---------------------------------------------------------------
     (Mine Is the Kingdom, 1963)
     Издательство "Полярис", 1997 Перевод С. Трофимова, 1997
     Origin: Castlevania http://kulichki.rambler.ru/castle
---------------------------------------------------------------


     "Как далеки чертоги тьмы..."
     "На расстоянии звезд, -- подумал он, -- и в десяти шагах отсюда".
     "Как далеки теперь люди..."
     Он молча согласился.
     "Но нелюди рядом с тобой".
     Он кивнул.
     "Ты все еще на Земле и поэтому смешон".
     -- Да, -- прошептал он.
     "Ты наполовину безумен и все время льешь".
     -- Безумен полностью, а пью лишь половину времени, -- поправил он.
     "Ты  должен войти в машину, нажать на кнопку и присоединиться  к своему
народу в местах смеха и радости..."
     -- Ой! -- икнул он. -- А мне и сейчас смешно. Покачав головой, он сел и
осмотрелся. Рука прикоснулась к бобовому стеблю желтого луча. Он подождал --
всего лишь долю секунды.
     -- Вид услуг? -- спросила подушка.
     --  Меня уже достала болтовня дутиков, -- с возмущением  ответил он. --
Найди точку  входа, поставь экран  и блокируй  их  контакты. Неужели  нельзя
запомнить, что, когда я пью, мне необходимы А-режим и чуткая забота?
     Подушка зажужжала.
     --  А-режим  задействован. Проникновений  нет.  Он едва  не  вскочил  с
кушетки:
     -- Кто же тогда сейчас говорил со мной?
     --  Ну  уж точно  не  я, --  ответила подушка.  --  Возможно, это  твое
воображение, взвинченное алкоголем, который ты употребляешь как...
     Фраза немного обидела его.
     --  Ладно,  прости,   --  извинился  он   перед   невидимыми  спиралями
проводников. -- Смешай мне еще один коктейль.
     Он улегся на кушетке, сунул в рот соломинку и невнятно проворчал:
     -- Только на этот раз не добавляй воды.
     -- Я никогда не разбавляю твои напитки.
     -- Но они стали слабее на вкус.
     -- Значит, твои вкусовые пупырышки теряют чувствительность.
     -- В таком случае отключайся! Хотя подожди! Почитай для меня.
     -- Что почитать?
     -- Что-нибудь.
     -- "Все утро крот настойчиво прочищал себе путь..."
     -- Только не Грэхема!
     -- Может быть, Врэдмера?
     -- Нет.
     -- Гелдена?
     -- Нет. Что-нибудь постарше. Вот как у того же Грэхема.
     -- Крина? Клала? Старца Венеры?
     -- Еще старше.
     -- Флоуна? Трина? Хэмингуэя? Пруста?
     -- Древнее.
     -- "В начале было Слово..."
     -- Но языческое.
     -- Как у Пиндара?
     -- Пожалуй, да -- как  у Пиндара. Отпив  добрый глоток, он откинулся на
подушку и закрыл глаза.
     "Почему ты убил дутика?"
     Пауза безмолвия.
     -- Я никого не трогал.
     "Дутики  не убивают  друг друга,  а один из  них  мертв.  Ты  последний
человек на  Земле. У тебя безграничная власть. Почему  ты используешь ее для
убийств?"
     Еще более длинная пауза.
     -- А кто такие дутики?
     "Им нужна Земля. Ты встречался с ними. Неужели не помнишь?"
     -- Не знаю... Наверное, в тот момент я был пьян. Ладно, уходи!
     "А почему бы не уйти тебе?"
     -- Рад бы, да не могу!
     "Можешь. Тебе  надо  только  войти  в  машину, нажать  на  кнопку, и ты
присоединишься к своему народу в местах смеха и радости..."
     -- Да брось ты. Нет никаких мест смеха!
     "Тогда поговори с дутиками".
     Ладонь коснулась края кушетки, и в его вену вошла игла со снотворным.
     Он провалился в бездны забытья.

     Грязно-тусклое солнце опускалось  на мокрый бетон. Он смотрел  на него,
щурясь и мигая.
     --  Да,  бывали времена,  когда мы  тратили  на  тебя  массу  слов,  --
прошептал он,  осознавая,  что проснулся. -- Однако все приходит  к концу  и
теряет свой смысл.
     Он перекатился на правый бок, чувствуя себя печальным и величественным.
     Подушка  спросила,  что  ему  хотелось  бы  на  завтрак.  Он  попытался
придумать достойный ответ, но сдался и попросил то немногое, что устроило бы
его желудок.
     Скромным "немногим" оказались мел и печенка, вымоченная в загаженной до
краев  дренажной  канаве.  Он  плюнул  на пол и перевернулся  на  левый бок,
чувствуя себя уже менее величественно.
     В конце концов он ткнул пальцем в радужный столб лучей.
