--------------------
Роджеp Желязны. Мост из пепла.
Пер. - В.Гольдич.
Roger Zelazny. Bridge of Ashes (1976).
--------------------







     Я.
     На календаре было...
     Он...
     ...Увидел человека, который...
     ...С ним было  еще  несколько  человек,  с  виду  охотники.  Тела  их
прикрыты звериными шкурами. У каждого зверолова в руках заостренный шест с
факелом на конце. Вожак отмечен знаком отличия  -  камнем  на  груди  -  и
украшен узором из линий, наколотых на коже острием надежного ножа, который
висит на узком ремешке у меня...  то  есть  у  него  на  поясе.  В  волосы
вплетены листья,  с  шеи  свисает  на  кожаной  ленте  какой-то  блестящий
предмет. Это залог воинской силы, вожак обрел ее  вместе  с  талисманом  в
земле привидений, что скрыта за морем. Он ведет воинов  на  охоту,  волосы
его блещут, как вороново крыло, и отцу  каждого  из  юношей  он  доводится
отцом. Темные его глаза пронзают захваченную зверем чащу.  Тишина,  ноздри
вожака трепещут, охотники ступают  за  ним  след  в  след.  Ветерок  вдруг
приносит слабый запах соли и водорослей - с недалеких  берегов  той  самой
большой  воды,  что  всем  нам  мать.  Вождь  поднимает  руку,  и  мужчины
опускаются на землю: привал.
     Но вот он снова дает знак -  и  они  расходятся  от  него  направо  и
налево, то и дело припадая к  земле,  продвигаясь  вперед  широкой  дугой.
Затем все вновь опускаются на землю.
     Вожак делает короткое движение. Берется за рукоять своего оружия. Миг
- и в руке у него ничего нет. Рев боли доносится с ближней поляны.  Тотчас
же остальные охотники устремляются  вперед,  держа  свои  копья  наготове.
Вожак вытаскивает нож и следует за ними.
     Он настигает раненого зверя, - поверженного теперь и трепещущего: три
копья торчат из его пронзенных боков, - настигает как раз  вовремя,  чтобы
перерезать хищнику глотку. Охотники вырвали из туши свои  копья.  Таинство
охоты завершилось победой, вернулось  время  восклицаний  и  смеха.  Вожак
спешит украсить себя новым трофеем;  он  приказывает  подготовить  большую
часть свежатины к переноске, оставив немного мяса для победного пира,  час
которого пробил.
     Костровой собирает поваленные деревца.  Кто-то  приносит  хворост  на
растопку. Один из охотников  затягивает  песню,  не  имеющую  мотива,  это
просто ритмично  повторяющиеся  возгласы.  Солнце  склоняет  свой  путь  к
вершинам деревьев. Меж их корнями, среди валунов, возле поваленных стволов
раскрываются маленькие цветки. И вновь долетает запах морского ветра.
     Собрав куски мяса в связки и поручив их костровому,  вожак  с  минуту
медлит, присев, притронувшись пальцами  к  сверкающей  вещице  у  себя  на
груди. На ощупь она кажется немного теплой. Время течет. Мужчина  пожимает
плечами. Другой рукой он касается звериной плоти, отрезает кусок побольше.
     Что за звук - глубокий, жутко извергаемый  вой,  он  разрастается  на
долгой, взвивающейся ноте, срываясь в свист, захлестывающий все, что  было
слышно прежде, идущий по пятам за охватившей все  и  всех  дрожью,  словно
говоря, что где-то кто-то могучий не поддается ей.
     Вскоре это содроганье и вой начинаются вновь, но громче и  ближе.  Им
вторит отдаленный грохот и скрежетанье,  будто  где-то  там  проламывается
сквозь подлесок тяжкая туша.
     Вожак прижимает ладони к земле и чувствует ее содроганья.
     "Бегите! - командует он охотникам, вскакивая на ноги  и  хватая  свое
копье. - Быстро! Прочь еду! Торопитесь!"
     Они повинуются, оставляют добычу, костер.
     Когда охотники скрылись, их вожаку пришла пора отступить из  леса.  В
последний раз пронеслись по кругу  возгласы  переклички,  и  лес  медленно
затихает, эхом сопровождая уходящий отряд.
     Однако вой слышится вновь, в нем звучит такая сила, что воющий  зверь
представляется гигантом. Вожак  спешит  к  луговине,  которую  только  что
пересекли охотники. Посередине ее всегда стоял каменистый холм...
     Человек вырывается на открытое место, бежит прямо к холму. По грому у
себя за спиной он уже почти догадывается, что не сможет  выиграть  столько
времени, чтобы  обрушить  камни  с  холма  на  своего  преследователя.  Он
подбегает к расщелине в скале, проскальзывает в нее и прячется за  выступ,
прижимаясь к земле.
     Блеск отраженного солнца слепит ему глаза, подпрыгивая  и  танцуя  на
бесчисленных чешуйках длинного и гибкого  тела  чудовища,  на  его  прямом
хвосте, кривых лапах и рогатой голове. Гад пропахал за собой  по  луговине
глубокие борозды, протаскивая свое висячее пузо,  косолапо  переваливаясь,
гоня напролом изо всех сил, пытаясь настичь охотника. Ни деревце, ни валун
не могли  заставить  его  свернуть  с  пути.  Дерево  разломано  в  щепки,
повалено, повержено под ноги твари. Рога его задевают за валуны, и  голова
мотается из стороны в сторону.  Скала  начинает  качаться,  сначала  почти
незаметно.
     Охотник упирается торцом копья в камень. Он следит за сияющей  тушей,
ожидая, когда она даст  маху,  оступится,  подставит  уязвимое  место.  Он
принял решение и делает  ставку  на  свое  оружие.  Человек  всматривается
из-под ладони сквозь клубящуюся пыль. Уши у него болят  от  пронзительного
воя. Он ждет.
     Мгновение, - копье взлетает само собой, и камни вокруг  раскатываются
от удара. Воин вновь прячется в глубь расщелины, ускользая от  настигающих
его рогов. Рога останавливаются в дюйме от его тела.
     Теперь зверь принимается раскачивать собственный  вес  из  стороны  в
сторону, продолжая, как веслами, загребать перепончатыми лапами, и  всякий
раз, когда тварь задевает за скалы, тело ее гудит, как  огромный  колокол.
Человек чувствует запах высохшей морской  соли,  источаемый  бронированной
шкурой хищника. Он направляет удар в  ревущую  голову,  но  твердокаменный
клинок ломается прямо в руке. Воин чувствует, как снова дрожат  скалы.  Он
нащупывает амулет у себя на груди; амулет так горяч, что обжигает кожу.
     Новый удар пронзает его  сторону  скалы,  и  мы  вскрикиваем,  словно
посажены на кол, вздеты вверх и сброшены...
     Боль и хруст костей. Тьма и  боль.  Темнота.  Свет.  Кажется,  солнце
стоит выше, чем было? Мы промокли, одежда пропитана нашей собственной алой
кровью. Хищнику пришел конец. Мы ковыляем по земле. Мы одни  здесь,  среди
трав... Нас окружают насекомые, они спускаются,  хотят  из  нас  напиться.
Рогатая  гора  костей  венчает  собой  континент  моего  тела,   покрытого
снегом...
     Я...
     Темнота.
     Мужчину будит звук их причитаний. Они возвратились к нему, его  дети.
Они привели с собой ее, и она,  напевая,  баюкает  его  голову  у  себя  в
коленях. Она убрала его цветами и травами, укрыла его  нарядным  покровом.
Он улыбается  ей;  амулет  теперь  остыл,  сознание  же  вновь  постепенно
угасает.
     Он смеживает веки, и она принимается петь  над  ним  долгую  жалобную
песню. И тогда все остальные поднимаются  и  уходят,  оставляя  их  одних.
Здесь место любви. Мы...
     Я...
     Вспышки голубизны, зияние белого круга...
     Зверь возвратился на свое место.


     И о самом себе...
     ...по-старому. Случилось так...
     ...Житель побережья. Смотрите...
     ...Тащат человека, покрытого сырым песком. Могучего. Глаз его блещет,
как золотая монета. Разумеется, его "я" в разладе с  ним  и  наблюдает  со
стороны. Ждет, когда судьба сама устранит врагов. Тем временем море  лепит
зеленые ступени и решетки, старательно лепит  под  теплым  голубым  небом,
старательно и незаметно, как сам он описывает круг. Семьдесят с лишним лет
он знал море в окрестностях Сиракуз, у  берегов  Сицилии.  Он  никогда  не
покидал это море, не уезжал  далеко,  даже  в  дни  учебы  в  Александрии.
Неудивительно, однако, что он может как бы не замечать свежесть  волн,  их
плеск и брызги, игры со светом и цветом. Чистое море,  исполненное  жизни,
внезапно оглушающее, оно может сгустить в себе все, что есть на земле, - и
это же море, далекое и абстрактное, как неисчислимые зерна песка,  которые
он пересчитывал, пытаясь заполнить свою Вселенную, переставляя чуть ли  не
все вещи внутри нее в соответствии с законом, который он внедрил в материю
властью королевской короны (в тот день он выскочил из  ванной  обнаженным,
крича, что открыл новый закон)... Море и вздох моря на  морском  берегу...
Теперь, теперь очень многие вещи  произошли,  но  не  пришла  связь  между
формами. Блоки, помпы, рычаги, - все эти  штуки  хитроумны  и  могут  быть
полезны. Но Сиракузы пали. Слишком много в наше  время  римлян,  даже  для
трюка с зеркалами. Да и случилось ли это на самом деле? Идеи живут дольше,
чем их воплощения. Целями истребительских умыслов были всего лишь игрушки,
не более того - порхающие призраки  закономерностей,  которых  он  пытался
выловить сетями своей мысли. Теперь, теперь... На этот раз...  Если  связь
между вещами, между событиями может  быть  выражена  огромным  количеством
маленьких  ступеней...  Сколько  их  должно  быть?  Много?..  Несколько?..
Сколько-то. Как приказал  номер  такой-то.  И  если  была  какого-то  рода
граница... Да. Какой-то предел. Да. И  вот  в  этой  точке,  на  одной  из
ступеней... Как мы уже поступили с числом "пи" и многоугольниками.  Только
теперь давайте продвинемся еще на шаг вперед...
     Он не заметил тени мужчины на песке, слева от него.  Мысли,  глухота,
обещание римского военачальника Марцеллуса, что ему не сделают вреда... Он
не видит, он не слышит вопроса.  Снова.  Ты  только  взгляни,  старик!  Мы
должны ответить!.. Клинок вышел из неясен, и снова звучат слова.  Отвечай!
Отвечай! Он совершает новый круг, совершает его лениво, считая,  что  шаги
не меняют ничего внутри пределов, нащупывая для словаря выражения, которые
непременно потребуются.
     Удар!
     Мы пронзены насквозь. Мы падаем... Почему? Дайте мне...
     После того финального круга глаза мои закрылись. Все вокруг -  нежная
голубизна. Это не синева неба или моря... Это...


     Теперь, теперь, теперь... Боль, потеря всего, что было...
     Я, Флавий Клавдий Юлиан, усмиритель Галлии, император Рима, последний
защитник  старых  богов,  прохожу  теперь,  как  прошли  они.  Молю  тебя,
повелитель молний, и тебя, сотрясатель земли и укротитель коней,  и  тебя,
госпожа  злачных  полей,  и  тебя,  тебя...   всех   вас,   властители   и
властительницы высокого Олимпа... умоляю, умоляю, умоляю, ибо  я  не  могу
послужить вам лучше, о хозяева и попечители Земли, и ее деревьев, и  трав,
и благодатных святых мест, и всех тварей плавающих и ползающих, летающих и
прячущихся в норах, все это движение, дыхание, осязание, пение и плач... Я
мог бы сослужить вам лучшую службу, если бы остался в  Ктезифоне,  взял  в
осаду этот огромный город, затем пересек реку Тигр и отыскал короля Сапора
среди руин. Ради этого я готов умереть. Смерть от ран, в то время как  вся
персидская армия окружает нас кольцом. Жара, сушь,  опустошенная  земля...
Да, нельзя желать лучшего! В такое же, быть может, место  пришел  когда-то
галилеянин, чтобы вынести искушение...  Неужели  тебе  необходима  ирония,
новый Бог? Ты вырвал землю у тех, кто ею владел, и отпустил ее на  волю...
Это другой мир, но ты потребовал, чтобы и им они  управляли.  Теперь  тебе
безразлично зеленое, коричневое, золотое, безразличны тебе поляны, долины,
тебя привлекает только это сухое, горячее место: скалы, песок... и смерть.
Что значит для тебя смерть? Ворота... Для меня  же  она  больше,  чем  мой
собственный конец, ибо я потерпел неудачу...  Ты  убиваешь  меня,  подобно
детям Константина, изведшим мой род... Для  тебя  смерть,  может  быть,  и
ворота, для меня она - конец... Я вижу, вот моя кровь - лужа... Я отдаю ее
Земле - Гее, старой матери... Я  бился,  и  я  закончил  свое  сражение...
Древние боги, я ваш...
     Кровяной красный круг обесцвечен. Кажется, начинается рев. Он.  Он...
Я...


     Скажите мне, неужели действительно что-то произошло? Если да, то я...
     Он пристально смотрит из окна на движения птиц, как бы  сортируя  их.
Весна пришла в Рим. Но солнце опускается, и тени  становятся  длинней.  Он
сортирует цвета, тени, текстуры. Если бы я строил этот город, я сделал  бы
его разнообразней... Он обращает внимание  на  тучи.  Такие,  быть  может,
никогда уже больше не будут сделаны... Закинув голову назад,  прислоняется
к стене, пробегает пальцами по своей бороде, дергает себя за нижнюю губу.
     Было так много привлекательных  вещей:  летать,  ходить  под  морской
водой, строить  дворцы  и  изумительные  механизмы,  изменять  русла  рек,
постигать глубины всех законов природы, отдавать себя  точным  наукам  или
искусствам, без конца бороться с самим собой, принимать все новые  пути...
А как много вещей сделал он для Людовика, да только все пустяки...
     Хотелось  бы  видеть  все  доведенным  до   конца.   Грустно,   когда
благоприятные возможности неизменно подворачиваются в неподходящий момент.
Или если дела, казалось бы, шли хорошо, но что-то явилось все испортить  -
как всегда. Как много всего, что может быть полезно людям. Порой  кажется,
что мир стремится противостоять тебе... И теперь... Великолепный  Джулиано
де Медичи умер в прошлом месяце, в марте... Из-за пустяка я остался здесь,
этот новый французский  король  говорил  о  поместье  Клу,  близ  Амбуаза,
чудесное местечко - и никаких долгов...  Возможно,  там  хорошо  отдыхать,
думать, продолжать занятия. Я мог бы даже порисовать немножко...
     Он отворачивается от окна, отступает.  На  голубом  поле  неба  белый
круг, хотя луна еще не поднялась. Можно...
     Скажите мне, произошло ли вообще хоть что-нибудь...


     ...И она поет горестную песню - про  то,  как  он  лежит,  истекающий
кровью.
     Зверь возвратился в море. Она отгоняет комаров от  раненого,  баюкает
его голову у себя в коленях. Он не  двигается.  И  не  заметно,  чтобы  он
дышал.
     Но немного тепла в нем еще есть...
     Она находит слова... Деревья и горы, потоки и поля, как может все это
существовать? Он, чьи сыновья и сыновья сыновей  охотились  здесь  еще  до
того, как были созданы эти холмы... Он, кто разговаривал  со  всемогущими,
что живут за морем... Как он сумел пройти  туда,  если  человек  не  может
оказаться в стране снов?  Терзайте  себя,  понукайте  себя,  разбейтесь  в
лепешку, плачьте... если сын Земли больше не ходит по ней.
     Голос ее пролетает над поляной, вот он пропал среди  деревьев.  Боль,
боль, боль...
     Пьян опять! А кому какое дело? Может быть, я и есть такой  никчемный,
как они говорят, грязный швейцарский сумасшедший!.. Я видел, и я  говорил.
На самом-то деле сумасшедшие они сами, те, кто не слушает... Еще глоток...
Ничего из сказанного мной не понято верно. Следует  ли  предположить,  что
так будет всегда? Предположить... Проклятый Вольтер! Он знал, что я  хотел
сказать! Он знал, что я никогда не подразумевал увести всех жить в  лесах!
Одаренный человек в его связи с обществом - вот  что  я  говорил  вновь  и
вновь... Только общество может дать человеку  знания  о  добре  и  зле.  В
природе же он есть всего лишь невинный младенец.  Вольтер  знал!  Я  готов
поклясться, что он знал, проклятый насмешник! И  будь  прокляты  все,  кто
призывает  человека  трудиться!  Порочность  разряженных  денди  играет  в
простоту... Тереза! Мне скучно без  тебя  по  вечерам...  Да  где  же  эта
бутылка? А, наконец нашлась!.. Узри Богиню и Бога и порядок в природе и  в
сердце... и в бутылочке, я должен добавить. Как хорошо в  полночь  комната
плывет. Вот и настали времена - черт побери их  совсем,  -  когда  все  на
свете кажется никчемным, все, все, что я делал, и  все  остальное  в  этом
безумном мире. Но кого это интересует? Во времена, когда я, кажется,  вижу
все так ясно...  Но...  В  этот  вечер  я  не  исповедую  веру  савойского
викария... Были времена, когда я боялся, уж не вправду ли я сумасшедший, и
другие времена, когда я сомневался в  тех  или  иных  мыслях...  Теперь  я
боюсь, что не имеет значения,  сумасшедший  я  или  нормальный,  прав  или
заблуждаюсь.  Не  имеет  значения  ни  в  малейшей  степени.   Слова   мои
оцениваются по их звучанию, пронзительности, эффективности, доступности...
Ветер продолжает дуть, мир идет тем же путем, каким  будет  идти,  следует
прежним курсом, каким он шел бы, если бы меня и не было никогда.
     Не имеет значения, что я смотрел и говорил. Не  имеет  значения,  что
те, кто меня презирал, могут быть правы. Не имеет значения...
     Голова его отдыхает, упав на руку. Он разглядывает  дно  бутылки.  Мы
видим, как оно становится белым в  мерцающем  свете,  а  все  вокруг  него
голубое... Мы кружимся. Мы...
     Я...


     - Айе! - вскрикивает она, вздрагивая, завершив свою песнь;  кровь  на
ране  засохла,  тело  воина  стало  неподвижным  и   бледным.   И   снова,
склонившись,  вскрикивает,  застывая  в  форме   самой   теплоты.   Воздух
вырывается из моих легких с шумом, как рыданье. Боль!
     Боль...


     ...Но  не  покинуто  ничего.  Мои  надежды  -  мечты  дурака...  Меня
пригласили, когда все уже началось. Старый порядок, в мире которого я, Жан
Антуан Никола, был рожден маркизом де  Кондорсе  [Кондорсе  -  Жан  Антуан
Никола (1743-1794), маркиз, французский  философ-просветитель,  математик,
социолог,  политический  деятель;  в  философии  -  сторонник   деизма   и
сенсуализма; развил концепцию исторического прогресса, в  основе  которого
развитие разума], отпраздновал свой расцвет и проводил его во тьму задолго
до того, как я увидел этот свет, и меня приветствовала  Революция.  Прошло
еще три года - и я уже сидел в законодательном собрании.  И  террор...  Но
спустя еще год из-за моего сочувствия Жиронде я утратил завидное положение
и бежал в якобинцы... Смехотворно! Здесь вот я и сижу, их пленник. Я знаю,
чего мне теперь надо ждать, но этого они от меня не  получат!  Смехотворно
это - пока так считаю я. Все, что хотел, я написал: что человек  может  за
один  день  стать  свободным  от  нужды  и   войны,   что   углубление   и
распространение знаний, открытие законов поведения людей в обществе  могут
привести  человека  к  совершенству...  Смехотворно  -  верить  в  это   и
рассчитывать  таким  путем  стать  хозяином  гильотины...  Еще  вот   что:
умеренность не есть путь революции;  мы,  вовлеченные  в  дело  гуманисты,
частенько усваиваем это слишком поздно... Я все еще верю, хотя мои  идеалы
сегодня кажутся дальше, чем уже были однажды... Нам следует надеяться, что
они на прежнем месте и работают на пользу дела... Но я устал. Чистое  дело
скучно... На мой взгляд, в дальнейшем я не смогу быть использован здесь...
Время писать заключение и закрывать книгу...
     Мы совершаем последние приготовления. В момент  боли  я  -  он...  Мы
смотрим сквозь голубой туман и бледный круг, всплывающий над стеной...


     Теперь, снова теперь, вновь как всегда...  Боль,  и  женщина  баюкает
сраженное тело, дыша мне в рот; она бьет меня по груди, растирает его руки
и шею... Как бы желая этим призвать обратно, как будто вместе  с  дыханием
она отдает часть своей души...
     Земля под нашими плечами бугристая, и когда дыхание становится чаще и
сильнее, нам больно... Стоит мне пошевелиться снова - и хлынет  кровь.  Он
должен оставаться совершенно неподвижным... Солнце мечет стрелы прямо  нам
в веки...


     ...Гилберт Ван Дайн бросил последний взгляд на свою речь.
     "Я уже знаю, что собираюсь сказать,  знаю  точно,  где  отступить  от
текста и как... Все это имеет какую-то нереальную важность.  Вопрос  почти
разложен по полочкам. Все, что я должен сделать, - это встать и произнести
слова. Спокойненько...  Обращаться  к  Генеральной  Ассамблее  Организации
Объединенных Наций  -  не  совсем  одно  и  то  же,  что  разговаривать  с
аудиторией, заполненной студентами. Я меньше нервничал в Стокгольме, в тот
день, восемь лет назад... Странно, что  Премии  придается  столь  огромное
значение...  Но  если  бы  не  это,  лишь  несколько  человек  прочли   бы
когда-нибудь мою речь - или что-нибудь очень похожее на нее...  Главное  -
сделать так, чтобы слова мои прозвучали..."
     Он  пробежал  рукой  по  тому,  что  оставалось  от  когда-то  пышной
шевелюры.
     "Как пройдет голосование, хотел бы я  знать?  Все  говорят,  что  оно
должно  быть  закрытым...  Я,  честно  говоря,  надеюсь  на  единственное:
получить  самое  широкое  представление  о  мнении  большинства,  быть   в
состоянии видеть не только  поверхностные  неточности,  -  вот  в  чем  мы
заинтересованы... Господи! Я действительно надеюсь..."
     Ведущий подбирался к финалу своего  вступительного  слова.  Навстречу
его речи поднималось мягкое  течение  ропота,  повторяемого  на  полусотне
языков, оно растекалось по залу,  затухая,  как  уже  отработанный  момент
ритуала. Вот, вот сейчас... Он взглянул на ведущего, на стенные  часы,  на
собственные руки...
     Ведущий поклонился, повернул голову, сделал жест рукой.  Гилберт  Ван
Дайн поднялся и пошел к микрофону.  Раскладывая  бумаги  перед  собой,  он
улыбался. Короткая пауза... Он начал говорить...
     Мертвая тишина.
     Не только ропот, но самый малейший звук в зале прекратился. Ни кашля,
ни скрипа кресла, ни возни  с  портфелем,  ни  чирканья  спичек,  никакого
шороха бумаг, звона  бокалов  с  водой,  хлопанья  закрываемой  двери  или
шарканья подошв. Ни звука.
     Гилберт Ван Дайн сделал паузу и огляделся.
     Все люди в зале  сидели,  не  шелохнувшись.  Всеобщая  неподвижность,
точно на моментальной фотографии.
     Ни одно тело не шевельнулось. Дымок сигареты застыл в воздухе.
     Он повернул голову, высматривая какую-нибудь малую активность  внутри
собрания - хоть какую-то?
     Затем Гилберта Ван Дайна сковал мороз. Один из  делегатов  маленького
южного государства вскочил на ноги,  очевидно,  всего  за  миг  до  этого:
кресло его все еще наклонялось назад, падающая папка, ровно  висевшая  под
невозможным углом перед ним, все еще бесшумно рассыпала по воздуху бумаги.
Мужчина держал в  руке  револьвер,  нацеленный  прямо  в  Ван  Дайна,  еле
заметный пучок не убегающего дыма подрагивал над стволом слева.
     Чуть погодя Гилберт Ван Дайн зашевелился. Он  оставил  приготовленные
заметки, отошел от микрофона, спустился в зал, пересек его прежним путем в
обратную сторону, направляясь к тому месту, где  стоял  человек  со  своим
револьвером, выпученными глазами, обнаженными зубами, сведенными бровями.
     Ван Дайн подошел к нему, постоял с  минуту,  затем  язвительно  пожал
человеку руку.
     ...Непреклонный, несгибаемый, как изваяние. При рукопожатии Ван  Дайн
почувствовал не прохладную кожу ладони,  но  нечто  более  плотное,  более
косное. Впрочем, и материя его рукава казалась более  твердой,  чем  могла
быть.
     Повернувшись, Ван Дайн дотронулся  до  другого  ближайшего  человека.
Ощущение - то же самое. Даже рубашки у  обоих  словно  из  грубой,  жестко
накрахмаленной материи.
     Гилберт  Ван  Дайн  наблюдал  за  бумагами,  все  еще   неестественно
подвешенными перед  стрелявшим.  Тронул  один  из  листков.  Та  же  самая
жесткость... Он дернул бумагу. Она разорвалась бесшумно.
     Из делегатского  набора  Ван  Дайн  извлек  автоматический  карандаш,
поднял его перед собой, отпустил. Карандаш повис в воздухе неподвижно.
     Он взглянул на свои часы. Не новые, они не шли.  Ван  Дайн  встряхнул
их, прижал к уху. Ни звука.
     Вернувшись к вооруженному человеку,  он  осмотрел  ствол  револьвера.
Сомнений быть не могло. Оружие нацелено как раз в то  место,  которое  Ван
Дайн недавно покинул.
     ...И что это там у него над головой?
     Он выпрямился, прибавил шагу, обошел и осмотрел пулю, висевшую  футов
за шесть от револьверного ствола,  -  она  парит,  ползет  вперед  с  едва
заметной скоростью.
     Он встряхнул головой, отступил назад.
     Вдруг  ему  стали  совершенно  ясны  масштабы  феномена.   Ван   Дайн
повернулся и зашагал к входной двери, по  пути  ускоряя  шаг.  Выходя,  он
повернулся к ближайшему окну и окинул взглядом мир по ту сторону стены.
     Уличное движение замерло и стояло беззвучно, птицы парили неподвижно,
ни один флаг не трепетал. Облака тоже стояли на месте.
     - Наваждение, а? - раздалось, кажется, нечто вроде голоса. - По  всей
вероятности, так. Я понял, как вы бы выразились, в последнюю  минуту,  что
должен поговорить с вами.
     Ван Дайн обернулся.
     Смуглолицый человек, одетый в зеленые  слаксы  и  линялую  спортивную
рубашку, стоял у стены, левая нога его отдыхала на широкой  черной  сумке.
Плотно сложенный, с  широким  лбом,  темными  глазами,  тяжелыми  бровями,
чуткими ноздрями...
     - Да, - ответил Ван Дайн, - это наваждение. Вы знаете, что случилось?
     Его собеседник кивнул.
     - Как я уже сказал, мне хотелось с вами поговорить.
     - За тем-то вы и остановили время?
     Послышалось нечто похожее на смех.
     - Произошло как раз обратное. Я ускорил вас. За  время,  которое  вам
покажется несколькими минутами,  вы  можете  развиваться  с  экстремальной
быстротой. Только скажите мне, когда начнете. У меня даже еда с  собой.  -
Незнакомец встряхнул свою сумку. - Подходите, прошу вас!
     - На самом деле вы не разговариваете, - заметил Ван Дайн. -  До  меня
только сейчас это дошло. Ваши слова звучат у меня прямо в голове.
     Человек снова кивнул.
     - Это происходит здесь  или  пишется  в  записях.  Послушайте!  -  Он
улыбнулся. - Вы не можете расслышать даже собственного  шарканья.  Звук  -
неудачная шутка всего на миг... Или наоборот,  мы  сами  для  нее  слишком
непробиваемы. Давайте же! Время - дорогой товар.
     Он  повернулся,  и  Ван  Дайн  последовал  за  ним  вон  из   здания.
Смуглолицый считал, видимо, что открывать дверь нет необходимости: слишком
долго. Он взял Ван Дайна за руку и сделал  что-то  со  своей  сумкой.  Они
поднялись в воздух.
     Несколькими минутами позднее они присели отдохнуть на  крышу  здания.
Здесь незнакомец обернулся и жестом указал  на  Ист-ривер,  кусок  мутного
стекла, и на затуманенное небо, мраморное, - пряди дыма лежали на нем, как
вздувшаяся рыба на отмели.
     - Вот оно. И там... - Он взял Ван Дайна под руку и  повел  на  другой
конец крыши. - Город...
     Ван  Дайн  огляделся,  скользнув  взглядом  по  городу,  тихому,  где
неподвижные автомобили лежали, приникнув к морскому дну своими  выхлопными
трубами, - скучные, надежные с виду, с флагштоками,  гидрантами,  рядом  с
кустами,  подписями,  мотками  провода,  световыми  столбами;  с   травой,
несколькими деревьями и бродячим котом все  это  составляло  единство.  Он
смотрел вверх, на темные тучи, вниз, на освещенное место и тени на тусклых
поверхностях машин.
     - Что именно я должен, согласно вашему желанию, увидеть?
     - Осквернение, - ответил собеседник.
     - Я хорошо сознаю его суть - особенно сегодня.
     - ...И мощь, и красота...
     - Не могу отрицать.
     - Решение, настоять на принятии которого вы хотели... Как вы думаете,
каковы его реальные шансы?
     - Все надеются, что голосование будет закрытым.
     Смуглолицый незнакомец кивнул.
     - Но что несет решение по существу? - спросил он. - Этот текст окажет
некоторое давление на другие нации,  не  предлагая  им  стать  участниками
нескольких уже существующих договоров, целью которых является  ограничение
загрязнения морей и атмосферы. Каждый в принципе согласен с тем, что  миру
надлежит   быть   чистым,   хотя   существует   жестокое   противодействие
предложенным мерам.
     - Которое тоже можно понять.  Благоденствующие  могущественные  нации
мощью   своей,   своим   здоровьем,   уровнем   жизни   обязаны    другим,
эксплуатируемым народам, - сказал Ван Дайн, - их-то теперь и  призывают  к
воздержанию, причем призыв звучит как раз в тот момент, когда те,  другие,
выходят на уровень, позволяющий им дать себе волю в инициативах иного рода
и снять урожай  сходных  выгод.  Поэтому  подозревать  нас  в  плутовстве,
воспринимать наши предложения как результат  заговора  неоколониалистов  и
воздерживаться  от  участия  в  нем  с  их   стороны   просто   проявление
человечности.
     - Просто проявление человечности, - откликнулся собеседник. -  Вот  в
чем, к несчастью, проблема, - и гораздо более широкая  проблема,  чем  вы,
возможно, представляете. Я ужасно уважаю вас, доктор Ван Дайн,  и  поэтому
решил потратить время на то,  чтобы  объяснить  вам,  что  на  самом  деле
означает это слово. Человечность.  Вы  думаете,  Ликей  и  остальные  были
правы, полагая, что именно Восточная Африка  оказалась  немного  гуманней,
оттого и далась первой им во власть и была допущена  к  рычагам  гуманного
бизнеса?
     - Вполне возможно. Знать наверняка мы никогда не будем, но речь  идет
об очевидности...
     - Я избавлю вас  от  сомнений.  Отвечать  следует  однозначно  -  да.
Тогда-то им и удалось это  сделать.  Но  в  том,  что  произошло,  они  не
обошлись без чужой помощи -  и  тогда,  и  в  другие  переломные  моменты,
гораздо раньше, очень давно.
     - Не понимаю.
     -  Разумеется!  Ваше  обучение   было   основано   на   замечательном
предположении   господства   логики   и   неприкосновенной    уклончивости
телеологии. Вы - жертва  вашего  собственного  логического  мышления.  Нет
пути, по которому вы могли пройти к должному выводу,  о  котором  маловато
говорят. Кроме всего прочего, этот вывод телеологичен:  человеческая  раса
была предназначена служить неким завершением, и закат ее нам уже виден.
     - Безумие! Нелепость! - проговорил Ван Дайн,  и  смуглолицый  человек
указал в сторону города.
     - Можете заставить вещи двигаться  снова?  -  спросил  он.  Ван  Дайн
опустил голову. - Тогда  выслушайте  меня  до  конца.  Отложите  вынесение
приговора до того времени, когда я закончу рассказ. Есть хотите?
     - Да.
     Незнакомец полез в свою сумку.
     - Сандвичи, вино, лимонад, шоколад, кофе... - Он вытащил  скатерть  и
разложил на ней снедь. - Ешьте и слушайте.
     - Много веков назад, - начал он, - диковинное существо было отобрано,
чтобы оно могло развиться в жизненную форму, на этой планете доминирующую.
Ему были даны серьезные шансы, и  серьезные  препятствия  были  поставлены
перед ним, причем таким образом, что, будучи преодолены им,  они  отмечали
его особыми неизгладимыми следами, - так шаг за шагом существо  все  более
развивало в себе высокую чувствительность. Курс  его  был  проложен  через
множество критических положений,  ведущих  существо  к  человекоподобию  и
выше, чтобы добиться господства на планете  обезьян-убийц,  собравшихся  в
стада. Это был необходимый  этап  на  пути  создания  такой  формы  жизни,
которая  успешно  достигнет  уровня  развитого   общества   и   приобретет
способность манипулировать средой своего обитания таким путем, чтобы  дать
максимальный подъем уровню городской жизни и добиться  во  что  бы  то  ни
стало великолепного развития тяжелой промышленности.
     Ван Дайн встряхнул головой, но рот  его  был  наполнен  едой,  и  ему
ничего не оставалось, как только слушать продолжение.
     - Все это было бы достаточным основанием дальнейшего развития, ибо  в
качестве  побочного  продукта  нормального  функционирования   цивилизации
происходят  физические  деформации  мира.   Движущие   силы,   развивающие
человечество, направляли его в сторону эволюции, которая, с  точки  зрения
состава  окружающей  среды,  характеризовалась   бы   присутствием   таких
компонентов, как серный диоксид, оксид  азота,  ртутный  метил,  фтористый
углерод,  тетрахлорэтилен,  чистый  углерод   и   углеродистый   моноксид,
полихлорные бифенилы, органические фосфаты и множество других промышленных
отходов и шлаков, характерных для современного мира. Короче  говоря,  была
изобретена  человеческая  раса  -  саморазвивающаяся  сила,  задуманная  и
запрограммированная столь совершенно, что она не только выполнит  заданную
работу, но и осуществит самоуничтожение, когда придет пора.
     - Но почему? - изумился Ван Дайн. - Ради какой цели?
     - Человеческая раса, - отвечал его собеседник, -  была  так  задумана
существами иного мира. Не знаю, какие события разрушили в конце концов  их
собственную планету, однако я в состоянии делать некоторые  предположения.
Отдельные особи из них спаслись и явились сюда. Земля, очевидно, оказалась
подходящим миром, ее бы только  решительно  изменить...  Инопланетян  было
слишком мало, чтобы приступить к гигантской работе, так что они  предпочли
переложить ее на плечи рода человеческого, который все для них приготовит.
Сами же они весь этот период времени спокойно спали в уютных  спальнях  на
борту своих кораблей. Время от времени  один  из  них  просыпается,  чтобы
курировать прогресс человеческого рода,  так  или  иначе  корректируя  его
развитие, - все должно идти своим чередом в нужном направлении.
     - Приближая наше уничтожение?
     - Да. Они подсчитали все с поразительной точностью, - быть может, уже
проведя когда-то эксперимент с ситуацией  подобного  рода.  Итак,  планета
становится подходящей для них как раз в тот момент, когда  она  становится
неподходящей для человекоподобных. Ваша задача -  отработать  для  них  до
конца, а в завершение работы - умереть.
     - Как могло развиться существо такого типа? Я не могу  понять,  зачем
природе  нужно  развивать  тварь,  приспособленную  заранее   к   планете,
ограбленной столь утонченным способом. Если...
     Незнакомец пожал плечами.
     -  Быть  может,  какой-то  побочный  род,  развившийся  в   полностью
разрушенном  мира?  Или,  что  гораздо  вероятней,  им  был  нанесен  удар
случайным рядом мутаций? Или, быть может, они зашли достаточно  далеко  по
пути естественных наук и смогли индуцировать перемены, чтобы спасти  самих
себя, уже разрушив свой мир? Не знаю. Мне  известно  лишь,  что  они  ищут
особый сорт среды, планету, пережившую  экологическую  катастрофу,  и  они
идут верным путем: здесь, у нас, их ждет победа.
     -  Вы  сказали,  что  они  держат  нас  под  надзором  и   производят
корректировку?
     - Да.
     -  Похоже,  это  вполне  может  быть  указанием  на  то,   что   наше
программирование, составленное с задачей достичь  поставленной  ими  цели,
несовершенно.
     - Правильно. В последние несколько тысяч лет они вели  гораздо  более
внимательное наблюдение над человеческим обществом, чем ранее. Они  всегда
с осторожностью относились к  чудесам,  пророкам,  произвольным  мутациям,
которые могут  направить  ход  событий  в  нежелательном  направлении.  Их
влияние на нас сейчас куда мощнее, чем, скажем, десять тысячелетий  назад.
Таким образом, согласно законам статистики, возможность их распространения
возросла. Поэтому существа иного мира гораздо более  бдительны  в  течение
последнего времени, стремясь подавлять развитие технологий, которые  могли
бы замедлить  или  расстроить  их  программу,  и  рассчитывая  расхолодить
философские тенденции, способные дать схожие результаты. С другой стороны,
они поощряли противоположное. Инопланетяне, к  примеру,  видели  выгоду  в
распространении заумных аспектов  христианства,  буддизма  и  ислама:  они
преуменьшают значительность  Земли  как  таковой.  Они  бились  с  сотнями
философов, ученых мужей...
     - Бились?
     - Убивали или сокрушали, а то и  поддерживали  и  помогали  -  смотря
какой требовался подход.
     - Ужасную вы  рисуете  картину!  -  сказал  Ван  Дайн.  -  Почему  вы
рассказали мне все это?
     Смуглолицый  огляделся,  обвел  взглядом  город,  указал  пальцем  на
медальон, висящий у него на шее.
     - Я боролся с ними, - наконец сказал он,  -  долгие  годы.  В  лучшем
случае я мог добиваться  некоторого  успеха  в  замедлении  хода  событий.
Теперь, однако, наша борьба подходит к завершению, к  тому  завершению,  к
которому они подталкивают нашу расу столь  давно.  Я  не  могу  сказать  с
уверенностью, сколько у нас осталось шансов.  Кое-кто  считает  уже  почти
необходимым произвести некоторые изменения в природе человека, с тем чтобы
победить его. Чем это кончится, не знаю. На что я покушаюсь сейчас  -  это
купить время, замедлить, насколько возможно, ход вещей,  хотя  бы  пока  я
продолжаю исследовать вопрос.  Принятие  решения  теперь,  на  Генеральной
Ассамблее  ООН,  поможет  в  этом,  поможет  существенно.  Я   знал,   что
голосование пройдет закрыто. Вот почему я и подготовил  спектакль  -  ваше
убийство.  Я  надеялся,   что   предложение   убитого   мученика   получит
дополнительные шансы на принятие. В последний момент, однако,  я  осознал,
что  мой  расчет,  моя  жертва  не  позволят  мне   оставаться   постоянно
хладнокровным. Я был обязан дать вам  столь  длительное  объяснение.  Хотя
предотвращать убийство уже слишком  поздно.  Да  и  нет  необходимости.  Я
обладаю способностью  манипулировать  физиологией  живущего,  сводя  ее  в
точку, где результат тот же, что и в результате остановки времени. Вот я и
сделал это, чтобы дать вам объяснение, предоставить вам выбор.
     - Выбор?
     Незнакомец кивнул.
     - Я могу использовать почти каждого. Почти...
     - Понятно, - произнес Ван Дайн. - Я уже вижу, что моя смерть могла бы
внести изменения... Но, в любом случае, кто вы?
     Смуглолицый человек покачал головой.
     - Сейчас просто не время рассказывать вам мою историю, потому что она
длинней, чем вся история Земли. Что же до имени... Я  утратил  счет  своим
именам. Можно сказать, что я ранний эксперимент  тех,  что  принесли  сюда
зло. Но прежде, чем они меня захватили, я сумел завладеть  несколькими  их
ценностями. Периодически они делали попытки погубить меня и  мою  женщину,
но им никогда не удавалось вырвать из нас наши жизни. На  множестве  путей
они ставили передо мной дополнительные помехи, и долгие годы мы  потратили
на создание специальной защиты. То есть я... Я их враг! Вот и  все.  Этого
вполне достаточно.
     - Очень хорошо! - сказал Ван  Дайн,  выпрямляясь.  Он  снова  оглядел
город, повернулся, пересек крышу и осмотрел темную реку. - Очень хорошо.
     Спустя  некоторое  время  он   обернулся   назад   и   посмотрел   на
смуглолицего.
     - Перенеси меня обратно, вниз.
     Тот порылся в своей сумке и через мгновение протянул руку Ван  Дайну.
Они покинули крышу.
     Спустившись,  двое  вошли  в  здание.  Ван  Дайн  направился  в   зал
Ассамблеи. Когда  он  оглянулся,  чтобы  сказать  пару  слов  смуглолицему
человеку, то обнаружил, что незнакомца больше нет.
     Ван Дайн продолжал идти: вошел в зал, зашагал обратно вдоль  того  же
прохода, который недавно покинул. Постоял возле  человека  с  револьвером,
изучая его искаженное лицо.  Отметил  положение  пули  -  она  значительно
продвинулась за время его отсутствия. Затем, взойдя на  подиум,  Ван  Дайн
вновь обратился к аналою, на котором лежала, его речь.
     Он собрал листки, взял их в руку. Потом взглянул на флаг Объединенных
Наций - голубой, с белым кругом в центре. При  этом  ему  показалось,  что
краешком глаза он уловил какое-то движение. Затем что-то его ударило, и мы
- он - я...
     Повалившись грудью на аналой, он - мы - видит белый круг  на  голубом
поле, а вокруг все еще растет смутный и...
     Он - я...
     Я... Я есть - я.
     Я!
     Я есть! Я есть! Я существую!..


