---------------------------------------------------------------
     © Copyright О`Санчес, 2000
     Email: hvak@yandex.ru
     Date: 06 Apr 2000
     Работа номинирована на литературный конкурс "Тенета-98"
---------------------------------------------------------------


Ночь осела легкой пеной возле крепости на пляже,
Ветер чистится от пыли о подмокшую траву.
Где-то рядом, бригом пленным с бутафорским такелажем
Копошится в теплом иле ресторанчик на плаву...
Тяжело и неохотно берега разняли руки,
Между ними торопливо проползают корабли.
Чуть сопит Нева дремотно, вяло стряхивая звуки
Вместе с волнами прилива на обочину земли...
Бой часов хлестнул брусчатку, прыгнул через равелины,
Строгость птичьего полета претворяя в суету,
И заря, играяв прятки, вдруг лучом прямым и длинным
Возвращает все заботы в утомленную мечту.




---------------------------------------------------------------
 Date: 2 Sep 1998
 Работа предлагается на литературный конкурс "Тенета-98"
 http://www.teneta.ru
---------------------------------------------------------------



Набухает земля гнойником грязно-бурого цвета,
Над разорванным небом кипящий повис океан...
Джинн пыхтит и хохочет, и грудь опаленной планеты
Покрывает последним говном из заблудших землян.




             Всякий век небезразмерен:
             Твой, глиста и кенгуру.
             Даже я почти уверен,
             Что когда-нибудь умру.

             Ох, костлявая маячит,
             Ах, в конце любых дорог...
             Кто-то пишет, кто-то плачет,
             Кто-то дрочит слово "Бог"...

             Но безумие распада
             Никому не превозмочь.
             Нету, нету Рая-Ада,
             Есть преддверие и ночь.




             На пыльном ботинке свернулся плевок
             В холодную дряблость зеленого с белым. -
             Он к свету тянулся, он шел за порог...
             И вышел обузой ненужному телу.

             Вот так и коллапс человеко-звезды:
             За вспышкой грядет неминуемый кокон...
             Чем граммы шакалить из кучи руды,
             Давай заторчим на стекле телеокон!




             В нелюди жестокой,
             Под горой высокой,
             Глубоко в темнице
             Смерть моя томится:
             Грудь о камни сбита,
             Выцвели ланиты,
             Выплаканы очи...
             А в окне гогочет
             Сквозь решетки-годы
             Вертухай Природа.
             Я сверну ту гору,
             Я сорву запоры
             И войду без спроса
             К деве длиннокосой.
             Заключу в объятья,
             Задеру ей платье,
             Пролохмачу плеву,
             (И не станет девы)
             Засажу "по сливы"
             И усну, счастливый...






             На краю земного шара,
             Под укушенной луной,
             Серенады шлет волчара
             Сердцу дивы молодой.

             Вдохновленный вольчьим Фебом,
             Без ветрил и вне дорог,
             Глас его летит по небу -
             Волен, чист и одинок...

             А в соседней деревушке
             Беспородное хамье
             Дружно треплет на частушки
             Имя нежное ее.







             Ночь осела легкой пеной возле крепости на пляже,
             Ветер чистится от пыли о подмокшую траву.
             Где-то рядом, бригом пленным с бутафорским такелажем
             Копошится в теплом иле ресторанчик на плаву...
             Тяжело и неохотно берега разняли руки,
             Между ними торопливо проползают корабли.
             Чуть сопит Нева дремотно, вяло стряхивая звуки
             Вместе с волнами прилива на обочину земли...
             Бой часов хлестнул брусчатку, прыгнул через равелины,
             Строгость птичьего полета претворяя в суету,
             И заря, играя в прятки, вдруг лучом прямым и длинным
             Возвращает все заботы в утомленную мечту.




             В тесный гурт, как в диком поле,
             Сбились робкие дома.
             Очумевшая от воли,
             Воет в городе зима.

             Вдоль порталов серых линий
             Тихо скачет первый снег,
             И его предтеча, иней,
             Верноподанно поблек.

             В ржавых ямах люков-десен,
             Там, где гнило и тепло,
             Плачет сморщенная осень:
             Было... было... да ушло...

             А когда-то, так беспечно
             Легким золотом соря,
             Знать не знала, что не вечна
             Благосклонность сентября.




             На исходе марта в городе Петровом
             Зимняя погода тяжело больна.
             Плавятся под солнцем вязкие оковы,
             В небе синеглазом плещется Весна.

             Всюду перезвон трамвайных колоколен,
             За мостом улыбки трещин на Неве...
             Только старый снег устал и недоволен:
             Колко ему спать на будущей траве.

             В куртке нараспашку, я иду сквозь ветер,
             Суеверным шагом огибаю тень...
             Слякоть... Что мне слякоть, если есть на свете
             Небо, Солнце, Город и Весенний день!...


             Наводнение

             Раздвинув холод тяжкой тучи
             Над чашей сумрачного дня,
             Нацелил перст руки трясучей
             Пророк небесного огня.