     --  Соедини  меня с пультом  мыслеобразов.  Сила пронзила его  потоками
безмолвной  мелодии, и в  ней смешались удары облаков, нити  лунного  света,
похожего на шелк, и глубинные вихри  океанских ветров,  которые  раскачивали
заросли кораллов...
     Сладко  потянувшись  и  зевнув, он представил  огненное поле времени, а
затем скользнул на сотню лет вперед.
     -- Гора Атос и завтрак, -- велел он скучающим тоном.
     Под  ногами  возник  скалистый  утес.  При  виде  бескрайних  просторов
Святилища на его  губах появилась  улыбка. Очистив  стены  взмахом  руки, он
создал панораму деревьев и  холмов  -- пейзаж, напоминавший  прежнюю  Землю.
Вдалеке  за  лесом  сверкало море.  (Неужели настоящее? Он  пожал  плечами.)
Невидимый  потолок превратился в голубовато-зеленое небо. Ярко-желтое солнце
получилось  жгучим  и  злым.  Склон плавно  опускался  вдаль. Облачившись  в
усмешку и власяницу, он подернул горизонт мерцающим маревом.
     -- Слишком  хорошо для  царств Земли, --  шепнул  он бездонной выси. --
Приди, Люцифер!
     Испуская  запах  смерти  и  окончательных  приговоров,  слева  от  него
возникла безликая тень.
     --  Какая  тоска!  --  со стоном  признался  он. Невыразительный  голос
звучал, словно из бочки:
     -- Смотри же на царствия Земли во всей их славе и силе. От начала веков
владею  я ими, но  сейчас  готов отдать  простому человеку. Служи мне, и они
будут твоими.
     Он засмеялся:
     -- Ты  шутишь,  парень. Они и так мои.  Я только что их создал --  их и
тебя. Это ты должен платить мне дань уважения.
     Фигура задрожала и стала нечеткой.
     -- Нет, что-то тут не так, -- сказал он с досадой.
     -- Преврати эти камни в хлеб, и я поверю тебе, -- пропищала тень.
     -- Лучше в ветчину и яйца. Ты как? Позавтракаешь со мной?
     -- Спасибо,  --  прошуршал поблекший  образ. Они сидели и говорили ни о
чем,  пока ему  не  стало  скучно.  Закончив  завтрак,  он разверз  огромную
пропасть и  сбросил в  нее  весь ландшафт под  гром и треск  огня, чьи языки
лизали небо.
     -- Катись-ка в ад, приятель! -- воскликнул он с сытой отрыжкой. --  Чем
же мне заняться до обеда? Может быть, поплавать вместе с Одиссеем?

     Когда  он  возводил великие башни  Илиона  и  создавал  макет  огромной
лошади, его зодческий труд был прерван звонком коммутатора.
     --  Послы дутиков  просят  разрешения  войти, --  доложил  механический
голос.
     -- Скажи им, что я занят.
     Лошадь  дрогнула,  покрылась  зыбкой  рябью  и  исчезла.  Башни  начали
крениться и оседать. Этажи проваливались друг в друга.
     -- О черт! Начать дезинтеграцию. Эти уродцы испортили мне все утро!
     Он вернулся на кушетку, чтобы побриться, помыться и облачиться в свежую
одежду.  Пока  манипуляторы  подушки  приводили  в  порядок  его  ногти,  он
рассматривал трехмерную проекцию существ, прозванных им дутиками.
     Габариты   альбиносов  грубо  соответствовали  размерам  человека.  Под
пушистой  аурой  проступали шаткие остовы,  а  телосложение  напоминало  три
молочных  бидона,  поставленных  на  задницу  бабуина,  и   два  белоснежных
секстанта.  На бидонах  и  заднице  виднелись  толстые  рудиментарные члены,
похожие на сотню минутных  стрелок,  которые, подрагивая,  отсчитывали  свои
часы.
     Они  стояли у входа и зевали симметричными жвалами,  расположенными  на
макушках  голов.  Антенны  стояли   торчком,  как   пучки  колокольчиков,  и
перечно-голубые  лепестки  открывались  и  закрывались  в  неизменном  ритме
систолы. Две масляные подушечки с мерцавшими кристаллами топазов процеживали
мир в глубины мозга.
     -- Доброе утро, милые твари, -- приветствовал он своих посетителей.
     Дутики закружились на месте, выискивая источник его голоса.
     -- Вы не увидите меня, пока я этого не захочу. Зачем пришли?
     Существа задумались над его вопросом.
     --  Чтобы  убедить,  купить,  помочь,  поговорить  с  тобой и уйти,  --
прожужжал один из них. Он захихикал:
     -- Прошу прощения, но не могли бы вы повторить самое последнее слово.
     Увидев их смущение, он со смехом крикнул:
     -- Ладно, входите! Входите!
     Внезапно  его облик изменился.  Огромный  дутик двадцати  футов  ростом
отошел от кушетки и принялся за оформление декораций.