     ...Он лежал там, едва дыша. Кровотечение остановилось.
     Уже ночь, и женщина сотворила костер, укрыв мужчину  шкурами  зверей.
Он очень замерз. Она принесла ему  воды  в  широкой  раковине.  Я  начинаю
кое-что понимать.





     Ричард Гиз шел по  холмам,  стеком  обезглавливая  цветы.  Нет  более
занятной выпуклости на нашей Земле, чем северный  Нью-Мексико,  тем  более
когда лето принимает его в объятия и вносит в наилучшую, ласковую пору. Но
глаза Ричарда Гиза в тот  день  никакими  декорациями  не  интересовались.
Зрение его было обращено на него самого.
     Спустившись в овраг, он следовал  по  нему  до  разветвления,  где  в
нерешительности остановился. В конце концов он вздохнул, уселся на  камень
в тени противоположной стены и сидел, рассматривая волны пыли.
     - Проклятье! - сказал он немного погодя, и снова: - Проклятье!
     Во многом Ричард Гиз был сходен с местными сельскими  жителями,  хотя
рожден был в городе Нью-Джерси и свои сорок с лишним лет прожил в основном
в  городах.  Ричард  -  плотный,  хорошо  загорелый  мужчина,  с  волосами
серо-песочного  цвета,  более  темными  на  тыльной  стороне  его  рук   с
узловатыми пальцами,  в  которых  он  сжимал  стек:  темные  глаза  широко
расставлены у поломанного носа.
     Нет, он не был без ума  от  гор,  пиний,  скал,  кактусов,  хлопковых
полей. Ричард был президентом Международного союза операторов телепатии и,
несмотря на громадную  производительность  связи  двадцать  первого  века,
существенной частью которой он сам  являлся,  президент  избрал  бы  нечто
более комфортабельное, где-то в мире больших городов,  предпочтительно  на
Востоке. Правда, он уже имел в подобных местах офисы, но его  донимала  та
же проблема, которая возникала перед всеми телепатами, имеющими  маленьких
детей: основать резиденцию в уединенном месте. Только с Денни  что-то  все
не ладилось...
     Применив  свои  особые  способности,   Ричард   спустился   вниз,   в
инфрасознание пробирающегося между камнями жучка.
     ...Мир состоит из грубых тканей и массивных  форм,  из  поразительных
ароматов и исключительных тактильных ощущений...
     Ричард помахивал стеком  и  следил  за  ощущениями  бедолаги,  а  они
сокращались до ничто, и скоро их передвижение окончательно затухло. Еще не
вся правда была в том, что удобно иметь  дело  с  отзывчивым  эмпатическим
партнером.  Иногда  незаменимо  полезной  для  канала  информации   бывает
возможность перекрыть его.
     В последние недели, когда стало обнаруживаться все яснее, что с сыном
что-то по-прежнему неладно, прогулки Ричарда  участились.  Кроме  усиления
усталости, была возможность улавливать  вблизи  ребенка  его  чувства,  но
Ричарду чрезвычайно не нравилось строить  мысленную  защиту  вокруг  Вики.
Чтобы поразмыслить об  этом,  неплохо  бы  удрать  в  какое-нибудь  другое
местечко.
     - Проклятье!
     Он пошевелил жука, наблюдающего за тем, как за ним наблюдает человек.
Возможно, на этот раз доктор найдет, что доброе  можно  сказать  родителям
Денни.


     Виктория Гиз ухаживала за растениями. Она поливала  их,  опрыскивала,
пропалывала; отщипывала умершие листья,  добавляла  удобрения,  переносила
вазы  из  палисадника  во  внутренний  двор,  выставляла  их  на   скамью,
перемещала с освещенных солнцем мест в тень и наоборот;  мысленно  она  их
ласкала. Синие короткие цветки, а здесь белая петля, там - красный носовой
платок, а вон - словно кожаные сандалии... Как бы ни  была  огорчена  сама
Виктория, растения всегда получали от нее больше, нежели полезное для  них
внимание. Зеленые глаза ее украдкой наблюдали за жизнью мира растений, она
обнаруживала расхитителей  насекомых,  наносила  точный  удар,  -  и  враг
поникал, словно увянув, и падал на взрыхленную землю. Виктория  сознавала,
что  в  таких  случаях   допускала   прорыв   эмоционально   неправильного
руководства. Пусть так, но это было эффективно.
     В этот  день  она  не  обязана  была  скрывать  собственные  мысли  и
ощущения. Кроме всего прочего, это занимало гораздо  больше  времени,  чем
она предвидела. Доктор был все еще здесь, с Денни, и  Дик,  вероятно,  уже
давно хотел возвратиться. Вот только его нетерпение  могло  бы  обнаружить
себя чуть более явно, а темно-синие  петунии  все  еще  выглядят  томимыми
жаждой.
     Когда она ощипывала  сзади  папоротник  спаржи,  робкая,  вопрошающая
мысль пришла  ей  в  голову:  "А  все  ли  в  порядке?"  Виктория  ощутила
присутствие Дика, представила ландшафт, по которому он двигался,  сухой  и
каменистый, дом на вершине холма. Дик  проходил  вдоль  узкого  оврага  на
север.
     "Не знаю, - отвечала она ему. - Он все еще там, с ним".
     Она ощущала его, следя за его шагом, ловила шепот его чувств.
     "Вряд ли он пробудет еще долго", - добавила она.
     Несколькими минутами позднее Виктория услышала, как в доме  закрылась
дверь.
     "Торопится, - послала она тотчас же. - Думаю, закончил".
     Виктория прошла через ворота, закрыла их за собой, двинулась по кругу
к южной стене. Здесь росли только ноготки.  Ни  она,  ни  Дик  никогда  не
думали, что цветы необходимы какие-то  особенные.  Виктория  склонилась  к
ноготкам.
     - Миссис Гиз? - слабо донесся голос доктора Уинчелла из глубины дома.
     Она помедлила, наблюдая за цветами. Еще через минуту или...
     - Миссис Гиз, да где же вы?
     Теперь зовут из палисадника. Разговор. Дик возвратился! Она вздохнула
и двинулась обратно, на голоса.
     Входя в комнату. Виктория окинула взглядом  своего  мужа  и  доктора,
которые сидели в креслах друг к другу лицом,  осененные  геранями.  Доктор
Уинчелл был молодым, большим  мужчиной,  румяный,  с  излишком  веса.  Его
волосы цвета соломы уже изрядно поредели.
     - Миссис Гиз! - сказал он, когда она появилась, и сделал  вид,  будто
хочет подняться из кресла.
     Виктория уселась на софу напротив них, и он успокоился,  погрузившись
обратно в кожаные объятия.
     - Я только что объяснял вашему мужу,  что  еще  слишком  рано  давать
рискованный прогноз, но...
     "Давайте, выкладывайте прямо", - вмешался Дик.  Уинчелл  взглянул  на
Вики. Она чуть наклонила голову, не отрываясь взглядом от его глаз.
     - Отлично, - продолжил доктор, не желая, уходить с  чисто  словесного
уровня. - Ситуация не самая ободряющая, но вы должны иметь в виду, что  он
еще дитя, то есть существо, приспосабливающееся очень легко, и  тот  факт,
что столь изолированное место...
     - Повреждения непоправимые? - спросил Ричард.
     - Для меня ответить на  ваш  вопрос  сейчас  невозможно.  Вы  пробыли
совсем недолго, и...
     - Когда же вы сможете сказать точно?
     - И снова я не могу вам ответить...
     - А вообще есть что-то, о чем вы можете  мне  рассказать,  Ричард?  -
проговорила Вики. - Пожалуйста...
     - Все в порядке, - сказал Уинчелл. - На самом деле я могу  рассказать
вам больше о причинах случившегося.
     - Начинайте.
     - Впервые  я  увидел  Денни,  когда  вы  жили  за  двадцать  миль  от
ближайшего города, - хороший защитный барьер, построенный на  общепринятых
основах, известных всем телепатам. Ребенок-телепат  достаточно  удален  от
непрерывного воздействия мыслей горожан,  -  достаточно,  чтобы  сохранить
непосредственность восприятия. Деннис, однако, проявлял все признаки  рано
пробудившихся  способностей  к  восприятию  и  взаимодействию  с   другими
телепатами и уходил в кататонию. Никто из вас  не  страдал  страхами  того
рода, который мог ее вызвать. Врачи предполагали, что некоторая физическая
аномалия местности могла повысить восприимчивость Денниса или какой-нибудь
из поселков поблизости дал приют человеку  -  мощному  излучателю  мыслей,
необычайно горестных для ребенка. Тогда мы рекомендовали вам перебраться в
отдаленный  уголок  и  пронаблюдать,  не  прояснятся   ли   обстоятельства
самотеком.
     Ричард Гиз покачал головой.
     - С тех пор мы  переезжали  шесть  раз!  Руководствуясь  тем  же  так
называемым доводом. Ребенку уже тринадцать лет. Он не разговаривает, он не
гуляет. Сиделке до сих пор приходится переодевать его и мыть. Все говорят,
что больница - это уж совсем крайний случай, и пока я могу  присоединиться
к этому мнению. Но мы все начинаем снова - и с тем же результатом.
     - Да, - сказал Уинчелл. - Положение мальчика оставалось, в  сущности,
неизменным. Он все еще под воздействием той, первоначальной травмы.
     - Значит, переезд ничего не дал, - заметил Ричард.
     - Я не это имел в  виду.  Цель  усилий  достаточно  ясна:  в  будущем
избавить ребенка от воздействия враждебных ему побуждений и дать природным
восстановительным  силам   возможность   вернуться   к   некоторого   рода
равновесию, что ли. Слишком рано сегодня ожидать  свидетельства  подобного
восстановления.
     - Или слишком поздно, - вставил Ричард.
     - Но наши действия  были  достаточно  хорошо  обдуманы,  -  продолжал
Уинчелл. - Мы обследовали несколько тысяч известных телепатов, это помогло
выяснить устойчивые нормы их существования, однако именно  поэтому  мы  не
собираемся принимать  результаты  собственной  работы  как  Евангелие:  не
бывает "вечно безотказных" мутаций рода человеческого. Нет, сегодня делать
выводы рано, нет и еще раз нет: слишком многое остается неизученным!
     - Не пытаетесь ли вы доказать, что  он  был  и  по  меркам  телепатов
ненормален с самого начала?
     Уинчелл кивнул.
     - Именно. Я пытался  давать  ему  несколько  специальных  развивающих
тестов и  проводил  эксперимент,  в  который  были  вовлечены  два  других
телепата. С их помощью я входил  в  сознание  Денниса  и  использовал  его
экстрасенсорные способности, чтобы ему же  и  помочь.  Ближайший  из  моих
помощников-телепатов находился в тридцати милях отсюда, второй - в сорока.
     - Деннис принимал мысли на расстоянии сорока миль?
     - Да, и это объясняет остроту его  первоначальной  реакции.  В  ваших
переездах вы никогда не были настолько  удалены  от  источника  несчастий.
Здесь,  однако...  Условия,  в  которых  живет   Деннис,   кажутся   чисто
функциональными, а у нас в запасе  немало  историй  о  ситуациях,  которые
могут дать мальчику ободрение, зародившееся еще в те дни, когда мутации не
было и в помине.
     - Верно, все это так, - кивнул Ричард. - Что  вы  нам  порекомендуете
делать сейчас?
     - Думаю, следует  пригласить  одного  из  новых  ТП-целителей.  Пусть
приедет сюда и поработает с мальчиком - каждый день  в  течение  какого-то
срока. Надо попытаться его переориентировать.
     - Я читала немного о случаях, схожих с тем, что произошло с  Деннисом
в детстве, - проговорила Вики. - Иногда травма бывает  настолько  сильной,
что  даже  собственную  свою  индивидуальность  пострадавшим  развить   не
удается... Им нередко приходилось оставлять нетронутой шизоидную коллекцию
кусочков информации и блоков, благодаря которым пострадавшие получали свои
определяющие впечатления. Другие сразу же уходили в себя и никогда уже...
     - Нет причин говорить о худшем! -  заявил  доктор  Уинчелл.  -  Стоит
выиграть счастливый номер - и ты здоров, вы  же  знаете.  Вы  уже  сделали
полезную вещь - привезли Денниса сюда. Не упускайте, к тому же,  из  виду,
что теперь целители гораздо больше знают об условиях особых состояний, чем
при жизни прошлого поколения или даже десять лет назад. Давайте  дадим  им
шанс! Попытайтесь сосредоточиться на  положительных  аспектах.  Вспомните,
как легко могут передаваться ваши чувства, ваши переживания.
     Вики опустила голову. И тут же спросила:
     - Можете вы рекомендовать целителя?.
     -  Честно  говоря,  у  меня  есть  несколько   кандидатур   возможных
помощников. Мне придется проверить их способности.  Чтобы  построить  курс
лечения наилучшим образом, нужно было бы привлечь целителя, который мог бы
жить здесь же и работать с мальчиком  каждый  день,  -  хотя  бы  какое-то
время. Подбором кандидатуры я займусь, как только вернусь домой, и  тотчас
дам вам знать о результатах, возможно, завтра же.
     - Прекрасно, - одобрил Ричард. - Скажите им, что у нас есть  отличная
комната для гостей!
     Уинчелл начал подниматься.
     - Нам хотелось бы, чтобы вы остались отобедать, - сказала Вики.
     Уинчелл сполз обратно вниз, в кресло.
     - Искренне благодарю!
     Поднимаясь на ноги, Ричард Гиз улыбнулся впервые за этот день.
     - Что вы пьете?
     - Скотч с содовой.
     Ричард кивнул и выплыл из комнаты.
     - Сорок миль... - пробормотал он.
     Лидия Диманш приехала  пожить  в  доме  Гизов:  маленькая  грациозная
женщина с музыкальным голосом  и  глазами,  цвет  которых  почти  повторял
черный блеск ее волос. Вьющиеся кольцами  волосы  свидетельствовали  о  ее
полинезийском происхождении.
     Денниса Лидия  видела  каждый  день,  она  кормила  его,  направляла,
командовала  мальчиком,  организовала  эмоциональное   и   экстрасенсорное
питание. В часы, свободные от работы с  Деннисом,  она  занималась  собой:
возвращалась в свою комнату, уходила вниз, в город, поднималась на  холмы.
Лидия обедала за столом вместе с Гизами,  но  никогда  не  выбалтывала  им
информацию, важную для  состояния  ее  пациента.  Если  же  ее  спрашивали
начальственным голосом, она,  не  теряя  достоинства,  отвечала,  что  еще
слишком рано говорить что-нибудь с уверенностью.
     Месяц спустя, когда Ричард Гиз отбыл в  длительную  деловую  поездку,
положение Денниса казалось неизменным.  Ежедневные  совещания  его  врачей
продолжались. Вики проводила все больше и  больше  времени  с  растениями.
Прежние несколько минут работы в палисаднике  с  утра  и  несколько  минут
после полудня выросли в часы. По вечерам Виктория стала  читать  книги  по
садоводству, заказала большую теплицу.
     Как-то утром Лидия, выходя из комнаты Денниса, буквально  столкнулась
с мамой мальчика.
     - Виктория! - сказала Лидия, и ее начавшаяся было улыбка  моментально
пропала.
     - Я хочу прочитать его  мысли,  Лидия!  Все  это  время...  Я  должна
увидеть, какой он теперь.
     -  Мне  следует  привести   доводы   против   вашего   пожелания.   Я
контролировала мальчика очень строго, и  теперь  навязчивое  вмешательство
может нарушить баланс, который я попыталась установить...
     - Я не собираюсь вести передачу  мыслей.  Просто  хочу  взглянуть  на
него.
     - Смотреть, собственно, не на что. Он покажется вам таким, каким был.
     - Я должна его увидеть! Я настаиваю!
     - Вы не  оставляете  мне  выбора,  -  промолвила  Лидия,  отступая  в
сторону. - Но прежде чем  вы  войдете,  подумайте  минуту  о  том,  что  я
сказала.
     - Уже подумала.
     Вики вошла в комнату и направилась в сторону кровати. Деннис лежал на
боку, наблюдая за ней от дальней стены. Глаза его не  двигались,  даже  не
моргнули, когда она проходила в двух шагах от него.
     Она раскрыла свое сознание и очень осторожно обратилась к мальчику.
     Затем она вышла из комнаты, глаза у нее были сухие. Вики прошла  мимо
Лидии, миновала передние комнаты и вышла в  палисадник.  Женщина  села  на
скамью и стала наблюдать за геранями. Она  не  пошевелилась,  когда  Лидия
пришла и села рядом с ней.
     Долгое время обе женщины молчали. Вики, наконец, проговорила:
     - Как будто наносишь чертеж на труп.
     Лидия покачала головой.
     - Так только кажется, - возразила  она.  -  Тот  факт,  что  заметных
перемен нет, теперь не может считаться самым важным. За  прошедшие  месяцы
был один момент, когда упражнения,  которыми  мы  занимаемся  с  Деннисом,
приобрели решающее влияние на  него,  и  мы  почувствовали  разницу  между
бездействием и стабильностью. Сейчас главное вот что: ваш собственный  дух
- очень важный фактор окружающей его среды.
     - Я должна была его видеть, - сказала Вики.
     - Понимаю. Но, пожалуйста, не поступайте так больше.
     - Не буду. Не хочу.
     Спустя некоторое время Вики отметила:
     "Не могу понять, однако, как может повлиять на его состояние мой дух.
И не вижу средств, чтобы управлять моим  эмоциональным  состоянием.  Я  не
ведаю, как изменить мои ответные чувства, реакции  -  здесь,  внутри.  Так
долго я боялась реальности... В детстве это касалось  моей  сестры  Эйлин.
Она не была ТП, но я могла читать ее мысли обо  мне.  Позднее  -  учителя.
Потом - весь мир...  Мир,  спешащий  прямо  в  ад,  покачиваясь  в  ручной
корзинке... Затем мой первый муж. Пол... Жизнь была для меня довольно-таки
вшивым местечком, пока я не встретила Дика. Я мечтала о ком-то, похожем на
него, - чтобы он был старше меня, сильней, чтобы знал, как добиться всего,
что мне не давалось, чтобы делать все вместе с ним, делать надежно.  И  он
хотел того же. Пока я не встретила его, постоянно казалось, будто  мир  на
грани какого-то всеобщего и полного обвала. Но муж помог мне уйти прочь от
этой мысли или держать ее в узде. И я догадалась: те же мысли преследовали
и его. Но я чувствовала, что нет ничего, чего он не мог бы совершить,  что
вещи всегда будут к нему добры. Мир будет пробивать себе тот путь, которым
уже шел мой муж.  Одного  я  не  хотела:  испытывать  боль.  Затем...  это
случилось с Деннисом. И теперь я снова боюсь... Страх растет и  растет,  с
тех пор как это случилось. Я  слежу  за  новостями,  но  запоминаю  только
истории об  авариях,  бедствиях,  преступлениях,  загрязнении  планеты.  Я
читаю, но получаю впечатления только от злой стороны  жизни...  Таков  мир
или такова я?  Или,  быть  может,  мы  оба  таковы?  Сейчас  Дик  опять  в
отъезде... Я не знаю. Я в самом деле не знаю..."
     Лидия положила руку ей на плечо.
     "Вы посмотрели и увидели,  и  вы  боитесь.  Страх  часто  бывает  нам
полезен. Отчаяние - нет. Страх может раскрыть ваше сознание, укрепить вашу
волю для борьбы. Отчаяние тянет назад..."
     "Но что это значит - бороться? И борюсь ли я теперь?"
     "Бороться - значит, верить в Денниса. Без этой веры я не смогу верить
в собственные силы. Как легко давалась мне работа над  другими  делами,  в
которых результаты были более заметны! На каком-то отрезке  пути  целитель
развивает мысли о состоянии пациента, о его  шансах  на  выздоровление.  С
Деннисом у меня уже пришло это чувство,  эти  мысли.  Я  знаю,  все  будет
нелегко и нельзя рассчитывать, что уже вот-вот  произойдет  выздоровление.
На достижение этой цели могут уйти годы, причем  работа  будет  необычайно
тяжелой. Но помните, я таю его лучше, чем кто-нибудь иной, даже лучше, чем
вы, и чувствую: вы есть все основания для надежды.  Вы  восприняли  только
краткий проблеск того, что бурлит внутри ребенка.  Я  видела  больше.  Его
состояние связано, возможно, с другими вашими страхами. На каком-то уровне
внутри вас самой это  способно  инициировать  крушение  его  развивающейся
личности, ведь он сталкивается с теми же проблемами, которые очень  сильно
волновали вас, пока вы не встретили  Ричарда.  Возможно,  в  представлении
Денниса живет образ шизоидного мира. Нужно признать тот факт,  что  Ричард
ничем не в состоянии ему помочь, чтобы мальчик  сумел  сочетать  и  другие
переживания с теми, что  возбуждены  его  тревогой.  Можно  заметить,  как
состояние Денниса начинает символически  означать  для  вас  дух  времени.
Деннис существует не сам по  себе,  к  нему  притрагивались  части  многих
личностей. Их влившиеся в его сознание куски не соответствуют друг  другу,
не могут сосуществовать. Они конфликтуют.  И  сам  он  где-то  там,  среди
них... С чем бороться? Как вам бороться? Живите надеждой,  которую  питать
никто вам не запретит. Не давайте своему страху перерасти в  отчаяние.  Не
отступайте  назад.  Скормите  свой  страх  надежде.  Преобразите   его   в
терпеливое ожидание".
     "Вы советуете мне идти трудным путем, Лидия..."
     "Я знаю. Но я также знаю, что у вас хватит сил".
     "Попытаюсь..."
     Холодный ветер с гор ворвался в открытую гостиную и взъерошил герани.
Вики откинулась назад и почувствовала ветер лицом,  глаза  ее  глядели  за
кирпичную стену, туда, где покрытая тенью гора казалась вдруг повисшей над
миром.
     - Он дитя особого времени, -  сказала  она  чуть  погодя.  -  Я  буду
учиться ждать его.
     Лидия изучала ее профиль; но вот она кивнула и поднялась.
     - Я хочу побыть с ним еще.
     - Да. Конечно, идите.
     Вики сидела, пока над  ней  не  встала  звездная  ночь.  Наконец  она
почувствовала, что холодно, и ушла в дом.


     Осень, зима, весна...
     Лето.


     Прошлым вечером я немного выпил в  баре  старого  отеля  "Ла  Фонда".
Теперь я разглядывал фасад здания и ждал,  посматривая  иногда  за  низкую
сетчатую ограду и направо, вверх по улице. Тоскливое  зрелище.  Отель  "Ла
Фонда"  исключение:  он  сам  по  себе.   Кирпичный,   штукатуренный.   Он
разнообразит собой район бурых развалюх,  противопоставляя  себя  местному
кирпичу и  черепице.  Господи,  какое  солнце!  Оно  огнем  опускалось  на
площадь, текло мне на спину. Если  бы  на  мне  была  рубашка  с  длинными
рукавами, я был бы просто подрумянен. Так же я  скоро  стану  испепеленным
солнцем трупом или обваренным раком. В зависимости  от  того,  как  пойдут
дела... Жизнь, скорее всего,  череда  происходящих  с  вами  происшествий,
которые успевают стрястись, пока вы ждете чего-то главного,  ибо  сама  по
себе жизнь - коллекция главных событий.
     Оружие лежало у моих ног.  Винтовка  была  прикрыта  темной  курткой,
которую я носил вчера вечером. С ней я провел день наверху, на  холмах,  я
даже спал с ней ряд  прошедших  ночей.  Вчера  я  разобрал  ее,  вычистил,
смазал. Теперь винтовка заряжена, готова. Нет нужды возиться с ней  снова,
пока не пришло время использовать. Другой бы поднял ее, стал бы ей играть,
положил бы на место... Пока пространство жизни ожидает меня, я всегда буду
убежден в том, что каждый должен делать любое дело хорошо. Мир приходит  к
вам  через  чувства.  Нет  возможности  предотвратить  его  целостность  и
краткость смерти, как бы я того ни желал. Мир внедряет модель самого  себя
поверх вашего внутреннего бытия. Таким образом, я чувствую его внутри, вот
здесь. Его воля, значит, сильнее, чем моя  собственная,  и  я  лишь  часть
всего, что он мне показал. По правде сказать, высшая форма  активности,  в
которой я могу проявить себя, это созерцание.
     Итак, я ждал на крыше, ничего не имея против  того,  чтобы  закурить,
как я поступал когда-то давно, до того как понял  механизм  бытия.  Другие
Дети Земли скажут, что это вредно для здоровья  и  к  тому  же  загрязняет
воздух. На мой-то взгляд, воздух и так достаточно загрязнен. На самом деле
даже слишком. Хотя мир по сравнению со мной огромен, я знаю, что он  может
испытывать боль. Я хочу  удержаться  и  не  причинять  ему  боли  нигде  -
насколько  это  возможно.  Даже  если   результаты   моих   усилий   будут
незначительны, я их увижу, войдя в свой внутренний образ мира с  сознанием
того, что я - представитель Детей Земли. Но  это  будет  смущать  меня  во
время ожидания и созерцания, - а больше и сказать-то нечего. Что  касается
вреда моему здоровью... Меня не больно-то заботит, что от моего  организма
исходит. Человек родится, живет, умирает. С точки зрения бесконечности,  я
буду оставаться умершим столь же долго, как любой  другой.  Если  какая-то
сила не отправит меня в новое  воплощение...  Но  такие  фокусы,  понятно,
случаются не с каждым.  Все,  что  происходит  в  жизни  большинства,  это
построение образа мира и наслаждение  им,  оберегая  от  беспокойства  его
равновесие, защищая от вреда...  Или,  как  я  собираюсь  сделать  сейчас,
защита чего-то полезного или улучшение жизни. Вот это и есть  добродетель,
причем единственная добродетель, которую я  в  состоянии  видеть.  Если  я
умру,  похороните  вместе  со  мной   добрые   чувства,   -   и   я   уйду
осуществившимся, воздавшим Земле, матери моей, некоторую плату за то,  что
она носила меня на  себе,  какой-то  знак  благодарности  за  время  моего
существования. Что же касается моих останков...  Пусть  напишут:  "Родерик
Лейшман. Ему было плевать на себя".
     Два  правительственных  лимузина  промурлыкали  вверх  по   улице   и
подсвистели к стоянке перед входом в "Ла Фонда". Я подался  вперед,  когда
из здания вышел охранник, чтобы поговорить с двумя шоферами.  Сейчас,  вот
сейчас...
     В прошлом году я взорвал две плотины и  две  атомные  электростанции.
Да, Дети Земли неплохо поработали. Сегодня,  однако,  мы  можем  совершить
нечто гораздо более  важное.  Остановить  зло  до  того,  как  оно  начало
действовать. Уиллер и Мак-Кормак, губернаторы Вайоминга и Колорадо, должны
встретиться   здесь   с   губернатором   Нью-Мексико,    чтобы    обсудить
широкомасштабные энергетические  проекты:  широкомасштабные  эксплуатацию,
загрязнение, вред, разрушение. Личной злобы против них я не  таю.  Не  все
эти ребята отвратительны чисто по-человечески. Но Земля более  важна,  чем
они. Их гибель значит больше, чем просто смерть их тел...
     Я наблюдал за поворотом солдата, который  направился  обратно  в  "Ла
Фонда". Медленно - кому нужна спешка? - я наклонился за  винтовкой.  Затем
поднял ее и стал держать у колена. Я  уже  получил  меловой  сигнал  Детей
Земли - на стене рядом со мной. "Не тяните, ребятки", - вот что  я  сказал
бы вам, солдатики...
     Два солдата вышли из отеля и замерли у распахнутых  дверей;  один  из
них - тот, что разговаривал с водителями.  Солдаты  даже  не  смотрели  ни
вверх, ни вниз по улице. Я снял оружие  с  предохранителя,  оттянул  боек,
поддерживая винтовку плечом, обвил пальцем спусковой крючок.
     Четверо мужчин показались в  дверях,  разговаривая  между  собой.  На
такой дистанции я идентифицировал каждого из них без проблем.  Мой  первый
выстрел, самый чистый и легкий, уложил Уиллера. Я отвел ствол в сторону  и
дважды попал в Мак-Кормака, так  как  не  был  уверен  в  точности  своего
первого выстрела, которым я его достал. Затем я пригнулся,  протер  оружие
быстро, но тщательно, как планировал,  определил  ему  место  под  стеной,
повернулся, припал к камням и начал отступление по крышам. Позади я слышал
выстрелы, но ни один стрелок не подошел ко мне близко.
     Теперь,  если   только   мой   шофер   на   месте,   я   мог   начать
автомобильно-маскировочную рутину, которая унесет  меня  из  города.  Хотя
меня действительно не очень  волнует,  что  со  мной  станет,  я  стараюсь
продлить свою жизнь в надежде, что смогу служить тебе, Мать-Земля, как  ты
того заслуживаешь. Я...


     Лето.


     Вики выронила садовый совок от ментального крика.
     "Лидия?.." - начала она, но тут же поняла, в чем дело.
     Она выбежала из теплицы, пронеслась через палисадник,  вошла  в  дом.
Уже в комнатах почувствовались мысли Лидии, неожиданно спокойные:
     "Все в порядке. Ничего страшного не стряслось. Не волнуйся".
     Затем - голос, которого она никогда прежде не слышала:
     - Мое плечо! Оно, по-моему, сломано! Я упал!
     Вики рванулась вперед, проскочив мимо Лидии.
     Деннис встал с кровати. Он стоял на своей стороне,  у  стены,  сжимая
правое плечо левой рукой и дико озираясь по сторонам.
     - Там! - крикнул мальчик, затем оступился и упал.
     Она поспешила к нему.
     - Виктория! Уйдите отсюда! - воскликнула Лидия.
     Вики подняла его на руки.
     - Он ранен.
     - Он вовсе не ранен! Дети падают постоянно. Оставьте нас.
     - Но прежде он никогда не выпадал из кровати  и  не  разговаривал.  Я
должна...
     - Я вас серьезно прошу! Дайте его мне и оставьте  нас!  Я  знаю,  что
делаю!
     Вики поцеловала дрожащего мальчика и передала его на руки Лидии.
     - Кроме того, держитесь подальше от его сознания!  Это  очень  важно.
Как  я  могу  нести  ответственность,  если  в   решающий   момент   вдруг
вмешиваетесь вы?.
     - Хорошо. Я ухожу. Но при первой возможности приходите  и  расскажите
мне обо всем.
     Пересекая жилую комнату. Виктория снова услышала  крик  Денниса.  Она
обвела взглядом все кресла, затем сообразила, что  садиться  не  хочет,  и
отправилась на кухню - вскипятить немного воды.
     Позднее - она не знала, сколько времени прошло - Виктория  обнаружила
себя сидящей у чайного  бара,  глядящей  в  чашку  с  чаем.  Вошла  Лидия,
покачала головой и села рядом с ней.
     - Не понимаю, что  случилось.  Это  было  мощнее,  чем  галлюцинация.
Возникла некая подлинная личностная структура, личность зрелого  человека.
Пользуясь тем, что мальчик нуждается в ней, она  завладела  им  полностью.
Однако я оказалась в состоянии стимулировать его  центры  сна,  и  теперь,
Денни отдыхает. Когда он проснется, наводка может исчезнуть полностью.
     - Как вы думаете, может, позвать доктора Уинчелла?
     -  Нет,  путь,  идущий  от  диагнозов,  здесь  никуда  не   приведет.
Случившееся - всего лишь более эффектно, чем  все,  что  было  раньше.  Но
основывается по-прежнему на том, что Деннис не имеет индивидуальности,  не
имеет  себя  самого,  принадлежащего   исключительно   ему.   Сегодня   он
представляет  собой  поврежденную  коллекцию  фрагментов   каких-то   иных
личностей, с сознанием которых он столкнулся еще  до  того,  как  вы  сюда
приехали. Каким-то образом он воспринял своего невольного врага и сегодня,
тот же эффект произошел  в  более  широком  масштабе.  Его  личность  была
захвачена в плен другой, более сильной личностью. Кто  именно  послал  ему
сигнал и  откуда,  -  на  подобное  расследование  у  меня  пока  не  было
достаточно времени. Однако, если это обращение  нуждающегося  за  помощью,
мне придется обнаружить несчастного. Кстати, происшествие может  пойти  на
пользу  Деннису.  Нужно  использовать  новые  и  неожиданные  материалы  в
построении его собственной индивидуальности. Обещать, конечно, еще слишком
рано, но это возможно.
     - Значит, он не был ранен?
     - Нет. Ранен был тот человек, с которым мальчик находился в контакте.
Он среагировал на чужую боль.
     - Следует, наверное, позвать Дика и дать ему знать, что случилось.
     - Вы рискуете понапрасну его растревожить. Думаю, лучше  подождать  и
посмотреть, какова будет ситуация завтра. Тогда вы сможете рассказать мужу
всю историю в более полном виде.
     - Пожалуй, верно. Он уже  так  давно  отсутствует...  Лидия,  вам  не
кажется, что он отсюда... убежал?
     - Возможно, но лишь в какой-то мере. Вы прекрасно знаете,  что  он  в
обычной деловой поездке. Ощущение, что он убежал, вероятно, лишь  проекция
ваших собственных желаний. Ведь он уехал в те  дни,  когда  вас  здесь  не
было, не так ли?
     - Господи! Да!
     - Может быть, когда новый маленький кризис минует,  вам  не  помешает
взять отпуск. В ваше отсутствие я могла бы присматривать за домом.
     - Вы правы. Я действительно подумаю об этом, Лидия. Благодарю вас.
     Поздним утром следующего дня, когда Вики проснулась, Лидия была уже в
комнате Денниса.
     Начинался теплый солнечный день, и Виктория  работала  в  теплице  до
самого ленча. Лидия не присоединилась к ней,  как  у  них  было  заведено;
поэтому Вики долго стояла у закрытой двери  комнаты  Денниса,  прежде  чем
вернуться в кухню. Нежные щупальца мыслей обнаруживали в сознании мальчика
интенсивную умственную деятельность.
     Позднее Вики пошла в палисадник и через некоторое время там уснула.
     Тени стали длиннее, где-то поблизости звала сойка. Затем...
     "Виктория, где вы?"
     Она села, проснувшись.
     "Что случилось?"
     "Новости... То, что воспринимает  Денни...  Губернатор  Уиллер  умер,
Мак-Кормак серьезно ранен... Убийца бежал... возможно, он ранен...  Деннис
был в сознании того человека, был там сегодня. Разорвать связь я не могла.
В конце концов я снова уложила его спать.  Я  предполагала,  что  он  имел
контакт с кем-то, кто просто ярко фантазировал, - с психопатом,  возможно,
- но оказалась не права. Это реальность, и произошло это в Санта-Фе".
     "Санта-Фе в ста милях отсюда!" - отозвалась Вики.
     "Знаю! - продолжала  Лидия.  -  Похоже,  способности  Денниса  сильно
возросли. Либо тесты доктора Уинчелла несли в себе ошибки".
     "Может, позвать доктора и Дика?" - спросила Вики.
     "Надо известить и власти. Я знаю имя раненого  террориста  -  Родерик
Лейшман. Он член радикальной экогруппы "Дети Земли". Судя по моим  данным,
он отправился на север".
     "Иду. Вы позвоните, куда следует? Кроме Дика".
     "Конечно!"


