--------------------
("The Shroudling and the Guisel", 1994)
Роджер Желязны. Сокрытая и гизель.
=======================================
Перевод - Кайл Иторр
itorr@iname.com, jerreth_gulf@yahoo.com
     (c) Roger Zelazny, 1994
     (c) Kail Itorr, перевод с английского, март 1999 г.
--------------------



     Этот  рассказ  описывает историю Мерлина, сына  Корвина, начиная с того
момента,  где я оставил его в конце "Принца Хаоса",  десятой и  самой  новой
книги из серии "Амбер".  Будучи принцем Амбера по отцовской  линии и принцем
Хаоса -- по материнской, Мерлин имеет массу проблем,  отнюдь не последней из
которых является вопрос  наследования  ныне вакантного  Трона  Хаоса, места,
которое  он  не  готов  занять.  Он  думал,  что  огражден  от  этой  участи
находящимися впереди него многими претендентами, но, к сожалению, они начали
чрезвычайно  быстро  умирать,  в основном  --  не естественным  образом.  Он
подозревал, что к этому приложили руку Дара, его мать, и Мандор, его сводный
брат. Встретившись одновременно с  обоими в магическом поединке,  Мерлин дал
им  шанс  изменить свое мнение относительно  возможности контролировать его,
сидящего на Троне. Время покажет, что из этого выйдет. Сейчас же он удалился
в один из домов Мандора, предназначенный для  гостей, в надежде как  следует
отоспаться...


  ------------------------------------------------------------------
     Я очнулся в темной комнате, занимаясь любовью  с девушкой и  напрочь не
помня, как очутился с ней в постели. Жизнь может быть странной. Но порою  --
и приятной. Я  не имел никакого желания разрушать  эту идиллию, и  продолжал
делать то, что  должен, равно как и она,  пока не остались лишь равновесие и
покой.
     Жест  моей левой  руки зажег  над  нами  небольшой  огонек.  У нее были
длинные черные волосы и зеленые глаза, высокие скулы и  широкие брови. Когда
свет стал ярче, она засмеялась, обнажив клыки вампира. Рот ее не был окрашен
кровью, однако мне тут же захотелось ощупать горло в поисках следов укусов.
     -- Много времени прошло, Мерлин, -- сказала она мягко.
     -- Мадам, у вас передо мной преимущество, -- ответил я.
     --  Вряд ли, --  она  засмеялась снова  и придвинулась  ко мне с  такой
грацией, что я вынужден был провести все дело с самого начала.
     -- Несправедливо, --  сказал я, заглядывая в морскую глубину этих глаз,
касаясь бледного  лица.  Что-то  ужасно знакомое  было  в них,  но я  не мог
понять, что.
     -- Думай, -- прошептала она, -- я желала бы, чтобы обо мне помнили.
     -- Я... Рханда? -- спросил я.
     -- Твоя первая любовь, как  ты был  моей,  -- улыбнулась она. -- Там, в
мавзолее. Детские игры, не более. Но это было чудесно, верно?
     -- Было и есть, -- ответил я, коснувшись ее волос. -- Нет, я никогда не
забывал о  тебе. Правда, я и не ожидал увидеть тебя вновь -- после того, как
нашел ту записку,  где  говорилось, что твои родители больше не позволят нам
играть... потому что думают, что я -- вампир.
     --  Так  оно  и  выглядело, мой принц  Хаоса и  Амбера.  Твои странные,
непонятные силы и твоя магия...
     Я посмотрел на ее клыки, подобные извлеченным из ножен клинкам.
     -- Странная причина для семейства вампиров.
     --  Вампиров?  Мы не  вампиры,  --  возразила она. --  Мы  --  одни  из
последних Сокрытых.  Осталось только  пять семейств, подобных  нам, во  всех
тайных образах всех Теней, от Амбера до Хаоса.
     Я  прижался  к  ней  чуть плотнее, позволив  этому  странному  рассказу
скользнуть в мое создание. Немного позже я сказал:
     -- Жаль, но я понятия не имею, кто такие Сокрытые.