     Когда  он затемнил небо, поднял  из  пола зубчатые скалы и  перегородил
ледником почти  все Святилище, арочные врата одной  из  стен, настроенные на
особую  частоту,  раскрылись.  Он  сидел  на  парившей  в  воздухе  огромной
снежинке,  и ледяные ветра рассекали  воздух вокруг его трона, осыпая гостей
ягодами снежной бури.
     -- Счастливого Рождества, -- произнес он громовым голосом.
     Дутики  остановились на  пороге.  Третий акт Второй  симфонии Сибелиуса
вторил треску и стонам ледника, который медленно наползал на острые скалы.
     -- Неужели... -- пробормотали существа.
     --  На  самом деле я  очень безобразный,  --  объяснил  он.  --  Но мне
хотелось, чтобы вы чувствовали себя легко и свободно.
     Они стояли под ним и смотрели вверх.
     -- Как красиво, -- прожужжал первый.
     -- Как будто мы попали домой, -- прогудел второй.
     -- Кто ты,  землянин? -- просвистел третий. Рядом  с ними забил фонтан,
струя которого взметнулась на пятьдесят футов в воздух.
     -- Хотите выпить?
     -- Нет. Спасибо. Не можем: риск, неизвестная субстанция.
     Он сделал еще один глоток.  Струя фонтана втянулась по крутой спирали в
небо  и  исчезла  в  вышине.  Рядом  с ним  парила огромная капля коричневой
жидкости, которую он посасывал через соломинку.
     -- Ваши тела очень неудобны в обращении. Вы не устали ими управлять?
     --  Ты  считаешь, нам не хватает  человеческих конечностей? -- уточнило
жужжание.
     -- Да.  Вам  приходится  обходить все то,  что можно перепрыгнуть. Ваши
ноги похожи на снегоступы. Зачем вы пришли в мой мир?
     -- Мы пришли сюда, чтобы жить, -- прогудел один из них.
     -- И даже не потрудились попросить у меня разрешения.
     -- Прости. Мы лишь недавно узнали о твоем существовании.
     -- Что же вам теперь нужно?
     -- Мы просим тебя покинуть этот мир. Сделай его безопасным для дутиков.
Мы просим...
     -- Но это моя планета! Я владыка Земли!
     --  Да. Мы знаем. Мы  хотели изменить здесь климат,  но  потом узнали о
тебе. Зачем ты остался?
     -- А  зачем мне куда-то  уходить? Я -- землянин. И то, что я последний,
не  лишает  меня  прав  на  планету.  Моя  обитель занимает  около  двадцати
квадратных миль, но я могу идти, куда хочу.  и делать все, что пожелаю. Этот
мир  мой  -- по  праву рождения,  по закону...  и  по  праву  силы. Если  вы
попытаетесь изгнать меня отсюда, я брошу на вас всю мощь Земли. Она под моим
контролем, и я без труда  могу уничтожить вас или разрушить планету. Если не
верите, давайте попробуем!
     Его голос  охрип.  Он  сделал  еще  один  глоток  и  вернул  себе  свой
собственный облик,  увеличенный в  дюжину раз.  Сотворив сигару  размером со
шлагбаум,  он  прикурил ее от  столба  огня,  который вырвался  из  земли  и
вознесся в небо.
     -- Можно мы все объясним? -- спросил один из снеговиков. -- Пожалуйста.
     -- Хорошо, объясните.
     Выдохнув облако дыма, он втянул в себя алкоголь.
     -- Давайте, объясняйте!
     --  Твой  народ ушел отсюда  много  лет  назад,  посчитав  эту  планету
бесплодной и мертвой, -- начали  дутики. --  Но для нас она жива, и мы хотим
сделать из нее место смеха и радости...
     -- А вы знаете, что означает слово "смех"?
     -- Да, конечно, знаем.  Мы выяснили, куда  и зачем отправились люди. За
хорошей жизнью, верно? За лучшими условиями. За тем,  что им хотелось. Чтобы
звуки, которые они называли смехом, раздавались все чаще и чаще.
     -- Довольно верно. Продолжайте.
     -- Так пусть же Земля снова станет местом смеха --  для многих и многих
дутиков. Это печально  для тебя. И тебе лучше уйти к своему  народу. Дай нам
изменить планету и сделать ее холодной. Отключи машины,  которые мешают нам.
Если  ты уйдешь,  это будет  хорошо  и  для  нас  и  для  тебя.  Зачем  тебе
оставаться?
     -- У меня тут есть кое-какие дела, -- ворчливо ответил  он. -- Скажите,
а я для вас очень безобразен?
     -- Пожалуй, да...
     --  Вот  и  хорошо. -- Он  помолчал  и  добавил: --  Значит,  вы хотите
заставить меня уйти?
     -- Просим тебя... Иначе нам придется...
     Они стояли на выжженной пустыне. Оранжевое солнце, словно рука гиганта,
заслонило половину  неба. Пальцы огненных лучей  выжимали из его тела липкий
пот. Он закашлялся, глотнув сухой и удушливый воздух.
