но меня преследовал дурман:
 У своих знакомых непременно я
 Находил черты от обезьян.

        И в затылок, и в фас выходило,
        Что прямой наш потомок - горилла!

 Мне соседка Мария Исааковна,
 У которой с дворникам роман,
 Говорила: "Все мы одинаковы!
 Все произошли от обезьян".

        И приятно ей, и радостно было,
        Что у всех у нас потомок - горилла!

 Мстила мне за что-то эта склочница:
 Выключала свет, ломала кран...
 Ради Бога, пусть, коль ей так хочется,
 Думает, что все - от обезьян.

        Правда! Взглянешь на нее - выходило,
        Что прямой наш потомок - горилла!

 <1971>

          х х х

 <...> стою, словно голенький,
 Вспоминаю и мать, и отца, -
 Грустные гуляют параноики,
 Чахлые сажают деревца.

 1971

          х х х

 И дошел же татарчонок,
 Что лежать ему в гробу -
 Пригласил аж семь ученых
 С семью пядями во лбу.

 до июля 1971

          х х х

 Я твердо на земле стою,
 Кой-что меня причалит,
 И руку чувствую твою,
 Когда меня качает.

 <до осени 1971>

          х х х

 Прошу прощения заране,
 Что все, рассказанное мной,
 Случилось не на поле брани,
 А вовсе даже просто - в бане,
 При переходе из парной.

 Неясно, глухо в гулкой бане
 Прошла молва - и в той молве
 Звучала фраза ярче брани,
 Что фигу я держу в кармане
 И даже две, и даже две.

 ............................
 ............................

 [Что при себе такие вещи
 Я не держу, я не держу]

 От нетерпенья подвывая
 Сжимая веники в руках,
 Чиста, отмыта, как из рая
 [Ко мне толпа валила злая]
 На всех парах, на всех парах.

 И в той толпе один ханыга
 Вскричал..................
 ............................
 ............................
 ............................

 И банщик фартук из клеенки
 ............................
 ............................
 ............................
 ............................

 О вы, солидные мужчины,
 Тазами бить запрещено!
 Но обнаженностью едины
 Вельможи <и> простолюдины -
 Все заодно, все заодно.

 Тазами груди прикрывая, -
 На, мол, попробуй, намочи! -
 Ну впрямь архангелы из рая,
 И веники в руках сжимая,
 Держали грозно, как мечи!

 Рванулся к выходу - он слева -
 Но ветеран НКВД
 (Эх, был бы рядом друг мой Сева!)
 Встал за спиной моей. От гнева
 Дрожали капли в бороде.

 С тех пор, обычно по субботам,
 Я долго мокну под дождем
 (Хожу я в баню черным ходом):
 Пускай домоется, чего там -
 Мы подождем, мы подождем!

 конец 1972

          х х х

 Он повел себя очень благородненько -
 Заявил, что у меня на шее родинка...

 начало 1972

          х х х

 Я хочу в герцога или в принцы,
 А кругом  - нищета!
 Пусть каприз это, пусть это принцип -
 Только это - мечта.

 начало 1972

          Наброски третьей части к песне
          "Честь шахматной короны"

 Деятели спорта и культуры,
 Разрешите новшество внедрить:
 Поменять фигуры на шампуры,
 Чтоб не сразу сильно перепить!

        В тупике пока что только шашки -
        В шахматах есть новые пути:
        Первым долгом можно без затяжки
        Заменить все пешки на рюмашки,
        Габариты - грамм по тридцати.

 начало 1972

          х х х

 Сколько я, сколько я видел на свете их -
 Странных людей, равнодушных, слепых!
 Скользко - и... скользко - и падали третии,
 Не замечая, не зная двоих.

        Холодно, холодно, холодно нам
        В небе вдвоем под полой
        ...............................
        ..............над головой.

 лето 1972

          х х х

 Всю туманную серую краску
        В решето!
 Расскажи мне красивую сказку
        Ни про что!

 Пусть история будет пространной
        И сухой,
 Пусть [рассказ и получится] странный -
        Никакой!

