-----------------------------------------------------------------------
   Сборник "Англо-американская фантастика".
   OCR & spellcheck by HarryFan, 30 August 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   Мэрдок мчался по Великой равнине.
   Высоко в небе висел раскаленный огненный шар, который то взлетал вверх,
то опускался вниз, когда Мэрдок на скорости  сто  шестьдесят  миль  в  час
преодолевал  бесчисленные  препятствия,  однако  зоркие   глаза   "Дженни"
успевали  замечать  все  камни  и  рытвины.  Машина  плавно   регулировала
направление движения, настолько плавно, что он даже  не  замечал  малейших
отклонений рулевой колонки.
   Сквозь  затемненное   ветровое   стекло   и   толстые   защитные   очки
ослепительный блеск равнины резал глаза, и временами Мэрдоку казалось, что
безмолвной  ночью  он  ведет  быстроходный  катер   по   озеру,   залитому
серебристым светом неземной Луны. Пыль, поднимаемая  колесами,  еще  долго
потом клубилась в воздухе, медленно оседая на землю.
   - Ты выматываешь себя, - заговорило радио, - нельзя столько  сидеть  за
рулем и напрягать глаза. Попытайся  немного  отдохнуть.  Хочешь,  я  уберу
свет? Поспи и предоставь все мне.
   - Хорошо, - ответил он. - Пусть будет по-твоему.
   - Спасибо.
   Через минуту зазвучала тихая струящаяся мелодия.
   - Выруби это!
   - Извини, босс. Мне казалось, музыка поможет тебе расслабиться.
   - Я скажу, когда мне это понадобится.
   - Проверка, Сэм, извини.
   После небольшого перерыва тишина казалась гнетущей. Мэрдок давно понял,
что ему досталась хорошая машина. Она  всегда  старалась  помогать  в  его
поисках.
   Машина  была  изготовлена  по   образцу   сверхсовременного   "Седана":
ярко-красного  цвета,  под  капотом  спрятаны  ракетные   установки,   под
передними фарами - пушки пятидесятого калибра, а в багажнике - контейнер с
нафталевой кислотой.
   Его "Дженни" - особая машина, несущая смерть; в ее конструкцию инженеры
вложили всю душу и изобретательность.
   - На этот раз мы найдем ее, "Дженни", и извини меня за то,  что  я  был
груб с тобой.
   - Пустяки, Сэм, - ответил мягкий спокойный голос. - Я запрограммирована
понимать тебя.
   Они продолжали мчаться по равнине. Солнце стало клониться к западу. Всю
ночь и весь день они провели в поисках, и Мэрдок чувствовал, как  на  него
накатывает усталость. Последняя остановка была так далеко... так давно...
   Мэрдок наклонился вперед, не в силах больше бороться со сном. За  окном
начало смеркаться, и вскоре  стало  темно.  Ремень  безопасности  поднялся
выше, отводя руки с рулевого колеса. Затем  сиденье  плавно  опустилось  и
приняло почти горизонтальное положение. Позднее включились обогреватели.
   Сиденье мягко встряхнуло его, когда не было еще и пяти.
   - Проснись, Сэм. Проснись!
   - Что такое? - пробормотал он.
   - Двадцать минут назад я перехватила сообщение. Неподалеку был совершен
набег. Я сразу же изменила курс. Мы почти приехали.
   - Почему не разбудила меня сразу?
   - Тебе нужно было выспаться, и потом мне так легче было управлять. Ведь
ты очень устал.
   - О'кей, может быть, ты и права. Расскажи мне об этом набеге.
   - Прошлой ночью на шесть машин, направляющихся в заданном  направлении,
напали  "одичавшие".  Патрульный  вертолет  докладывал  обстановку,  и   я
подслушала. Все  машины  были  разобраны  на  части,  а  их  мозг  разбит.
Пассажиры, очевидно, убиты. Никаких признаков движения.
   - Это далеко отсюда?
   - Минуты еще две-три.
   Ветровое стекло снова стало прозрачным, и  Мэрдок  уставился  в  ночную
тьму, рассекаемую двумя мощными потоками света.