     -- Мы просим тебя! -- свистели таявшие снеговики. Мгновением  позже они
оказались  в   межзвездной   пустоте,  холодной   как   антипламя  огромного
антисолнца. Он сидел на троне  из вакуума  и с  улыбкой наблюдал, как дутики
кувыркались и сучили ногами в абсолютной невесомости.
     Млечный Путь  из сверкающей звездной пыли  спускался над  его плечом  к
лицу. Превратив небесную реку в Бурбонный Путь, он сделал глоток и задумался
о прошлом.
     -- Неужели ты позволишь... -- донесся слабый шепот дутиков.
     Он ничего им не ответил. "И не только потому, что я люблю Землю..."

     -- Генри?
     -- Да.
     -- Мы не можем!
     Он  разглядывал  ее белокурые  волосы  и призрачно-серые глаза, которые
смотрели  мимо  него. (Всегда  только  мимо.) Когда она  надувала губки,  ее
маленький подбородок становился еще меньше.
     -- Что -- не можем? -- спросил он, погружаясь в омут прекрасных глаз.
     -- Оставаться на этом чертовом осколке  мира.  Неужели ты хочешь, чтобы
мы стали последней парой на мертвой Земле? Он и его лучшая подруга?
     -- Да, я этого хочу.
     -- Чтобы потом искать  сочувствия у бездушных машин  и слушать болтовню
твоего книжного барда? Мы сойдем с ума! Мы станем ненавидеть друг друга. Без
цели и надежды...
     --  А  у  тебя есть выбор? -- перебил он  ее. -- Совет  Евгеники принял
решение, и люди навсегда покинут этот мир!
     -- Я  не понимаю, почему ты против. После Перехода все останется тем же
самым.
     -- Давай выразим это по-другому, -- с улыбкой ответил он. -- В общем-то
Генри хорош --  особенно при тусклом свете;  он настоящий парень и выше всех
подозрений... Но оставаться с ним здесь? Это же так примитивно!"
     -- Ты не прав, -- сказала она, краснея. -- Я докажу тебе это... позже.
     Он покачал головой:
     --  Никакого  "позже" не  будет.  Я  никуда  не уйду. Кто-то  же должен
остаться здесь, чтобы  поливать  цветы. И не  только  потому,  что  я  люблю
Землю...  Нет!  Я  просто ненавижу звезды  и  то, что  они означают.  Мне не
нравятся люди,  улетающие к  ним  -- улетающие для того, чтобы с  чудовищной
монотонностью повторить процесс, с помощью которого они опустошили этот мир,
не  оставив  после  себя ничего,  кроме полных пепельниц. Почти всю жизнь  я
считал  своим  долгом  заполнять  эти пепельницы.  Но  теперь  я  знаю,  что
ошибался. Мне надо что-то сделать... Я стану смотрителем могил.  Смотрителем
могил! Неплохо, правда?
     -- Ты пойдешь с нами,  --  настаивала  она.  -- Все уходят. И  не  надо
капризничать! Тут больше не за чем присматривать. Дни Земли сочтены.
     Он печально кивнул:
     --  Филлис, Филлис!  Ты, как всегда, права.  Этому  миру  уже ничто  не
поможет. Пройдет день, история Земли умрет, и люди оставят планету еще более
пустой, чем она была до их появления. Трава, сгорая, превращается в пепел, а
жизнь  --  в отчаянную  жажду жить.  После Исхода я уйду  в  Святилище.  Мне
хотелось оказаться там в  компании  подруги,  но я могу обойтись и без тебя.
Вернее, я буду  ждать, когда ты затоскуешь и  придешь ко  мне. Впрочем, если
хочешь попрощаться со мной прямо сейчас, можешь не медлить...
     --  Ты  отправишься с нами! Я люблю тебя,  милый! У тебя просто нервный
срыв. Это пройдет, вот увидишь! Он посмотрел на часы:
     --  Тебе лучше  одеться... к  обеду.  Скоро  вернется Лен,  и мне  пора
уходить. -- Он встал, накинув на плечи огненный плащ.
     -- Подожди, любимый! Я приготовлю напитки. Жаль, что ты не можешь взять
с собой и мою...
     Ей  так  многое  хотелось сказать ему  напоследок, но в тот  миг  слова
потеряли смысл.

     "Как далеки чертоги тьмы от залов света".
     "Да, -- подумал он. -- На расстоянии звезд и  в десяти шагах  отсюда...
Прямо как дутики".
     -- Зачем ты это сделал? -- спрашивал ближайший из них.
     "О, как далеки..."
     Кто-то кричал -- кричал надрывно и беззвучно.
     -- Зачем?
     -- Я ненавижу себя! -- произнес он с внезапной жестокостью. -- Ненавижу
себя и вас!  Вы -- личинки  на кишках  Бальдра!  Вы ползаете, как  черви, на
трупе моего мира,  и я не  желаю мириться с вашим присутствием. Меня  гложет
ненависть к себе, но вас я ненавижу сильнее. Убирайтесь туда, откуда пришли!