     -- Я была бы очень удивлена,  не будь это так. Мы  всегда были скрытным
народом.
     Сквозь ее приоткрытые губы в призрачном свете моего  огонька я  увидел,
как  кинжалообразные   клыки  медленно   уменьшаются,   постепенно  принимая
нормальную форму.
     -- Они появляются, когда меня охватывает страсть или голод, -- пояснила
Рханда.
     -- Так вы используете их так же, как вампиры?
     -- Или упыри, -- сказала она. -- Их плоть даже лучше, чем их кровь.
     -- "Их"? -- переспросил я.
     -- Тех, кого мы берем.
     -- И кто они такие?
     --  Те, без  кого  мир может стать лучше. Большинство  из них  попросту
исчезает.  Некоторые  остаются...  точнее, отдельные части их  -- в качестве
шутки.
     Я покачал головой.
     -- Сокрытая, я не понимаю.
     -- Мы приходим  когда и  куда только  пожелаем. Мы незримы, но обладаем
гордостью.  Мы  живем   по  кодексу  чести,  который  находится  вне  вашего
понимания.  Даже  те, кто  подозревают  о  нашем существовании, не имеют  ни
малейшего представления о том, как нас можно найти.
     -- И все же ты рассказываешь об этом мне.
     -- Я  наблюдала  за тобой долгое  время. Ты не предал бы нас.  Ты  тоже
живешь согласно кодексу.
     -- Ты наблюдала за мной долгое время? Как?
     Но  мы были слишком близко друг к другу, и это привело  к закономерному
завершению. Однако  я не оставил этого так, и когда мы уже лежали бок о бок,
я повторил свой вопрос. Впрочем, к тому времени она уже была к нему готова.
     --  Я  -- мимолетная  тень  в  твоем  зеркале,  --  сказала она.  --  Я
выглядываю   оттуда,  оставаясь  невидимой.  Каждый   из   нас   имеет  свои
привязанности,  любовь  моя  --  домашнее животное,  любимое  место,  просто
хобби... Моей привязанностью всегда был ты.
     -- Почему же ты сейчас пришла  ко мне, Рханда? -- спросил  я. --  После
стольких-то лет?
     Ее взгляд стал отрешенным.
     --  Возможно,  ты  скоро умрешь, -- сказала  она минуту спустя, --  а я
хотела вспомнить наши счастливые дни в Диком Лесу.
     -- Скоро умру? Я  живу в опасности и не могу отрицать этого. Я чересчур
близок к Трону.  Но у меня есть сильные защитники, да  и сам я  сильнее, чем
можно подумать.
     --  Я ведь сказала, что наблюдала за тобой, -- проговорила она, -- и не
подвергаю   сомнению  твои   способности.   Я  видела,   как  ты  творишь  и
контролируешь заклинания: кое-какие я даже не смогла понять.
     -- Ты колдунья?
     Она покачала головой.
     -- Мое знание этих вопросов, хотя и обширное, чисто  академическое. Моя
мощь лежит в другой области.
     -- В какой? -- поинтересовался я.
     Она указала  на стену. Я внимательно изучил ее поверхность и,  наконец,
сказал:
     -- Не понимаю.
     Она кивнула на мой призрачный огонек.
     -- Ты мог бы его переместить?
     Так я и сделал.
     -- Помести его рядом с твоим зеркалом.
     Я проделал и  это.  Зеркало  было очень темным,  однако таким  было все
здесь,  в гостевом доме Мандора, где я  проводил ночь после нашего недавнего
совещания.
     Я встал и пересек комнату.  Зеркало было  абсолютно  черно.  Ни  одного
отражения окружающих предметов.
     -- Особенное? -- спросил я.
     --  Нет, -- сказала она. -- Я закрыла его сразу после того, как пришла.
И все зеркала в доме -- тоже.
     -- Ты пришла через зеркало?
     -- Да. Я живу в Зазеркалье.
     -- И твоя семья? И те четыре других семейства, что ты упомянула?
     -- Мы все создали свои дома вне границ отражения.