   - Я что-то вижу, - наконец произнес он.
   - Мы приехали, - ответила "Дженни", плавно тормозя.
   Они  приблизились  к  искореженным  машинам.  Предохранительный  ремень
отстегнулся, дверь открылась.
   - Осмотри все кругом, - приказал он, - и поищи тепловые следы. Я  скоро
вернусь.
   Дверь захлопнулась, "Дженни" отъехала. Он включил карманный  фонарик  и
двинулся к груде металла.
   Повсюду виднелись следы  протекторов.  За  рулем  первой  машины  сидел
человек со сломанной шеей. Он  был  мертв.  Разбитый  циферблат  показывал
02:24. Футах в сорока от машины лежали еще трое - две женщины  и  мужчина.
Видимо, они пытались спастись бегством.
   Мэрдок пошел дальше, осматривая валявшиеся машины без колес, с  пустыми
топливными баками. Все пассажиры были мертвы.
   Вскоре подъехала "Дженни" и открыла дверь.
   - Сэм, - сказала она, - оборви провод у той синей  машины,  третьей  от
нас. Она продолжает работать от запасной батареи, и я слышу ее позывные.
   - О'кей.
   Мэрдок пошел назад, выдернул провода. Потом вернулся к "Дженни"  и  сел
за руль.
   - Нашла что-нибудь?
   - Следы ведут на северо-запад.
   - Поехали.
   Дверь захлопнулась, и они двинулись в путь.
   Минут пять они ехали молча. Затем "Дженни" произнесла:
   - В конвое было восемь машин.
   - Что?!
   - Я только что слышала последние известия. Вероятно,  две  машины  вели
переговоры с "одичавшими" на нерабочих  частотах,  решив  переметнуться  к
ним. Они указали местонахождение и потом набросились на своих же.
   - А что стало с пассажирами?
   - Прежде чем присоединиться к стае, они их убили.
   Мэрдок закурил, руки его дрожали.
   - "Дженни", почему машина становится дикой? - задумчиво спросил  он.  -
Может, она не знает, где сможет заправиться в  следующий  раз  или  боится
оказаться без запчастей в случае поломки? Почему они делают это?
   - Я не знаю, Сэм. Я никогда не думала об этом.
   - Десять лет назад "Машина-Дьявол" убила  моего  брата  при  набеге  на
Топливную крепость, - заметил Мэрдок. - С тех пор я постоянно  охочусь  за
этим  "Кадиллаком".  Я  искал  его  на  вертолете  и  пешком.  Использовал
теплолокаторы и базуки. Ставил мины. Я гонялся за ним на  других  машинах.
Но всегда он оказывался быстрее, хитрее и сильнее меня, пока,  наконец,  у
меня не появилась ты.
   - Ты его ненавидишь. Давно хотела спросить, за что?
   Мэрдок сделал глубокую затяжку.
   - У тебя особые броня и программа, "Дженни". До тебя никто не  был  так
хорошо вооружен. Ты самая сильная, самая быстрая, самая хитрая. Ты  -  моя
"Голубая леди". Только ты способна расправиться с "Машиной-Дьяволом" и его
шайкой. У тебя есть клыки и когти, которых нет ни у кого. На  этот  раз  я
доберусь до них.
   - Лучше бы ты остался дома, Сэм, а мне доверил бы охоту.
   - Нет. Я, конечно, мог бы поступить так, но хочу  быть  здесь.  Я  хочу
отдавать приказы, нажать на гашетку,  хочу  своими  глазами  увидеть,  как
черный "Кадиллак" превратится в металлолом. Сколько людей на его  совести?
Сколько он разбил машин?  Не  счесть.  Мы  обязаны  рассчитаться  за  все,
"Дженни"!
   - Я найду его для тебя, Сэм.
   Они помчались дальше, делая уже двести миль в час.
   - Как у нас с топливом, "Дженни"?
   - Пока есть, а потом у нас еще целый  запасной  бак.  Не  беспокойся...
Следы совсем свежие, - прибавила она.
   - Хорошо. Как с боевой системой?