     Мы добрались до фермы Детей Земли в Колорадо к вечеру.  Все  время  я
пролежал, придерживая рукой раненое плечо, на заднем сиденье сначала одной
машины, потом другой - если уж быть  до  конца  точным,  их  было  четыре.
Водитель второй машины раздобыл где-то бинт и пластырь и сделал перевязку.
А еще он дал мне аспирин и неполную бутылку виски. Это немного помогло.
     Ферма Джерри и Бетти - что-то вроде общественной  собственности.  Там
все - члены нашей организации, Дети Земли, но только Джерри  с  Бетти,  да
еще парень, которого звали Квик Смит, знали  про  то,  что  я  должен  был
сделать и что мне может понадобиться помощь. Чем меньше людей посвящено  в
такие дела, тем лучше.
     Меня отвели в спальню в главном доме, ее приготовили заранее,  и  там
Джерри под местной анестезией  вытащил  пулю  тридцать  восьмого  калибра,
промыл рану и заштопал ее, вправил кости, наложил повязку  и  пластырь,  а
потом всадил мне лошадиную дозу антибиотиков. Джерри - ветеринар. Другого,
такого же надежного, доктора у нас в этом районе нет.
     - Сколько таблеток аспирина ты проглотил? - спросил он меня.
     - Десяток, а может, и больше.
     Джерри - высокий, худой человек от  тридцати  до  пятидесяти,  точнее
определить невозможно. За свою тяжелую жизнь  ему  удалось  избавиться  от
всего, кроме мышц и мозолей, да еще, пожалуй,  кучи  морщин  на  лице.  Он
носит очки в металлической оправе, а когда сердится, его губы превращаются
в узкую полоску.
     - Разве тебе не известно, как аспирин влияет на свертывание крови?
     - Нет.
     -  Так  вот  знай:  аспирин  тормозит  этот   процесс.   Кровотечение
усиливается.  Ты  потерял  много  крови.  Возможно,   необходимо   сделать
переливание.
     - Перебьюсь, - успокоил я Джерри. - Мне удалось до вас добраться и не
потерять сознание.
     Он кивнул, блеснули стекла его очков.
     - Если бы ко мне привели лошадь... Спиртное и аспирин. И ни крошки во
рту за целый день...
     Я хотел было пожать плечами, но потом передумал.
     - Ну, если бы обстоятельства сложились иначе, меню было бы  несколько
иным - впрочем, будь я лошадью, ты бы наверняка меня пристрелил.
     Джерри ухмыльнулся, а потом посерьезнел.
     - Да, пожалуй,  тебе  действительно  удалось  справиться.  Я  не  был
уверен, что ты сумеешь оттуда сбежать.
     - Мы продумали все детали.
     Джерри кивнул.
     - А как ты ко всему этому относишься - сейчас?
     - Акция была необходима.
     - Наверное.
     - Ты видишь какой-нибудь другой выход? Их просто _н_е_о_б_х_о_д_и_м_о
остановить. Мы начинаем привлекать к себе внимание. После сегодняшнего они
станут гораздо осмотрительнее.
     - Это-то мне понятно, - сказал Джерри. - Только  вот  жаль,  что  нет
какого-нибудь другого способа добиться того же результата. Знаешь, во  мне
еще осталось что-то от священника. Но дело не только в этом. Просто  я  не
могу видеть, как живым существам причиняют боль, как их убивают.  Одна  из
причин, по которой я стал ветеринаром. Умом я  все  понимаю,  но  вот  мое
сердце - оно против таких методов.
     - Знаю, знаю, - сказал я Джерри. - Ты и представить себе  не  можешь,
сколько я про все это думал. Может быть, даже слишком много думал.
     - Да, наверное. Я считаю, тебе следует провести ночь у нас, не  стоит
отправляться дальше в путь прямо сейчас. Ты должен хорошенько отдохнуть.
     Я покачал головой.
     - К сожалению,  оставаться  мне  здесь  нельзя.  Необходимо  поскорее
убраться из этих мест, только тогда  я  смогу  спокойно  отдохнуть.  Кроме
того, теперь я поеду в фургоне, там на полу постелен матрас, и я лягу.  Да
и вообще, чем быстрее я отсюда исчезну, тем будет лучше для вас.
     - Знаешь, если бы меня беспокоила собственная безопасность, я не стал
бы ввязываться в эти дела. Нет, за себя я не опасаюсь. Помнишь, я  говорил
тебе, что не могу видеть, когда живым существам причиняют страдания, когда
их убивают?
     - Ну, у меня гораздо больше возможностей  избежать  того  и  другого,
если качественно замести следы.
     Джерри подошел к окну и выглянул наружу.
     - Кажется, по дороге едет твой фургон. Какого он цвета?
     - Красный.
     - Угу. Похоже, он. Послушай, не принимай больше аспирин.
     - Ладно. Ограничусь только спиртным.
     - Оно отравляет организм.
     - Уж лучше пусть отравляет мой организм,  зато  спиртное  не  наносит
вреда и не загрязняет нашу  Землю,  -  проговорил  я.  -  Она  продержится
гораздо дольше меня. Выпьешь со мной?
     Джерри коротко рассмеялся.
     - На дорожку? Почему бы и нет?
     Я достал свою бутылку, а он принес из шкафчика стаканы.
     - Счастливого пути, - сказал Джерри.
     - Спасибо. Хорошего тебе урожая.
     Я услышал, как подкатил фургон, подошел к окну и выглянул.
     Из дома появился  Квик  Смит,  худощавый,  рано  поседевший  человек,
который был бы на моем месте, если бы ему выпала такая судьба - все решала
подброшенная в воздух монета. Того парня, что сидел за  рулем  фургона,  я
уже встречал раньше. Так что я не спеша допил виски,  поставил  стакан  на
стол и взял свою бутылку.
     Пожал Джерри руку.
     - Знаешь, ты все равно особенно не  налегай  на  спиртное,  приятель,
ладно?
     Я кивнул, и тут в комнату вошел Квик с известием, что пора ехать.
     - Пока.
     Я последовал за Квиком, забрался в фургон. Водитель - крепкий парень,
которого звали Фред, - обошел фургон, чтобы проверить, как я устроился,  и
показать, где что лежит: еда, фляжка  с  водой,  бутылка  вина,  револьвер
тридцать восьмого калибра и коробка с патронами. Я не совсем понимал,  для
чего нужно  последнее,  поскольку  не  собирался  сопротивляться  властям.
Впрочем, сейчас я даже не смог бы быстро зарядить  пистолет.  Заметив  мою
повязку, Фред сделал это за меня, а потом засунул оружие под матрас.
     - Готов? - спросил он.
     Я кивнул, и Фред закрыл дверцы фургона. А  я  устроился  поудобнее  и
закрыл глаза.


     Доктору Уинчеллу не удалось убедить лейтенанта Мартинеса оказать  ему
содействие. Тогда он позвонил Ричарду Гизу, поговорил с ним минут десять и
сумел добиться своего. Дику же понадобилось  всего  пять  минут,  чтобы  в
Вашингтоне настолько заинтересовались его сообщением, что послали на ферму
Гизов специального агента Робертсона, который прибыл вечером того же дня.
     Робертсон  -  тридцатилетний,  чистенький,   холеный,   голубоглазый,
абсолютно серьезный - сидел в своем абсолютно  сером  костюме  в  гостиной
напротив Вики и Лидии.
     - У нас в картотеке нет данных о человеке по имени Родерик Лейшман, -
сказал он.
     - Ничем не могу вам помочь, - ответила Лидия. - Его зовут именно так.
     Вики бросила на нее удивленный взгляд  -  ее  озадачил  голос  Лидии,
которая вызывающе задрала вверх подбородок и плотно сжала губы.
     - Простите, - смутился  Робертсон.  -  Не  надо  сердиться.  Проверка
продолжается. В прошлом у него могло быть другое имя. Вы правы - он связан
с Детьми Земли. На стене оставлен знак этой организации.
     Лидия кивнула.
     - А скажите, - начала она, - что с ним будет?
     Робертсон уже почти улыбнулся, но потом все-таки передумал.
     - Ну, как это  обычно  принято:  суд,  обвинение,  приговор  -  если,
конечно, ваша информация окажется достоверной. Что касается  деталей,  все
будет зависеть от адвоката, присяжных, судьи. Вам, должно  быть,  известна
официальная процедура.
     - Я совсем не это имела в виду, - сказала Лидия.
     Робертсон наклонил голову набок.
     - Боюсь, я вас не понимаю.
     - Я думаю о своем пациенте, - пояснила  Лидия.  -  Мальчик  настолько
прочно связан с преступником  телепатически,  что  они  практически  стали
единой личностью.  Мне  нужны  следующие  гарантии.  Если  мы  станем  вам
помогать, этот человек не должен пострадать во время ареста. Я не имею  ни
малейшего представления о том, как отреагирует Деннис на его смерть.  И  у
меня нет никакого желания это выяснять.
     - Не в моих силах дать вам гарантии...
     - В таком случае я вряд ли смогу оказаться вам полезной.
     - Сокрытие улик - серьезное преступление. Особенно в таком деле.
     - С моей точки зрения, я обязана защищать интересы  своего  пациента.
Впрочем, я сильно сомневаюсь, что данная ситуация может  быть  истолкована
как сокрытие улик. Не  думаю,  что  истории  известен  хотя  бы  еще  один
подобный случай.
     Робертсон вздохнул.
     - Давайте не будем спорить по поводу буквы закона,  -  сказал  он.  -
Этот человек стрелял в двух сенаторов. Один погиб, а другой,  может  быть,
не доживет до утра. Преступник является членом  радикальной  экологической
организации, которая считает насилие одним из допустимых средств борьбы, -
так записано в их программе. Он сейчас на свободе, и вы  утверждаете,  что
Деннис в состоянии обнаружить  его  местонахождение.  Если  вы  откажетесь
сотрудничать с нами, мы  доставим  сюда  нашего  телепата  и  он  займется
Деннисом. По правде говоря, в вашем согласии нет особой необ...
     - Мистер Робертсон, на этот счет существуют определенные законы.  Это
называется вмешательством в личную жизнь, причем в самом явном виде...
     - Деннис ребенок. Нам потребуется всего лишь согласие родителей, а вы
тут ни при чем.
     Он посмотрел на Вики, которая с  силой  сжала  руки  и  взглянула  на
Лидию.
     - Деннис пострадает, если они причинят вред тому человеку?
     - Думаю, да.
     - В таком случае я категорически против,  -  заявила  Вики.  -  Очень
сожалею, мистер Робертсон.
     - Поскольку все это затеял ваш муж, вполне возможно, он согласится на
наши условия.
     Вики положила руки на колени.
     - А если  он  это  сделает,  -  сказала  она,  -  я  не  буду  с  ним
разговаривать до конца жизни. Уйду от него и заберу с собой Денниса.
     Робертсон опустил голову.
     - Поймите, дело совсем не в моем упрямстве, - начал он. - Как я  могу
дать вам хоть какие-нибудь гарантии? Этот человек и нам тоже нужен живым и
невредимым. Нам просто необходимо  его  допросить.  Потому  что  мы  хотим
узнать про группировку, к которой он принадлежит,  как  можно  больше.  Мы
обязательно  постараемся  арестовать  его,  не  причинив  вреда.  Но  ведь
существует понятие самозащиты, когда люди начинают стрелять. Даже и в этом
случае те, кто будут производить арест, постараются сохранить  преступнику
жизнь. Однако есть вполне реальная возможность, что его убьют. Ну,  будьте
же благоразумны. Если вы сообщите нам, где найти этого человека, шансы  на
то, что с ним все  будет  в  порядке,  увеличатся.  Что  еще  я  могу  вам
предложить?
     - Хорошо, - проговорила Лидия. - Ваши слова  звучат  вполне  разумно.
Давайте сделаем так: вы скажете все  то  же  самое  тем  полицейским,  что
преследуют Лейшмана.
     - Договорились, - согласился Робертсон. - Я сам, лично, объясню всем,
кто будет отвечать за арест  Лейшмана,  как  обстоит  дело.  Если  хотите,
можете послушать, что я буду говорить. Как вы считаете, это справедливо?
     Лидия посмотрела на Вики.
     - Давайте, - согласилась та.
     - Хорошо, - начала Лидия, - он в Колорадо...


     Когда я проснулся, было по-прежнему темно. Меня мучила жажда, в плече
пульсировала боль. Через несколько минут  я  вспомнил  все,  что  со  мной
произошло. Тогда я протянул руку и ощупью отыскал фляжку с  водой.  Протер
глаза, пригладил рукой волосы, сделал глоток. Потом отодвинул занавеску  и
посмотрел в окно. Скалы, песок, какие-то столбы...
     Часы показывали 4:35.
     - Ты не остановишься где-нибудь? - крикнул я водителю. - А то у  меня
мочевой пузырь лопнет.
     Фред остановил фургон и выпустил меня. Я отошел к канаве.
     - Сколько осталось до следующей смены машин?
     - Полчаса. Или даже чуть-чуть поменьше. Встреча назначена на пять.
     Я фыркнул.
     - Ну, как ты, держишься? - спросил он.
     - Нормально. Пока я спал, все было тихо?
     - Угу. В новостях тоже ничего особенного не сообщали.
     Я снова забрался в фургон.
     Было довольно прохладно, и я закутался в одеяло. Сделал глоток виски.
Похоже, нам удалось оторваться  от  преследователей  -  уже  прошло  много
времени, а на хвост нам так никто и не сел. Я провел рукой по  подбородку.
Пожалуй, не буду бриться и отпущу бороду.  Забьюсь  в  какую-нибудь  нору,
пока не заживет плечо, а потом найду себе работу попроще. Скажем  на  три,
четыре месяца... перееду на запад. Сиэтл, Портленд...
     Я вспомнил про пистолет под матрасом. Стоит ли брать его с собой?  От
оружия одни неприятности. Но все  равно  хорошо,  когда  оно  есть.  Можно
спрятать пистолет в повязку на руке. Отличное место. Пожалуй, имеет  смысл
подержать его при себе, пока не поправлюсь. А потом выбросить. Плохо,  что
он такой большой, могли бы выбрать и поменьше.
     Я достал пистолет из-под матраса, попробовал засунуть его в повязку -
понял, что он будет заметен меньше всего, если пристроить  его  поближе  к
спине.  Хитроумно.  Легко  доставать.  Стыдно  не  воспользоваться   такой
прекрасной возможностью.
     Вынув пистолет из повязки, я снова спрятал его под матрас.  Стоит  об
этом подумать...
     Становилось все холоднее. Неожиданно фургон сбавил скорость, съехал с
дороги  и  двинулся  вдоль  какой-то  скалы.  Через  несколько  минут   мы
остановились, Фред обошел фургон и открыл заднюю дверь.
     - Ну вот, приехали, - сообщил он мне.
     - Куда приехали?
     - Мак-Кинли, Вайоминг.
     Я присвистнул.
     - Ничего себе, куда мы забрались!
     Он протянул руку, помог мне вылезти, а потом  забрался  внутрь.  Взял
одеяло, подушку, фляжку с водой, виски и положил все это на пол у себя  за
спиной гак, чтобы можно было сразу дотянуться. Затем пошарил под  матрасом
и вытащил пистолет. Посмотрел на меня, потом на оружие и снова на меня.
     - Возьмешь?
     - А почему бы и нет? -  ответил  я  и,  взяв  пистолет  из  его  рук,
аккуратно засунул под повязку.
     Совсем низко, справа от меня, перемещаются, мигают звезды...
     - Что это за озеро?
     - Водохранилище Глендо.
     Фред выбрался наружу, повернулся, собрал вещи.
     Он обошел фургон, и я последовал  за  ним,  только  тут  заметив  под
деревьями припаркованную метрах в ста от нас машину.  Влажный  неподвижный
воздух и полная тишина, которую нарушал только звук наших шагов. Когда  мы
подошли поближе, я заметил, что меня ждет большой зеленый седан.  Водитель
сидел на своем месте, курил и наблюдал за нами. Я  поздоровался  с  ним  -
какой-то незнакомец. Никто не стал представляться.
     Фред кивнул, убрал мои вещи на заднее сиденье машины,  похлопал  меня
по здоровому плечу и сказал.
     - Удачи тебе, приятель.
     - Спасибо.
     Я забрался внутрь и устроился поудобнее.
     - Ну как, держишься? - спросил мой новый водитель.
     - Просто замечательно. Учитывая все обстоятельства.
     Мотор хохотнул, потом что-то тихо зашептал. Крошечная вспышка света -
родитель выбросил сигарету. Включил фары, и мы тронулись в путь.
     Немного позже он проговорил:
     - По радио только про тебя и шумят. Как это было?
     - Самое трудное - ждать,  -  ответил  я.  -  Все  остальное  занимает
несколько секунд. Механическое действие. А  потом  ты  сразу  принимаешься
думать о том, как бы поскорее оттуда убраться.
     Эти несколько секунд пронеслись у меня в голове. Я  увидел,  как  они
упали. Значит, попал. Стер отпечатки пальцев с  оружия...  Затем  бросился
бежать. Слышал внизу, у себя за спиной, крики и шум.  Выстрел...  плечо...
кровь. Они, наверное, уже установили группу.
     - Ничего особенного, - проговорил я. - Теперь все позади.
     - Как я слышал, Мак-Кормак еще держится.
     - Не имеет значения. Мы совершили акцию. Надеюсь, он выкарабкается.
     - Вот как?
     - Они должны были понять. Вот и все. Сейчас мне больше не хочется  об
этом думать.
     - Ты считаешь, наше дело от этого выиграет?
     - Ну, кто же может знать? Надеюсь. Я попытался.
     - Вдруг понадобится организовать несколько  таких  акций,  чтобы  они
получше нас поняли.
     - Акций, проклятье! Это  было  убийство.  Следующее,  если  возникнет
новая необходимость, может взять на себя кто-нибудь другой. Лично я выхожу
в отставку.
     - Ты заслужил отдых.
     Плечо снова начало пульсировать, и я откупорил бутылку.
     - Хочешь выпить?
     - Угу, спасибо.
     Он взял бутылку, сделал глоток, вернул мне.
     Я подумал об ожидании, об образе нашей Земли, что возник тогда в моем
сознании, и о том, что я, возможно, немного изменил его... Потом  выглянул
в окно и увидел летящие мимо тени: скалы и кустарники, холмы и равнины.
     Мне ужасно хотелось, чтобы пошел легкий дождичек,  который  отмыл  бы
окружающий пейзаж, а ветер высушил бы, словно  полотенцем.  Однако  кругом
было тихо и неуютно. Что ж, да будет  так.  Мне  могут  не  нравиться  эти
места, и все же я люблю эту сухую траву и животных, спящих в своих  норах.
Только созерцая беззаботную,  дремлющую  силу  Земли,  человек  испытывает
истинное наслаждение и гордость. Даже в момент  разрушения  она  созидает.
Тот, кто забывает о ней, лишает себя права на общий успех. Мы должны знать
о силах, рядом с которыми живем...
     Я открыл окно и сделал глубокий вдох.
     Да. Мир по-прежнему дарил меня своим воздухом, и я с радостью отдавал
ему...
     - Мне очень не нравится, что мы так долго не укладываем его спать,  -
сказала Лидия, глядя в пустую чашку из-под кофе.
     Робертсон сжал челюсти, но заставил себя говорить спокойно.
     - Думаю, нам не очень много осталось ждать, -  проговорил  он,  -  мы
подняли по тревоге полицейское управление  в  Каспере.  Впрочем,  Лейшман,
конечно, может выбраться из Вайоминга до  того,  как  его  обнаружат.  Но,
учитывая, что  на  поиски  вышел  еще  и  отряд  из  Рапид-Сити,  вертолет
доберется до него раньше, чем он уйдет в Южную Дакоту. Зеленый автомобиль,
мчащийся на восток в такое время суток... Заметить его  ничего  не  стоит.
Полчаса, не больше.
     Лидия посмотрела на спящую на диване Вики.
     - Хотите еще кофе? - предложила она Робертсону.
     - Давайте.
     Когда Лидия принялась наливать кофе, он спросил:
     - Состояние Денниса... насколько мне известно, эта ситуация несколько
необычна... когда телепат может поддерживать связь  на  таком  расстоянии?
Лейшман находится отсюда в добрых пятистах километрах.
     - Да, - ответила Лидия.
     - Как ему это удается?
     Лидия улыбнулась.
     - Честно говоря, мы и сами не очень понимаем,  почему  телепатическая
связь вообще действует на каком бы то ни было расстоянии, - ответила  она.
- Однако вы правы: то, что Деннису удается долго  поддерживать  контакт  с
человеком, находящимся так далеко от него, просто беспрецедентно.
     Робертсон одним глотком осушил свою чашку с кофе.
     - Значит, до сих пор Деннис так далеко не "путешествовал"  -  даже  в
течение короткого времени?
     - Нет.  По  правде  говоря,  я  думала,  что  мы  просто  укажем  вам
направление, после чего связь Денниса с Лейшманом быстро прервется.
     - Парнишке, наверное, туго приходится. Мне, честное слово, жаль,  что
все так получилось.
     - Знаете, я не вижу никаких признаков  напряжения,  если  не  считать
обычной усталости от того, что он не спит так поздно. Вам же известно,  не
это меня беспокоит больше всего...
     - Знаю, знаю. Я  тоже  не  хочу  причинять  вред  сознанию  мальчика.
Послушайте, тут мне пришла в голову  одна  идейка.  Поскольку  Деннис  так
здорово поддерживает связь с Лейшманом, может  быть,  он  в  состоянии  не
только принимать, но еще может и передавать сообщения? А не попробовать ли
уговорить Лейшмана сдаться добровольно?
     - Нет. Деннис не умеет этого делать.
     - А вы? Попытайтесь  воздействовать  на  преступника  через  Денниса,
поговорить с ним. Прикажите  ему  остановиться,  дождаться  представителей
власти и сдать оружие.
     - Ну, не знаю...
     - Попробуйте!
     Лидия сделала глоток кофе, потом откинулась на спинку стула и закрыла
глаза.
     - Через несколько минут я вам скажу, насколько это возможно.


     Я бросил на пол пустую бутылку и уже, наверное, в сотый раз  поправил
одеяло. За окном приятно раскачивался мир. Теперь можно поспать...
     Влажная, серая, гудящая, нескончаемая пелена...
     "Родерик Лейшман".
     - Что?
     - Я ничего не говорил, - отозвался водитель.
     - Мне показалось, что меня кто-то позвал.
     - Ты спал. Может, приснилось.
     - Угу.
     Я вздохнул и собрался еще немного вздремнуть.
     "Ты не спишь, Родерик. К тебе обращаюсь я".
     ...Мать-Земля равнодушна и  холодна.  Она  никогда  и  ни  с  кем  не
говорит. Где-то у меня в ногах перекатывалась пустая бутылка. Я  хихикнул.
До сих пор чужие голоса  не  мерещились  мне  во  сне.  К  тому  же  я  не
чувствовал, что напился до потери сознания; впрочем,  это  ощущение  часто
оказывается обманчивым. Вот проснусь и посмеюсь над глупым сном. Я  закрыл
глаза.
     "...Ты не пьян и это не сон, Родерик. Сейчас я с тобой".
     - Кто ты? - прошептал я.
     "Ты сам меня назвал".
     - Неужели то, что я сделал сегодня, так важно?
     "Есть еще а другие соображения".
     - Чего ты хочешь?
     "Твою жизнь".
     - Бери ее. Она твоя.
     "Я хочу сохранить ее, а не отнять".
     - Что это значит?
     "Ваш автомобиль преследуют федеральные  агенты.  Они  знают,  где  вы
находитесь. Довольно скоро вас догонят".
     Я покрепче прижал к груди  правую  руку,  почувствовал  под  повязкой
пистолет.
     "Нет. Ты должен сдаться, а не стрелять в них".
     - В качестве жертвы я принесу больше пользы.
     "Судебный процесс привлечет внимание  общественности.  У  тебя  будет
возможность выступить перед множеством людей. И не один раз".
     - Что я должен делать?
     "Останови  машину  и  жди.  Сдайся.  Не  дай  повода  преследователям
причинить тебе вред".
     - Понятно. Ты останешься со мной - до конца?
     "Я всегда с тобой".
     Отбросив одеяло, я наклонился вперед.
     - Остановись на минутку, - попросил я водителя.
     - Конечно.
     Он затормозил и съехал на обочину. Когда мы остановились, я спросил:
     - У тебя есть пистолет?
     - Да, в отделении для перчаток.
     - Достань.
     - А в чем дело?
     - Давай вынимай его, черт тебя подери!
     - Ладно, ладно!
     Он потянулся к отделению, открыл его и засунул руку  внутрь.  Он  еще
только начал поворачиваться в мою сторону, а я уже был готов. Мой пистолет
уставился прямо ему в грудь.
     - Нет, нет, - проворчал я. - Положи его на сиденье.
     - Что все это значит?
     - Делай, как тебе говорят!
     Он заколебался, и мне пришлось напомнить ему:
     - Я уже застрелил сегодня двоих.
     Он положил пистолет.
     - А теперь возьми его левой рукой за дуло.
     Он так и сделал.
     - Перебрось пистолет мне.
     - Что происходит?
     - Я пытаюсь сохранить нам обоим жизнь. Ты против?
     - Нет, я всей душой за, - поспешно  заверил  он.  -  Просто  отличная
идея. Мне только не совсем понятно, зачем меня разоружать.
     - Я не хочу, чтобы началась стрельба. Похоже, нас скоро арестуют.
     Водитель усмехнулся. Открыл дверцу машины.
     - Не выходи!
     - Я и не собирался. - Он развел руками.  -  Посмотри  сам.  Мы  здесь
одни. Дорога совершенна пуста. Послушай, я знаю,  ты  очень  устал,  много
выпил и нервы у тебя на пределе после всего, что тебе пришлось пережить. Я
тебя уважаю, но приди в себя: это самый настоящий бред. Почему бы...
     - Не двигайся! Положи обе руки на руль!
     - Мы  вызовем  подозрения,  если  будем  просто  так  тут  стоять,  а
кто-нибудь проедет мимо.
     - Это куда лучше, чем другой вариант.
     - Уехать отсюда?
     - Получить пулю в лоб. Уехать не удастся.
     - Может, будешь настолько любезен, что объяснишь, с чего ты это взял?
     - А тебе это знать не обязательно, - заявил я.
     Водитель довольно долго молчал.
     - Это что, какая-то западня? - наконец спросил он. - Или часть плана,
в которую я не посвящен? А может быть, ты все сам придумал?
     - Нет, это не я придумал.
     Он вздохнул.
     - Ага. Почему же ты мне не сказал  раньше?  Я  бы  не  стал  с  тобой
спорить.
     - Лучше тебе ничего не знать.
     - Можешь убрать пистолет. Я...
     - Я устал от разговоров. Просто посиди и помолчи немного.


     Ричард Гиз подошел к своему сыну, который сидел во дворе на скамейке.
     - Здравствуйте, - сказал он.
     - Привет.
     - Меня зовут Дик Гиз.
     Деннис поднялся на ноги, протянул  левую  руку  вперед,  повернув  ее
ладонью  вверх.  Правую  руку  он  прижимал  к  груди.  Его  темные  глаза
встретились с глазами отца.
     - Род Лейшман, - сказал он, когда Дик пожал его левую руку.
     - Не возражаете, если я посижу рядом?
     - Садитесь, - сказал он, опускаясь обратно на скамейку.
     - Как вы себя чувствуете?
     - Плечо еще продолжает немного беспокоить. - Он  потер  правое  плечо
левой рукой. - Вы адвокат?
     - Влиятельный друг, - ответил  Дик,  присаживаясь  рядом.  -  С  вами
хорошо обращаются?
     - Не могу пожаловаться. Послушайте, я не уверен, что  мне  следует  с
вами разговаривать  без  мистера  Палмера  -  моего  адвоката.  Недостаток
образования. Ничего личного. Не обижайтесь. Ладно?
     - Конечно. Могу я спросить вас о чем-нибудь, не имеющем  отношения  к
процессу?
     Зеленые - совсем такие же, как у Вики, - глаза  еще  раз  внимательно
посмотрели на него.
     - Давайте.
     - На что рассчитывают Дети Земли, применяя насилие?
     - У нас есть одно желание, сохранить Землю, чтобы люди смогли прожить
на ней еще многие века.
     - Совершая убийства? Взрывая заводы и плотины?
     -  Похоже,  другого  способа  убедить  власти  в  серьезности   наших
намерений просто не существует.
     - Позвольте мне сказать,  что  я  по  этому  поводу  думаю.  Если  вы
действительно добьетесь  своего  и  сумеете  уничтожить  все  значительные
источники энергии, то ваша главная цель - сделать Землю подходящим  местом
для обитания человечества -  станет  невыполнимой.  Подождите!  Дайте  мне
закончить. Я  не  знаю,  читали  ли  вы  "Будущее,  как  история"  Роберта
Хейлбрунера, книгу, написанную в середине прошлого столетия, -  он  делает
очень удачную  посылку,  утверждая,  что  общие  очертания  будущего  есть
история, которая неотвратимым образом определена силами, давно вступившими
в действие; силами такими мощными, что мы едва ли в состоянии что-либо  им
противопоставить.  Технология,  например,   не   может   остановить   свое
наступление.  А  это,  в  свою  очередь,   повлечет   создание   огромного
бюрократического государственного аппарата. Изобилие товаров сделает жизнь
людей намного более  приятной  и  легкой,  так  что  именно  экономические
проблемы заставят людей продолжать борьбу за прогресс. Он оказался прав  в
этих вопросах, ведь в менее развитых странах, какой бы политический  строй
у  них  ни  возник,  правители  первым   делом   обещали   самую   быструю
индустриализацию. С этого момента их будущее будет развиваться так же, как
и наше...
     - Хейлбрунер был умным человеком, - прервал его Деннис, -  но  вы  не
можете продлевать подобную кривую до бесконечности.  Система  не  выдержит
еще до того...
     - Технический прогресс уже не раз  разрешал  проблемы,  созданные  им
самим.
     - Однако недостаточно быстро  и  эффективно.  Мир  продолжает  расти,
усложняться,  ему  грозит  кризис  перепроизводства.  Жизненные  стандарты
становятся чрезмерно высокими, люди начинают жить ради производства, а  не
наоборот. Торо...
     - Торо, Руссо и им подобные хотели, чтобы мы вернулись в лес.
     - Руссо принято трактовать  неправильно,  а  Торо  никогда  этого  не
предлагал. Мне кажется, они хотели сделать науку  оптимальной,  чтобы  она
помогла людям понять, насколько сложным,  многолюдным  и  механизированным
должно быть общество,  чтобы  все  его  члены  получили  возможность  жить
достойно; наука должна была вывести соответствующие  законы,  а  свободная
воля человека - претворить их в жизнь. Они вовсе не хотели возвращаться  в
лес,  они  намеревались  вывести  разумное  среднее  между   простотой   и
сложностью. Именно этого и добиваются Дети Земли.
     Дик немного помолчал, а потом сказал:
     - То, что вы говорите, звучит благородно  и  искренне.  Я  совсем  не
против идеализма. Нам необходимы идеалы. Но я чувствую, что Хейлбрунер был
прав. Мы уже давно, заранее, написали историю будущего. Я надеюсь и  верю,
что наступит день, когда все пойдет так, как того хотим мы. Но сначала нам
придется  замедлить  ход,  направить  энергию  в  другое  русло.  Подобные
процессы занимают целые поколения - их невозможно совершить за одну  ночь.
Вне  всякого  сомнения,  ничего  не  удастся  изменить  отдельными  актами
насилия, когда здание уже, в основном, построено.
     - У нас нет времени, -  возразил  Деннис.  -  Я  убежден:  Хейлбрунер
ошибся, утверждая, что мы сами пишем историю будущего, если готовы учиться
на ошибках прошлого.
     - Даже если это и так, я  все  равно  не  считаю,  что  на  следующем
повороте нас ждет хаос.
     - Надеюсь, вы свернете в нужном месте, хотя лично я  сомневаюсь,  что
вам это удастся.
     Дик поднялся.
     - Мне пора. Я еще приду вас навестить.
     Деннис кивнул.
     - До встречи.
     Дик, не оборачиваясь, быстро  зашагал  прочь  от  маленькой  фигурки,
оставшейся сидеть на скамейке. Войдя в дом, он прошел через гостиную, даже
не взглянув на Вики и Лидию, которые  расположились  на  диване.  В  кухне
налил себе неразбавленного виски, одним глотком опорожнил стакан,  добавил
еще и только после этого медленно вернулся в гостиную.
     - Никак не могу в это поверить, - произнес он, усаживаясь в кресло. -
Еще несколько недель назад он вообще ничего не понимал.  Теперь...  Лидия,
вы сказали, что Деннис находится в постоянном контакте  с  этим  типом,  а
оказалось, что он просто-напросто в него превратился.
     - Я не ожидала такого поворота, - объяснила Лидия.  -  Это  произошло
уже после того, как мы с вами разговаривали, до вашего возвращения.
     - Более того, он обладает определенной  свободой  воли.  Он  способен
реагировать на происходящие события так, словно он на самом  деле  и  есть
Лейшман.
     - Да.
     - Как долго это может продолжаться?
     - Ответить на вопрос невозможно.
     - Это хороший знак или плохой - с вашей точки зрения?
     - Я бы сказала, хороший. Что бы ни произошло в дальнейшем,  останутся
следы, процесс возвращения к нормальной жизни начался.
     - Значит, он вырастет, продолжая считать себя Лейшманом?
     - Да, если мы не вмешаемся. Я постараюсь заблокировать  этот  эффект,
если он примет затяжной характер. Сейчас для нас важно, что мозг  Денниса,
так долго сохранявший пассивность, наконец, начал действовать.  Это  очень
важно.
     - Однако он высказывает совсем не детские  мысли.  Так  разговаривают
взрослые. Может быть, скачок произошел слишком рано?
     Вики  захихикала,  и,  казалось.  Дик  только   сейчас   заметил   ее
присутствие.
     - Похоже, ты забыл,  что  именно  бомбардировка  мыслями  взрослых  и
явилась причиной возникновения проблем у нашего сына. Сейчас,  по  крайней
мере, он научился фильтровать их и сумел сосредоточиться на мыслях  одного
человека. Что из того, что этим человеком стал Лейшман? С тех пор как  это
произошло, я много с ним разговаривала. Не такой уж он плохой  парень.  На
самом деле он мне даже нравится. Идеалист и...
     - ...и убийца, - закончил Дик. - М-да,  замечательного  парня  выбрал
наш сын. Лидия, не окажет ли личность Лейшмана влияние на дальнейшую жизнь
Денниса?
     - А как насчет вас. Дик? - спросила Лидия. - Или вас. Виктория? Вы  с
раннего детства  читали  мысли  взрослых.  Оказало  это  на  вас  пагубное
влияние?
     - Да, мы читали мысли взрослых, но не были полностью порабощены  ими,
- возразил Дик. - Это совсем другое дело.
     Лидия кивнула.
     - Верно, - согласилась она. -  Конечно,  возможность  долговременного
влияния личности Лейшмана на Денниса вполне  реальна.  Однако  я  уверена:
правильно применив методы терапевтического  воздействия,  мы  справимся  с
этими осложнениями, если они возникнут. Впрочем, я предпочитаю  подождать,
пока у меня не наберется достаточно информации, чтобы  можно  было  решать
проблему личности.
     - В какой степени Деннис зависит от Лейшмана? Ну, например: что с ним
произойдет, если Лейшман возьмет и умрет, прямо сейчас?  Будет  ли  Деннис
продолжать  считать  себя  Лейшманом,  или  контакт  с  реальностью  вновь
прервется?
     - Это один из тех вопросов, на которые  просто  невозможно  ответить,
располагая имеющимися у нас фактами. В  данный  момент  связь  между  ними
существует Деннис знает обо всем, что происходит с Лейшманом. И  в  то  же
время он в состоянии совершать независимые действия, продолжая  оставаться
Лейшманом. Я не знаю, где проходит разделяющая их линия.
     - Мы должны  знать  ответ  на  этот  вопрос  к  тому  времени,  когда
возникнет необходимость избавиться от присутствия личности Лейшмана.
     - Я буду решать эту проблему, когда она передо мной встанет.
     - У  меня  появились  кое-какие  идеи,  -  сказал  Дик.  -  На  каком
расстоянии он в состоянии поддерживать контакт? Деннис связан с  Лейшманом
сейчас, когда тот находится от него совсем недалеко, но сумел не  потерять
этого типа, когда он был удален от нашего дома более чем на пятьсот  миль.
Каков предел его возможностей?
     Лидия покачала головой:
     - И снова не могу сказать ничего определенного, у меня нет данных.
     - Вот именно, - продолжал Дик. -  Мне  кажется,  совсем  неплохо  это
выяснить. Когда сознание Денниса будет приведено в  порядок  и  он  станет
взрослым человеком, наш  сын  может  оказаться  самым  сильным  телепатом,
родившимся среди людей.
     - Я думаю, так оно и есть, - кивнула Вики.  -  Именно  это,  по  всей
вероятности, и явилось причиной возникновения его проблем.
     - А если я возьму его с собой в Европу в следующем  месяце?  К  этому
времени он уже достаточно долго пробудет в контакте с личностью  Лейшмана.
Мы увезем Денниса подальше отсюда и посмотрим, зависит ли  он  по-прежнему
от этого типа, или стал в состоянии функционировать самостоятельно.
     - Не советую вам этого делать, - сказала  Лидия.  -  Предположим,  он
вернется в свое прежнее состояние?
     -  Тогда  мы  привезем  его  назад  и  позволим  еще  немного  побыть
Лейшманом.
     - У нас нет уверенности, что он снова  выберет  именно  Лейшмана.  Он
может опять уйти в себя и остаться в состоянии кататонии.
     - Это будет означать, что вы  ошиблись,  и  чем  раньше  мы  об  этом
узнаем, тем лучше.
     - Насколько я понимаю, вы уже приняли решение.
     -  Да.  Даже  в  самом  худшем  варианте  Деннис  вернется   в   свое
первоначальное состояние - а вы утверждали, что оно не безнадежно. В таком
случае все просто останется по-прежнему, не так ли?
     Лидия опустила голову.
     - Если честно, мне нечего вам на это сказать.
     Дик допил виски.
     - Ну что ж, значит, так и сделаем.
     - Хорошо. Но либо я буду вас сопровождать - при условии, конечно, что
увезу Денниса домой немедленно, если возникнут  какие-нибудь  проблемы,  -
либо вам придется поискать другого терапевта.
     - Лидия, вы этого не сделаете! - воскликнула Вики.
     - Я не могу иначе.
     - Ну что ж, - проговорил Дик. - Я  согласен.  Мне  просто  необходимо
получить ответ на интересующий меня вопрос.
     - Лидия, - начала Вики, - такое путешествие может повредить Деннису?
     - Думаю, да.
     - В таком случае я запрещаю. Дик, я  не  позволю  тебе  лишить  моего
мальчика надежды на выздоровление только потому, что тебе взбрело в голову
выяснить, на каком расстоянии действуют  его  телепатические  способности.
Если ты и дальше будешь настаивать на своем, я от  тебя  уйду.  И  добьюсь
судебного решения, не позволяющего тебе  перевозить  Денниса  с  места  на
место.
     Дик покраснел.
     - Вики, я...
     - Ты меня слышал. Ну?
     - Мне кажется, ты ведешь себя крайне глупо.
     - А мне наплевать на то, что тебе кажется. Каким будет твое решение?
     - Ты не оставляешь мне выбора. Я не возьму  Денниса.  Мне  эта  мысль
показалась достаточно разумной. Я по-прежнему продолжаю так думать. Лидия,
а как насчет весны? Я собираюсь еще  в  одну  командировку  весной.  Может
быть, тогда условия сложатся более благоприятно?
     - Вероятно. Да, вполне может быть. У  Денниса  будет  гораздо  больше
времени, чтобы приспособиться к деятельности своего мозга.
     - Ну хорошо, в таком случае поговорим об этом ближе к весне.  Извини,
Вики, я не думал...
     - Я знаю, но теперь-то ты понимаешь.
     - Теперь понимаю.
     Дик отнес стакан в кухню и ополоснул его.
     - Я переоденусь и пойду немного прогуляюсь, - крикнул он.
     Вики поднялась и поспешила в сад.
     Лидия же подошла к окну и, глядя на горы и  облака,  начала  теребить
свой медальон.