     -- И оттуда вы путешествуете с места на место?
     -- Именно.
     -- Очевидно, чтобы наблюдать за своими любимцами. И людьми, которые вам
не нравятся.
     -- И это тоже.
     -- Ты чудовище, Рханда, --  я присел на край кровати и взял ее за руку.
-- И я рад увидеть тебя  снова. Я хотел бы, чтобы ты скоро  снова  пришла ко
мне.
     -- Я приду, -- сказала она, -- используя особые сонные чары.
     -- А может, разбудишь меня?
     Она вздохнула.
     -- Я  хотела бы  остаться  с тобой или принять тебя  в  своем доме.  Но
сейчас, на этом этапе своей жизни ты -- ходячая опасность.
     -- Это вполне возможно, -- согласился я.  -- Но...  тогда тем  более не
ясно, почему ты сейчас здесь.
     -- Опасность распространилась. Теперь это сближает нас.
     -- Я вообще-то полагал, что в последнее  время опасность для моей жизни
немного  отступила,  --  заметил  я.  -- Я пресек  попытки  Дары  и  Мандора
контролировать меня, и вроде бы достиг взаимопонимания.
     -- Но они все равно плетут интриги.
     Я пожал плечами.
     -- Такова их натура. Но они знают, что я это знаю, и знают, что я и сам
такой.  Им известно, что я отныне способен дать им отпор. Мой  братец Юрт...
мы, кажется, достигли согласия. И Джулия... мы могли бы...
     Она засмеялась.
     --  Джулия  уже  использовала  ваше "согласие",  пытаясь повернуть Юрта
против тебя.  Я наблюдала. Я  знаю. Она подогревает его  ревность намеками о
том, что все  еще думает о тебе больше,  чем о нем.  Чего  она действительно
хочет, так это убрать тебя вместе с семью другими претендентами на Трон -- и
прочими, кто посмеет вмешаться. И тогда она станет королевой Хаоса.
     -- Она не ровня Даре, -- сказал я.
     -- Одолев  Ясру, она  о себе теперь очень  высокого мнения. Этого бы не
произошло, не  окажись  Ясра  слишком  ленивой и  не поддайся на  трюк --  а
победила она именно с помощью трюка, не мощью. Джулия скорее верит в то, что
она много сильнее, чем на самом  деле. И в этом ее слабость. Она пошла бы на
союз с тобой,  чтобы обезоружить  тебя  -- так же, как  она повернула твоего
брата против тебя в очередной раз.
     --  Благодарю   за  предупреждение  --   хотя   имеется   только  шесть
претендентов на Трон, помимо меня. Я был первым, но полдюжины других недавно
предъявили свои претензии. Ты сказала -- семь. Есть кто-то, о ком я не знаю?
     --  Есть один, Тайный, --  ответила она.  -- Я не могу назвать тебе его
имени,  поскольку не знаю, но знаю,  что  ты видел его  в бассейне у Сухэ. Я
знаю  оба  его  обличья, человеческое  и  для  Хаоса. Мне известно, что даже
Мандор  видит  в нем  достойного  противника, когда дело доходит  до интриг.
Впрочем,  как полагаю, Мандор -- главная  причина, из-за которой он удрал из
Хаоса в наше королевство. Он боится Мандора.
     -- Он обитает в Зазеркалье?
     -- Да,  хотя  он еще  не знает о нашем существование там. Он  обнаружил
вход в результате невероятного совпадения,  но  думает,  что  просто  сделал
изумительное открытие  --  нашел секретный способ передвигаться  практически
куда  угодно  и  видеть  все что  угодно, оставаясь  невидимым. Нам  удалось
избежать  его внимания, используя окольные  пути, которые  он не в состоянии
обнаружить. Однако это определенно делает его грозным соперником в борьбе за
Трон.
     -- Если он может  подсматривать -- или даже подслушивать -- через любое
зеркало, не рискуя быть обнаруженным, если он  способен выйти  оттуда, убить
кого-то и сбежать тем же путем, -- о да, я могу понять это.