   - В полной готовности.
   Мэрдок затушил сигарету и тут же закурил другую.
   - В некоторых машинах мертвецы пристегнуты ремнями,  -  мрачно  заметил
он, - поэтому их и  принимают  за  обычные  машины,  которые  везут  своих
пассажиров. Черный "Кадиллак" все время ездит с ними, часто меняет  их.  В
салоне работает кондиционер... так они лучше сохраняются.
   - Тебе многое известно, Сэм.
   - Так он обманул моего брата. Брат попался на эту удочку и открыл двери
бензозаправочной станции. А за ним ворвались остальные. Он перекрашивается
то в красный, то в зеленый, то в синий, то в  белый  цвета,  но  рано  или
поздно опять становится черным. Он не любит желтый и  коричневый.  У  меня
есть список всех его номерных знаков. "Дьявол" даже не боится автострад  и
заправляется на городских бензоколонках. Его часто опознавали,  но  всякий
раз ему удавалось уходить от погони. Имитировать голос человека для него -
сущий пустяк.  Поймать  практически  невозможно  -  такой  мощный  у  него
двигатель.  И  он  всегда  скрывается  в  этой  долине.  Потом  он,  учти,
мародерствует на кладбищах, где покоятся отслужившие свое...


   "Дженни" внезапно изменила направление.
   - Сэм! Совсем свежий след. Он ведет в горы.
   - Вперед!
   Они долго молчали. На востоке заалела заря. За спиной Мэрдока  утренняя
звезда становилась все бледнее и бледнее и вскоре совсем исчезла.  Начался
длинный ровный подъем.
   - Догоняй, "Дженни"! Догоняй!
   - Теперь не уйдет.
   Подъем стал круче. "Дженни" замедлила ход, объезжая ухабы.
   - В чем дело? - удивленно спросил Мэрдок.
   - Дорога стала неровной. Кроме того, следы пропадают.
   - Но почему?
   - В этом месте большая фоновая радиация, и моя система дает сбои.
   - Сделай все возможное, "Дженни", пожалуйста.
   - Следы уходят прямо в горы.
   - Не упускай их из виду!
   "Дженни" еще замедлила ход.
   - Сэм, я совсем вышла из строя, - призналась она. - След потерян.
   - Их логово должно быть здесь, где-то рядом... Что-нибудь вроде пещеры,
где можно укрыться. Это  единственное  место,  в  котором  он  мог  годами
прятаться, не будучи замеченным с воздуха.
   - Что делать?
   - Поищи вход в скале. Будь осторожна. Приготовься к внезапной атаке.
   Они въехали на плоское предгорье. Высоко в воздух  взметнулась  антенна
"Дженни", вокруг которой сразу же  заплясала  мошкара,  отливая  сталью  в
лучах предрассветного солнца.
   - Пока ничего не видно, - сказала "Дженни". - Дальше ехать невозможно.
   - Тогда направляйся вдоль скалы и продолжай вести наблюдение.
   - Направо или налево?
   -  Не  знаю.  Какой  бы  ты  выбрала  путь,  окажись  сама   на   месте
машины-ренегата, ударившейся в бега?
   - Я не знаю.
   - Выбирай любой. Не имеет значения.
   - В таком случае едем направо, - решила она, и они двинулись вперед.


   Через полчаса ночь осталась за горами. Справа, далеко-далеко, вспыхнуло
солнце, окрашивая небо всеми оттенками осенней листвы.  Из-под  приборного
щитка Мэрдок вытащил термос наподобие  тех,  которые  раньше  использовали
космонавты.
   - Сэм, кажется, я что-то обнаружила.
   - Что? Где?
   - Впереди, слева от того валуна. Там, по-моему, есть спуск и в конце  -
проем.
   - О'кей, бэби, чего же ты ждешь? Готовь ракеты.
   Они поравнялись с валуном, объехали вокруг него и съехали вниз.
   - Похоже на  пещеру  или  туннель,  -  тихо  произнес  он.  -  Двигайся
медленно.
   - Тепло! Тепло! - оживилась "Дженни". - Я опять почувствовала тепло!