Это говорю вам я -- хранитель Земли!
     -- Если ты... нас... силой...
     Дутик стал  крошечной  звездой в его ногах -- лиловым огоньком пламени,
угасавшим в черных водах вечности.
     -- Улетайте домой, -- прошептал он устало.
     Они снова оказались  в Святилище, и стены вновь  распахнули двери. Двое
оставшихся дутиков гордо подняли головы и с укором прожужжали:
     --  Ты  привык. Привык  к  своему миру и  своему времени.  Но  все  это
осталось  в прошлом -- далеком  прошлом. Твоей  расе нет  оправдания.  Своим
единственным монументом она оставила бессмысленное уничтожение жизни.
     -- В  этом мы соперничали со Вселенной, -- ответил он. -- И  как всегда
превзошли ее.  Но  посмотрите вокруг.  В этой гигантской  пепельнице  есть и
яркие угли. Здесь много такого, что оправдало бы нас.
     Сжимая  ладонями череп, он попытался расколоть его, но у него ничего не
получилось.
     -- А теперь уходите отсюда. Оставьте меня одного.
     -- Ты тоже уходи...
     Дверь   насмешливо  скрипнула  за  ними,  и   он  вонзил  в  нее   сноп
светло-огненных молний.
     А безмолвный крик продолжался.

     "Как далеко чертоги тьмы. Как далеко..."
     Услышав стон, он узнал свой голос и проснулся.
     "Как далеко... послы дутиков просят разрешения... залы света..."
     Фразы слились друг с другом. И он знал почему.
     Это  он  перекручивал слова  подушки,  изменял их смысл и,  понимая, не
понимал. Он вмешивался и оставался безучастным; спал и не спал;  осознавал и
прятался в неведении.
     -- Скажи им, чтобы они уходили! Читай мне! Читай!
     Он знал и боялся знать.
     ...Длинная повесть о  женщине по имени Анна  и мужчине, которого  звали
Вронским.
     ...Поезд мчался к нему, как огромный ящер, извергая черный столб дыма и
вопя от жажды крови. На рельсах...
     Он включил свет.
     -- Прервать генерацию образов!
     Поезд исчез, и он остался один, дрожа от ужаса и понимания.
     Покрывало  не успевало впитывать пот. Океаны  воспоминаний отхлынули от
берегов его разума. Закрыв лицо руками, он тихо спросил:
     -- Ты убрала кровь?
     -- Да, -- ответила подушка.
     -- И ее тело?
     -- Да. Кремировала. Чисто и навсегда.
     -- Почему она сделала это? Подушка не отвечала.
     -- Почему она пришла сюда, чтобы покончить с собой? -- настаивал он.
     -- Потому что она не могла уйти без тебя... и не могла остаться.
     -- Как давно это случилось?
     -- Семь лет, три  месяца и тринадцать дней. Что-то огненное потекло  из
соломинки, и он проглотил горьковатую жидкость.
     -- А дутики? Они реальны или просто являются частью терапии?
     -- Реальны, но используются для терапии.
     -- И я действительно убил одного?
     -- Да.
     -- Когда?
     -- Две недели назад.
     -- Значит, я болен.
     -- Нет, сейчас ты здоров.
     Он был болен все это время. Болен!
     Кушетка  зажужжала, покрывало завибрировало, и  ему снова  стало сухо и
тепло.
     -- Послы дутиков просят разрешения войти, -- доложила подушка.
     -- Значит, ты все же разбавляла мои напитки?
     -- Да.
     -- Тогда пусть они войдут.

     Он осмотрел  комнату, в которой провел почти  семь  лет. Стены дрогнули
под натиском воспоминаний.
     Лен  вернулся,  принеся  с  собой  запах  времени  и  пространства,  --
вернулся, чтобы без  слов посмотреть ему в глаза и  ударить в лицо. Когда он
пришел в себя,  Лен исчез, как исчезли и два его зуба, один из которых потом
нашелся на полу. Он налил бокал, обломал все ногти, корчась  в безумии рядом
с цветами  у  бассейна, затем налил еще  бокал, поплакал немного и налил еще
бокал.  Он  отнес  ее  на  кушетку  и   помолился,  налил  бокал,  поплакал,
заблокировал дверь, а потом заснул  и проснулся через семь лет и три месяца.
Руки ныли от уколов,  которыми подушка Лициды гасила  его боль. Он ел яйца и
тосты, и к нему снова возвращался рассудок.
     Он вызвал транспортный портал.
     Огромный стебель  белой лилии взломал  паркет и склонился над постелью.
Он  принял душ, оделся и спроецировал на одну из стен огромные двери. В  нее
осторожно вошли первые дутики.
     Он улыбнулся им:
     -- Привет, ребята.
     Но они входили и входили, заполняя Святилище. Они обступали его кушетку
плотными рядами,  пока  он улыбался им  и  кивал.  И  тогда  он сел,  устало
опираясь на подушку.