     Ночь  внезапно показалась очень  холодной. Глаза  Рханды расширились. Я
взял со стула свою одежду и начал одеваться.
     -- Да, тебе пора, -- сказала она.
     -- Есть еще что-то, так?
     --  Да. Тайный  обнаружил и  вернул нечисть в наше мирное  царство. Ему
где-то удалось отыскать гизель.
     -- Что такое гизель?
     -- Существо из  наших мифов.  Считалось,  что  в  Зазеркалье  они давно
истреблены. Эта  тварь  уничтожала  Сокрытых.  Целое семейство  пожертвовало
собой, чтобы расправиться с той, что мы полагали последней из них.
     Я  пристегнул  портупею  и  надел  сапоги.  Пересек комнату, подошел  к
зеркалу и провел  по черноте его поверхности рукой. Да, источник холода  был
именно там.
     -- Ты заблокировала его? Все зеркала поблизости?
     --  Тайный  посылал  гизель  сквозь  зеркала, чтобы  уничтожить  девять
конкурентов  на пути  к  Трону. Она  достаточно сообразительна, чтобы  найти
десятого самостоятельно.
     -- Ясно. Она способна взломать твои замки?
     -- Не знаю.  Во всяком случае, не без труда. Однако это она -- источник
холода; она ждет прямо за зеркалом. Она знает, что ты здесь.
     -- Как она выглядит?
     -- Крылатая змея с массой когтистых лап, длиной около 10 футов.
     -- Если мы позволим ей войти?..
     -- Она атакует тебя.
     -- А если мы сами войдем в зеркало?
     -- Она атакует тебя.
     -- Где она сильнее?
     -- Думаю, одинаково.
     -- Черт возьми! А сможем ли мы войти через другое зеркало и незаметно к
ней подкрасться?
     -- Возможно.
     -- Давай попробуем. Пойдем.
     Она встала,  быстро оделась в  кроваво-красное платье и последовала  за
мной  сквозь стену в комнату,  которая располагалась фактически в нескольких
милях. Подобно  всем лордам  Хаоса,  брат  Мандор  предпочитает помещения  с
пространственным  разбросом.  Высокое  зеркало  находилось на  дальней стене
между столом и часами Хаоса. Часы, как я заметил,  скоро  должны были начать
перезвон. Отлично. Я обнажил меч.
     -- Я даже не знала, что здесь есть это место, -- сказала она.
     -- Мы  далеко от той комнаты, где спали.  Забудь о  расстояниях. Давай,
проведи меня.
     --  Мне лучше  сперва предупредить тебя, --  сказала  она. --  Согласно
традициям,  никому и  никогда не удавалось убить гизель ни  мечом, ни чистой
магией.  Гизель  выдерживает  удары  ужасной  силы   и  высасывает   энергию
заклинаний. Даже получив жестокие раны, она выживет.
     -- Есть предложения?
     -- Сбей ее с толку, поймай в капкан, изгони ее. Все лучше, чем пытаться
убить.
     --  Ладно,  сыграем по обстоятельствам.  Но если дело обернется  плохо,
немедленно убирайся.
     Она не ответила, но взяла меня за руку и  ступила в зеркало. Как только
я последовал за нею, старинные часы Хаоса начали свой немелодичный перезвон.
Внутри зеркала комната казалась такой же,  как снаружи, только  отображенной
наоборот. Рханда повела меня к самой дальней границе  отражения, к выходу из
комнаты.
     Мы вошли в сумрачный, искаженный  мир башен и домов, ни один из которых
не  был знаком  мне. В воздухе повсюду висели  волнистые,  скрюченные линии,
причудливо сплетаясь и расходясь. Рханда  коснулась одной из  них  свободной
рукой и сделала шаг вперед,  увлекая меня  за собой. Мы очутились на  кривой
улочке с покосившимися домами.
     -- Спасибо, -- сказал я, -- за предупреждение и за  возможность нанести
удар.
     Она сжала мою руку.
     -- Я сделала это не только для тебя, но и для моей семьи.
     -- Я знаю.