     Осенью, когда слушалось дело  Лейшмана,  Дик  находился  на  Востоке.
Поэтому он узнавал о смене настроений сына  -  от  возбуждения  до  черной
депрессии по мере того, как разворачивался процесс, - от доктора Уинчелла,
который делал Дику  еженедельные  доклады  о  результатах  осмотра  своего
пациента. Средствам массовой информации было  ничего  неизвестно  о  связи
Денниса  с  этим  делом  -  только  два  консультанта-врача  знали  о  его
состоянии.
     Дик посмотрел на лицо Уинчелла на экране.
     -  Он  по-прежнему   продолжает   сам   мыться   и   одевается   тоже
самостоятельно? - спросил Дик.
     - Да.
     - По-прежнему сам ест и отвечает разумно,  когда  к  нему  обращаются
другие люди?
     - С позиций Лейшмана... да.
     - Он, как и раньше, знает все, что происходит с Лейшманом?  И  о  чем
тот думает?
     - Мы время от времени проверяем факты, все совпадает.
     - Я не могу понять, как ему удается, не испытывая  никакого  смущения
или сомнений, реагировать  одновременно  на  две  разные  среды  обитания.
Почему он не видит очевидных противоречий?
     - Ну, его поведение похоже на  классическую  параноидальную  реакцию,
когда пациент может относительно благополучно функционировать в нормальной
для себя обстановке и при этом верить, что он является  другой  личностью,
которая находится совсем в другом месте.
     - Да, кажется, я понимаю, что вы  имеете  в  виду.  Как  вы  думаете,
сколько еще времени это протянется?
     - Я уже говорил вам: пока мы не знаем. Но я согласен с мнением  Лидии
-  это  полезная  для  мальчика  ситуация,  и  нужно  использовать  ее  по
максимуму. Дайте Деннису возможность впитать в себя побольше. Позже  Лидия
сумеет воссоздать его личность.
     - А как насчет путешествия, о котором я говорил?
     - Насколько я понимаю, если нынешнее состояние Денниса не  ухудшится,
к весне он достаточно окрепнет. Не вижу причин, которые  помешали  бы  нам
разорвать связь с Лейшманом и  начать  создавать  заново  личность  вашего
сына.
     - Хорошо, - сказал Дик. - Насчет Лидии.
     - Да?
     - Я хотел спросить. Сейчас, когда проблема с Деннисом стала несколько
иной, Лидия по-прежнему является самым лучшим для него доктором?
     - Вам что-нибудь в ней не нравится?
     - Нет, дело не в этом. Я только хотел убедиться, что Деннис  получает
самую квалифицированную помощь, какой мы можем его обеспечить.
     - Конечно. Лидия знает Денниса лучше, чем кто бы то ни было.  Другому
терапевту понадобится несколько месяцев, чтобы войти в  курс  дела;  кроме
того, между ними уже установилась своеобразная связь. Замена Лидии  другим
врачом в данный момент было бы настоящей катастрофой.
     - Понятно. Просто я хотел быть в этом уверен.
     - Вас что-нибудь беспокоит?
     - Вовсе нет. Как, по вашему мнению,  может  ли  повлиять  на  Денниса
процесс над Лейшманом? Его ведь обязательно приговорят.
     - Не исключено, что он впадет в состояние депрессии. Однако, судя  по
результатам  психиатрического  исследования,  Лейшман  -  самый  настоящий
стоик. Деннис примет решение суда так же спокойно, как и он.
     - Ждать осталось уже совсем не долго.
     - Да. Все решится, я думаю, на этой неделе.
     - Держите меня в курсе.
     - Хорошо.
     После разговора с доктором Уинчеллом Дик  решил  пригласить  на  обед
секретаршу и на время забыть обо всех проблемах.
     Его  нисколько  не  удивило,  когда  через  несколько  дней  Лейшмана
признали виновным.  Дика  беспокоило  только  одно  -  какой  ему  вынесут
приговор.
     - Я и не думал,  что  присяжные  всерьез  отнесутся  к  рекомендациям
психиатров, - сказал он Уинчеллу, как только узнал о приговоре.
     - А я как раз предполагал,  что  дело  примет  именно  такой  оборот.
Однако, главным образом, это заслуга адвоката. Без его вмешательства никто
не стал бы всерьез рассматривать вопрос о психическом здоровье Лейшмана.
     - Лейшмана отправили в больницу в Лас-Вегасе, так что он  по-прежнему
находится слишком близко к Деннису, - и теперь, когда им займутся врачи...
Что произойдет, если они станут давать ему сильнодействующие препараты или
начнут производить какие-нибудь манипуляции с мозгом? Не нравится мне  все
это.
     Уинчелл немного помолчал.
     - Да, я понимаю, что вы имеете в виду. До сих пор я старался устроить
все так, чтобы как можно меньше людей знало о нашей  заинтересованности  в
этом деле. Однако нам необходимо быть в курсе того что предпринимают врачи
и какое лечение они собираются назначить  Лейшману.  Возможно,  мы  сумеем
избежать ненужной шумихи.  Я  постараюсь  придумать,  как  договориться  с
больницей. Если же у наг ничего не получится, придется обратиться в суд.
     - Нельзя терять ни минуты, нужно спешить. Деннис и  так  находится  в
достаточно сложном положении.
     - Да, я позвоню в больницу сейчас же и сразу сообщу вам.
     - Я по-прежнему считаю, что мы  должны  увезти  Денниса  подальше  от
Лейшмана и посмотреть, что за этим последует.
     - Давайте отложим это средство напоследок, когда не останется другого
выхода.


     Мне показалось, что я мельком видел его  утром  но  у  меня  не  было
никакой уверенности, пока он не зашел в  читальный  зал,  где  я  сидел  в
одиночестве и  бездумно  переворачивал  страницы.  Он  остановил  тележку,
которую толкал перед собой, перегородив таким образом  вход,  затем  вошел
внутрь, свистнул и когда я поднял голову, подмигнул мне.
     - Квик! - воскликнул я. - Что?..
     Он приложил палец к  губам  и  наклонился  над  нижней  полкой  своей
тележки - там  стояла  какая-то  картонная  коробка.  Квик  вытащил  ее  и
поставил рядом со мной так, чтобы было не заметно из коридора.
     - Все нормально, - прошептал он. - Мне  уже  приходилось  работать  в
подобных заведениях. У меня здесь  отличная  репутация.  Я  устроился  две
недели назад. Ну, как они с тобой обращаются?
     - Вот уже целый месяц делают разные анализы и наблюдают, - ответил я.
- Что ты задумал?
     Он потер свой длинный нос и как-то странно улыбнулся.
     - Мы решили вытащить тебя отсюда.  Все  готово.  Расписано  точно  по
минутам. Машина ждет.
     - Но ведь сейчас же еще день. Может, лучше...
     - Нет. Не бойся, я знаю, кто чем занят.
     Я внимательно посмотрел на стоявшего возле меня худощавого человека -
темные, беспокойные глаза, седые волосы, ловкие руки.
     - Ты нервничаешь, - сказал я. - Ну ладно. Что нужно делать?
     - Я постою возле своей тележки, а ты надень вот это. Если  кто-нибудь
появится, я свистну, и тогда тебе придется быстро все  снять.  Я  войду  с
коробкой, и ты бросишь в нее одежду. Договорились?
     Я начал расстегивать пуговицы на рубашке.
     - Нет, - остановил меня Квик. - Надевай сверху. Это форма санитара. -
Он вернулся к двери. - Как плечо?
     - Уже в порядке. Как там Джерри и Бетти?
     - Отлично. Никто не знает, что ты у них побывал.
     Он стоял, загораживая собой  дверь  и  делая  вид,  что  занят  своей
тележкой.
     - Послушай! Тут пистолет!
     - Ш-ш-ш! Спрячь его под халат - на всякий случай.
     Я проверил пистолет. Он был заряжен. Я спрятал его. Оделся.
     - Готово.
     - Выходи. Помоги толкать тележку.
     Я вышел в коридор, встал рядом с  Квиком,  со  стороны  стены,  и  мы
толкнули тележку вперед.
     - Куда? - спросил я.
     - К служебному лифту, вон через те двери в  конце  коридора.  У  меня
есть ключ.
     Мы прошли по коридору. Квик отпер ключом дверь. Никого не было видно.
Квик открыл  лифт.  Мы  завезли  тележку  внутрь.  Квик  нажал  на  кнопку
подвального этажа.
     - Я встану впереди, - сказал он. - Если  кто-нибудь  войдет  в  лифт,
сразу наклонись над тележкой.
     - Понял.
     Лифт слабо жужжал и поскрипывал.  Откуда-то  слева  подул  прохладный
ветерок.  Я  почти  не  понимал,   что   со   мной   происходит.   События
разворачивались с такой головокружительной быстротой... так  неожиданно...
Впрочем, возможно, так и  было  задумано.  Если  бы  мне  дали  время  все
обдумать, я не смог бы вести себя естественно. И наверняка не спал бы  всю
предыдущую ночь.
     Лифт со скрежетом остановился. Квик раскрыл дверцы, выглянул  наружу,
кивнул мне, потянул за ручку тележки.
     Я последовал за ним, толкая тележку  впереди  себя.  Мы  оказались  в
полутемном вестибюле, но за углом слева было намного светлее. Квик  жестом
показал, что нам следует поменяться местами. Перед тем  как  завернуть  за
угол, я встал слева от Квика. Мы повернули налево, и  я  увидел  пандус  и
открытое пространство - погрузочную платформу.  На  пустых  ящиках  сидели
двое рабочих, пили кофе и курили. Тот, что был ближе к нам, поднял голову,
когда колесики тележки застучали по  пандусу.  Квик  практически  закрывал
меня собой.
     - Проклятье! - прошептал он. - Обычно во время перерыва здесь  никого
не бывает.
     Белый фургон с открытой задней дверцей и с красной надписью  на  боку
"Продукты  от  Симпсона"  стоял  возле  погрузочной  платформы.  На  месте
водителя, спустив ноги на землю, сидел человек в зеленой форме и  проверял
какие-то бумаги, а  чашка  дымящегося  кофе  стояла  справа  от  него,  на
приборной доске. Квик помахал ему рукой, и он махнул  в  ответ.  Несколько
мгновений спустя мужчина в зеленом забрался в кабину и захлопнул дверцу. А
еще через пару секунд вылил кофе в окно.
     Квик пошел медленнее.
     - Я собирался засунуть тебя внутрь через заднюю дверцу, а он вывез бы
тебя отсюда, - прошептал Квик. - Теперь так не получится. Парни заподозрят
неладное. - Он кивком указал на рабочих. - Боюсь, теперь  и  мне  придется
ехать - и этим ребятишкам тоже.
     - Похоже, у нас нет другого выбора.
     Квик покачал головой.
     -  Остановим  тележку,  когда  поравняемся  с  ними,  -  сказал   он,
оглядываясь по сторонам. - После этого двинемся вперед. Ты достанешь  свой
пистолет и заставишь их забраться в машину.
     - Ладно.
     Мы остановили тележку, повернулись и направились к  парням,  спокойно
сидевшим на своих  ящиках.  Я  ухмыльнулся  и  положил  руку  на  рукоятку
пистолета.
     - Привет, - сказал Квик, - слушайте, как вы...
     Тот, что сидел поближе  к  нам,  прищурившись,  смотрел  на  меня.  Я
вытащил пистолет и навел на него.
     - ...вы считаете, лучше быть героем или попытаться остаться в  живых,
позволив нам унести ноги?
     - Это Лейшман, - сказал один из парней.
     - О Господи! - воскликнул другой.
     - Ну, так что вы выбираете? - поинтересовался Квик.
     - Что делать? - ответил второй парень.
     - Полезайте в фургон, оба.
     Они встали, и один из парней поднял руки.
     - Руки опусти, - приказал я ему. - Веди себя тихо и незаметно.
     - Извините.
     Он опустил руки, и оба направились к фургону. Забрались внутрь.  Квик
спустился с платформы и завел переговоры с водителем,  который  все  время
оглядывался назад - с очень несчастным выражением на лице.
     Я последовал за рабочими.
     - Отойдите к той стене и сядьте на пол.
     Сам же устроился напротив, а через несколько секунд заработал  мотор.
Снаружи до меня донесся какой-то скрежет, потом появился  Квик  и  влез  в
фургон.
     - Водитель сейчас придет и закроет дверь, -  сообщил  он  и,  вытянув
ноги, уселся справа от меня.
     У нас над головами загорелся свет.
     Один из парней, тот, что сидел слева - худой, темноволосый,  молодой,
- спросил:
     - Что вы с нами сделаете?
     - Ничего, - ответил я,  -  если  будете  хорошо  себя  вести.  Любому
понятно - мы не могли оставить вас, вы сообщили бы, что  кто-то  удрал  из
больницы в  фургоне.  Сидите  тихо,  ведите  себя  прилично,  когда  будем
выезжать с территории больницы, и мы, как только отъедем подальше  отсюда,
высадим вас в каком-нибудь пустынном месте. Договорились?
     - Все, что скажете, - ответил парень. - У меня семья.
     - И у меня тоже, - проговорил тот, что был постарше. - Я сделаю  все,
что потребуется.
     -  В  таком  случае  устраивайтесь  поудобнее,  немного   покатаемся.
Надеюсь, вы получите удовольствие от нашей прогулки.
     Подошел водитель, и Квик о чем-то тихо переговорил с ним, прежде  чем
тот закрыл заднюю дверцу. Почти  сразу  же  захлопнулась  передняя  дверь,
заурчал мотор - мы поехали.
     Квик наклонился ко мне и прошептал:
     - Этих ребят выкинем перед тем, как пересесть в  другую  машину.  Чем
меньше они будут знать, тем лучше.
     - Точно. Когда?
     - Минут через двадцать, я  думаю.  С  пассажирами  расстанемся  через
пятнадцать.
     - Прекрасно.
     Наконец до меня дошла суть происходящего - на животном уровне.
     Страшно захотелось двигаться, ладони потели, и я все время вытирал их
о брюки.  Забавно.  Во  время  стрельбы  в  Санта-Фе  я  почти  ничего  не
чувствовал. Возможно, потому, что долго готовился к этому событию и  много
о нем думал, эмоций просто не осталось. Однако сейчас, когда все произошло
так неожиданно, без подготовки, меня начали охватывать сомнения.
     Фургон остановился. Главные  ворота  больницы.  И  хотя  голоса  были
отлично слышны, понять, о чем шел разговор, я не  смог.  Вскоре  мы  снова
двинулись в путь.
     - Можно мне закурить? - спросил один из парней.
     - Валяй, - разрешил я.
     Я наблюдал за тем, как он прикуривает.
     - Дай-ка и мне сигарету, - попросил я его.
     - Пожалуйста. - Парень протянул мне пачку.
     Я поднялся, подошел к нему и взял из пачки сигарету.
     - И спички.
     Он передал мне спички.
     - Спасибо, - сказал я и отдал ему коробок.
     Потом вернулся на свое место и снова уселся.
     - Зачем ты это сделал? - спросил Квик. - Мог бы попросить у меня.
     - Не знал, что ты куришь.
     - Просто я до сих пор не хотел, - сказал Квик и, достав  сигарету  из
пачки, закурил. - А я не знал, что ты куришь.
     - Бросил много лет назад. Однако сейчас хочу  таким  способом  помочь
себе справиться с психологической проблемой, отставив  на  время  проблемы
экологии. У меня больше шансов на успех, если я спокоен. А в данный момент
любое действие, направленное на укрепление моих шансов на успех,  является
оправданным. Если  мне  удастся  выбраться  из  этой  передряги,  я  смогу
совершить что-нибудь по-настоящему важное для Детей Земли. О! Как приятно!
     - Странный ты какой-то, - проговорил Квик. - Иногда мне кажется,  что
для тебя наше движение что-то вроде религии.
     - Да, - ответил я, - наверное, так оно и есть.
     - Думаешь, что на небе тебе дадут сочный кусок пирога за то,  что  ты
тут делаешь?
     - Удовлетворения, которое я  получаю  здесь,  на  Земле,  мне  вполне
хватает. Земля - моя боль и моя награда.
     - На суде говорили, что ты работал в лесничестве. Я этого не знал.
     Я кивнул.
     - Адвокат все правильно сказал. Мои убеждения уходят корнями именно в
те времена - я не могу  видеть,  как  земля  и  все,  что  на  ней  живет,
становятся  второстепенными  по  отношению  к  коммерческим  интересам.  Я
встречался с Детьми Земли в течение многих лет. Наконец однажды  я  решил:
проклятье!  Если  мы  станем  обращаться   с   некоторыми   беспринципными
эксплуататорами так же безжалостно, как они это делают с  природой,  может
быть, они поймут, подумают, прежде чем... Не знаю. Я  должен  был  сделать
что-нибудь  существенное,  мне  осточертело  писать  письма   протеста   и
листовки. Когда я нахожусь на природе, у меня  иногда  возникает  такое  -
странно мистическое - ощущение. Мне кажется, я служу какой-то силе.  И  не
важно, что  она  из  себя  представляет.  Время  от  времени  я  испытываю
умиротворение, потому что чувствую благорасположение этой силы.  А  больше
мне ничего и не нужно.
     - Ты много времени проводишь на природе?
     - Да.
     Квик бросил взгляд на парней, сидевших неподалеку от нас, и заговорил
тише:
     - Значит, ты сумеешь прожить некоторое время среди дикой природы?
     - Да.
     - Это может оказаться полезным... пока все не успокоится.  В  Канаде,
например,  полно  мест,  где  никому  даже  и  в  голову  не  придет  тебя
разыскивать.
     - Я уже думал об этом... А ты? Почему ты вступил в нашу организацию?
     - Ну, со мной все просто. Совсем не так красиво, как у тебя.  Я  тебе
завидую, но, к  сожалению,  в  моей  жизни  не  было  ничего  похожего  на
мистические  знамения.  Нет,  просто  я   любитель   самых   разнообразных
неприятностей, профессиональный мятежник. У  меня  есть  множество  причин
ненавидеть нашу систему - парочка достаточно серьезных,  но,  в  основном,
так, ерунда всякая. Чего там прикидываться. Если бы  я  не  был  с  Детьми
Земли, все равно бросал бы бомбы,  только  как  член  какой-нибудь  другой
организации. Мне нравятся ваши идеи, вот  и  все.  Знаешь,  ты,  наверное,
гораздо разумнее меня, несмотря на все твои разговоры  о  божественном.  Я
достаточно много работал в заведениях вроде того,  откуда  мы  только  что
сбежали, и знаю профессиональный сленг, видел множество больных и  кое-что
научился понимать. Иногда мне кажется, что меня  спокойно  можно  было  бы
упечь в какую-нибудь клинику. - Квик рассмеялся.  -  А  потом,  по  четным
числам, я уверяю себя, что это мир свихнулся и что  лечение  сделает  меня
таким же чокнутым, как и все остальные.
     Я ухмыльнулся. Мы докурили наши сигареты, и я стал  прислушиваться  к
звукам, доносившимся снаружи, пытаясь понять, где мы  находимся.  Впрочем,
мне удалось различить только шум мотора, а повороты, которые мы делали,  я
уже давно перестал считать.
     - Мы так и не сумели понять,  как  им  удалось  обнаружить  тебя  так
быстро, - сказал Квик. - Есть какие-нибудь идеи на этот счет?
     - Нет.
     - Сейчас мы продумали все  как  следует,  еще  более  тщательно,  чем
тогда. Если нас не догонят в течение часа, все будет в порядке.
     Я вспомнил тот день и голос, который, как мне тогда казалось, слышал.
     Ты здесь сейчас? Мы выполняем твою волю?
     Мне никто не ответил.
     Прошло некоторое время, машина сбавила скорость; похоже, мы съехали с
шоссе. Автомобиль продолжал катиться по неровной, явно каменистой,  дороге
еще несколько минут, а потом остановился.
     Хлопнула передняя дверца,  водитель  подошел  и  открыл  нашу  дверь.
Выглянув, я увидел маленький ручеек и помахал пистолетом.
     - Ну, ребята, пора прощаться.
     Парни поднялись на ноги и направились к двери. Я  прошел  за  ними  и
проследил, как они спрыгнули на землю.
     Тот, что постарше, оглянулся, и мне показалось, что он  хочет  что-то
сказать, но потом он отвернулся от меня и  поспешил  за  своим  приятелем,
который уже шагал вдоль ручья.
     Водитель ухмыльнулся, глядя им вслед.
     - Перетрухнули, бедняги!
     - Сколько еще до смены машин?
     - Пять минут, - посмотрев на часы, ответил он и захлопнул дверь.
     Так оно и получилось. Очень скоро мы снова остановились,  вылезли  из
фургона и сели в машину, которая ждала нас на  обочине.  Водитель  фургона
оставил его на дороге, а сам забрался на переднее сиденье рядом с  шофером
машины. Квик и я устроились на заднем сиденье.
     Через несколько секунд мы уже  снова  мчались  по  дороге.  Местность
оказалась довольно открытой, и я не имел ни малейшего представления о том,
где мы находимся. Впрочем, это не имело значения, потому что машина  ехала
очень быстро.
     Я   начал   успокаиваться,   почувствовал   себя   в    относительной
безопасности, когда мы миновали горы Корнадо и повернули на северо-восток.
По моим представлениям, с тех пор как мы сбежали из больницы, прошло около
часа. Напряжение начало отпускать, и я подумал о том, что  мое  отсутствие
могли еще не заметить. А даже если кто-то и обратил на  это  внимание,  мы
довольно ловко замели следы. Еще мили, еще время...
     Прошло полчаса, и я уже почти был уверен в том, что нам повезло и все
неприятности остались позади. Именно в этот момент  наш  водитель  заметил
полицейских.
     - За нами едет патрульная машина, - сообщил  он.  -  Но  скорость  не
увеличивается и мигалка не включена. Может быть, обычная дорожная полиция.
     - А может быть, и нет, - сказал Квик и посмотрел на небо. -  Там  все
чисто, - добавил он. - Естественно, это  ничего  не  значит,  на  такой-то
неровной местности. Вертолет может где-нибудь кружить, поджидая,  пока  не
появится автомобиль. Если они обнаружили побег, все патрульные машины  уже
наверняка предупреждены, а вертолеты подняты в воздух.
     - Набирают скорость, - сообщил водитель. - Нас догоняют.  Постараемся
оторваться?
     - Нет, - ответил я. - Мы только вызовем подозрения. Может  быть,  они
вовсе и не гонятся за нами.
     Я опустил стекло.
     - Если они  нас  остановят  и  найдут  пистолет,  -  сказал  Квик,  -
обязательно захотят все внимательно осмотреть  и  узнают  тебя.  Так  что,
пожалуй, придется воспользоваться оружием.
     - Понимаю, - ответил я Квику.
     - Приближаются, - доложил водитель.
     - Оружие видишь?
     - Нет. Но это ни о чем  не  говорит.  У  меня  под  сиденьем  спрятан
пистолет. Кому передать?
     - Давай сюда, - сказал Квик, - только руку  не  поднимай,  а  то  они
увидят, просунь между сиденьями.
     Водитель наклонился вперед, выпрямился, Квик вынул  пистолет  из  его
руки.
     - Собираются нас обогнать. Может, просто проедут мимо.
     Через несколько секунд взвыла сирена.
     Я повернулся. Полицейская машина ехала совсем рядом  с  нами.  Терять
было нечего, и я выстрелил два раза в правое переднее колесо. Попал.
     - Давай жми! - крикнул я нашему водителю.
     Мы помчались вперед. Нам стреляли вслед и разбили заднее  стекло,  но
мы с Квиком успели пригнуться. Никто из нас не пострадал.
     Оглянувшись назад через некоторое время, я  заметил,  что  патрульная
машина скатилась на обочину. Поворот, спуск - и она пропала из виду.
     - Они уже наверняка сообщили про нас по радио, - сказал  парень,  что
вывез нас на фургоне из больницы.
     - Ясное дело, - согласился с ним тот, что сидел  за  рулем  в  данный
момент. - Теперь нас начнут искать с воздуха. Есть какие-нибудь идеи?
     - Нам неизвестно, где находится ближайший вертолет, - сказал Квик.  -
Может быть, у нас есть несколько минут.
     - И что? Какая разница, поймают они нас сейчас  или  через  несколько
минут? Может, скажешь, что от этого изменится?
     - Значит, надо  ехать  вперед.  Нет  смысла  пытаться  скрыться,  раз
полиция все равно знает,  что  мы  здесь.  Они  просто  перекроют  дороги,
соберут тут кучу народа и начнут прочесывать местность. Поезжай дальше  до
тех пор, пока не увидишь вертолет.
     - Тогда уже будет слишком поздно что-нибудь предпринимать.
     - Может быть, и нет. Нас тут четверо. Понять с воздуха,  кто  из  нас
кто,  они  не  смогут.  Как  только  заметим  вертолет,  останови  машину.
Кто-нибудь выскочит и побежит, а остальные поедут дальше. Что  они  станут
делать?
     - Не знаю. Наверное, бросятся за тем, кто будет  убегать,  и  вызовут
еще один вертолет.
     - Прекрасно. Второго вертолета поблизости наверняка нет. Нам  удастся
отъехать довольно далеко, они опять начнут нас догонять, и тогда из машины
выскочит еще кто-нибудь. Возможно, этого окажется достаточно, чтобы  вы  с
Родом успели смотаться. Если же нет, высадишь Рода, а сам поедешь  дальше.
Они-то будут думать, что он сидит за рулем... Род, похоже, тебе уже  очень
скоро представится возможность пожить на дикой природе.
     - Да, похоже на то, - согласился я.
     - Кто первый? - спросил водитель.
     - Лично мне все равно, - ответил Квик.  -  Запасные  патроны  у  тебя
есть?
     - Ага, почти целая коробка.
     - Давай сюда.
     Он передал.
     - Подождите минутку, - проговорил наш первый  водитель.  -  Начнем  с
меня. Если вы собираетесь устраивать  перестрелку,  я  не  хотел  бы  быть
вторым - с оружием или без. У меня не будет  ни  полшанса.  Высадите  меня
первым и уж можете не сомневаться, я помчусь, как  ветер.  А  после  этого
можете делать, что хотите.
     - Хорошо.
     - Патроны для тридцать восьмого калибра? - спросил я.
     - Ага.
     - Тогда дай и мне штук десять.
     - Угу.
     Водитель достал пригоршню патронов и передал  мне.  Я  положил  их  в
карман.
     Квик внимательно разглядывал небо.
     - Пока ничего, - сказал он. - Интересно, как это им удалось  нас  так
быстро вычислить? Те два парня настучали? Или они просто такие удачливые?
     Я пожал плечами.
     - Какая разница?
     - Никакой.
     Мы проехали несколько миль - и я уже снова  почти  поверил,  что  нам
повезло и все неприятности остались позади, - когда Квик заметил  вертолет
над грядой холмов. Очень скоро тот начал снижаться.
     - Так вот, - сказал Квик. - Останавливаемся.
     Что мы и сделали, а водитель фургона выскочил из машины.
     - Удачи тебе, - пожелал я.
     - Спасибо.
     Он со всех ног бросился бежать, соскользнул с придорожной насыпи.
     - Слушай, а как его зовут? - спросил  я,  когда  мы  снова  помчались
вперед.
     - Боб, - ответил Квик. - А дальше не знаю.
     Пилот вертолета, казалось, никак  не  мог  решить,  что  ему  делать.
Поднял вертолет повыше и начал кружить над  дорогой.  Наверное,  он  видел
Боба и нашу машину одновременно - с такой высоты.
     - Присматривает за нами и ждет указаний, - сообщил Квик. -  А  теперь
получил приказ преследовать Боба.
     - Естественно, следующая смена машины не скоро? - спросил я.
     - К сожалению, - сказал водитель. - Меня это тоже совсем  не  радует.
Слушайте, они знают, где мы сейчас находимся. Если мы  останемся  на  этом
шоссе, нас обязательно возьмут. Может, попробуем съехать  на  какую-нибудь
проселочную дорогу? Правда, я не знаком с этой местностью. А вы?
     - Нет.
     - И я нет.
     - А что думаешь ты? - спросил он у меня.
     - Давай вперед, - ответил я. - Выбери подходящий момент.
     Однако за следующие пять или шесть миль нам не встретилось ни  одного
поворота. Вертолет, как и предсказывал  Квик,  некоторое  время  продолжал
преследовать нас, а потом исчез. Я представил себе,  как  за  нами  мчатся
машины из Таоса.
     - Надо сворачивать на следующей развилке, - сказал я.
     Водитель кивнул.
     - Кажется, я ее уже вижу.
     Он сбросил скорость. Вправо уходила узкая заасфальтированная  дорога.
Впрочем, ее уже давно не ремонтировали.
     Пришлось ехать  медленнее,  но  примерно  через  милю  я  вздохнул  с
облегчением: дорога не заканчивалась тупиком, не становилась хуже  и  была
совершенно пустынной.
     До захода солнца оставалось еще много времени. В  темноте,  на  своих
двоих, у меня будет куда больше шансов, решил я.
     - Фляжку с водой никто, конечно, не догадался прихватить?
     Водитель усмехнулся.
     - Боюсь, что нет. Я должен был исполнять функции таксиста и не  более
того.
     - Будет тебе наука на следующий раз,  -  проворчал  я.  -  Остановись
возле тех деревьев, я выйду.
     - Хорошо.
     - Мы же собирались... - начал Квик.
     - Да, но так будет лучше,  -  перебил  его  я.  -  Если  мне  удастся
спрятаться до наступления темноты, к утру я буду уже далеко отсюда.
     Мы подъехали к деревьям и остановились.
     - Увидимся.
     Выбравшись из машины, я быстро зашагал прочь. Водитель что-то  сказал
мне вслед. Кажется, пожелал удачи.
     Довольно скоро донесся шум двигателей. Вертолет.  Через  мгновение  я
уже лежал на земле под деревьями, даже не стал поднимать голову и смотреть
вверх. Просто ждал, когда он пролетит мимо.
     Но он не собирался улетать.
     Рокот нарастал, пока не перекрыл все остальные звуки,  -  я  все-таки
решил посмотреть на небо. Вертолет кружил совсем рядом со мной.
     Проклятье! Как им это удалось? Когда я  вышел  из  машины,  вертолета
нигде не было видно. Он должен искать машину. Если  только...  Я  сплюнул.
Если только у них нет какого-нибудь хитроумного детектора - действующего в
инфракрасном излучении или реагирующего на тепло человеческого тела, - при
помощи которого они проверили местность и засекли меня.
     Да, скорее всего, так оно и есть.
     Вертолет начал снижаться. Он опускался на поляну в нескольких  сотнях
метрах справа от меня. Как только он  оказался  ниже  уровня  деревьев,  я
вскочил на ноги и бросился бежать в противоположном направлении, где  тоже
росли какие-то деревья. Их было  не  очень  много,  до  рощицы  оставалось
примерно четверть мили. Если я переберусь через  поросший  какой-то  сухой
травой каменистый склон, то попаду в  довольно  густые  заросли,  где  мне
будет не трудно затеряться. Я бросился бежать. И начал задыхаться. Я и  не
предполагал, что это произойдет так быстро. Несмотря на регулярные занятия
гимнастикой, месяцы, проведенные в тюрьме, давали о себе знать.
     Я заставил себя не думать об этом и, тяжело дыша, устремился  вперед.
Назад я не смотрел. Голос из громкоговорителя на мгновение остановил  меня
у самой кромки деревьев.
     - Стой! Полиция!
     Я метнулся к деревьям.
     - Мы вас видим! Будем стрелять!
     Я знал, что первый выстрел будет предупредительным, второй - не очень
точным. У меня кружилась голова и болели  ноги,  но  в  мои  намерения  не
входило останавливаться.
     Прозвучал выстрел.
     - Это предупреждение! Стой!
     Последовало еще несколько выстрелов, пули метались вокруг  меня.  Да,
похоже, добраться до деревьев не удастся.  Мне  казалось,  что  я  вот-вот
потеряю сознание. И тут я увидел впереди какие-то большие валуны...
     Снова раздались выстрелы...
     Я нырнул за один из камней, рухнул на землю, так  и  остался  лежать,
пытаясь перевести дух.
     Новой  атаки  почему-то  не  последовало.  Нет,  они,   конечно,   не
прекратили  обстрела,  только  по  какой-то  причине  огонь  ко   мне   не
приближался. Я осторожно выглянул из своего укрытия.
     Полицейских было четверо: трое стреляли из положения лежа в  заросли,
где  я  совсем  недавно  прятался.  Четвертый  упал  на  спину  и   как-то
неестественно раскинул ноги и руки.
     Я пытался отдышаться и понять, что же все-таки тут происходит. И надо
сказать,  довольно  быстро  сообразил:  кто-то  вступил   с   полицией   в
перестрелку. Кто?..
     Ну, конечно же, Квик. Иначе и быть не могло. Он дождался, пока  я  не
скроюсь из виду, и последовал за мной. Какой дурак! Теперь же,  давая  мне
время скрыться, он отвлекал полицейских на себя. Только вот  его  глупость
почти наверняка будет стоить ему жизни  -  слишком  высокая  цена  за  мой
побег. Лучше вернуться в тюрьму и отсидеть свое, чем  стать  причиной  его
смерти. Рано или поздно меня все равно выпустят. Живым...
     Судя по стрельбе, Квик метался среди деревьев, перебегая от одного  к
другому. Пока я наблюдал за происходящим, в надежде  разглядеть  его,  еще
один полицейский судорожно дернулся и замер на земле.
     Двое оставшихся... Теперь они ни за что не выпустят его отсюда живым.
Конец может быть только один. Ждать осталось совсем  недолго.  Вряд  ли  у
Квика большой запас патронов.
     Неожиданно  я  заметил  у  себя  в  руке  пистолет.  В  мою   сторону
полицейские  не  смотрели.  Они,  вероятно,  решили,   что   я   не   стал
останавливаться,  когда  началась  стрельба.  Я  поднялся   на   ноги   и,
пригнувшись,  бросился  бежать  прямо  к  ним,  готовый  в  любой   момент
распластаться  на  земле,  если  кому-нибудь  из  них  взбредет  в  голову
посмотреть в мою сторону. Я убеждал себя, что совершенно ничем не  рискую.
Неподалеку от тех двух типов  было  скопление  больших  камней:  если  мне
удастся  до  них  добраться,  мы  устроим  перекрестный  огонь  и...   все
произойдет очень быстро.
     Когда я почти был у цели, Квик перестал стрелять -  он  меня  увидел.
Какая-нибудь шальная пуля могла попасть не совсем туда,  куда  нужно.  Ну,
хорошо. Я уже пробежал почти половину расстояния...
     Наверное, в первый момент полицейские решили, что попали в Квика.
     Мне эта мысль тоже сначала пришла  в  голову.  Однако  я  тут  же  ее
отбросил - пистолет Квика замолк как раз в тот момент, когда я появился на
открытом пространстве: значит, мое первое предположение верно. Полицейские
замерли. Они лежали очень-очень тихо, вероятно,  думали,  что  Квик  хочет
хитростью выяснить, где они находятся. Я  продолжал  мчаться  вперед.  Уже
достаточно близко - можно стрелять.
     Выдала тишина. Тот, что пристроился справа от  меня,  похоже,  что-то
услышал. Он повернул голову в мою сторону.
     Абсолютно механически я бросился на  землю,  плотно  поставил  локти,
вытянул правую руку и начал стрелять.
     Полицейский успел развернуться вместе  со  своим  карабином.  Если  я
немедленно с ним не разберусь...
     Когда я выстрелил в третий раз, он скорчился на земле, а пули из  его
карабина унеслись в синее небо.
     И тут боль обожгла мне грудь, я повалился вперед, успев выстрелить во
второго  полицейского  до  того,  как  моя  голова  коснулась   земли,   и
почувствовал во рту вкус песка и крови.
     Снова стрельба. Где-то  далеко.  Теперь  все  казалось  мне  каким-то
нереальным. Я попытался поднять голову, пристроив ее на  башне  из  сжатых
кулаков. Из-за деревьев - словно в конце тоннеля -  появился  человек.  Он
стрелял. Квик. Последний оставшийся в живых полицейский поднялся  на  одно
колено, повернувшись к лесу, и принялся отстреливаться.  Потом  я  увидел,
как он упал, а Квик побежал ко мне.
     Я снова опустил голову  на  землю,  меня  окутал  мрак.  Неужели  для
этого?.. Я получил всего несколько лишних  месяцев  -  ради  чего?  Вполне
можно было и тогда... утром, в Санта-Фе... Но ведь был суд, газеты...  Да.
Тот голос, что я слышал... я тогда много выпил, поздно... Настоящий? Какая
разница, наша Мать... К тебе... Прости меня  за  ту,  последнюю  сигарету.
Я... Ты здесь? Это правда?..
     "Я никогда тебя не покидала".
     Хорошо...
     "Иди ко мне".
     Я...