     -- Вот вы и пришли, возжаждав правосудия.
     -- Что тебе надо? -- спросили они.
     -- Ничего, -- ответил он.
     Наступила тишина. Дутики поймали его,  как  бабочку, в желтоватый сачок
видений.
     -- А вам что надо?
     -- Ответа! Почему ты убиваешь нас?
     --  Это не я,  --  ответил он.  --  Это мое безумие. Я приношу вам свои
извинения.
     -- Если ты, -- сказал один из них.
     -- Уйдешь, -- добавил другой.
     -- Все будет, -- произнес третий.
     -- Забыто, -- закончил четвертый.
     -- Но если ты...
     -- Останешься...
     -- Тебе придется...
     -- Умереть!
     -- И не надо "капризничать", -- вставил один из них голосом Филлис.
     -- Хорошо, -- со вздохом ответил  он. -- Хорошо, ребята.  Но прежде чем
уйти,  я  хочу  попросить  вас об одной услуге. Не судите  о Земле  по  моим
поступкам.  Изучите наше наследие и по достоинству  оцените  то, что создали
мои  соплеменники. Я не лучший представитель своего вида -- скорее даже один
из худших. Доказывая суетность стремлений, я погубил несколько жизней и лишь
теперь  осознал,  как  был не  прав.  --  Осмотрев угрюмые лица  дутиков, он
спросил: -- Если я оставлю вам Землю, что вы сделаете с творениями людей?
     -- Сожжем, -- прожужжал первый.
     -- Закопаем, -- проскрипел второй.
     -- Переделаем, -- прогудел третий.
     -- Забудем, что они когда-то существовали, -- просвистел четвертый.
     Остальные  дутики смотрели  на  него,  издавая странные звуки.  Неужели
смех?
     -- Кто ты? -- спросил он ванильную пирамиду.
     -- Шут, -- ответил дутик. -- Я высмеиваю наших владык
     -- А ты кто? -- спросил он одного из тех, с которым говорил.
     --  Первый  среди  равных.  -- Ответив, дутик  повернулся  к  соседу  и
спросил: -- А ты?
     -- Второй. А ты?
     -- Третий.
     -- С Шутом вас четверо. Прекрасно! Он засмеялся и воскликнул:
     -- Приветствую тебя, комический король снегов!

     Землянин поклонился. "Второй" метнулся к нему, вытягивая жвало.
     Он  увернулся, не позволяя острым клешням приблизиться к своей шее. Его
правая  рука  перехватила  жвало.  Гордо  взглянув  на  дутиков, он  холодно
промолвил:
     -- Прошу прощенья, сэр. Я был не прав, -- промолвил он, сжимая  хватку.
-- Все, чем  мог  задеть я ваши чувства,  честь и положенье, прошу поверить,
сделала болезнь  (Здесь и далее использованы цитаты из "Гамлета" в  переводе
Бориса Пастернака.).
     Едва  рука  и  жвало  встретились, свет  начал блекнуть.  Под  жужжание
встревоженных  дутиков  комнату заполнил мрак.  Когда воцарилась  тишина, он
продолжал:
     --  Прошу   во  всеуслышанье,   при   всех   сложить  с  меня  упрек  в
предумышленье. Пусть знают все: я не желал вам зла...
     Свет вспыхнул вновь  -- свет огня чадящих факелов,  которые, как грибы,
возникли  на закопченных  стенах. Пятьдесят или  шестьдесят  ярко наряженных
придворных  собрались  в темной дворцовой зале.  Его кушетка превратилась  в
трон, на котором сидел бородатый  мужчина  в  тяжелой пурпурной  мантии и  с
золотой короной на голове.
     На  стенах висели гобелены  с  грубо вышитыми  эмблемами  ярких цветов.
Здесь же  виднелись  головы  убитых хищников и  топоры,  покрытые  копотью и
пятнами  ржавчины. В двадцати -- тридцати футах  над ними  угадывался темный
свод, сквозь который по стенам сочилась тьма.
     На  нем были черные штаны и  белая рубашка с открытым  воротом;  волосы
блестели как сталь. Взор небесно-голубых очей застыл на смуглом мужчине, чья
длань дрожала в его руке.
     "Говори  же!"  --  настойчиво  подумал он.  Рот  соперника  корчился от
незнакомых слов, но мышцы горла начинали расслабляться.
     -- В глубине души, где ненависти, собственно, и место, прощаю вас. Иное
дело честь... Постепенно его голос окреп:
     -- До той поры ценю предложенную вами дружбу и дружбой отплачу.
     --  Душевно рад  и с легким  сердцем принимаю вызов.  -- Выпустив  руку
соперника, он отвернулся и захохотал. -- Приступим. Где рапиры?
     -- Мне одну!
     -- Хотите, стану я для вас рапирой? -- съязвил он с шутовской улыбкой.
     -- Да вы смеетесь, сэр!