 Пусть не весело будет, ни грустно,
        А никак!
 ..................................
        .......
 ..................................
 И не к счастию билась простуда,
 У меня все валилось из рук,
 ................

 1972

          х х х

 Жил-был человек, который очень много видел
 И бывал бог знает где и с кем,
 Все умел, все знал, и даже мухи не обидел,
 Даже женщин, хоть имел гарем.

 конец 1972

          х х х

 И любовные узы
 Расползлись, как медузы...

 весна 1973

          х х х

 Гадала мне старуха на французском языке

 апрель-май 1973

          х х х

 Без ярких гирлянд и без лавров
 Стоите под серым навесом,
 Похожие на динозавров
 Размером и весом.

 апрель-май 1973

          х х х

 Что изо всех известных ностальгий
 Всех сильнее тоска по России.

 апрель-май 1973

          х х х

 Устали по-вечернему с утра,
 И тяжело от горького похмелья.
 Ну что, друзья, нет худа без добра,
 Ну что, друзья, нет горя без веселья.

 до 16 апреля 1974

          х х х

 Что сидишь ты сиднем,
 Да еще в исподнем?
 Ну-ка, братки, выйдем
 В хмеле прошлогоднем!

 Кабы нам в двустволку
 Пули ли, пыжи ли, -
 Мы б с тобой по волку
 Насмерть положили.

 1974

          х х х

 Шмоток у вечности урвать,
 Чтоб наслаждаться и страдать,
 Чтоб не слышать и неметь,
 Чтобы вбирать и отдавать,
 Чтобы иметь и не иметь,
 Чтоб помнить или забывать.

 1974

          х х х

 "Не дыми, голова трещит!"
 "Потерпи, покурю!.."
 "Что же это такое, товарищи!.."
 "Я кому говорю!.."

 1975

          х х х

 Знаю,
        Когда по улицам, по улицам гуляю,
        Когда по лицам ничего не понимаю.
        ...................................
                И в нос, в глаз, в рот, в пах

 Били
        И ничего и никогда не говорили, -
        И только руки в боки нехотя ходили.
        ...................................
        ...................................

 начало 1975

          х х х

 Говорили игроки -
 В деле доки, знатоки,
        Профессионалы:
 Дескать, что с такой игры -
 И со штосса и с буры, -
        Проигрыш немалый.

        Подпевалы из угла
        Заявляли нагло, -
        Что разденут догола, -
        И обреют наголо,

                Что я в покере - не ах,
                Что блефую дешево,
                Не имея на руках
                Ничего хорошего.

 Два пройдохи - плут и жох -
 И проныра, их дружок,
        Перестраховались,
 Не оставят ни копья -
 От других, таких как я,
        Перья оставались.

        Банчик - красная икра,
        И мечу я весело.
        В этот раз моя игра
        Вашу перевесила!

                Я ва-банк и банк сорвал,
                .....................
                И в углу у подпевал
                ....................

 1975

          х х х

 Будильник взвыл
 Точнее петуха

 1975

          х х х

 Я груз растряс и растерял
        По мелким селам,
 И подустал и легким стал,
        А был тяжелым.

 И только лишь, когда грозил
        При крайнем риске -
 Тогда <я> с визгом тормозил,
        Сжигая диски.

 И я бежал, закрыв глаза,
        И рвал подметки,
 И не давил на тормоза -
        Берег колодки.

 И даже если вез металл
        Да до отвала,
 Я гвозди шинами хватал -
        Все было мало.

 август 1975



 Мы верные, испытанные кони,
 Победоносцы ездили на нас,
 И не один великий богомаз
 Нам золотил копыта на иконе.

        И рыцарь-пес, и рыцарь благородный
        Хребты нам гнули тяжестию лат,
        Один из наших, самый сумасбродный,
        Когда-то ввез Калигулу в Сенат.

 <до осени 1975>


"Сказ про то, как царь Петр арапа женил"

 Мне, может, крикнуть хочется, как встарь:
 "Привет тебе, надежа-государь!"
        Да некому руки поцеловать.
 Я не кричу, я думаю: не ври!
 Уже перевелись государи
        Да не на что, не на что уповать.