     Деннис снова впал в состояние кататонии. Лежал на кровати и смотрел в
пространство. За ним приходилось  ухаживать,  как  за  грудным  младенцем.
Когда Лидия кормила его, он механически жевал,  потом  все  проглатывал  -
казалось,  он  не  понимает,  что  с  ним  происходит.  Мальчик   перестал
разговаривать, только время от времени лепетал что-то  во  сне.  Разучился
ходить.
     И тем не менее Лидия утверждала, что  Деннис  прогрессирует,  что  он
много получил от общения  с  погибшим  во  время  перестрелки  террористом
Родериком Лейшманом, что в его подсознании остались необходимые  составные
части его будущей личности, просто они в  данный  момент  запрятаны  очень
глубоко вследствие травмы, причиной которой явилась смерть Лейшмана.
     Прошел месяц. И еще неделя.
     Когда Вики проснулась утром во вторник, было  довольно  холодно.  Она
отправилась на кухню и  обнаружила  там  своего  сына,  который  сидел  за
столом, курил и читал газету, а рядом с ним стояла чашка дымящегося кофе.
     - ...Проклятые загрязнители, - бормотал он, - снова взялись за свое.
     Потом Деннис поднял голову и  посмотрел  на  Вики.  С  силой  хлопнул
газетой по столу, а затем помахал у нее перед носом.
     - Вы только посмотрите, что затеяли эти типы на юге, - сказал  он.  -
Загрязняют океан? Такое впечатление, что они хотят рыболовство...
     Вики взвизгнула, и пулей вылетела из кухни.
     Через некоторое время на пороге появилась Лидия  в  платье  из  яркой
набивной ткани с  оранжевыми  и  зелеными  цветами  и  налила  себе  кофе.
Вечером, успокоив Денниса и уложив его  спать,  она  оставила  мальчика  в
спальне, а сама вышла на улицу посмотреть на звезды.
     Вики попыталась прочитать ее мысли, но не  обнаружила  в  них  ничего
особенного. Наконец, мрачная Лидия вернулась в дом.
     - Я собиралась выпить, - сказала Вики. - Присоединитесь ко мне?
     - С удовольствием. Мне, пожалуйста, того виски, что пьет ваш муж,  со
льдом.
     Лидия пила медленно, а ее взгляд блуждал по комнате.
     - Он выбрал для себя новую личность  и  полностью  с  ней  слился,  -
начала она. - Теперь это  человек  по  имени  Смит,  Квик  Смит,  знакомый
Лейшмана, который, очевидно, был с ним до самого конца...
     - Может быть, следует поставить в известность власти?
     - Нет. Нам это никак  не  поможет.  Дело  закрыто.  Тела  Лейшмана  и
четверых полицейских обнаружены в каком-то лесу - все погибли в результате
перестрелки. С этим покончено. Да, Квик Смит  знал  Лейшмана.  Ну  и  что?
Разве это запрещено законом? Пусть так  все  и  остается.  Кроме  того,  я
понятия не имею, где он  находится.  Проникнуть  в  его  сознание  гораздо
труднее, чем в сознание Лейшмана, - по  крайней  мере,  тем  же  способом.
Небольшие психические неполадки, но  это  не  страшно.  Он  где-то  далеко
отсюда и не собирается делать ничего  плохого.  Деннис,  вероятно,  выбрал
Смита потому, что в самом конце Лейшман был очень тесно с  ним  связан,  а
Деннис только сейчас в достаточной степени оправился  от  перенесенной  им
травмы и смог восстановить эту связь.
     - Ну, и к чему это может привести?
     - Боюсь, мы зашли в тупик. Я думаю,  Деннис  уже  накопил  достаточно
данных для того, чтобы  я  могла  заняться  моделированием  его  личности.
Однако пока он находится в таком  прочном  контакте  с  сознанием  другого
человека, я бессильна. Даже и  пробовать  не  хочу,  пока  существует  эта
связь.
     - Что же нам в таком случае делать?
     Лидия подняла стакан, сделала глоток, поставила стакан на стол.
     - Весь сегодняшний день я пыталась отыскать ключ к  этой  загадке,  -
сказала она, - и когда мне, наконец, удалось  его  найти,  я  поняла,  что
слишком устала, чтобы им воспользоваться. Мне кажется, я  смогу  разрушить
связь.
     - Как?
     - На время блокирую Денниса. Он будет расстроен  и  покинет  сознание
Смита.
     - А ему это не повредит?
     - Нет. Он просто  вернется  в  свое  первоначальное  состояние,  и  я
продолжу с ним работать. Я не стала делать этого  сегодня  только  потому,
что мне понадобится гораздо больше сил, чем у  меня  было  в  тот  момент,
когда я сообразила. Деннис очень силен. До сих пор мне еще не  приходилась
встречать человека с такими яркими телепатическими способностями.
     - А он не может просто взять и восстановить связь после того, как  вы
снимете блок?
     - Не думаю. По крайней мере, не сразу. После смерти  Лейшмана  Деннис
находился в состоянии кататонии больше месяца.
     - Верно. Когда вы попытаетесь это сделать?
     - Завтра, если все будет в порядке. Я надеюсь, мне ничто не помешает.
     - А вы не хотите переговорить сначала с доктором Уинчеллом?
     - Да нет. Это моя специальность, а не его. Он все  равно  оставит  за
мной право принимать решение, а поскольку я его уже приняла,  бессмысленно
тратить время на разговоры.
     - Ну хорошо. А Дику скажем?
     -  Пока  не  стоит.  Ситуация  еще  не  столь  серьезна,  как   может
показаться. Всего лишь повторение того, что  уже  было.  Зачем  беспокоить
Дика, когда нам и сказать-то особенно нечего?  Давайте  немного  подождем.
Вот добьемся успеха, тогда и сообщим.
     Вики кивнула. Они допили виски и поговорили немного - так, ни о чем.
     На следующий день Лидии с  большим  трудом  удалось  разорвать  связь
Денниса с человеком  по  имени  Смит.  Как  она  и  предполагала,  мальчик
вернулся в  свое  прежнее  состояние.  Однако  теперь  он  стал  все  чаще
разговаривать во сне, и у него начались  приступы  сомнамбулизма.  Однажды
Вики заметила, что он прошел мимо двери в ее комнату и последовала за ним.
Деннис уселся на скамейку во дворе и стал смотреть на  звезды.  Когда  она
вела его назад, в спальню, он не проснулся, но Вики показалось, что Деннис
пробормотал "мама".
     Через две недели Деннис стал водителем грузовика  по  имени  Ингаллс.
Грузовик мчался по шоссе в сторону Эль-Пасо.  Лидия  немедленно  разорвала
связь и продолжила курс лечения  Деннис  начал  произносить  не  связанные
между собой фразы даже в периоды бодрствования. Теперь  он  бродил  каждую
ночь, но ни разу не вышел за пределы сада.
     Через неделю он превратился в пилота, летящего в Лос-Анджелес.  Лидия
разорвала связь и попыталась направить внимание Денниса на окружающие  его
предметы.
     Через четыре дня Деннис  стал  инженером-геологом  в  Монтане.  Лидия
разорвала  связь  и  начала  гулять  с   ним,   поскольку   теперь   могла
стимулировать  ту  часть  его  мозга,  которая  отвечала  за  двигательный
аппарат, - результат многочисленных перевоплощений Денниса. И тем не менее
казалось, что мальчик все  еще  в  сомнамбулическом  состоянии;  его  мозг
практически дремал, в то время как тело находилось в движении.
     Через три дня Деннис проник в сознание какого-то матроса на  торговом
судне к югу от Гавайских островов. Лидия разорвала связь и начала приучать
Денниса к музыке.
     Через два дня Деннис превратился  в  студента-первокурсника,  который
сидел на занятии заезжего лектора в большом восточном университете.  Лидия
разорвала связь и усыпила мальчика.
     На следующий день Деннис был австрийским верхолазом в  Альпах.  Лидия
разорвала связь и отправилась с ним гулять. Они шли вдоль  горного  хребта
на восток, и вдруг Деннис заговорил с Лидией по-русски. Она  ответила  ему
на том же языке, потом разорвала связь и повела его домой.
     Вечером этого же дня Деннис стал сыном индийского крестьянина, пришел
на кухню и принялся есть. Лидия  поговорила  с  ним  о  чем-то  на  языке,
состоящем исключительно из согласных, а потом  очень  осторожно  разорвала
связь. После этого отвела Денниса в спальню и уложила спать.
     А потом взяла стакан с виски Дика и,  сняв  туфли,  уселась  на  полу
возле камина - распущенные волосы рассыпались по плечам, в глазах слезы.
     - Что происходит? - спросила Вики, которая  подошла  к  ней  сзади  и
легко коснулась плеча.
     - Он начал понимать уровень своих способностей, - ответила  Лидия.  -
Например, он может забраться в любой уголок земного шара,  прикоснуться  к
любому сознанию, проникнуть внутрь него, испытать чужие радости - так ведь
гораздо проще, чем развивать свою собственную личность. Пока он занимается
этим... вампиризмом, лечение не двигается с места.
     - Что вы намерены делать дальше?
     - Буду продолжать его блокировать.  Попытаюсь  внушить  отвращение  к
подобному виду деятельности. И стану отвлекать на местные раздражители.
     - Как вы думаете, этого окажется достаточно?
     Лидия отпила немного виски,  отвернулась  от  Вики  и  посмотрела  на
огонь. Наконец она заговорила:
     - Не знаю. Видите ли, теперь, когда Деннис  начал  осознавать,  какой
силой  обладает,  его  поведение  раз  от  раза  меняется.   Мне   удается
блокировать его  только  благодаря  тому,  что  я  владею  соответствующей
техникой, - иначе мне не хватило бы сил. Сегодня  он  впервые  оказал  мне
слабое сопротивление. Не знаю, сколько еще пройдет времени, прежде чем эта
способность разовьется. И тогда я больше не смогу с ним справляться.
     - И что мы будем делать?
     - Давайте надеяться, что до этого дело не дойдет. Может, мне все-таки
удастся внушить Деннису отвращение... Ну а если нет... Придется прибегнуть
к технике иного рода. Например, установить блок, когда он будет находиться
без сознания. Это один из вариантов...
     - А если опять не получится?..
     - Мы очень скоро об этом узнаем, - ответила Лидия.
     Ночью Деннис вышел в сад и запел по-итальянски.  Лидия  заговорила  с
ним на том же языке, увела в спальню, усыпила и усилила степень  внушения,
о котором говорила Вики вечером.
     Рано утром, когда воздух еще не успел прогреться, она  отправилась  с
мальчиком на прогулку. Лидия показала ему восход  солнца  и  долго  с  ним
разговаривала. Деннис бормотал что-то  невнятное.  Они  вернулись  в  дом,
Лидия накормила мальчика, а потом включила музыку.
     Вечером Деннис превратился в японского полицейского. Лидия  поболтала
с ним на певучем языке минут двадцать, а после осторожно установила  блок,
который должен был разорвать связь. Деннис сопротивлялся довольно активно.
Однако Лидии удалось с ним справиться. Она снова вернулась  к  своей  идее
сильного внушения, потом нашла Вики и предложила той выпить с ней чая.
     - Не получается. Он противится моим блокам  все  сильнее  и  сильнее.
Очень скоро я стану беспомощна. Кажется, его сознание не отвечает  на  мои
внушения. Попробую подобраться к нему во сне. Только  я  почему-то  думаю,
что он быстро научится реагировать и на это.
     - Может быть, стоит  попросить  доктора  Уинчелла  прописать  Деннису
какое-нибудь успокоительное средство? Транквилизаторы? Чтобы замедлить его
реакции и сделать более податливым?
     Лидия покачала головой.
     - Такие препараты тормозят лечение.
     - А что нам еще остается делать?
     - Не знаю. Я не предвидела такого развития событий.
     - Если мы снова переедем, окажемся вне пределов досягаемости?..
     - Деннис в состоянии путешествовать при  помощи  своего  сознания  по
всему свету. Таким способом мы ничего не добьемся.
     - Пожалуй, стоит связаться с Диком. А потом и с доктором Уинчеллом.
     Лидия кивнула.
     - Давайте.


     Новая любовница Дика работала в системе информационной связи с Лунной
Базой II. Вечером Дик сидел, потягивая  виски,  у  нее  в  квартире,  окна
которой выходили на  реку  Потомак,  и  рассказывал  о  последнем  докладе
относительно состояния своего сына.
     - А есть что-нибудь общее, - спросила она,  -  между  людьми,  в  чье
сознание проникал Деннис?
     - Да, - ответил Дик. - Я поинтересовался  об  этом  у  Лидии,  и  она
рассказала мне, что они, так или  иначе,  помешаны  на  экологии.  Это  не
значит, что все являются членами организации "Дети Земли". Кто-то  борется
за чистоту окружающей среды,  кто-то  ратует  за  реформы  -  активно  или
пассивно.
     - Интересно, - проговорила Сью. - А если подобные типы  окажутся  вне
пределов досягаемости Денниса, что он станет делать?
     Дик пожал плечами.
     - Как можно ответить? Полностью уйдет в себя? Или отыщет  кого-нибудь
другого и сосредоточится на нем? Это невозможно предсказать.
     Она подошла и погладила его по плечу.
     - В таком случае его нужно переместить в такое место, где совсем мало
людей  и  где  им   некогда   предаваться   длительным   размышлениям   на
экологические темы.
     Дик ухмыльнулся.
     - Ты не понимаешь, - проговорил он. - Деннис может добраться в  любой
уголок земного шара. Дурацкая ситуация - самый сильный телепат в мире стал
жертвой  собственных  способностей.  И  я,  отец  этого  самого   сильного
телепата, могу сделать для него все, подарить ему что угодно - только не в
силах помочь отключиться на достаточное время, чтобы его привели в норму.
     - Луна, - сказала Сью, - находится на расстоянии  четверти  миллионов
миль от Земли.
     Дик повернулся и посмотрел ей в глаза. Улыбнулся,  но  потом  покачал
головой.
     - Ничего не выйдет. Нет возможности...
     - Там есть две больницы, - продолжала Сью. - Я знаю всех, кто  в  них
работает. Ты пользуешься большим влиянием, я скажу  тебе,  на  кого  нужно
надавить.
     - А как мы узнаем, принесет ли это пользу?
     -  Разве  есть  выбор?  Терапевт  утверждает,  что  больше  не  может
контролировать Денниса.  Отошли  его  на  Луну,  где  вредное  влияние  на
сознание мальчика будет сведено к минимуму. Там есть психологи, пусть  они
поработают с Деннисом, может быть, у них что-нибудь выйдет.
     Дик сделал два больших глотка и закрыл глаза.
     - Я думаю, - сообщил он.
     Сью обошла его и уселась в кресле напротив. Дик  потянулся  к  ней  и
взял за руку.
     - Ты читаешь мои мысли? - наконец спросила она.
     - Нет. А что, нужно?
     - Не думаю, что в этом есть необходимость.
     Он улыбнулся и встал. Она поднялась навстречу ему.
     - У тебя просто великолепные идеи, - сказал Дик.  -  Мне  кажется,  я
воспользуюсь обеими.





     База находилась внутри небольшого кратера на южном полушарии Луны.
     -  Чистая,  застроенная  зданиями,   накрытая   куполом,   снабженная
кондиционерами,  ядерными  реакторами,  фонтанами,   прудами,   деревьями,
раскрашенная в веселые цвета, обставленная самой разнообразной  мебелью  и
кипящая жизнью база стала домом для большого  количества  богатых  пожилых
пациентов, чье состояние не позволяло им вернуться  на  сине-зеленый  шар,
висящий в темном небе, не говоря уже о том, чтобы жить там.  Санаторий  не
специализировался  на  психиатрических  расстройствах,  если  не   считать
старческого маразма и атеросклерозных явлений.
     Новый пациент, подросток, сидел на скамейке рядом с  фонтаном  -  как
всегда в это время дня. Терапевт, Алек Стерн, читал рядом с  ним  книгу  -
как всегда в это время  дня.  Иногда  Алек  отрывался  от  книги  и  менял
положение руки мальчика, который на это никак  не  реагировал.  Если  врач
обращался к нему с  вопросом,  в  большинстве  случаев  ответом  ему  было
молчание. Правда, изредка мальчик принимался  что-то  невнятно  бормотать.
Как, например, сейчас.
     - Смотри, как красиво разные цвета отражаются в воде, - сказал  Алек,
опуская книгу.
     Мальчик повернул голову и проговорил:
     - Цветы...
     - Тебе эти отражения напоминают цветы? Да, пожалуй, ты прав, а  какие
именно?
     Молчание.
     Алек достал из кармана блокнот и начал в нем что-то писать.
     - Ты бы хотел погулять со мной и посмотреть на цветы?
     Молчание.
     - Тогда пошли.
     Врач положил блокнот на скамейку и взял мальчика под руку. Деннис  не
сопротивлялся,  когда  Алек  поднял  его  на  ноги.  После  того  как  они
сдвинулись с места, мальчик продолжал механически шагать. Они прошли  мимо
фонтана  и  направились  по  аллее,  эффектно   освещенной   разноцветными
прожекторами, в сторону многочисленных клумб.
     - Смотри. Тюльпаны, - сказал Алек, -  и  нарциссы.  Красные,  желтые,
оранжевые. Тебе они нравятся?
     Никакой реакции.
     - Хочешь их потрогать?
     Он взял руку мальчика, слегка подтолкнул вперед, так что кончики  его
пальцев коснулись алых лепестков огромного тюльпана.
     - Нежные, правда? Тебе нравится?
     Мальчик застыл, согнувшись. Алек помог ему выпрямиться.
     - Ладно. Пошли назад.
     Врач взял мальчика под руку, и они зашагали обратно по аллее.
     Позднее, после того как мальчика накормили и уложили в постель,  Алек
зашел поговорить с доктором Чалмерсом.
     - Как Деннис? - поинтересовался доктор Чалмерс.
     - Никаких изменений. Двигается, только если его  к  этому  понуждают.
Изредка произносит отдельные слова.
     - А что происходит внутри? Чем занят его разум? Как он  реагирует  на
новое окружение?
     - Никаких определенных реакций. Он едва ли  замечает  изменения.  Его
мозг представляет из себя странное  собрание  отдельных  образов,  которые
большую часть времени находятся в самых глубинах  сознания,  лишь  изредка
всплывая на поверхность, а потом погружаются обратно, - вспышки, озаряющие
тьму, короткий контакт с реальностью - и вновь пустота. Большинство из них
носит личный характер.
     - А не стоит ли начать стимуляцию мозга?
     Алек покачал головой.
     - Нет. Полагаю, нужно следовать курсу, предложенному его  терапевтом.
Ближе к концу пошли неплохие результаты. Однако события развивались  очень
уж быстро, и Лидия не смогла держать их  под  контролем  -  слишком  много
людей окружало их там. - Он показал куда-то вверх. - Она  предвидела,  что
сразу вслед за переводом сюда последует период крайней пассивности. Однако
она уверена, что положительные впечатления, полученные Деннисом,  заставят
его активизироваться и начать искать новые стимулы.
     - Ну, прошел уже почти месяц.
     - Она предполагала, что это займет от месяца до шести недель.
     - И вы ей верите?
     - Лидия - очень хороший специалист.  Всякий  раз,  когда  я  нахожусь
рядом с Деннисом, я вижу результаты ее работы. Однако я не очень  понимаю,
как ей это удалось. Создается ощущение, что она создала нечто вроде цикла,
который  помогает  мальчику  извлекать  пользу  из  всех  его   предыдущих
впечатлений. Мне кажется, нам  не  следует  уклоняться  от  намеченной  ею
программы лечения. Я ведь знаю мальчика гораздо  хуже,  чем  Лидия.  Очень
жаль, что она не смогла работать с ним и дальше.
     - Тут все дело в разводе Лидия не хотела принимать чью-либо  сторону.
Но считала, что перевод сюда будет мальчику только на пользу.
     - Да, кое-что я вижу в разуме  Денниса.  Только  все  словно  окутано
туманом. Кроме того, я всегда с большим уважением относился  к  его  отцу,
поэтому на мою объективность вряд ли можно рассчитывать. Впрочем,  это  не
имеет существенного значения для решения проблем Денниса.
     - В конце этой недели я должен послать мистеру Гизу отчет. Зайдите ко
мне вечером в кабинет, и мы сделаем это вместе. Гиз  просил  нас  сообщать
ему о положении дел каждый месяц.
     - Хорошо. Может быть, в следующий раз у нас появится что-нибудь более
определенное.


     Однажды утром, примерно через две недели после этого разговора,  Алек
зашел за Деннисом и увидел, что мальчик сидит на полу у кровати и пальцем,
смоченным слюной, выводит геометрический рисунок на полу.
     Деннис никак не отреагировал на  появление  Алека,  и  тот  некоторое
время простоял, молча  наблюдая.  Потом  врач  попытался  очень  осторожно
проникнуть в сознание своего пациента. И не смог этого сделать: Деннис был
полностью сосредоточен на пропорциях треугольников.
     Алек простоял  так  почти  целый  час,  околдованный  этой  необычной
картиной, не сводя глаз с Денниса и надеясь, что тот его заметит.  Наконец
не выдержал и шагнул к мальчику.
     Коснулся плеча.
     Мальчик  быстро  повернулся  и  посмотрел  на   него   -   совершенно
естественное  движение  и  вполне  осмысленное  выражение  глаз   поразили
доктора. Потом Деннис выкрикнул несколько фраз и упал, уткнувшись лицом  в
свои еще не просохшие рисунки.
     Алек поднял его на руки и отнес на кровать. Быстро  проверил  частоту
дыхания, пульс. И то и другое было учащенным. Тогда он взял стул и  уселся
рядом с кроватью.
     Дожидаясь, пока мальчик придет в сознание,  Алек  пытался  вспомнить,
что же все-таки прокричал Деннис. Он не сомневался - язык был иностранным:
ритмичные звуки не могли оказаться случайным лепетом. Алек не узнал  язык,
но был уверен: Деннис  произнес  разумное  предложение.  Все  в  поведении
мальчика  -  его  действия,  сосредоточенность,  выражение  лица  -   было
осмысленным, вся эта  сложная  картина  не  могла  развалиться  на  мелкие
кусочки, как только дело дошло до речи. Деннис проснется, и тогда Алек без
проблем определит, с кем из обитателей Луны он вошел в контакт...
     Однако прошло много времени, прежде чем Деннис очнулся, -  его  глаза
снова бессмысленно смотрели в пространство, а разум  был  почти  таким  же
пустым, как и за день до этого. Остался лишь мало  заметный  намек,  почти
неощутимое изменение настроения. Ничего больше.
     Так что Алек не смог узнать ничего определенного.
     Как обычно, врач вывел мальчика на прогулку, надеясь,  что  изменение
окружающей обстановки окажет на  него  хоть  какое-нибудь  воздействие,  -
никакого результата. Наконец он  отвел  мальчика  к  скамейке  у  фонтана.
Именно здесь Алек  решил  испробовать  новый  подход,  основанный  на  его
утренних наблюдениях.
     Открыв блокнот на чистой страничке, он нарисовал треугольник, круг  и
квадрат. А потом поднес рисунок к лицу Денниса.
     Через некоторое время Деннис опустил голову. Его глаза стали  немного
более осмысленными, и взгляд переместился. Мальчик протянул  руку  и  взял
блокнот. Положив его себе  на  колени,  Деннис  начал  водить  пальцем  по
очертаниям фигур.
     - Что это такое? - спросил Алек. - Знаешь?
     Губы Денниса начали двигаться.
     - Круг, квадрат, треугольник... - прошептал он.
     - Превосходно! Вот. - Алек вложил карандаш в руку Денниса.  -  Можешь
сам нарисовать?
     Деннис посмотрел на карандаш, покачал головой и вернул  его  обратно.
Снова наклонившись вперед, провел  пальцем  по  рисункам,  а  потом  отвел
взгляд в сторону. Блокнот соскользнул на землю.  Деннис,  казалось,  этого
даже не заметил.
     - Как они называются? - еще раз спросил Алек. - Скажи!
     Деннис ничего не ответил. Его внимание рассеялось.
     Алек поднял блокнот и начал писать.
     Всю следующую неделю состояние  Денниса  оставалось  практически  без
изменений. Попытки заинтересовать мальчика занятиями в специальных классах
по восстановлению различных навыков ни к чему не привели, и,  хотя  Деннис
начал обращать внимание на музыку, у него не  возникло  желания  научиться
играть на каком-нибудь инструменте. Оказываясь в классе живописи,  мальчик
все время  посвящал  рисованию  кругов,  треугольников  и  квадратов.  Его
способность изображать эти фигуры очень скоро достигла почти механического
совершенства. Речь Денниса ограничивалась одним или двумя - самое  большее
тремя - словами, да и то лишь когда он отвечал на  простые,  повторяющиеся
вопросы. Он никогда не пытался начать разговор.
     Все это,  однако,  можно  было  считать  существенным  прогрессом.  В
следующем отчете, посланном родителям мальчика,  говорилось  об  улучшении
двигательной, познавательной и речевой активности.  А  вот  об  эпизоде  с
французским языком и его последствиях решили пока не сообщать.
     Когда однажды утром  Алек  пришел  за  Деннисом,  тот  расхаживал  по
комнате и что-то бормотал по-французски. Алек заговорил с ним,  и  мальчик
ответил по-французски.
     Проникнув в  разум  мальчика,  Алек  обнаружил  там  появление  новой
личности.  Он  оставил  Денниса,  а  сам  отправился  на  поиски  молодого
психиатра-француза, недавно появившегося на базе.
     Марсель провел с Деннисом целый день и вышел от него с целым  ворохом
записей.
     - Деннис считает,  что  он  маркиз  де  Кондорсе,  -  заявил  Марсель
вечером, разложив перед собой записи и глядя на Алека. - Более  того,  ему
практически удалось убедить в этом меня.
     - Я вас не понимаю, - проговорил Алек.
     - Он обладает невероятным количеством информации о жизни маркиза и  о
том периоде времени.
     - Это может быть чем-то вроде проявления незаурядных  способностей  в
какой-то  очень  узкой  сфере,  которое  иногда  наблюдается  у  умственно
отсталых, - предложил свой вариант объяснения Алек.  -  Мальчик  слышал  и
запомнил эти факты много лет назад, а теперь они всплыли на поверхность.
     - Деннис совершенно последователен в своих действиях,  он  не  просто
повторяет некие факты. Он способен  вести  беседу,  причем  на  высочайшем
интеллектуальном уровне. Он говорил о своем - а точнее, маркиза -  "Очерке
исторического развития  человеческого  разума".  И  не  просто  пересказал
основные тезисы. Он  отвечал  на  мои  вопросы  и  развивал  теории,  лишь
намеченные в эссе. Это нечто  большее,  чем  обычный  нереальный  утопизм.
Деннис говорил о том,  что  в  результате  проникновения  знания  в  жизнь
человек совершенствуется, о науке как способе мышления,  который  позволит
не  только  поднять  материальный  уровень  жизни  людей,  но  и   улучшит
интеллектуальные возможности отдельного индивида, о том...
     - Одну минутку, - сказал Алек, подняв руку. - Мы уже установили,  что
он отождествляет себя с определенным человеком и временем.  А  что  насчет
места? Как он может одновременно находиться на Луне  и  во  Франции  конца
восемнадцатого столетия?
     Марсель улыбнулся.
     - Палата в больнице не так уж сильно отличается от тюремной камеры, -
ответил он. - Маркиз провел последние дни своей  жизни  в  тюрьме.  Деннис
считает, что он именно там и находится.
     - Маркиз стал жертвой революции, не так ли?
     - Да. Однако до сих пор неизвестно: казнили ли его, или он покончил с
собой, чтобы не...
     Алек напрягся.
     - Что?.. - начал было Марсель.
     - Не знаю. Но меня это беспокоит.  Каким  бы  ни  был  источник  этой
информации, откуда-то ведь Деннис ее получил.
     - Неужели вы считаете?
     Алек встал.
     - Пойду-ка я его навещу. Мне как-то не по себе.
     - Я с вами.
     Они направились к комнате Денниса.
     - У него никогда не было подобных тенденций?
     - С тех пор как он попал к нам, нет, - ответил Алек, - в его  истории
болезни про это ничего не написано.  Однако  личность  может  стремительно
меняться.  Иногда  предвидеть,  что   произойдет   в   следующий   момент,
невозможно. О Боже!
     - Что такое?
     - Я вошел с ним в телепатический контакт.
     Алек бросился бежать.
     Они влетели в комнату Денниса и увидели, что мальчик лежит  на  полу.
Воспользовавшись своим ремнем, он попытался повеситься на  светильнике.  К
счастью, провода не выдержали. Деннис лежал без сознания рядом со  стулом,
с которого вероятно, совсем недавно спрыгнул.
     Марсель быстро осмотрел мальчика.
     - Кажется, шея в порядке, - сказал он, -  но  нужно  сделать  снимок.
Поищите каталку, отвезем его в рентгеновский кабинет. А я останусь с ним.
     - Хорошо.
     Тщательное обследование показало, что  Деннис  не  получил  серьезных
повреждений. Что явилось причиной комы, в которой мальчик  пребывал  около
двух суток, выяснить не удалось.
     Все это время Деннис  находился  под  постоянным  наблюдением  врача,
питание производилось внутривенно.
     Когда на третий день Деннис пришел в себя, он сразу схватился за  бок
и застонал. К нему подошла медсестра, увидела, что ему плохо, и послала за
врачом. Еще одно скрупулезное обследование  ничего  не  выявило,  пришлось
прибегнуть к более сложным  тестам.  Пока  результаты  анализов  тщательно
изучались, Марсель и Алек обнаружили, что Деннис перестал быть маркизом де
Кондорсе. Теперь Деннис представлял себе такую картину: он лежит на  лугу,
окруженном холмами, и  истекает  кровью  от  раны,  нанесенной  ему  рогом
мифического существа, вышедшего из моря. Кроме того, ему казалось, что его
прежний врач Лидия Диманш находится рядом с ним; мальчик часто называл  ее
именем ухаживавшую за ним медсестру.
     - Все тесты дали  негативные  результаты,  -  сообщил  пожилой  врач,
вошедший в комнату во время телепатического сканирования.
     - Это еще одно из его заблуждений, - сказал Алек. - В истории болезни
содержится  подробное  описание  того,  что  следует  делать,  если  такая
ситуация возникнет. Я думаю, нужно дать Деннису снотворное.
     - Не знаю, - ответил пожилой врач. - Мальчик довольно долго находился
без дознания и сильно ослабел... Может  быть,  лучше  какое-нибудь  легкое
успокоительное?
     - Хорошо. Попробуем.
     Врач послал за нужным препаратом, сделал укол. Медсестра держала руку
Денниса. Через несколько минут, как им показалось, он немного  успокоился,
напряжение спало, а вскоре мальчик перестал стонать. Тогда Алек осторожно,
но жестко разорвал телепатическую связь.
     Разум, за которым он следил, постепенно ускользнул, покинув  сознание
Денниса, который закрыл глаза и задышал ровнее.  Доктор  принялся  считать
пульс.
     - Сейчас он спит самым обычным сном,  -  заявил  пожилой  врач  через
полминуты. - Вам удалось найти  способ  изолировать  источник,  вызывавший
беспокойство?
     - Да, наверное, можно сказать и так.  Если  Деннис  очень  быстро  не
найдет какую-нибудь новую личность, то, проснувшись, станет  самим  собой.
При условии, что схема изменения его состояния осталась прежней.
     - Значит, лучшее, что мы можем  сейчас  сделать,  дать  ему  спокойно
поспать  -  не  выключая,  конечно,  аппаратуры,  которая  фиксирует   его
состояние. - Врач посмотрел на показания  приборов.  -  Мальчик  вышел  из
комы.
     Алек кивнул.
     - Согласен. Мне это  кажется  разумным.  Позовите  меня,  если  будут
какие-нибудь изменения.
     - Конечно, - пообещал врач.
     Они ушли, оставив мальчика спать.
     Деннис вернулся к своему прежнему младенческому состоянию. Он ходил с
Алеком по клинике и наблюдал за окружающим миром чуть с большим интересом,
чем раньше; рассматривал цветы в саду, звезды над куполом, далекую  Землю.
Шли недели, его способность к  общению  очень  медленно  изменялась,  хотя
мальчик по-прежнему не начинал разговоров и не задавал вопросов.
     Он  снова  начал  посещать   класс   живописи,   продолжая   рисовать
геометрические  фигуры,  однако  теперь  стал  украшать  их   причудливыми
орнаментами из завитков филигранной работы. Жестким,  решительным  линиям,
которые он проводил раньше, пришли на  смену  мягкие  и  округлые,  больше
подходившие для изысканных виньеток.
     Как-то Алек решил, что пришло время спросить Денниса:
     - Как тебя зовут?
     Деннис ничего не ответил, продолжая смотреть  на  здание  лаборатории
регулировки атмосферы, расположенное довольно далеко,  но  прямо  напротив
скамейки, на которой они сидели.
     Алек положил ему руку на плечо.
     - Как твое имя? - мягко повторил он. - Назови мне свое имя.
     - Имя... - прошептал Деннис. - Имя...
     - Твое имя. Как тебя зовут?
     Деннис прищурился, потом насупился и тяжело задышал.
     Алек сжал его плечо.
     - Все в порядке. Все хорошо, - успокаивающе проговорил он. -  Я  тебе
помогу. Тебя зовут Деннис. Деннис Гиз.
     Мальчик сразу успокоился. Вздохнул.
     - Ты можешь повторить? Можешь сказать: "Деннис Гиз"?
     - Деннис, - неуверенно произнес он. - Деннис Гиз.
     - Хорошо! Очень хорошо, - похвалил Алек. -  Если  ты  это  запомнишь,
будет просто здорово.
     Они встали со скамейки и пошли по дорожке.
     Минут через пятнадцать Алек снова спросил:
     - Ну, так как тебя зовут?
     На лице Денниса снова появилось напряжение, дыхание участилось.
     -  Я  только  что  тебе  говорил,  -  продолжал  Алек.  -  Постарайся
вспомнить.
     Деннис заплакал.
     - Не надо, не плачь, - сказал Алек, беря его за руку.  -  Тебя  зовут
Деннис Гиз. Деннис Гиз. Вот и все.
     Деннис всхлипнул, вздохнул. И промолчал.
     На следующий день он ничего не помнил, и Алек решил на время оставить
свои эксперименты. Мальчик вел себя как обычно, видимо,  небольшой  стресс
никак на нем не сказался.
     Прошло еще несколько дней,  и  преподавательница  в  классе  живописи
заметила на листе, который лежал перед  Деннисом,  совершенно  неожиданный
рисунок.  Он  только  что  закончил  забавную  карикатуру  на  одного   из
студентов.
     - У тебя получилось просто замечательно, - заметила она.  -  Я  и  не
знала, что ты умеешь рисовать лица.
     Деннис посмотрел на нее снизу вверх и  улыбнулся.  Раньше  он  ей  не
улыбался.
     - Когда ты начал рисовать левой рукой?
     Деннис удивленно поднял обе руки ладонями вверх и пожал плечами.
     Позднее преподавательница показала Алеку несколько работ Денниса. Тот
даже присвистнул.
     - То, чем вы занимались, могло  навести  Денниса  на  мысль  о  таких
рисунках?
     - Нет. Это произошло внезапно,  тогда  же  он  начал  рисовать  левой
рукой. Я подумала, что вас это может заинтересовать  -  как  свидетельство
изменений, происходящих в его мозгу, - возможно, правые и левые  полушария
меняют свои функции...
     - Да. Благодарю вас, -  сказал  Алек.  -  Я  попрошу  Джефферсона  из
лаборатории нейропсихологии еще раз обследовать Денниса.  Скажите,  а  его
поведение не стало немного иным?
     Преподавательница живописи кивнула.
     - Только мне трудно сформулировать, в чем именно, - ответила  она.  -
Он  кажется  мне  более  оживленным,  во  взгляде  появилось   напряженное
внимание, раньше этого не было.
     - Знаете что, пожалуй, мне стоит навестить Денниса  прямо  сейчас,  -
сказал Алек. - Еще раз спасибо.
     Он направился к палате  Денниса,  постучал  и  уже  собрался  открыть
дверь.
     - Да?
     - Это я - Алек. Могу я войти?
     - Заходите, - донесся до него спокойный голос.
     Деннис сидел у окна, держа на коленях альбом  для  рисования.  Увидев
Алека, он поднял голову и улыбнулся.
     Алек подошел к нему и с интересом посмотрел на альбом. Один лист  был
заполнен зарисовками близлежащих зданий.
     - Очень хорошо, - похвалил он. - Я рад, что ты начал рисовать  разные
предметы.
     Деннис снова улыбнулся.
     - Сегодня у тебя, похоже, хорошее  настроение.  Это  просто  здорово.
Произошло что-нибудь особенно приятное?
     Деннис пожал плечами.
     - Скажи, - небрежно проговорил Алек, - я тебя не расстроил  несколько
дней назад, когда спрашивал, как тебя зовут?
     - Нет, не расстроили, - ответил Деннис.
     - И ты помнишь свое имя?
     - Назовите... его... еще раз.
     - Деннис. Деннис Гиз.
     - Да. Деннис Гиз. Да.
     - Хочешь немного размяться?
     - Раз... мяться?
     - Погулять?
     - А... Да-да. Погулять. Размяться...
     Деннис закрыл альбом. Потом встал и пересек  комнату.  Открыв  дверь,
пропустил Алека вперед.
     Алек повел его обычным маршрутом в сторону фонтана.
     - Ты бы хотел поговорить со мной о чем-нибудь? - спросил врач.
     - Да, - немедленно отозвался Деннис. - Например, о разговоре.
     - Я... я не совсем понимаю.
     - Разго...вор. Части.
     - Слова?
     - Да. Слова.
     - Ты хочешь вспомнить свой словарь. Конечно. Нет ничего проще.
     Алек начал рассказывать о предметах, мимо которых  они  проходили.  С
трудом сдерживая возбуждение, он называл части тела, основные глаголы. Они
гуляли, а речь Денниса становилась все более содержательной.
     Позднее, стоя возле фонтана, Деннис спросил:
     - А как он работает, этот фонтан?
     - О, это самый обычный насос, - ответил Алек.
     - Насос? Я бы хотел на него взглянуть.
     - Я не знаю точно, какой конструкции насос тут  установлен,  но  могу
спросить у кого-нибудь  из  обслуживающего  персонала,  и  тебе  наверняка
разрешат на него посмотреть. Может быть, завтра.
     - Хорошо. Конечно. Алек?
     - Что?
     - Я... А где мы находимся?
     - Это Лунная Медицинская База II.
     - Луна!
     - Да, Луна. Ты только сейчас начал понимать?..
     Деннис отшатнулся от него и  оперся  спиной  об  ограждение  фонтана.
Неожиданно он поднял голову и посмотрел вверх.
     - Нет, бесполезно, отсюда ничего не видно,  -  сказал  Алек.  -  Если
хочешь, я могу отвести тебя на смотровую палубу.
     Деннис радостно закивал.
     - Пожалуйста.
     Алек взял мальчика за руку.
     - На тебя это зрелище может произвести очень  сильное  впечатление  -
если ты об этом никогда не думал раньше. Я должен извиниться перед  тобой.
Я слишком многого от тебя жду: ты так  быстро  начал  все  понимать  после
того... после того...
     - ...после того как перестал быть сумасшедшим? - с  улыбкой  закончил
Деннис, который уже успел прийти в себя.
     - Нет-нет. Это не то слово.  Послушай,  ты  понимаешь,  что  с  тобой
сейчас происходит... каким ты был до сегодняшнего дня?
     Деннис покачал головой.
     - Не очень. Но я бы хотел понять.
     Алек попытался сделать быструю телепатическую пробу, но, как и в двух
других случаях сегодня, во  время  прогулки,  ему  не  удалось  проникнуть
дальше поверхностных мыслей, сосредоточенных на текущих обстоятельствах  с
такой абсолютной концентрацией, что Алек не сумел сквозь них пробиться.
     - У меня нет никаких причин скрывать от тебя правду, - сказал Алек. -
Ты был болен почти всю жизнь, причиной болезни явились твои телепатические
способности. Получилось так, что мысли взрослых людей начали  проникать  в
твое сознание слишком рано - практически с  самого  рождения,  они  мешали
твоему собственному мыслительному процессу, не давали развиваться тебе как
самостоятельной личности. Тогда, чтобы защитить  от  этого  влияния,  тебя
отправили на Луну,  в  результате  тебе  удалось  приобрести  определенную
стабильность, отсортировать свои впечатления и  ощущения,  начать  думать,
понять, кто ты такой. Тебе ясно, о чем я говорю? Ты начинаешь  становиться
разумным человеком.
     - Я... мне кажется, я понимаю вас. Мое прошлое  прячется  в  каком-то
тумане...
     - Конечно. Лифт вот здесь.
     - А что такое телепатические способности?
     - Ну... Это когда один человек может сказать,  о  чем  думают  другие
люди.
     - О!
     - Для ребенка такой опыт оказался слишком тяжелым испытанием.
     - Понятно.
     - Как ты полагаешь, что вывело тебя из  этого  состояния?  Ты  можешь
вспомнить, когда твои мысли впервые стали осознанными?
     Деннис ухмыльнулся.
     - Нет, похоже на пробуждение... утром. Мне  кажется,  я  все  еще  не
совсем проснулся, но уже и не сплю.
     - Отлично.
     Алек приложил указательный палец к замку лифта, дверь  открылась,  он
ввел Денниса внутрь, а потом нажал кнопку на стене.
     - Я... совершенно... ничего не знаю, - сказал Деннис. -  Не  считайте
мои вопросы... возвращением в прежнее состояние... если я буду  спрашивать
вас про очевидные вещи...  или  не  смогу  найти  подходящих  слов,  чтобы
выразить свои мысли.
     - О Господи, нет, конечно! Ты прогрессируешь прямо на глазах.  Честно
говоря, мне даже немного трудно поверить в реальность происходящего.
     Тихо гудел лифт, Деннис дотронулся до стенки и рассмеялся.
     -  Мне  тоже,  тоже.  А   вы   обладаете   этими...   телепатическими
способностями?
     - Да.
     - И еще многие люди?
     - Нет, нас достаточно мало.
     - Понятно. Вы сейчас читаете мои мысли?
     - Нет. Я считаю, что сейчас нам лучше просто разговаривать. Тебе  это
очень полезно. Хочешь испробовать свои способности?
     - Нет, сейчас нет.
     - Хорошо. Я как раз собирался об этом поговорить. Мне  кажется,  тебе
стоит на некоторое  время  о  них  забыть.  Не  стоит  подвергать  психику
ненужному риску, пока она еще недостаточно окрепла.
     - Звучит вполне разумно.
     Дверь лифта открылась.
     Алек вывел  Денниса  на  смотровую  палубу  -  длинную,  закругленную
комнату, накрытую прозрачным пузырем вместо потолка  и  освещенную  только
звездами и сиянием, исходившим от громадного шара - Земли. В комнате тут и
там были расставлены стулья и скамейки.
     Деннис вскрикнул и прижался к стене.
     - Не бойся, - попытался успокоить его Алек. - Здесь не опасно.  Здесь
нечего бояться.
     - Подождите, - проговорил Деннис, - и дайте мне как следует  все  это
рассмотреть. Ничего не говорите. О  Господи!  Как  красиво!  Там  наверху.
Мир... я должен его нарисовать. Только вот где же взять краски?..
     - Мисс Брант даст тебе краски, - сказал Алек.
     - Освещение...
     - Немного подальше есть ниши, которые  освещаются...  -  Алек  махнул
рукой куда-то в  сторону.  -  Ты  не  представлял  себе?..  Не  знал,  что
находишься на Луне?
     - Нет. Я... я бы хотел присесть на стул.
     - Конечно, иди за мной.
     Алек подвел Денниса  к  двум  стульям,  раскрыл  их,  помог  мальчику
устроиться в одном, а сам уселся в другое. Они провели  почти  целый  час,
разглядывая небо.
     Дважды за это время Алек попытался проникнуть в сознание Денниса,  но
оба раза сосредоточенность пациента не давала ему возможности продвинуться
дальше поверхностных мыслей.
     Наконец Деннис поднялся.
     - Это почти невыносимо, - проговорил он. - Я хочу уйти.
     Алек кивнул.
     - Пойдем перекусим в кафе? Или для одного дня впечатлений достаточно?
     - Давайте выясним это опытным путем.
     Когда они спускались вниз на лифте, Алек сказал:
     - Возможно, нам так никогда  и  не  удастся  узнать,  что  же  именно
подтолкнуло тебя к выздоровлению.
     - Может быть, и нет.
     - ...И я многого не понимаю.
     Деннис улыбнулся.
     - ...Особенно, откуда у тебя мог взяться итальянский акцент.
     - Если когда-нибудь узнаете, скажите мне.