     -- Нет, жизнию своей клянусь, что нет. -- Он снова схватил соперника за
руку.
     Тот отвернулся и  отступил на  несколько шагов,  словно жест дружбы был
чем-то новым  для него. Удивленный его внезапной грацией, он быстро проделал
фехтовальную разминку и удовлетворенно засмеялся.
     -- Раздайте им  рапиры,  -- приказал мужчина в короне.  -- Известны вам
условья?
     -- Да, милорд.
     Его противник потрогал пальцем острие оружия.
     -- Другую. Эта слишком тяжела.
     Он выбрал  себе  клинок, взглянул на противника,  но  тот  лишь холодно
кивнул в  ответ.  Облизав губы, землянин рассек оружием  воздух и  вышел  на
линию с соперником.
     -- Мне эта по руке, -- сказал он с задором. -- Равны ли обе?
     -- Да, милый принц.
     Сверкнув  улыбкой  поверх  косой дуги  салюта, он принял  выжидательную
позу.

     Да,  он вовлек  их в игру, прекрасную игру, в которой  они наслаждались
чувством движения  и  новыми  образами,  в которой  они видели  цвета  Земли
жутковатыми глазами людей и говорили на их языке.
     Конечно,  тут  была  и  доля  принуждения:   им  приходилось  стоять  в
определенных местах, делать те  или другие жесты. Кто-то радостно восклицал,
кто-то  горестно  ужасался.  Но  потом  король  потребовал  вина  и,  бросив
жемчужину в кубок, громко произнес:
     -- Начнемте. Вниманье, судьи! Просим не зевать! Атмосфера накалилась от
невидимых  разрядов   ожидания.  В  каждом  движении  дутиков  чувствовалось
страстное,  нетерпение. Затаив  дыхание, они полуосознанно пригнулись вперед
при команде: "Готовьтесь".
     --  Бьюсь!  -- вскричал противник, и клинки,  сверкнув, соприкоснулись,
как языки стальных гадюк.
     (Удар  парирован... два  шага  вперед...  ложный  выпад...  еще один...
коварный бросок навстречу.)
     Попал!
     -- Удар.
     -- Отбито.
     -- Судьи!
     -- Удар, удар, всерьез.
     -- Возобновим.
     -- Стой, выпьем,  -- закричал король.  -- Пью  за твое здоровье! --  Он
сделал жест слуге. -- Жемчужина твоя! Бокал герою!
     -- Не время пить, -- возразил землянин. -- Начнемте. Защищайтесь.
     Он   вновь  погрузился  в  иллюзию  момента,   раскручивая   память   в
противоположных  направлениях  и наполняя  ею  каждый  эпизод. Отскок, блок,
выпад.
     -- Опять удар. Не правда ли?
     -- Удар. Не отрицаю, -- признал противник.
     -- Сын наш побеждает!
     -- Я, королева, пью за твой успех. -- Леди, сидевшая рядом с королем на
троне, подняла кубок.
     -- Не пей!  --  прокричал король, а затем,  отвернувшись  в сторону, со
стоном прошептал: --  В  бокале яд! Ей больше нет спасенья! --  Он заскрипел
зубами.
     Землянин прикусил губу.
     -- А ну, теперь ударю я, -- промолвил вдруг соперник.
     Клинок последнего сына  Земли упал  на каменные плиты пола. Отравленное
жало впилось  в бок, ослепив на  миг его глаза. Дворцовая зала дрогнула, как
пламя свечи, пронесенное у окна.
     Чуть  позже  сцена  обрела  стабильность.  Землянин опустился  на  одно
колено.  Рванувшись  вверх,  он  вонзил  свой  локоть  в  грудь  противника,
проскользнул под его рукой и выкрутил запястье, сжимавшее рапиру.
     Второй клинок зазвенел на плитах пола. Послышались крики:
     -- Разнять их! Так нельзя!
     Он поднял оружие, выпавшее из рук противника.
     -- Нет, сызнова!
     Второй  участник поединка схватил рапиру, лежавшую на полу, и  с  ревом
бросился в атаку.

     Парировав  внезапный выпад,  он  ловко увернулся и отпрыгнул в сторону.
Клинки с лязгом скрестились. Отбив удар, он  сделал финт, но его последующий
натиск был встречен молниеносной "вертушкой" с проходом под руку.  Он  успел
отклониться, шагнул назад и, улучив момент, нанес укол.
     Противник застонал.
     Королева упала на колени.
     -- На помощь королеве! Эй!
     -- Тот и другой в крови! Ну как, милорд?
     -- Ну как?
     Противник вытянул перед  собой дрожащую  руку. Ужас  исказил его черты.
Побелевшие губы зашевелились.
     -- О справедливое возмездье! Я  ловко сети расставлял и угодил в них за
свое коварство.
     -- Что с королевой?
     -- Обморок простой при виде крови.