     --  Я  не сделала  бы этого, если  бы  не  верила, что  ты имеешь  шанс
победить. Иначе я просто предупредила бы тебя и рассказала все, что знаю. Но
я помню, как однажды... там, в  Диком Лесу...  ты  обещал быть моим рыцарем.
Тогда ты казался мне настоящим героем.
     Я улыбнулся, поскольку вспомнил тот непогожий день. Мы читали рыцарские
рассказы  в мавзолее. Я галантно  пригласил Рханду внутрь здания, где не так
слышны были раскаты грома. Там, среди  могил никому не известных смертных --
Денниса Кольта, Ремо Уильямса, Джона Гаунта --  я поклялся быть ее рыцарем и
защитником,  если  когда-нибудь  она будет в этом нуждаться. Она  поцеловала
меня  тогда, и  я надеялся,  что внезапно  возникнет  нечто  такое...  нечто
опасное, чтобы я смог тут же проявить себя в деле. Но ничего не произошло.
     Мы продвигались вперед; она считала двери и остановилась у седьмой.
     -- Вот путь, -- сказала она, -- он ведет сквозь  кривые к месту  позади
заблокированного зеркала в твоей комнате.
     -- Ладно, -- сказал я, -- настало время охоты на гизелей.
     И, отпустив руку  Рханды,  я шагнул вперед. Но гизель  уберегла меня от
неприятных ощущений при прохождении кривых и возникла раньше, чем я добрался
до места.
     Десяти  или двенадцати футов длиной,  она  оказалась достаточно близко;
безглазая, но с массой быстро движущихся ресниц-антенн на том конце, который
я счел ее головой. Она была сочно-розового  цвета, с зелеными полосами вдоль
тела и  синими  --  поперек.  Гизель  подняла  свой передний  конец  фута на
три-четыре от земли, и застыла, медленно покачиваясь. Издав резкий писк, она
повернулась  в  моем  направлении. Ниже  ресниц обнаружилась  большая,  чуть
угловатая пасть, достойная акулы; открываясь и  закрываясь, она показала мне
полный набор  зубов. Отвратительная зеленая жидкость капала  из этой  дыры и
испарялась на земле.
     Я  выжидал,  пока  она придвинется ближе,  и гизель  не заставила  себя
ждать.  Внимательно  следя  за  ее  перемещениями, я  обнаружил массу мелких
ножек,  на  которых она двигалась  и  поворачивалась весьма  проворно. Держа
клинок прямо  перед собой  en  garde и ожидая атаки,  я  проверил готовность
своих заклинаний.
     Она  приблизилась, и я  ударил ее Сбежавшим Бьюиком и Сияющим Сортиром.
Оба раза  она  замирала, ожидая  истощения чар. Воздух  стал  холодным,  пар
окутал  пасть гизели и ее среднюю  часть.  Она  словно переваривала магию  и
выпускала излишки энтропии. Когда пар исчез, тварь снова двинулась вперед, и
я  пустил  в  ход  заклятье  "Безумный  Электроприбор".  Она  опять застыла,
неподвижная, окутанная  паром;  на сей  раз я ринулся вперед и нанес  мощный
удар  мечом.  Клинок  звякнул  о  ее  шкуру,   подобно  гонгу,   чем  все  и
ограничилось. Когда гизель зашевелилась, я отступил.
     -- Похоже, она съедает мои заклятья и выпускает холод, -- сказал я.
     -- Это было отмечено и другими, -- ответила Рханда.
     За эти мгновения тварь изменила форму, переместив пасть на свой верхний
конец, и угрожающе наклонилась в мою сторону.  Я ответил встречным  выпадом,
пронзив  ей  глотку; длинные конечности  гизели  клацнули, пытаясь  схватить
меня. Я отшатнулся назад, а она  сомкнула челюсти, и я услышал резкий хруст.
В  моей руке остался только эфес -- тварь  перекусила  клинок! Испуганный, я
потянулся к своей новой мощи, когда пасть распахнулась снова.