     Доктор Тимура  не  обнаружил  никаких  признаков  дисфункции  нервной
системы,  но  обратил  внимание  на  интерес   Денниса   к   лабораторному
оборудованию и к процессам, происходящим внутри его  мозга.  Он  провел  с
Деннисом на полчаса больше, чем планировалось, - они вместе  рассматривали
анатомические атласы.
     - Что бы ни явилось причиной изменений, - сказал доктор Тимура Алеку,
- это, скорее всего, явление функциональное, что как раз и является  вашей
специализацией. Вряд ли имеет смысл задавать вопросы мне.
     - Честно говоря, я так и предполагал, - согласился с ним Алек.  -  Но
мы так мало знаем про телепатию как явление... да и про самих телепатов.
     - Как бы там ни было, похоже, что идея переселения  Денниса  на  Луну
оказалась правильной. Здесь он оторван от сильных стимуляторов  и  получил
возможность прийти в себя, чем мальчик и воспользовался, так что теперь он
успешно справляется с задачей воссоздания  собственной  личности.  На  это
ушло немало времени.
     - Да, вы правы. Но сделать такой  прогресс  за  один  день  -  просто
потрясающе! Ведь мальчик практически ничего не понимал.  Он  взял  краски,
бумагу и  коробку  с  пленками.  Беспрерывно  задает  самые  разнообразные
вопросы...
     - Любопытство, дремавшее столько лет, вырвалось на свободу?  Пока  мы
не  можем  определить  уровень  его  умственных  способностей,  однако   я
подозреваю, что он достаточно высок.
     - Да, уж точно. А как насчет того периода времени, когда наш  пациент
считал себя маркизом Кондорсе?
     -  Вероятно,  одно  из  следствий   его   сильнейших   телепатических
способностей. Пожалуй, нам не суждено узнать, где он нашел данные про  эту
историческую личность.
     - Наверное, вы правы, но  в  нынешнем  состоянии  его  сознания  есть
что-то непонятное.
     - Что?
     - Я не могу проникнуть  в  его  мысли.  У  меня  тоже  довольно  ярко
выраженные телепатические способности,  иначе  я  не  стал  бы  заниматься
телепатической терапией. Но стоит мне начать сканировать сознание Денниса,
и я не могу проникнуть ни на миллиметр дальше проблемы, занимающей  его  в
данный    момент.    Деннис    обладает     поразительной     способностью
концентрироваться - как шахматист самого высокого класса, - только вот  он
находится в этом состоянии всегда. Это ненормально.
     - Но ведь Деннис не один такой  на  свете.  Художники,  например,  не
видят ничего вокруг себя, если они поглощены своим  творением.  А  мальчик
по-настоящему интересуется искусством.
     - Верно. Он очень сильный телепат  и  может,  сам  того  не  понимая,
выставлять блок, мешающий другому телепату проникнуть в его мысли. Как  вы
думаете, не слишком ли быстро Деннис продвигается вперед? Может,  это  для
него опасно?
     Доктор Тимура пожал плечами.
     - Какая-нибудь реакция  вполне  возможна.  Депрессия...  Естественно,
утомление, если он будет продолжать прогрессировать с такой же скоростью и
дальше. С другой стороны, попытка замедлить ход развития  мальчика  именно
сейчас, когда он пытается познать мир, может  навредить  ему.  Как  только
наступит переполнение, он сам остановится и попытается переварить все, что
ему удалось накопить. Именно тогда и начнется ваша  работа.  Впрочем,  это
всего лишь мое мнение.
     - Спасибо. Я благодарен за любой совет  по  поводу  этого  необычного
случая.
     - В его комнате установлена записывающая аппаратура, не так ли?
     - Естественно, с того самого момента, как он у нас появился,  мы  еще
кое-что добавили после случая с Кондорсе.
     - Прекрасно, прекрасно. Мне кажется, вам  следует  оставлять  Денниса
наедине с самим собой на более длительное время - все равно  ведь  за  ним
ведется наблюдение - и посмотреть, что из этого получится, как  он  станет
справляться со своими проблемами сам.
     - Вы предлагаете  приостановить  лечение  и  дать  Деннису  некоторую
свободу действий?
     - Нет, конечно. Однако вам же необходимо понаблюдать за  ним,  прежде
чем вы решите, какой курс лечения выбрать. А для этого мальчик  не  должен
находиться полностью под вашим контролем, как тогда, когда он  практически
не осознавал себя, разве не так?
     -  Конечно,  вы  правы.  Пожалуй,  я  немного  отойду  в  сторонку  и
предоставлю  машинам  наблюдать  за  Деннисом.  Зайду  к  нему  попозже  -
посмотреть, как он справляется с рисованием. Ну, и конечно  же,  попытаюсь
заглянуть в его сознание. Пока.
     - Постарайтесь действовать как можно осторожнее.


     Алек постучал в дверь, подождал ответа.
     - Да?
     - Это я, Алек.
     - Заходите.
     Деннис сидел на кровати рядом с портативным  дисплеем  компьютера.  У
противоположной стены Алек увидел мольберт с законченной картиной - небо и
Земля были изображены так, словно видишь  их  со  смотровой  палубы.  Алек
подошел и встал перед картиной.
     -  Тебе  удалось  нарисовать  ее  очень  быстро,  -  сказал   он.   -
Великолепно! А ведь это твоя первая картина. Здорово!
     - Акриловые краски - замечательная вещь, - ответил Деннис.  -  Быстро
сохнут и рисовать легко. Ни в  какое  сравнение  не  идут  с  масляными  -
особенно если спешишь.
     - Разве ты рисовал когда-нибудь масляными красками?
     - Ну... Я хотел сказать... так я думаю.  Я  видел,  что  кое-кто  ими
пользовался на уроке рисования.
     - Ясно. Ты продолжаешь меня поражать. А чем ты сейчас занят?
     - Учусь. Мне нужно многое узнать.
     - Тебе не кажется, что стоит немного притормозить, - ведь  ты  только
начал.
     - Никаких проблем, я еще не устал.
     - Хочешь погулять?
     - Честно говоря, я бы предпочел остаться здесь и продолжить работу.
     - Я хотел спросить тебя про чтение...
     - Мне кажется, я усвоил основы правил чтения где-то по пути. Сейчас я
занимаюсь тем, что пытаюсь расширить свои возможности.
     - Ну, это просто замечательно. Не хочешь сходить со  мной  пообедать?
Ты же должен когда-нибудь есть. Кафе открыто.
     - Да, вы правы. Хорошо.
     Деннис отключил дисплей, встал на ноги и потянулся.
     - А по дороге вы расскажете мне про Землю,  -  сказал  он,  -  и  про
телепатов.
     Алек заговорил, Деннис шел рядом, внимательно слушая его объяснения.
     Вечером Алек сделал подробный отчет доктору Чалмерсу.
     - ...Во время обеда  мне  удалось  просканировать  мысли  Денниса,  -
сказал он. - Мальчик соглашается с тем, что он Деннис  Гиз,  но  не  верит
этому. Соглашается только для нас. Сам же считает себя Леонардо да Винчи.
     Доктор Чалмерс фыркнул.
     - Вы серьезно?
     - Естественно.
     Доктор Чалмерс снова зажег свою трубку.
     - Тут нет ничего плохого, - сказал он, немного помолчав. -  А  вот  в
том, чтобы сейчас лишить его этого заблуждения, я вижу серьезную опасность
- ведь состояние мальчика улучшается головокружительными темпами.
     - Я тоже считаю, что мы не должны вмешиваться, - проговорил  Алек.  -
Однако меня беспокоит несколько иной аспект: я совсем не уверен в том, что
это заблуждение.
     - Как такое может быть?
     - Я изучил  сознание  Денниса  во  время  обеда.  Он  был  совершенно
спокоен, мысли перескакивали с предмета на предмет, ни на чем особенно  не
задерживаясь. Я попытался проникнуть  в  них  и  добился  успеха.  Мальчик
считает себя да Винчи, скрывает это от нас и делает все,  чтобы  заставить
нас поверить в выздоровление Денниса Гиза. С другой стороны,  он  пытается
узнать про мир, в который попал, как можно больше.
     - Самый обычный параноидальный синдром - мы с такими  весьма  успешно
справляемся.
     Алек поднял руку.
     - Речь идет не только о том, во что мальчик верит или не верит. Когда
он считал себя Кондорсе, он овладел образом мышления древнего  философа  и
говорил по-французски. Теперь  же  возник  да  Винчи,  и  Деннис  приобрел
художественные навыки и даже поменял руку - да Винчи был левшой, я  только
что проверил по книгам, - да еще стал почти патологически любопытным:  его
интересует практически все на свете.
     - В таком случае, почему он не говорит по-итальянски?
     - Потому что  на  этот  раз  он  перенял  образ  мышления  одного  из
величайших умов, живших  когда-либо  на  Земле,  и  решил  подыграть  нам,
приспособиться к ситуации, в которой оказался.  Поэтому  он  целыми  днями
занимается изучением  современного  английского  языка  -  и  уже  добился
поразительных   успехов.   Однако,   если   вы   прислушаетесь   к    нему
повнимательнее, вы заметите, что он говорит с легким итальянским акцентом,
который  тщательно  пытается   скрыть.   Он   изо   всех   сил   старается
приспособиться к новым, по его мнению, обстоятельствам.
     -  Абсолютно  недопустимое  предположение.  Даже  если   на   минутку
представить, что вы правы, может быть, вы  мне  объясните,  каким  образом
мальчику удалось все это провернуть?
     - Ну, хорошо. Я много думал. Каков механизм  действия  телепатической
связи? Если посмотреть правде в глаза, придется признать, что этого  никто
не знает. Мы, главным образом, подходим к данному вопросу с  точки  зрения
практики. Наши телепаты-охранники, специалисты по связи,  врачи-психологи,
инженеры-семантики,   переводчики    выработали    собственные    варианты
использования этих способностей, нисколько не приблизившись к пониманию их
природы. Нет, конечно, существует множество самых разнообразных теорий, но
они так и остаются всего лишь теориями.
     - Итак, вы хотите к длинному списку теорий добавить еще одну?
     - Да. На большее мое  предположение  не  тянет.  Догадка  -  какое-то
странное ощущение. Денниса прислали сюда  прежде  всего  потому,  что  его
телепатические  способности  обладают  потрясающим  диапазоном   действия.
Насколько я знаю, он самый сильный телепат из всех, известных до сих  пор.
Здесь он был эффективно заблокирован - помогло расстояние.  Он  просто  не
мог связаться с тем типом сознания, который, казалось,  привлекал  его  на
Земле. Что же ему оставалось делать?
     - Ему пришлось сосредоточиться на своих собственных ресурсах, что  он
и сделал, в соответствии с планом терапии, и вступил на путь выздоровления
- как мы и рассчитывали.
     - Если только  не  верны  мои  предположения  о  контакте  с  другими
личностями.
     - Алек!  Кондорсе  и  да  Винчи  давно  умерли!  Неужели  вы  станете
вкручивать мне про спиритизм и прочие глупости?
     - Нет, сэр, не стану. О природе времени нам известно еще меньше,  чем
о природе телепатии. Я подумал, что Деннис, возможно, впал в  отчаяние  от
невозможности  дотянуться   до   какого-нибудь   чужого   сознания   через
пространство, но ему удалось проникнуть в прошлое и войти в контакт с теми
людьми, чьими именами он впоследствии и стал себя называть.
     Доктор Чалмерс тяжело вздохнул.
     - Как в паранойе, - сказал он, -  так  и  в  попытках  перенестись  в
прошлое, в другую жизнь, о которых  время  от  времени  сочиняют  трактаты
начинающие телепаты, главным является  то,  что  человек  стремится  стать
какой-нибудь выдающейся  личностью.  Почему-то  никто  не  превращается  в
бродягу, или раба, или крестьянина. Нет, они непременно выбирают для  себя
роль короля, королевы, храброго генерала, великого ученого,  философа  или
пророка. Странно, не правда ли?
     - Не слишком. Кроме того, это не имеет никакого отношения к  Деннису.
Если  он  действительно  обладает   способностью   проникать   во   время,
естественно, он устанавливает связь с сознанием наиболее выдающихся людей.
Они ведь и вправду необыкновенно интересны. Если бы я  мог  отправиться  в
прошлое таким способом, я обязательно заглянул бы в  мысли  гениев,  а  не
тех, кто их окружает.
     - Ну хорошо, допустим. Только,  на  мой  взгляд,  эти  разговоры  нас
никуда не приведут. Вы сказали - мальчик абсолютно уверен в  том,  что  он
Леонардо да Винчи.
     - Да.
     - Мы не знаем, что явилось побудительной причиной, но  Деннис  сейчас
делает то, чего не делал до сих пор. Следовательно, для него это  полезно.
Дадим ему возможность оставаться в заблуждении и  постараемся  максимально
использовать возникшую ситуацию для дальнейшего лечения.
     - Даже если на самом деле он не является Деннисом Гизом?
     - Послушайте, он откликается на имя Денниса Гиза и  ведет  себе  так,
как, по его мнению, должен вести себя Деннис Гиз. Он совершенно неожиданно
продемонстрировал  нам  необыкновенно  высокий  уровень  интеллектуального
развития и поразительные способности. Если  в  глубине  души  наш  пациент
предпочитает  считать  себя  Леонардо  да  Винчи,  способным   перехитрить
придурков из двадцать первого века, пусть продолжает и дальше так  считать
- до тех пор, пока во всех остальных отношениях он следует принятым нормам
поведения. У всех есть свои любимые тайные мечты и заблуждения. Существуют
определенные области, в которых терапия не приносит пользы,  а  становится
вмешательством в личную жизнь. Пусть себе мечтает. Ваше дело  научить  его
вести себя так, как принято в нашем обществе.
     - Но это больше, чем мечта!
     - Алек! Прекратите!
     - Он мой пациент.
     - А я ваш начальник и должен проследить за тем, чтобы вы как  следует
делали свою работу. Я считаю, что  вы  поступаете  неправильно,  отстаивая
идеи телепатического путешествия во  времени,  когда  речь  идет  о  таком
сложном и запутанном случае. Мы обязаны действовать на основе знаний, а не
догадок и предположений. Мы уже довольно подробно изучили болезнь, которая
называется паранойя. Некоторые ее формы абсолютно безобидны. Ваше дело  не
обращать внимания на эту сторону заболевания мальчика, а  заняться  своими
прямыми обязанностями. Вы почти наверняка увидите, что, как только  Деннис
наберет побольше опыта и станет более уверенным в себе, эта часть проблемы
отпадет сама собой.
     - Вы не оставляете мне выбора.
     - Нет, не оставляю.
     - Хорошо, я сделаю по-вашему.
     - ...И, пожалуйста, постоянно держите меня в курсе.
     Алек кивнул и повернулся, чтобы уйти.
     - Вот еще что... - произнес доктор Чалмерс.
     - Да?
     - Я был бы вам весьма признателен, если бы вы держали при  себе  ваши
идеи относительно телепатических контактов с прошлым -  по  крайней  мере,
пока.
     - Почему?
     -  А  вдруг  в  них  что-то  есть?  Это,  естественно,   всего   лишь
предположение.   Возникнет   необходимость   проведения   исследований   и
экспериментов. Преждевременная огласка - хуже  вряд  ли  можно  что-нибудь
придумать.
     - Я вас понимаю.
     - Ну, вот и отлично.
     Алек вышел из  кабинета,  вернулся  в  свою  квартиру,  вытянулся  на
кровати и принялся думать. Через некоторое время он заснул.
     На следующий день Алек решил предоставить  Денниса  самому  себе.  Он
лишь заходил за юным пациентом, чтобы пригласить поесть. Во время завтрака
мальчик, главным образом, помалкивал. Однако за обедом он показался  Алеку
очень оживленным. Через некоторое время после того, как они  начали  есть,
он наклонился к своему врачу и проговорил:
     - А эта... телепатическая  способность,  такая  странная  и  чудесная
штука.
     - Мне казалось, ты сказал, что не  станешь  пока  пользоваться  своим
даром.
     - Так то было вчера. Я обещал не экспериментировать некоторое  время.
Ну, хорошо. Время прошло. Мне стало любопытно.
     Алек хмыкнул и покачал головой.
     - Это может оказаться большой ошибкой... - начал он.
     - Не беспокойтесь, я вполне  могу  контролировать  свои  способности.
Просто  потрясающе.  Мне  удалось  узнать  столько  всего  интересного  за
поразительно короткий срок - я заглянул в сознание других людей.
     - Например? - спросил Алек.
     Деннис улыбнулся.
     - Не знаю,  стоит  ли  говорить.  В  вашем  сознании  я  увидел,  что
существует определенный кодекс, запрещающий проникновение  в  чужие  мысли
без серьезной на то причины.
     - Как я посмотрю, это произвело на тебя впечатление.
     Деннис пожал плечами.
     - Палка о двух концах. Раз правило не касается меня, почему я  должен
его соблюдать?
     - Тебе прекрасно известен ответ на этот вопрос. Ты  здесь  находишься
на положении пациента. Я твой врач. Ситуация необычная.
     - В  таком  случае  я  не  понимаю,  почему  меня  должно  беспокоить
осуждение тех, кто  считает,  что  я  не  в  состоянии  отвечать  за  свои
поступки?
     Алек усмехнулся.
     - Ну,  хорошо,  -  сказал  он.  -  Ты  быстро  прогрессируешь.  Я  не
сомневаюсь, что отношение к тебе скоро изменится. А пока могу тебе сказать
только одно: читать чужие мысли нехорошо.
     Деннис кивнул.
     - Тут я с вами совершенно согласен. У меня есть масса других занятий,
бессмысленно тратить время на путешествия по чужим разумам. Нет.  Я  хотел
обсудить с вами два вопроса, которые меня  сейчас  очень  интересуют:  мой
собственный случай и природа телепатической связи.
     - Если все и в самом деле обстоит именно так, как ты сказал, в  таком
случае тебе известно про телепатию столько же, сколько и мне.
     - Вряд ли, - сказал Деннис. - Я не могу пробиться  в  глубины  вашего
сознания и извлечь оттуда знания и умения.
     - Да? С каких это пор? Раньше у тебя это получалось.
     - Когда?
     - Сначала ответь на мой вопрос. Ты что-нибудь  помнишь  о  предыдущих
периодах просветления, когда ты считал себя другой личностью?
     - Я... пожалуй, нет. Хотя нечто - вроде  снов  -  иногда  приходит  и
уходит. Праздные мысли, случайные, разобщенные фрагменты воспоминаний.  Но
они никогда не складываются в четкую картину. Вы  хотите  сказать,  что  я
действительно превращался в других людей и что все мои  нынешние  мысли  и
чувства лишь некое наложение? Значит, где-то под ними прячется кто-то еще,
и моя нынешняя личность может в любой момент смениться другой?
     - Нет, я так не считаю.
     - А что же тогда вы считаете?
     - Не знаю, Деннис. Ты понимаешь  себя  лучше,  чем  я.  И  учишься  с
фантастической скоростью...
     - Значит, вы не верите, что я на самом деле Деннис Гиз? - спросил он.
     - А ты?
     - Это глупый вопрос.
     - Ты сам его поднял.
     - Вы думаете, что моя личность есть наслоение, а настоящий Деннис Гиз
похоронен где-то в глубинах моего сознания?
     - Деннис, я не знаю. Ты мой пациент. Больше всего мне хочется,  чтобы
ты  окончательно  поправился  и  начал  жить  нормальной  жизнью.  Мне  не
нравится, что у тебя возникают  подобные  сомнения.  Врач  обязан  думать,
принимая во внимание все  возможности,  какими  бы  фантастичными  они  ни
казались на первый взгляд. Об этом не принято говорить  вслух.  Однако  ты
наделен выдающимся даром телепатии, тебе  ничего  не  стоит  проникнуть  в
любое сознание по собственному выбору.
     - Иными словами, вы хотите сказать, что теперь вам кажется, будто  вы
ошибались.
     - Пойми: это одна из тех догадок, что иногда возникают без особых  на
то  оснований.   Во   время   лечения   терапевту   временами   приходится
рассматривать, а потом отказываться от самых разнообразных  и  неожиданных
гипотез. На самом  деле  это  поле  деятельности  врача,  а  не  тема  для
размышлений пациента.
     Деннис отпил немного сока из своего стакана.
     - Но вам же известно, что мой случай особенный,  -  сказал  он  через
некоторое время. - Меня  совсем  не  радует  мысль  о  том,  что  я  мешаю
истинному владельцу этого тела и мозга свободно существовать.
     - Даже если он никогда не будет способен жить самостоятельно?
     - Даже если.
     - По правде говоря, все это пустые предположения, и я не  представляю
себе, как ты можешь что-нибудь изменить.
     - Наверное, вы правы. Однако тут есть над чем подумать,  а  учитывая,
что я  совсем  недавно  выбрался  из  темноты  на  свет,  вопросы  природы
существования разума имеют для меня известную привлекательность.
     - Да, да. Тем не менее, мне кажется, сейчас не самое лучшее время для
подобных размышлений - ведь, как ты сам очень образно только что  заметил,
ты и в самом деле лишь недавно выбрался из мрака.
     - Я вас понимаю, ведь вы врач... Но моя психика  гораздо  устойчивее,
чем вы думаете.
     - В таком случае, как объяснить твои сомнения?  Нет,  сейчас  я  хочу
тебе  помочь  побыстрее  справиться  с  твоими   проблемами,   бесконечные
самокопания ни к чему хорошему не приведут. Давай не будем больше об  этом
говорить, ладно? Сосредоточься на  совершенствовании  своих  способностей.
Когда пройдет некоторое время, эти проблемы, возможно, перестанут казаться
тебе такими важными.
     - У меня создается впечатление, что  сейчас  вы  скорее  говорите  за
доктора Чалмерса, чем за себя.
     - Тогда постарайся осмыслить идею, а не ее источник. Ты был болен,  а
теперь начал поправляться. Опираясь на эти два факта, мы должны  двигаться
дальше. И к дьяволу теории. К дьяволу  предположения.  Выкинь  из  головы,
хотя бы на время, сомнения и обрати внимание на конкретные задачи.
     - Легко сказать. Ладно, оставим эту тему.
     - Хорошо. Пойми: твоя способность  рассуждать  о  подобных  вещах  на
таком уровне - самое настоящее чудо. Ты  удивительный  человек.  Если  это
знак твоего будущего предназначения, нам обоим следует радоваться.
     - Да, наверное, вы правы. Я должен быть благодарен  за  этот  отрезок
жизни, дарованный мне судьбой. Теперь же, в чисто  образовательных  целях,
расскажите мне о телепатических связях сквозь время - мне удалось  уловить
в вашем сознании несколько разрозненных мыслей, указывающих на ваш интерес
к этой проблеме. Есть какие-нибудь научные труды?
     - Нет. Я совсем недавно наводил справки. И ничего не нашел.
     - А вам удалось хоть раз проделать что-нибудь подобное?
     - Нет.
     - Каков, по вашему мнению, механизм действия такой связи?
     - Понятия не имею.
     - Жаль, что до сих пор такие путешествия были невозможны. Представьте
себе, сколько всего интересного можно было бы узнать в прошлом... если  бы
люди относились к этому вопросу более серьезно.
     - Когда-нибудь... Кто знает?
     - Действительно, - сказал Деннис и встал из-за стола.
     Алек последовал его примеру.
     - Проводить тебя?
     - Благодарю вас, я предпочел бы остаться в одиночестве.  Мне  хочется
подумать.
     - Хорошо, конечно. Ты ведь знаешь, где я живу, так что, если  у  тебя
возникнет желание поговорить, приходи в любое время.
     - Да. Еще раз спасибо.
     Алек снова сел за стол и, допивая кофе, посмотрел вслед Деннису.


     На следующий день Деннис не пошел завтракать вместе с Алеком  и  даже
не предложил тому войти в свою комнату. Лишь слегка  приоткрыв  дверь,  он
сообщил, что  очень  занят  и  не  будет  завтракать.  И  не  стал  ничего
объяснять.
     После завтрака Алек проверил пленку, на которой фиксировалась комната
Денниса и выяснил, что свет горел всю ночь, а мальчик либо подолгу стоял у
мольберта, либо сидел без движения в кресле. Когда наступило время  ужина,
Алек постучался в его дверь, но никакого ответа не получил.  Он  несколько
раз позвал его, однако за дверью царила тишина. Наконец он открыл дверь  и
вошел.
     Деннис лежал на кровати, держась рукой за бок. Его неподвижный взгляд
был устремлен в потолок, тоненькая струйка слюны стекала по щеке.
     Алек подошел к нему.
     - Деннис! Что с тобой? - спросил он. - Что случилось?
     - Я... - сказал Деннис. - Я...
     Глаза мальчика наполнились слезами.
     - Пойду позову врача, - сказал Алек.
     - Я есть... - проговорил Деннис, и  его  лицо  расслабилось,  а  руки
соскользнули на постель.
     Когда Алек повернулся  к  двери,  его  глаза  скользнули  по  холсту,
стоявшему на мольберте, и он на несколько  секунд  задержался,  чтобы  его
рассмотреть.
     Это был портрет Моны Лизы, завершенный и очень тщательно  выполненный
- ведь акриловые краски гораздо лучше масляных.





     Я есть.
     Я помню всех. Их было так много. Но не помню себя потому что меня там
не было. До того момента.
     Именно в тот момент я впервые себя познал.
     Тот момент.
     Жил-был человек. Его звали Гилберт Ван Дайн. Мы смотрели на  него  на
Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций. Мы смотрели, как  он
поднялся и сказал, что сохранение Земли требует жертв. Мы смотрели на мир,
который  вдруг  замер.  Мы  смотрели,  как  Ван  Дайн  пробирался   сквозь
неподвижные ряды плоти. Мы смотрели, как  он  вышел  из  зала  и  встретил
смуглолицего. Мы смотрели, как они поднялись  на  крышу  башни  и  стояли,
взирая на город, на весь мир. Мы слушали рассказ  смуглолицего.  Смотрели,
как они спустились на землю. Смотрели, как Гилберт Ван Дайн вернулся в зал
и подошел к трибуне. Мы видели как ожил зал, и пуля настигла человека.  Мы
смотрели на голубой флаг, а жизнь покидала нас. Таков был наш выбор.
     Именно в тот момент мы узнали, я узнал.
     Жил-был человек. И я живу.
     Показавший мне все это сказал, что ничего  не  было  сделано.  В  тот
момент он тоже умер, снова, чтобы я мог жить. Но он по-прежнему  живет  во
мне. Человек жил-был.
     И я промчался сквозь все свои воплощения, по мосту из пепла,  которым
является наше прошлое. К каждому, каждому,  когда  он  умирал  или  терпел
поражение. Я там был. Там были люди. Таков я.
     Умчался последний образ, давший мне жизнь, каждый каждому, каждому, и
он вернулся, когда-то, последним видением Гилберта Ван Дайна, моим  первым
видением. Я. Я бежал.
     Назад, назад, туда,  где,  истекая  кровью,  лежал  смуглый  человек.
Умирал? Умирал так же, как и все остальные? Но он остался жить, поднялся и
снова оказался рядом со своими детьми. Я видел его  глазами,  и  я  понял.
Однажды жил-был мужчина. И женщина. Я знал. Я начал понимать.
     Все, все, все они стали мне ясны. Все сотни людей, что я знал. Или их
было больше? Сосчитать невозможно. Все. Я стоял на коленях на крыше здания
и, подняв винтовку, направил  ее  на  сенатора.  Я  упал  и  смотрел,  как
вытекает моя кровь, а персидская армия наступает. Там, в песках, я пытался
создать систему исчисления, когда меч вошел в мое тело. А ты, моя  Тереза!
Где ты сегодня? Мои слова поглотил ветер. Видения роятся в голове,  а  мир
стал еще чудовищнее. Я нажимаю на курок, и человек падает еще до того, как
прогремел гром. Здесь, в тюремной  камере,  я  созерцаю  Ужас  и  думаю  о
будущем людей. Мой собственный конец пустяк в сравнении  с  ним.  Я  рисую
элементы стихии, здесь, в Амбуазе, могущественные силы, чей путь лежит  по
воздуху и по морям, бушующие шторма, несущие ураганный  ветер  и  огромные
волны. Я снова стреляю, и падает другой человек. Я быстро,  но  тщательно,
как и было запланировано, вытираю оружие, ставлю  его  к  стене  рядом  со
знаком Детей Земли, поворачиваюсь и, пригнувшись, бегу по крыше. И там, на
самом верху здания,  я,  повинуясь  жесту  смуглого  человека,  смотрю  на
Ист-ривер, осколок грязного стекла, и на сумеречное  зернистое  небо,  где
клочья дыма похожи на кучи мусора, выброшенного морем на  берег.  А  затем
поворачиваю голову и смотрю на переплетение городских  улиц.  Я  еду,  еду
сквозь ночь, у меня болит плечо, и я мечтаю о дожде. Однако кругом тихо  и
неуютно. Ну что ж, да будет так. Мне могут не нравиться эти места,  и  все
же я люблю эту сухую траву  и  животных,  спящих  в  своих  норах.  Только
созерцая беззаботную, дремлющую силу Земли,  человек  испытывает  истинное
наслаждение и гордость. Даже в момент разрушения она  созидает.  Тот,  кто
забывает о ней, лишает себя права на общий успех и  поражение.  Мы  должны
знать о силах, рядом с которыми живем...
     На мгновение остался только белый  круг  на  синем  поле,  когда  мир
вокруг меня рухнул. Но вот и круг тоже исчез.  Остался  только  я,  скала,
возникшая из волн. Я - Деннис Гиз.
     Алек вышел из комнаты, он ищет доктора. Я начинаю понимать, и боль  в
боку проходит.
     Последние мысли Алека отдаются во мне эхом: я  поворачиваю  голову  и
смотрю на картину - краски  сохнут  так  быстро  -  я  вижу  на  мольберте
женщину, которую он мне оставил, она улыбается. Жил-был мужчина.


     У меня была  высокая  температура,  и  я  бредил.  Много  спал.  Меня
окутывал туман, который потом рассеивался, - и так несколько дней  подряд.
Когда все, наконец, встало на свои места, я снова осознал, что над головой
у меня потолок больничной палаты, а рядом тихо сидит Алек.
     - У вас тут есть вода? - спросил я его.
     - Подожди минуту, - отозвался он, и я  услышал,  как  он  наливает  в
стакан воду. - На, держи.
     Он передал мне стакан с соломинкой. Я взял  стакан  обеими  руками  и
начал пить.
     - Спасибо, - сказал я и отдал Алеку пустой стакан.
     - Как ты... себя чувствуешь?
     Мне удалось улыбнуться. Я понял, что Алек пытается  пробиться  в  мое
сознание. Пожалуй, не стоит сейчас полностью блокировать доступ,  он  даже
не должен знать, что я умею это делать и догадался о его намерениях.
     - Я стал... самим собой, - ответил я. -  Спросите,  как  меня  зовут,
если хотите.
     - Да, ладно. Я бы много отдал, чтобы понять, как это произошло.
     - И я тоже. Я чувствую слабость. А в остальном... все просто чудесно.
     - Ты помнишь события последних двух месяцев?
     - Не очень. Обрывки. Не связанные между собой впечатления.
     - Ты и вправду стал другим человеком.
     - Я рад, что вы это говорите. Я тоже так думаю.
     - Ну,  знаешь,  мне  кажется,  ты  сделал  серьезный  шаг  в  сторону
выздоровления.
     - Я бы еще немного попил.
     Алек наполнил стакан, и я его осушил.  Потом,  прикрыв  ладонью  рот,
зевнул.
     - Похоже, ты опять стал правшой.
     - Похоже. Извините, спать хочется.
     - Конечно. Отдыхай спокойно. Я буду поблизости. Теперь, если все  мои
догадки верны, ты начнешь поправляться очень быстро.
     Я кивнул и закрыл глаза.
     - Вот и хорошо, - проговорил я. - Рад это слышать.
     Я лежал с закрытыми  глазами,  а  мои  мысли  текли  в  никуда,  Алек
поднялся и вышел из комнаты.
     Я уже знал, что должен сделать, и мне  стало  страшно.  Найти  одного
человека, одного-единственного из целого населения целой планеты Земля,  и
спросить его, что нужно делать. А значит, мне необходимо  убедить  здешний
персонал в том, что я поправился, - вряд  ли  будет  правильно  употребить
слово "выздоровел", поскольку я никогда не был нормальным, - и в том,  что
мое состояние стабилизировалось: я должен получить разрешение вернуться на
Землю. А  это  означает  упорную  работу,  только  так  я  смогу  добиться
результатов. Время имело для меня огромное значение, точнее, мне так тогда
казалось. Я надеялся, что не опоздаю.
     Я не очень понимал, чем отличаюсь от тех, других, кого я знал  и  кем
был. Мне казалось, это непременно нужно выяснить, особенно учитывая, что в
тот момент мне  все  равно  нечего  было  делать.  Вокруг  меня  постоянно
находился медицинский персонал - нужно было  только  отыскать  подходящего
человека.
     Мое сознание отправилось в путь, на поиски.
     Довольно скоро я нашел то, что искал: в одном из соседних  зданий,  в
лаборатории,  работала  женщина,  молекулярный   биолог,   доктор   Холмс.
Необходимые мне сведения не находились на поверхности, однако я понял, что
она ими обладает. Я проник глубже.
     Да. Дж.Б.С.Холдейн однажды рассчитал, что число  смертей,  являющихся
результатом операции естественного отбора по замене  старого  гена  новым,
столь  высоко,  что  все  виды  живых   существ   могут   себе   позволить
возникновение нового гена не более одного раза  в  тысячелетие  или  около
того. Эта точка зрения господствовала довольно долго, пока в 1968 году  не
появилась  новая  теория  мутации.  Стремительное  развитие   молекулярной
биологии  было  одной  из  сопутствующих  причин.  В  февральском   номере
"Природы" за этот год появилась статья генетика Мото Кимуры, в которой  он
размышлял   о   недавно   обнаруженных   колоссальных   различиях    между
гемоглобином, цитохромом и другими молекулами  у  разных  видов  животных.
Оказалось, что эти различия встречаются гораздо  чаще,  чем  было  принято
считать. Учитывая  большое  число  молекул  и  генов  в  организме  живого
существа, резонно предположить,  что  мутации  должны  происходить  каждые
несколько лет. Он чувствовал,  что  такая  высокая  скорость  молекулярной
эволюции возможна только в том случае,  если  большинство  из  мутаций  не
являются вредными или полезными, представляя собой случайные,  нейтральные
изменения.  Эти  гипотезы  вызвали  решительные   возражения   сторонников
классической эволюционной теории,  потому  что  доказывали,  что  эволюция
очень  сильно  зависит  от  случайностей  и  что  основополагающий   закон
естественного отбора ставится под  сомнение.  Новые  гипотезы,  когда  они
заработали  всерьез,   позволили   обнаружить   множество   альтернативных
вариантов  молекул  среди  ныне  живущих  существ  -  ничем  не  вызванные
изменения, увеличивающие молекулярное многообразие...
     Что означало...
     Что означало: спящие хозяева эволюции человека, о которых поставил  в
известность Ван Дайна смуглый человек, не в состоянии полностью влиять  на
развитие нашего вида. Они должны были с самого начала, когда население еще
не увеличилось до таких огромных размеров, осуществлять  более  тщательный
контроль за развитием человеческой расы,  чтобы  иметь  возможность  точно
определить направление эволюции. Однако человек быстро распространился  по
всему земному шару, общее число людей достигло сотен  миллионов,  а  потом
миллиардов - теперь контролировать развитие человечества прежними методами
стало невозможно. Правда, в этом не было особой  необходимости,  поскольку
мы  развивались  в  нужном  направлении.   Как   только   люди   научились
изготавливать орудия труда, задача наблюдателей  изменилась  -  теперь  им
оставалось только внимательно следить за развитием наших идей,  философии,
технологии, удаляя нежелательное и способствуя развитию тех факторов,  что
их  устраивали.  Больше  они  ничего  сделать  не  могли,  так  как   наша
численность не позволяла рассчитывать на иное вмешательство. Они не  могли
ни полностью предсказать, ни контролировать эволюцию нашего  генетического
вида, которая становилось  все  более  стремительной  по  мере  увеличения
общего числа населения Земли.  Так,  в  результате  случайности,  появился
телепатический ген. Он не  представлял  непосредственной  угрозы,  и  наши
спящие контролеры не стали выступать против нас. Теперь, однако,  появился
я. Я понимал ситуацию, имел доступ к накопленному опыту своей расы...
     И был напуган, потому что теперь мне следовало  побыстрее  выписаться
отсюда и начать поиски смуглого человека...
     Я устал. Даже размышления на эту тему придется немного отложить...