 осень 1975



 Застряли в лифте четверо соседей,
 Живущие на разных этажах
 .................................
 .................................

 осень 1975




 То светлеет на душе, а то туманится,
 То безоблачно вокруг, то - снегопад.
 Ну а время - то бежит, то тянется,
 Не вскачь, не медленно, а невпопад.

        Моя граница -
                занавес кулисы.
        Не угадать, не угадать.
        Жду исполнения желаний -
                не обмана.
        Как трудно ждать, как трудно ждать.

 1976




 Если бы спросили вас о том,
 Хотите ли вы стать скотом? -
 Что бы вы ответили,
 Что бы вы ответили,
        ну-ка, скажите?
 Если б попросили вас потом
 И в самом деле стать скотом,
 Что бы вы ответили,
 Что бы вы ответили,
        ну-ка, скажите?

 1976



 И вот когда мы к несогласию пришли,
 То я его не без ножа зарезал.
 .....................................
 .....................................

 Глаз вон тому, кто старое помянет,
 А он все чаще это вспоминал.
 .....................................
 .....................................

 август 1976



 Что я хлебаю мир огромной ложкой,
 Как в самый разнаипоследний раз.
 .....................................
 .....................................

 Но звучат только гласные буквы,
 А согласным звучать не дано.
 .....................................
 .....................................

 август 1976



 Благословенная Богом страна,
 Так и не найденная - Эльдорадо...
 Смеху подобно. Да вот же она! -
 Это Канада, это Канада.

 август 1976



 Где-то дышит женщина - нежно, привлекательно -
 То ли сверху, то ли снизу, то ли за стеной...
 Слышимость, товарищи, это замечательно:
 Кажется, что женщина - рядышком со мной.

 Персонал гостиничный - только из любителей.
 Профессионалы, как и в спорте, - не допускать.
 Где они надыбали столько отравителей
 ....................................

 осень 1976



 Ох да помогите, помогите, помогите
                все долги мне заплатить:
 Кому надо что отдать
 И кому надо что простить!
                        Послушай...

        <Все мои товарищи пропали, разбежались -
                                вот такие пироги.
        Только непричастные да честные остались,
                                да одни мои враги.>

 Ох да пропадайте, пропадайте, пропадайте,
                сгиньте пропадом совсем!
.................................
.................................
        ................................

        <Все мои товарищи пропали, разбежались -
                                вот такие пироги.
        Только непричастные да честные остались,
                                да одни мои враги.>

 Ох, как полетели, да как окна запотели, -
                даже хмель с меня слетел,
 Да я раз десять пропотел
 Да похмеляться не хотел,
                        Ребята!

 осень 1976

                x x x

 Что может быть яснее, загадочней, разно- и однообразней себя самого,
 Как игра для разбора - ходы неизвестны, да, но есть результаты и счет.
 Я впервые присутствую зрителем тоже на собственной казни - пока ничего! -
 В виде Совести, в виде души бестелесной и кого-то там еще.

        В рай ли, в ад ли - но явно куда-то спеша!
        Врали? Вряд ли готова к отлету душа.
        Здесь и Совесть - она же и Честь, ну, дела!
        Хорошо - значит, есть, то есть, значит - была.

                Если голову я поверну по уму,
                Чтоб не видел палач, -
                Что ты, третье? Кто ты? Не пойму!
                Но когда своим хрипом толпу я пройму -
                Ты держись и не плачь.

 Вот привязан, приклеен, прибит я на колесо весь,
 Прокатили немного, почти что как в детстве, на чертовом колесе.
 И увижу ее, [узрею - насколько чиста моя совесть:]
 Били - пятна замыты, надеюсь, простите, почетно ли вам, коли все.

        Казнь уже началась, а я все повторял:
        "Все стерплю, моя власть совесть не потерял!
        Ночь из ста, обормот, с нею был не в ладах,
        Но чиста она, вот! Она -2 в первых рядах!

 <1977>

                x x x

 Снова печь барахлит: тут рублей не жалей...
 "Сделай, парень, а то околею!"
 Он в ответ: "У меня этих самых рублей -
 Я тебе ими бампер оклею".