             И полыхающая влага,
             С хрипящим вихрем под дугой,
             По крышам, каменным оврагам
             Рванула яростью тугой.

             И был потоп под хохот бога!...
             Но пробужденная река,
             Шипящим стражем у порога,
             Раздула серые бока...

             А город, дав Неве послушной
             Слизнуть небесный сор и гам,
             Стоял, пресветло-равнодушный
             К стихиям, людям и богам.








             Потускнела роса на стерне опустелого луга,
             Лето птичьей упряжкой растаяло в блекнущем дне.
             Одинокое дерево тянется в сторону юга,
             В серых пальцах надежду и память храня о весне.


             Хокку

             Терзают лето
             Гусеницы осени.
             Лети, стрекоза!...





             Под унылый ш?пот листопада
             Вспомнилась любовь. И стало жалко
             Тех двоих, что снялись в "моменталке"
             У кинотеатра "Баррикада"
             Я любил е?, она - другого,
             Он - свою жену. Все - без ответа...
             Я гляжу на них... и сквозь... И снова
             Нас морочит северное лето...
             Я бы миг тот вытравил и выжег
             Из души, из времени, из тела!...
             Впрочем, сердце пляшет "чижик-пыжик",
             Словно никогда и не болело.






             Нестрогий сонет

             С улыбкой распечатаю конверт:
             Твой чуточку бессвязный монолог
             Вернет меня в страну забытых черт
             Свободы и безоблачных тревог.

             И непонятным кажется подчас
             Твое вторженье в затхлость бытия,
             Где прорастают трещины у глаз,
             Где пылью покрываются друзья...

             Но и забвенье, словно глыбу льда,
             (Мы будем вместе - вновь и навсегда!)
             Рыхлит надежды робкая капель.

             По вере каждому - да будет!...А пока --
             Душа моя завернута в шинель,
             И чудо крутит пальцем у виска.


             Хокку

             Майское солнце.
             Учат славянский язык
             Стены рейхстага.






             Королеза-хитон роковая.

             В Кайфогороде медленном, в глюкосумерках бежевых,
             Изнывая в мгновениях либидово-томительных,
             Я кричу себе: "Боже мой!", я шепчу Вам: "О, где же Вы?",
             Столичанка поэзная, вся в галошах стремительных...

             Мы пойдем, моя бэбичка, прямо в сад Лориэневый,
             Где торчат бесприютные сайгонавты пичужные.
             Стрптизэрки зеленые позовут нас сиренево
             В сладо-сладкие омуты кинчевато-шевчужные...

             А когда так набоково, а потом так лолитово,
             Вы стряхнете сориночки, рокомуза эстетная,
             С младолона извивного, ширпотребом прикрытого,
             Мы умчим рубинштейново, как всегда, - безбилетные...

             д. Новое-Северянино.


             Помнишь, Саня?

             Печальна и тиха моя обитель.
             Лишь бабочка трепещет на стекле,
             Да капли воска стынут на столе,
             Да рыжий таракан, запечный житель,
             Известкою невидимо шуршит...
             И в полночи селения глухого
             Моя свеча бессмысленно горит,
             Распугивая войско домового.

             с.Малая Болдинка.






             Хокку

             Холодно зиме.
             Куда бы ни шла она -
             Всюду снег и лед.




             И еще два года позади...
             Сколько их уместится в груди?
             Сколько ляжет опытом на плечи
             Ненадежной жизни человечьей?

             А судьба, как в темном сундуке,
             Непонятна ищущей руке:
             То ли черепок кувшина,
             То ли лампа Аладдина...




             В траве безымянной, под небо иссякшего лета
             Я навзничь упал, отдыхая от плоти своей.
             Мой разум взлетел высоко над постылой планетой,
             А рядом, над сердцем, за смертью спешил муравей...

             Убьет и меня госпожа, что зовется природой,
             Сорвет мое сердце и втопчет в кромешную гарь.
             Но ты, что летишь в безоглядную даль за свободой,
             Пока ты летишь - ты не раб, а себе государь!


             Дороги души в юдоли земной

             Устав от скуки бесконечных лет,
             Не в силах одолеть один другого,
             Мы добровольно приняли оковы
             И поделили смерть на тьму и свет.

             Мой Враг и Я. Других пределов нет
             Для выбора у племени людского,
             Где каждый волен собственный ответ
             Укладывать на истинное Слово.

             Твоя душа из прожитого тела
             Воскреснет у последнего предела
             И встретит вечность в неизбывном дне.

             Не ошибись: над жизнью мы не властны...
             Она глупа, беспутна и прекрасна...
             Познай е?... И приходи ко Мне!



             Лопнуло слово!
             И все отлетело:
             Плаха, оковы,
             Трусливое тело...

             Лбом по помосту,
             Щекой по крови.
             Тупо и просто.
             Боже, я ви...



Популярность: 11, Last-modified: Sun, 04 Mar 2001 21:47:40 GMT