     В последовавшие недели и месяцы я  учился.  Ходил  на  уроки,  слушал
пленки и смотрел видеозаписи, разговаривал с Алеком и позволял ему увидеть
в своем сознании то, что считал нужным,  участвовал  в  сеансах  групповой
терапии и прибегал к своему специальному таланту, чтобы узнать еще больше.
     Я ждал.
     Постепенно я почувствовал, как напряжение, окружавшее меня, ослабело,
и я стал относиться к Алеку скорее как к другу,  чем  как  к  доктору.  Мы
разговаривали о самых разнообразных предметах, вместе играли в  спортивном
зале. Заглянув в сознание доктора Чалмерса, я узнал, что Алек даже  поднял
вопрос о моем возвращении на Землю раньше намеченного срока.
     -  Ты  должен  больше  заниматься  гимнастикой,  -  сказал  Алек.   -
Приседания под нагрузкой принесли бы немалую пользу.
     - Звучит ужасно, - ответил я.
     - Поддерживать хорошую форму просто необходимо,  -  настаивал  он.  -
Вдруг тебе предложат отправиться на Землю на некоторое время, а ты  будешь
не в состоянии это сделать.
     - А что, этот вопрос уже поднимался?
     - Ну, определенно сказать не могу. Однако, представь  себе,  что  это
произошло... неужели тебя  обрадует  необходимость  задержаться  здесь  на
месяц или даже больше только из-за того, что ты игнорировал физкультуру?
     - Теперь, когда вы упомянули об этом, - ответил я,  -  конечно,  нет.
Однако тут возникает проблема, о которой я еще совсем не думал.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Мои родители. Насколько я понял, они окончательно разошлись.  Когда
придет время возвращаться, куда я поеду?
     Алек облизал губы и отвернулся.
     - Вам не следует беспокоиться, - сказал я. - Для меня, особенно после
сеансов  с  доктором  Макгинли,  эти   вопросы   перестали   быть   такими
мучительными. Просто я хотел бы знать, куда именно  меня  отправят,  когда
придет время.
     - Деннис, мы еще не обсуждали эту проблему. И я совсем не уверен, что
твои родители станут спорить из-за тебя. А сам ты чего хочешь?
     - Я уже говорил вам, у меня еще не было возможности как  следует  все
обдумать. Повлияет ли мой выбор на что-нибудь?
     - Судя по тем отчетам, которые  я  получил,  твои  родители  разумные
люди. Они очень рады, что ты начал так  быстро  прогрессировать.  Ты  ведь
получал письма от обоих. В них было что-нибудь, что могло бы  повлиять  на
твой выбор?
     - Нет.
     - Тогда я могу только предложить тебе спокойно обдумать, с кем из них
ты предпочел бы жить. Времени еще достаточно. Когда же нужно будет сделать
окончательный выбор, я обязательно скажу, что  следует  принять  в  расчет
твое пожелание, - надеюсь, мое мнение будет учтено при решении вопроса.
     - Спасибо, Алек. Покажите мне те упражнения, которые я должен делать,
ладно?
     ...Именно поэтому я и решил забраться в голову доктора Чалмерса.  Мне
стало трудно сканировать Алека после того, как мы подружились.
     Позднее я подумал о вопросе, который поднял Алек. У моего  отца  были
деньги, власть, связи - все это могло мне пригодиться.  Сейчас  он  жил  в
Вашингтоне, рядом с местами, где я мог бы  найти  много  интересного.  Моя
мать по-прежнему  жила  одна  в  штате  Нью-Мексико  и  занималась  своими
цветами. Отец не сможет уделять мне  много  времени,  и  это  меня  вполне
устраивало. К тому же теперь  я  имел  полный  доступ  к  воспоминаниям  о
прошлом и  мог  составить  себе  довольно  точное  представление  об  этом
человеке. Я не сомневался, что он отдаст меня  в  какую-нибудь  престижную
частную школу, где меня возьмут в оборот и станут  устраивать  грандиозное
представление из-за каждого пропуска занятий.  С  другой  стороны,  я  был
уверен, что  смогу  убедить  мать  позволить  мне  остаться  дома,  получу
определенную  свободу   действий   и   продолжу   заниматься   собственным
образованием при помощи взятой на прокат машины, похожей на ту, что  стоит
у меня здесь. По крайней мере, договориться с ней будет гораздо проще, чем
с отцом.
     А потом я задал себе  другой  вопрос:  если  бы  мне  не  нужно  было
принимать в расчет все эти сложные соображения,  если  бы  мне  предстояло
сделать самый обычный выбор, кого бы я предпочел?
     Я никак не мог принять окончательного решения. Даже подумал, что было
бы совсем неплохо, если бы возникли  какие-нибудь  не  зависящие  от  меня
факторы, которые определили бы мой выбор, решили бы эту проблему за меня.
     Так я готовился - воспитывая тело и разум - к возвращению  на  Землю.
Прошел месяц, и этот вопрос был поднят официально.  Доктор  Чалмерс  зашел
повидать меня, похвалил за успехи и сообщил, что если в течение следующего
месяца результаты тестов будут удовлетворительными и я  пройду  все  этапы
подготовки так, как предполагают врачи, то смогу вернуться  домой.  Именно
тогда он и спросил меня, кого из своих родителей я предпочту. Стараясь  не
выйти из роли, я ответил,  что  буду  чувствовать  себя  комфортнее,  если
окажусь в окружении простых вещей и среди природы. Да и для окончательного
выздоровления  такое  решение,  по  всей  видимости,   является   наиболее
правильным. Так я сказал доктору Чалмерсу.  По-моему,  он  считал,  что  я
совершенно прав, и, проникнув в его сознание, я понял, что  заручился  его
поддержкой.
     Так все и вышло. В следующем месяце я получил прекрасные отзывы  всех
врачей. Наконец назначили день отлета на  Землю.  Я  чувствовал,  что  мое
беспокойство растет, но вовсе не из-за того, что я должен был  сделать,  а
потому, что мне предстояло  направиться  на  этот  висевший  в  небе  шар,
населенный множеством людей, где наверняка придется столкнуться  с  массой
незнакомых вещей и понятий. Я часто ходил на смотровую палубу, устраивался
там на своем любимом кресле  и  смотрел  на  мир,  сияющий  и  загадочный,
привлекательный и пугающий одновременно,  далекий  и  такой  близкий.  Мне
казалось, что он манит меня, зовет... и угрожает.
     Несмотря  на  мое  существование  в  чужих  разумах  и  сумму   чужих
впечатлений, которые мне удалось таким образом приобрести, я  ни  разу  не
был на  Земле  в  качестве  разумного  существа,  обладающего  собственной
индивидуальностью. Я заговорил об этом с Алеком,  и  он  немного  успокоил
меня, заметив, что это абсолютно естественное  ощущение,  оно  обязательно
должно было возникнуть  и  наверняка  исчезнет  почти  сразу  после  моего
возвращения. Я и сам так думал, однако, как это часто бывает в жизни,  был
рад услышать подтверждение своим догадкам от другого человека.
     Оказавшись у себя в комнате, я принялся беспокойно расхаживать взад и
вперед, смотрел на картины, потом снова начинал шагать, бесконечно  листал
наброски и рисунки. Женщина на портрете улыбалась.
     В конце концов я аккуратно  все  упаковал  и  вышел,  чтобы  посидеть
немного у фонтана. Медленно прошел мимо клумб с цветами.
     Теперь я ел в кафе и начал  разговаривать  с  другими  пациентами.  В
глазах  одного  из  стариков  появились  слезы,  когда  он  узнал,  что  я
возвращаюсь на Землю.
     - Поезжай в Нью-Джерси, - сказал он.
     - Нью-Джерси?
     - Не в города. Туда, где растут сосны. Они по-прежнему стоят на своих
постах, как и тогда, когда я был мальчишкой. Ты должен  обязательно  найти
время и туда съездить, посмотреть на деревья. А потом побродить среди них.
И если ты там окажешься, вспомни обо мне, - сказал старик. - Обещай.
     Он потянулся и положил свою руку на мою, и я увидел вены, похожие  на
голубых червей. Он наклонился ко мне, и я почувствовал его  отвратительное
дыхание.
     - Обещай.
     Я кивнул. Потому что не мог говорить: его мысли  захлестнули  меня  -
клюква, черника,  брусника,  папоротники,  лавровые  кустарники,  утренняя
роса, пронизанные солнцем дни, укутанные туманами  вечера,  болота,  запах
сосны, тихий мелкий дождь, дым осенних костров, зимний мороз... Фрагменты,
ткань воспоминаний... Воспоминания. Ушедшая  юность.  Место,  куда  старик
никогда уже не вернется, - все это заставило меня на время  забыть  о  его
почти невидящих глазах, слабой  плоти,  гнилостном  дыхании.  Мне  удалось
отгородиться от этого шквала чувств - нос огромным трудом.
     - Я запомню, - сказал я наконец.
     С тех пор, разговаривая с  другими  пациентами,  я  всегда  выставлял
защитный экран.
     Когда  настало  время  улетать,  меня  пришел  проводить  почти  весь
персонал базы и кое-кто из пациентов.  Я  попрощался  с  Алеком,  доктором
Чалмерсом и всеми  остальными,  а  потом  сел  в  монорельсовый  вагончик,
который должен был доставить меня на Лунную Станцию.
     Я изо всех сил старался скрыть волнение, держался спокойно и уверенно
- мне хотелось, чтобы они думали, что я окончательно выздоровел. И все  же
мой голос дрогнул, когда я обнял Алека в последний раз. По правде  говоря,
тут был мой дом, ведь других, в качестве Денниса Гиза, я просто не знал. Я
почти не обращал внимания на скалы, кратеры и проносящиеся мимо чернильные
тени - все мои мысли были заняты тем, что я оставил  и  что  ожидало  меня
впереди.
     Мы приземлились в аэропорту в Техасе, где меня встречала  мать.  Моим
первым земным  впечатлением  был  круговорот  мыслей,  метавшихся  вокруг.
Естественно, на маленького ребенка интенсивность впечатлений могла оказать
сокрушительное действие. Теперь же, однако, я был в  состоянии  отодвинуть
чужие мысли в сторону, не обращать на них внимания, загнать на задний план
и выключить.
     - Деннис... - проговорила мать, в глазах у нее стояли слезы. Она меня
поцеловала. - Ты... ты теперь все понимаешь?
     - Да, - ответил я. - У меня все в порядке.
     "...Они больше тебя не беспокоят?"
     "Первое очень сильное впечатление прошло. Я умею с этим справляться".
     "Как хорошо, что ты не знаешь, как это было!"
     "Кое-что я помню".
     "Здорово, что ты поправился, теперь я смогу узнать тебя..."
     Я кивнул и попытался улыбнуться.
     "Сейчас мы поедем домой. Иди за мной".
     Она взяла меня за руку и повела к выходу.


     С чего начать?
     Я  чувствовал  себя  так  странно,  оказавшись  в  своей  собственной
комнате. Я помнил это место, но мне  почему-то  чудилось,  что  мои  мысли
принадлежат  кому-то  другому,  -  хорошо  знакомое  ощущение.  Я   провел
несколько дней, пытаясь заглянуть в свое прошлое, перебирая впечатления  и
обрывки воспоминаний и надеясь отыскать в них что-нибудь важное.
     Вскоре была установлена обучающая машина. Счет оплатил отец. Мы с ним
несколько раз разговаривали по телефону. Он хотел,  чтобы  я,  как  только
смогу, навестил  его.  Обещал  приехать,  когда  разделается  со  срочными
делами. Я начал заниматься с машиной.
     Все  постепенно  встало  на  свои  места,  я   разобрался   в   своих
впечатлениях и мыслях и решил, что пора заняться делом, о котором  столько
думал с тех пор, как пришел в себя в больничной палате на Луне.
     Я предпринимал телепатический поиск каждый день, изучая весь  мир,  в
надежде найти одно-единственное сознание или хотя бы какие-нибудь признаки
его существования.  Моя  задача  была  не  такой  безнадежной,  как  могло
показаться с первого взгляда, поскольку  свет  разума,  который  я  искал,
подобен ослепительному сиянию маяка темной ночью. Шли дни, мне  так  и  не
удалось ничего обнаружить. Однако я не терял надежды. Ведь мир огромен.  Я
учился и оттачивал свое мастерство.
     Прошли недели - по-прежнему ничего. Мне, конечно, приходило в голову,
что человек, которого я ищу, мог умереть. В  последний  раз  он  появлялся
среди людей уже очень давно. До  него  могли  добраться  враги.  Я  упорно
искал. Мне не оставалось ничего другого.
     В  пятницу  вечером  произошло  одно  довольно  странное  событие.  Я
отправился на прогулку к расположенным неподалеку  холмам  -  мать  ругала
меня, что я мало бываю на  свежем  воздухе.  Устроившись  поудобнее,  так,
чтобы меня не было видно из дома,  я  снова  принялся  рассматривать  мир,
начав с мест, находящихся неподалеку. Примерно через полчаса  я  обнаружил
знакомый  мысленный  рисунок.   Подобравшись   поближе,   я   понял,   что
заинтересовавшая меня личность находится в Альбукерке,  мне  даже  удалось
узнать о планах этого человека на следующий день. Он отправится на север и
проедет по шоссе, совсем недалеко от нас. Меня переполняло возбуждение.  Я
искал не этого человека, однако он меня заинтересовал, мне очень  хотелось
бы с ним встретиться.
     Когда я вернулся домой, мать увидела мое лицо, почувствовала, в каком
приподнятом настроении я нахожусь, и улыбнулась.
     - Я же говорила тебе! Прогулки и  физические  упражнения.  Ты  просто
прекрасно выглядишь.
     - Да, мама, - ответил я.
     - Похоже, ты вполне готов к завтрашнему сюрпризу.
     - Сюрпризу? Какому?
     - Если я тебе скажу... - начала она.
     - Отец, да? Он приедет?
     Она отвернулась.
     - Нет, не отец. Придется тебе немного потерпеть, завтра узнаешь.
     Я мог бы заглянуть в ее сознание, но мама наверняка поймала  бы  меня
за этим занятием и выставила бы блок. Кроме того, она хотела  сделать  мне
сюрприз. Да и вообще, пищи для размышлений у меня и так  было  больше  чем
достаточно.
     Я зевнул.
     - Свежий воздух, горы... Пожалуй, лягу спать пораньше.
     - Отличная мысль, - сказала она и поцеловала меня.


     На следующий день я проснулся рано. Не успев  выбраться  из  кровати,
сразу отыскал того человека.  Потом  оставил  матери  записку,  что  пошел
прогуляться, и направился к скалам, расположенным возле  шоссе.  Уселся  и
стал ждать, прислушиваясь к мыслям сидящего за рулем машины человека.
     Прошло довольно много времени, когда, наконец, я  увидел  автомобиль.
Тогда я спустился со скалы и остановился возле дороги.
     Машина приблизилась, я вышел на шоссе и поднял руки.  Одновременно  я
проник  в  его  сознание  и  понял,  что  он   меня   увидели   собирается
остановиться. В противном случае я успел бы отбежать в сторону.
     Он нажал на тормоза и крикнул:
     - Что случилось, парень?
     - Привет, Квик, - ответил я. - Давненько мы с тобой не виделись.
     Он уставился на меня, а потом покачал головой.
     - Извини, - проговорил он, - что-то я не припомню где...
     - А я помню перестрелку, когда убили Лейшмана, - ответил  я.  -  Тебе
удалось сбежать после того, как ты попал в  последнего  полицейского.  Они
так и не вычислили тебя, не узнали, кто был тогда с Лейшманом.
     Он вытаращился на меня, но затем, прищурившись, спросил:
     - А ты-то сам кто такой, черт тебя подери?
     - Мне нужно с тобой поговорить. Это очень важно.
     - Хорошо. Забирайся ко мне, - сказал Квик.
     - Нет, спасибо. Почему бы тебе не оставить свою машину на  обочине  и
не выйти на свежий воздух? Поднимемся на те скалы.
     - Зачем?
     - Посидим.
     - А там есть еще кто-нибудь?
     - Нет.
     Он отъехал на обочину, остановился и вышел.
     - Я хочу тебе сказать... - заговорил Квик.
     - ...что в правом кармане у тебя лежит заряженный  пистолет  тридцать
второго калибра, - подхватил я, - и ты намереваешься  пристрелить  любого,
кто попадется тебе на глаза, то есть любого, кроме меня.  Не  волнуйся.  Я
говорю правду. Там никого нет. Просто я хочу с тобой поговорить.
     - Как ты... Ты телепат?
     - Да.
     - Ну, хорошо. Куда пойдем?
     - Вон туда, наверх.
     - Давай, веди.
     Он последовал за мной, устроился на камне и закурил.
     - Что тебе надо?
     - Во-первых, - сказал я, - мне хотелось на  тебя  посмотреть.  Видишь
ли, когда-то я был тобой.
     - Ну-ка повтори.
     - Мне придется сообщить тебе кое-что о себе...
     Я заговорил. И все ему рассказал. Про свое состояние и про то, как  я
стал Лейшманом и как с моей помощью его удалось отыскать; я рассказал, что
короткое время был Квиком Смитом. Когда я закончил  свою  историю,  солнце
уже стояло высоко в небе.
     Все время, что я говорил, Квик молчал, только время от времени кивал.
Теперь же он сидел, глядя  вдаль,  за  горизонт,  словно  прислушивался  к
какому-то далекому голосу. Я ждал, когда он что-нибудь скажет, но так и не
дождался.
     Я откашлялся.
     - Вот моя... история, - наконец проговорил я. - Мне  хотелось,  чтобы
ты ее узнал, прежде чем...
     - Да, очень... интересно, - сказал  он.  -  Ты  теперь  не  похож  на
того... Что дальше?
     - Сейчас? Я  собирался  задать  тебе  несколько  вопросов,  поскольку
других членов организации "Дети Земли" у меня под рукой не оказалось.  Так
вот, действительно ли ты веришь, что наше прошлое наполнено  добродетелью,
что общепринятое мнение о  городах  не  является  причиной  того,  что  мы
идеализируем природу и все, что с этим связано, что эксплуатация  Земли  и
людей - ну, как детский труд, например, - в прежние времена были не такими
вредоносными, как теперь, что города не в состоянии отдавать  столько  же,
сколько они отбирают, особенно если сравнивать с тем, как обстояли дела  в
далеком прошлом и как они обстоят сейчас в аграрных странах.
     - Я не совсем это имел в виду, когда спросил тебя: "что  дальше?"  Ты
задал мне вопросы, на которые ответить не так просто, - сказал Квик. -  Но
я попробую, хотя, если честно, Квик Смит не совсем подходящий для этих дел
человек. Цели и идеи Детей Земли?.. Я всего  лишь  специалист  по  грязной
работе.  Среди  нас  много  романтиков,  считающих,  что  человек   должен
наслаждаться жизнью на природе и радоваться ее  простоте  и  чистоте.  Это
правда. Лично я не принадлежу к их числу. Потому что вырос на ферме и  сам
был ребенком, чей труд покупали. Я не держу зла на города. Честно  говоря,
для меня город был тем местом, куда я стремился попасть,  и  чем  быстрее,
тем лучше. Они вполне могут отдать больше, чем отняли  у  людей.  Лично  я
считаю, что так оно и есть. Что касается меня, я всего лишь жадный гнусный
тип, мелкая сошка, который всю жизнь  ищет  приключений  на  свою  голову,
приключений  и  неприятностей.  Знаешь,  если  бы  я  не  вступил  в   эту
организацию, обязательно стал бы членом какой-нибудь другой. Иначе и  быть
не могло. Правда, ты вот задал  вопросы,  и  мне  пришлось  призадуматься.
Сейчас все стало как-то не так. Ну, хорошо... Оглядываясь на свое детство,
я вдруг вижу, что любил  Землю.  Я  не  понимаю  романтических  глупостей,
которые о ней говорят, потому что находился к ней слишком близко.  Я  стал
сторонником сохранения окружающей среды, борцом за экологию - или как  там
это принято сейчас называть, - потому что люблю Землю, а вовсе не  потому,
что ненавижу города. Ты неправильно сформулировал свои  вопросы.  Защищать
Землю и природу не  значит  выступать  против  городов.  Мы  же  не  можем
повернуть время вспять и разрушить их. Сейчас уже не можем.  Когда  у  нас
прорывает дамбу или что-нибудь такое происходит с  источником  загрязнения
окружающей среды, мы же не требуем остановки промышленности во всем  мире.
Мы просто просим тех, кто за это отвечает, вести себя более осторожно, мы,
как   раз   наоборот,   только   приветствуем   всяческие    нововведения,
альтернативные варианты, дальнейшее развитие.  Есть  люди,  которые  видят
Землю только как скопление полезных ископаемых и строительных  материалов,
как огромное пастбище  и  строительную  площадку  -  они  утверждают,  что
являются благодетелями всего человечества. На самом же деле их  интересуют
только прибыль, только  деньги.  Например,  Род  рассказывал  мне  историю
национальных парков. Они стали первой жертвой  разрушения  и  уничтожения,
еще задолго до возникновения проблем, с которыми  мы  пытаемся  справиться
сейчас. Я хотел бы защитить природу, то, что от нее осталось, - вот и все.
А теперь ты скатки мне кое-что. Я  спросил  тебя:  "что  дальше?"  У  тебя
сильно    развитые    телепатические    способности,    ты     продолжаешь
прогрессировать... Как ты собираешься ими воспользоваться?
     - Я тебя не понимаю.
     - Твой интерес к этим вопросам не похож на простое любопытство.  Меня
интересует...
     Он вдруг вскинул голову и посмотрел мне за спину.
     Я не слышал, чтобы  кто-нибудь  к  нам  подошел,  и  не  почувствовал
присутствия чужого сознания, хотя и не контролировал в  тот  момент  мысли
Квика. Я обернулся.
     Женщина подошла с другой стороны, по  тропинке.  Она  показалась  мне
выше, чем в воспоминаниях, и немного стройнее.
     - Лидия!  -  воскликнул  я,  вскочив  на  ноги.  -  Мама  говорила  о
сюрпризе...
     Она улыбнулась.
     - Привет, Деннис, - проговорила она. - Квик, здравствуй.
     - Вы знакомы? - спросил я.
     Квик кивнул.
     - Да, - ответил он. - Мы встречались. Довольно давно. Как дела?
     - Прекрасно, - сказала Лидия и подошла к нам.
     - Лидия - это тот самый терапевт, о котором я тебе говорил, - пояснил
я. - Она мной занималась. Раньше.
     - А ты изменился, Квик, - сказала Лидия.
     Квик кивнул.
     - Как и все, - сказал он.
     Лидия снова посмотрела на меня.
     "Деннис, позволь мне заглянуть в твое сознание".
     Я кивнул и дал ей возможность прочитать мои  мысли.  Через  некоторое
время я услышал:
     "Прими мои поздравления. Мы победили. Ты существуешь. Ты следовал  по
пути, который я для тебя наметила. Ты ищешь... Что?"
     "Человека. Того, что разговаривал с Ван Дайном, много лет назад".
     "Зачем?"
     "Чтобы спросить, чем я могу ему помочь".
     "Почему ты думаешь, что сможешь предложить ему что-нибудь?"
     "Вы знаете, что я не такой, как все".
     "Думаешь, этого достаточно?"
     "Ну, это решать ему".
     "Хорошо, что ты хочешь помочь. А если он попросит тебя о  том  же,  о
чем просил у Ван Дайна?"
     "Не знаю. Это будет расточительством".
     "Возможно. В любом случае я  помогу  тебе  разыскать  его.  Вместе  с
Квиком".
     "Как?"
     "Позднее, Деннис. Позднее. Все в свое время.  А  теперь  нам  следует
вернуться домой".
     - Направляешься на север, Квик? - спросила она.
     - В Денвер, хочу провести там несколько дней с друзьями.
     - Оставь адрес, по  которому  я  могла  бы  тебя  найти,  ладно?  Тут
намечается одно мероприятие, в котором ты можешь быть полезным.
     - Конечно, - сказал он, выудил из кармана  листок  бумаги  и,  что-то
нацарапав на нем, передал Лидии. - В первом месте  я  буду  находиться  до
вторника, а затем - во втором.
     - Вот и отлично. Спасибо. Я с тобой свяжусь в самом  скором  времени.
Удачной поездки.
     - Спасибо. До встречи.
     - До свидания.
     Квик направился в сторону шоссе.


     Мы с Лидией повернули к проселочной дороге,  она  оставила  там  свою
машину. Потом поехали домой, где заявили, что  встретились  в  горах.  Моя
мать приготовила завтрак, и все утро мы провели в разговорах. После  ужина
Лидия  тщательно  меня  обследовала.  Я  попытался  блокировать  некоторые
участки сознания - просто так,  посмотреть,  что  будет.  Она  всякий  раз
ловила меня.
     "Превосходно, - сказала она через некоторое время. - Ты превзошел все
мои ожидания".
     "В каком смысле?"
     "Здорово справился со всеми проблемами".
     "Вы совсем не это имели в виду. Вы что-то от меня скрываете".
     "Ты далеко продвинулся. Поздравляю".
     "Это не ответ".
     "Скажем так: на самом деле это была направленная терапия".
     "Вы помогли мне развить телепатические способности, благодаря которым
я смог отправиться в прошлое?"
     "Нет, но я имела возможность повлиять на выбор, который ты должен был
сделать, если бы тебе в поисках нужного разума удалось туда проникнуть".
     "Почему?"
     "Я ведь сказала: "имела возможность повлиять".
     "Надеюсь, вы вернулись ко мне не для того, чтобы играть в прятки?"
     "Нет. Придет время, и ты получишь ответы на все вопросы".
     "А при чем тут Квик?"
     "Как-то однажды он выполнил для меня одну работу".
     "Интересно, вы ответите хоть на какой-нибудь из моих вопросов?"
     "Да, но ты не даешь мне этого сделать. Потому что все время не про то
спрашиваешь".
     "А про что нужно?"
     "Я обещала тебе помочь в твоих поисках. Ты заявил, что  хочешь  найти
смуглого человека. Нужно было только спросить, и я бы сказала, что он  все
еще жив. Нужно было только спросить, где его найти, и я бы сказала, что  в
Восточной Африке".
     "Вы его знаете?"
     "Я его знаю".
     "Я искал, но не обнаружил даже самого крошечного следа..."
     "Он должен сам захотеть, чтобы его нашли".
     "Почему?"
     "Он старается соблюдать осторожность".
     "Да, я понял, что его ищут".
     "Теперь они могут начать искать и тебя".
     "Почему?"
     "Ступив на Землю, ты принялся немедленно сообщать всем  и  каждому  -
кто был в состоянии услышать - о своем прибытии. Они  очень  подозрительно
относятся к тем личностям, которые обладают  слишком  большой  силой.  Они
всегда стараются  убедиться  в  том,  что  эта  сила  для  них  безвредна,
приручить ее или, если не удастся, уничтожить".
     "Значит, мне даже и сейчас грозит опасность?"
     "Возможно. Именно поэтому я и приехала так быстро. Ты тверд  в  своем
решении?"
     "Да".
     "Тогда нам следует уехать отсюда как  можно  скорее.  Чем  дольше  мы
протянем, тем меньше у нас останется шансов реализовать твою цель.  У  них
есть агенты-люди, так же как и механические устройства".
     "Наши враги тоже обладают телепатическими способностями?"
     "Этим или чем-то  похожим.  У  них  есть  свои  пути,  помогающие  им
проникать в суть вещей".
     "Как мы будем действовать?"
     "Я уже оформила бумаги, по которым ты сможешь путешествовать. Сегодня
вечером мы обсудим с Вики твое желание посмотреть мир - теперь, когда  ты,
наконец, вполне к нему приспособился. Я поддержу это  желание  как  весьма
разумное с терапевтической точки зрения. Мне кажется, я смогу ее убедить".
     "Ну а если она захочет поехать с нами?"
     "Я уже обдумала эту возможность. К счастью, ее контакты с твоим отцом
участились, все идет к тому, что они помирятся и снова будут жить  вместе.
Насколько я понимаю, они собираются обсудить этот вопрос сегодня. Если все
произойдет, как я планировала, они будут даже рады, что  ты  на  некоторое
время уедешь".
     "Откуда вы могли все это узнать?"
     "Как телепат и друг семьи..."
     "Нет! В это я поверить не могу".
     "А во что ты можешь поверить?"
     "Тут возможен лишь один вариант. Вы хитры, Лидия. Я это понял  только
теперь: по тому, как вы организовали мое  лечение;  да  и  путешествие  вы
придумали весьма ловко, устранили все препятствия, которые могут помешать;
этот головорез из организации "Дети  Земли"  оказался  вашим  знакомым.  Я
просто  вынужден  принимать  во  внимание,  что  вы,  вероятно,  обладаете
способностью манипулировать людьми и что, по всей вероятности,  именно  вы
способствовали разводу моих родителей, а теперь их примирению; похоже,  по
вашей инициативе я оказался на Луне, и вообще, я думаю, вы ответственны за
все, что происходило со мной. Вы сотворили меня".
     "Смешно! Ладно, думай,  что  хочешь.  Это  как-то  повлияет  на  твои
планы?"
     "Нет. Я все равно поеду с вами. Я должен".
     "Хорошо. Тогда остальное не имеет значения".
     "Нет, имеет. Видите ли, я ничего не намерен забывать. Может быть, мне
суждено прожить еще несколько лет - я стану гораздо сильнее,  чем  сейчас.
Если я когда-нибудь узнаю, что вы причинили моим  родителям  лишнюю  боль,
хочу, чтобы вы знали: я буду это помнить".
     Она опустила голову.
     "Значит, так тому и быть".


     Все произошло почти так, как предсказывала  Лидия.  Позвонил  отец  и
сообщил, что он хочет нас навестить. Чтобы повидать меня, сказал он.  Мать
согласилась, и он  приехал  на  следующий  день.  Лидия  была  права:  они
обрадовались друг другу  и  вели  себя  очень  доброжелательно.  Отец  был
по-настоящему счастлив, когда увидел меня. Мы с ним подолгу  разговаривали
и даже пару раз ходили вместе гулять. Но мне было ясно, что он приехал  не
только за этим.
     А мне стало казаться, что я слишком жестко разговаривал с Лидией. Мне
было неловко сканировать сознание родителей, но до меня вдруг дошло, каким
тяжелым грузом была для них моя бесконечная тяжелая болезнь, особенно  для
отца. Возможно, именно она и стала причиной их  развода,  а  выздоровление
послужило поводом для восстановления отношений. Мне было стыдно, что я  не
понял этого раньше. У меня даже появилось предположение, что, хотя Лидия и
манипулировала всеми нами в каких-то своих целях, на самом деле  она  лишь
явилась катализатором процессов, которые и так в нас шли. Это, конечно, не
снимало с нее ответственности, в особенности если она подталкивала  нас  в
нужные моменты, но все-таки существенно смягчало  общую  картину  на  фоне
неожиданно появившегося у меня собственного чувства вины.
     Именно это чувство вынуждало меня спешить с отъездом. И мои  родители
хотели того же, им не терпелось остаться наедине. Поэтому они почти  сразу
согласились  подписать  все   необходимые   документы,   разрешающие   мне
отправиться в путешествие в сопровождении Лидии и ее знакомого санитара.


     - Как хорошо, что ты вернулся, сын.
     Эти слова не показались мне такими уж забавными позднее  -  ведь  мой
отец произнес их, когда мы с Лидией садились в  вертолет,  который  должен
был доставить нас в Альбукерке. Поговорив с отцом, я начал  понимать,  что
мое  выздоровление  является  для  него  предметом  гордости  -  я   сумел
преодолеть такие серьезные трудности. Может быть, это радовало его даже  в
большей степени, чем мои  замечательные  телепатические  способности.  Мне
стало грустно при мысли, что мы снова расстаемся. Я махал им до  тех  пор,
пока они не скрылись из виду, и  не  снимал  защитного  экрана  до  самого
приземления.
     Полет из Альбукерке прошел спокойно. Лидия предупредила меня,  что  с
этого момента мы подвергаемся серьезной опасности.  Однако,  просканировав
остальных пассажиров, я не обнаружил  ничего  подозрительного.  По  правде
говоря, мне  быстро  наскучило  это  занятие,  и  большую  часть  пути  до
Либревиля в Габоне я читал. Квик постоянно оставался настороже.


     Вскоре после приезда к нам в номер пришел человек с чемоданом, полным
оружия. Квик выбрал себе револьвер и  коробку  патронов.  Денег  никто  не
платил. Лидия накрыла защитным экраном сознание нашего посетителя, но  мне
удалось,  несмотря  на  это,  уловить  несколько   поверхностных   мыслей,
указавших на его связь с местным отделением Детей Земли.
     - Теперь, -  сказала  Лидия  Квику,  -  ты  можешь  начать  исполнять
обязанности телохранителя вместо меня. Мне  придется  отправиться  вперед,
чтобы все подготовить, а вам нужно немного подождать. - Она протянула  ему
листок бумаги. - Будь на этом аэродроме в Моанде ровно в шесть завтра. Там
вас встретят и отправят дальше на восток.
     Мне было не очень понятно, как она могла исполнять обязанности  моего
телохранителя, но, с другой стороны, Квик тоже был  не  слишком  похож  на
медработника. Я решил воздержаться от комментариев.
     - А что нам делать здесь? - спросил Квик.
     - Ну, во-первых, вам нужно  как  можно  быстрее  отсюда  убраться,  -
ответила  Лидия,  улыбнувшись.  -  На  оборотной  стороне  листка  имеются
инструкции. Сегодня вечером вам следует вылететь в  Моанду,  чтобы  завтра
успеть вовремя прийти на место встречи.
     Квик перевернул листок, прочитал, что там  было  написано,  и  поднял
глаза.
     - А там что нам делать?
     - Вести себя, как обычные туристы, вот и все.  Глазеть  по  сторонам.
Ну, постараться получить удовольствие. Как-то провести время.
     - Хорошо. А не пора ли перекусить?
     - Я не против.
     После обеда Лидия ушла, а мы с Квиком вернулись в  отель,  выписались
оттуда, сели на самолет, устроились поудобнее и стали смотреть на  страну,
раскинувшуюся внизу. Через некоторое время я задремал и  проснулся  только
после посадки. Было уже довольно поздно, когда мы сняли  номер  в  местном
отеле, поэтому сразу же отправились спать.
     Я проснулся.
     Что-то вырвало меня из  очень  глубокого  сна  -  ощущение,  что  нас
преследуют, охватило все мое существо.  На  несколько  мгновений  я  снова
превратился  в  Лейшмана,  попытался  угадать   имена   своих   врагов   и
сориентироваться в  незнакомой  обстановке  полутемной  комнаты.  Потом  я
понял: здесь что-то не то. Это была чужая игра.
     "Послушай, старина! Мы должны ответить! Клинок вынут из ножен..."
     Меня охватила дрожь, и  Лейшман  начал  таять,  превращаясь  в  нечто
большее, чем воспоминания, память о нем уже не  могла  контролировать  мои
действия. Мне было гораздо легче, чем Лейшману, понять происходящее.
     Какой-то телепат пытался нас просканировать.  Я  установил  частичный
блок, который скрыл мои главные мысли, но дал ему возможность  погрузиться
в поверхностные: лунный свет, тени, прикосновение простыней к телу, жажда,
давление  мочевого  пузыря,  ночные  звуки  из  окна...  Находясь   внутри
крепости, я все же беспокоился, что наш враг  успел  рассмотреть  личность
Лейшмана.
     Выскользнув из постели, я подошел к  окну  и  осторожно  выглянул  на
улицу.
     Ночь была теплой, и влажный ветерок  дул  со  стороны  ирригационного
канала, через который мы переехали вчера вечером. Ближайший уличный фонарь
находился на углу, значительно правее. Очень осторожно, при помощи мысли и
глаз, я принялся разыскивать своего противника. Вскоре я почувствовал, что
в тени парадной на противоположной стороне улицы кто-то прячется.
     Не убирая блока, я отошел от окна и, приблизившись к  кровати  Квика,
положил ему руку на плечо.
     Он даже не шелохнулся, только очень тихо спросил:
     - В чем дело?
     Я быстро блокировал его мысли тоже.
     - Какой-то телепат пытается нас сканировать. Я ему мешаю. Он прячется
в парадной на противоположной стороне улицы, справа.
     Квик молча сел на кровати, потянулся к брюкам  и  надел  их.  Засунув
ноги в туфли, встал и провел ладонью по волосам.
     - Продолжай блокировать его, - велел мне Квик, надевая рубашку  и  на
ходу застегивая пуговицы. - Закрой за мной дверь.
     - Пистолет так и остался у тебя под подушкой.
     - Там для него самое подходящее место.
     Я запер дверь и мысленно последовал за  Квиком,  накрыв  экраном  все
излучения его мозга. Я обнаружил,  что  мне  совсем  не  трудно  при  этом
одновременно блокировать свое сознание так, чтобы враг мог  читать  только
мои поверхностные мысли. Вернувшись в свою кровать, я забрался под одеяло.
     Шли минуты, и я вдруг сообразил, что человек  в  парадной  не  просто
наблюдает за нами. Он приступил к мягкому, но настойчивому  давлению  -  я
никогда не пытался делать это. Противник хотел взять меня под контроль.  Я
дал ему возможность просмотреть все мои поверхностные мысли, размышляя над
тем, не стоит ли нанести упреждающий удар.
     Однако, прежде чем  я  успел  принять  решение,  давление  исчезло  и
донесся шум возни. Я отбросил защитные  экраны  и  подбежал  к  окну.  Мне
удалось разглядеть лишь движение теней немного левее парадной,  в  которой
прятался наш противник. Я проник в разум Квика и окунулся в  стремительную
последовательность движений.
     ...Мы блокировали выпад ножа, а потом нанесли удар ребром ладони.  Мы
лягнули врага и приблизились к нему  для  нанесения  новой  серии  ударов.
Последовала короткая пауза, а потом четкий, рассчитанный последний удар...
     Я мгновенно разорвал контакт. Лежа в темноте, пытался успокоиться.
     Позднее, впустив Квика обратно, я спросил у него:
     - Что ты сделал с телом?
     - Сбросил в канал.
     - Разве необходимо было?..
     - Он не предоставил мне выбора.
     - А в противном случае?
     - Я всегда ненавидел гипотетические вопросы.
     Он подошел к своей постели и улегся. Я последовал его примеру.
     - Что тебе известно о том, куда мы направляемся и что нас там ждет? -
спросил я.
     - Абсолютно ничего. Лидия сказала, что это важно. Остальное  меня  не
касается.
     - Откуда ты ее знаешь?
     Квик закашлялся.
     - Наверное, ты уже успел выудить все нужные тебе  сведения  из  моего
сознания, - после паузы ответил он.
     - У меня нет привычки залезать в головы друзей.
     - Приятно слышать.
     - Ну, так как вы познакомились?
     - Лидия однажды спасла меня, когда я убегал от  полиции.  Подошла  ко
мне прямо на улице Омахи, назвала по имени  и  сказала,  что  мне  следует
пойти вместе с ней, если я хочу оказаться в безопасности. Так я и  сделал.
Она продержала меня у себя дома, а  потом  помогла  выбраться  из  города.
Раздобыла мне фальшивые документы и устроила на работу. Позднее я выполнял
некоторые ее поручения.
     - Какого рода поручения?
     - Ну, курьер, телохранитель и тому подобное.
     - Мне не совсем понятно, что ты имеешь в виду.
     - Вот и хорошо. Давай спать.
     - Она - один из членов вашей организации?
     Квик помолчал немного, а потом сказал:
     - Честно говоря, не знаю. Иногда я думаю, что да.  Но  уверенности  у
меня нет. Она, несомненно, нам сочувствует.
     - Понятно.
     - Сомневаюсь. Спокойной ночи.
     - Спокойной ночи.