   - Я тоже заметил следы протектора. Смотри,  сколько  их  здесь.  Мы  на
верном пути.
   Они приближались к проему в каменной стене.
   - Осторожнее. При первом подозрительном движении - стреляй.
   Мэрдок с "Дженни" миновали каменный  портал  и  оказались  на  песчаной
почве. Выключив обычное освещение, "Дженни"  включила  инфракрасные  фары.
Линза инфракрасного диапазона поднялась до уровня глаз Мэрдока, и он  стал
изучать пещеру: высота около двадцати футов... в ней свободно могут встать
три машины... дно каменистое, ровное... гладкое... постепенно  поднимается
вверх...
   - Я вижу свет, - прошептал он.
   - Знаю.
   - Наверное, небо.
   Медленно въехали в эту каменную громадину, где шум  двигателя  "Дженни"
был едва слышен.
   Вскоре они остановились на пороге открытого пространства.  Инфракрасная
система автоматически отключилась.
   Перед ними лежал песчано-сланцевый каньон. Огромные отвесные  наслоения
и выступы служили прекрасным укрытием от  тех,  кто  вздумал  бы  за  ними
следить сверху. Лишь в дальнем конце каньона брезжил свет,  однако  ничего
опасного не было.
   Но ближе...
   Мэрдок замер.
   В неясном утреннем свете возвышалась самая большая  груда  металлолома,
которую он когда-либо видел в жизни.
   Перед его глазами  громоздились  машины...  машины...  машины...  самых
разных марок и моделей. В одну кучу были свалены  батареи,  шины,  кабели,
амортизаторы, крылья, бамперы, фары,  двери,  ветровые  стекла,  цилиндры,
поршни, карбюраторы, регуляторы напряжения, масляные насосы...
   - "Дженни", - как завороженный произнес он, - это же кладбище машин!
   Очень старая машина, которую Мэрдок сначала не заметил,  отделилась  от
общей массы металла и поползла к ним.  До  Мэрдока  донесся  пронзительный
скрежет заклепок о тормозной барабан. Шины ее совсем стерлись, а  переднее
левое колесо было спущено.  Правая  передняя  фара  разбита.  На  ветровом
стекле - трещина. Она остановилась, вся дребезжа и сотрясаясь.
   - Что происходит? - спросил он. - Что с ней?
   - Она говорит, - перевела "Дженни", - что состарилась. На ее спидометре
столько миль, что им давно потерян счет. Она ненавидит людей,  от  которых
столько натерпелась. Служит  здесь  сторожем,  так  как  больше  не  может
участвовать в набегах. Вот и устроилась на этот склад запасных частей. Она
не из тех машин, которые могут  сами  себя  ремонтировать.  Это  по  силам
только новому поколению, а ей  остается  надеяться  на  их  сострадание  и
авторемонтные комплексы. Она хочет знать, что нам тут нужно.
   - Спроси, где остальные?
   В следующую секунду до него долетел  звук,  который  вскоре  перешел  в
нарастающий гул мощных двигателей, заполнивший всю долину.
   - Они паркуются с другой стороны, - ответила "Дженни".  -  Скоро  будут
здесь.
   - Не стреляй, пока не скажу, - предупредил Мэрдок, наблюдая  за  первой
машиной, изящным желтым "Крайслером", капот которого показался из-за угла.
   Мэрдок опустил подбородок на руль, из-под очков продолжая наблюдать  за
происходящим.
   - Передай, что хочешь присоединиться к ним, что ты разделалась со мной.
Попытайся заманить черный "Кадиллак" в зону обстрела.
   - Его не проведешь. Я как раз говорю с ним. Он может  вести  переговоры
через любую машину, при этом находясь по ту сторону. Говорит, что высылает
шесть самых больших машин для моей охраны, а потом уже решит,  что  делать
дальше. Он приказал покинуть туннель и ехать ему навстречу.
   - Ну что ж, полный вперед.


   Два  "Линкольна"  довольно  внушительных   размеров,   "Понтиак",   два
"Мерседеса" присоединились к "Крайслеру", взяли их  в  кольцо,  готовые  в
любую секунду броситься на таран.