     --  Нет, нет, неправда! Это все питье --  простонала она, и  придворные
зашумели,  услышав слова, которые сорвались  с ее уст. --  Питье! Отравлена!
Питье!
     Она упала и затихла.
     -- Эй, слуги, -- прокричал землянин.  -- Пусть закроют дверь. Средь нас
измена. Кто ее виновник?
     --  Искать недалеко. Ты  умерщвлен, и нет тебе  спасенья. Всей жизни  у
тебя на полчаса. Улики пред тобой. Рапира эта отравлена и с голым острием.
     Кивнув, он  осмотрел наследников Земли. Они  хотели уничтожить все, что
оставили после себя люди. Но по крайней мере это останется с ними навсегда.
     -- Тогда ступай, отравленная сталь, по назначенью, --  воскликнул он  и
заколол мужчину на троне.
     Землянин поднес отравленный кубок к лицу короля и влил остатки жидкости
в его раскрытый от боли рот.
     "Вам понадобилась Земля?  --  шептал  он  неподвижными  губами.  --  Вы
захотели получить ее кости без мяса и кожи? Но люди истатуировали ее тело, и
какими бы  безобразными ни казались вам наши знаки, вы не в силах соскоблить
их с трупа планеты. Вам понадобилась Земля? Пусть будет так!"
     Он с трудом сохранял декорации сцены.
     --  Поделом ему,  -- гортанно прохрипел  его соперник. Дутик  при шпаге
закрыл глаза собрату и горестно сморщил лицо.
     "Ты тоже того же мнения?" -- спросил его внутренний голос.
     -- Что с ним? -- простонал землянин.
     В  висках  застучали  молоточки пульса. По  рядам  придворных пробежали
вздохи ужаса  и  стаккато  тревожного  шепота.  Свет начал меркнуть.  Факелы
мигнули.  Откуда-то  сзади  послышался  скорбный плач.  А в  сердце и легких
разгоралось жгучее пламя.
     Стены дворца задрожали. Они  то исчезали, то появлялись вновь, и в этих
вспышках  мрачного  чистилища ему казалось, что за  кольцом рогатых идолов с
пучками  нелепых  антенн,  раскинулось бескрайнее пространство  льда. Колесо
Галактики над головой превратилось в огромную пепельницу, и он знал, что оно
будет  крутиться вечно, вращаясь и перемалывая  его прах, его  имя  и пустые
надежды. С каким  удовольствием он  заполнил  бы  эту пепельницу  доверху --
своими мечтами, расой и нерожденными детьми -- стряхивая в нее тлен рутины и
редкие  искры  действительных свершений. Только выгорая  изнутри --  выгорая
огнем, как он этим вечером, -- люди оправдывали абсурдность разума абсурдной
красотой. И он знал, что снова обрел рассудок. Он улыбался дутикам, завершая
свою жизнь и декорации финальной сцены.
     --  Гораций,  я кончаюсь. Сила  яда  глушит  меня.  -- Он  взглянул  на
придворного, который поддерживал его и не  давал упасть. -- Уже меня в живых
(из  Англии?) известья  не  застанут,  но  предрекаю:  выбор  ваш  падет  на
(Фортинбраса?).  За него мой голос. -- Он кивнул в сторону двери, на которой
красовалось изображение шутовской маски. -- Скажи ему,  как все произошло. И
что к чему. Дальнейшее -- молчанье...
     Его голова откинулась назад, и  он  сфокусировал свою волю на следующей
части финала.
     Горацио-дутик заговорил о разбитом сердце и ангельском пении.  А он, за
миг  до  того,  как погрузиться в вечное  безмолвие, услышал  дробь  далеких
барабанов.
     Шут  выступил  вперед,  на ходу  меняя свой облик. Мерцая и переливаясь
радужными  красками,  он  остановился  --  теперь  уже  белоснежный  осколок
айсберга -- и посмотрел на мертвого землянина. Лепестки колокольчиков на его
антеннах  печально открывались  и закрывались. Остальные молча наблюдали  за
его  беспредельной  скорбью,  понимая,  что  только пересмешник  и  шут  мог
чувствовать Землю по-настоящему.  Он  знал, что произошло на их глазах, и он
знал, что делать дальше.
     Смерть последнего из людей наполнила его болью и уважением.
     --  Уберите  трупы, -- тихо  промолвил он. -- Средь поля  битвы мыслимы
они, а здесь не к месту, как следы резни. Скомандуйте дать залп солдатам.
     Они  вынесли  землянина на копьях и  похоронили его -- что  не  было  в
обычаях дутиков. И орудия Святилища дали залп в ночное небо -- что не было в
обычае людей уже многие  и многие годы.  Шут  сделал  Землю радостным местом
смеха.  И  дутики обитали на  ней, ступая по тернистой  стезе  своих старших
братьев.


----------------------------------------------------------------------------
     Изменен: 29.09.00
     Castlevania, 1999-2000

Популярность: 26, Last-modified: Sun, 08 Oct 2000 09:24:15 GMT