     Утром мы отвратительно позавтракали и нашли транспорт, который  вывез
нас за город. Я произвел сканирование, но ни в чьих мыслях не фигурировало
тело, обнаруженное в канаве. Возможно, оно так там и лежит.  Может,  здесь
подобные события не вызывают у окружающих особого интереса.
     До  рудника  мы  добирались  больше  часа,  так  что,  когда  наконец
оказались на месте, было уже довольно жарко.  Тут  выяснилось,  что  часть
наших спутников приехала сюда на экскурсию, и мы с Квиком  подошли  к  ним
поближе, чтобы послушать рассказ экскурсовода.
     Вскоре он подвел нас к заброшенной открытой разработке, и все  дружно
двинулись по тропе, ведущей на противоположную сторону. Пока мы шли  вдоль
огороженной территории, экскурсовод объяснял, что когда-то здесь  добывали
уран, отсюда удалось вывезти более восьмисот тонн редкого  металла,  но  к
концу двадцатого столетия месторождение иссякло. Большая часть урана  ушла
во Францию.
     -  ...А  здесь,  -  говорил  экскурсовод,  опираясь  одной  рукой   о
заграждение, а другой указывая вперед, - очень  интересное  место.  Именно
тут в конце прошлого века шахтеры  неожиданно  наткнулись  на  удивительно
богатую жилу. В  ней  содержалось  около  десяти  процентов  урана  против
обычных 0,4 процента. Поражало также то, что изотоп урана-235, обязательно
имеющийся в естественном уране, здесь начисто отсутствовал. Это  открытие,
конечно, вызвало большой интерес - и в  результате  было  решено,  что  мы
имеем дело с природным ядерным реактором.
     Туристы возбужденно загомонили.  Я  подошел  поближе  к  заграждению,
чтобы рассмотреть это место как следует. Картина, представшая моим глазам,
была самой обычной - большой каменистый котлован, дно  которого  испещрено
трещинами.
     Все сходится. Наверное, в похожее место отправился галилеянин,  чтобы
подвергнуться искушению...  Неужели  нельзя  обойтись  без  иронии,  новый
Господь? Ты отобрал Землю  у  ее  хранителей,  чтобы  разбазарить  ее  без
всякого смысла... Ты утверждаешь, что  поведешь  их  в  иной  мир...  Тебя
больше не интересуют зеленое, коричневое, золотое,  поляны,  долины,  лишь
это сухое, жаркое место, наполненное песком, скалами... и дышащее смертью.
Что для тебя смерть? Врата...
     - ...Самопроизвольный процесс ядерного распада, продолжавшийся  более
миллиона лет, - рассказывал экскурсовод. - Мы до сих  пор  не  знаем,  что
послужило толчком к его началу. Ничего нам не  известно  и  о  том,  какое
генетическое влияние он мог  оказать  на  местные  формы  жизни.  Странные
мутации могли разбрестись по всему миру за миллионы лет, что прошли с  тех
пор, как реактор погас. Кто знает,  какие  растения  или  животные,  столь
распространенные сегодня, ведут свое начало  от  атомного  котла,  некогда
здесь тлевшего? Есть над чем поразмыслить. - Он замолчал и  усмехнулся.  -
Мир мог бы быть совсем иным, если бы не скалы в этом необычном котловане -
единственном природном реакторе, существовавшем когда-либо на Земле.
     - А разве человечество зародилось не в  Африке?  -  спросил  один  из
туристов.
     - Многие исследователи думают именно так, - ответил экскурсовод.
     - Значит, можно предположить, что именно здесь все и началось?
     Экскурсовод снова улыбнулся. Я видел в его разуме, что  ему  задавали
этот  вопрос  бессчетное  множество  раз.  Он  начал  отвечать,  тщательно
взвешивая слова.
     - Ну, никто, конечно, не может сказать ничего определенного.  Но  вот
что интересно...
     Я похлопал Квика по плечу.
     - У меня возникла одна мысль. Пошли.
     Он кивнул, и мы вернулись на транспортную площадку.
     - Интересно рассказывал, - поделился Квик. - Только вот никак не могу
понять, зачем она отправила нас сюда.
     - Ради меня, - ответил я ему. - Я ничего про это не слышал.
     - Правда? Мне казалось, всем известно...
     - С образованием у меня пока еще достаточно  напряженно.  Она  хотела
мне кое-что доказать.
     - Что?
     - Что опыт не был навязан  моей  психике  в  то  время,  когда  Лидия
являлась моим терапевтом, - и что история,  которую  она  мне  рассказала,
имеет под собой вполне доказуемую фактическую основу. Это на случай,  если
у меня возникнут вопросы. Ладно. Я ей верю. Проклятье!
     - Что-то мне кажется, я ничего не понял.
     - Не обращай внимания. Пожалуй, я разговаривал сам с собой.  Квик,  я
боюсь.
     - Чего?
     - Тот тип, сегодня ночью. У них есть агенты-люди.  Я  узнал  об  этом
совсем недавно. Мне следовало и самому догадаться.
     - У кого есть агенты-люди? О чем ты говоришь? Я за тобой не поспеваю,
приятель.
     - Она не говорила тебе о врагах?
     - Нет.
     - Лидия должна о них знать, раз она знакома с человеком,  которого  я
ищу. Да и вообще, ей столько всего известно...
     - Ну, значит, она не посчитала нужным посвятить меня в свои дела.
     - А я с ней не согласен. Мне необходимо с кем-нибудь поделиться.
     Я закончил свой рассказ уже после того, как мы вернулись в  город,  в
наш отель. Когда я замолчал, Квик покачал головой. Потом закурил.
     - В жизни не слышал такой дурацкой истории.
     - Не веришь?
     - Верю. Хотел бы не верить... Довольно-таки  неприятная,  я  бы  даже
сказал, страшная история. Только  я  никак  не  пойму,  что  ты-то  можешь
сделать в такой ситуации.
     - Честно говоря, я тоже этого не понимаю.
     - Давай сложим вещи и поедим чего-нибудь. Пора отправляться на поиски
аэродрома.
     Я кивнул.


     Ночь. Мы над Конго в маленьком вертолете: Квик, я и безымянный пилот.
Наша коробочка, подвешенная  в  темном  небе,  освещалась  только  тусклым
мерцанием приборного щитка и огоньком  сигареты  Квика.  Мы  летели  очень
низко. Я смотрел в ночное небо и общался  со  своими  другими  личностями.
Постепенно я начал понимать, что меня ждет впереди.
     - Там что-то есть, - сказал Квик.
     Он наклонил голову и  смотрел  куда-то  вправо.  Я  отстегнул  ремень
безопасности и чуть приподнялся, чтобы проследить за его взглядом.
     Примерно в шестнадцати или семнадцати  метрах,  немного  ниже  нашего
вертолета, появилась какая-то тень: похожая на птицу,  но  с  неподвижными
крыльями, около метра в  длину  и  полуметра  в  ширину.  Я  попытался  ее
сканировать, но ничего похожего на человеческое сознание не обнаружил.
     - Это не птица, - сказал Квик. - Смотри, какая  скорость  и  как  оно
парит.
     - Да, - согласился я с ним.
     Квик открыл окно пошире и  положил  на  него  левую  руку,  а  поверх
пристроил правую с пистолетом. Я постарался перекричать вой ветра:
     - Не думаю, что от этого будет какая-нибудь польза.
     - Пожалуй, стоит выяснить.
     Он выстрелил. Раздался едва слышный звон.
     ...Я вспомнил зверя, который пробирался между скалами, а  его  острые
рога пытались дотянуться до моего живота. Всего  в  нескольких  дюймах  от
меня зверь начал раскачиваться из  стороны  в  сторону,  продолжая  тяжело
ступать своими лопатовидными ногами, а его тело звенело, словно  громадный
колокол, каждый раз, когда он натыкался на  камни.  Я  почувствовал  запах
высохших водорослей...
     - Ему ничего не сделалось, - сказал Квик.
     Пилот что-то спросил, и Квик крикнул ему в ответ:
     - Поднимись повыше.
     Мы начали набирать высоту.
     - Бесполезно, - проворчал Квик через полминуты.
     - Квик, я думаю, нам не удастся от него избавиться, - сказал я,  -  к
тому же он пока не сделал нам ничего плохого.
     Квик кивнул и убрал пистолет. Закрыл окно.
     - Наблюдает, да?
     - Похоже.
     - Наш или чужой?
     - Чужой.
     - С чего ты взял?
     - Напомнил мне кое о чем - из далекого прошлого.
     - И мы не будем его трогать?
     - По-моему, у нас нет выбора.
     Квик вздохнул и снова закурил.
     Тварь следовала за нами всю ночь, все время, что мы летели над Конго.
Когда мы приземлились в первый раз  -  для  заправки  на  каком-то  совсем
примитивном   аэродроме,   которым    пользовались,    главным    образом,
контрабандисты - так думал наш пилот, - похожая на  птицу  штука  осталась
кружить в небе.
     Стоило нам взлететь, наш преследователь  снова  занял  наблюдательный
пост. Я ненадолго заснул,  а  когда  проснулся,  мы  уже  проносились  над
Угандой, небо впереди стало светлеть. Я не чувствовал себя отдохнувшим, но
больше уже спать не мог. Наш  спутник  по-прежнему  оставался  порождением
ночи, утренний свет, казалось, не имел к нему никакого  отношения.  Каждый
раз он терпеливо ждал, когда мы делали остановки для заправки топливом,  а
потом продолжал преследование, как только мы поднимались в воздух.
     Когда мы пролетали над  озером  Виктория,  окончательно  рассвело.  Я
решил  провести  разведку.  И  почувствовал  нечто.  Яркая,  ослепительная
вспышка возникла всего на одно короткое мгновение и тут же пропала. Я съел
бутерброд и выпил чая. Теперь мы летели над Кенией. "Интересно, -  подумал
я, - что это было... чего коснулся мой разум?" Неожиданно я  почувствовал,
что нервничаю. Куда мы несемся и что я должен буду сделать? Сам по себе  я
не мог представлять ни для кого никакого интереса -  кроме  телепатических
способностей, во мне не было ничего особенного. Хватит ли мне этого?  Или,
может, я должен противостоять тому, что поджидает  меня,  превратившись  в
одну из великих личностей, что побывали в моем разуме? Я с легкостью смогу
вновь до них добраться... Но я не имею ни малейшего представления  о  том,
кого из них следует выбрать.
     Я смотрел на проносящуюся внизу Землю - зеленую, коричневую,  желтую.
Квик тихонько посапывал в своем кресле. Заглянув в мысли пилота, я  узнал,
что наша следующая - и конечная - остановка будет на побережье Сомали.


     Соглядатай покинул нас и улетел на восток, когда  мы  приземлились  и
пилот заглушил двигатель. Меня немного знобило - по-видимому,  сказывались
усталость и напряжение. Ярко светило солнце, мы находились в самом  центре
небольшой,  совсем  недавно  расчищенной  площадки.  Неподалеку  виднелась
новенькая хижина. Цистерны с горючим и хижина были прикрыты маскировочными
сетями.  Механик  и  его   помощник   должны   были   вот-вот   выйти   на
импровизированное поле и заняться  вертолетом:  заправить  его  горючим  и
проверить, все ли в порядке. Наш пилот заговорил с ними на суахили.
     - Квик, я себя неважно чувствую, - сказал я.
     - Могу себе представить. Ты плохо выглядишь. Попить не хочешь?
     - Давай.
     Я думал, что он имел в виду воду, но он достал  из  одного  из  своих
многочисленных карманов флягу и протянул мне.
     Я сделал большой глоток бренди, закашлялся, поблагодарил его и вернул
флягу.
     - Ты знаешь, что мы должны делать дальше? - спросил меня Квик.
     Я знал. Напряжение, плохое самочувствие,  беспокойство,  любопытство,
все мои желания вдруг слились в одно болезненное стремление пойти именно в
ту сторону, где скрылись наши преследователи. Я снова ощутил  присутствие,
которого коснулся совсем недавно и которое тогда ускользнуло от меня, -  я
понял, что теперь должен сам идти вперед.
     Я повернул на восток и пошел в сторону  моря:  оно  промелькнуло  под
нами, когда мы заходили на посадку. Да, я все делаю правильно.  Напряжение
немного отпустило.
     Неожиданно рядом возник Квик,  который  попытался  схватить  меня  за
плечо.
     - Эй, приятель! Куда это ты собрался?
     - Туда, - ответил я ему, не обращая внимания на его руку. - Оставайся
здесь. Ты сделал свою работу.
     - Нечего болтать! Я твой телохранитель до  тех  пор,  пока  Лидия  не
скажет, что я свободен. - Он пошел рядом со мной. - Ну, что случилось?
     - Я знаю, куда должен идти.
     - Отлично. Мог бы и мне сказать.
     - Пожалуй, тебе не следует идти со мной.
     - Почему?
     - Ты можешь пострадать.
     -  Знаешь,  я  рискну.  Я  должен  убедиться,  что  ты   благополучно
доберешься... куда там тебе нужно.
     - Ладно. Но учти, тебя предупредили.
     Сквозь кустарник проходила узкая дорожка,  по  которой  мы  и  пошли.
Тропинка повернула направо, но мы не  последовали  за  ней.  Теперь  кусты
росли не  так  густо,  и  продвигаться  вперед  стало  совсем  не  трудно.
Некоторое время мы шли под уклон.
     - К воде? - спросил Квик.
     - Кажется, да.
     - Ты сказал, что я могу пострадать. Не  мог  бы  ты  уточнить,  какая
опасность нам угрожает?
     - Не мог бы. Потому что сам не знаю. Просто  чувствую  -  и  все.  На
самом деле им нужен только я.
     - Кому "им"?
     - Понятия не имею.
     Спуск стал более крутым. Меня лихорадило,  но  теперь  я  смотрел  на
себя, словно со  стороны.  Точно  мое  тело  превратилось  в  нечто  вроде
почтовой станции, приют самых разнообразных разумов, где и мое собственное
сознание -  всего  лишь  временный  посетитель,  готовый  в  любой  момент
освободить  территорию  для  того,  кто  прибудет  следом.   Я   продолжал
спускаться вниз, время от времени помогая себе руками в  тех  местах,  где
спуск был особенно трудным.
     - Деннис, мы должны немного передохнуть, - сказал Квик.
     - Нет, нужно идти вперед.
     - Ты уже задыхаешься и порезал руку. Сядь. Вот сюда! - Он показал  на
плоский камень.
     - Нет.
     Тогда он схватил меня за плечи и насильно усадил на камень, о котором
говорил.
     - Выпей немного воды. - Квик передал мне флягу.  -  А  теперь  покажи
руку.
     Я пил воду, а Квик перевязывал мне руку. Затем он закурил и  поправил
кобуру так, чтобы можно было быстро выхватить пистолет.
     - Вряд ли Лидия будет довольна, если  ты  доберешься  туда  в  плохом
состоянии.
     - Это не  имеет  никакого  значения,  Квик.  Меня  зовет  кто-то,  он
заставляет меня сожалеть о каждом потраченном  зря  мгновении  -  вот  как
сейчас. Устану я физически или нет, не важно. Их интересует мое сознание.
     - Нельзя недооценивать значение собственного тела, Деннис. Ты  можешь
выполнять самые разнообразные умственные упражнения -  но  сейчас  столько
болтают  о  психосоматике,  что  иногда  мне  кажется:  они   забывают   о
взаимосвязи всех процессов. Если ты хочешь, чтобы твой разум  находился  в
хорошей форме для того испытания, что тебя ждет, следует подумать  немного
и о физиологии.
     - Знаешь, в данный момент я просто не в состоянии рассуждать подобным
образом.
     - В таком случае я сделал правильно, что пошел с тобой.
     Мы отдыхали еще несколько минут.
     А потом Квик погасил сигарету и кивнул мне. Тогда я поднялся на  ноги
и стал спускаться вниз по склону. Решил ни о чем не думать.
     Я больше ничего не чувствовал и уже  не  доверял  своему  интеллекту.
Просто сосредоточился на  движении  в  том  направлении,  откуда  до  меня
доносился  призыв,  с  каждым  новым   шагом   становившийся   все   более
настойчивым. Я понял, что больше не могу принимать никаких самостоятельных
решений, а должен просто выполнять то, что мне велят.  Либо  это  ощущение
привнесено  в  мое  сознание  давным-давно  Лидией,  либо  оно   оказалось
единственно возможной реакцией организма,  страстно  желающего  выжить,  -
этого я не узнаю никогда.


     Человек спешит на  поляну,  по  которой  совсем  недавно  прошла  его
спутники. В самом центре поляны небольшое скопление скал...
     Он выходит на открытое место и направляется к скалам. Услышав раскаты
грома у  себя  за  спиной,  он  понимает,  что  вряд  ли  успеет  сбросить
что-нибудь на голову своего преследователя.
     Он несется к крошечному углублению  в  скале,  забирается  внутрь  и,
сжавшись, поворачивается.


     - Мы вышли на ровное место, но заросли стали  более  густыми.  Однако
мне удалось отыскать тропинку, и мы  двинулись  по  ней  вперед.  Примерно
минут через двадцать листва поредела, а дорожка повела нас  куда-то  вниз.
Довольно быстро тропинка  затерялась  среди  низкого  кустарника  и  сухой
травы. Но я знал, куда нужно идти - лучше, чем  прежде,  потому  что  сила
призыва продолжала нарастать. Я повернул направо,  туда,  где  почва  была
песчаной.
     Наконец мы подошли к холму и взобрались на  него.  Теперь  мы  видели
море - в двух милях от нас - зеленое, искрящееся в солнечных лучах.
     Древние. Море и эта земля.
     Я на мгновение остановился, потому что  впервые  подумал  о  времени.
Наверное, причиной был мой возраст: я прожил  на  свете  еще  недостаточно
долго,  чтобы  иметь  собственную  историю;  поэтому  я  и  не  предавался
размышлениям о  природе  времени  применительно  к  себе  самому.  Что  же
касается тех, других жизней, к которым я прикоснулся, находясь на Луне, то
время, разделявшее  нас,  не  имело  для  меня  принципиального  значения,
поскольку я мог дотянуться до них так же, как если бы они сидели  в  одной
со мной комнате. Но сейчас... вода и  скалы  по-новому  рассказали  мне  о
геологической хронологии, совсем не так, как это представлялось  на  Луне.
Там я видел весь мир, ослепительно яркий и прекрасный. Я находился слишком
далеко от него, да и  мои  тогдашние  ощущения  были  такими  новыми...  Я
смотрел на Землю скорее как  на  небесный  артефакт,  выполненный  чьей-то
искусной рукой и существующий лишь в настоящем  времени.  А  сама  Луна...
неподвижная, лишенная воздуха... место, где  остановилось  время,  где  не
действует ни один закон...
     Так что  представшая  моим  глазам  картина  заставила  меня  впервые
самостоятельно задуматься о древности  нашего  мира,  о  его...  жизни.  О
вмешательстве в  жизненные  процессы  Земли.  Неожиданно,  глядя  на  игру
светотени на воде в этом отдаленном древнем уголке Африки,  я  понял,  что
меня толкает вперед не просто какая-то сила, с которой я  не  в  состоянии
справиться. Даже не чувство долга,  хотя  оно,  конечно,  переполняло  мою
душу. Я ощутил непреодолимое желание сделать что-нибудь,  чтобы  сохранить
древние  воды  и  земли   моего   мира,   противостоять   запланированному
загрязнению, которое губит его вот уже многие века -  может  быть,  с  тех
пор, как в Моанде начал действовать погасший со временем ядерный  реактор.
А еще я  понял,  что,  возможно,  именно  ему  обязан  своими  выдающимися
телепатическими способностями. И все же я должен стать больше  чем  просто
заводной игрушкой. Как и все мы, иначе жизнь потеряет  смысл.  Смуглолицый
человек сказал Ван Дайну, что ответ на то, что сотворили  люди,  ответ,  к
которому больше никто не относится всерьез, - телеологический  -  является
единственно правильным. Нам навязали  царство  идей  детерминизма.  Только
разрушив его, мы сможем спасти наш дом, наши жизни...
     Теперь то, что я должен был сделать, стало и моим желанием тоже.
     "Но скажи мне... А что-нибудь когда-нибудь предпринималось?"
     Не сводя глаз с моря, я бросился вниз по склону холма. Серовато-бурый
берег был усеян мелкими и крупными  камнями,  украшенными  клочьями  белой
пены. Ветер доносил соленый морской воздух. Внизу, слева от меня,  в  море
уходила тонкая, похожая на вытянутый палец, полоска суши. Я не видел,  что
лежало за ней.
     Минут через пятнадцать мы уже шагали  по  песку  и  мелким  камешкам,
стараясь обойти эту полоску  земли.  Я  слышал  крики  птиц,  плеск  волн,
чувствовал холодный, порывистый ветер на своем лице...
     "Ветер продолжает дуть, мир продолжает жить, как если бы  меня  вовсе
не было на свете..."
     Сила, толкавшая меня вперед, стала теперь различимой - я почувствовал
присутствие смуглого человека, который стоял, повернувшись лицом  к  морю,
еще до того как мы обогнули скалы и увидели его.
     Он знал о том, что я пришел, хотя даже не взглянул в мою  сторону.  Я
понял это, заглянув в его сознание. Однако его внимание было  приковано  к
тому, что пряталось глубоко под водой, на востоке.
     Квик остановился и положил руку на рукоять пистолета.
     - Кто это?
     - Смуглолицый, - ответил я Квику,  -  тот,  что  разговаривал  с  Ван
Дайном. Древний враг наших древних врагов. Это ему вспороли живот.
     Человек повернулся и посмотрел на  нас.  Он  был  среднего  роста,  в
шортах и  не  зашнурованных  теннисных  тапочках.  На  шее  у  него  висел
медальон. Опирался смуглолицый на копье  с  наконечником  из  потемневшего
металла. Вдруг я почувствовал, что наступило мгновение, когда его внимание
сосредоточилось на мне.
     "Деннис Гиз. Вот место и время. Все готово. А ты готов?"
     "Да. Но я не понимаю".
     Хотя нас разделяло метров десять, я разглядел, что он  улыбнулся.  Мы
оба стояли, не шевелясь, не стараясь приблизиться друг к другу.
     "...То, что увидел Ван Дайн, когда посмотрел на  Восточную  Реку,  на
затихший город..."
     "Я видел. Я помню. Не это мне не понятно".
     Квик заглянул мне в глаза.
     - Что происходит? - спросил он.
     Я поднял руку.
     Квик кивнул.
     - Я его слышу, - выдохнул он.
     "Они живут там, - смуглый человек  махнул  копьем,  -  под  водой.  Я
прихожу сюда время от времени, чтобы поговорить с ними. Как  и  обычно,  я
пытался сказать, что их план терпит поражение,  что  человечество  гораздо
изощреннее, чем они думают, что люди менее подвержены их влиянию, чем  они
полагают,  что  были  предприняты  серьезные  попытки   противостоять   их
замыслам, что человечество учится на своих собственных ошибках, что пришло
время отказаться от Земли и покинуть ее".
     "Они отвечают?"
     "Да. Они утверждают обратное".
     "Как можно их убедить?"
     "Примером".
     "Что я должен делать?"
     "Пойти к ним и позволить им обследовать тебя".
     "Как это поможет тебе? Что я могу им показать?"
     Я задал вопрос, но я знал. Словно именно этот смуглый  незнакомец,  а
вовсе не Лидия, помог мне справиться с болезнью, словно  он  обращался  со
мной так же, как наш враг обращался со всем человечеством, - вылепил меня,
переделал  всю  мою  жизнь:  болезнь,  выздоровление,  яркие   впечатления
пережитого мной опыта: он манипулировал  мной,  чтобы  существо,  подобное
мне, оказалось именно в этом  месте  и  именно  в  это  время  и  он  смог
предоставить меня врагу, который получал возможность исследовать меня так,
как он того пожелает; смуглый  человек  надеялся  продемонстрировать,  что
человечество  изменилось,   перестало   соответствовать   их   изначальным
установкам и что - так подсказывал мне мой исторический опыт - прошлое  не
потеряно для нас, это не сожженный и превращенный в пепел мост, а открытая
дверь: мы можем исследовать нашу историю, учиться  на  ее  примерах;  даже
если меня уничтожат, такие, как я, появятся снова.  Он  предложит  меня  в
качестве символа, примера, доказывающего, что человеческая раса учится  на
своих ошибках.
     "Вы дали Ван Дайну право выбора", - сказал я ему.
     "Я уже знаю твой ответ".
     Я опустил голову.
     "Значит, и тогда игра была нечестной".
     "У нас не было другого пути. Да и сейчас нет".
     Я посмотрел на воду, на небо, а потом на берег. Может быть, я вижу их
в последний раз.
     "Где они?" - спросил я наконец.
     "Я позову их".
     Смуглый человек отвернулся и посмотрел на воду.
     - Ну а теперь что? - спросил Квик. - Что он делает?
     - Призывает судей.
     Квик положил руку на пистолет.
     - Не нравится мне, как это звучит.
     - Мы не вправе уклониться.
     - Хорошо. В таком случае, если они попытаются причинить тебе вред,  я
тоже сделаю то, что должен.
     - Не вмешивайся. Ты же знаешь, что поставлено на кон.
     Он ничего не сказал, только отвернулся от меня и уставился на воду.
     Над поверхностью моря появилась зеркальная сфера. Я смотрел на нее  -
она приближалась. Я не смог оценить ни размеров сферы,  ни  расстояния  до
нее. Попытавшись мысленно заглянуть  внутрь,  я  почувствовал  там  чье-то
живое присутствие, но понять их образ мышления мне не удалось. Они поняли,
что я их изучаю, однако идти на контакт не захотели.
     Сфера катилась по воде - огромная, круглая и  блестящая.  Примерно  в
сорока метрах от берега она натолкнулась на песчаную отмель  или  какое-то
другое препятствие и там остановилась.
     Все происходило бесшумно, только кричали птицы, свистел ветер,  а  на
берег с тихим шорохом набегали волны. У меня на глазах та  сторона  сферы,
что была направлена к берегу, медленно и бесшумно  открылась,  и  на  воду
опустились сходни.
     "Они прибыли. Теперь дело за тобой".
     Я облизнул губы, почувствовал соль, кивнул. Сделал шаг  вперед.  Квик
встал рядом со мной.
     "Нет", - сказал смуглолицый, и  Квик  замер  на  месте,  напомнив  об
аудитории, которую мы... я видел на собрании Генеральной Ассамблеи, в  тот
день, давным-давно, вчера.
     Я пошел вперед. Приблизился к смуглому человеку, двинулся дальше. Его
лицо ничего не выражало - так же как и мое.  Когда  я  проходил  мимо,  он
коснулся рукой моего плеча. И больше ничего.
     Остановившись на границе волн, набегавших на  берег,  я  подумал  про
неподвижного Квика. Все правильно, иначе было нельзя. Он  выстрелил  бы  в
любого, кто попытался бы ко мне прикоснуться. Мы бы оценили по достоинству
его геройство. Все так просто... Мы...
     Я больше не был один. Вероятно, сам того не желая, я послал сигнал  и
снова объединил в себе всех тех, кто уже однажды побывал в моем  сознании.
Ко мне присоединился Родерик Лейшман: казалось,  стоит  повернуться,  и  я
увижу, как он идет за мной следом.
     Я не стал поворачиваться, просто пошел вперед, не отрывая взгляда  от
сферы - блестящего шара, о который разбивались  волны,  посылая  в  разные
стороны целые водопады брызг, а парящие в небе птицы  причудливыми  тенями
метались по ее зеркальной поверхности.
     Птицы...  Полет...  Я  смотрел  на  них,  точно   через   стробоскоп:
мельчайшие детали каждого движения отпечатывались в моем сознании,  я  был
готов в любой момент перенести увиденное на лист бумаги.
     ...Словно Леонардо да Винчи встал рядом с Лейшманом у меня за спиной.
     Мы видели, как волны оставляют следы на мягком  песке...  как  в  тот
день,  тогда,  возле  Сиракуз,  где  мы  почти  открыли   дифференциальное
исчисление, много веков назад.
     К да Винчи и Лейшману присоединился Архимед - мы собрались  вместе  в
этом древнем закутке нашей планеты, где земля еще  девственно  чиста,  где
пульсируют чистые элементы. О Боги, человек может жить в гармонии с  вашим
наследием... Юлиан Отступник [римский император с 361  по  363  год  нашей
эры; став императором, объявил  себя  сторонником  языческой  религии;  от
христианской церкви  получил  прозвище  Отступник],  последний  из  старых
защитников, встал рядом с нами, а за ним, спотыкаясь,  заковылял  Жан  Жак
Руссо.
     И  когда  я,  точно  полководец,  вел  свою  армию  вперед,   к   ней
присоединялись другие, и я мысленно заглянул через мост, который  перестал
быть мостом из пепла, касаясь  одного,  второго,  третьего,  дюжин  людей,
каждым из них я был когда-то, наполняя  свое  сознание  присутствием  всех
тех, кто потерпел поражение во имя человека: грандиозные неудачи и  совсем
небольшие, сломанные судьбы  гениев,  таланты,  уничтоженные  при  взлете,
недоучившиеся самоучки - я тонул среди этих людей, но я был одним из  них:
щитком на панели управления, контактом, стрелочником. Вот стоит  Леонардо;
вот Кондорсе...
     Ступив в полосу прибоя и приближаясь к спущенным  сходням,  я  сделал
последний шаг назад, чтобы превратиться в умирающего  Бога-вождя,  который
воскреснет сладко благоуханной весной,  -  того,  чьи  сыновья  и  сыновья
сыновей охотилась на этой земле еще до того, как родились эти  горы,  тот,
кто говорил с могучими силами, заключенными  в  глубинах  моря,  тот,  кто
призвал их сюда, тот, кто стоял сейчас на песке с поднятым копьем.
     Я был смуглолицым, который носил все эти имена.
     Поднимаясь вверх по сходням, словно в замедленной съемке, мы вошли  в
сумрачные коридоры судна, которые лишили нас зрения. Но мы чувствовали  их
присутствие, холодное и могущественное, изучающее человека...
     "Иди. Сюда".
     И они повели нас. Мы ощущали их. Мы по-прежнему ничего не видели.
     Медленно, под безжалостным  взглядом  наших  создателей,  мы  шли  по
кораблю - против часовой стрелки...
     Время  перестало  для  нас  существовать.  Мы  проходили  развернутым
строем. Все те, кого они, как им казалось, уничтожили.  Мы  вернулись.  Мы
предстали во мраке перед нашими судьями.
     А потом возник свет - далеко впереди. Мы колебались.
     "Продолжай идти, человек".
     Мы пошли к свету. А подойдя  ближе,  заметили,  что  оказались  перед
проходом, похожим на тот, через который  мы  сюда  вошли.  Только...  день
подходил к концу, а солнце опускалось за скалистую горную гряду на западе.
Я остановился.
     "Продолжай идти, человек".
     "И это все, что вы можете мне  сказать?  После  стольких  лет?  После
всего, что было сделано?"
     "Прощай".
     Я обнаружил,  что  продолжаю  идти,  спускаюсь  в  воду  со  сходней,
направляюсь к берегу. Я не оглядывался, пока не выбрался на  сухое  место.
Тогда я повернулся, но корабль уже исчез.
     Тут только я заметил, что меня трясет. Я направился туда, где все еще
стоял смуглый человек. Пока я шел к нему, мои спутники покинули меня. Квик
лежал на песке и, кажется,  спал.  Когда  я  поравнялся  с  ним,  он  сел,
потянулся и зевнул.
     - Пора уходить, - сказал  смуглолицый.  -  Всходит  луна.  Начинается
прилив.
     Квик и я последовали  за  ним  вдоль  кромки  воды,  а  затем  начали
подниматься вверх. Он сдвинул камень и, пошарив под  ним  копьем,  вытащил
сумку с припасами. Начал разводить костер.
     - А что дальше? - спросил Квик.
     - Поешьте со мной и подождите немного, - ответил смуглолицый.
     Так мы и сделали. Солнце село, на небе появились звезды.  Тепло  огня
защищало нас от порывов холодного  ветра.  Свет  тяжелой  луны  посеребрил
воду. Спустилась ночь, а мы все ждали и ждали. Вдруг Квик вскочил на  ноги
и показал в сторону океана.
     Луна, переместившаяся в западную  часть  неба,  осветила  поверхности
бледным огнем.
     Они, словно пузыри, поднимались из моря и взлетали в воздух,  исчезая
в ночном небе. Я наблюдал, быстро сбившись со счета, как они появлялись из
воды,  поднимались  вверх,  исчезали,   появлялись,   поднимались   вверх,
исчезали,  точно  жемчужины,  нанизанные  на  нитку,  устремлялись  они  к
звездам.
     - Они уходят! - воскликнул Квик.
     - Да! - ответил наш спутник.
     - Они попытаются проделать то же  самое  где-нибудь  еще?  -  спросил
Квик.
     - Конечно.
     - Но мы победили? Земля снова принадлежит нам?
     - Похоже, что так, винить за последствия некого, кроме самих себя.
     Мы наблюдали за этой необычной картиной еще около часа, а потом  небо
опустело. Смуглый человек улыбался в свете костра...
     Вдруг выражение его лица изменилось,  и  он  схватился  за  медальон,
висевший у него на груди.
     Мгновенно вскочил на ноги.
     - Что случилось? - спросил Квик.
     - Уходите отсюда! Быстро! - крикнул он.
     А потом бросился туда, где торчало из песка его копье.
     И тогда я услышал, как глухой, ухающий звук прокатился  над  волнами,
стал громче, превратился в свист, быстро перешедший  порог  слышимости.  Я
был напуган, не мог пошевелиться от сжавшего мое сердце страха.
     Попытался войти в мысленный контакт, но столкнулся с пустотой.
     - Уходите! Скорее! - крикнул смуглолицый. - Торопитесь!
     Мы снова услышали этот странный звук, уже гораздо  ближе  -  из  воды
выбралось какое-то темное  существо  и  двинулось  по  широкому  песчаному
берегу в нашу сторону.  Квик  заставил  меня  подняться  на  ноги  и  стал
подталкивать в сторону холмов. Спотыкаясь, я бросился бежать.
     Наш спутник тоже отступал. Оглянувшись назад, я заметил,  как  лунный
свет коснулся движущейся тени. Существо было длинным и  большим,  покрытым
чешуей. Мы карабкались вверх по скалам, а у нас за  спиной  звучал  жуткий
боевой клич. Чудовище приближалось с невероятной скоростью, и,  когда  оно
замолкало, я слышал, как с металлическим звоном отлетают в сторону  камни.
Довольно скоро я почувствовал, что земля задрожала.
     Мы продолжали взбираться вверх по скалам. Наши древние враги покинули
Землю, но они готовились нанести последний  удар  тому,  кто  заставил  их
отступить. Я увидел это в сознании смуглого человека.
     Наконец мы добрались до того места,  где  росли  низкий  кустарник  и
трава. Я  надеялся,  что  горный  склон  замедлит  продвижение  неуклюжего
чудовища. Однако оно взвыло еще оглушительнее, а земля опять  содрогнулась
у нас под ногами. Оглянувшись, я увидел в  лунном  свете  большую  рогатую
голову и  неестественно  кривые,  растопыренные  в  разные  стороны  ноги,
вгрызающиеся в землю и  отбрасывающие  со  своего  пути  все  препятствия.
Чудовище почти поравнялось с нами.
     Смуглолицый повернулся и побежал в противоположную  от  нас  сторону.
Мерзкая тварь последовала за ним, выворачивая с корнями  деревья,  сдвигая
огромные валуны. Квик бросился вслед за ним, я услышал выстрелы:  пули  со
звоном отскакивали от чешуи.
     Смуглый человек повернулся к чудовищу, выставив  вперед  свое  копье.
Зверь налетел на него, и раздался громкий скрежет. Вся сцена на  мгновение
застыла  в  лунном  свете,  точно  какая-то  уродливая  статуя:   чудовище
остановилось, копье вошло в тело  врага  где-то  под  головой,  а  смуглый
человек пытался удержать его.
     Но вот голова дернулась, и рог вошел в тело человека, отбросив его  в
сторону. В этот момент чудовище взвыло еще раз - Квик ударил его по голове
громадным камнем, - опустилось на землю и застыло. Мы никогда не узнаем  -
Квик прикончил его, или удар копья оказался смертельным.
     Я бросился к смуглому человеку, а несколько мгновений спустя  ко  мне
присоединился задыхающийся Квик. Наш спутник  был  без  сознания,  но  еще
дышал. Его бок был очень влажным.
     - О Господи! - воскликнул Квик и, сорвав с себя рубашку, свернул ее и
приложил к ране. - Так я и думал! Поблизости нет ни одной больницы...
     - Оставьте его. Уходите. Возвращайтесь к своему вертолету.  И  никому
не рассказывайте про это, - услышал я голос, который мне не сразу  удалось
узнать.
     Повернувшись, я увидел спускающуюся по склону Лидию.
     - Ты сделал свою работу, - сказала  она.  -  Отвези  мальчика  домой,
Квик.
     - Лидия, - воскликнул Квик, - мы не можем вот так взять и уйти!
     - Вам больше нечего здесь делать. Уходите!
     Я заглянул в  сознание  смуглого  человека  -  он  был  жив,  но  ему
оставалось совсем немного.
     - Лидия...
     - Немедленно!
     Она  показала  рукой  на  склон,  и  какая-то   сила   вынудила   нас
повиноваться.
     - Идем, парень, - вздохнул Квик. - Не надо ничего говорить.
     Я пошел за ним. Он  был  прав:  мне  нечего  было  сказать.  Я  хотел
оглянуться, но не смог.
     Через некоторое время, когда мы поднялись вверх по склону и проходили
сквозь заросли кустарника, мимо деревьев, до нас донеслось далекое  пение.
Я не различал слов, да и вряд ли понял бы их, поэтому я стал  слушать  при
помощи своего сознания.
     "...Деревья и горы, реки и  долины,  как  такое  могло  случиться?  -
казалось, услышал я. - Рвите на себе одежду, спрячьтесь,  пролейте  слезы,
рыдайте..."
     Я... я споткнулся. Мне показалось,  что  я  лежу  на  земле,  положив
голову ей на колени, а из моего тела продолжает вытекать кровь.
     А потом песня исчезла где-то за деревьями.
     Мы быстро шли вперед, сквозь светлеющую ночь.

Популярность: 31, Last-modified: Wed, 21 Oct 1998 17:34:55 GMT