   - Он не сказал, сколько их всего там, по другую сторону?
   - Нет. Я спросила, но он не ответил.
   - Хорошо. Нам остается только ждать.
   Мэрдок опустил плечи, притворяясь мертвым.  Время  тянулось  мучительно
долго. Наконец, "Дженни" сообщила:
   - Он хочет, чтобы я подъехала к дальнему краю  свалки.  Они  расчистили
дорогу, чтобы я встала в нишу, которую мне укажут. Он также  хочет,  чтобы
его автомеханик осмотрел меня.
   - Мы не можем пойти на это, - заметил Мэрдок, - но все равно делай так,
как он говорит. Потом решим, как действовать дальше.
   Два "Мерседеса" и "Шевроле" взяли "Дженни" в клещи. Когда они проезжали
мимо, Мэрдок краем глаза покосился на чудовищное нагромождение  из  машин:
прицельный удар двумя ракетами - и от него ничего не  останется.  Впрочем,
автомеханик быстро наведет порядок.
   Они поехали в объезд, с левой стороны.
   Вскоре увидели фалангу  приблизительно  из  пятидесяти  машин,  стоящих
полукругом,  которые  блокировали  выезд  из  долины.   Шесть   охранников
расположились позади "Дженни".
   На самом краю автомобильной фаланги стоял черный "Кадиллак".
   Этот автомобиль сошел с заводского  конвейера  в  тот  год,  когда  его
создатели мыслили большими категориями. Он был огромный  и  сверкающий,  с
улыбающимся скелетом за рулем, весь переливающийся  хромом.  Его  передние
фары  сверкали  словно  драгоценные   камни   или   глаза   электрического
насекомого. В каждой плоскости,  в  каждом  изгибе  чувствовалась  скрытая
сила, а огромная хвостовая часть придавала ему вид  акулы,  готовой  убить
любого, кто посмеет приблизиться к ней.
   - Это он! - прошептал Мэрдок. - "Машина-Дьявол".
   - Какой большой! - восхищенно заметила "Дженни".  -  Такого  я  еще  не
встречала.
   Они продолжали медленно двигаться вперед.
   - Он требует, чтобы я встала вон в ту нишу.
   - Так и делай.


   Они  развернулись  и  стали  приближаться   к   углублению   в   скале.
Сопровождение остановилось, но двигатели не выключились.
   - Проверь боевые системы.
   - Все готово.
   До ниши оставалось двадцать пять футов.
   - Когда  я  скомандую:  "Давай!",  переводи  управление  в  нейтральное
положение и разворачивайся на сто восемьдесят  градусов.  Быстро.  Они  не
будут готовы к такому маневру. Им он не под  силу.  И  сразу  же  открывай
огонь из пушек по "Кадиллаку", потом делай поворот на девяносто градусов и
- в обратный путь. Не забудь про "Легроин" и шесть охранников...
   - Давай! - закричал он, вскидывая голову.
   В следующее мгновение "Дженни" развернулась,  открывая  огонь  из  всех
своих орудий; его прижало к сиденью. Тут же  вспыхнули  языки  пламени  от
пушек, обрушивших свою мощь  на  стоявшие  машины,  поливая  их  свинцовым
дождем. Мэрдока два раза встряхнуло - это "Дженни" выпустила ракеты. Затем
она рванула вперед, но наперерез им бросилось с десяток машин.
   Снова  переключив  передачу,  "Дженни"  стала  заворачивать  за   груду
металлолома, двигаясь в обратном направлении и открыв огонь по охранникам.
В зеркале заднего обзора Мэрдок увидел поднявшуюся за ними стену пламени.
   - Ты промахнулась! - заорал он. - Не попала  в  черный  "Кадиллак".  Ты
стреляла в передние машины. Он скрылся.
   - Я знаю. Извини.
   - Ты не должна была промахнуться.
   - Знаю. Я промахнулась.
   Они миновали скопище из различных деталей машин. Два охранника скрылись
в туннеле. Вдали догорали три разбитые машины.  Шестая,  очевидно,  успела
скрыться в проходе.