     Врата спикарта открылись, и я ударил гизель сырой силой Тени. Она вновь
замерла,  а воздух  вокруг меня  обратился  в  лед.  Я  с  трудом  вырвался,
отделавшись дюжиной кровоточащих ранок.  Откатившись в  сторону,  я вскочил,
по-прежнему  держа  тварь в  фокусе  сил  спикарта. Я  пытался  использовать
клинок, чтобы расчленить ее, но она съедала все выпады, оставаясь статуей из
розового льда.
     Потянувшись сквозь Тени, я нашел другой клинок и вычертил в воздухе его
острием прямоугольник с ярким кругом в центре. Я  бросил в  него свою волю и
желание, потянулся... Мгновение спустя я ощутил контакт.
     -- Папа! Я чувствую тебя, но не могу увидеть!
     --  Призрак, я сражаюсь  за свою  жизнь  и, пожалуй, за  многое другое.
Помоги, если можешь!
     --  Я  пытаюсь.  Но  ты  оказался  в  странном  месте. Похоже,  мне  не
проникнуть туда.
     -- Проклятье!
     --  Согласен.  Прежде  в  моих  путешествиях   я  сталкивался  с  такой
проблемой. Но она еще далека от разрешения.
     Гизель  снова  начала  двигаться.   Контакт   пропадал.  Я   попробовал
возобновить  его, но  Козырь пропустил лишь крик: "Отец!  Попро..." -- и все
исчезло. Я  отступил и бросил взгляд на Рханду. Вокруг  нее стояли Сокрытые,
все  в  черных, белых  или красных  одеждах.  Они  затянули  странную песню,
похожую  на погребальную -- словно этот бой  нуждался  в  подобном сумрачном
сопровождении...   Однако  песня  замедлила  движения  гизели,  одновременно
напомнив мне кое-что из давнего прошлого.
     Я запрокинул голову и издал воющий  плач, который слышал однажды во сне
и никогда не забывал.
     И мой друг пришел.
     Кергма  --  живое уравнение -- выскользнул  сразу  из множества мест. Я
стоял и  смотрел, как он -- а может, она или  оно,  я никогда  не был уверен
насчет этого, -- собирается воедино. Кергма был другом моего детства, вместе
с Глайт и Грайллом.
     Рханда,  судя по  радостному возгласу, также вспомнила  того,  кто  мог
попасть куда угодно. Кергма приветственно скользнул вокруг ее тела, а  затем
таким же образом поздоровался со мной.
     "ДРУЗЬЯ МОИ! КАК  ЖЕ ДАВНО ВЫ  ЗВАЛИ МЕНЯ ПОИГРАТЬ! Я ТАК СОСКУЧИЛСЯ ПО
ВАМ!"
     Сопротивляясь песне Сокрытых, гизель рывками  ползла вперед, и кажется,
начинала одолевать.
     -- Это не игра, -- ответил я. -- Эта тварь уничтожит  нас всех, если мы
сами не пришьем ее.
     "ТОГДА Я ДОЛЖЕН РЕШИТЬ ЭТУ ЗАДАЧУ ДЛЯ НАС. ВСЕ ЖИВОЕ -- ЛИШЬ УРАВНЕНИЕ,
КОМПЛЕКСНЫЙ КВАНТОВЫЙ ЭТЮД. Я НЕКОГДА ГОВОРИЛ ЭТО ВАМ."
     -- Да. Попробуй, пожалуйста.
     Я  боялся  снова пускать  в ход  мощь спикарта, пока Кергма работает  с
тварью, чтобы не исказить  его вычислений. Держа  меч  и спикарт наготове, я
отступил назад. Сокрытые медленно отошли вместе со мной.
     "СМЕРТОНОСНОЕ  РАВНОВЕСИЕ,  -- молвил  Кергма наконец. --  ВЕЛИКОЛЕПНОЕ
ЖИЗНЕННОЕ УРАВНЕНИЕ. ИСПОЛЬЗУЙ СВОЮ ИГРУШКУ, ЧТОБЫ ОСТАНОВИТЬ ЕЕ."
     Я вновь заморозил гизель спикартом. Песнь Сокрытых зазвучала снова.