        Все заначки с зарплат
        В горле узком у вас,
        У меня же - ФИАТ,
        А по-русскому - ВАЗ.

                Экономя, купил на рубли
                "Жигуленок", "Жигуль", "Жигули".

 Кандидатскую я защитил без помех -
 Всех порадовал темой отменной:
 "Об этническом сходстве и равенстве всех
 Разномастных существ во Вселенной".

        Отдал "Мальборо", "Кент":
        "Не стесняйся, браток!"
        Я разделся в момент
        И стою без порток.

 "Так чего же тебе? Хочешь - "Марльборо", "Кент"?"
 Он не принял и этого дара:
 "У меня, - говорит, - постоянный клиент,
 Он - бармен из валютного бара".

 Не в диковинку "Кент"? Разберемся, браток.
 Не по вкусу коньяк и икорка? -
 Я снимаю штаны и стою без порток:
 "На-ка джинсы - вчера из Нью-Йорка".

        Он ручонки простер -
        Я брючата отдал.
        До чего ж я хитер:
        Угадал, угадал!

                Ах, не зря я купил за рубли
                "Жигуленок", "Жигуль", "Жигули".

 Но вернул мне штаны всемогущий блондин,
 Бросил в рожу мне, крикнув вдогонку:
 "Мне вчера за починку мигалки один
 Дал мышиного цвета дубленку!"

        Я - мерзавец, я - хам,
        Стыд меня <за>грызет!
        Сам дубленку отдам,
        Если брат привезет!..

                Ах, зачем я купил за рубли
                "Жигуленок", "Жигуль", "Жигули"?

 Я на жалость его да на совесть беру,
 К человечности тоже взывая:
 Мол, замерзну в пути, простужусь и умру,
 И задавит меня грузовая.

 Этот ВАЗ, "Жигули", этот в прошлом ФИАТ
 Я с моста Бородинского скину! -
 Государственной премии лауреат
 Предлагал мне за лом половину.

        Подхожу скособочась,
        Встаю супротив,
        Предлагаю: "А хочешь
        В кооператив?"

                Ведь не зря я купил за рубли
                "Жигуленок", "Жигуль", "Жигули"!

 "У меня, - говорит, - две квартиры уже,
 Разменяли на Марьину Рощу,
 Три машины стоят у меня в гараже:
 На меня, на жену и на тещу".

 "Друг! Что надо тебе? Я в аферы нырну!
 Я по-новой дойду до Берлина!..."
 Вдруг сказал он: "Устрой-ка мою... не жену
 Отдыхать в санаторий Совмина!"

        Что мне делать? Шатаюсь,
        Сползаю в кювет.
        Все - иду, нанимаюсь
        В Верховный Совет...

                Эх, зазря я купил за рубли
                "Жигуленок", "Жигуль", "Жигули"...

 август 1977



 Живет на свете человек
 С древнейшим именем Бабек.
 ..........................
 Друзьям хорош Бабек Серуш
 Дарить богатство ваших душ,
 Оно ему ценнее денег.

 Дороже потом заработанных им денег

 <1978>



 Все меньше вас, участники войны -
 Осколки бродят, покидают силы.
 Не торопитесь, вы и не должны
 К однополчанам в братские могилы.

 апрель 1978



 На Филиппинах бархатный сезон,
 Поклонники ушли на джонках в море,
 Очухался маленько чемпион,
 Про все, что надо высказался он,
 И укатил с почетом в санаторий.

 до 15 января 1980



 Стреляли мы по черепу - на счастье.
 И я был всех удачливей в стрельбе.
 Бах! Расколол на три неравных части
 И большую - конечно, взял себе.

 Мой друг и в детстве был меня ушастей,
 Он слышал даже шепот и смешно
 Но он не уберегся от напастей -
 Напротив: сел за то, что много знал.

 ....................

 Что счастие не в том, что много слышал,
 А в том, чтоб, слыша, не запоминать.
 Но лучше и не слышать и не знать,
 Да заодно и говорить излишне.

 <1980>

Популярность: 75, Last-modified: Thu, 27 Jan 2000 19:02:42 GMT