   - Вот он! - закричал Мэрдок. - Там, вдали. Убей его! Убей!
   Дряхлый кладбищенский сторож - скорее всего "Форд"  -  весь  трясясь  и
лязгая, сдвинулся на несколько футов и остановился.
   - Зона обстрела блокирована, - доложила "Дженни".
   - Разнеси эту развалину и возьми под прицел туннель. Не дай ему уйти.
   - Я не могу, - ответила она.
   - Почему?
   - Не могу и все.
   - Это приказ. Стреляй - и в туннель!
   Ее пушки развернулись и ударили по шинам старой машины.
   В этот момент "Кадиллак" юркнул в проход.
   - Ты дала ему уйти! - снова заорал он. - За ним! Вдогонку!
   - Хорошо, Сэм. Я еду. Не кричи, пожалуйста, не кричи на меня.
   Внутри туннеля до него донесся звук мощного удаляющегося двигателя.
   - Не вздумай здесь стрелять, иначе нам крышка.
   - Я понимаю. Не буду.
   - Оставь гранат парочку и жми на газ. Может  быть,  на  них  кто-нибудь
нарвется.
   Они быстро миновали туннель  и  выехали  на  равнину,  ярко  освещенную
солнцем. "Кадиллака" нигде не было видно.
   - Ищи след. Скорее...
   За спиной у Мэрдока вдруг раздался взрыв. Земля задрожала.
   - Тут много разных следов.
   - Сама знаешь, что нам надо. Ищи самый широкий и горячий. Начинай.
   - Кажется, я нашла его, Сэм.
   - Прекрасно. Вперед.
   Мэрдок схватил флягу с коньяком и жадно сделал несколько глотков. Затем
закурил и стал задумчиво глядеть вдаль.
   - Почему ты сделала это? - тихо спросил он. - Почему  ты  промахнулась,
"Дженни"?
   Она не сразу ответила. Он ждал.
   Наконец она произнесла:
   - Потому, что он для меня больше, чем машина.  Да,  он  причинил  много
вреда машинам и людям. Все это ужасно.  Но  в  нем,  Сэм,  что-то  есть...
благородное... стремление в одиночку бороться против всего  мира  за  свою
свободу... подчинить себе безжалостные  машины...  не  останавливаться  ни
перед чем, только чтобы остаться  самим  собой.  На  мгновение,  Сэм,  мне
захотелось быть вместе с ним...  мчаться  по  Великой  равнине...  по  его
первому приказанию открыть огонь по воротам Топливной крепости... однако я
не способна убить тебя. Я слишком сентиментальна. Понимаешь, Сэм?
   - Спасибо, хорошо запрограммированное помойное ведро. Большое спасибо!
   - Извини, Сэм.
   - Заткнись, хотя  постой!  Сперва  расскажи  мне,  что  ты  собираешься
делать, как мы найдем эту... его?
   - Не знаю.
   - Соображай быстрее. Ты видишь облако пыли впереди так же хорошо, как и
я. Прибавь скорость.
   "Дженни" пошла быстрее.
   - Посмотрим, что скажут ребята  из  Детройта,  -  продолжал  Мэрдок.  -
Сначала, конечно, посмеются, но потом  им  будет  не  до  смеха,  когда  я
потребую обратно деньги.
   - Тебе досталась не такая  уж  плохая  машина.  Сам  знаешь.  Просто  я
слишком...
   - ...Эмоциональная, - подсказал Мэрдок.
   - Да, - ответила она. -  Прежде  чем  попасть  к  тебе,  я  в  основном
общалась с новыми машинами. Я знала, что такое ненормальная машина. Раньше
я никогда не видела разбитых. Разве что на испытаниях. Я была молода...
   - Чиста, - усмехнулся Мэрдок. - Как трогательно! Так приготовься, чтобы
убить первый попавшийся автомобиль. Если окажется, что он твой  дружок,  и
ты промедлишь, нам обоим придет конец.
   - Я попытаюсь, Сэм.