     "ЕСТЬ, -- сказал Кергма. -- СУЩЕСТВУЕТ ОРУЖИЕ, КОТОРОЕ МОЖЕТ УНИЧТОЖИТЬ
ЕЕ  ПРИ ПРАВИЛЬНЫХ  ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ. ОДНАКО  ТЕБЕ ПРИДЕТСЯ ПОИСКАТЬ ЕГО. ЭТО
ОСОБЫЙ КЛИНОК, ТЫ ЕГО НОСИЛ РАНЕЕ. ОН ВИСИТ НА СТЕНКЕ В БАРЕ, ГДЕ ТЫ ОДНАЖДЫ
ПИЛ С ЛЮКОМ."
     -- Булатный Меч? -- уточнил я. -- Он способен убить ее?
     "ПО КУСОЧКУ, ПРИ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ."
     -- Ты знаешь эти обстоятельства?
     "Я ВЫЧИСЛИЛ ИХ."
     Я сжал свое оружие и вновь ударил гизель силой спикарта. Она заверещала
и застыла. Тогда я отбросил свой клинок  и потянулся -- далеко-далеко сквозь
Тени. Поиски заняли немало времени,  в ткани Тени возникало сопротивление, и
я  добавил  мощь спикарта к  моей  собственной,  чтобы  наконец добраться до
искомого. Вновь в моих руках был сияющий, скрученный в спираль Булатный Меч.
     Я двинулся к гизели,  чтобы ударить, но Кергма остановил  меня. Тогда я
хлестнул тварь струей энергии спикарта.
     "НЕ ТАК. НЕ ТАК."
     -- А как?
     "НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ ДАЙСОНОВА ВАРИАЦИЯ ЗЕРКАЛЬНОГО УРАВНЕНИЯ."
     -- Покажи мне.
     Зеркальные стены возникли со  всех сторон вокруг меня, гизели и Кергмы,
но оставив снаружи Рханду. Мы поднялись в воздух  и  поплыли к центру сферы.
Наши отражения были везде.
     "ТЕПЕРЬ. НО НЕ ПОЗВОЛЯЙ ЕЙ КАСАТЬСЯ СТЕН."
     --  Прибереги свое  уравнение. Может,  вскоре мне  захочется что-нибудь
сделать с ней.
     Я ударил  тварь Булатным Мечом.  Вновь послышался звон, гизель осталась
невредимой.
     "НЕТ. ДАЙ ЕЙ ОТТАЯТЬ."
     Так что я ждал, пока она задвигается, что означало ее способность самой
атаковать меня. Ничто  никогда не  дается легко. Снаружи все еще были слышны
слабые звуки пения.
     Гизель восстановилась быстрее, чем я ожидал, но я ударил первым и отсек
половину ее  головы.  Отсеченная часть тут же  разделилась на  массу тонких,
призрачных кусков, полетевших в разных направлениях.
     -- Калло! Каллай! --  крикнул я, рубанув вновь  и отделив длинный кусок
плоти  с  правой  стороны. Феномен  с летающими  голограммами  повторился  в
точности. Я  разил вновь и вновь, отсекая все новые части тела гизели. Когда
судорожные рывки бросали тварь  в направлении стены, я немедля преграждал ей
путь, оттесняя ее к центру и попутно нарезая ломтями.
     Снова и снова гизель пыталась прорваться  к стене. Каждый раз мой ответ
был одинаков, но она  не желала подыхать. Я дрался до тех пор, пока от твари
не остался лишь искромсанный, шевелящийся обрубок хвоста.
     -- Кергма,  --  сказал я, -- мы убрали в бесконечность  основную  часть
твари.  Ты мог  бы  обратить  уравнение?  Тогда  я с  помощью спикарта найду
эквивалентную массу, чтобы ты мог  создать для меня другую гизель -- гизель,
которая вернется к пославшему эту и вознаградит его, сделав своей добычей.
     "ПОЛАГАЮ, ЭТО  ВОЗМОЖНО. -- ответил Кергма. -- ЭТОТ ПОСЛЕДНИЙ КУСОК  ТЫ
ОСТАВИЛ КАК ЗАКУСКУ ДЛЯ НОВОЙ ГИЗЕЛИ?"
     -- Таково было мое намеренье.
     Так и было сделано. Когда стены растворились, новая гизель -- черная, с
красными  и  желтыми  полосами,  --  терлась о  мои колени, как кошка. Пение
смолкло.
     -- Ступай и найди Тайного, -- приказал я, -- и возвращайся с отчетом.
     Гизель вытянулась, описала кривую и исчезла.
     -- Что ты сделал? -- спросила меня Рханда. Я рассказал.
     -- Теперь Тайный  -- если выживет, -- будет  считать тебя опаснейшим из
своих соперников, -- заметила она. -- И  дальнейшие его действия в отношении
тебя будут куда тоньше и яростнее.
     -- Хорошо, -- сказал я. -- На это я и надеюсь.  Хотел бы спровоцировать
противостояние.  Пожалуй,  теперь  он  нигде не  будет  чувствовать  себя  в
безопасности, не зная, когда за ним явится новая гизель.
     -- Воистину, -- молвила она,  -- ты был  моим рыцарем, --  и поцеловала
меня.
     Как  раз в этот  момент из ниоткуда  возникла  лапа, коснувшись клинка,
который я держал. Ее напарница  помахала  у меня перед носом двумя бумажными
бланками. Затем мягкий голос произнес:
     -- Вы продолжаете  брать меч напрокат без  расписки. Лучше сделать  это
сейчас, Мерлин. Второй бланк -- за предыдущий раз.
     Я  извлек  из-под  плаща  шариковую ручку и расписался.  Как раз к тому
моменту кот материализовался целиком.
     -- Итого с вас 40 долларов, -- промолвил он. -- Прокат  Булатного  Меча
оценивается в 20 монет за час, или часть часа работы.
     Порывшись в карманах, я  достал деньги и расплатился.  Кот улыбнулся  и
начал исчезать.
     -- Приятно было иметь с вами  дело, --  проскользнуло сквозь улыбку. --
Заходите к  нам как-нибудь, выпивка за счет  заведения. И  приведите Люка, у
него великолепный баритон.
     Когда исчез кот, исчезли и Сокрытые.
     Кергма скользнул поближе.
     "ГДЕ ДРУГИЕ -- ГЛАЙТ И ГРАЙЛЛ?".
     -- Я  оставил  Глайт  в  лесу, -- ответил  я,  --  хотя она  уже  могла
вернуться в вазу Мастера Ветров в  музее Грэмбла, на  Путях Всевидящих. Если
встретишь ее, передай,  что большая штука меня не  съела, и  однажды ночью я
напою ее теплым молоком и расскажу множество  историй. Грайлл,  вероятно, на
службе у моего дяди Сухэ.
     "А, МАСТЕР  ВЕТРОВ...  ТО БЫЛИ ДЕНЬКИ, --  сказал Кергма. -- О ДА,  НАМ
СЛЕДУЕТ  КАК-НИБУДЬ СОБРАТЬСЯ  ВМЕСТЕ  И  ПРОВЕСТИ НОВУЮ ИГРУ. СПАСИБО,  ЧТО
ВЫЗВАЛ МЕНЯ ДЛЯ ЭТОЙ."
     И он ускользнул во всех направлениях сразу, исчезнув, как и остальные.
     -- Что теперь? -- спросила Рханда.
     -- Я  иду домой, в постель, -- сказал я. И, помолчав, добавил: -- Ты со
мной?
     Подумав, она кивнула:
     -- Закончим эту ночь так же, как мы ее начали.
     Мы прошли  через седьмую дверь,  и она  разблокировала  мое зеркало.  Я
знал, что проснувшись, уже не увижу ее.

------------------------------------------------------------------

     перевод (c) Kail Itorr -- Mar 1999
 Замечания об ошибках и комментарии -- на email: jerreth_gulf@yahoo.com

Популярность: 7, Last-modified: Sun, 03 Sep 2000 20:45:07 GMT