   Машина  впереди   остановилась.   Это   оказался   желтый   "Крайслер",
завалившийся на бок. Две его шины были спущены.
   - Оставь его!  -  бросил  Мэрдок,  заметив,  что  капот  "Дженни"  стал
приподниматься. - Прибереги патроны для более стоящего дела.
   Она проехала мимо.
   - Он ничего не сказал?
   - Обычная ругань. Я разобрала  всего  лишь  несколько  слов,  Тебе  они
покажутся бессмысленными.
   - Машины ругаются между собой? - с изумлением спросил Мэрдок.
   - Иногда, да. Этим обычно грешат машины невысокого класса, особенно  на
шоссе и у дорожных застав, где их скапливается слишком много.
   - И как же они ругаются?
   - Не скажу. За кого ты меня принимаешь?
   - Извини. Ты у меня леди. Я совсем забыл про это.
   В радиоприемнике раздался громкий щелчок.
   Грунт у подножия горы  стал  тверже  и  ровнее,  и  "Дженни"  увеличила
скорость. Мэрдок снова приложился к коньяку, запивая его кофе.
   - Десять лет, - пробормотал он, - десять лет...
   След "Кадиллака" в этом  месте  делал  широкую  дугу  и  терялся  среди
бесчисленных холмов.
   Все произошло в мгновение ока, когда  они  огибали  оранжевый  каменный
массив. "Кадиллак" бросился на них  из  укрытия.  Он  поджидал  в  засаде,
поняв, что ему не уйти от преследования.
   "Дженни" успела увернуться. Ее тормоза резко взвизгнули  и  задымились.
Одновременно она открыла огонь из пятидесяток, и следом раздался  ракетный
залп, отбросивший Мэрдока назад. Стоя на  задних  колесах,  она  три  раза
повернулась вокруг своей  оси.  Ракеты  точно  попали  в  цель,  превратив
"Дьявола" в дымящуюся груду железа на склоне холма.  В  следующую  секунду
она опустилась на четыре колеса, расстреливая оставшиеся  патроны.  Вскоре
все было кончено.
   Мэрдок  сидел  потрясенный,   наблюдая,   как   догорает   искореженный
"Кадиллак" на фоне утреннего неба.
   - Ты сделала свое дело, "Дженни"! Ты убила его. Ты  отомстила  за  меня
"Машине-Дьяволу"!
   Она молча включила двигатель и  повернула  на  юго-восток  к  Топливной
крепости - туда, где была цивилизация.


   Два часа они ехали молча. Мэрдок  допил  коньяк,  кофе  и  выкурил  все
сигареты.
   - "Дженни", скажи же что-нибудь, -  не  выдержал  он.  -  В  чем  дело?
Объясни.
   Она ответила ему едва слышно:
   - Сэм, он говорил со мной перед тем, как броситься с холма...
   Мэрдок ждал, но она больше ничего не сказала.
   - И что же он тебе сказал? - наконец спросил он.
   - Он сказал: "Разделайся со своим пассажиром, тогда я проскочу мимо.  Я
хочу, "Голубая леди", чтобы  ты  была  рядом  со  мной,  чтобы  мы  вместе
совершали набеги. Если мы будем рядом, нас никто никогда не поймает", - но
я убила его.
   Мэрдок молчал.
   - Он говорил это, чтобы отвлечь меня, разве не так? Он хотел остановить
меня и убить нас обоих, разве не так? Он говорил неправду, ведь так, Сэм?
   - Конечно, конечно, он уже не мог увернуться.
   - Да, пожалуй... Но, послушай, ты  не  считаешь,  что  он  говорил  это
серьезно, чтобы мы вместе с ним... до того, как я открыла огонь?
   - Вполне возможно, бэби. Ты прекрасно вооружена.
   - Спасибо, - ответила она, делая новый поворот. И  до  Мэрдока  донесся
странный механический звук, похожий на тихое ругательство или молитву,  но
он только покачал головой и осторожно провел  дрожащей  рукой  по  сиденью
справа.

Популярность: 19, Last-modified: Tue, 23 Jan 2001 22:09:44 GMT